• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

ДНЕВНИК НАЧИНАЮЩЕГО ПЕДАГОГА. ИСПАНСКАЯ КОРРИДА 55

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
4. 08. 2019
Вторую половину воскресенья, как и субботу, мы провели на бульваре Las Ramblas: Костя рисовал, продал две акварели из трёх, захваченных из дома, я танцевала. Публика, утомлённая прогулками, с удовольствием останавливалась на тенистом пятачке, где мы расположились, рассматривала Костины работы, любовалась моим танцем и щедро сыпала монеты в коробку.
Вездесущего Серхио на этот раз не было, зато к концу нашей работы в толпе нарисовались баба Рая и Василий. Они скромно притулились поодаль от нас с Константином, о чём-то негромко переговариваясь. Видимо, предприимчивый Сергей Николаевич послал парламентёров – уговаривать нас принять участие в совместном проекте, от которого мы отказались: разыгрывать театрализованные миниатюры, которые вменялось в срочном порядке насочинять мне. Ага! Нашли дурочку из переулочка!
Баба Рая выглядела колоритнее некуда. Седые букли старушка выкрасила в цвет медной проволоки, отчего её землисто-бледное лицо ещё больше поблёкло. Старушка старательно начесала пряди, соорудив на маковке домик для вшей и украсив его лиловым пластиковым цветком – типа клумба. Губы ведьма Рая сдобрила хорошей порцией наигламурнейшей кроваво-алой помады, а поверх неё нанесла прозрачный блеск. Новоприобретённая гипюровая водолазка без рукавов цвета шальной морковки и юбка до колен из кожи юного дерматина с принтом под Нильского крокодила плотно облегали тощее тельце. Из-под юбки торчали мосластые коленки, а узкие ступни уютно прятались в туфельках-балетках, расшитых бронзовыми пайетками.
Костя тоже увидел знакомых и присвистнул:
- Фига се у бабки калоши счастья!
- У неё не только калоши. Юбку зацени. Надеюсь, они к нам не подойдут.
- Заценил! В таком наряде после полуночи по южной части бульвара променадить.
- Не поняла.
- Ла Рамбла можно грубо разделить на две части - спокойную и с сомнительной репутацией. Разница между ними становится особенно заметна с наступлением ночи, когда южная часть превращается в нечто похожее на квартал красных фонарей, куда слетаются «ночные бабочки», - пояснил парень.
- Это ты верно заметил!
Вечер стремительно мчал навстречу ночи, мы начали собираться. Тут и подошла к нам парочка: бабка с Василием.
- Ты, милок, табурет-то погодь складывать! – старуха вцепилась в стульчик. – Я тут напёрсточки припасла. Инструментарий.
- Зачем? – удивились мы с Костей.
- Искушать Фортуну, вот зачем! - бабка расставила на деревянной поверхности видавший Николая второго «инструментарий» и гаркнула. – Кручу-верчу, запутать хочу! Подходи, честной народ, разевай пошире рот! Васюнюшка, давай разжигай!
- Стоп-стоп-стоп! – вмешалась я. – Раиса Максимиллиановна! Вы втягиваете ребёнка в противоправные деяния. Это мошенничество.
- Да. Власти Барселоны активно с этим борются. Полиция на страже, - подтвердил Костя.
- Моя полиция меня бережёт! - отмахнулась старуха. – Ну, Васюня, где шарик? Ищи!
- Чё искать-то, вон он, в середине! С вашей скоростью, баб Рай, разоришься. Давайте я буду напёрстки двигать.
- Василий! Не сметь! Пусть Раиса Максимиллиановна одна резвится, если ей этого непременно хочется, давно в участке не был?
- Не, испанская полиция ещё со мной не знакома. А было бы прикольно!
- Дудукин! Что тебя вечно тянет на приключения? Ну ладно бабка – она из ума выжила, но ты-то умный парень! Четырнадцатый год. Должен понимать, где хорошо, где плохо, - бубнила я мальчику в ухо.
- Я и понимаю! Баб Рай, давайте я вас покараулю. При первой опасности свистну.
- На шухере постоишь? А и постой, постой, Васюнечка. Бабуленька и без тебя справится. Мил человек, поди-ка сюда? - уцепила бабка взглядом прохожего. - Чего такой смурной, чего куксишься? Давай-ка сыграем в напёрсточки. Угадай, где бабуля шарик спрятала?
