• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Отчаявшемуся кладоискателю могущественный демон предложил удачу в делах и защиту от невзгод. В обмен – попросил душу, после смерти. Человек согласился и началось. Клады, чуть ли не каждый день стали находиться, один другого больше. Жизнь наладилась, подруга – тоже из иного мира. С духами стал общаться, как с друзьями и даже пинать, некоторых. Появилась уверенность во всём, но не утратил осторожность. А потом, когда чудеса станут обыденностью – всё потеряет и начнёт новую жизнь. П.С. Все имена, названия и события – вымышленные, а совпадения – случайные.

КЛАДЫ от ДЕМОНА ДОГОВОР

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
КЛАДЫ от ДЕМОНА
книга первая
ДОГОВОР
 
 
ОГЛАВЛЕНИЕ :
ГЛАВА 1 - НОЧНОЙ ГОСТЬ
ГЛАВА 2 - ТОРГАШИ
ГЛАВА 3 - ТЕПЕРЬ ПО -НОВОМУ
ГЛАВА 4 - ПЕЩЕРА
ГЛАВА 5 - БУДНИ
ГЛАВА 6 - ШЁЛКОВЫЙ ПУТЬ
ГЛАВА 7 - МОРЕ
ГЛАВА 8 - ЧЁРТ
ГЛАВА 9 - КАРТА КЛАДОВ
ГЛАВА 10 - КОЛДУН
ГЛАВА 11 - МИХАИЛ
ГЛАВА 12 - АНГЕЛ
 
КОПАРЬ! – звучит гордо,
а выглядит хреново.
 
Глава 1 Ночной гость
Мне снится сон: в небольшой тёмной комнате, на постаменте, стоит глубокая каменная чаша, больше метра диаметром, наполненная драгоценными камнями. Прозрачные алмазы, синие сапфиры, красные рубины, зелёные изумруды и блестящие жемчужины. Всё просто огромное, каждый камушек размером с кулак, а жемчуг, в виде неровных капель – не меньше куриного яйца. В общей сложности весит пуда два, наверное, и находится в паре шагов от меня. Ещё дурацкая мысль возникла: «здесь металла нет и мой прибор – не возьмёт». А потом другая, уже умная мысль: « зачем детектором искать, если можно просто взять». И только собрался подойти и протянуть руки – исчезло. А вместо всего этого куска бесконечного счастья – появился какой-то, зловещий мужичёк.
Недолго смотрели друг другу в глаза, было непонятно: враг он, или друг. Причём, даже не возникло желания его прогнать, или попытаться напугать. Уж больно крутым он мне показался, вряд ли с наскоку, смогу одолеть. Значит – попытаюсь перехитрить. Надо бы выяснить: кто он и откуда, какой камень имеет за пазухой, или дубинку – за спиной. А потом – найти уязвимое место и победить, или убежать, если не получится. Но его суровый взгляд однозначно говорил: «здесь не такая простая ситуация, как кажется». Страха не испытывал, а вот неподдельный интерес – одолевал меня. Захотелось узнать: «куда делись стекляшки?» Но, похоже, мои мысли ему стали известны – первым задал вопрос:
- хочешь – это всё будет твоё?
- конечно, хочу.
- тогда заключим договор.
- ты меняешь сокровища на то, чего у тебя нет?
- да.
- а это есть у меня и возможно, сделка состоится?
- да.
- ну говори, чего ты бы хотел от моей особы.
- душу.
- бери, если сможешь, тебе завернуть, или по почте прислать.
- я не шучу, если ты согласишься, то после твоей смерти она будет моей, навсегда.
- зато мне все эти бредни пофиг, и вообще: давай для начала камушки потрогаю. Может они – просто иллюзия, а ты существуешь лишь в моём воображении.
- хорошо, просыпайся и продолжим.
Всё исчезло, но осталось незабываемое впечатление от только что увиденного. Так всегда бывает, когда открываю глаза после яркого и запоминающегося сна. Как обычно: некоторое время спокойно лежал на спине, не понимая, где нахожусь и что это было. Приподнялся, огляделся, начал придумывать куда попал. Точнее: сравнивать с теми картинками из памяти, которые почему-то всегда не соответствуют тому, что вижу. Но через минуту дошло: я в лесу, сплю у костра, который потух, вокруг тишина и темнота. Встал, отошёл подальше, отлил и вернувшись, подкинул дров. Достал бутылку воды, отхлебнул, налил в закопчённую кружку из нержавейки, что бы чаёк заварить.
Услышал хруст веток и тихое урчание справа: наверное, зверь ходит рядом, но к огню близко подойти побоится, беспокоиться не нужно. Фонариком в ту сторону посвятил, естественно никого не увидел, он же тут живёт, а я – гость не званный. Пока возился с чаем, услышал, как взлетел фазан, снова хрустнула ветка, но уже слева от меня. Судя по всему: вокруг ходит кто-то большой и всех пугает. На всякий случай: достал мачете из ножен, хотя вряд ли смогу победить мишку или лося, но отмахиваться буду до последнего. Пару длинных поленьев засунул в самое пекло: факелом и железкой отобьюсь, или, как минимум, продлю своё существование на пол минутки. Ещё есть сигнальная ракетница, на самый крайний случай. Тоже не гарантия, но до дерева недалеко бежать, а с перепугу резво вскочу на самую верхушку, надеюсь. А рюкзак будет жалко, но тут придётся выбирать: жизнь или съедят.
Вода быстро закипает, только нужно перчатку одеть, что бы взять горячую кружку. Иначе обожжённые пальцы долго будут ныть потом, а мне ещё много чего делать придётся, завтра. Кинул щепотку чая и поставил на пенёк. Взглянул на звёздное небо – красота однако, опять жаркий день намечается. Но в настоящем лесу – это совсем не чувствуется, даже приятно бродить, в тени высоченных буков. Вдруг почувствовал чьё-то присутствие, медленно перевёл взгляд и вижу его. Сидит напротив, подкрался без единого звука и шороха как тень. От такой неожиданности кувыркнулся назад, прихватив мачете, вскочил и был готов к поединку.
Опять смотрим друг другу в глаза, только теперь я понимаю: это не сон, а он не – мираж. Настоящий дух, во плоти, явился ко мне ночью, в диком месте, вот только зачем? Предполагаю: шансов справиться с ним у меня не много, точнее – нет совсем. Но если бы хотел убить, или ещё чего страшного со мной сотворить – то уже бы занимался делом. Внимательно разглядывает меня своими устрашающими глазами, значит: пришёл за чем-то другим. Затем почувствовал нарастающий страх, растерянность и дрожание всех моих конечностей. Пытаюсь вспомнить: где-то я его уже видел? Не сразу, но дошло: во сне, от этой мысли стало жутковато. Он чем-то похож на древнего римлянина, полководца, говорит, не открывая своего рта:
- садись на своё место, продолжим нашу беседу.
- а ты кто?
- Бифазур.
- ты сатана что ли?
- нет, пока обычный демон.
- во как, а я обычный Лёха. – мандраж улетучился и я присел, напротив.
- нет, не совсем ты обычный, потом узнаешь все свои тайны.
- ну потом и расскажешь, чаю будешь?
- буду.
Демон сам взял кружку, отхлебнул горячего напитка, даже не поморщившись. Снова уставился своим жгучим взглядом, как будто просвечивает, как рентген, или узи, изучая внутренности. А с виду: вроде обычный чел, одежды только необычные на нём.
- а можно тебя потрогать?
Дух поставил кружку и протянул свою руку. Я осторожно дотронулся, но он шустро схватил мою, немного вывернул ладошкой вверх. Естественно – испуг снова завладел мною, наши глаза опять встретились. Меня когда-то, очень давно, учил мастер ушу освобождаться от захватов, даже стало немного получаться, но практики почти не было. Автоматизма не развил, да и вряд ли смог бы успеть: уж слишком быстро он это сделал. По этой, досадной причине, просто сидел и ждал: что же будет дальше, хотя мысленно подготовился дать сдачи, если совсем обнаглеет. Демон достал из-за спины горсть камушков, высыпав в мою ладонь – отпустил. Я, с неописуемым любопытством, принялся их разглядывать. Да, те же, что и во сне, однако размерами: раз в десять поменьше, но всё равно – крупные. Посветил сквозь каждый фонариком, моей радости не было предела – это не стекло разноцветное, хотя и не специалист по минералам, оценить не смогу.
- они что, настоящие?
- да, самые лучшие на этой планете.
- а где остальные?
- тут недалеко, за углом, направо.
- это ты у меня научился так врать-то?
- конечно – я за тобой очень давно наблюдаю.
- ах да, частенько чувствовал твой взгляд, а оглянешься – никого, это был ты?
- да, точнее: мой фантом, эфирное тело, как у вас принято заблуждаться.
- во как, а у вас не так заблуждаются, расскажи о своём мире.
- потом, может быть, поболтаем о мирах других, а пока – заключим сделку.
- насчёт души?
- да.
- подожди – это продолжение того сна что ли, а может на завтра перенесём?
- нет, ты не спишь, не будем терять время на шутки, или тебя всколыхнуть слегка?
- ты имел в виду: ущипнуть, а может и куснуть чуточку, что бы совсем проснулся.
Демон не ответил, а выхватил полено из костра и раскалённое дерево воткнул в бедро. Да так быстро, что я не успел ничего предпринять, что бы отвести угрозу. Адская боль пронзила всё моё тело, окрестности огласились душераздирающими воплями. Видимо потом – вырубился, так как очнулся лежащим на спине. Какая-то невидимая сила помогла приподняться, снова сижу, но ощущения паршивые: как будто тебя полдня били пустым мешком по голове. Этот бес лукавый, убирает свою руку с моей раны, а там – обугленная яма заполняется кровью. Мне опять стало плохо, но он не позволил вновь потерять сознание.
- ну что, достаточно, или вторую припалить?
- ннне ннаадо.
- смотри внимательно на чудо.
Взял горсть пепла и высыпал туда. С удивлением наблюдаю, как рана затягивается, боль исчезает. Через несколько мгновений: даже следа от ожога не осталось, только штанина с большой дырой и обгорелыми краями. Потрогал – всё, как и было до этой встречи. Встал, отошёл отлить, но не далеко и мои мысли бешено вертелись в какую-то, совсем другую сторону. То есть, не так как было всегда, при резком повороте событий, когда знал – где искать выход. А тут: совершенно незнакомая ситуация, растерянность от такой неожиданности выбила из колеи. Понятно – это уже не игра и пустословие, а нечто серьёзное в моей никчёмной жизни. И от того, какое решение приму сейчас, будет зависеть дальнейшее будущее. Плохое, или хорошее оно будет – неизвестно, но одно точно – изменится. А ночной гость, похоже, из другого мира и действительно может многое сотворить, причём такое, что ни в одной сказке не описано ни разу. Вернулся на своё место и жду, что же будет дальше. А что ещё могу сделать-то – от него не убежать.
- ну вот и славненько, теперь ты готов меня выслушать?
- да.
- я предлагаю богатство, защиту и долгую земную жизнь в обмен на твою душу.
- звучит очень и очень заманчиво, однако: зачем тебе моя душа?
- запасная будет, мне необходимы ваши души, вам не понять этого, вы живёте одним днём в вашем мире и умираете безвозвратно как животные.
- а вы, наверное, вечно мыкаетесь в раю, или аду?
- нет, не существует ни того ни другого – это чушь, мы обитаем, где пожелаем.
- расскажи: как там на седьмом небе, красиво и много девственниц?
- много, всех не окучишь, хватит ерунду спрашивать, ты согласен, или я пойду.
- ну иди, чё вообще припёрся-то, фокусы страшные показываешь, иди и не приходи ко мне больше, никогда.
- но я же злой дух: могу отомстить, попадёшь в такие неприятности, что мало не покажется, причём – это будет много раз, пока сам в петлю не залезешь от неудач.
- ну тогда убей меня здесь и сейчас, что бы время потом не терять на гадости.
- нет, у меня вечность впереди, могу добить любого, даже самого крепкого. Замучаю ежедневными проблемами и тревогами, да так, что взвоет от горя, как волк на луну, если захочу.
- а тебе очень нравится такое творить?
- да – это неописуемый кайф, наслаждение выше вашей земной любви будет.
- какой же ты гадёныш, удавить бы тебя, как крысу и отдать шакалам.
- да, я такой, поэтому и выбрал тебя, мы чем-то похожи друг на друга.
- ага, только я не испытываю блаженства, даже от убийства таракана.
- я не про это. Ты способен идти к цели до конца, пока не убедишься, что продолжение бессмысленно. Или же – не увидишь другую цель, но к этой всё равно возвращаешься, что бы закончить, не обращая внимания на потери. При этом сам приобретаешь новые навыки всякий раз, ни на кого не равняясь, как многие.
- во как здорово всё, а много ли плохого ещё про меня расскажешь?
- это долго, но могу быстро: смотри и радуйся.
У меня в мозгах появилась картинка, точнее – кино про мою жизнь, с момента рождения и до этой ночи. Причём были во всех подробностях показаны самые напряжённые моменты детства и юности, когда краски ещё не потускнели. Я вновь пережил радости и неудачи, боль от ушибов и драк с одноклассниками. Детский восторг, когда поймал сазана на три кило, или стрельнул, из только что сделанного своими руками, самопала.
- ну что, продолжим дружить, или как?
- или как, а – это как?
- может показать твою смерть, со стороны?
- погоди, дай подумать, ты сказал, что будешь всегда рядом.
- естественно – я буду охранять то, что мне принадлежит.
- для тебя, наверное, проще подстроить автокатастрофу и не ждать так долго.
- нельзя, у нас тоже есть законы, которые мы соблюдаем, иначе вас бы уже не осталось.
- а вас много?
- больше чем людей, во много раз.
- и каждый занимается собирательством чужих душ, а потом – хвастаетесь.
- тебе какая разница, ты всё равно – это не увидишь, никогда.
- да просто спросил, слишком любознательный, к тому же работа обязывает.
- кстати о твоём хобби – хочешь найти все клады мира?
- нет, все не хочу – не унесу, а вот те, что здесь недалеко, можно было бы откопать и в карман.
- могу подсказать, где они зарыты, показать – как выглядят, кем и когда были спрятаны, а так же – стоимость и возможного покупателя.
- а вот с этого момента поподробней, пожалуйста, сам понимаешь: для меня – это стало частью жизни. Даже если выиграю миллиард в лотерею, то всё равно – буду искать.
- так бы и давно, тогда могу предложить покровительство в этом увлечении.
- зашибись, но мне ещё необходимо всё продать, а деньги потратить на новые поиски. При этом: что бы никто не пытался отобрать, да и здоровье – подлатать немного.
- разумные хотелки, могу из любых неприятностей выдернуть, только слушай иногда и делай так, как подскажу. А здоровье: сам поправишь, если есть чем платить.
- не обманешь?
- нет.
- ну уж нетушки, этого не достаточно, меня все, всегда кидают и ты тоже кинешь?
- в нашем мире так не принято, иначе – людей извели бы уже давно.
- это не больше чем слова, хотя ты и творишь чудеса, но для меня – маловато будет.
- на нас сейчас полнеба смотрит – ждут твоего решения.
- я тоже хочу на ваше небо посмотреть и радоваться твоей честности.
- смотри.
Земля ушла из-под ног, но не исчезла, а просто отдалилась, причём – незаметно, без шума и пыли. Небо раскрылось, звёзды пропали, а вместо них, постепенно, всё пространство наполнилось пристальными взглядами. Я пытался рассмотреть лица, но ничего не увидел, кроме неприятных ощущений, когда на тебя смотрит многотысячная толпа и ожидает твоего выступления. Только здесь их миллионы и нет ни одного детского или наивного, все такие же, как этот демон, или ещё суровее. Возможно: иллюзия, непостижимая реальность, гипноз, сновидение. Но этот искуситель мысли читает и что бы убедить окончательно: пригласил пару своих друзей. Они встали напротив и протянули руки, пришлось поздороваться и я ощутил их крепкие рукопожатия. Да и глаза излучали такую же уверенность в своих силах, как и у этого небожителя.
- Дан и Астур будут свидетелями, ты согласен?
Я молчал, мои мысли путались от такой неожиданности – это как экзамен, причём самый главный в жизни, к которому совсем не готов. Хотя, что я теряю-то? Да ничего: в рай всё равно не попаду, тем более, что его нет вообще, как и ад – тоже не существует. Весь загробный мир, или жизнь после смерти – мне пофиг, хочу жить сейчас. Вечность: вообще не интересна – быстро надоест. Даже если обманет, сожалеть не буду. У меня прекрасное занятие, страсть, которая позволяет на время забыть про невзгоды и проблемы. Но в случае отказа – он отомстит, помыкаюсь в нищете и в петлю, такое чувство уже знакомо. До этого момента бывали подобные случаи, когда надо было сделать шаг навстречу судьбе, но я всегда стеснялся, малодушничал. Какая-то детская робость, перед пугающей неизвестностью, без поддержки старших, не позволяла быть самостоятельным. Но вот именно сейчас, настал момент преодолеть эти глупости, сделать что-то самому.
- да, согласен.
- завтра увидимся.
Все трое исчезли, как и остальные взгляды, звёзды вернулись на свои места, земля – под ногами, костёр – догорает. Огляделся вокруг: никого, подкинул дровишек, допил чай и улёгся на подстилку из веток и травы. Что-то снилось, но как обычно – сразу забылось, после пробуждения. Светает, прохлада слегка знобит, но так не охота вставать и пытаться выполнить задуманное накануне. Сейчас бы позавтракать, не спеша, побыть наедине с природой, послушать её дикие звуки, помечтать, но надо отлить. А прямо здесь, следующий ночлег будет на новом месте. Присел на пенёк и вот тут-то заметил большую дыру в левой штанине.
Потрогал – да туда кулак пролезет, а нога – в порядке. Это что же получается? Всё было на самом деле? Блин, совсем не верится, как будто кино посмотрел, или сон и забыл. Да и в общем-то: что за потеха со мной приключилась этой ночью, надо бы вспомнить. Мужик злой и видимо – опасный, приходил погреться у костра, всё уговаривал душу продать за клады, которые ещё никто не нашёл. Вроде дал ему согласие, как бы в шутку, а дальше: ничего не помню, может он напоил меня чем, или внушил, наверное – колдун был. Так, стоп, надо посидеть и спокойно подумать. Ежели всё это шутка: то нечего бояться, а если всерьёз – похоже, влип в неприятности. Как проверить? Пока не знаю, может быть потом и вылезет вся эта глупость. Однако припоминаю: держал в руке драгоценности, тогда те камушки тоже здесь должны валяться.
Но как было-то? Так: сидел вот тут и разглядывал, потом орал, а куда выронил – не заметил. Недалеко должны быть, я же не кидал их, обронил, возможно – подбросил, в любом случае: не дальше пары метров улетят. Нагнулся и увидел синий, чуть в стороне – красный и два прозрачных. Поднял, смотрю и не верю глазам своим, значит – это не сон был. И что теперь будет-то со мной? В голове не укладывается, неужели такое существует в двадцать первом веке. Очень захотелось напиться с горя, или от радости, но прекрасно понимаю: такую проблему не залить, ничем. Хотя, разве это проблема, наоборот – счастье, о котором так долго мечтал, но оно такое простое, что никак не верится. Быстренько собрался, переодел штаны, закидал булыжниками догорающие угольки, одел рюкзак и в путь. Но в голове отчётливо прозвучало:
- подбери остальные.
Минуту стоял и соображал: как теперь буду жить, он же каждое мгновение рядом и всё видит и слышит. Хотя, чему тут удивляться-то, и до этого момента всё было так же, просто не знал об этом, не обращал внимание на чей-то призрачный взгляд. Но видимо долго придётся привыкать к мысли: теперь всегда буду под его колпаком. Снял рюкзак и принялся высматривать. Собрал, наверное всё, но чутьё подсказывает – ещё лежат. Мне быстро надоедает ползать по траве, много раз туда-сюда, спросил:
- покажи где.
- веди указательным пальцем левой руки по кругу назад.
Так и сделал, медленно стал водить, одновременно развернулся влево.
- стоп, чуть от себя, стоп, назад, ещё, ещё, от себя, стоп, там.
Держу руку и пытаюсь разглядеть в том месте, куда направлен мой палец, нечто, слегка отличающееся от травы, но не вижу. Уставился в эту точку, присел, опять – ни фига. Ну, что за подстава, нет тут ничего! Но почувствовал всей кожей его лёгкое негодование, однозначно предупреждающее: «дальше будет больно». Провёл рукой и вот оно, твёрдое и угловатое, с четвертинку спичечного коробка размером. Взял, разглядываю – изумруд, зелёненький, положил на траву и снова потерял из виду. Он точно такого же цвета и с высоты своего роста его невозможно увидеть, никак. Значит – не подстава.
- спасибо, ещё есть?
- нет, теперь иди на северо-запад, девять километров, на поляну Кленовую.
- а там что?
- кувшин с античными монетами.
- медными?
- серебряными.
- тоже неплохо, много?
- полторы сотни.
- а где же рыжевьё?
- ближайшее за сорок километров отсюда.
- ладно, потом подскажешь конкретнее, а здесь ещё единичные потери есть?
- да, но мелочь, не теряй время – завтра погода испортится.
- понял, погоди, маршрут прикину, как удобней будет идти до точки.
- не надо, я укажу, иди.
- да ты вместо автонавигатора у меня работаешь.
- моё имя: Бифазур.
- ладно, не обижайся, я уже весь в пути.
Достал карту и положил в нагрудный карман, что бы в любой момент была под рукой. Закинул рюкзак за плечи и побрёл обычным шагом, как это делал много раз. Через полчаса вышел на лесовозный волок, по которому возили спиленные брёвна. Но это было давно, теперь он немного зарос деревцами и травой. Остановился и по карте прикинул куда он меня выведет. Оказалось – немного севернее, зато не надо подниматься в гору и спускаться в глубокий овраг с ручьём. Так и двинулся, тем более, что подсказок нет, значит иду правильно. Через час вышел на поляну Красивую и хотел уже свернуть западнее, что бы напрямую выйти к тому месту, но опять голос в голове:
- обойди лесом справа, здесь пчеловод и злые собаки.
Приподнялся на цыпочки, пытаясь высмотреть нечто, похожее на вагончик или шалаш, но за бугорком не видно ничего, а подойти ближе – не решился. Но ему с высоты виднее и меня – это очень радует, мысленно поблагодарил и пошёл в обход. Ещё через час вышел на точку, присел отдохнуть, водички глотнул и понял – надо бы родник отыскать. Но на карте ближайший в трёх верстах и не факт, что там есть вода. Ладно, потерплю, а пока займусь делом. Достал металлоискатель, собрал, подключил катушку, наушник и аккумулятор, включил. Взял лопатку в левую руку, прибор – в правую и принялся бродить зигзагами, как привык работать. Это легко на полянке с редкими кустиками, которые служат надёжными ориентирами, что бы ничего не пропустить. Трава здесь только отдельными пучками растёт, наверное: дикие копытные пасутся, в лесу-то им кушать почти нечего.
