• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

it’s a game for two

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Лена заметалась по комнате: «Это ты придумал? Я не ожидала от тебя». Она показывала рукой на низкую двуспальную тахту. На ее лице были смущение, усталость и раздражение. Кирилл почувствовал неловкость. Ему захотелось объяснить Лене, что все это было не намеренно. В туристическом агентстве он заплатил за двухместный номер в приличном отеле, а прилетев в Париж, они увидели тесную комнатушку. Путешественник суетливо начал объяснять арабу, что им нужен двухместный номер. Он долго показывал сложенную из двух пальцев «победу». «В этом отеле нет двухместных номеров», — удивился метрдотель. «Смотри! В путевке указан одноместный номер», — воскликнула Лена. Араба утомила су¬етливость двух туристов, и он предложил им разделить двуспальную кровать на две части и поставить их в разных углах комнаты.
— Я пошел пить чай. Мне все это надоело, — Кирилл отправился прочь из номера.
— Вы можете снять другой номер, — араб остановил путешественника.
— Сколько это будет стоить?
— Семьсот евро.
— Семьсот? Я лучше в ванной буду спать.
— Скорее всего, это я буду спать в ванной, — Лена метнула презрительный взгляд на своего друга. — Что, я должна раздвигать эти части?
— Разбирайтесь сами, я пошел, — Кирилл был взбешен. Он разозлился на своего друга, владельца туристической компании, по блату засунувшего его в эту каморку, и на свою подругу, которая поставила на уши его и этого мерзкого метрдотеля, будто возникшего из воздуха. Смотрит так, словно Кирилл специально организовал этот номер, чтобы легче было соблазнять ее. Дешевле это было сделать в каком-нибудь санатории Чувашии. Мадам не может понять, что он притащил ее только для того, чтобы было комфортно. В далекий путь, тем более не зная языка, лучше всего отправляться вдвоем. К тому же если твоя подруга полгода штудировала французский. Все-таки он не дочка миллионера, чтобы решиться на такое дорогостоящее соблазнение. После безуспешной двухлетней дружбы с Леной он не представлял ее в качестве сексуального объекта.
История взаимоотношений с ней начиналась до безобразия банально. Два года назад он «снял» эту девушку, зная, что после прекрасной ночи они никогда больше не встретятся. Он так поступал не раз. Знакомство. Постель. Good bye.
Девушка работала в одном из городских супермаркетов. Ничем не отличалась от других. Скучающая. Накрашенная. Надушенная. В современном турецком прикиде. Разумеется, замужняя. Но всегда открытая для нового романа, готовая наставить рога муженьку, занимающемуся темными делишками «на грани».
Было это так...


* * *
...Можно и не звонить больше. Бесполезно. Скорее всего, сосед-работяга один и не откроет общую дверь.
Девушка покраснела. Казалось, ее щеки и длинный розовый шарф почти неразличимы по цвету. С ее лица не сходил стыдливый румянец. Весь ее вид говорил: вот я такая решительная, вот я такая смелая, а вот и не умчусь прочь, хотя мне так этого хочется. И не такая уж я храбрая...
— Не будем звонить! Проводите меня, — девушка направилась к лифту.


* * *
Кафе находилось на втором этаже большого двухэтажного универмага и имело отдельный вход. Перекусив бульоном с фрикадельками и апельсиновым соком, можно было пройти в торговый зал через другой вход. Разомлевшему после обеда человеку хочется походить по отделам, что-то примерить, на что-то просто поглазеть, где-то лениво пообщаться с девушками-консультантами. Они тоже чаще всего скучали и с удовольствием разговаривали с клиентами.
Среди них была одна стильная брюнетка с короткой модной стрижкой. Как она попала в этот универмаг, одному Богу известно. Типичная преподавательница английского в университете или business-lady из небольшой компании.
Всегда подтянутая. Говорит с доброжелательной интонацией опытного педагога. Ее консультации всегда толковые. С ней приятно беседовать. Психологи говорят, есть энергетические вампиры, и есть доноры. Она относилась ко вторым. Из ее отдела всегда уходили с хорошим настроением, будто к жизни добавлялся новый штрих.
Кирилл часто совершал такие прогулки. В последнее время он стал замечать, что приходит в кафе только для того, чтобы увидеть ее. Потому что после смены собственника готовить здесь стали ужасно. К тому же из меню исчез его любимый бульон с фрикадельками.