Но парень только отмахнулся и пошёл дальше.
- Тьфу на тебя, басурман бородатый! Уважаемый! Вы, вы! Ходите до меня срочно, вас ждёт сюрприз! Андестудень? Есытыз?
Но «уважаемый» усмехнулся и отвернулся от азартной старушки.
- Господа прохожие, на чертей похожие! Хватит брюхом колыхать! Подходи со мной играть! Дамочка! Синьёрита! Чита-грита, чита-Маргарита я-аа! Один тур игры – и вы миллионерша!
Но все потуги ведьмы Раи пропадали втуне. Играть со странной бабкой в азартную игру никто не желал.
- Господин - не спи один! Шагай смело ко мне, смотри, какой инструментарий! Загляденье! Ещё моя бабушка на пяльцах с ними вышивала хромых лыжников и анютины глазки! От какой ты смелый! Не боисьси, что бабка объегорит?
- Почём раунд? – парень с плутовато бегающими глазками нахально разглядывал Раису Максимиллиановну.
- А ты никак русских кровей будешь? – восхитилась Раиса.
- Их самых, - кивнул парень. – Так почём?
- С тебя как с соотечественника тыщща.
- А если угадаю? Сколько получу?
- Ты угадай сначала! Получит он! Ишь, разбежался! Давай тыщу и начнём.
Получив купюру, бабка принялась вертеть напёрстки:
– Видал шарик? Теперь ищи.
- Чего искать? Нет его под напёрстками. Мухлюешь, бабуля!
- Как это нет? А где же он? – возмутилась старуха.
- В ладони. Ты бы поучилась ловчее пальцами перебирать. Гони мои деньги.
- Не лги старшим! У меня честная игра. Угадывай или топай, не мешай развлекать трудовой народ.
- Бабки гони, бабка! А то в полицию сдам!
- А и возьми! Мне чужого не надо! – и швырнула тысячу.
- Две, бабуля! Компенсация морального вреда, - плутоглазый парень усмехнулся.
- А ключ от квартиры, где деньги лежат, не хотите? – сунулся Васька.
Я дёрнулась было незаметно пнуть его по лодыжке, но не рискнула: не рассчитала бы силу удара и покалечила невзначай. Педагогическая злость шкворчала во мне салом на сковородке, раскалённой сильным огнём.
- Ты, Остап малолетний, лучше помолчи, а то с бабкой своей в каталажку загремишь. Гони бабло, бабуся!
- Ой, да на! Да на! На пенсионерские гроши позарился, Герострат палёный! - окрысилась Раиса, швырнула ему деньги и вдруг заголосила вслед удаляющемуся игроку. - Ты не попал в хит-парад моих мыслей, не присылай больше мне свои письма. Ты не попал, или этот твой выстрел был не тому.
Мы с Костей переглянулись и фыркнули:
- Бабка – фанатка Бузовой! Вот это номер!
А бабка разочарованно сгребла напёрстки в ладонь и ссыпала в сумочку-набрюшник.
- Тоже мне – Европа. Радость эфиопа. Понаехали дикари, работать мешают, - и негромко завыла. – По ди-иким степям Забайкалья-аа, где золото роют в гора-аах, бррродяга-аа судьбу проклинайа-ааа, тащился с сумой на плеча-аах.
Она, понурившись, брела вперёд, за ней бодренько вышагивал Василий.
- Вась, ты почему без родителей?
- Дык зачем ему папка с мамкой, когда бабуленька есть? – встрепенулась ведьма Рая. – Пусть родители спокойно отдыхают на пляжах, а мы с Васюнюшкой достопримечательности оглядим. Верно, Васюнюшка?
Мальчик кивнул.
- Видела я ваши достопримечательности. Вы где остановились?
- В «Адажио». Это совсем рядом.
- «Адажио» - гостиница в две звезды. Так себе местечко, но для бюджетного туризма пойдёт, - пояснил Костя.
- Что-то не похоже на папашу Дудукина. Обычно он не экономит на себе. Бессоевые бычки закончились?
- Типа того! – кивнул Васька.
- Топайте за нами. Сейчас уберём в машину вещи и проводим вас, - скомандовал Костя. – Поздно уже шататься по улицам.
- А и проводи, мил человек, проводи! Бабуленька все ориентиры потеряла. Куда прёшь, харя заграничная?! – бабка шла спиной вперёд, повернувшись к нам, и налетела на прохожего. – Не видишь, девушка второй молодости чилит?