Обычно каждый час делаю перекур, и сегодня не исключение. Присел на поваленный бук и разглядываю находки. Две пробки бескозырки, советская копейка и медная пуговица. Отдохнул и снова махать правой, периодически меняя на левую, что бы не устала до такой степени, что ложечку за ужином сложно удержать. Главное – стараться не сбиться с курса. Ещё час и опять – только мелочь, никаких кувшинов, ну к такому мне не привыкать. Так даже интересней, когда ждёшь и надеешься, то и работаешь почти без устали. К вечеру вроде бы всё, что наметил, обследовал и результат, как обычно – ноль. Точнее: кучка медяшек всяких, гильзы охотничьи, потеряшки почти всех времён. Этого мало, что бы сказать: «здесь жили люди». Пастухи, да охотники ходят, может туристы ещё и всё. Надо дрова собрать и лёжку приготовить засветло, а то по темноте не приятно таскать и рубить ветки. Но опять в голове звучит его уверенный голос:
- видишь прямо деревце.
- вижу четыре дерева и десяток кустов.
- ту, что впереди одинокое и справа маленький кустик.
- ну да, полсотни метров до него, а дальше бугорок, за которым – роща.
- дойди до дерева и поверни влево, на скалы, что еле заметны в дали.
- понял, а сколько шагов от ориентира?
- пока не упрёшься в крутой склон.
- ну тогда – напрямик пойду.
- иди, но будет быстрее, если от дерева.
- хорошо, как скажешь, командир.
Закинул прибор на плечо и быстрым шагом направился куда подсказано. Да, отсюда видно предгорья, красновато-жёлтые скалы горят в лучах заходящего солнца. Вышел на перегиб, там внизу: всё заросло непроходимыми дебрями. Видимо водоносный слой ближе и растительность буйствует, а наверху, скорее всего – каменная плита, под тонким слоем почвы. Огляделся и не заметил ничего подозрительного – так и должно быть, иначе уже бы ничего не было тут, нашли бы, даже без прибора и лопаты.
- справа сзади, на пять часов, куст.
- вижу, шагов десять от меня, дальше – ещё один.
- под первым, с той стороны.
- понял, а я хотел кушыри на завтра оставить.
- завтра дождь, а здесь работы на пять минут.
- вообще-то мог и сразу подсказать – я бы уже домой шёл.
- а ты не спрашивал, сам начал клюшкой махать, давай быстрей.
- ну и на том спасибо, уже даю.
Обошёл вокруг, куст как куст, включил, настроил и никаких сигналов не услышал, но надо бы в середину катушку засунуть, придётся вырубать. За мачете неохота бежать, стал лопаткой орудовать. Но веточки, как пружины и пришлось наступать на каждую, что бы перерубить её. Ну вот, вроде хватит, аккуратно опускаю сверху и что я слышу? Это самый приятный звук, который только может быть, в этом ремесле. Чистый, высокий и чем ниже прижимаешь, тем он громче, обычно серебро именно так и звучит. Забавлялся, наслаждаясь какофонией, пока всем телом не ощутил окрик:
- копай.
Выключил, отложил в сторону и принялся рыть сбоку, но зря: корни там ещё более противные, чем ветки. Тогда сверху, вставал ногой на лопатку и шевеля её влево, вправо, углублял, на сколько мог. Сначала вырвал один кубик, потом стало легче рыть. И вот, наконец-то – вижу горлышко и могу за него потянуть. Но не тут-то было: корешки оплели его плотной сеткой, надо расширять, иначе – просто оторвёшь и всё равно, придётся копать. Ещё поковырялся минут десять и вот он – момент, ради которого любой готов идти хоть на край света – клад, настоящий, в моих руках и никого вокруг.
Быстро закидал землю обратно в ямку и бегом к рюкзаку. Сразу в лес, вышел на опушку, которую приметил, когда сюда шёл. Надеюсь: тут отблески от огня не будут далеко видны. Кувшинчик заныкал в сторонке, торопливо натаскал сухостой и веток. Расчистил место, разжёг костёр, принёс находку и некоторое время любовался. На вес чуть меньше килограмма будет, да и совсем не похож на древний. Слегка встряхнул и услышал приглушённый стук, значит внутри точно, что-то есть. Пробка деревянная за столетия превратилась в монолит и её бы дома высверлить, но кто будет ждать-то? Так не бывает никогда, если не получиться выдернуть – разобью. Хотя, саму ёмкость тоже хотелось бы сохранить, как реликвию. Попробовал ножичком – получается, но долго, ночь впереди, можно поковыряться хоть до утра, однако: сильно устал за этот день.
Азарт не позволяет прилечь, и чем глубже расковыриваю, тем труднее становится. В последний момент захотел разбить, но отложил в сторону и вспомнил: за сегодня ел только один раз, посередине пути. Достал консервы, хлеб, ложку. Жаль, что воды почти не осталось, придётся жёстко экономить. Доел и прилёг, эта приятная усталость кого хочешь сломает, заснул. Проснулся из-за потухшего костра, обычное дело, уже вошло в привычку. Подкинул и снова занялся пробкой. Подумал: может хорошенько шлёпнуть об бревно горлышком вниз и монеты сами выбьют её. Но скорее наоборот – разобьют стенку и придётся их собирать в траве. Вспомнил, как иногда вино открывали, выдавив во внутрь, если нет штопора. Нужен подходящий по диаметру колышек и твёрдую поверхность. Подобрал из веток кусок деревяшки, расчистил почву до глины, поставил и лопаткой легонько тюкнул. Провалилась, ой как здорово.
Расстелил в сторонке дождевой плащ, потрясая над ним, слышу, как звенят деньги, падая вниз и соударяясь, друг с другом. Эти приятные, весьма редкие в моей практике, звуки дождя из кругляков, напомнили песню о счастливой судьбе. Посветил внутрь фонариком, убедился, что там только пробка, завернул кувшин в запасную одежду и в рюкзак. Захватил монеты двумя руками, сколько смог, приблизил к лицу и ощутил запах античности. Потом разглядывал все по очереди, перебрал, распределил по стопочкам одинаковые. Взял из каждой по одной и в карман, а остальные: завернул в несколько пакетиков – припрячу до лучших времён.
Утром проснулся поздно, сказались вчерашние старания. Небо заволокло тучами, значит – пора домой. По мокрому лесу идти неприятно, сам весь промокнешь, а плащ – раздерёт в лохмотья, как бы не увиливал, от колючек. Наскоро собрался, посмотрел, где ближайшая дорога к селу и пошёл. Посреди пути заморосило, но я уже иду по волоку и здесь только грязь. До первых домиков осталось полкилометра, по моим расчётам, надо прикопать основную часть. Потом специально приеду за ней.
Замечаю ориентир и сворачиваю в лес, выхожу на бугорок, отсюда всё видно и мало вероятно, что кто-либо будет бродить с металлоискателем. Но могут хрюшки порыться своими рылами, поэтому прихватил булыжник, его недавно подобрал, специально для этой цели. Выбрал самое приметное дерево, отсчитал от него ещё три, стоящих в одной линии, а возле четвёртого – аккуратненько выкопал квадратик. Положил пакетик с камушками в боковую выемку, что бы не делать вторую ямку, утрамбовал там землю. Потом основной – с монетами, слегка присыпал всё и впихнул булыжник. Придавил ногой, засыпал остальной грунт, притоптал и накидал листочки, веточки и всё, что рядом нашёл. Посмотрел со стороны – никто не догадается, но на всякий случай: посыпал перчиком, который специально для собак, всегда ношу с собой. На третьем дереве, влево от кладика – вырезал маленький кружочек так, что когда на него смотришь, то справа оно и лежит.
Уже собирался уходить, последний раз взглянув на свою временную сокровищницу, поворачиваюсь и нос к носу сталкиваюсь с незнакомцем. Ну как же так? Я же, чуть ли не каждую секунду озирался по сторонам, никого не было, он что, с неба упал? Стоит и пялится своими тёмными глазёнками, ехидно ухмыляясь. Моя правая рука потянулась за плечо и нащупала рукоять мечете, а левая – залезла в карман, за ракетницей. Но этот, внезапный очевидец моего счастья, вдруг вежливо так объясняет:
- я посторожу твоё добро, иди Лёха и не беспокойся, никто не тронет, обещаю.
- а ты сам-то не своруешь?
- нет, я же охранник в этом лесу, Бифазур меня попросил об этом, иди с миром.
- во как всё закручено и перевёрнуто, а тебя как звать-то?
- Валоха, а с тобой рад познакомиться.
- да я тоже рад, но как-то неожиданно, пугающе удивительно и просто.
- привыкай: теперь мы будем всегда рядом и внезапно возникать из ниоткуда.
- это мне трудно понять, хотя всё моё хобби – одни сюрпризы, привыкну.
- вот и славно, иди и не переживай, никто сюда не сунется – испугаю любого.
С этими словами он переместился на мой клад и погрузился в землю, как в воду, но без шума и пыли. Такой поворот событий меня, честно сказать удивил, как будто в сказку попал, но не готов в ней играть свою роль. Это что же получается-то? Тогда все притчи по нечистую силу – правда что ли? Ну да, и теперь она – эта сила, пусть грязная, тёмная и совсем ненавидящая людей, служит мне? Или наоборот? Нет, что-то тут не так, как в детстве рассказывали. Действительно: такой дух, кого хочешь напугает и прогонит, но скорее всего – просто обведёт стороной, незаметно. Знакомое чувство, наверное так они делали со мной много раз, в прошлом.
Значит: охрана надёжная и в самом деле – не о чем волноваться, но я же не смогу забыть об этом. Все мои мысли будут здесь, пока не продам, или не избавлюсь, каким-либо другим способом. Теперь начинаю понимать тех, кто прятал своё добро, непосильным трудом нажитое. Эта тягостная, ежеминутная и весьма тревожная мысль о том, что кто-то сейчас роется и вот-вот откопает моё и только моё – будет не давать покоя ни днём, ни ночью. Поэтому и прятали так, что бы видеть в любой момент времени – спокойней на душе будет. Но придётся эти дни смириться и надеяться, что на этот раз не кинут, как лоха.
Прошёл немного лесом и выскочил на дорогу. Моросит мелкими каплями дождик, но грязь уже прилипает к подошвам большими и тяжёлыми комками. Приходится часто останавливаться, что бы сбросить лишний груз с моих уставших ног и пока доковылял до своей Нивы – изрядно намаялся. Присел на лавочку, вышел хозяин, который любезно согласился посторожить мою колымагу и спросил:
- ну что, промок?
- не успел, во время ушёл, ноги только вспотели от глины, дюже она липучая.
- ага, может зайдёшь в дом, чаю выпьем, или чего покрепче.
- не могу, мне ещё полдня ехать до дому, спасибо за гостеприимство.
Дал ему пятихатку, он отказывался, но я убедил, что от меня не убудет, а ему – на хлеб. Переоделся, завёл мотор и поехал. Добрался без приключений, дома ещё солнечно, а к утру может быть и задождит – это уже не важно. Как и хотел: напился самодельной злодейки, без наклейки. Монеты и камень, самый маленький, похожий на кусочек мутного стекла, при этом легко рисующий на окне всякие узоры – весь долгий вечер не выпускал из рук, так и заснул с ними.
Следующий день погода соответствовала ничего неделанию, поэтому занялся поиском в интернете монет, похожих на мои находки. Оказались: довольно-таки распространённые тетрадрахмы древней Греции, с профилем Александра Македонского. Цена не маленькая, но и не огромная, зато – риск минимальный. Никто на них не позарится, с целью отобрать законно, или не очень. А вот каменья: пусть полежат до лучших времён, за них попытаются закрыть, есть статья соответствующая. Но теперь мне все эти заморочки пофиг: могу лезть хоть к чёрту на рога, если захочу, заодно погляжу, как он будет защищать. Но специально искать для него работу не буду – я не люблю подставы и сам не хочу никого подставлять.
Глава 2 Торгаши
Через пару дней поехал в город, искать покупателя. На блошином рынке поспрашивал народ и мне подсказали: у кого можно купить древности. Ну а тот, кто продаёт – наверняка же где-то их покупает, а может и сам делает. Но других пока нет никого – городок у нас маленький. Оказывается: у спекулянта имеется своя антикварная лавка, с кучей разных монеток и другого хлама. Ещё: книжки, каталоги, альбомчики, лупы, жидкости для очистки. Так и должно быть – каждому своя страсть. Не теряя времени спрашиваю:
- Греция есть?
- есть, вон там, китайская, можешь по каталогу выбрать, под заказ.
- нет, мне бы оригинал.
- это надо на интернет аукционах смотреть, но тоже не факт, что не копии.
- ладно, накось, погляди.
Протягиваю одну монету и наблюдаю, как его постное лицо меняется на удивлённое, а маленькие, поросячьи глазки – засветились от предвкушения чего-то вкусного.
- это откуда?
- подарил земляной дед, вчера.
- но в нашей местности такого нет, видимо далеко отсюда откопал?
- да, сотни три, плюс пешком пару часиков.
- ещё есть?
- конечно, ты расскажи, что-нибудь приятное и договоримся.
- нужно время, что бы определиться, посоветоваться, приходи завтра.
- то есть: возьмёшь домой, а расписку дашь?
- нет, подготовлюсь и приходи после обеда, приноси остальные.
- да они со мной, может сегодня всё решим, а завтра – принесу много.
- нет, я так не работаю, а много – это сколько?
- полкило примерно, ты по цене-то скажешь чего, или нет?
- ну если все – то тысячи по три за каждую, может быть, но смотреть надо.
И тут мой небесный друг, незаметно вмешался в наш разговор и всё прояснилось:
- он хочет продать Владимиру Николаевичу по тридцать за каждую, но сначала должен его убедить дать ему аванс под залог – это только завтра.
Я так же мысленно его поблагодарил и с лёгкой ухмылкой разъяснил спекулянту:
- если сведёшь меня с Владимиром Николаевичем, то получишь десять процентов от сделки, всем будет хорошо.
- а ты его откуда знаешь?
- совсем не знаю, иначе к тебе бы не пришёл, позвони и скажи: есть полторы сотни, плюс кувшин, в котором они хранились пару тысячелетий.
- но он не согласится с тобой встретиться, человек-то занятой.
- ладно, пятнадцать процентов тебя устроит?
- двадцать и при этом не уверен, что даст добро на встречу.
- окей, звони.
Прикрыл дверь своего ларька, видимо не очень хотел, что бы я услышал разговор. Через пару минут вышел и протянул руку:
- давай ещё, он посмотрит и даст ответ, но уже завтра.
- зашибись, но нужен один день съездить за остальными, ежели по цене договоримся и меня интересует только наличка.
- я тебя понял.
Отдал ему ещё восемь, попрощался и ушёл, совсем не беспокоясь, что опять кинут, как обычно. Теперь есть надёжная защита от любого лохотронщика, причём такая крутая, что ни кто и не догадается, даже если проболтаюсь – не поверят. Приехал на следующий день, после обеда, подошёл к ларьку, но пришлось подождать, пока двое не купили книжки и не ушли. Заглядываю в окошко и опять: мне его хитрая рожа совсем не нравится. Ну ничего не поделаешь – издержки профессии, приходится со всякими паршивцами иметь дела. Но если будет юлить задом: найду другого.
- ну, чем обрадуешь?
- пока не звонил.
- а ты ему передал мои копейки?
- да, вчера, сам жду ответа.
- а позвонить нельзя, если шибко занят – приеду потом.
- ну как бы – это не совсем тактично, а ты спешишь?
- нет, могу и побродить по торговому центру часок, другой.
- ну поброди, подходи к шести.
Но я вернулся в пять, на всякий случай, и правильно сделал.
- у тебя машина далеко?
- нет, тут за углом, на стоянке.
- подожди, закроюсь и поедем.
- куда?
- к нему.
Меня такой поворот событий слегка обнадёжил, возможно: познакомимся и поторгуемся, но как оно будет – никто не знает. А если мой друг молчит – это значит, что ничего плохого не планируется, хотя пока не уверен на все сто, посмотрим. Приехали в офис большой оптовой базы, сразу зашли в кабинет. Владимир Николаевич оказался всем известный бизнесмен, тоже спекулянт, только масштабы у него – впечатляющие.
- ну здравствуйте, проходите, кофе, или сразу коньячку?
- не могу, руль не пускает, я понял – вам понравилось?
- да, очень, теперь такое стало редкостью, у вас много?
- почти полторы сотни и ёмкость.
- прекрасно, сколько?
- три.
- три ляма наликом?
- ну да, мне проблемы с переводами не нужны.
- ладно, но сначала проверю каждую, сами понимаете: нынче времена пошли филигранные.
- понимаю, но только послезавтра, быстрее могу, но не вижу надобности.
- хорошо, я тоже подготовлюсь не спеша.
- мне опять с ним приехать?
- как хотите, позвоните только, заранее.
- значит с ним, а кроме античности ещё что-либо интересует.
- а есть много разного?
- да пока нет, но я без дела не сижу, всякое может случиться.
- ну если вдруг повезёт, то ему покажете, он знает, что мне нужно.
- договорились, тогда до послезавтра.
- до послезавтра.
Я вышел, окрылённый удачей, но тут же вернулся в реальность, подумав о неожиданностях в пути. Вдруг не успею к сроку, мало ли что в дороге случится. Надо было телефон узнать, хотя бы ларёчника, на всякий случай. Возвращаться не стал, а ждать пока они наболтаются – не захотел и помчался домой, готовиться к поездке. С рассветом двинулся в путь, что бы до начала рабочего дня проскочить большую деревню, а то в час пик там обычно пробки. Добрался до знакомого двора, посигналил, но не дождался хозяина, закрыл машину и пошёл. Похоже: дождь здесь долго лил, всё раскисло и нужно выбирать, куда шагнуть. А в одном месте вообще пришлось обходить огромную лужу, по косогору. Но для этого чуть вернулся, что бы не лезть на глинистый обрыв. Мне проще полсотни метров пройти назад до ручья, чем соскальзывать и всему перемазаться грязью. Но там оказалась неприятность, которую он подсказал:
- змея, на два часа.
- ядовитая?
- да.
- большая?
- да.
- кусючая?
- да.
- ползучая?
- иди!
- понял, уже иду.
Получается: она как раз на моём пути находится, сапог может и не прокусит, но мало ли как извернётся, а тут врачей нет. Обошёл слева, перепрыгнув ручеёк, поднялся на бугорок. Плохо, что не видно ту длинную лужу на дороге. Прошёл метров сто, что бы наверняка она закончилась, спрыгнул на волок. Дальше без осложнений добрался до заветного деревца, ориентир, где надо свернуть, стоит там же. Присел неподалёку, на поваленный ветром карагач и четверть часа прислушивался. Вроде никого нет, Валоха так и не появился, занят другими туристами, а может – не хочет навязываться лишний раз, тогда за работу. Всё оказалось в целости и сохранности, взял только серебро, опять замаскировал, как было, двинулся в обратный путь. Снова обошёл лужу, змею возле ручья, которая наверняка уползла подальше, а может и нет, проверять не стал – я их побаиваюсь.
Нива на месте, покричал хозяина, тишина в ответ – видимо надолго отлучился. Завёл мотор, подходит соседка, вышел, поздоровался, оказалось: в больницу деда увезли, вчера. Дал ей рубль, что бы ему передала, когда вернётся, попрощался и в обратный путь. По дороге остановили гайцы, на одном из перекрёстков. Там раньше был пост и всегда меня тормозили. Три года назад почему-то таких кордонов, вдруг стало гораздо меньше, всем на радость, Но иногда они сюда наведываются – за халявой. Попросили открыть багажник и вроде бы никто, ничего не обыскивал, еду дальше и слышу:
- в машину подкинули наркоту, уже сообщили следующему посту и тебя ждут.
- и что мне делать?
- выбросить.
- а если по полям объехать?
- застрянешь в глубокой колее неподалёку, всё равно будут искать, пока не найдут.
- так они и так остановят, всю машину перероют, находку отберут.
- да, поэтому надо спрятать под капот – туда не полезут, я отвлеку.
- понял, ты в натуре друг?
- я хозяин твоей души.
Увидел второстепенную дорогу вправо, остановился, открыл капот, положил туда свёрток, в нишу. Потом долго искал закладку, возможно: воспринял бы как шутку моего друга, но он подсказал место. Она застряла за ремнём. Похоже – просто кинули в приоткрытое правое окно, я всегда так езжу, что бы вентилятор не включать. Одел перчатку, аккуратно взял за кончик, отнёс к последнему столбику и придавил голышом. Подъезжаю, один бежит навстречу аж вприпрыжку от радости. Машет, как мельница, своим полосатым жезлом. Попросили выйти, спросили про: запрещённые вещества, предметы, желания. Кинолог и его собака уже готовы всё разнюхать, понятые заглядывают, один видео пишет. Но облом. Пошушукались и собака второй раз по всем сиденьям прошлась, везде свой нос совала, но так и не присела. Потом вдвоём всю правую сторону прощупали, чуть ли не каждый миллиметр и озаботились, печально смотрят на меня. Ну я, с лёгкой ухмылкой, спросил:
- подсказать где?
- что где?
- да уже ничего, начальник, наверное: погладит против шерсти, или как?
- ты если начал, то говори без предисловий.
- первый левый съезд, возле дальнего столбика, под галькой.
- и что там?
- ладно, удачной вам охоты, может я поеду?
- ты из бывших?
- нет, у меня другая страсть, там бывших – не бывает.
- понятно, подожди пару минут.
Одна машина рванула в ту сторону, через минутку что-то неразборчиво, по рации прошипели и мне вернули документы. Я слегка улыбнулся – победа всё-таки. Но честно сказать: мне этих ребят искренне жаль, виновата система, в которой по-другому – никак. А дома опять она, та самая преданная подруга без лица, но уж больно неотвязчивая, ненасытная и всегда её мало, но почему-то – никогда не кончается. Однако: ручник пока ещё срабатывает и утром вроде бы с бодуна, но к обеду – уже огурцом и прихватив горшок с серебром, прикатился к ларьку.
- привет, звони шефу – я готов.
- покажи.
- пошли в машину.
Он закрыл свой источник дохода, уселись в Ниву. Внимательно разглядывал почти каждую тетрадрахму, вертел кувшин, таращился внутрь. Позвонил, приехали к офису.
- здравствуйте мои дорогие, ну и чем обрадуете?
Я, улыбаясь, достал из сумки всё, что обещал и положил на стол.
- ну что бы проверить всё надлежащим образом – мне нужно время.
- пару дней, надеюсь, хватит?
- да, вполне.
- тогда – до встречи.
- ты что, даже расписку не возьмёшь?
- нет, ты же честный, этого достаточно, раньше слово купеческое ценилось выше любой бумажки, а иначе – банкротство неминуемо.
- те времена давно прошли, мир изменился, а ты не так прост, как кажешься.
- да уж, не каждый решится продать душу дьяволу.
- это ты о чём?
- да всё о себе, работа у меня нервная, вот и приходится умничать.
