• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

ДНЕВНИК НАЧИНАЮЩЕГО ПЕДАГОГА. ИСПАНСКАЯ КОРРИДА 48

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
     27. 07. 2019
Над Средиземным морем торжественно вставал рассвет. Мутная мгла как-то разом отступила, словно испугалась пробуждающегося светила. Блёкло-голубое небо у горизонта порозовело, и мелкие облачка, столпившиеся у границы неба и моря в ожидании выхода Великого Инти, стали напоминать лепестки розовой азалии, разбросанные шаловливым ветром.
Мы сидели плечо к плечу на ещё не остывшем за ночь песке и молчали, слушая тихий шорох волн и наслаждаясь умиротворяющим покоем и красотой раннего утра.
- Какой удивительный цвет моря. Синий и в то же время нет, - я обхватила коленки руками и задумчиво рассматривала воду.
- Маренго, - ответил Костя. - Тёмно-серо-синий. Благородный цвет.
- А мне нравится прозрачная лазурь и нежная бирюза, когда волны похожи на тонкий хрусталь. И солнечные лучи проходят сквозь них.
- Да, это красиво, - Костя помолчал, а потом продолжил. - Люблю рисовать море: оно переменчиво, но всегда великолепно – величественно и загадочно. Оно завораживает и манит. Ты видела, как летней ночью волны бьются о берег, и вода сверкает и переливается бело-голубыми искрами? Словно Млечный Путь разлился по ней.
- Нет. Слышала об этом, но ни разу не видела, хоть и часто бывала на море. Так светятся водоросли, планктон.
- А когда плывёшь, за тобой тянется искрящийся шлейф. Ощущение, словно попал в волшебную сказку.
- Ты плавал?
- Да. С яхты. Казалось, что плыву по небу среди неведомых звёзд или среди россыпи драгоценных камней. Когда выбрасываешь руку из воды, то словно горсть голубых бриллиантов сыплется с неё, а потом поднимаешься на палубу, и ещё долго на коже горят нежные синеватые искры.
- Удивительно! Жаль, я никогда не видела подобного!
- Если не уедешь, покажу тебе это удивительное зрелище. В сентябре в Галисии, когда вода более тёплая и неспокойная. Тогда на море появляется сверкающая россыпь звёздочек и удивительное сияние. Я пытался нарисовать безумно красивое явление, но, по-моему, получилось плохо. Акварель не очень подходящий для этого материал. Хочу попробовать маслом.
- У тебя получится, - я положила голову ему на плечо, а он обнял меня. – Ты талантлив, очень талантлив.
- Когда ты вдохновляешь, руки сами пишут. Знаешь легенду про сияние моря?
- Нет.
- В Крыму рассказывают, как в далекие времена греки решили покорить эту богатую и благодатную землю. У берегов Тавриды появилось множество кораблей, в которых находились вооруженные воины. Они хотели под покровом ночи напасть на спящих жителей. Однако море возмутилось такому коварству и засветилось голубым пламенем, и жители увидели пришельцев. Греческие корабли плыли, словно по серебру. Весла разбрызгивали воду, и брызги мерцали, как звезды на небе. Даже пена у берегов светилась голубым мертвым светом. Нападение было отбито, и корабли в беспорядке отступили.
- Красивая сказка. Как и само явление, - я повела плечами.
- Озябла? Идём домой, а то простудишься.
- Тепло. И домой не хочется. Так бы и сидела, глядя на море и небо.
- Я тоже не хочу уходить. Поплаваем?
- Давай!
Он стал медленно снимать с меня одежду, роняя на песок топ и юбку, разделся сам, подхватил меня на руки и понёс в море… И волны ласково стелились перед нами, мягко обнимали, словно нежные руки любимого…
Домой вернулись после завтрака. Первым нам встретился дед, выходящий из столовой. Он благодушно ухнул, улыбнулся и выдал:
- У вас стало доброй традицией проводить ночи на пленэре. Ну да дело молодое! Живите ярко и полно, пока жизнь позволяет. Потом захочется, да болячки не дадут. Не знаете, где шляется Григорий? Дерзкий мальчишка как ушёл вчера, так и не явился до сих пор. И телефон не отвечает. Ищет приключений на голову. Как увидите, скажите, чтобы зашёл ко мне.
- Обязательно! – кивнул Костя.
- А вы марш завтракать! Любовь с голодным брюхом не дружит.
И величественно-торжественной поступью отправился к себе. Мы разбрелись по комнатам, чтобы принять душ. И пока я плескалась, ко мне заглянула Лизавета. Она поджидала, сидя в кресле и жуя нектарин.
- Привет! – увидела она меня, выходящую из ванной. – Ночь была бурной?
- Что ты имеешь в виду? – спросила я, стоя у зеркала и вытирая волосы.