* * *
Говорили о досуге. Он очень хотел попасть на концерт «Тодоса». Поинтересовался у девушки, что она думает об этом балете, и получил утвердительный ответ:
— Я очень хочу попасть на концерт.
— Я рискну. — Молодой человек неожиданно ушел, не попрощавшись.
Примерно через час вернулся, увидел смущенную девушку. Она правильно поняла, куда он ходил и зачем. Он по инерции неуклюже пытался сунуть ей конверт с билетами, хотя и понял, что получит отказ. Она замялась:
— Пойдемте в кафе. Я вам объясню.
Господи, какой же он дурак! Тупой! Решимости не хватило, чтобы избежать объяснений. С видом обреченного на казнь преступника поплелся вслед за ней.
— Во-первых, я замужем... — начала наставлять на путь истинный непутевого ученика строгая, но справедливая учительница, когда они сели за свободный стол. — А во-вторых, вы не в моем вкусе.
— Я не буду на эту тему разговаривать. Я принес билет — вы можете выбросить его, и мы все забудем, — право избавиться от лишнего (своего) билета он почему-то решил предоставить ей.
Собеседница, как опытная полемистка, перевела разговор на другую тему. Они поговорили о семье, работе.
Девушка щадила самолюбие молодого человека. Ее кто-то позвал. Извинившись, она отошла по своим делам.
— Принесите два банановых сока, — попросил он официантку.
— У нас заказы делают у администратора, — холодно ответила она.
— Мне лень вставать. Принесите, пожалуйста, — повторил он просьбу.
— Мне тоже лень принести.
Обычно они с удовольствием переговаривались, подшучивали друг над другом. Даже на просьбу вымыть принесенную им петрушку она охотно откликалась. А теперь почувствовала, что человек не в своей тарелке.
Пришла новая знакомая. Немного поговорив, собеседники расстались. Она взяла билет!


* * *
Но на концерт не пришла. А ему было все равно. На ее место в начале концерта пересела какая-то дама. Может быть, хорошо, что не пришла. Ну и на фиг тогда! Он больше не пойдет в этот паршивый универмаг с еще более паршивым кафе.
Девушка позвонила, поблагодарила, сказала, что надеялась встретить его в фойе и не встретила. Кирилл все воспринял спокойно. Ему было все равно. Пожелал ей удачи. Она пожелала удачи в ответ.
Все счастливы! Роман закончен! Даже не начавшись.
Через неделю она снова позвонила. Он очень обрадовался звонку. По его лицу блуждала глупая счастливая улыбка. Было не разобрать, что она говорит. Перезвонил ей, предложил продолжить посещение культурных заведений.
На балет она пришла. В афишах не было слова «балет», было написано только красивое название группы. Судя по сгорбленному туловищу Квазимодо, это был балет «Notre Dam de Paris».
— Я не буду приглашать вас в гости. Сегодня только понял, что в таких условиях нельзя жить. С пяти утра я пытался что-то сделать. Ничего не получилось! — сказал он во время антракта.
— У меня только полчаса времени, — ответила де¬вушка.
— Этого мне хватит. У меня есть ваше любимое белое сухое.
— А вы покажете мне фотографии? Мне интересно увидеть, какой вы были в детстве.


* * *
Теплый и влажный день начала зимы. Растаявший снег на тротуаре и на ступеньках к вечеру покрылся тонкими льдинками.
Принцесса в одежде из розового и черного шла из театра на заливе в сопровождении своего кавалера, стараясь не поскользнуться. Несмотря на некоторую скованность, они старались поддерживать друг с другом беседу, но это удавалось плохо.
Они оба были смущены.