- ладно, телефончик запиши вот здесь.
Написал цифры на бумажке, пожал руки обоим и вышел. Эти два дня провёл с подругой в беззаботности. Потом позвонил незнакомец, попросил приехать, наверное: сам слишком занят, а может и не хочет светиться, попросил помощника. Через полтора часа был у него в кабинете.
- привет, все подлинные, одна фальшивая, но тоже древняя и весьма интересная.
- то есть: уже тогда этим делом занимались.
- да, но их казнили жестоко не то что сейчас.
- лихие были времена, кэш готов, или потом?
- готов, если ещё чего найдёшь – приноси, договоримся.
Он достал из сейфа наличку, небрежно бросил на стол шесть красных пачек. Я подошёл, отсчитал двадцать купюр, плюс одну целую пачку – засунул в левый карман, а остальные – по другим рассовал.
- конечно принесу, мне надёжный партнёр очень нужен, вот ещё такое есть.
Достал ту мутную стекляшку, положил на место, где только что лежали деньги. Он взял, повертел, разглядывая, вернул назад и задумался.
- есть несколько разноцветных, некоторые побольше раз в семь, или восемь.
- звучит пугающе заманчиво, но я пока не готов дать ответ, позвоню потом.
- хорошо, до свидания, пойду, потрачу на кучу не нужных вещей.
- до встречи.
Отдал ларёчнику его шесть сотен, как и договаривались, он стал пересчитывать, жадно вглядываясь в каждую и мне было смешно на него смотреть. Внешность почти всегда выдаёт своего владельца. По первому впечатлению было понятно: этот торгаш за деньги готов сделать всё, ну или почти всё. Не стал ждать, да и зачем: мне с ним, вроде больше не о чем говорить, теперь имеется покупатель, надеюсь – надёжный и не жулик. Хотя, честно сказать, и Владимир Николаевич мне тоже не особо понравился. Во всяком случае – водку с ним пить не стал бы. Да уж, очень сложно в нашем мире найти порядочного партнёра, что бы хотелось не просто вести дела, а и дружить с ним.
В тот же день прикупил кое-что из ранее составленного списка, но этот город – слишком маленький, что бы здесь было всё, что нужно. Можно под заказ, но не хочется сюда приезжать, да и бывает: привезут совсем другое, или будут обещать много раз. Уж лучше сразу махнуть в столицу, заодно посетить местные музеи и поглазеть на историческое наследие, пригодится. Так и сделал, заказал билет на самолёт и через пару дней уже в метро, добирался до заранее намеченных магазинов и музеев.
Приобрёл новый детектор металлов, французский. Судя по описанию: достойный инструмент, как будто для меня сделанный. Я это понял, когда прочитал инструкцию к нему. Там всё просто и понятно, играючи возьму руками, первый раз и сразу пойду искать, без обучения и нервотрёпки. Говорят: его проектировал тот, кто сам много лет занимается металлопоиском и не по слухам, а из практики своей знает, как бывает. Ещё: маленький досмотровый и совсем крошечный пинпойнтер, для выискивания мелочи из комка земли. Ну, и конечно же: импульсный глубинник, немецкий, с набором антенн и запасной батарейкой.
Хотел георадар, но по отзывам – слишком специфический прибор. Научиться с ним работать – довольно-таки непросто. Пока в нём нет надобности, а потом посмотрим, как дела пойдут. Может и найду бывший в употреблении, он не стареет, зато дешевле в два раза. И самое главное: экшн камеры, несколько разных, что бы потом показать, как это выкапывал, да и самому будет приятно поностальгировать, вечером у камина, с бокалом вина и подругой в придачу. Ещё набрал всякой мелочи типа: квадрокоптера, микрофона направленного, датчиков движения автономных, бинокль, три планшета разного размера, стартовый пистолетик, электрошокер, перцовый баллончик и много чего ещё.
По дороге всё думал насчёт оружия посерьёзней, но пришёл к выводу – это лишнее. Ходить по полю, с большущим дробовиком за спиной – глупо. А из короткоствольных: только резиноплюи и газовики, от которых толку, как от хворостинки, которой гусей гоняют. Зато придётся покупать кучу разрешений, оружейный сейф к стене прикручивать и как минимум: в год раз будут заходить гости, с проверкой. Но самое смешное: по людям стрелять не будешь – замучаешься потом отписки строчить. А иначе на тебя настучит тот, в кого стрельнёшь, первым заяву напишет, как ты вымогал у него деньги, а потом – применил огнестрельное оружие и сбежал. Ну а если ранишь кого: таскать по судам будут долго, адвокат забегается, разнося взятки. Но подранок может и скончаться – тогда точно тюрьма, за превышение самообороны. Испугать, бабахнув в воздух, можно игрушкой, к тому же – она приобретается без лицензии и недорогая.
Потратил почти половину, можно было бы авто поменять, но на то, что хотелось – уже не хватает. А пока нужен маленький и вёрткий, японский мопед, под названием скутер. Проедет везде, а где не сможет – легко переносится руками, ест мало, очень надёжен, а главное – не нужно регистрировать. То есть: по номерам меня не опознают, по роже тоже – в гермошлеме её не разглядеть, а для посторонних все эти мотоциклы одинаковые. Получается почти идеальный транспорт для моих дел, но есть один серьёзный недостаток – далеко не уедешь, быстро устанешь.
Вернулся домой и принялся разглядывать старинные карты, намечая будущие маршруты. Потом сопоставлял с данными из переписи населения разных годов – это всё наложил на спутниковые фотографии. Теперь есть координаты и можно ехать, а то не терпится испытать обновки. Для начала проверю подвал, что в прошлом году мне показали, но тогда не хватило времени им заняться. Вокруг только походил, полчаса и понял: там, где была колхозная ферма – делать нечего. Разве что чернягу всю выдернуть и стать металлоломщиком, как некоторые. Зато думать не надо: ковыряй всё, что звенит и будь доволен. Я тогда поехал по другим местам, которых сразу несколько намечаю в районе, куда направляюсь. А теперь вернусь, что бы добить, как и заметил мой новый друг, а может враг – пока не понимаю до конца.
Подвал, точнее ледник, очень большой по местным меркам. При царе ещё не было холодильников и электричества в деревне, поэтому использовали лёд. Его специально заготавливали зимой, в мороз и относили вниз – там всё лето остужал продукты. Обычно копали яму, выкладывали стены из местного камня ракушечника, делали арочный потолок и вход с двумя дверями: одна наверху, вторая внизу, в конце лесенки. А сверху, над потолком, насыпали метр глины, что бы не протекала и тепло сохраняла. Издалека похож на небольшой бугорок, с трубой для вентиляции и треугольным входом сбоку. Но всё давно заброшено и расхищено, к тому же – заросло высокой травой, сложно разглядеть, даже проезжая мимо.
Но именно этот ледник, принадлежал самому богатому кулаку, во всей деревне. Что с ним стало, так и не выяснил до конца, наверное – раскулачили, как обычно. А может и сам сбежал с отступающими белыми, в лихие времена гражданской войны. Старый дед мне показал это место, много чего рассказывал про ту жизнь. Хотя, сам-то родился уже после семнадцатого года, но помнит, как ностальгировали его предки. Может в этом подвале никто ничего не прятал, но проверить надо – это же тайна, про которую уже не кому рассказать.
Плохо, что задняя стенка обвалилась вместе с землёй, в боку – тоже подмыло камни, которые частично рухнули на пол. Получается: два больших завала придётся разгребать. Есть опасность, что всё обвалится и меня тут заживо похоронит, но это не помеха, главное не трогать ничего, кроме низа. Походил, посмотрел, заметил на левой стене пару углублений, как будто сверлом сделанные, два пальца туда входят. Для чего предназначались – непонятно, может полочка крепилась для подсвечника. Включил прибор и через пару минут понял: он бесполезен, пока не выкину весь мусор. Видимо за многие десятилетия народ накидал здесь: кучу пробок, банок, монет, фольги и всякого другого, металлического хлама. Звенит везде, куда бы не сунул катушку, разными звуками, пробовал ковырять, но проще – через сито просеять.
Посидел, подумал и решил выкапывать квадратами до нуля, до уровня пола, который был тогда, когда здесь жили и что-то хранили. Первый – два на три метра, раскопал быстро, проверил: тишина. Передохнул и принялся за второй. Землю перекидал назад в первый и тоже особо не устал. Но и там – ничего не зазвенело. А вот третий участок оказался напротив промоины и в нём – много камней. Лопатой не копнёшь, надо руками всякий раз выдёргивать и снова лопатой, и так – очень много раз. Намучился я с ним, и опять – нуль на дне. Зато на четвёртом куске звонок, не сильный, но уверенный. Повернул катушку на ребро – молчит. Значит: что-то немаленькое и глубоко лежит, сердце заколотилось, неужели это оно? Аккуратно раскапываю суглинок и вот шкрябнул по металлу. Расширил ямку и вытащил чугунок. Но он пустой, лежал на боку, с отколотым кусочком, на дне. Видимо рачительный хозяин был, что даже для своего добра выбрал вещь, уже не пригодную для других дел. Получается – этот горшок кто-то нашёл до меня и забрав содержимое, бросил назад в яму.
Столько трудов и всё зря, такая неблагодарная работа, а этот гад – молчит, хоть бы намекнул, что без толку стараюсь. Осталось ещё два квадрата, но смысла нет, вряд ли будет несколько кладов в одном месте. Посмотрел на стену – было зарыто, как раз напротив той пары дырочек. Замерил рулеткой – два метра, то есть тот, кто прятал, сделал пометку, что бы не заблудиться, когда надо будет достать своё. Но может и враги нашли, они наверняка догадались здесь проверить. Шомполом от трёхлинейки потыкали и нащупали, как мину. Зато я потренировался от души, но потом руки болят неделю, после таких перегрузок. И откуда только желание берётся так усердно трудиться.
Хотел рядом заночевать, а на следующий день проверить ещё пару местечек, здесь, неподалёку, но остановился старый Паджерик, вылезли двое и направились ко мне.
- привет, ты откуда?
- из города, а вы местные?
- местные, и что же тут делаешь?
- металлолом ковыряю, старинный, для музея.
- ну и как, много наковырял?
- не очень, думал – если жили при царе, то будет хоть что-то интересное.
- а мы тебя ещё утром приметили, решили посмотреть, что тут творишь?
- уже закончил, поеду в другое место, а вы не знаете у кого есть что-либо старое и красивое, заплачу, в пределах разумного.
- может и есть у кого, надо спрашивать по дворам.
- ладно – это потом, осенью, когда народ не так будет занят делами.
- ну да, сейчас все в полях, уборка в разгаре, удачи тебе, краевед.
- и вам всего доброго.
Собрался и переехал в другое место, где никто не потревожит, поужинал и только теперь почувствовал накатившуюся усталость. Глянул на звёзды, приготовил спальное место, опустив спинки и надув матрац воздухом, улёгся и провалился в сон. Ночью вставал пару раз, как обычно, но утром проспал рассвет – так бывает, но редко. Пока завтракал, понял: сегодня работать не буду – всё болит, после вчерашнего. Даже просто походить, помахать клюшкой не вариант, а копать – тем более. Да и вообще ничего не хочется делать, надо ехать домой.
Прилёг на траву, помечтал о жизни без забот и тревог. Почему-то совсем не верится, что будет всё по-другому, а не так, как бывало всегда со мной. Как будто ничего не случилось, просто нашёл нового друга, или напарника, которых было уже десятка два. И где они теперь – не знаю. Скорей всего ковыряются сами по себе, или с такими же, как они, а может и бросили – это хобби. Вот и теперь, тоже такое же чувство – ненадолго и этот. Хотя, возможно у них там, на небе, всё не так, как у нас и за свои слова принято отвечать, а не забывать. Поживём – увидим, пора домой.
Несколько дней отдыхал с подругой, потому что ничего больше делать не мог, да и лень было вообще куда-либо ходить, носить, махать, рулить и даже – говорить. Но потом и это наскучило, снова потянуло туда, где я чувствую себя в своей тарелке. Там, где жажда вроде бы утоляется, но утром – ещё сильнее и кажется: напоить её невозможно в принципе. Эта страсть чего-нибудь поискать – посильнее любой другой страсти будет. Она не просто любимое занятие, она – нечто поглощающее всего целиком. По-другому жить уже не сможешь, если один раз попробовал и тебе повезло – ты что-то нашёл.
Обычно новичкам везёт – их загадочная сила заманивает в искушение найти халяву, ещё и ещё. Даже если потом и не будет долгое время достойных находок, всё равно: она манит и манит. От неё невозможно избавиться, можно только заменить другой работой, на время. Выше только любовь к женщине и детям, наверное, хотя и те и другие – надоедают, снова хочется чего-нибудь новенького. А здесь – новое всякий раз. Мозг тренируется, придумывая объяснения и способы поиска в незнакомом месте. Каждый клад, или монетка – находятся по-разному, нет ни одного одинакового случая. Такое сильно влечёт, притягивает как магнит, зовёт не спеша, но очень настойчиво. Она всё равно победит – лучше сдаться сразу и не мучить себя.
Приехал на точку, а тут: конопля высотой в три метра, стеной стоит. Мне она пофиг, но как бы полицаи случайно не нагрянули. Им же хрен докажешь, что ты не верблюд. А ещё могут местные торчки, попытаются прогнать конкурента – будет драка. Но теперь можно не опасаться таких мелких неприятностей – он предупредит, надеюсь. Прибор раскладывается за несколько секунд, но надо подождать, пока не скажет, что настроился, при этом – желательно подальше от земли держать. Обычно: ложу на плечо, иду от машины, поглядывая по сторонам. Так и сейчас: вышел на бугорок, пытаюсь разглядеть на поверхности кусочки кирпичей, или горшков. Но видно только природные камни, от фундамента и стен, остальное – в траве. Выбрал направление, приметил ориентир и начал махать клюшкой. Тишина пока, может место до меня выбили, или нет ничего и не было. Сложно сразу определить, но ямок не видно: ни свежих, ни затянувшихся, значит – здесь почти никого не было.
Но по своему опыту знаю – если нет мелких потерь в виде: монет, пуговиц, крестиков и подобной мелочёвки, то жили не бедные. А ежели так, то было чего прятать от государства, или бандитов. Оно, возможно, ещё лежит здесь, осталось только обнаружить и поднять на свет, но лучше ночью, что бы не увидели издалека. Походил ещё кругами, хотел окончательно убедиться в своей правоте. Пару копеек, конечно же поднял, советы до войны оказались – это не показатель, могли пастухи потерять. Половина разведки закончена, пора доставать другой инструмент и ходить по площадям. Выключил и закинул на заднее сиденье, открыл багажник, достал чемодан с большим прибором. Но голос с неба говорит:
- сюда едут пятеро, на тяжёлом мотоцикле.
- а как они на нём поместились-то?
- двое – на сиденьях, а трое – в люльке, здесь будут через минуту.
- за ганджубасом, наверное.
- да.
- ну ничего страшного, от торчков отобьюсь – они же слабаки.
- не надо, у одного из них дядя – прокурор, будут проблемы.
- ну ты же решишь их, для тебя такое – пара пустяков, надеюсь.
- решу, но мне легче избежать лишнего вмешательства в вашу суету.
- значит: вы тоже там ленитесь, иногда.
- нет, мы более практичные, чем вы, у нас опыт огромный, знаем, как бывает.
- потом расскажешь чего-нибудь из своего прошлого – мне будет интересно.
- нет, ты сматывай удочки и сваливай подальше.
- а может меня сделаешь невидимым, будет смешно подшутить над ними.
- я тебя брошу в джунгли Амазонки, где много жаждущих покусать, или сожрать.
- не надо, всё понял, уже бегу, торчков задержи, немножко.
- да, уже стоят, искру ищут, лопатку не забудь.
- спасибо, должна быть вон там, а тут вообще есть смысл искать-то?
- нет, пусто здесь, только яма с зерном была и та, вся перегнила.
Загрузил всё обратно, захлопнул дверь, завёл и подъехал к лопате, так что бы не выходить, протянул руку и закинул за спинку. Ну а дальше: прямо по полю, до следующей дороги. Переехал на новое место, где уже бывал много раз, иногда – с дружками. Но здесь никто глубоко не искал, хотя профи, обычно, следов не оставляют, не разберёшь кто и что делал, а главное – нашёл, или нет. Но пока не слышал и не видел больших ям, но кто же будет брехать? В этой профессии надо язык за зубами уметь держать, завистников много, сожалеть потом придётся о чрезмерной болтливости.
Выбрал самый большой бугорок – они от бывших домов остаются после того, как местные растащат по кирпичику. Чем больше был дом – тем больше останки. А хорошие хоромы явно не бедняк мог себе позволить. Как правило, были крыты железом, а не черепицей, тогда – это было модно. Но остатки этой крыши теперь валяются везде, причём – разных размеров и на разной глубине. Но самое противное – они почти сгнили, в них чистого железа-то не осталось, а только ржавчина, которая звенит по-всякому, но не чернягой. Металлоискатель с ума сходит в таких местах, приходится грязно выругаться и уезжать. Однако, если уж очень хочется проверить легенду – тогда всё это дерьмо методично выскребать. Что и говорить – тяжёлая работа и неблагодарная.
Собрал большого, настроил так, что бы не меньше консервной банки чувствовал, иначе гвозди и проволочки с пробками – задалбают. Наметил ориентир на горизонте и давай ходить галсами, туда-сюда. Где звенит, пометил фишками и принялся рыть по очереди. Но только металлолом здесь старинный, лежит в земле сырой. Проверил все четыре квадрата вокруг бугра и ничего интересного, зато обновил покупку. До этого у меня был подобный прибор, но новый немецкий, намного превосходит тот самодельный, по всем статьям. Закинул всё в багажник и решил посидеть, подумать: стоит ли тут задерживаться, или нет.
Подъехала белая Нива, вышел мужичёк в форме полицейского, с папочкой в руке и направился ко мне. Камеру и диктофон я включил сразу же, мало ли как повернётся, демон может и не успеть, если занят более важными делишками. Подходит, представился участковым и начинает выспрашивать: что тут копаю, откуда приехал и имеется ли у меня разрешение. Спокойно отвечаю ему заранее придуманными фразами: про очистку земли от металлолома, который обязательно отдам владельцу этой территории потом, когда закончу. Но видимо он уже встречал нечто подобное и его немного поднатаскали в данном вопросе, опять хочет увидеть хоть какое-либо разрешение. Я уже собрался решить вопрос по-другому, как в нашей стране обычно всё решается, но моими устами ответил демон:
- да, конечно же оно имеется, сейчас покажу.
Меня такой поворот событий слегка испугал, хотя возможно – чудо уже совершено и какая-то бумажка, похожая на липовый открытый лист, точно есть в машине. Пошёл, достал папку с картами и другими листочками, но его здесь не вижу, то есть – подстава или нет? Посмотрел на небо, потом – на участкового и уже хотел наплести, что видимо, в спешке забыл его дома, но Бифазур посоветовал взять чистый листок и дать госслужащему. Так и сделал – чудо свершилось.
С удивлением смотрю, как человек усердно читает вслух документ на синем гербовом бланке: «Иванов Николай Михайлович имеет право производить археологические полевые работы на указанных объектах, с целью их изучения и сохранения». Дата, подпись, печать, как и должно быть, точнее – как их научили в академии. Дочитал и вернул мне, задал пару вопросов про находки, сел в свою Ниву и уехал. Он даже не посмотрел паспорт, или хотя бы права, видимо демон помог ему забыть – это сделать. Хотя, скорей всего, там тоже была бы фамилия – Иванов. С улыбкой разглядываю белую бумагу, с обеих сторон и опять вспоминаю избитую фразу: «мир, возможно не то, что мы видим, а то, что нам показывают». Собрался и на новое место, а здесь больше делать нечего, к тому же может быть опасно оставаться. Этот начальник, наверняка вернётся кое-что уточнить, ему же потом – эта встреча покажется очень странной.
Глава 3 Теперь по-новому
Приехал на точку, здесь был хутор из одного двора, видимо потом устроили ферму, или склад, а может и прежний хозяин – жил не тужил. Но на послевоенных картах уже нет ничего, раскулачили и растащили, или враги сожгли. Самое противное – не знаю точного места, сначала придётся пешком пройтись, разглядеть на местности. Пошёл вдоль ручья, периодически рассматривая в бинокль, всё подозрительное. Вдали видно стадо коров, похоже направляются в мою сторону – это не критично, лишь бы пастух оказался не зануда. Однажды с таким разговорился, кое-что выспросил и уже хотел уехать, как он – суёт мне мелочь и говорит: «загляни к бабе Вале, купи самогону и привези, я здесь буду до вечера». Ну не стал его посылать подальше, а просто пообещал, что сейчас привезу, тогда и заплатит, наверное – до сих пор меня ждёт.
Вижу не закопанные ямки, немного – это всегда неприятно. Мне они не конкуренты, слишком большая разница между нами, но зачем же пакостить другим, да и себе тоже. Вот поймать бы на месте и морду набить, или как котёнка – в ямку потыкать носом, пока ни научится не срать где попало. Приметил бугорок, небольшой и весь зарос колючками, но он мне нужен только как ориентир. Коровы подходят, очень полезные животные – траву уничтожают лучше кого бы то ни было, вот ещё бы не гадили, вообще красота бы была. Подожду, пока пройдут, а то будут мешать работать большим прибором, а вот и пастух – идёт ко мне.
- здарова.
- привет, ты местный?
- нет, с другого района, мне здесь нравится: кормят и платят.
- понятно, случайно не видел – кто тут недавно рылся.
- видел, двое на восьмёрке приезжали, с миноискателями.
- много монет наковыряли, наверное?
- да хрен их разберёшь, мне не показывали, выспрашивали, где жили кулаки.
- ясно, в следующий раз скажи, что бы ямки закапывали, а то корова ногу сломает.
- ну на мясо хозяин зарежет, мне-то что – я батрак, закурить не найдётся?
- конечно найдётся.
Даю ему целую пачку, специально для таких целей приобретённую. Ещё бутылка водки всегда с собой, на тот случай, если повезёт встретить древнего дедушку, который без стимулятора не всё помнит. Пастух погнал скотину дальше, а я достал чемоданчик и принялся раскладывать немчика. До заката трудился, но так и не добил участок, решил заночевать и продолжить на следующий день. Достал примус, котелок, лапшу, сосиски и пиво. Но этот, командирский голос, пока ещё чужой, но уже знакомый и его всегда хорошо слышно:
- сними клеща за правым ухом.
- ага, один, или ещё есть?
- есть, но этот заразит конго-крымской лихорадкой.
- понял, спасибо, а тут спрятано чёнить, или может – потеряно?
- да, ты по нему прошёл и не заметил.
- а что же не подсказал-то?
- тебе нравится искать, вот и ищи сам, а мне – эти клады не нужны.
- ну да, тебе точно такое не нужно. Но сам процесс – наслаждение, знаешь как завлекательно? Ты тоже попробуй откопать то, что спрятали от бандитов в кожаных тужурках, специально для меня – это же кайф.
