• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Политика
Форма: Очерк

Мыслепреступление

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Согрешил: словом, помышлением и всеми моими чувствами.
Из христианской молитвы

С каждым годом все меньше и меньше слов, все уже и уже границы мысли. Разумеется, и теперь для мыслепреступления нет ни оправданий, ни причин. Это только вопрос самодисциплины, управления реальностью. Но в конце концов и в них нужда отпадет. Революция завершится тогда, когда язык станет совершенным.
Джордж Оруэлл

Если вам нужен образ будущего, вообразите сапог, топчущий лицо человека, — вечно.
Джордж Оруэлл

Мыслепреступление — описанное в романе Джорджа Оруэлла «1984» самое тяжкое преступление в тоталитарном государстве. Под это понятие попадает любая неосторожная мысль, жест, слово или даже выражение лица. Еще это один из инструментов тотального контроля диктаторской власти, позволяющий наказывать даже не за попытку свержения власти, а лишь за слова и даже за мысли, что власть заслуживает свержения. Да и вообще за любые мысли, неугодные власти. Прямо как картинка с нынешней действительности, прямо и без обиняков списанной с разоблачительного романа.

Борьбой с мыслепреступниками в романе Оруэлла занималась специальная репрессивная организация — полиция мыслей, а допросы обвиняемых проходили в Министерстве любви. Для обнаружения подозреваемых использовалась слежка, которую вели за гражданами агенты полиции мыслей и добровольцы (в том числе — ближайшие родственники мыслепреступников), а также специальное техническое устройство, установленное в доме каждого члена партии — телекран.

Как-то уже успело позабыться, что всю советскую историю в стране шла тотальная война не только против мыслей в головах, но и против самих книг. Цензура была таким же атрибутом власти, как и партийный кумач на каждом столбе. Первый советский Index Librorum Prohibitorum был создан в конце 1920-х годов. Список, в составлении которого принимала Надежда Крупская был весьма обширен и кроме антимарксистских книг, чье место в списке было как бы «зарезервировано», включал в себя также сочинения Платона, Декарта, Шопенгауэра. Не была обойдена вниманием и художественная литература: под запрет попали Данте («Божественная комедия»), Толстой, Достоевский, даже Дюма-отец и Жюль Верн. Несколько позже появились спецхраны, а Министерству любви предоставили право произвольно карать за чтение книг, о принадлежности которых к категории «запрещенных к распространению в СССР» читатель мог даже и не подозревать. Человека обвиняли в хранении книг, чей «антисоветский» характер устанавливался постфактум — в результате экспертизы, проведенной уже после ареста, в ходе следствия. В довершение абсурда степень криминальности зависела и от географии — и книга, которая не считалась «антисоветской» в Москве, могла быть легко инкриминирована где-нибудь в провинции. Так, одесского библиотекаря Рейзу Палатник судили за «распространение» «Реквиема» Анны Ахматовой. Однако тот же «Реквием» Министерство литературы легко «простило» астрофизику Крониду Любарскому — дело его велось в Москве, и обширной библиотеки Любарского и так хватило на пять лет срока.

При Сталине и даже позже книги конфисковывали в промышленных объемах. Впрочем, масштабы все же изменились: если при Сталине книги уничтожались десятками тысяч, то позднее счет пошел «всего лишь» на килограммы. Жесточайшая война шла не только против книг, но и против рукописей. Рукописи изымались и уничтожались всюду, независимо от языка, на котором были написаны, и статуса автора: и у зека в тюрьме, и у сотрудника партийного издательства — как у редактора издательства «Прогресс» Лена Карпинского, занимавшего до того серьезный пост секретаря ЦК комсомола. У Карпинского обыскали стол прямо в кабинете, изъяли рукописи — а потом исключили автора из партии, заодно и уволили.

В отношении поэзии в СССР действовал принцип, довольно точно сформулированный еще Осипом Мандельштамом: «Поэзию уважают только у нас — за нее убивают». Мандельштам сказал это еще в 1930-е годы, за несколько лет до того, как убили его, но это оставалось справедливым и вплоть до 1985 года — когда в лагере погиб заключенный туда за стихи украинский поэт Василь Стус.

Мыслепреступники в СССР подвергались изощренным пыткам и допросам, целью которых было изменение сознания обвиняемого, внушения ему веры в партийные догмы правящей банды. После такой обработки и т. н. карательной медицины человек начинал верить в правоту в величие Старшего Брата, и зачастую признавал свои прежние взгляды ошибочными. Герой романа Уинстон Смит в своем дневнике так характеризует мыслепреступление: «Мыслепреступление не влечет за собой смерть: мыслепреступление ЕСТЬ смерть».