* * *
А реальность была все-таки другой. Они убежали во время антракта домой к Кириллу. Она не могла быть со своим другом до бесконечности. Не будем забывать: Лена все-таки замужняя дама.
— Зря вы со мной идете. Я бываю непредсказуемым, — шептал Кирилл с улыбкой.
— Я тоже! — отвечала она. Останавливалась и с кокетством смотрела ему в глаза.
Но она все-таки смущалась. Иногда пристально вглядывалась в прохожих, будто опасалась встретить знако¬мого.
Был февраль. С темного неба свисали серые облака. Редкие снежинки падали на лица. Они были озарены первой влюбленностью. Такое бывает, когда весь мир кажется прекрасным и далеким от реальности. Их подстегивала необходимость быть осторожными, чувство опасности и неизведанности. Они были друг для друга неизвестными планетами.
Когда лифт открылся на нужном этаже, они увидели на площадке группу молодых людей. Лена покраснела густотой алых тюльпанов, ноги ее чуть не подкосились, но она взяла себя в руки и храбро пошла рядом с Кириллом.
Огромный железный ключ не вошел в скважину. «Блин, соседи снова забыли защелкнуть давно раздолбанный замок». Кирилл нажал на кнопку звонка. Он звонил достаточно долго. Никто не выходил, значит, сосед был один. Еще вчера Кирилл сделал ему замечание, попросил привести замок в подобающий вид, пообещал, что если еще раз, то он будет поступать так же.
— Пойдемте. Очевидно, там никого нет. Мне нужно торопиться. — Лена положила ладонь на его плечо, затем решительно направилась к лифту.
Кирилл поплелся за ней. Он был смущен. И зол на соседа. Шли молча. Предчувствие влюбленности исчезло напрочь. Красивый морозный февраль вдруг стал серым и тусклым. Снежинки падали медленно, выписывая виражи, но казалось, что они мешают идти. Мешали эти грязные сугробы. Мешало сверкание белого облака, которое освещало им дорогу. Они боялись смотреть друг другу в глаза. Стыдились друг друга.
— Вы презираете меня? — пробормотал Кирилл задумчиво.
— Глупо... — небрежно бросила она.
— Мы больше не встретимся?
— Поживем — увидим, — девушка села в такси и уехала, не попрощавшись.
По дороге домой она думала о Кирилле. Ей вдруг захотелось попросить таксиста вернуться обратно, чтобы оказаться рядом с ним. Лена представляла, что могло бы между ними быть, если бы она осталась. Не знала, увидит ли когда-нибудь Кирилла снова, но в глубине души все же хотела этого. Она вспоминала его лицо, голос и те нелепые слова, которыми он пытался соблазнить ее. От всего этого на лице непроизвольно появилась легкая улыбка.
Ее мысли грубо перебил таксист:
— Приехали. Сто рублей.
— Спасибо. Всего доброго, — вежливо сказала Лена.
Жизнь продолжается.
А потом Кирилл совершил глупость. Но об этом как-нибудь в другой раз...


* * *
В отеле, кроме завтрака, в любое время суток можно было заказать чай, но Кирилл вышел в сонный дождливый город: ему нужно было сменить атмосферу. Отель находился в середине узкого квартала. Около домов почти впритык стояли автомобили. Чтобы перейти на другую сторону улицы, необходимо было найти проход между машинами, аккуратно пролезть и суметь не запачкаться.
Моросил мелкий дождь, пешеходов было мало. К Кириллу подошли трое африканцев. Он съежился. После недавнего афро-арабского бунта любой путешественник на его месте почувствовал бы себя не в своей тарелке. Один из незнакомцев внимательно разглядывал его. Очевидно, африканцы уже приучили европейцев опасаться их. Так смотрит в каком-нибудь глухом тупике вожак бродячих собак. Кирилл подавил в себе испуг. Вожак это заметил. Он попросил у него сигарету. На этом инцидент был исчерпан. Все-таки Кирилл бывал в разных ситуациях и знает, как вести себя, если что.
...Уставший от капризов туристов метрдотель зашел в номер новых постояльцев и помог девушке передвинуть мебель...
Cвидетельство о публикации 598702 © Мастер 13.01.21 17:19