- нет, для меня кайф выглядит по-другому, тебе не понять.
- ну почему держишь за папуаса, который ничему кроме бананов не радуется?
- потому, что ты слишком молодо выглядишь, по сравнению со мной.
- это плохая отмазка, ты бы показал что ли, а я – сравню и удивлюсь.
- нет, не покажу – это жестоко, уже пробовал, люди впадают в ступор от такой бесконечной разницы в искушённости и умениях.
- ах да, ты же злой и страшный, к тому же – долго живёшь и много гадишь, я про это совсем забыл, любишь убивать?
- люблю, а ещё: мучить по-всякому, живьём жечь и многое другое.
- а среди вас есть те, кто такое не любит?
- нет.
- то есть ангелы – тоже такие же?
- да, мы все одинаковые, это вы, людишки, нам названия дурацкие придумали.
- во как просто, ну тогда скажи, как сами себя называете.
- никак, у нас только имена, а остальное тебе знать не нужно, смерд.
- чё сразу обзываться-то, да, я помру когда-то, все люди умирают рано, или поздно, но таким как ты не хочу быть, понял?
- и не будешь, твоя задача: родиться и сдохнуть, а пока живёшь – ковыряйся.
- уговорил дорогой.
- спи в машине, а то искусают всего, станешь калекой на всю оставшуюся.
- это и понятно, до завтра.
Демон не пожелал мне спокойного сна, он вообще живёт без любезностей. Возможно людей воспринимает не больше чем животных, дающих души для коллекции. Зато всё без лицемерных заискиваний. Честно сказал, что думает и ему пофигу, как ты воспримешь, обидишься, или нахохлишься. Среди людей давно таких нет и наверное уже не будет. Все стараются угодить, не оскорбить, промолчать там, где надо бы матку правду зарезать, как свинью. Жаль, что не хочет меня учить, придётся самому все его тайны выведывать, помаленьку. Опыт добычи информации у меня имеется, хотя тут не так всё просто, он же мысли мои читает, как открытую книгу.
Утром прошёл до ручья и обратно, ноги стали мокрые от росы. Придётся ждать, пока не высохнет, иначе весь намокну, да ещё и грязным стану, однажды было такое. Неспешно позавтракал и задумался: «почему вчера не поднял ничего ценного». Можно предположить, что он – врёт и тут ничего нет, но пока не обманывал, обычно молчит, но не лукавит. Значит, что-то не так делаю, но может быть и то – чего я ещё не знаю в этом ремесле. Ладно, попробую настроить прибор на мелочёвку и ещё раз пройти, по-новому. Придётся много рыться, но ради победы готов слегка пойти против своих же выводов, достигнутых трудным опытом. Зато – приобрету новые.
Увеличил чуйку на глубиннике и заодно порог срабатывания – уменьшил. Запомнил и начал сканировать левый ближний квадрат – там меньше всего было металломусора. Прошёл почти весь и был удивлён – действительно мало: всего-то пять раз копнул. Получается, что вчера поднял большую часть. В конце, ближе к правому, начали попадаться железки, которых во втором участке было много – два десятка откопал. А на третьем и четвёртом, с другой стороны от бугра, тоже были, но гораздо меньше, чем во втором. Однако опять ничего, напоминающего клад. Снова перестроил прибор и прошёл по третьему разу, быстро, почти без копаний. Хороший прибор купил – сразу почти всё, что надо чует. Солнце начало припекать и пора обедать, но цель не достигнута – это мне совсем не приятно. Сижу, молча поглощаю жратву, смотрю на кучу металлолома и пытаюсь что-то придумать, но ничего в голову не лезет. Ну а что делать-то? Сменить прибор.
Настроил франца на максимум, дискрим убрал, чтоб не мешался, проверил на обломке иголки – видит вплотную и пустился в погоню за призраком. И тут оно началось, то, что я обычно называю: тилинь-тинь-тинь. То есть – проводишь близко от земли справа налево и слышишь штук пять целей, потом смещаешься вперёд на полшага и слева направо – ещё семь. А если быстро махать, то вся какофония сливается в одну сплошную мелодию, от которой хочется петь песенку, про невезуху по жизни. Легче нанять узкоглазых и пусть весь участок, на штык глубиной, сквозь сито просеют. Потом можно будет найти любым прибором. Но зачем же посторонние, да и хочется доказать самому себе: «ты лучший – из лучших». Это уже стало такой навязчивой идеей, что самого подмывает от неё избавиться, но теперь уже не возможно. Я же всё равно добью, или буду не я – типа девиз такой у меня, или лозунг, а может и смысл жизни.
Снова сижу и пытаюсь перебрать все возможные и невозможные варианты, заранее отметая главный: «да нет тут ни хрена». То есть – оно существует и обязательно нужно найти, вопрос – как? Можно всё перекопать, желательно экскаватором, или бульдозером, но не факт, что увидишь его, если он слишком маленький и затеряется в земле. А лопатой и за месяц не управиться, да и смысла нет терять время, лучше пока оставить – на примете имеется много других мест. Щупом, или шуруповёртом с тонким сверлом, можно не достать, или не почувствовать – такой способ хорош для обнаружения перекрытий подвалов с засыпанным входом. А здесь достаточно всего один раз ошибиться и вся работа – в холостую. К тому же, много керамики и железок, будет упираться через каждый сантиметр.
Нужно опять перенастроить детектор, потом ещё и ещё, каждый раз увеличивать параметры на единицу. Не выискивать всё, а найти тот порог, где мелочь уже не чует, а клад – да. Но его размер, состав, глубину, форму и то, что может лежать над ним, или рядом – надо представить в уме. На что настраивать-то, нужен образец, похожий на этот клад, а откуда я его знаю? И никто не знает, кроме демона, но в этом-то весь кайф и заключается. Воображение для того и дано человеку, что бы его развивать до бесконечности. То есть – ощущать себя выше всех, или почти всех камрадов, но ниже небожителей. Но это пока только в теории. А на практике – весьма сложно добиться такого. Даже если ценой неимоверных усилий, огромных потерь времени и средств, чего-то найдёшь сейчас, то завтра, в другом месте – всё будет совсем по другому.
И вдруг пришла глупая мысль: «попробовать досмотровым». Он же далеко не учует, зато весь поверхностный мусор, можно будет выдернуть. Единственный и очень большой недостаток – надо на коленках ползать, потому что ручной, а запасной клюшки нет с собой. Можно с франца снять катушку и привязать к его штанге, но быстро соскочит, такое крепление – временное и ненадёжное. Уже так делал один раз, пришлось понервничать и домой уехать. Значит на карачках, ну а что тут зазорного – надо, так надо. Попробовал, выбил участок десять на десять метров и понял – не вариант, уж больно трудоёмко и непривычно. Прошёл францем по этому кусочку. Гораздо приятнее, теперь только то, что поглубже, приходилось копать, немного.
Больше не стал ничего придумывать, перенастроил на быстрый отклик и принялся усердно копать всё подряд: гвозди, лоскутки ржавчины, осколки чугунков, короче – всё. До темна успел закончить первый, устал, как будто бетон месил весь день, без перерыва. Поужинал, с зеркальцем высмотрел все места на теле своём, в надежде обнаружить кровопивцев, но почему-то их не нашлось, ни одного. Видимо не успевали проникать под одежду – я их вовремя замечал и стряхивал со своих штанов.
Новое утро выдалось без росы и с влажным западным ветерком, значит – надо спешить до первых капель отсюда смотаться. Ускоренными темпами, почти без перекуров, добил вторую половину и опять – нифига. Возможно пропустил, но скорее всего – он в стороне, надо расширить круг поиска – это ещё на пару дней. Оставлю на потом, но пока часок, другой можно по последнему разу пройти, вот только угадать с настройками. Выбрал низкую частоту, при максимальном токе. Самую долгую скорость восстановления, дискрим – шесть единиц, грунт – девяносто, чуйку – среднюю оставил, что бы можно было добавить в любой момент. Укоротил штангу на пять сантиметров – так удобней махать, повыше от земли. Для себя решил: «буду обращать внимание только на сомнительные сигналы». Вдруг повезёт и он не закрыт сверху гвоздиком, или ещё чёрти каким кусочком металла.
Оказывается – это приятно. Ходить без озабоченности и щепетильности, как на прогулку выехал, в свободное от основной работы время. Найдёшь – хорошо, нет – тоже неплохо время провёл, вон хабара сколько поднял. Неужели я когда-то был таким же, как почти два лимона любителей металлопоиска. Нет, не помню, что бы от нечего делать куда-то ездил, всегда была цель, и обычно – по легендам работал, А потом – по картам и другим данным, вычислял хлебные места. Всевозможные напевы разных приборов давно стали привычными. Теперь могу среди всей этой неблагозвучности вычленить тот, что нужен.
А вот и он, невнятный, трудно повторяемый, при каждом новом взмахе над этой точкой. На ребро поставил – тишина, зашёл с боку – по-другому звучит. Так всегда бывает, если цель глубоко или форма её – безобразная. А монеты хороши тем, что как не вертись над ней – звонко поёт и громко. А сейчас пиликает, как будто большая железка находится глубоко, а дискриминатор пытается её отсеять. Но у него – это плохо получается, не справляется с таким объёмом. Надо копнуть, но сначала сбегать за видеокамерой. Принёс, включил, одел на голову, а вдруг – это он, если нет, то сотру запись.
Выдёргиваю комок такого размера, что бы катуха туда поместилась. Помещаю: да, есть оно, но что именно – неизвестно. Сигнал стал устойчивый и одинаковый, что с боку, что спереди. Ну тогда лопате дорогу, только аккуратно, очень важно – не повредить горлышко. Ковыряю по горсточке, почувствовал что-то твёрдое, сунул туда пинпойнтер – верещит как поросёнок, недорезанный. Руками выгребаю, но надо расширить, заодно поглядываю по сторонам. Вот этот, самый важный момент, много раз проигрывал в уме: «как всё сделать незаметно, что бы никто не догадался, даже если издалека подсматривает в подзорную трубу». Потом же всем растрезвонит: «какой-то парень с миноискателем, мешок золота нашего нашёл и укатил». Будут искать, придётся отбивать наезды, а может и бандитов в погонах подключат, поэтому – лучше не давать повода для слухов и сплетен.
Ну вот, вроде шевелится, поднимаю, но держу в ямке. Это флакончик, стеклянный, а внутри видно нечто жёлтенькое, немного – в одной руке поместятся. Глубоко лежал: на полтора штыка фискаря, поэтому так сложно всё выглядит. Не изобрели ещё тот МД, который мог бы обнаружить горсть николашек, на такой глубине, среди помех. Хотя есть инструменты из Австралии, для поиска самородков, которые везде достанут. Но уж больно они крутые и созданы для поиска мелких золотых зёрнышек в тяжёлых грунтах. То есть: он бы тут звенел, вообще не умолкая, пришлось бы всё перекопать. Ну, тогда лучше ситом, зато стоит этот инструмент, как новая Нива, здесь такой – не нужен.
Закидываю землю назад, сую всё в карманы и опять махаю клюшкой. Надо сделать вид, что ничего не случилось. Значит демон правду сказал, интересно – когда же он меня обманет, может никогда, а может уже обманул, в самом начале. Ладно, пора домой, ветер стихает, дождик уже близко. Хабар тоже закинул в багажник, что бы по дороге показывать чего нашёл. Обычно, видя эти ржавые обломки, народ сразу воспринимает меня как дилетанта и взять с меня – нечего. Иногда столько нароешь, что на две поездки хватало, ну если цены на чернягу – высокие, а на бензин – низкие. Хотя польза бывает иногда: у меня топор царских времён, его всегда с собой вожу. Ещё лом из торсиона, от кабины Камаза, кувалда, пара монтировок, молоток и бур, пила по металлу и чемодан всяких, нужных вещей. Вроде много лишнего – это необходимо, дабы не было обидно, когда они нужны здесь и сейчас, а не дома и завтра. Опыт для того и приобретается, что бы работать без нервотрёпки и холостых выездов, чтоб всегда – точно в цель.
Добрался до дому без проблем, просверлил пробку, вставил распорку и выдернул. Высыпал десятирублёвки: семнадцать штук оказалось, ещё обручальное кольцо женского размера, крестик на цепочке и серьги. Всё приятного цвета, наверняка не фальшивое, хотя слышал, что в те времена даже червончики подделывали. Причём соседние государства этим, гнусным делом, занимались. По цене не много, на чёрный день, как раз хватит, можно приныкать подальше и забыть, на некоторое время. Но местечко надо выбрать такое, где даже случайно не нашли бы, желательно – несколько мест. Так и сделал: прикинул по картам три поля в округе, взял земляной бур и поехал вечером на японце.
Делаю дыру в земле, примерно метр глубиной, кидаю баночку из-под фотоплёнки, проверяю палочкой: дошла ли до дна. Засыпаю, периодически утрамбовывая, ставлю точку в навигаторе. Потом метрах в трёх – закапываю кольцо из любого металла, на полметра, иначе плугом достанут, когда поле пахать будут. Замеряю рулеткой расстояние между ними, записываю. Со стороны кольца замечаю ориентир, напротив микроклада. Зарисовываю, а то забуду. И так – три раза.
Я же знаю, как будут искать, поэтому стану прятать так, что бы не нашли. Но сам найду, иначе смысл теряется во всей этой суете. Кольцо любой прибор видит глубоко и звенит оно всегда громко, цветняком, надо только на точку выйти по навигатору. Ну а потом отмерить в нужном направлении, нужное расстояние и лопатой поработать примерно полчаса. Однако есть очень маленькая вероятность, что в этом месте замутят какую-нибудь стройку, или изыскательные работы, типа буровой вышки. Тогда велик шанс потерять, поэтому и кладу – по чуть-чуть в каждом, что бы не жалко было одной недосчитаться. Конечно же иногда буду мимо проезжать, посматривать. А завтра – снова в путь.
Приехал на место, но здесь посторонние. Так часто бывает и ничего тут не поделаешь, придётся отложить на потом, незачем мешаться друг другу. Поэтому когда еду, то заранее намечаю несколько точек в этом районе, чтоб мне зря кататься-то? Достал бинокль и присмотрелся – семейная пара: муж, жена и ребёнок. Рядом автомобильчик, типа пирожок и столик раскладной, со стульчиками. Отдыхают на природе, в свободное от основной работы время, многие так делают. Ковыряются каждый со своей клюшкой, а дитё – само по себе бегает между ними. Можно подождать, но бывает, что коллеги до вечера разгоняют скуку трудовой недели. А в общем-то – они мне не смогут запретить просканировать участок, без копаний. Несколько железок, подниму для отвода глаз, тех, что ближе к поверхности, они легко обнаруживаются, если катуху на ребро ставить. Но глубокие цели необходимо пропустить – вдруг окажется неожиданность, от которой любому мозги завернёт в глупую сторону. Примечу где, потом вернусь и раскопаю, а если нет таких, то больше сюда не приеду. Подкатываю поближе, выхожу.
- привет камрады, ну как успехи?
- понемножку, но похоже – уже нет здесь ничего хорошего, а ты тоже увлечён поисками?
- ну да, есть такая слабость, или страсть, не знаю, как правильно называется.
- а какой у тебя прибор?
- у меня глубинник, в основном по металлолому специализируюсь.
- а мы – по монетам ходим.
- ну да, каждому своё хобби, я тоже раньше копейки ковырял, надоело.
- а что, чернина лучше?
- нет, но гораздо выгоднее, бывает и увесистый цветняк, попадётся.
- давно ищешь?
- нет, пару годков, с перерывами.
- а мы уже лет пять этим увлекаемся, раньше на рыбалку ездили, а теперь – в поля.
- это лучше, чем дома футбол с пивом, или сериалы смотреть, по ящику.
- конечно лучше, на природе по любому приятнее отдыхать, меня Виктор звать, а её Валентина, ну а маленькую Настенькой назвали, а тебя как?
- а я Лёха, смотрю – вы аккуратные, не мусорите и ямки закапываете.
- да, мы правила знаем и нам хотелось бы, чтоб все так делали.
- и мне тоже этого очень, очень хочется, возможно, будущие поколения перестанут называться «русишь швайн», или наш, свинский менталитет – непобедим?
- да, пока с этим трудности, вот дочка может, и не будет такой – мы постараемся.
- ладно, попробую отыскать тут нечто большое, а если нет – поеду дальше.
- а у тебя на примете много мест?
- нет, мало, их всегда мало, есть ещё заброшенная ферма, недалеко, но там уже был.
- а хутор, заброшенный, не знаешь где?
- знаю несколько, но там всё изрыто, они у всех на слуху, вы там были, наверное.
- может и были, давай посмотрим, как ты работаешь, мы с таким ещё не встречались, только на ютубе смотрели и всё.
Собрал метровую рамку, прицепил к штанге, сделанной из удочки и пошёл махать, расставляя фишки, где громка звенит. За мной пристально наблюдали три пары глаз, но мой опыт не даст им шанс заподозрить меня в сокрытии чего-либо ценного, да и демон подскажет, надеюсь. Но ни одного глубокого сигнала не выявил, бедное местечко в плане больших железок, а насчёт монеток и пробок – проверять не буду. Откопал несколько ржавых фрагментов непонятно чего, закинул в багажник, попрощался и к следующей точке.
Грунтовка прямая и накатанная, можно разогнаться под восемьдесят, только руль держать ровно и не вертеть, даже если яма, или кочка – на пути. У Нивы база короткая и она легко переворачивается, чуть вильнул: пошёл в занос с последующими кувырками. Машину в утиль, а себя – в больницу надолго, а можно калекой стать, если повезёт, но лучше – сразу отдать душу. Но опять чудо: на ходу открывается правая дверь и входит Бифазур, садится, но я не отвлекаюсь, а плавно снижаю скорость.
- привет Биф, ты чего так пугаешь, что-то важное и срочное, или соскучился?
- вон видишь курган, заросший кустами и деревьями?
- вижу и что.
- в западной стороне, почти у подошвы, лежит то, что надо.
- ну и пусть лежит, я же не гробокопатель, так низко ещё не опускался.
- и не надо – это раскопали давно, спрятали, завидев опасность, никто не вернулся.
- ага, этих бугровщиков кто-то прикончил, но они не сдали находки?
- да, надеялись до последнего, думали, что их отпустят, молчали.
- а если бы сдали, то возможно – остались бы живы?
- нет, разве отпускают тех, кто всё отдал, пусть лучше молчат как мёртвые.
- то есть – на этом золоте кровь, я побаиваюсь к нему прикасаться.
- его когда отливали три тысячи лет назад, то столько смертных полегло, ни за что.
- тем более, этот кровавый след издалека тянется, опасаюсь таких находок.
- что за чушь в твою голову постоянно приходит? Меня надо бояться, а ни бездушных предметов, которые не могут убить.
- но есть же поверья – они работают, народ-то зря брехать – не будет.
- будет и ещё как, фантазёры всегда были, их впечатляли земляные духи на это.
- ты хочешь сказать: все сказания от вас идут?
- ну да, сам прикинь, как может кусок металла тебе причинить ущерб.
- наверное, может как-то, точнее не сам металл, а его проклятие, или порча, сглаз.
- а кто всем этим колдовством заведует?
- такие, как ты, наверное.
- вот именно, поэтому никто тебя ни сглазит, пока я не позволю, понятно?
- понятно, то есть ты не разрешишь своим дружбанам меня обижать?
- конечно – нет, иначе смысл тебя оберегать теряется. А ты теперь весь – мой.
- то-то я смотрю: домовой перестал будить меня по ночам, тебя боится?
- пусть только попробует – испепелю гадёныша.
- ты наверное великий демон и перед тобой все трепещут?
- да, уважают силу и могущество, но мне – это дорого обходится.
- а такие, как я, тебя сильнее делают?
- да, всякий раз новая душа дополняет мою натуру, мне не нужны хлюпики.
- во как, то есть пока живу – ты будешь меня воспитывать, как героя, или рыцаря.
- конечно буду, я же знаю какой ты мне нужен, вот и познавай, плохому не научу.
- зашибись, а колдовать научишь?
- да, но колдунов среди людей нет, а есть только те, кто ради этого – душу продал.
- понимаю, всякими ритуалами и танцами с напевами, они просят своего демона сотворить чудо, он исполняет их просьбы, стадо видит и верит – это шаман сделал.
- примерно так, но наоборот – демон заставляет колдуна плясать по-всякому, входить в мнимый транс, фокусы выделывать, иногда – сам чудо покажет, что бы толпа поверила.
- то есть любой колдун – это работник, который сам-то ни хрена не может, ничего.
- да, иначе все люди были бы волшебниками, а ваш мир – стал бы другим.
- похожим на ваш?
- нет, у нас всё жёстко с этими чудесами, а вы станете сказочными существами.
- примитивное подобие вас и ваших возможностей, без перспективы роста.
- именно так, жалкие и ленивые, никому не нужные, глупые как дети.
- ага, понятно, поэтому у нас так много конфликтов, где всё – по-настоящему.
- да, надо же возвращаться в реальность, хоть иногда – это полезно.
- но сказка порой так манит в свои объятья, что сил нет удержаться и не впасть в детство, как было, когда ещё под столом пешком ходил, все мы дети порой.
- пора взрослеть, хотя – можешь предаваться воспоминаниям, сколько хочешь.
- а может ты мне, во сне, грёзы всякие будешь показывать, а наяву – реальность.
- некогда твои сны сочинять, мозг сам всё придумает и покажет, иди.
- злыдень ты, ладно, пойду и найду этот проклятый клад.
Он вышел и сразу же исчез, потому что в зеркале заднего вида так и не появился, а дверь – сама захлопнулась. А я сидел и думал: как же в этой жизни всё запутанно и перевёрнуто, с ног на голову. Он действительно многому может научить и растолковать то, в чём, даже с поллитрой не разберёшься. Это неплохо для моей гордости, точнее – уверенности в завтрашнем дне, который уже ничем не пугает. Теперь всё просто и понятно, хоть и печально выглядит. Остановился чуть дальше, возле зарослей колючки, что бы хоть с одной стороны машину не было видно, хотя – наплевать мне на посторонних.
Сначала одел на голову камеру, обошёл вокруг кургана. Он есть на карте, генштабовской километровке, как звёздочка 8.1. Но на взгляд: метров шесть ему дал бы и не более. Карты составлялись в сталинские времена, возможно был повыше тогда, а за эти годы много чего могли на нём натворить. На вершину не стал подниматься – там ничего интересного, да и трудновато через кушири лезть, по крутому склону. Достал глубинник, поставил полуметровую, круглую катушку. С ней можно быстрее пройти и не пропустить ничего. Через несколько минут поиска поставил с десяток фишек, не ожидал, что здесь, так много хлама окажется.