- Наконец-то переспала с Костиком?
Я повернулась к подруге и швырнула в неё мокрым полотенцем. Лиза перехватила его на лету и кинула обратно.
- Неужели нет?!
- Нет. А надо было?
- Бедный Костя! Представляю, что он чувствует рядом с тобой: парень сгорает от страсти, а девушка невинной феей хлопает глазками. Он же так долго не протянет!
- Лиз, я не готова форсировать отношения. Мне нужно время…
Девушка смотрела на меня, как на юродивую.
- Я думала, такие, как ты, давно вымерли.
- Какие?
- Правильные.
- Видимо, не все. Лиз, давай закроем тему.
- Чудная ты, Элька! Или так сильно Григулю любишь?
- Лиз!
Девушка смотрела на меня с интересом, как смотрит малыш на бабочку.
- Что – Лиз? Неужели не хочется? Мне кажется, я бы с ума сошла от страсти рядом с таким парнем. А ты всё крутишь, мутишь.
- Я не буду обсуждать с тобой это.
Подруга картинно закатила глаза под лоб и протянула:
- О-ооо! Окей, молчу! А я Мангустика жду: поедем смотреть гигантов.
- Приятного отдыха.
- Хотите с нами?
- Не знаю. Посмотрим.
Звякнул телефон Лизы.
- Как хотите. Ладно, мне пора: Мангустик приехал.
И девушка выпорхнула из комнаты.
После душа и завтрака я и Костя поднялись в мастерскую: парень решил начать работу над серией портретов для персональной выставки.
- С чего начнём? – спросила я, разглядывая себя в зеркало и пытаясь пригладить растрепавшиеся пряди: сушка феном им явно не на пользу. Не приличная девушка в благородном семействе, а лохматая ведьма какая-то!
- Даже не знаю. С начала? Давай представим, кем ты была давным-давно.
- Яйцеклеткой и сперматозоидом, - брякнула я, и Костя расхохотался.
- Так далеко воображение меня не заводило! Я имел в виду эпоху.
Он задумчиво разглядывал меня, склонив голову набок и вертя в пальцах карандаш.
Я дерзко вскинула голову и вызывающе посмотрела на парня.
- Вот! Замри! Это то, что нужно! Стой, не шевелись!
Я застыла.
- Поставь ногу на скамейку! Будто это поверженная добыча.
- Так-то за мамонтами бравые парни ходили. А барышни пол в пещере намывали, зерно перебирали, шубы шили. Наверное, - но ногу водрузила на невысокий табурет.
- У нас матриархат. Дай побольше дерзости во взгляд.
- Где бы её ещё взять! Постараюсь, - и насупилась.
Костя снова расхохотался:
- Э-ля! Эля! Я просил манкой дерзости, а не… Ты сейчас словно собралась меня сожрать.
- Почему нет? В ритуальных целях.
- Пожирание мужчины в ритуальных целях? Это жестоко! Не нравятся мне твои сакральные заморочки.
- Ничего не поделаешь! Жизнь полна опасностей и разочарований, требует задабривания подходящей жертвой.
- С кем я связался! Готова схарчить с потрохами! Бедный Костенька!
Я улыбнулась:
- Ну… Если будешь хорошо себя вести, то могу и передумать. Так и быть, оставлю до худших времён.
- Теперь как никогда понимаю несчастных богомолов, - удручённо покивал парень и снова рассмеялся. Расхохоталась и я.
- Начнём с каменного века? – отсмеявшись спросил Костя.
- Давай! Жалко, нет антуража подходящего.
- А именно?
- Пещеры, обглоданных костей, шкур.
- О! Шкура! Жди здесь, никуда не уходи! – и Костя метнулся к лестнице.
Вернулся он через несколько минут, что-то неся под мышкой. Подошёл ко мне и встряхнул:
- Это вам, моя королева, от верного пажа! Ягуар всамделишный.
К ногам моим упала пятнистая шкура.
- Откуда у тебя она? – я присела, рассматривая дар «верного пажа».
- Дед как-то ездил на сафари.
- И убил?! – ужаснулась я.
- Нет, ты что! Сафари в Пантатале – это не охота. Можно наблюдать за животными, снимать фото и видео. Этому не повезло: он вышел к людям уже раненым. Не браконьерами – кем-то из других хищников. Вышел и упал. И почти тут же издох. Дед решил купить его. Сначала хотел сделать чучело, но почему-то передумал, сделал плед на диван.
- Жалко зверика!- я погладила пятнистый мех.
- Жалко, согласен. Но лучше плед, чем растерзали бы стервятники. Давай я тебя в неё красиво замотаю.
Он принялся устраивать меха на моих плечах. Потом отошёл на пару шагов и оценил получившееся.
- Эти лямочки на плечах от маечки… И… Не знаю почему, но сразу чувствуется присутствие одежды под шкурой, что портит впечатление. Ты словно в броне. Нет свободы…
Костя задумался, рассматривая меня. И вдруг спросил.
- Ты можешь раздеться? Совсем.