Я тронула Костю за локоть и шепнула ему на ушко:
- Может, ну их? Дудукин тут с родителями. Раз отпустили, значит, уверены в его безопасности. Ну сколько я могу его пасти? И старуху в придачу.
- Эля, нюхом чую, что бабка вляпается в приключение, как скарабей в навоз.
- Скарабей в навоз… Я запомню! Предлагаешь выгулять их?
- Заодно сами расслабимся.
- Ну ок!
Но расслабиться в этот вечер не пришлось. Спрятали этюдник в багажник, я переоделась в машине, смыла салфетками грим, и наш разношёрстный квартет отправился навстречу приключениям.
Театр «Liceu» условно делит бульвар на две части. Баба Рая закусила удила и галопом понеслась в южную его часть, куда в позднее время соваться рискованно. Впрочем, слоган «Моя полиция меня бережёт» в Барселоне себя оправдывает на сто процентов. Стражи порядка на микроавтобусах патрулировали улицу беспрестанно.
Я взглянула на экран телефона: 21:21. Хотелось домой: в душ и бай. Но бабка шустро трусила по серой плитке Ла Рамбла и дотрусила до «горячего» района Раваль, ранее известного как Китайский квартал, со множеством ночных баров и ресторанчиков. Когда неподготовленный турист в одиночестве случайно попадает в Раваль, его охватывает беспокойство вперемешку с любопытством. Почему здесь так много странных на вид мужчин и женщин? Почему фасады домов такие «неприбранные»? Почему здесь так странно пахнет, да и вообще все вокруг выглядит непривычно и слегка пугающе.
- Впервые люди появились здесь в раннем Средневековье и поселились вокруг романского монастыря Сан Пау де Камп. На протяжении своей истории это загадочное место пережило нашествия всевозможных спекулянтов, авантюристов, анархистов и разные другие невзгоды, выпавшие на его долю. Раваль когда-то называли «Китайским кварталом», - принялся рассказывать Костя.
- Вона как! – кивнула бабка. – Китайцев привечали?
- Их тоже. В восемнадцатом - девятнадцатом веках в кабаки Раваля частенько захаживали матросы с торговых судов, прибывающих в порт. Известна песня каталонского автора и певца Жоана Мануэля Серрата «Давным-давно», которая рассказывает о том, что Раваль пользовался дурной славой места, где алкоголь, проституция, нищенство составляли основу жизни.
- Это куда ж ты нас завёл?! – бабка с интересом оглядывалась вокруг.
- Сейчас район тоже имеет неспокойную репутацию, но не так, как это было два века назад.
- Мил человек! – обратилась бабка к Косте. – Как насчёт маковой росинки, которой у меня с утра во рту не было? Тебя как звать-то? Эту проходимку давно знаю, а тебя впервой вижу.
Вовремя вспомнила!
- Константин! Можем зайти в любой ресторан или бар.
- О! В бар! Давненько я в пивбарах не оттопыривалась! Веди, Костюнюшка! Вон в тот, - и бабка показала рукой на вывеску, выполненную чёрными корявенькими буквами над трёхстворчатой стеклянной дверью: «Bar Marsella».
- Это не бабка, это Вселенский кошмар! – шепнула я Косте.
- Заметил, - и повернулся к Раисе. – Прекрасный выбор. Это самый антуражный бар Барселоны. Его открыли в тысяча восемьсот двадцатом году. Сюда захаживали на абсент Лорка, Дали, Пикассо.
- Дали – заблудился в дали. А теперь я зайду.
- Публика самая колоритная: студенты со всего мира, туристы, представители барселонской богемы и любители приключений. Вуди Аллен снял здесь сцену фильма «Вики Кристина Барселона».
- Ой, люблю приключения! Помню, раз с мужем своим, Анатолем, невинно убиенным злыднем Пашкой-чинариком, пошли на приключение. В пивбар.
- Баб Рай! Тут дети, а вы про пивные бары.
- В пивнушку пошли мы за приключением.
- Ну баба Рая!
- Да чё вы кипишуете, Микаэлсанна?! А то я пива ни разу не пил! – Васька задрал голову и принялся разглядывать звёздно-облачное небо.
- Понятно, Василий! Я была о тебе лучшего мнения.
- Да чё пиво – газировка!
- Моча старого осла!