Отыскал быстро, но пришлось – пару пудов колхозных железок откопать. В основном: лемеха поломанные и пробки всех мастей и времён, да ещё – четыре советских монетки. Видимо частенько тут трактористы перекуры устраивали, может на обед собирались и бутылку, одну на всех, для аппетиту, распивали. Клад оказался в метре от пахоты. Ещё бы немного и какой-нибудь пьяный плуг вильнул сюда и всё – счастливый крестьянин испортил свою, а так же всей своей родне, спокойную жизнь. За такие ценности могут и голову оторвать вживую, а за дёшево продавать – никто не захочет. Неглубоко лежал, прав демон – в спешке прятали, похоже: в тряпку завернули, от которой уже нет и следа.
В основном всё жёлтенькое: пара ёмкостей, похожих на глубокую тарелку, кружка, слегка помятая, много мелочи в виде пластинок, обычно на костюм нашивают такие. Три фигурки зверей, чуть больше спичечного коробка, гривна на шею, браслет массивный, на руке застёгивался и перстень с круглым, синим камушком. Ещё: обкладка колчана для стрел и какие-то, бесформенные кусочки, наверное, оторвали с оружия, украшенного полосками и проволочками. Причём на некоторых – остались зелёные окислы. Можно предположить – это был бронзовый меч, или кинжал, который стоит гораздо дороже всех этих блестяшек.
Захотелось его откопать, однако – на такие подвиги я не решусь. Это же придётся несколько ночей, вдвоём, рыть колодец, на вершине этого холма и не факт, что он там найдётся. К тому же: запросто может засыпать, да так, что и вякнуть не успеешь. Кто-либо случайно увидит и настучит, а менты: поймают с поличным и закроют на шесть лет, хотя, думаю – откуплюсь. Воры почему-то не взяли медяшку, она осталась валяться в глубине этой могилы, среди костей своего владельца. Наверняка: теперь достанется архам, которые будут вскрывать его, когда-нибудь.
Но самое впечатляющее: круглая, серебряная пластина, размером с фуражку, покрыта приятной, тёмно-серой патиной, очень красивая. На ней в центре: оскалившаяся пасть тигра или грифона, а по кругу – сцены охоты на диких зверей. Видимо нашивалась на грудь, или на щит – по краям имеются небольшие отверстия. Вот её почистить и покрасить, что бы не догадались, откуда такое взято. Будет украшать камин в доме, а может продать – от греха подальше. Цену узнать бы – это будет непросто, подобных вещей всего-то в мире пару десятков, в музеях выставлены.
Тащить к себе такого рода артефакты не стоит – завистников много найдётся. А если, вдруг кто увидит, зайдя в гости? Тогда проблем будет столько, что и демон едва разгребёт. Значит, как обычно – перепрятать по разным углам. Переехал в другое, укромное местечко, возле изгиба ручья, запустил квадрокоптер. Надо видеть всех, кто попытается незаметно приблизиться. Сфотографировал на чёрном фоне, с линейкой, все предметы, по очереди. Такое необходимо сделать, что бы показывать потом покупателю, который сможет представить размеры, без лишних вопросов. Ещё нужно положить на весы и тоже сфотать, но крупняк – не помещается. Не предусмотрел, что придётся взвешивать ещё что-то, кроме монет – надо двое весов с собой возить. Разделил, примерно на три равные части: в чашки и кружку напихал всю мелочь, завернул в пакетики и стал разглядывать карту, намечая, где можно всё зарыть этой ночью.
Три точки выбрал по дороге к дому, если зигзагами ехать по полевым грунтовкам. Глубоко не копал и далеко в пахоту не уходил, потому что все они – временные. Потом, дома посижу и спокойно придумаю, как и где спрятать понадёжнее. Возможно: в одном месте, или же неподалёку друг от друга, что бы за один раз забрать, если вдруг приспичит. Покупателя сложно найти будет, зато приобрету и этот опыт.
В прошлом году имел возможность познакомиться с теми, кто такие курганы раскапывает – работа у них такая. Низина, возле реки, посреди обширного поля, видимо когда-то тёк ручей от ближайших родников. Так на карте позапрошлого века нарисовано, а теперь: воды хватает только для наполнения пруда в середине, до речки уже ничего не доходит. Но по обеим сторонам этого поля, на возвышенностях, находились эти бугры, один почти шестиметровый был – его уже нет. Зато стоит вагончик, а куча земли: растянута бульдозером на сотню метров туда и сюда. Посмотрел в бинокль – там люди ковыряются.
Подкатываю поближе, если нельзя – уеду. Выхожу, приветствую и вежливо спрашиваю разрешения поглазеть. Никто не отказывает, но и особой радости у них – не вызываю. Архи молча делают своё дело, лишь иногда что-то спрашивают у старшего. Он даёт советы, указывает, где и как копать. Скорее всего – они добрались до входа в дромос, который ведёт в главное захоронение. Вижу огромные каменные плиты, на ребро поставленные, покрытые толстенными, почти чёрными брёвнами. Но кое-где – эта крыша провалилась под тяжестью земли, а может – прогнила.
Захотелось себя запечатлеть на фоне будущей сенсации. Мне не запретили, но попросили – не выставлять нигде в интернете. Поглазел ещё немного, спросил насчёт завтра, или через пару дней снова посетить, может привезти продуктов. Ответили, что у них всё необходимое есть, а смотреть не запрещается, только – ничего не трогать. Помечтал немного о: вживую увиденной, не разграбленной, могиле скифского вождя и уехал домой. Здесь, наверное – золотых изделий будет полцентнера, или больше, но вряд ли, никто такое не знает, пока не докопают.
Через неделю – опять наведался в это место. Тишина, никого нет, а бульдозер – заровнял землёй всё, что я видел тогда. Теперь никак не найти ничего, металла там нет, а если есть немного, то на такой большой глубине, так что мои приборы могут и не почуять его. Да и зачем оно мне надо, я же не гробокопатель, у меня и без этого геморроя, хватает мест. Примерно через полгода встретил знакомого, связанного с архиокругами, выспросил у него про этот курган. Он сначала не понял, про что именно спрашиваю, а потом вспомнил: к ним катался чуть ли не каждый день, посмотреть на успехи.
Оказывается: долину будут затапливать буферным водохранилищем, что бы дальше вода текла чистая и пригодная для хозяйственных целей. Поэтому вызвали спецов, с открытым листом и те выполнили свою работу. Но не до конца: они не проникли в склеп, по причине его затопления грунтовыми водами. К тому же должны были приехать столичные учёные, для поддержки, или хрен их знает зачем. Теперь, прежде чем туда залезть, надо обкопать вокруг огромную канаву и постоянно из неё откачивать воду. Перенесли – это дело на потом, когда начнут строить дамбу и будет много техники. Но, возможно имеется другая причина – скрытная. Дело в том, что их экспедицию спонсирует газпром и проблем с техникой – нет.
Попросил его держать меня в курсе событий, уж очень хочется самому всё увидеть, а не по телеку в новостях, или на ютубе. В последнее время всё больше ловлю себя на мысли, что пора тоже становиться археологом и работать не только на себя, но и на людей. Однако у меня нет диплома об окончании истфака, да и вряд ли примут в свои ряды, узнав о моём прошлом. Так что останусь «чёрным копателем», как все придурки обзывают. Я не обижаюсь на судьбу и тем более – на нелепых человечков. Они живут по своим шаблонам и стереотипам, кем-то придуманным. Им такая жизнь наверное нравится, ну и пусть существуют в своих радугах и радуются. Одно обидно – напарника не найти в их среде. Но теперь есть Бифазур и я нашему сотрудничеству очень рад, а жизнь – всё равно когда-либо кончится.
Глава 4 Пещера
Я туда ходил, примерно лет десять назад. Легенду услышал от приятеля – у него в тех краях живёт дедушка его жены. По моей просьбе он расспросил деда, когда в гости ездил, тот всё что знал – рассказал, под водочку. По карте посмотрел, как лучше пройти, собрался и поехал. Но видимо: давно эти слухи ходят и до меня там много кто побывал. Всё перерыто, как внутри, так и при входе и везде накиданы консервные банки, с другим хламом. Зато сама пещера понравилась: злая как собака – это сразу почувствовал, когда зашёл в первый зал. А спал возле входа, всего-то полчаса за всю ночь, как будто некто, невидимый, мешал и хотел от меня поскорее избавиться.
Приехал, поставил машину возле забора, договорившись с хозяйкой за бутылку. Маршрут знакомый, поклажа не тяжёлая, хоть я и постарел малость, но пока ещё могу пройтись денёк – другой, по предгорьям. Как и в прошлый раз: не получилось сразу выйти на неё – в лесу плохо видно, пока не поднимешься на скалу. Это не тяжело, хотя и немного неприятно, спустился и зашёл с другой стороны. Ничего тут не изменилось, только автографы стали современными и в размерах увеличились – теперь краской из баллончиков рисуют.
Переоделся в костюмчик, который не жалко вымазать, одел каску, фонарик на голову вместе с камерой, второй – в руки, ещё два – в карман. Вхожу, коридор тянется метров двадцать, плавно заворачивая влево. Потом надо пригнуться и войти в зал, от которого во все направления расходятся ходы. Меня встречает мужичёк, примерно моих лет, в одеждах похожих на те, что были на демоне. Да и взгляд у него тоже такой же, но чуть слабее, в плане пронзительности.
- привет, ты кто?
- Муцарил, хранитель пещеры.
- ты здесь живёшь что ли, или сторожишь за магарыч?
- охраняю, а с тобой рад снова повидаться.
- не понял, мы вроде не знакомы, никого здесь не было тогда.
- я здесь давно, но ты не мог меня видеть, а теперь – можешь.
- невидимка значит, надо думать – тоже на небе обитаешь?
- где хочу там и живу, мне тут нравится – скучать не дают туристы.
- а ты их пугаешь от скуки, тоже злой дух, или призрак?
- по-всякому бывает, иногда приходится выпроваживать, но не всё от меня зависит.
- а от кого ещё может зависеть, кому эта дыра нужна?
- дыра – никому, а вот такие, как ты – нужны.
- да я тоже никому не нужен, а вот моя душа почему-то ценится, только чем не знаю.
- потом узнаешь, тебе здесь что нужно?
- да ничего, хотел проведать старые места, заодно разгуляться, немножко.
- надеюсь – на этот раз искать не будешь?
- нет, по-моему – уже всё нашли до меня, или я не прав?
- прав, всё равно тебе бы ничего не отдал, ты не захотел со мной дружить.
- а как дружить с невидимкой, я только чувствовал присутствие непонятно чего, вот если бы появился как сейчас – может и договорились, тоже хотел прогнать меня, спать не давал всю ночь.
- если захотел – прогнал бы, да так, что сюда больше ни ногой, но нельзя было.
- а теперь можно?
- да, ты уже наш, тебе всё позволено, почти всё.
- вот это радует, может по пиву?
- нет, я на работе, сюда идут трое.
- далеко?
- через час будут, да ты не бойся – они дети ещё.
- ладно, не буду вам мешать, только расскажи про ту легенду.
- за тем добром хозяин вернулся, через год и забрал.
- то есть – клад всё-таки был, ты его отдал, а остальных – гоняешь.
- да, мне нравится, а тот князь меня отблагодарил, добрый был человек.
- и много ли сокровищ он тебе доверил?
- четыре мешка, вместе с сыном они быстро принесли и также быстро – унесли.
- а другие тут прятали ещё что-либо?
- нет, диверсанты разок ночевали и беглые бандиты, от погони неделю укрывались.
- а много поискать-то приходят?
- почти все, пару тысяч человечков за сезон, уже два века, не скучаю – меня такие как ты всегда радуют, иногда смешно бывает.
- ну пока не слышно, что бы ты кого-то довёл до умопомешательства.
- это не нужно, просто развлекаюсь, тебе тоже знакома такая игра.
- ну да, иногда нравится лапшу набрехать дилетантам, а ты всех своих коллег в округе знаешь, или вы не общаетесь?
- конечно всех, а тебе зачем?
- слыхал про пещеру страха, недалеко в горах, типа: там есть порог метров через сорок от входа, который непреодолим, всем страшно становится, но никто виду не подаёт.
- есть такая, Арикай там заведует, но тебя туда тоже – не пустят.
- почему?
- покачену, нельзя – значит нельзя, ты же не демон, а простой смертный, умрёшь там, и никто твой трупп не заберёт, будешь вонять долго.
- ага, кажется понял: есть то, что может навредить, излучение какое или газ радон, а может – ещё какой секрет, вот и стоит страж, что бы не лезли глупцы, или как?
- именно так, не ходи – всё равно не пустит.
- понял, ты можешь меня напугать сейчас, а то я давненько не испытывал страх.
- могу.
Он превратился в мерцающее, размытое облако, как и всё вокруг. При этом: очень ярко чувствовался нарастающий ужас. Я пытался противостоять, но у меня плохо получалось. Своим умом понимаю: всё не настоящее, но тело слушаться перестало и никак не получается с ним совладать. Начало колотить, мороз по коже, волосы шевелятся. Захотелось орать, что есть мочи и на горшок одновременно, но опять – этот паралич всех конечностей, не даёт убежать. Знакомые чувства, всегда неприятные, зато теперь могу попытаться вырваться – я же не сплю. Но он сразу отреагировал и усилил воздействие, стало вообще невыносимо жутко – это побудило меня резко дёрнуться из капкана. Получилось, хотя, наверное – он перестал нагонять ужас. Всё постепенно прояснилось и вновь вижу его ухмыляющуюся рожу.
- ну, вспомнилось былое?
- да уж, умеете вы поиздеваться над нашими бренными телами.
- ну а как ещё убедить, если лезете куда не надо, слов-то совсем не понимаете.
- ладно, счастливо оставаться, зимой у камина посмотрю эту видеозапись.
- её нет.
- ты что, мне камеру сломал?
- выключил на время, сам понимаешь: ни к чему подобные свидетельства.
- понимаю, но я же не забуду тебя.
- а кто тебе поверит, или хочешь прослыть болтуном сказочником?
- ясно, что вы за народ такой – с вами даже выпить не получается.
- мы не народ, иди, тебе пора.
- до встречи Муцарил, ещё увидимся, надеюсь.
- обязательно, приходи зимой, поспокойней будет, может и напьёмся твоего пива.
- уговорил дорогой, пока.
Он удалился в стену, то есть: просто погрузился в неё, как в воду, не оставляя следов. Я про такое слышал, но увидел первый раз, да и вообще – это всё впервые со мной. Вернулся на выход, присел на камень и задумался. Всё как-то не по-настоящему, что ли. Раньше были страхи, переживания, тревоги. А теперь: общаюсь с нечистью, как с самыми лепшими корефанами и вообще не испытываю беспокойства. Неужели я больше не человек, или может в их мире всё не так, как учат в школе те, кто ни хрена не знает об этом. Ну да, люди любят фантазировать, особенно те, у кого интеллект – ниже плинтуса, такую чушь сочинят иногда, что слушать противно. Но самое смешное: все им верят и друг другу пересказывают, добавляя своё. Хотя, наверное, сказки нужны, что бы их боялись, ведь страх перед тёмными силами – самое лучшее средство от недоумков.
Переоделся и ушёл вдоль скалы, лишь бы не встретиться с детишками – пусть сами постигают неожиданности. Переехал на другое место. Здесь тоже есть коридор в скале, с легендой времён гражданской войны. Прошлый раз с напарником мы её проверили: откопали несколько монет и другого хлама, а главный трофей – самодельный нож, ему очень понравился. Мне он без надобности, а другу – будет напоминать про былое. Только – это уже холодняк и пришлось прятать, что бы случайно не обнаружили, но в машине всегда есть потайные нычки.
Здесь поближе и с высоты входа: видно дорогу и Ниву, можно иногда выглядывать, на всякий случай. Подняться туда не сложно, но чувствуется лёгкая усталость, видно годы уже начинают сказываться. Протискиваюсь сквозь узкую щель, потом лезу по карнизу, шириной в пол ступни, цепляясь за стену. Тут желательно вниз не смотреть, хотя всего-то метров десять лететь до склона с осыпью, главное – на ноги приземлиться и поехать с горки, если вдруг не удержусь. Переваливаю через выступ – и я в пещере. Здесь тоже встречает хранитель.
- привет, а ты кто?
- Гайрикс.
- меня что ли ждёшь?
- да, я рад тебя снова видеть.
- я тоже рад со всеми вами познакомиться.
- ну заходи, а то соскучился по людям.
- а тут многое изменилось, видимо ещё нашлись копатели, всякие.
- да, археологи рыли всё лето.
- во как интересно, и чего нашли?
- кости и камни, говорят – древние.
- тут, наверное, жили в мустьерские времена?
- нет, жили там, возле реки, а сюда – приходили идолам поклоняться.
- им весело было и тебя развлекали.
- нет, больше вреда от их предрассудков, костёр вот здесь разожгут и дым внутрь прёт, мышек будит. Те вылетают всей сворой, а эти думают: чудо какое-то и ещё больше дров кидают. Видишь – потолок весь в копоти.
- вижу, я и в прошлый раз заметил, ну а чего не прогнал то их? Напугал бы разок, как следует, больше – не сунулись бы.
- нельзя, да и скучно без людей одному здесь торчать, подшутить иногда хочется.
- я не понимаю: вам на небе места не хватает, чего по дырам скрываетесь?
- там скучно, а здесь иногда весело, к тому же – меняемся изредка.
- то есть завтра на твоём месте будет Муцарил?
- ну да, если хорошо попросит.
- понятно, а трудности бывают в вашей работе?
- конечно, если вход завалит при землетрясении – никто больше не приходит, наступают скука и тоска.
- понятно, скажи: тут есть чего интересного, что бы зря не ходить глубоко.
- нет, а вот в нижнем ярусе – скелет динозавра немного виднеется, но там очень холодно и не пролезешь через такой узкий шкуродёр.
- припоминаю, видел – уходит вправо и инеем всё покрыто, это там?
- да, но не пытайся один, вряд ли вылезешь назад. Вспомни, как из колодца, через узкое горлышко, ты не смог выкарабкаться без помощи друга, вот здесь – ещё сложнее будет.
- а мне они и не нужны, хотя потрогать историю – не против. Но я не понял – ты всё обо мне знаешь?
- да, чего тут непонятного-то?
- может и будущее моё известно?
- да, как только ты дал согласие – всё по уже давно известному сценарию будет.
- нифига себе, то есть – я изменить ничего не смогу.
- конечно не сможешь, теперь только с нами и больше – ни с кем.
- вот как всё просто, а если в петлю влезу, или со скалы на острые камни.
- у Бифазура спроси, он твою душу оберегает, вот и объяснит, как себя правильно вести.
- обязательно спрошу, а кроме вас есть другие?
- есть, но про них тебе знать незачем, да и сюда они ни ногой – здесь наш мир.
- звучит заманчиво, наверное, есть смысл поискать с ними контакт, потом, если будет возможно такое. Ладно, ты мне можешь показать то, что в нижнем ярусе лежит?
- могу, ложись и закрой глаза.
Я посмотрел на него недоверчиво, но он даже не улыбнулся, видимо для них такое – пара пустяков, но очень уж захотелось всё увидеть. Натянул капюшон и лёг на спину, прямо у его ног, закрыл глаза и не заметил, как заснул. И вот проникаю через шкуродёр в большой зал, без каких-либо натечных образований. Здесь ветер гуляет и только иней блестит везде, очень красиво. Передвигаюсь по воздуху, между полом и потолком во второй зал и там слева, из выступа, торчат рога, как мне показалось. Хотел потрогать – не могу, что-то удерживает мои руки, которых – не вижу. Пытаюсь представить: где голова, а где хвост, но ничего не разобрать. Слишком мало виднеется из породы, основное – внутри. Лечу дальше и вскоре упираюсь в тупик, но из узкой трещины сильно дует. Возможно, там ещё залы, а может и выход наружу. Просыпаюсь, вижу знакомую рожу.
- это всё, что там есть, или остальное спрятано в глубине?
- внутри много всего, глазами не увидишь и руками не потрогаешь.
- а ты можешь показать, какими они были, когда жили?
- нет, я их не видел, попроси кого другого, своего демона.
- ну ладно, спасибо и на этом, до встречи.
Он ничего не ответил, а просто исчез, растворился, как ёжик в тумане. Значит, пора уйти, ибо светило дневное скоро скроется за горизонтом – надо место для ночлега подыскать. Глянул на Ниву, а там: коровы вокруг шатаются, может и мимо пройдут, а могут и зеркала боковые поломать – они любят чесаться обо всё, что не шевелится. Достал пульт, нажал режим «паника». Вижу: разбегаются от такой внезапности, потом услышал переливы сигнализации, было смешно, выключил. Подождал, пока последняя покинула мою автостоянку и полез назад.
Перемахнул выступ, встал на каменную тропу, держась за стену, медленно поплёлся до выхода. Но в середине пути посмотрел вниз: там крутой склон с гравием, по которому можно проехать на пятой точке. Возникла мысль – спрыгнуть и прокатиться, как в детстве. Но сигануть назад – не получится. Надо будет в полёте повернуться на сто восемьдесят, а я – не акробат. Попытался развернуться на ступеньке в ладонь шириной и почувствовал страх. Постоял, подумал, что бы это могло быть и повторил попытку. Опять нагоняется тягостное и мучительное ощущение, от которого хочется поскорее избавиться. Значит: таким вот способом, он предупреждает об опасности, наверное. Могу сломать ногу, или ещё чего посерьёзней, никто не поможет. Связи тут нет, орать можно, но не имеет смысла – ночью волки услышат и прибегут всей стаей. Романтика, да и только.
Как пришёл сюда, так и ушёл назад, приключения можно другим способом найти, не таким болезненным и глупым. Подъехал к ручью, где тогда останавливался. Разделся и лёг на дно. Вода родниковая, холодная и чистая, как слеза, глубина – по уши, течение не – быстрое, кайф. Слегка огорчает глинистое дно, потом приходится ополаскиваться, но начинаешь подмерзать и бегом к машине, обтираться полотенцем и одеваться. Дальше, как обычно: костёр, пиво, консервы, спать.
Утром туман от реки не давал разжечь огонь, пришлось использовать примус. Но взошедшее солнце, быстро расправилось с влажной белизной. В этой местности вроде делать больше нечего, решил переехать на соседнюю реку. Напрямую – совсем рядом, но дороги нет, а вокруг – два часа потратил. Машину бросил у забора последнего дома в южном переулке, что бы по деревне не шастать, да и до точки поближе. Хозяин добрый человек: от денег категорически отказался, а водку – взял.
Как пройти не знаю, здесь ещё не был, но судя по рассказам – ничего сложного, буду по навигатору продвигаться к цели. Пару километров – степь с коровами, затем лес и всё время в гору, до обрыва. Накатанная дорога далеко ведёт, но там – ничего нет, судя по карте и описаниям. Видимо местные на пикники ездят, или по дрова, да какая разница, главное – идти по ней легко. Нужно было проехать и остановиться, как можно ближе, но пока не знаю насколько. Смысла нет, если всего-то километр, другой сократишь. К тому же в лесу и без охраны – боязно, может и ничего не свинтят, зато зеркала сломают, или колёса порежут. А так – стоит у забора и все думают: к соседу в гости родня приехала.
