• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Критика
Форма: Статья

"На нежилой параллели..." Т. Китаева

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
"На нежилой параллели кружатся дни недели, слева, где током бьется рыжее раньше солнце. Простынь зимы измята, пахнет остывшей мятой. Руки устали рано – странно все это, странно.
 
Жизнь превращая в вату, как анекдот, бородатый, снова приходит Дедка, чтоб надавать по репке – Жучке, мышонку, внучке – старенькой авторучкой. И ни один знакомый ведь не подарит новой – чтобы в одном флаконе, чтобы в одном пенале – чтобы уж не пеняли в случаях тех, что кроме. Чтобы все было сказкой – нужно всего указку.
 
Пусто жильцами в доме.
 
Святы места в кармане.
 
Руки – погреться только, крошкой алмазной колкой падают дни и люди. Солнце на небоблюде красится хной ехидной, туч седины не видно.
 
Честная ложь – как счастье, бьется и бьет участьем на нежилой параллели дней, а левей – неделей. Просто и монолитно. Будто с лица испита, простынь зимы измята так, что рукам приятно.
 
Пахнет остывшей мятой.
 
Пахнет остывшей мятой".
 
______________________________
 
«Раздувайся, пузырь,
Раздувайся, большой,
Оставайся такой,
Да не лопайся!..»
 
 
«На нежилой параллели кружатся дни недели,..»
 
«Где и как рождаются такие образы?» – недоумевает, я думаю, очарованный читатель.
 
Ну да к образам мы ещё вернёмся, а прежде всего хочется сказать о звукописи, потому что первое, чем обращает на себя внимание представленное стихотворение – мягкие аллитерации. И проще сказать о них сразу, чтобы не возвращаться к этому поминутно, читая вместе с вами каждую строчку, ибо аллитерациями пронизано всё стихотворение, и ещё потому что те «руки», о которых пишет в данном стихотворении автор, которые так «устали рано» – всё же не «фиолетовые руки», у которых только и дела, что «на эмалевой стене» чертить «полусонно звуки в звонко-звучной тишине». Но хотя сказать о звукописи сразу проще, сказать о ней коротко всё равно непросто. Потому что она здесь везде:
 
«На Нежилой параллели кружатся дНи Недели, слева, где током бьется рыжее раНьше солНце. простыНь зимы измята, пахНет остывшей мятой. руки устали раНо – страННо все это, страННо»,
 
и одна аллитерация накладывается на другую:
 
«на нежиЛой параЛЛеЛи кружатся дни недеЛи, сЛева, где током бьется рыжее раньше соЛнце… руки устаЛи…»,
 
и на третью:
 
«на неЖилой параллели круЖатся дни недели, слева, где током бьется рыЖее…»,
 
и четвёртую:
 
«на нежилой паРаллели кРужатся дни недели, слева, где током бьется Рыжее Раньше солнце. пРостынь зимы измята, пахнет остывшей мятой. Руки устали Рано – стРанно все это, стРанно»,
 
и:
 
«… кружаТся Дни неДели, слева, гДе Током бьеТся рыжее раньше солнце. просТынь зимы измяТа, пахнеТ осТывшей мяТой. руки усТали рано – сТранно все эТо, сТранно»,
 
и:
 
«простынь зиМы изМята, пахнет остывшей Мятой»,
 
и, ... И вдобавок на неё накладывается перестановка звуков: «ЗИМы ИЗМята», «ДНи НеДели», «недЕЛи, сЛЕва». И так – на протяжении всего стихотворения. И – ни единого «спотыкания», трудно читаемого звукосочетания (подобного тому, каким я, например, начну следующее предложение этой рецензии: «Вкупе с вполне себе…») – ну, разве что «падают дни» да «жизнь превращая в вату», – ни одного «провала» строки (о чём, собственно, говоря о стихотворении такого уровня, и упоминать-то просто неудобно). Вкупе с вполне себе современными рифмами, которыми автор ритмически организует текст легко, как бы играючи, по желанию непринуждённо меняя схему рифмовки – изумительно. Правда, рассуждая академически, можно местами выделить «слипания» окончаний слов с началом следующего – «дНИ НЕдели», «измяТА ТАк», – но до неприличия эти слипания не доходят – это раз, и два – а что же тогда вообще есть аллитерация?
 