Васька хихикнул:
- Скажете тоже, Микаэлсанна! Моча старого осла! Прикольно! Вы не любите пиво?
- Нет, Василий! Ни разу не пила.
- А мне папка сам наливал. Лайтовое. Норм с орешками.
- Вон оно как! Родители собственноручно спаивают детей, а потом плачут: «Почему мой Васенька стал алкашом и пошёл по кривой дорожке?!»
- Да я не спился вовсе! – возразил Дудукин.
- Всему своё время, Василий! Как я вовремя ушла из гимназии!
- А ты никак трезвенница у нас? – Раиса Максимиллиановна поджала губы. – Трезвость – норма жизни? Так сухой закон давно отменили!
Мы вошли в заведение, отделанное панелями в янтарных тонах. С потолка свешивались причудливые люстры, вдоль стен располагались круглые столики с тёмными стульями, в шкафах за стеклом ждали своего часа бутылки разной степени пузатости. Костя нашёл свободный столик и повёл нас к нему.
- Специализация заведения – абсент, - просвещал Константин. - Сложно поверить, что кому-то и правда нравится этот резкий вкус и аромат. Абсент называют «la fée verte», что переводится с французского как «зеленая фея». Напиток, как считалось, имеет галлюциногенный эффект, что впоследствии не подтвердилось исследованиями. Поэтому он сделался популярным среди художников позапрошлого века.
- Вот этой феи мне и не хватало! – оживилась бабка. – Заказывай на всех, я оплачу.
- Нет, Раиса Максимиллиановна, все не будут. Да и вам не советую, - ответил Костя.
- А ты меня ещё поучи! Пошли яйца кур учить! Ты сначала поживи с моё, потом поучай. Дети, трезвенники и язвенники могут не пить.
Абсент, бутылка воды и сахар стоили чуть больше пяти евро. К ним официант принёс два разнокалиберных бокала, вилку, а так же сок и бутерброды для «трезвенников и язвенников»; задал вопрос. Костя ответил, официант кивнул и удалился.
- Что он спросил? – полюбопытствовала я, придвигая поближе тарелочку с многослойным бутером.
- Сами приготовим напиток или нам помочь.
- И чего ушёл? – удивилась баба Рая. – Кто мне навертит феи?
- Сейчас сделаем, - Костя взял маленький бокал, уложил поперёк горлышка вилку, на неё водрузил кусок сахара и принялся лить на него абсент. После того, как жидкость оказалась в стакане, а сахар хорошо ею пропитался, Костя вынул из кармана зажигалку и поджёг сахар. Тот медленно плавился и стекал в бокал.
- Зачем сахарок? – полюбопытствовал Василий.
- Абсент в чистом виде довольно горький. Можно сделать цитрусовый абсент. Дольки апельсина обвалять в смеси сахара и корицы и так же греть на огне.
- Понятно, - Васька понимающе кивнул, наблюдая за процессом рождения напитка с карамелью.
- Кстати, с тридцатых по восьмидесятые годы прошлого века абсент находился на полулегальном положении либо в виде заменителей: анисовой водки, водки, настоянной на листьях полыни.
- Почему? – снова спросил Васька.
- В тысяча девятьсот пятом году Жан Ланфре, швейцарский фермер и известный абсентье, находясь под воздействием большого количества абсента и других алкогольных напитков, застрелил всю свою семью. То, что кроме абсента в тот же день фермер употребил достаточно мятного ликёра, коньяка, две чашки кофе с коньяком, три литра вина, не засчитали. Виноватым сделали абсент, который содержит почти девяносто процентов алкоголя и туйон из эфирных масел полыни горькой– токсичное вещество, считавшееся галлюциногеном. Вот и стали этот напиток запрещать во многих странах.
Наконец карамель стекла в бокал, Костя перелил смесь в ёмкость побольше, добавил три части воды и протянул бабке:
- Готово.
Бабка проворно схватила сухенькими лапками бокал и присосалась к нему, словно пиявка к жертве, выглохтив разом половину. К ломтикам фруктов, посыпанных сахаром и корицей, которыми принято закусывать абсент, ведьма не притронулась. Васька жевал копчёные колбаски, запивая лимонадом, Костя заказал себе к бутербродам кувшинчик сангрии и мисочку фисташек, а я ограничилась одним сочным бутербродом и соком.