Выхожу за поворот и на меня несётся стая собак: более десятка породистых гончих. Ну я электрошокером пощёлкиваю периодически, что бы близко не подходили, а в другой руке – держу баллончик с перцем. Но они людей не боятся и совсем – не враждебные, просто стоят и смотрят. Следом выходят два мужика с ружьями.
- здоров турист, не бойся, ты же не дичь – тебя не тронут.
- да я и не боюсь, но очко-то – не железное.
- ха-ха-ха, наверное – отец кузнецом не был, раз железом не обустроил.
- ну да, слесарем он был, а вы уже с охоты идёте?
- да пока сами не знаем, собак выгуливаем, да и ноги размять иногда надо.
- везёт же вам, а я вот только и думаю – как бы до привала дойти.
- а далеко путь-то держишь?
- на скалу Озёрную, говорят: там есть пещера с лужей, слыхали про такую?
- да, мы вчера в ней были, вода холодная, быстро трезвеешь, как в проруби.
- а вы чё – ныряли в неё, что ли?
- да, а что нам молодым, да сильным, заодно глубину проверили – утонуть хватит.
- она же плюс четыре всего, можно и остаться, если судороги всего скорчят.
- коньяк раскорчит, но тебе одному не советуем в воду лезть – не вылезешь.
- да я и не собираюсь, просто посмотрю, пофотаю и дальше пойду.
- удачи тебе, турист.
- и вам – всего доброго.
Иду дальше. А вот и конечная точка этой дороги. Беседка деревянная со столом и лавками, покрытая рубероидом. Рядом мангал, уже дырявый от ржавчины и яма с мусором. Присел передохнуть, достал карты и прикинул, где нахожусь, нашёл прерывистую линию, ведущую в нужную мне сторону. Видимо все туристы так и ходят туда, а потом здесь обедают и мусорят. Тропа натоптанная и на деревьях метки, что бы не сбиться с пути, кем-то давно проторенным. Без затруднений добрёл до скалы.
Надо спуститься вниз с левой стороны, как и указывают стрелки, зайти внутрь. Но отсюда прекрасный вид на горы, достав бинокль, долго разглядывал, пытаясь угадать названия отдельных пиков, или хребтов. По памяти – не получается, придётся смотреть карту и сравнивать. Хотя, вроде и незачем это делать, просто времени достаточно и можно попробовать стать геодезистом. И тут мои, чувствительные к неожиданным звукам уши, уловили едва заметный шорох сзади. Оглянулся и не сразу, но разглядел, нечто шевелящееся среди деревьев, почти на предельном расстоянии. То есть: чуть дальше и стволы скроют, в дубово-буковом лесу – это не более ста метров.
Олень однако, с огромными рогами, щипает травку, периодически прислушивается, подняв голову, по этим движениям его и заметил. Если мне достать фотик, то, скорее всего – испугается и убежит. Поэтому – сижу не шевелясь, просто смотрю на дикое и благородное животное. Неужели они ещё есть? Похоже, не всех истребили браконьеры, а может – это дух, или мне снится? Проверить очень просто – спугнуть его. Если убежит – олень, а если испарится, или будет стоять – поговорим о жизни, наверное.
Медленно поднимаю бинокль и разглядываю, чуть дыша и волнуясь. Он подходит всё ближе и ближе, немного правее. Красивого бежевого цвета, сильный, наверное – вкусный, ни разу оленину не пробовал. Уставился на меня, возможно не понимает: «это что за хищник на него смотрит, такими большими глазами». Прочитать бы его мысли в этот момент, хотя и так понятно, о чём думает копытный. Ну вот и придумал – убегает, достаю пистоль и стреляю пару раз, что бы боялся двуногих, иначе – не выживет. Однако: громко эти монтажные патроны бабахают, аж самому уши заложило, шпану можно шугануть, при случае.
Спускаюсь по довольно-таки крутым ступенькам, вырубленным в камне и глине, держась за оголённые корни и кое-где – вбитые перила. Зато внизу: ровная площадка под вертикальной стеной и едва заметный вход, на высоте двух метров. Но забраться туда можно легко, если пройти чуть дальше. Без особых затруднений подняться на балкончик, где эта дыра расположена. Переодеваюсь, включаю запись, фонарики и лезу в узкий проход. Коридор небольшой, потом: спуск с заворотом и зал, метров десять на шесть примерно, с высоким потолком. В конце – виден шкуродёр, возможно, далеко тянется подземная галерея, но вряд ли туда сунусь – незачем, да и по описаниям: нет там ничего.
Все ходят поглазеть на озеро, или лужу. Пока не понял, на что она больше похожа. Находится слева в боковом, почти круглом гроте, но вода движется, значит – это часть подземной реки. Свет, так блистательно отражается от поверхности на стены и потолок, что пару минут стоял и игрался, пока не почувствовал прикосновение. Оторопь от такой неожиданности, заставила уронить фонарь и застыть как лёд. Опять мысли, с бешеной скоростью, сравнивают внезапность, с былыми встречами. Это всегда – не самое приятное занятие, но на таких сюрпризах и строится красота воспоминаний. Слишком яркие они, долго сидят в памяти. Скорее всего – это друг, иначе уже бы пришиб, подкравшись сзади, значит подружимся.
- ты кто?
- Тахиара – это моя пещера и озеро – тоже моё, а тебе захотелось новых встреч?
- да, но не знал, что среди вас бывают такие прелестные русалки.
- ты ещё многого не знаешь, но выглядишь заманчиво, мой сладенький.
- а ты меня кусать будешь, или облизывать, не надо – я не вкусный.
- буду использовать по прямому назначению: тебе понравится, мой козлик.
- ну тогда займёмся делом, моя козочка, только здесь – холодно и сыро.
- это не остудит наши страсти, которые уже бурлят в тебе и во мне.
Она обошла вокруг, но я стоял на месте, только голову поворачивал. Красивая сука, на змею похожа. Потом был этот страстный поцелуй, как будто из тебя вырывают сердце. Дальше всё, как обычно, между молодыми и голыми. Но я ещё ни разу не делал такое в невесомости, между водой и каменным потолком. Зато можно кувыркаться по-всякому, как парашютист на большой высоте. Главное – долго, очень долго. Похоже – она может легко меня иметь, сколько пожелает. Да и мне тоже понравилось, так весело и жарко ещё не забавлялся. Много нового познал и запомнил, в полной мере свои возможности выявил, наконец-то. А после – нырнули в ледяную воду и я провалился в сон.
Проснулся лёжа в воздухе и темноте, почему-то не испугался и не начал придумывать: где я и что случилось. Мне было лень думать и вспоминать, а что-либо делать – вообще не охота, никоим образом. Закрыл глаза – всё равно ничего не видно, лежал ещё пару минут, может больше, пока не стал зябнуть. Как будто печку выключили и меня поставили на ноги, плавно, без рывков. Ощутил холодный пол, надо бы одеться, но где же все мои вещи? Только подумал: вот они валяются рядом, а фонарик – всё ещё горит. Как будто выплыл из омута, сознание прояснилось – может от свежей сырости. Но скорее всего: некто, очень аккуратно, вывел меня из сонного состояния в нормальное. Оделся и направился к выходу, но она преградила мне путь.
- что, уйдёшь не попрощавшись?
- нет, ну зачем же так сразу, просто тебя не видно, вот и подумал, что ты – ушла.
- врёшь ты, как и все вы козлики – вруны, но пусть, так и будет.
- у меня работа обязывает придумывать, на ходу, всякие ответы на неожиданности, вот и тренируюсь всегда и везде, но ты же не обиделась?
- меня обидеть уже никто не сможет, приходи ещё, когда соскучишься.
- обязательно, а может ты ко мне заглянешь разок, другой – я недалеко живу.
- ну если приглашаешь – то наведаюсь ночью, когда один будешь.
- договорились, с подругой расстанусь – она поднадоела малость, теперь ты будешь моей дамой сердца, пока не встречу другую, любовь-то между нами – маловероятна.
- этого никто не знает, такое чувство – непредсказуемо, можно только угадать.
- да, но второй раз пройти через эту дурь – не горю желанием, да и огрубел я уже.
- растаешь, как снежинка, когда её увидишь, и не такие таяли, поверь мне.
- да я верю, верю, но боюсь, ладно, не прощаюсь, заходи, когда надумаешь.
Она ничего не ответила и погрузилась в озеро, русалка всё-таки, а я – пошёл обратно. Взобрался на скалу и оглянулся: внизу долина речушки, или ручья и скорее всего – вдоль него есть дорога на сенокосы и к пасекам. Можно будет вон там машину бросить и подняться сюда, по крутому склону. Примерно полкилометра будет, но это проще, чем идти лесом два часа, а если понадобится – можно и заночевать тут. В следующий раз так и сделаю, но надо было договориться о какой-нибудь связи, жаль позвонить ей нельзя, у духов наверняка нет телефонов. А может она меня и услышит, если о ней мечтать весь день и ночь напролёт, попробую. С этими романтическими мыслями подошёл к машине. Обратная дорога всегда короче, почему-то. Усталость дала о себе знать – пора домой.
Пока достаточно приключений, надо опять по ним соскучиться, что бы снова загореться желанием куда-либо пойти. На примете ещё много подобных уголков и в каждом имеется свой хранитель, или смотритель, с которым можно поболтать и кое-что выведать об их мире. Хотя они не много и рассказывают о себе, видимо есть запреты и ограничения, кем-то придуманные. Но моя профессия обязывает использовать любые исключения из правил. Или вообще наплевать на всевозможные нормы и законы в их обществе, любыми путями, как можно больше разузнать. Общее впечатление о них, как о разумных существах пока неплохое – тоже все разные. Есть матёрые, как Бифазур, а большинство – наверняка рангом пониже и не такие искушённые, значит – можно и пивка с ними попить. Вот только они, скорей всего, не пьянеют и развязать свой язык, как это делают люди – не могут. Значит, буду пробовать другие способы, но вряд ли проболтаются, но помечтать-то – хочется.
Мне кажется: у них тоже есть главарь, который приглядывает за всем небесным стадом. А иначе они нас уже истребили бы, себе на радость. Кто-то же там устанавливает правила и следит за их исполнением. Он, видимо, умнее всех и сильнее, а может – это несколько главных демонов. Хотя, возможно: там царит анархия, им наплевать на тех, кто маленький и немощный. Просто, между собой договариваются не мешать друг другу дела делать, а остальных наказывают, что бы – не лезли наверх. Но пока – это всего лишь мои гадания, основанные на местном опыте. Я же не видел другие миры, не знаю, как там всё устроено, возможно – совсем не так, как у нас.
Глава 5 Будни
Гора Верблюжья, недалеко от реки, с неё видно всю долину с полями и оврагами. Она здесь самая большая и я не мог такое местечко оставить без своего внимания. Заехал на самый верх, собрал двухметровую раму из пластиковых труб, встал в центр, взял за верёвочки и пошёл. Настроил так, что бы глубинник реагировал только на то, что крупнее кружки с чаем, зато – гектар могу пройти за час. Фишки поставлю там, где зазвенит и потом, с полуметровой катухой и лопатой – буду поднимать весь металлолом, который тут есть. Но как ни странно: оказалось очень мало сигналов, и в основном – консервные, или пивные банки, которые иногда видно. Они не так давно были выброшены и ещё не успели погрузиться в грунт. За пару часов обследовал больше половины участка и намеревался добить его, отобедать и уехать, но как всегда – появился посторонний.
Подъехал местный фермер на отечественном пикапе, поприветствовал и начал рассказывать, про свои надежды и чаяния. Что где-то недалеко: толи на его поле, толи у соседа, разгребли бульдозером небольшой бугорок, а там оказалось захоронение. Я ему пытался объяснить, что мне не нужны подобные авантюры, что обследую место посадки НЛО, а мой прибор – вовсе не миноискатель, а магнитно-импульсный детектор аномалий. И так было три раза: он про своё, а я ему – про уфологию. Потом, всё-таки сельский труженик сдался и рассказал историю: «давным-давно, ещё когда была жива и почти здорова совдепия, за одну ночь, образовались четыре огромных ямы, на колхозном поле. Причём тракторист вечером заканчивал пахать и ничего не видел. Утром приехал и был сильно удивлён, увидев углубления в пять метров диаметром и пять – глубиной. С очень ровными стенами, как будто огромный бур поработал. Самое загадочное: земли рядом нет, а куда её выкинули – так и не узнали. Зато нашлись очевидцы, заметившие той ночью какие-то огни, над тем полем».
Я расспросил поточнее, где оно находится и на следующий день туда отправился. Естественно: с ходу ничего найти не удалось по очень простой причине – наши понятия, как проехать до того, или иного пункта на местности – сильно различаются. Бывает так: абориген рассказывает всё правильно и точно, даже приметные камни и деревья указывает, вроде всё просто и понятно. А когда полпути, или больше проедешь, начинаешь понимать – что-то нет этих ориентиров, да и совсем по-другому тут выглядит ландшафт. Просто тот камушек для них – почти священный, а ты на него даже внимание не обратишь, если рядом находится другая, более существенная примета. Такое чувство, что мы на разных языках говорим, но их уже не изменить. Приходится самому слегка, становится туземцем, кстати, полезно – прятали то не профи, а местные. Вот и надо мыслить как они – это довольно-таки сложно. Переделать свой склад ума, подкреплённый многолетним опытом – почти невозможно, зато полезно для ускорения поиска.
Поездив пару часов, решил вернуться в деревню и там всё разузнать. Приметил деда, который сидит на лавочке, возле своего дома. В широкой соломенной шляпе, опёршись на клюку, скучает в одиночестве – как мне показалось. Остановился напротив, подхожу, присаживаюсь рядом, затеваю разговор:
- здоровеньки дедуся, вы местные?
- здарова, чего хотел?
- да я вчера узнал: тут у вас летающая тарелка ямы наделала давно, а где не знаю.
- так это вон там, за прудами, на втором поле, но они уже засыпались давно, теперь – как воронки от снарядов.
- понятно, а правда, что пять метров глубиной и шириной были?
- ну да, туда ещё лисы падали и не могли выскочить – края-то ровные.
- и никто ничего не видел?
- а что тут увидишь?
- ну как их делали ночью, или землю куда-то выбросили.
- нет, никаких следов, с собой унесли, а может – в океан высыпали, никто не знает.
- а что они там искали, эти инопланетянины, может какую технику испытывали?
- а чёрт их знает, потом приезжали учёные, но ничего так и не выяснили.
- во как, всё-таки изучали явление и пробы брали, измеряли.
- а хрен их знает, они никого не пускали, полдня поработали и уехали.
- значит ничего нового не нашли, иначе бы до сих пор охраняли.
- значит – не нашли.
- хорошо, а есть ли у вас тут краеведы, которые историю хутора хорошо знают?
- а тебе зачем?
- я тоже краевед, начинающий, мне хочется с опытными людьми пообщаться.
- а я подумал – кладоискатель, тут недавно заезжали двое, всё допытывались, где богатые жили, кого раскулачили, всё золото хотят найти, а работать – никто не хочет.
- ну и что, нашли наверное, если хотели?
- да нет тут никакого золота, я их послал на соседний хутор – пущай там копают.
- во как просто, а там много золота запрятано, будут долго выкапывать?
- ага, голытьба жила, их с волги переселили, после голодомора, тех кто выжил.
- а здесь: тоже голод страшный был, или не очень?
- был, немало померли, у кого детей много было – те и отдавали богу душу, беднота – не сдюжила.
- понятно, а немцы в войну чего натворили?
- да их и не видели почти, один раз приехали на мотоциклах, искали наших солдат.
- нашли и в плен забрали, а может – сразу из пулемёта?
- нет, никого не взяли: те днём в камышах отсиживались, а ночью – по хатам спали.
- а партизаны были в округе?
- нет, ты что, кто же тут будет советскую власть защищать-то, все разбежались.
- может оно и правильно, спасибо, поеду на воронки, посмотрю.
- посмотри.
Хитрый дед оказался, по моим сведениям – богатый был хутор при царе, возможно не один кувшин с монетами зарыт, но нет доступа. То есть – этот населённый пункт в тех же размерах, что и тогда был, все его огороды имеют своих хозяев, с которыми лучше не договариваться. Пробовал так делать – ощущения неприятные, до сих пор остались. Мало того, что бытового мусора в любой усадьбе – хоть отбавляй, так ещё и зола из печки, как удобрение высыпалась, а она – сильно фонит, полезный сигнал скрадывает. Но самое противное – хозяева и сбежавшиеся, со всей улицы соседи, каждые пару минут будут спрашивать: «что нашёл, а поищи вон там, или там, а дай мне попробовать», задёргают своим идиотизмом. Зато узнал: на соседнем поселении делать нечего, а я собирался туда рвануть, после этого места.
Подъезжаю ко второму полю, но на нём ничего не разглядеть: кукуруза, значит на третьем, но и там растёт она же. Подойти, что бы посмотреть – невозможно. Зато сверху всё прекрасно видно, жаль квадрокоптер не поднять повыше – сигнал теряется, надо другой покупать. Да, все четыре углубления в шахматном порядке, уже заросли травой, ничего интересного. Но простой вопрос не даёт покоя – зачем так явно показывать свои сверх возможности и для чего – это было сделано? Ответа никто не знает, придётся Бифа запытать, если он согласится об этом говорить.
А пока можно только пофантазировать на эту тему. Например: «они искали какой-то важный артефакт и не знали точное место, поэтому – нашли его только с четвёртой попытки». Ну я же – искатель кладов, поэтому придумываю возможное объяснение, исходя из своего опыта. Или вот ещё: «пробы грунта им не нужны в таких объёмах, а испытать новую технику могли, но зачем же в густонаселённом месте? Для такого мероприятия имеется глухая тайга, в Сибири, где только дикие звери живут». На ум приходит вот такое, взятое из жизни, предположение: «в сиську пьяный гуманоид, натворил дел, а наутро – ничего не помнит», но вряд ли у них там подобное возможно. Короче: одни глупые гипотезы.
Переехал на третью точку, в двадцати километрах от этой. Богатый хутор был когда-то, назывался Бархатный, а теперь распахан, почти весь. Однако кладбище сохранилось до сих пор, хотя чему тут удивляться-то, ещё в шестидесятых – здесь счастливо жили. А потом наш лысый, необычайно обожающий кукурузу, генсек – задумал укрупнить колхозы. Это очень просто – все мелкие населённые пункты переселить в ближайшие деревни, что бы не строить туда дороги и водопроводы. Так гораздо выгоднее обеспечивать население благами цивилизации. Поэтому на картах восьмидесятых годов многих названий уже нет, зато на фото из космоса – прекрасно видно улицы на пашне.
На поле растёт пшеница, южнее, в овраге – камыш, остаётся только небольшой клин между ними, где можно поискать. Здесь местами трава и кустики колючего шиповника, не дадут размахнуться, придётся францем немного разведать и всё. Получается, что зря прокатился сюда, нужно хоть немного пройтись, обязательно. А потом, когда скосят пшеницу, можно будет ещё раз наведаться, если будет смысл, но сейчас этот смысл надо подтвердить. Возможно: тут и делать-то нечего, хотя хутор был старинный.
Через полчаса стало ясно: до меня здесь кто-то тщательно выбил весь участок. Причём ямок не видно, даже оплывших, зато имеются четыре углубления, куда весь мусор складывался и засыпался. Их видно только потому, что они большие и поглубже остальных – земля в них просела. Явно работал профи, скорее всего – двое, по меньшей мере не начинающих, любителя металлопоиска. Пару убитых монеток, конечно же поднял, всё выбить невозможно – это аксиома, не требующая доказательств. Похоже, что сюда уже не вернусь, а ежели так, то надо бы походить вокруг. Что бы потом не мечтать о том непроверенном кусочке, который на карте – так заманчиво смотрится. А тут только кладбище остаётся, да за ним – немножко травы, до дороги и следующего поля, с пшеницей.
Среди могилок тоже иногда прятали, суеверные люди доверяли своим умершим родственникам сторожить добро. Таких рассказов немного слыхал, как находили в бугорке возле креста, а иногда – в надгробном памятнике тайники устраивали, или рядом с ним. Но здесь все надгробия железные и ржавые, раскурочивать их не буду, между ними тоже нет смысла ковырять пробки. Вот если бы увидеть каменный крест, царских времён, тогда можно и проверить, но таких почему-то не видно, наверное – все в землю ушли. Однако, пройдя чуть дальше и внимательно присмотревшись – обнаружил камешки. Так и есть – вот торчит верхушка, едва заметная в траве, может просто голыш? Неподалёку ещё и ещё, значит – эта часть кладбища того периода, здесь нужно пройтись, пока никто не видит.
Быстрым темпом пробежался по клочку двадцать на двадцать, но опять ничего, видимо тот профи многое умеет и тут тоже поработал. Дальше полоса плавно сужается и заканчивается, её можно просканировать, но есть ли смысл ? Никто не знает, надо пробовать, мало ли что могло быть в то время, может рынок какой, или – место для гуляний, после похорон. Пошёл посередине, не спеша, тишина, как обычно, только ветер шумит в камышах, справа. До конца дойдя, копнул всего пару раз: гильза от трёхлинейки и пуговица. Развернулся и хотел уже направиться к машине, но заметил бугорок среди зарослей, на краю оврага. На маленький курганчик не похож, но явно – не природный, интерес взял своё и решил его посмотреть.
Полметра высотой и пять метров диаметром, возможно могилка какая-то, отдельная, или часовенка стояла, в те времена. Плохо то, что камыш растёт, хоть и не такой частый, как рядом. Ногой приминаю и сую катуху – так весь кусок и прощупал, промучился полчаса примерно, но – пусто здесь. Уже уходя, на самом краю – замычал мой франц. Притоптал и проверил – есть сигнал, слабый, зато на большой площади: так монеты не звенят. Выкопал круг, сую катушку и наконец-то, желанный звук опять тревожит мои чувства. Сильный и высокий тон говорит о том, что внизу – большой кусок цветняка.
Копаю осторожно, вот уже показалось горлышко, с деревянной пробкой, до боли знакомая и такая приятная. Забыл камеру включить, но лучше поздно, чем без неё. Видимо хозяин доверил часовне свой кувшин с монетами, но как это было на самом деле – никто уже не расскажет. Вот тем и прекрасна профессия искателя: всякий раз будет по-новому, нет ни одного одинакового клада. А тот коллега – не захотел здесь ковыряться, я бы тоже не стал, но он мне не оставил выбора, пришлось хоть что-то отыскать. Обкопал вокруг и легонько приподнял – на три кило потянет, тоже неплохо. Но, что там внутри – пока не знаю, возможно: медяки одни и пару серебряных полтинников.
Увлёкся и не заметил, как подкрался сзади хлопчик, плюгавенький, видимо местный бомж – уж очень на него похож. Весь заросший двухнедельной щетиной, грязный, псиной воняет. Почему демон не предупредил – непонятно, хотел подшутить, или наоборот: испытать мою решимость не делиться ни с кем. Но в любом случае – ему придётся помогать мне выпутаться из возможных, очень серьёзных неприятностей. Потому что по другому уже не будет, если случилась такая, досадная, оплошность. А этот недоросль, ехидным тоном спрашивает:
- а чего это ты тут копаешь, наверное – золото, может поделим, по-честному.