Хотя бестселлер «1984» принято называть сатирой, почти все предсказания Оруэлла сбылись. И, похоже, продолжают ныне сбываться в России чуть ли не каждодневно. В позднесоветском обществе и постсоветской России понятие «мыслепреступление» стало мемом и вошло в словооборот правозащитников и интеллигенции. Его стали использовать для обобщенной характеристики любого инакомыслия, караемого государством или обществом. В современной РФ для наказания за мыслепреступления представители власти пытаются применять 282 и 280 статьи УК РФ и ряд других. Технически, обычно, наказание назначается за перепосты, выражение мыслей лично или на публике и т. д. и т. п.

А недавно депутаты Государственной думы в третьем (окончательном) чтении приняли поправки в Уголовный кодекс РФ. В обновленной редакции кодекса появится статья 476. «Мыслепреступление».

Законодатели отмечают, что виновным по ней может быть признан любой гражданин, чья совокупность действий может трактоваться как замысел нарушить закон. Следить за соблюдением закона будет специальная комиссия по борьбе с мыслепреступлениями. Ее эксперты оценят образ жизни, высказывания того или иного человека, его кредитную историю и страницы в соцсетях. Если правоохранители придут к выводу, что лицо задумывает правонарушение, им придется оценить точную его классификацию и после этого передать дело в суд.

В зависимости от классификации мыслепреступления могут отличаться наказания за его совершение. Потенциальное желание совершить действие, не наносящее существенного вреда обществу и инфраструктуре будут наказывать арестом (в т.ч. домашним) на срок от 15 до 16 суток или общественными работами. В случае совершения тяжких мыслепреступлений правонарушителя ожидает половина санкции от наказания за свершенное преступление. Так, например, по экономическим мыслепреступлениям преступник может отсидеть в колонии до 2,5 лет.
Как это ни поразительно, но тоталитаризм пережил себя даже после своего бесславного падения: Старший Брат и все сопутствующие ему институты тотального надзора возродились теперь уже в XXI веке — пусть и в «бархатной», но не менее оскорбительной для человека форме.

А вот что по этому поводу говорил сам Оруэлл незадолго до смерти: «Я не убежден, что общество такого рода обязательно должно возникнуть, но я убежден в том, что нечто в этом роде может быть. Я убежден также, что тоталитарная идея живет в сознании, и я попытался проследить эту идею до логического конца».
11 и 12 февраля режиссер Виталий Любский представил премьеру гениальной антиутопии Джорджа Оруэлла «1984» на Камерной сцене Санкт-Петербургского Городского театра. По словам создателей, погружаясь во тьму, зритель оказывается в пространстве тоталитаризма, уничтожающего свободу, любовь и саму способность человека мыслить самостоятельно – не так, как велят пропагандист.

Спектакль идет на двух языках — новоязе с частичным переводом на старояз. Новояз — это ставший привычным в стране язык тоталитарного общества, изуродованного бюрократическими лексическими оборотами, в котором слова теряют свой изначальный смысл.

Еще одним средством воспроизведения мира антиутопии в спектакле станет специальный видеоряд, подготовленный видеохудожником Александром Разумновым.
Дабы постановка стала возможной в России, Виталий Любский был вынужден назвать «чистой фантазией» — отмечается на официальном сайте театра. По словам режиссера, самое ценное в книге «это правда, это персона автора, его интеллект, его остроумие, его боль». Отметим, что бестселлер Джорджа Оруэлла «1984» — один из лучших антитоталитарных романов XX века, попавший в яблочко всех наиболее одиозных режимов на нашей планете.

Даже пресловутые фейковые новости «60 минут» были предугаданы Оруэллом. Придуманный Министерством правды идеальный партиец товарищ Огилви — прямой предшественник нынешнего соловьиного помета и дамских истерик известных пропагандисток, конкурирующих на телекране за бабло. Как и у Оруэлла, свобода обращается холопским повиновением, а общество строится на основе ненависти и страха.

Более подробно и с множеством конкретных примеров смотри статью Виктора Давыдова «Мыслепреступление. За что сажали в позднем СССР».
(https://mhg.ru/mysleprestuplenie).
Cвидетельство о публикации 600739 © Гарин И. И. 22.02.21 08:17