Опустошив бокал, бабуля вынула из сумочки-набрюшника платок в клетку, вытерла нос, скомкала ситец и затолкала обратно в сумку. Посидела с минуту неподвижно, снова полезла в сумку, выудила пузырёк тёмного стекла с аптечной наклейкой, приложилась и, завинтив крышку, спрятала ёмкость.
- «Боярышник»? – с видом знатока спросил Васька.
- Да что ты, Васюнюшка! – всплеснула лапками баба Рая. – Отродясь такой гадости не сосала! Я всё натуральное. Настоечка это для нервов. На элеутерококке. С женьшенью. Стимулирует.
- Да я понял! – кивнул Василий.
Раиса Максимиллиановна осмотрела зал и томно выдохнула:
- Костюшенька, повтори!
- Не много для вас? – усомнился парень.
- Мне много не бывает! – отрезала бабка. - Повтори, светик мой ясный, соколик.
Костя пожал плечами и пригласил официанта. Спустя полчаса баба Рая осоловело разглядывала зал. А у Васьки зазвонил телефон: папаша Дудукин интересовался, где носит его сына.
- Дай-ка трубу! – потребовал Костя.
Василий нехотя передал агрегат парню. Костя объяснил, где нас и как отыскать, и через пятнадцать минут Сергей Николаевич забрал сына. Раиса Максимиллиановна уходить из бара отказалась наотрез.
- Бабуля, - увещевал папаша Дудукин. – Поздно, ночь на дворе. Идёмте, идёмте! Спатеньки пора. Завтра у нас новая экскурсия. Ну?! Вставайте, вставайте, бабуленька!
- А-ааатстаньте, мущщина, что вы ко мне привязались?! Нехорошо пожилому джынтыльмену приставать к девушке! Кутить! Сорить деньгами – вот моя креда! Кредит… Костюнюшка! Повтори, милый мой!
- Хватит, бабуль! Вы, по-моему, перебрали.
- Кто? Я? Да ни в жисть! Этот ваш жжёный сахар мне, как слону дробина! Зови, говорю, гарсона! Гарсо-оон!
Несмотря на всевозможные увещевания, баба Рая упиралась, как чокнутая ослица.
- Мущщина, что вы меня лапаете?! Что вы себе позволяете?! Я порядочная… Сволочь…
Папаша Дудукин всхрюкнул, Васька хохотнул, а мы с Костей переглянулись.
- Сволочь!
- Это мы уже поняли, бабуля, но сволочам тоже требуется отдых, - Сергей Николаевич пытался ухватить бабку за талию и отволочь к такси.
- Бориска сволочь! Хахаль мой самый первый. Напоил девчонку, воспользовался и в кусты! А я верила. Всё ждала и верила сердцу вопреки-иии, мы с тобой потеряны у одной реки-иии… Иди, мил человек, иди. Я ещё тусану немного и вернусь. Не плачь девчо-онка. Пройдут дожди, милок вернее-отся – ты только жди! Видишь, какого я себе сасного пацанчика заимела? - бабка Рая ткнула пальцем в сторону Кости. – Смуглый, синеокий. Ой, да любила я синие очи, синие очи пленили меня ночью… Костик, я не такая! Ты не думай! Я порядочная! Сначала цветы, конфеты, шампанское, потом всё остальное!
- Учту, Раиса Максимиллиановна! – парень обнял старушку за плечи. – А пока идёмте домой.
- Нет-нет-нет, касатик! Давай ещё поворкуем. Я буду петь тебе о любви. Виновата ли я, виновата ли я, виновата ли я, что люблю? Ты меня любишь, Костюнюшка?
- Очень, Раиса Максимиллиановна! Идёмте, я провожу вас до порога.
- Стоп! Какая я тебе Максимиллиановна? Раисушка. Тебе можно.
- Хорошо, Раисушка, - согласился Костя. – Идём домой, дорогая, нас ждёт мягкая кровать.
Ведьма Рая укоризненно покачала перед лицом парня указательным пальцем.
- Ишь, чего захотел! Сразу в постель! Без букетов-конфетов. Не выйдет! Не надо меня тащить никуда. Вечер продолжается! Гарсон! Повтори!
Несмотря на то, что вели себя мы довольно тихо, но на нас стали оглядываться. Папаша Дудукин нервничал.
- Раиса Максимиллиановна! Счётчик капает!
- Так перекрой кран, чтоб не капал! А я жажду поцелуев! Под звуки поцелуев мы уснём и проснёмся. Вместе проснёмся.