- ага, вот сейчас тебя поделю на части и закопаю в разных местах, ты готов представиться?
- ну зачем сразу так пугаешь, я же пошутил, а что правда – золото нашёл?
- нет, ничего не нашёл кроме тебя, мой вкусненький, подойди скорей поближе.
- это что за кувшин, тяжелый, наверное, помочь донести?
- я и сам унесу, а тебе домой пора, водку жрать стаканами и меня забывать поскорее.
- да как же так, теперь уж точно не забуду и всем расскажу, как ты наше золото нашёл и сбежал, не поделившись – это нехорошо, надо делиться.
- значит всё-таки тебя поделить, уговорил дорогой, теперь ты уже не успел убежать.
С этими словами аккуратно опустил кувшин обратно в яму и в два прыжка настиг бомжа. Он перепугался слегка и вроде пытался увернуться, но куда уж ему, недотёпе, уклониться от такой неожиданности. Повалил его на траву и достал свой стартовый пистолетик с глушителем, передёрнул затвор. Обойму-то всегда в другом кармане ношу, на случай, если попадётся вёрткий чел, который сумеет шустро завладеть моим, не заряженным, оружием. От этого пистоля толк только один: напугать громким хлопком, похожим на выстрел, и всё. С грозным видом приставил к его кучерявой и глупой голове, прижав тем самым к земле.
- звать-то тебя как?
- Пётр, ты только не убивай – я никому ничего не скажу.
- конечно не скажешь, мёртвые же молчат, молиться-то будешь напоследок?
- я не умею, не убивай, пожалуйста, у меня мама больная дома лежит.
- а мне пофиг Петя, главное: что бы никто не знал чего я тут делал.
- не убивай, я ни кому не скажу, что ты здесь нашёл, пожалуйста – не убивай.
- а я ничего не нашёл, а вот тебя наверное сейчас закопаю, что бы не нашли никогда.
Естественно – нажал спусковой крючок, будучи уверенным: ствол не бабахнет. Курок щёлкнул, с характерным лязгом.
- эх, невезуха, опять осечка, патроны левые, придётся тебя забить, как мамонта.
- а-а-а, не надо, не убивай, я никому не скажу, не убивай, мама больная, не надо.
Он замолк и зажмурился, при виде мачете, занесённого над ним. При этом – в моей голове мелькнула подсказка от Бифазура: «он сильно испугался и обмочился». Однако не ожидал, что так быстро – это произойдёт, хотя в тайне надеялся. Слез с него, взглянул на штаны. Да, вроде бы так и есть, но на чёрной ткани сложно разглядеть мокрое пятно, а щупать не буду, придётся поверить Бифу на слово.
- встань Петя и иди домой к маме, ещё раз увижу – точно завалю, понятно?
- понятно, спасибо, можно я пойду?
- беги, пока не передумал.
Он вскочил и побежал, не оглядываясь, забавно ковыляя на кривых ногах. Мне тоже пора сматываться и поскорее, пока он толпу не навострил, против меня. Поднял кувшин, закидал яму, посмотрел вокруг – обязательно нужно ничего не забыть и лёгкой трусцой, в сторону машины. По дороге всё думал: что же – это было? Может не человек пожаловал, а дух и надо было с ним как-то повежливее? А зачем? У меня теперь есть тот, кто выше всех этих: домовых, лесных, земляных, водяных и другой нечисти, мне вообще – все они пофигу. Хотя раньше такое было три раза. Когда неожиданно и вообще ниоткуда, подходил незнакомец. Причём ещё полминуты назад – никого вокруг и вдруг – человек стоит за спиной. Главное: очень тихо, без шума и пыли, хотя всегда смотрю по сторонам и застать меня врасплох – почти невозможно.
Обычно недолго поговорим и он так же незаметно исчезает, стоит только опять заняться делом. Вроде на минутку отвернёшься, а оглядываешься – никого. Самое смешное: до ближайшего укрытия бежать не менее получаса, поле вокруг ровное и видно далеко. Я тогда не придавал значения подобным чудесам, меня не трогали и ладно. Но теперь духам нет смысла прикидываться незнакомыми людьми, ныне – можно и без масок общаться. Ну тогда получается – этот Петя обычный чел, а такая встреча может иметь последствия. Плохие, или очень плохие – скоро узнаю, зато интересно становится, как в приключенческом кино.
Открыл багажник, закинул прибор, лопату и рюкзак, а кувшин – решил спрятать под капотом. Но как ни прикидывал его там – не помещается, вроде небольшой, зато пузатый и горлышко торчит, совсем не кстати. Не довезу целым, по дороге все монеты рассыплю, надо завернуть в мягкое и подвязать, что бы мотора не касался, а то поломается. Но может не стоит так стараться, а полями добраться до укромного места и спрятать, потом вернуться и выдернуть пробку. Положил за сиденье, подпёр чем попало, что бы не катался, завёл и поехал на север. Мне надо на юг, но если кто-то сейчас меня видит: пусть думает что я из другого города – сделаю крюк и домой.
А с какой же деревни этот Петя? Отсюда до ближайшей – километров десять, не меньше. Может он бахчу, сторожит, или пасеку, но побежал в сторону трассы, до которой – тоже далеко. Номер моей машины возможно и запомнил – это не важно, он же не свидетель убийства, а его дружки вряд ли меня вычислят. Но среди них может оказаться человек со связями и найдут, если очень захотят. Ну и пусть: покажу кучу медных монет, которых дома хватит на полный кувшин, подарю каждому по одной, на память и расстанемся друзьями. Не поверят конечно же, ну и что дальше? Пытать будут водкой, или плёткой? Да пофиг мне эти крестьяне, с их жаждой халявы, липовыми угрозами и обещаниями. Даже если Бифазур не вмешается – отобью все наезды. Кстати: надо бы его отблагодарить за подсказку, а то что-то вошёл во вкус и чуть не начал кромсать человека. Во всяком случае – желание было, пару раз рубануть.
- Биф, спасибо за то, что остановил вовремя, надеюсь ты меня всегда слышишь. – крикнул в небо, слегка высунувшись в открытое окно двери.
- да.
- я так и думал, скажи, а те четыре ямы кто соорудил?
- старшие братья.
- а ты значит – младший?
- да.
- во как интересно-то, получается над вами ещё кто-то имеется?
- да.
- ага, а над ними тоже кто-нибудь постарше присутствует, или как?
- да.
- это хорошо, когда есть кому следить за глупостями младших.
- да.
- ну а всё-таки: для чего они так засветились, что там была за тайна такая, а может – авария, или простая глупость?
- нет.
- я так и думал, что ты не скажешь, но всё равно спасибо.
- да.
Сворачиваю вправо, навигатор показывает, что впереди фермерское хозяйство, а дальше может быть тупик, надо бы ещё вправо завернуть. Останавливаюсь и пытаюсь выбрать оптимальный маршрут, без лишних встреч и езды по асфальту. Но придётся немного вернуться и свернуть влево, а потом – ещё левее, что бы не выскочить на ту дорогу, по которой торопливо сматывался. Развернулся и тапкой в педаль газа, навстречу Уазик, наверное – с той фермы, проехал мимо, а вот и поворот, но его нет. Раньше была грунтовка, а теперь распахали и пшеница растёт, следующая только та, на которую не надо сворачивать и придётся гнать, пока не увижу поворот влево.
Проехал восемь, или десять километров и свернул, теперь ещё сорок до большой деревни, типа райцентра, но она остаётся в стороне. Потом до дому – полсотни, можно будет и на мопеде приехать. Поля все одинаковые, здесь как в тайге: только по солнцу, или компасу ориентироваться можно. Хорошо, что теперь с навигатором не заблудишься, как частенько бывало раньше. А вот и знакомое местечко – была какая-то колхозная стоянка для техники, или ещё чего, давно заброшена. Всё заросло молодыми деревцами и кустами, достаточно места, что бы спрятаться, никто не увидит. Потихоньку пробираюсь на пониженной вглубь, пока не перестаю видеть поле. Всё, теперь можно и расслабиться, достаю дежурную бутылку пива и мои мысли где-то там, высоко. Стал уставать в последнее время, ещё пяток лет назад до дому пылил бы без остановок, а потом монеты пересчитывал. Ага, а где же мой кувшин?
Заглядываю за сиденье: лежит, а куда же ему деваться-то, было бы странно – если бы он пропал. Ну тогда высказал бы всё, что думаю, моему покровителю. Что-то он молчит, наверное – занят. Но скорее всего: всё со мной происходящее в пределах разумного и пока ничто не угрожает – нет ему надобности меня поучать. Ладно, попробую откупорить подарочек земляного дедушки, кстати, надо бы с ним познакомиться и поблагодарить за всё. А то мы ни разу не встретились, хотя его присутствие ощущается иногда. Но не факт, что именно он за мной подглядывает, да и вообще существует ли такой дух, подземный. Возможно каждый из них может им прикинуться, если захочет подшутить над копарем.
Присел на раскладной стульчик, зажал ёмкость между ног и газовым ключом попробовал провернуть пробку. С третьей попытки – поддалась. Странно, что дерево не сгнило за этот век, видимо была промазана воском и замотана тряпочкой. Но время не пощадило и она сыпется под натиском инструмента. По частям её выдернул, достал из машины резиновый коврик, положил на траву, включил камеру. Опять, как тогда: слегка потряхиваю, наслаждаясь звоном падающих монет. Но я оказался прав – одни медяки.
Несколько раз загрёб ладонями, понюхал и высыпал, хихикая – всё-таки клад нашёл, пусть и ничего не стоящий. Но есть очень маленькая надежда: хоть одна монетка окажется редкой и будет стоить дороже всех остальных, во много раз. Дома буду разглядывать, а пока надо спрятать в машине, в разных местах, а пустой кувшин – завернуть в одежду и положить на видном месте. Так и сделал, добрался без сложностей и завалился спать.
Среди ночи проснулся со знакомым ощущением – на меня кто-то смотрит. К подобным посягательствам, на мой спокойный сон уже давно привык. Обычно домовой так пакостит: разбудит и сбежит, но один раз его увидел. Открыл очи, а проснулся уже потом, когда никого не было, зато его кошачья рожа – долго стояла в глазах моих. Но сейчас не он, судя по моему душевному состоянию, да и вообще на этот раз – не мужик пришёл, но если она, то только Тахиара.
- привет Таха, уже соскучилась?
- да, ты же приглашал в гости – я пришла.
- вот и правильно, может вина для разогрева и займёмся делом.
- может быть, но сначала тебя подлечу немного.
- да я вроде здоров, или тебе видно все неисправности в моём стареющем теле?
- конечно видно – я же внеземное существо.
- а мне дашь посмотреть разок?
- нет, не умею так, зато могу то, чего не сможет твой демон.
- ну да, ты же женщина, а он – злой мужик, разница очевидна.
- я не про это, ложись лицом в подушку и думай только о блаженстве.
- вряд ли у меня получиться, но попробую, моя сладенькая.
- постарайся, иначе не тот кайф будет, да и мне мешать не надо.
С этими словами она нежно погладила мою спину своими проворными руками, как будто собиралась делать массаж. Потом влилась в меня всей своей сущностью, при этом оставалась лежать на моём теле. Первая мысль – попал в капкан, из которого вообще невозможно вырваться. Вторая – она же не враг, да и Биф наверняка, всё видит и позволяет ей такое делать, значит: бояться нечего. Третья – это же большая редкость и надо испытать на деле, такое близкое знакомство с необычностью, а то когда ещё возможность будет. От демона подобного слияния не допросишься, хотя может и не откажет, но скорее всего будет не так любезен. Но она всё делает нежно и старается не уколоть лишний раз, но пока не чувствую ничего, кроме физического объединения. Думать могу, а её мысли – недоступны, зато некоторые боли внутри меня появляются и пропадают, а ещё какие-то необычные ощущения тепла и холода, одновременно. Теперь понимаю, как две души в одном теле присутствуют, но она сильная и выгнать её не просто будет, если вообще возможно.
Многие рассказывают про подселенцев, злых духов, лярвов и всякую другую чушь, но никто такое не испытывал ни разу. Их просто обманывают демоны, управляя издалека и внушая страхи, или сверхспособности. После подобного испытания и под сильным впечатлением, замыкаются в себе, или наоборот – герои, как будто дракона победили. Спектакль для глупцов, на потеху небожителям. Каждый по своему развлекается, вот там у них, наверное, смешно поиздеваться над глупыми людишками, что бы не скучать.
Но если демон войдет в тебя, то ничего не произойдёт, ты просто не сможешь ни орать, ни бежать, он всё остановит: и сердце, и мысли. Его цель проста и понятна – твоё тело использовать по прямому назначению, для своих целей. Вот и будет ходить, говорить вместо тебя, а остальные видят и не понимают почему ты так резко изменился. Хотя он может и двойника сделать легко, а потом будешь выслушивать, что ты натворил недавно вон там и там тоже, а ещё – далеко, где ты не был ни разу. Их возможности позволяют творить с человеками любые шалости издалека, ради забавы своей. И самое смешное потом, когда некоторые служители культа проводят обряды по изгнанию адских духов, при помощи дымящихся ароматов и бормотания, с напевами.
Демона не видно, зато подопечный истошно вопит дурным голосом и весь трепещет, как осиновый лист на ветру. Спектакль для детей, что бы видели зрелище и пугались, а главное: верили, что такое возможно. А зачем пытаться разгадать этот фокус, если можно бояться до конца дней своих – это же так удобно. То есть – не надо вообще напрягаться, преодолеть свой страх и жить, как всё стадо, по одному шаблону, кем-то придуманному. Зато на небе – все смеются, а что ещё там делать-то, если скучно.
А пока я пытаюсь постичь нечто новое. Так близко ещё не прикасался к чужому разуму. Это сложно описать словами, как будто ты раздвоился и пытаешься опять стать единым, но у тебя ничего не получается. Видишь её и можешь обнять, как игрушку и даже поглотить всю, но она проходит сквозь тебя, улыбаясь. Не поймать никак, но потрогать можно и ощущаешь почти так же, когда обнимаешь. Твоё тело уже тебе не принадлежит и не исполняет твои хотения – она владеет им полностью. Остаётся только смириться и молча смотреть, как кто-то делает всё что хочет, а ты тоже участвуешь, но пассивно как манекен. Не больно, но и приятного нет, как во сне. Вроде закончила, посмотрела на меня с усмешкой победителя. Вышла легко, чувства вернулись, никакого азарта от процедуры не заметно, моё тело такое же полусонное, как и было до этого.
- что-то я не ощутил самого лечения – ты вообще, врачиха никудышная.
- потом увидишь и поймёшь, но молодость уже не вернуть никак, терпи человек.
- ещё потерплю десяток лет, потом – в петлю, а то Биф заждался.
- нет, ему ждать не привыкать, а тебе рано думать о смерти, живи и радуйся мой благоверный.
- постараюсь, если ты будешь рядом, почему-то мне захотелось с тобой дружить долго.
- мне тоже, но не долго, твои годы для нас – всего лишь мгновения.
- не печалься, мы проведём их в радостях и похотях, что бы все завидовали.
- вот ради этого я и помогаю тебе сохранить здоровье, мой мужчинка.
- зашибись, но что же ты всё-таки сделала?
- подкорректировала работу сердца и мозга, уничтожила зарождающуюся раковую опухоль, перенастроила иммунитет, что бы многие болячки сам излечил, избавила от хламидий, которые ты успел нацеплять на свой пенис, сил для секса теперь побольше, так что будем наслаждаться хоть каждую ночь.
- во как здорово, а у меня мог быть рак?
- у всех людей он есть, иногда от него погибают, но ты уже не из них.
- и как же у тебя всё так легко и просто получается?
- нет – это совсем не легко, ваши человеческие тела, по сравнению с нашими небесными: такие мерзкие, что входить в тебя – всё равно, что окунуться в яму с помоями.
- во как интересно-то всё и познавательно, а ты можешь мне подарить небесное тело, на замену?
- нет, никто из земных жителей не имеет такой возможности, только мы меняем оболочки, когда хотим, на выбор, или сами придумываем для своих прихотей.
- и я хочу так жить.
- не судьба, а пока радуйся, что мы нашли друг друга, мой соблазнитель.
- а по-моему – это ты меня тогда увлекла в свою райскую стихию.
- конечно я всегда виновата в чужих страстях, и сейчас пойдём туда опять.
И пошли, ну а что тут такого запретного или недостойного разумных существ. Мы тоже немного животные и у нас есть плоть, которая восстаёт иногда и хочет сбросить тяжесть накопившихся проблем. Вроде всё, как и в прошлый раз произошло, но перерыв между первой и второй – уменьшился. Да и вино – не такое опьяняющее, как раньше, и не устал совсем. Видимо она знает толк во врачеваниях и делает такое иногда и не с одним, а наверное – со многими, ну и пусть.
Ушла не попрощавшись, значит придёт ещё, возможно каждую ночь будет надоедать. Мне – это нравится, к тому же она не наскучит, как обычно, бывает с подругами. У неё есть возможность менять оболочки, как она выразилась, значит: всякий раз будет иной, всё красивее и желанней и не похожей на предыдущую. Получается: гарем не надо содержать, по лебедям ходить на съём, ночных бабочек ловить за деньги, в натуре – рай да и только. Надо бы не влюбиться, по принципиальным соображениям. Но после той первой и безответной, научившей ненавидеть всех женщин – вряд ли смогу повторить эти сердечные чувства. Всё равно найду в ней изъян, надоест через полгода, как всегда, или же просто – встречу другую. Но она не человек, очень большой опыт имеет и похоже – просто так не отпустит, ладно, поживём – увидим.
Проспал до обеда, перебрал все копейки, одинаковые в отдельные стопки сложил по годам – вверху те, что пораньше, а внизу – позже отчеканенные. Пару часов искал в интернете, чего каждая стоит. Но не нашлось ни одной раритетной. В основном: по цене металла идут, можно смело отнести в пункт приёма металлолома и продать, как обычную, бытовую медь. Но пусть лежат, они есть не просят, места мало занимают, если кто придёт искать золото с обыском, то можно предъявить этот кувшин, полный монет. Зато: как приятно будет смотреть на их разочарованные рожи, когда вместо презренного металла, увидят: ничего не стоящую медь. И пусть конфискуют, только копию протокола мне оставят, на всякий случай.
Но это всё мечты, которых у искателя кладов бывает много разных, в основном приятных, радужных и счастливых. Но только те, кто много лет, стойко выдерживает все неудачи и разочарования, способен и на другие мечты. Например: вернуться без потерь, не влететь в косяки по крупному, не прибить надоедливого постороннего лопатой, а потом – снова заняться любимым делом.
Воображение всегда рисует картинки из будущего, основываясь на своём опыте или рассказах других. А иначе будет неинтересно этим ремеслом заниматься. Превратится в нудную работу, по извлечению металлических изделий из земли, воды, песка, грязи, подвалов, колодцев, чердаков, печей, выгребных ям и многого другого. Азарт обязательно должен присутствовать – он подстёгивает желание лезть туда, где найдёшь что-то новое и такое, которое ещё никто не находил. Будет чем похвастаться перед коллегами, показать всем: ты можешь творить чудеса, пусть завидуют и мечтают превзойти. Это кайф, гордыня, без которой скучно жить, а с ней – появляется смысл существования и уже не нужен рай, где бы он ни находился. Вот за этим кайфом, снова и снова – я еду искать клады.
Приехал на обычное поле, или пастбище с бугорками от домов, когда-то здесь стоявших и воронками: от затянувшихся подвалов или колодцев. Мелочи много, монеты царских времён и ранних советов, крестики с перетёртыми душками и всё такое. То есть: небогатый народ тут жил, значит прятать особо нечего было, хотя никогда не угадаешь: где и что могут зарыть, от греха подальше. В лихие времена всякое могло случиться и ценности здесь хранили специально, что бы никто не догадался, но такое – большая редкость.
Вроде ничего не нашлось и пора переезжать на другую точку, но его командирский голос, заставляет снова тратить время на бестолковую суету. После второй попытки, обычно больше не напрягаюсь зря, лучше отложить на потом и с новыми силами приехать, ещё раз. Но он настаивает и в виде исключения: по третьему кругу прошёл участок – опять тишина. Свернул прибор и подошёл к машине, а он уже тут как тут. Развёл руками, молча открыл багажник и уложил весь скарб на штатные места. Уже хотел завести и поехать, но Бифазур зовёт за собой, на то местечко. Я сегодня не в лучшем настроении и просто послал его, но не очень далеко, больше так не буду делать. Ещё раз убедился: если говорит – надо прислушаться и выполнить, а капризы оставить себе, или кому другому, но только не ему, а то больно будет.
Демон вернулся, схватил меня левой рукой за одежду на спине, чуть пониже воротника, с лёгкостью приподнял, как нашкодившего щенка и понёс. Тщетно пытался пнуть его в живот, он почему-то запросто, как бы играючи, останавливал мои удары правой рукой. Тогда левой ногой, с разворота, решил пяткой в его спину попасть, как учил меня мастер. Но и тут – что-то упругое, плавно тормозило, как ни старался достать повыше или пониже. Своей рукой не смог дотянуться до его уха, а просто схватив за рукав, потянул. Такая попытка была ещё глупее – ткань вытянулась, как резиновая, отпустил – всё на место вернулось, без шлепка. В конце концов: пришлось смириться и не тратить силы, к тому же – не смешить его. Он все-таки имеет чувство юмора и сдержанно ухмыляется иногда, значит – договоримся. Вот уже и пришли, точнее – меня принесли.
Бросил на землю – я упал на четыре кости, тут же вскочил и со всех сил махнул ногой в его голову. Ну что со злости-то не учудишь? Но видимо их где-то там высоко, очень долго и тщательно, учат терпеть всякие выходки людей. Бифазур даже не обратил внимание, на мой порыв ярости. Удар не достиг цели, я злобно глядел, как он присел, слегка двигает ладонью, как будто смахивая пыль. При этом земля действительно становится пылью и отлетает на полметра, при каждом его взмахе. После десятка таких движений – видна яма, как будто зачерпнули тазиком и выкинули. Мне бы такой заменитель лопаты: не пришлось бы тратить много сил на раскопки, особенно – бестолковые, но каждому своё. Взглянул на меня и кивнул в ямку, я тоже присел на краю и посмотрел вниз.
- что это?
- камень с неба, упал пару веков назад, дорого стоит, не продешеви.
- во как, а он что – не из небесного металла?
- нет, каменный, не особо редкий, но здесь скоро будет стройка, затопчут.
- то-то его прибор не увидел, а откуда ты знаешь, что тут будет?
- от верблюда, я много чего знаю, в отличие от ваших липовых пророков.
- понял, спасибо, а ты улыбаешься хоть иногда, или только ухмыляешься?
- да, но очень редко, нет радостей в бытие моём, да и взрослый уже.