Но вернёмся к тому, с чего начинали. Так где же и как рождаются такие образы? Да в учительской они рождаются! В здании нашей школы, например, учительская располагалась на третьем этаже, на параллели старших классов. И там, в учительской, ну как им не родиться: «кружатся дни недели» учебного процесса, «слева» (как и положено по эргономическим нормам) «рыжее раньше солнце» в окне освещает стол – зима, снег за окном, чай с мятой остыл в кружке… Руки устают, с годами всё больше – пишешь и пишешь, сеешь разумное, доброе и вечное, а… Проблемы нашего образования, проблемы нашей жизни. «Жизнь превращая в вату…»,
 
«…как анекдот, бородатый, снова приходит Дедка…» –
 
ну, здравствуйте, Дитмар Эльяшевич! Это Вы? Куда же без Вас – «чтоб надавать по репке – Жучке, мышонку, внучке»: ведь сколько у Вас зачастую трудно логически объяснимых правил (хорошо ещё, когда их удаётся облечь в удобную для запоминания форму: «Жи-ши» пиши через «и»), и сколько из каждого непререкаемых исключений!.. Плюс вечные проблемы организации нашего российского образования. «Жизнь превращая в вату…». Плюс вытекающие частично и из них человеческие, личные и бытовые проблемы –
 
«…старенькой авторучкой. И ни один знакомый ведь не подарит новой…» –
 
конечно, не в авторучке дело и не в указке, но ведь и это показатель… Точные такие производственно-бытовые детали: «на нежилой параллели дней, а левей – неделей» – очень удобный настенный календарь, в котором пронумерованы по порядку недели, поскольку весь учебный процесс запланирован и разбит по неделям – в сочетании с метафоричностью, приданием обыденным, вошедшим в обиход словам, как «нежилой» для обозначения учебного капитального фонда, иного смысла. Подчёркнутые таким художественным приёмом, как рефрен («на нежилой параллели дней», «пахнет остывшей мятой»), усиливающим эмоциональное впечатление. Видно, что стихотворение делалось не наспех.
 
«…Пусто жильцами в доме…» –
 
да, «почему мы так глупо живём»: почему никак не перестанем «ставить опыты друг на друге», за чем «уезжаем в Ленинград», ради чего у нас «одна в осеннем городе скучает мама»…
 
«…Святы места в кармане…» –
 
и опять же: да, век сменяет век, общественное устройство сменяет общественный строй, а образование у нас по-прежнему финансируется «по остаточному принципу»…
 
И – возраст: молодым всё нипочём было. А теперь – «Руки – погреться только»: не лежат ни к чему.
 
«…Солнце на небоблюде красится хной ехидной, туч седины не видно» –
 
«по Маяковскому», грамотно сделано. Даже Сам (В.В.) такие строчки хвалил – в «Письме Равичу», например: «…Все образы произведены обдуманно от двух главных тем – безработица и голод.
 
Ишь, как лопает звёзды-жёлуди
Рябая свинья-луна…» (конец цитаты).
 
Вот и у нашего автора солнце красится хной, а тучи скрывают седину. Хорошие образы.
 
«…Честная ложь…»
 
(что автор привержена игре слов, отмечают все без исключения её читатели)
 
«…Честная ложь – как счастье, бьется и бьет участьем на нежилой параллели… Просто и монолитно» –
 
социум, будь он неладен, «коллектив»…
 
Ритм – как ритм осеннего затяжного дождя, но не монотонного его непрерывного шума, а стука падающих с карниза капель. И что обращает на себя внимание: единственная «положительная», так сказать, эмоция на всё стихотворение – «рукам приятно». Но и она весьма «условно положительная», так как относится к «простыни зимы», измятой, как немолодое лицо…
 
С чем вообще хочется сравнить стихотворение, так это с мыльным пузырём, только если бы кто-то умел из чего-нибудь выдувать антрацитово-чёрные мыльные пузыри: как бы они, вероятно, блестели и переливались оттенками чёрного, как были бы маняще и одновременно пугающе красивы!.. Как чёрный жемчуг (впрочем, возможно, это у меня чисто субъективное восприятие красоты чёрного жемчуга). И чего лично мне не хватает в этом стихотворении при всех его достоинствах формы, образности и даже «рыжем (и то, увы, раньше) солнце» (единственная на всё стихотворение краска) – нет, не того, что смысл приходится угадывать, и не во всём это удаётся (первое, на что досадуешь, читая стихотворение; огромный мой недостаток – люблю ясность и чёткость: ясность изложения и чёткость образов), – а не хватает мне «светлой полоски зари» (если, конечно, вы понимаете, что я под этим подразумеваю).
 
Всякий автор ждёт от рецензента, вероятно, оценки своего произведения. Ну не умею я ставить оценки – ни по какой шкале: ни по «школьной», ни по «литсоветовской»! Могу только привести цитату из пятого тезиса Владимира Маяковского в уже упомянутом «Письме Равичу»: «…Ноющее делать легко, – оно щиплет сердце не выделкой слов, а связанными со стихом параллельными ноющими воспоминаниями».
 
 Постскриптум. Моя трактовка "нежилой параллели" не совпала с замыслом автора. Автор ничего из увиденного мной за словами "нежилая параллель" не подразумевала: автор подразумевала под "нежилой параллелью" грудную клетку - ряд рёбер и скрытое за ними страдающее сердце. Не то чтобы я при чтении не увидел этой метафоры - эта метафора пришла на ум как раз первой. Но лично мне такое прочтение не интересно. Если кому-то интересно именно такое прочтение - ради бога.
Cвидетельство о публикации 597401 © Bolev А. 18.12.20 18:55