Васька откровенно расхохотался, я смутилась, Костя остался невозмутимым. Мы отчаялись сдвинуть ведьму с места.
- Вы с Василием идите, я сам чуть позже привезу бабку. Как угомонится, - предложил Костя. – Нечего мальчику тут делать.
Папаша Дудукин благодарно пожал руку парню, хлопнул сына по спине:
- На выход!
- Да я бы ещё посидел! – разочарованно протянул питомец. – Бабка жжёт. Я и видос снял для пацанов.
- Видос удали! – приказал папаша.
- Ага! – пообещал Васька таким тоном, что стало ясно – удалять ничего не собирается и бабе Рае грозит мировая известность.
Костя заказал для старушки ядрёного кофе.
- Пейте, Раиса Максимиллиановна.
- Абстинент? – ведьма Рая приложила лапку к щеке Константина. – Какой шершавенький! Люблю бородатеньких. Помню, был у меня отец Иоан, чёрт толстобрюхий. Борода козлиная чернущая, голосок, что у евнуха, а речи такие сла-аадкие! Как медок. Вот у него борода так борода! А это чего?
Старуха ещё раз погладила Константина по щеке.
- Наждак мелкозернистый.
Она обхватила чашку ладошками и глотнула горячего кофе.
- Хорошо пошло!
Мы сидели и говорили ни о чём, пока ведьма Рая приходила в себя. А за соседним столиком отдыхали двое парней, один из которых был тот плутоватый тип, что отжал у бабки лишнюю тысячу. Они негромко переговаривались и вдруг решили подсесть к нам.
- Не возражаете? – плутоглазый неприятно осклабился.
- Возражаем. Мы хотели бы посидеть без посторонних, - ответил Костя.
Но бабку понесло.
- Какие могут быть возражения, мил человек?! Садитесь, господа хорошие, вот на эти стульЯ.
- Мадам! Вы бесподобны! – проблеял плутоглазый. – Олег. Как зовут прекрасную незнакомку?
- Раисушка, - бабка жеманно собрала губки в куриную гузку.
Олег лобзнул сухую лапку ведьмы Раи и опустился на указанный стул. Второй уселся рядом.
- Это мой друг Гоген. Он глухонемой от рождения, но хорошо читает по губам. Да, Гоген?
Тот кивнул.
- Как ваши напёрсточки поживают, Раисушка? – осклабился Олег.
- Хорошо поживают. Не хоти те ли испытать Фортуну?
- Можно. Только мы больше в картишки привыкли. Сыграем, бабуль?
Олег достал из кармана относительно потрёпанную колоду.
- Чего же не сыграть? Можно! Тока, милок, на кой ляд ты мне этот крап суёшь? У меня своя имеется. Новенькая, для фокусов. Ой, какие фокусы, милок! - бабка полезла в набрюшник, забряцали напёрстки, и на свет явилась новенькая колода. – Ещё не распечатанная. Тусовать начну я. Катит?
Двое переглянулись. Мы с Костей тоже.
- Добре! – согласился Олег. – Во что играем? В подкидного?
- Да ты и без того не семи пядей во лбах, подкидывать тебя. Раиса Максимиллиановна уважает только благородные игры!
- Покер? – поднял бровь Олег и уставился на бабкины пальцы, унизанные наколотыми перстнями.
- А и давай, милок!
- Где чалилась? – вдруг ожил глухонемой Гоген.
- «Чёрного лебедя» знаешь? – бабка тасовала карты и не сводила прищуренных глаз с партнёров. – Десять лет без права переписки. То есть пожизненно. По амнистии в пятьдесят третьем откинулась.
Я взглянула на Костю, тот на меня и едва заметно кивнул. Раисе в пятьдесят третьем семь лет исполнилось - самое время для посиделок за решёткой, ага!
А Олег и Гоген усмехнулись: бабка несла, на их взгляд, откровенную «пургу», что означало одно – облапошить доверчивую старушку и её простоватых на вид спутников не составит труда.
Cвидетельство о публикации 600623 © МИКАЭЛА 19.02.21 20:35

Комментарии к произведению 3 (0)

Тут , как всегда, накал старстей! Баба Рая в ударе! Чем же закончится игра в картишки для неугомонной старушки?

Ну, наконец то движуха)))

Поворот, однако, Эля! Здорово