Я смутилась и густо покраснела, чувствуя, как щёки опалило жаром. К такому повороту готова не была.
- Ну… Только ради любви к искусству. Отвернись.
Костя послушно повернулся ко мне спиной, а я принялась снимать одежду и аккуратно складывать на кресло. Оставшись в чём мать родила, я целомудренно обняла ягуара, прижав его к себе, словно мартышка украденную у туриста жилетку, обвила и завязала лапы узлом вокруг шеи и талии.
- Костя… Я всё.
Он повернулся и не торопясь оглядел меня. И пока взор его блуждал по телу моему, странный огонь жёг меня изнутри. Пылали щёки, словно их натёрли колючими снежками, и сновали колкие мурашки, и стало ужасно жарко, несмотря на работающий кондиционер.
А Костя не сводил с меня обжигающего взгляда. Наконец подошёл ближе, развязал узел на шее и пропустил лапы под мышкой с одной стороны. Шкура провисла, обнажив часть груди: она едва прикрывала сосок, и я подняла руку, чтобы натянуть меха повыше. Но Костя остановил меня, мягко перехватив её.
- Не надо… Не прячь, - он смотрел в мои глаза. - У тебя очень красивая грудь. Высокая и совершенной формы. Ею можно любоваться, как произведением искусства. Твоё тело идеально… Э-ля… Эля…
Он смутился и отвёл взгляд.
- Давай работать.
Парень прошёл к стеллажу и взял с полки небольшую баночку.
- Это косметический воск. Намажу тебе волосы. Не бойся, он легко смывается тёплой водой. Придаст волосам объёма и растрёпанности. Сядь сюда.
Я устроилась на низком табурете, а Костя принялся колдовать над моей причёской, отчего волосы приобрели вид немытый, всклокоченный, но вполне подходящий дикарке.
- Не хватает запутавшейся над ухом сухой ветки, сажи под глазом и грязи под ногтями.
- Сейчас сделаю несколько набросков. Встань сюда. Да, так… Ты свободна, сильна, самоуверенна и дерзка!
Он быстро покрывал бумагу карандашными линиями, а я любовалась им. Костя был настолько увлечён работой, что не замечал моих откровенных взглядов. Он то хмурился, то замирал на несколько мгновений, то вновь быстро и уверенно вёл карандаш. И вдруг бросил его.
- Нет, не то! – он рассматривал лист. – Не то, что я хотел. Наверное, я плохой художник, потому что мне надо видеть, прежде чем нарисовать. Я смотрю на тебя, но не вижу ту дикарку. Ты… Не знаю, как сказать. Это похоже на маскарад. Нет жизни.
Мне стало обидно.
- Ну простите! Как могу, так и позирую.
- Нет, ты здесь ни при чём! Это моя проблема. Я вижу современную девушку, нарядившуюся в шкуру, но не дикарку. Мне не хватает чего-то оживляющего. Ветра, солнца, камня, я не знаю. Мне нужно увидеть её наяву, в реальности, тогда…
- Нет ничего проще: машины времени паркуются за углом. Поехали!
- А это мысль! Собирайся!
- Куда? – удивилась я. – В эпоху палеолита?
- Почти! В горы. Знаю я классное местечко. Правда, до него нужно добираться пешком, но оно того стоит. Тебе понравится там. Давай, развяжу лапы.
Он принялся распутывать узел под мышкой, подойдя ко мне вплотную. Я чувствовала его дыхание на обнажённом плече, чувствовала аромат тонкого парфюма, и случайные прикосновения пальцев его вызывали во мне тягучее томление. А он, справившись с узлом, придержал шкуру, чтобы она не упала, и заглянул в мои глаза. Взгляды наши встретились. И в синей глубине его глаз я увидела нежный восторг и укрощаемую страсть.
- Э-ля… Эля…
И стояли мы, замерев в пульсирующей тишине, и тела наши едва соприкасались, и от этого сладко кружилась голова, и хотелось отчаянного безумства.
- Кажется, я не вовремя! – голос Лиса, неслышно поднявшегося в мастерскую, разбил хрустальное наваждение, и острые осколки брызнули в разные стороны, раня и причиняя боль.
Я отпрянула от Кости, прижимая к груди шкуру, а Лис молча обводил взглядом помещение, словно что-то отыскивая. Задержался на кресле, где я сложила одежду, и усмехнулся.
- ¿Te la estás follas? ¡Fantástico! *
Костя ответил на испанском: длинно и эмоционально. Видно было, что парня задели слова Лиса. А Гришка резко повернулся ко мне, снова усмехнулся и бросил коротко:
- Поздравляю!
И через мгновение быстрые шаги его покатились вниз по лестнице.
=====================================================================================================
* Ты спишь с ней? Фантастика!
Cвидетельство о публикации 598682 © МИКАЭЛА 13.01.21 11:21

Комментарии к произведению 2 (0)

Да́фна Дю Морье́

Хорошо ведёшь, Эля.