- а может по пиву и будем рассказывать друг другу смешные истории?
- некогда, много дел у меня, ты же не один такой.
- во как, а зачем тебе столько, и все душу продали?
- да.
- круто, а ты успеваешь всех охранять от неприятностей?
- да.
- а мне покажешь кого, они на меня похожи, или не очень, может – подружимся, станем одной семьёй, с тобой во главе.
- нет.
- жаль, я так давно мечтаю о напарнике, который был бы равным мне во всём.
- продолжай мечтать – такая цель полезна для развития.
- злой ты и жадный, но с тобой гораздо приятнее, чем с теми, кто был до тебя.
- все так говорят.
- а сколько всего у тебя уже душ?
- несколько штук, они теряются часто, нужны новые, жить вечно – значит тратить.
- нифига себе, то есть моя душа: тебе на пару минут, а потом она куда?
- исчезнет, вместе со мной, но запасная возродит – снова буду жить.
- а ты не от старости умираешь всякий раз, или от глупости какой?
- нет, мы не стареем и не глупеем как вы, а умираем в поединках.
- поединок, наверное, как у древних воинов – встретились двое, не договорились, подрались, как смогли, применили всё, что в карманах было и остался жить один.
- да, всегда именно так, схватка до конца, без белых флагов и лапок кверху.
- жестокий у вас мир, покажешь потом?
- такое в кино много раз видел, ничего нового тебе не углядеть, смерть – однообразна.
- это больно?
- да, но в этом – весь кайф.
- странная жизнь у вас там, раем никак не назовёшь, вы все такие?
- нет, разные, как и люди, мне пора, бери и иди.
Исчез, растворился, как сахар в горячем чае, без следа. Такое впечатление, что не он был здесь только что, а его фантом, голограмма, или сгусток мыслящей энергии, в форме человека. Но кто же тогда меня нёс, как щенка? Что за загадки техники, а может – это сон, длинною в жизнь? Так иногда хочется познать в деталях этот высший мир, где они обитают, но видимо нас не для этого создавали, а на запчасти для них. Печально такое осознавать, а разве есть выбор? Нет, и не будет уже, поэтому возьму и пойду, только ямку засыплю за ним. Мы же теперь почти напарники – это значит: друг за другом будем иногда прибирать.
Тяжёлый камушек однако, килограмм семь или восемь, древний, как сама вселенная и цена сложится соответствующая, надеюсь. Привезу домой, будет дверь подпирать, пока не захочу продать. Но, скорее всего прикопаю неподалёку с глаз долой, что бы никому не понравился, а то выпросят. Даже если найдут – не каждый сможет определить, что этот булыжник имеет ценность среди тех, кто их собирает метеориты в свою коллекцию. Припоминаю – при советах каждый, нашедший подобное, обязан был сдать куда следует и получить вознаграждение. А теперь, как на базаре: «купи – продай, не прогадай», но могут и отобрать, пригрозив закрыть лет на пять, или больше. Это случится, если очень дорогой валун будешь светить везде, он же минерал из недр, почти.
Опять звонит незнакомец и просит посетить фирму Владимира Николаевича. Значит нечто нужно ему или же есть деловое предложение, просто так он не будет ко мне обращаться. Естественно, пообещал завтра приехать к десяти часам, вдруг важное для меня имеется, подставы почти исключены, хотя кто знает, что там за дела и с кем. Но я совсем бояться перестал, видимо: такая силища за спиной внушает господство над обстоятельствами. Так и до полной беспечности не далеко – это значит, что можно запросто влететь в неприятности, возможно крупные. Но опыт прошлых лет иногда подсказывает: необходимо просчитать ситуацию хотя бы на пару шагов вперёд. Компромата на меня никакого, значит ему ничего не должен. Но на него могут наехать бандюги, или менты и он меня скорее всего сдаст. В этом случае – вся надежда на демона, если будет не сильно занят. Приехал к его оптовой базе, захожу.
- здоровеньки, что-то случилось или пока собирается произойти?
- присаживайся и расскажи, про те стекляшки, разноцветные.
- а что рассказывать, давай привезу и сам посмотришь.
- откуда, сколько, вес в каратах, кто потерял, примерная цена.
- работа у меня такая – искать и находить, потеряли похоже давно, искать уже не кому их, вес не знаю, цену – тоже, могу примерно посмотреть в интернете, но сам понимаешь: нужен специалист и пусть оценит, привезти могу через пять часов.
- ладно, давай тогда уже завтра, до обеда, а потом уеду на пару дней.
- хорошо, постараюсь, можно было сказать – сегодня бы привёз.
- ну как такое по телефону скажешь, к тому же вижу – ты жив и здоров.
- ну да, тоже верно, тогда до завтра.
Он кивнул и я вышел, закрыл дверь его кабинета, но заметил рядом другую, открытую дверь, одним глазом заглянул. Что-то мне звуки оттуда, показались странными. Хоть я и не любитель везде совать свой нос, но тут, как будто кто-то подтолкнул меня. А там: целая толпа, может деловые партнёры, но чего они ждут рядом, скорее бы – мне пришлось ждать, пока они дела утрясут. Иду по коридору и думаю, что бы это могло быть, но пока переживать не буду, до завтра ещё много чего может произойти.
Раз уж приехал в город, то надо бы пройтись по магазинам, а то продукты кончаются и вещи кое-какие, нужно обновить. Закупил всё, что надо и поехал домой, но по дороге, прямо на ходу, открывается дверь и присаживается мой демон.
- привет Биф, а ты не боишься такие чудеса на трассе показывать, увидят, испугаются, в аварию попадут.
- никто кроме тебя меня не видит и то, если захочу.
- понятно, ежели ты здесь значит что-то не так, как обычно, или я не прав?
- заверни вон туда и всё увидишь.
- ага, приключения продолжаются, как раз по нужде схожу.
Свернул на грунтовку, через сотню метров притормозил, вышел и хотел сразу в кусты, но он меня остановил, показывает на задний бампер. Я залез туда рукой и нащупал там маячок, ну прям как в кино про шпионов. Слышу: на трассе вроде бы машинка на обочине встала, видимо поняли – объект не движется и решили далеко не отдаляться, иначе потеряют сигнал.
- зашибись однако, и что мне теперь с этим делать?
- возьми на память, только отключи, поезжай домой, а я с ними разберусь.
- а можно мне посмотреть, как ты их будешь мочить?
- нет.
- понял, ну а что с каменьями?
- привези половину, маленьких отбери, скажи больше нет.
- а он не обманет?
- обманет, но не намного, потом найдёшь другого покупателя.
- это радует, ну а зачем же он повёлся на эту игру с подставами?
- прижали бизнес, пришлось искать защиту у властей, а что бы их привлечь он ничего не придумал, как тебя сдать для отчётности и раскрываемости.
- то есть для него я всего лишь способ подлизаться к ментам.
- да.
- и что ты с ним сделаешь?
- ничего, он сам уже всё сделал, банкротство неминуемо.
- то есть меня слил, но они не возьмут с поличным и что теперь будет?
- у тебя всё по-прежнему, а про них не переживай, живи, пока получается.
С этими словами он исчез, но непонятно всё и необычно. Хотя зачем подробности мне знать, голову забивать ерундой. Пусть он свою часть договора выполняет, как умеет и всё будет в пределах нормы. Бросил маячок на дорогу, сходил по малой нужде, выехал на трассу. Вижу: стоит их белый микроавтобус с затемнёнными стёклами, может вовсе не они, но за мной не поехали. Номер запомнил, на всякий случай, вдруг опять повстречаю возле дома, мой адрес-то знают.
На следующий день привёз четыре камушка и положил на стол. Он долго их разглядывал под лупой, с подсветкой. Пробовал царапать стекло и, положив на место, посмотрел на меня. Понятно – хочет знать мою цену, показал ему указательный палец и улыбнулся. Он слегка ухмыльнулся, молча достал из сейфа две красных пачки и небрежно бросил. Я засунул их в карман, левой рукой козырнул, как обычно делаю, приветствуя знакомых, направился к выходу. Вышел и опять: открытая дверь рядом, снова туда заглянул – никого на этот раз, а так хотелось, сам не знаю чего. Видимо демон разобрался, надеюсь без жестокостей, может потом расскажет, или сам случайно узнаю, как всё произошло.
Этот лимон в самую пору, а то на карманных расходах приходится экономить. Да и транспорт пора менять на более комфортабельный, придётся поискать, кому продать остальное. Но каменья сложно загнать без криминала, поэтому – пусть пока полежат, до поры, до времени и без них есть, что толкнуть. Теперь-то имеется интернет с кучей всевозможных форумов и аукционов. Надо грамотно написать объявление, что бы перекупщики сразу отсеялись и ждать настоящего покупателя, делового и не жадного. Способ очень простой – задрать цену, по самое не хочу и на все вопросы, по поводу нахождения меня в здравом уме – жёстко отвечать, неприличными грубостями. Фантазировать матерными выражениями, где надо и не надо, я научился – профессия обязывает высказываться всякий раз, когда видишь свинство. Но чаще: догадываться, как это было, или наоборот – как не должно было быть. Тренируюсь.
Глава 6 Шёлковый путь
Огромная скала возвышается, посреди зелёного моря смешанного леса. Куда ни посмотри, везде один пейзаж – непроходимые дебри нетронутой природы. В заповеднике просто рай для диких животных, которых охраняют доблестные и немного продажные, егеря. Но важным и богатым персонам – всё-таки позволено, здесь негласно охотится. Может оно и к лучшему – высокопоставленные мздоимцы сделают так, что бы остальные сюда ни ногой. Пусть браконьерами будет дюжина чиновников, чем тысяча паршивых голодранцев, жадных до халявы. Такое, немудрёное выражение, когда-то давно, услыхал от знакомого рыбнадзора.
Во все времена княжеские угодья были закрыты для холопов. Наказание, за проникновение в чужой огород, весьма суровое было: иногда на кол сажали, прямо на площади. Зато соблюдался порядок, звери имели возможность размножаться и существовать, не боясь ненасытных, двуногих тварей. Князь-то ради забавы охотился, ему не нужны мясо и шкуры в больших количествах, он просто не смог бы всех оленей, или кабанов – истребить. А вот нищие, из тех, кто не хочет пахать, или строить, будут зарабатывать на сладкую жизнь, стреляя во всё, что шевелится.
Меня привела сюда простая мысль – здесь, в стародавние времена, проходил путь к морю. Шли караваны с восточными товарами, а им навстречу двигались другие: с изделиями западных мастеров и, конечно же – деньги. Естественно: их тут поджидали лихие бандиты, промышлявшие разбоем на большой дороге. Ну а где опасность – там и клады, вопрос в том, как определить самое перспективное местечко на всём маршруте и с него начать. Но сведений почти нет на эту тему, на карте его не увидишь, поэтому лучше самому пройти весь путь и своими глазами посмотреть. Главное – не нарваться на охрану, ибо покупать билет на вход – не хочется, да и пока не знаю, сколько там пробуду. Возможно задержусь больше, чем положено и всё равно – придётся штраф платить.
А пока сижу на вершине и наслаждаюсь тишиной. Великолепная у меня работа: можно сочетать полезное с приятным и никто не будет приказывать, я сам знаю, что и когда мне делать. Без начальников так легко и просто жить, особенно – творческим личностям. Плохо одно – не найти напарника. Все, которые были – обычно первые месяцы в рот заглядывали, учились понемножку, а потом плавно залазили на шею и пытались командовать. Для меня такое, дикое неравенство, просто нестерпимо – никак не могу понять таких людишек. Если у тебя нет ни опыта, ни способностей, зачем же мне указываешь: что искать и где копать? Я и сам лучше тебя всё знаю и умею, при этом не собираюсь тебе приказывать, хотя для пользы дела – было лучше. Нет же, они не хотят понять дружбу и совместную деятельность на равных, им нужно одно – их прихоти удовлетворить. И плевали на твои профессиональные навыки, они лучше знают, как и что делать. А ты для них просто умный работник, с прибором и лопатой. Наподобие дополнения, к основному специалисту в этой области. Приходится расставаться, как всегда – с унылым сожалением, о потраченном времени и нервах.
Зато в одиночестве не нужно думать, что кому-то нечаянно доставишь неудобство. Хотя, теперь-то уже никогда не буду один – мой демон всегда рядом, с ним легко дружить. Наверное, опыт у него огромный, имеет понятие, что и когда сказать, или сделать, не докучая ежеминутной назойливостью. Причём, если действует – то без оглядок, точно зная к чему – это приведёт и всегда добивается нужного результата. Мне приятно быть его учеником, всю свою жизнь мечтал о таком учителе. Очень жаль, что пришлось так долго терпеть некомпетентность и откровенное дилетантство всех, предыдущих преподавателей. Видимо нужно было сильно соскучиться по тому, кто действительно чему-либо научит, а не вызовет отвращение.
Костёр лучше не разводить, что бы не привлекать внимания, но тогда нужно забраться повыше, где теплее и безопаснее. Здесь имеется отдельный камень, или выступ. Он чуть пониже основной скалы, зато на него никакой зверь не залезет. А места, что бы прилечь, на нём хватит, надо только свернуться калачиком. Так и сделал, одежды тёплые взял с собой – пригодились. Ещё, по случаю, купил электромайку и литий-нано-фосфатный аккумулятор, с зарядкой от солнца. Очень удобно: солар панель прикрепляется к рюкзаку и днём заряжает батарейку, пока идёшь, а ночью – согревает. Можно без огня обходиться и не просыпаться до рассвета, что бы подкинуть дров.
Внизу поставил датчик движения, на единственной тропе, пригодной для подъёма наверх. Буквально за несколько минут, до наступления темноты – услышал хруст веток, где-то внизу, слева. В вечерней тишине, натренированный слух, может чётко определить каждое движение животного. Тревожно и интересно такое событие. Кто это был – выяснять не хотелось, да и он меня сразу услышит, если попробую подойти поближе. Просто взял кумушек и кинул в его сторону. И опять всё спокойно, глотнул коньяку, поужинал и заснул, подложив рюкзак под голову.
Ночь прошла без происшествий и неприятностей, а утром, ещё до восхода – разбудила маленькая птичка, громко чирикая рядом. Но на неё не в обиде, даже спасибо сказал, так как вовремя она это сделала – охотники идут внизу, вдоль ручья. Их собаки, видимо меня почуяли и беспрерывно гавкают, но прошли мимо, может кто-то увёл их, или не на меня тявкали. Это Бифазур работает, не посвящая в тонкости своего заступничества, что бы глупые вопросы не возникали. Я же любознательный и мне сам процесс, иногда гораздо важнее результата, вот и замучил бы его своими допытываниями.
Иду вдоль реки, по лесу, рядом с дорогой, хочется обойтись без неожиданных встреч, хотя у меня и приготовлены дензнаки, на этот случай. За день, может два, пройду этот участок и покину заповедник. А потом горный перевал и вниз. Оттуда электричкой до города и домой. А вот и первое место, которое мне показалось интересным, когда намечал путь по картам. Крутой поворот реки, поляна и вокруг холмы, закрывающие от ветра. Очень удобная стоянка для большой группы людей и животных. Но сюда много туристов приходит: мусора здесь набросано, как в городском парке. Иду дальше, современные язычки от пивных банок меня не интересуют, а их тут – очень много, вместе с пробками, монетками и другой мишурой. Да и прятать здесь не будут, уже почти вышли на равнину, значит проскочили без потерь, смысла нет укрывать – это бы сделали раньше.
Река разделяется на два рукава, мне вдоль правого надо, но возможно, в те далёкие времена дорога не так проходила, но не вижу смысла петлять. Напрямки пройду к точке номер два, надеюсь там поковыряюсь, хоть немного. Однако насторожили волчьи следы в грязи – у некоторых размер немалый, может и куснуть разок, да так, что окочуришься. Хотя ни разу не слышал, что бы кого-то съели – им хватает корма, как из диких копытных, так и домашних. Медведей мало, тигров – нет, лосей и зубров увидеть – большая редкость, а вот на кабана можно нарваться. Главное – застыть на месте и спокойно подумать, куда отскочить, если он ринется на тебя, в атаку.
С собой взял франца и пинпойнтер, глубинник тяжёлый и громоздкий, да и пока не нужен в разведке. Всё-таки планирую ещё раз прийти, но уже по серьёзному. Вспоминаю книжки по истории и разные статьи на эту тему, которые нашёл в интернете. Но нигде не написано про опасности в том, или ином месте, только общие фразы про долгий и слишком рискованный путь. К тому же очень захотелось прогуляться по нетронутой природе, отдохнуть от встреч с человеками, коровами, автомобилями и телефонами.
Подошёл ко второй, но слышу шум и голоса, в основном женские, похоже здесь туристки бывают в больших количествах. Наверное – много всего потеряли, или выбросили. Но нужно хотя бы взглянуть на место, а потом уже определять, что делать. По карте – рядом имеется возвышенность, с которой наверняка будет видно эту полянку. Лесом, без труда, забрался на этот холм и пытаюсь в бинокль увидеть людей. Однако далеко, много деревьев между нами, но голоса ещё слышны. Придётся подождать, а пока можно и тут полазить.
С северной стороны невысокий обрыв и обнажение скальной породы в виде полукруга. Спустился сбоку и мне понравилось: здесь можно уютно расположиться на ночлег. Главное – чисто, никто сюда не ходит, веток почти нет, ровная площадка из осыпавшегося камня, примерно десять метров длинной и пять шириной, в центре. Достал прибор и погрузился в знакомое развлечение. Немного находок оказалось, в основном довоенные советы – две монетки, ещё гильзы и пуговицы. Но нашлась застёжка для одежды, похожая на фибулу, бронзовая и древняя.
Захотелось ещё округу пройти, но сначала в щель засунуть, в центре скалы. Там тишина, а вот чуть правее – какой-то слабый сигнал имеется. Так и не смог определить точное место – толи в камне, толи в щебне под камнем, пришлось рыть. Оказалось: внизу ниша, уходит под скальную породу, видимо раньше такого не было, а теперь – засыпало. Докопался до цели – сломанный железный кинжал оказался, с полусгнившими деревянными обкладками на рукояти. Заклёпки бронзовые только целые, а остальное – в утиль, дешёвый был кинжал, поэтому и сломался. Видимо его просто выбросили пару веков назад, а вот кто и как им неумело воспользовался – можно только гадать. Найти бы вторую половинку, было бы приятно, но она, похоже, убежала внутри жертвы. А может и специально обломили – не достанет и кровь не остановит уже, помрёт.
Прошёлся вокруг, среди деревьев, но ничего не нашлось, кроме подковы. Залез на вершину и там всё обследовал – тоже нуль. Возможно, очень давно, тут была трава и могли что-то потерять, но корни деревьев, за века всю почву перерыхлили на метр и соответственно: всё тяжёлое лежит там. А на такой, недосягаемой глубине, никто не достанет копейку, даже самый дорогой и серьёзный детектор металлов. Вроде стихло там, пора подойти поближе, осторожненько, возможно отдыхают, после обеда. Спрятал прибор и пошёл с остановками, прислушиваясь и посматривая.
Ушли туристы, но как ни странно – чистое место оставили, видимо руководитель группы следит, что бы не мусорили. Обычная стоянка: пару лавочек, мангал, площадка для палаток и сортир, деревянный и новый, и кому в голову пришла такая мысль. Но здесь не буду задерживаться – могут в любой момент нагрянуть другие. Опять иду лесом и сожалею, что не видно дальше сотни метров, возможно рядом имеется моя цель, но где? Тут квадрокоптер не поможет, поэтому он дома остался, в бинокль – тоже не всё видно, нюхом – не учуешь. За долгие годы привык в бескрайних полях работать, где знаю с какой стороны ждать сюрприз. А здесь: как не в своей тарелке себя ощущаю, но профессия обязывает приобрести и этот опыт.
Вышел на какой-то обрыв, внизу долина ручья, а на той стороне: крутой склон, плавно переходит в альпийский луг. До того красивый, что захотелось этот пейзаж запечатлеть. Достал фотоаппарат и начал снимать всё подряд. Прошёл вправо, на выступ, что бы заснять и эти скалы, которые подо мной, хотя лучше бы с того берега, но туда – часа три добираться. Мой маршрут не предполагает пересечение таких огромных оврагов, дороги там нет и не было. Сюда забрёл осмотреть округу, здесь на юг далеко видно, но оказалось совсем не так. Вдруг заметил движение на том косогоре, похоже какое-то животное ползёт вверх по диагонали. Наверное так ему удобней взобраться на хребет. Присмотрелся и ни как не могу определить кто же это? Вроде медведь, но как-то не обычно идёт – на двух ногах, как люди ходят, только одежда на нём странная. Может новый, хитрый камуфляж, придумали.
Наблюдаю его через фотоаппарат – медленно плетётся по склону, огромный, как лось и видимо очень сильный. Весь зарос тёмно-рыжей щетиной, словно кабан. Нажал кнопку видео – дома кино смотреть интересней, чем фотки. Но в начале зажигалку поднёс впереди, что бы можно было доказать – это не в видеоредакторе нарисовано, а всё подлинное. Убрал руку: резкость плавно настроилась вдаль, приблизил так, что бы он заполнил весь экран. Сложно удерживать руками, чтоб не дрожало, но надо стараться – другого шанса может и не быть.
Вдруг Йе-ти: остановился, резко повернулся и смотрит на меня, видимо почуял, даже на таком расстоянии, чьё-то присутствие. Ещё добавил увеличение – что бы только его голова поместилась, во весь экран. Чувствую нарастающий страх, от его пронзительного взгляда, почти такого же, как у демона. Но немного отличается, в сторону дикости и животной безумности. Немного похож на глаза хищного дракона, жаждущего крови – таких в кино показывают.
Постепенно начинаю дрожать, но стиснув зубы и собрав всю волю в кулак – продолжаю снимать. Он усиливает жуть и уже не выдерживаю: кровь стынет и волосы дыбом, но это всё мелочи, по сравнению с тем, что очень хочется на горшок. Настаёт момент кульминации, когда не сдюжил я эту дуэль, опустив фотик – устремил взор на него. Очень захотелось крикнуть: «перестань, уже снято». Слишком далеко – не услышит, да и орать, в таком состоянии не смогу. Поэтому – мысленно пытаюсь ему сказать: «я не враг и давай дружить». Но похоже мохнатому такое предложение – неинтересно. И тогда понял: он всех людей воспринимает, как чужих, будет уничтожать, при случае. Меня такая догадка возмутила до глубины души, во мне проснулся древний воин, мой взгляд приобрёл силу и мощь.
Сам не ожидал от себя такой удали, что человек способен на подобное безумие. Но правильнее сказать: ярость в борьбе с очень сильным противником, которого хочется порвать, как тряпку и втоптать в грязь. Кровь кипит от бешенства, мозг раскалён до белого каления, стал весь мокрый от пота. Руками готов прикончить тигра, или подпрыгнуть до облаков. Чувствую – мы на равных, уже не сможет меня пересилить, продолжаю его давить, но он и не думает сдаваться. Делаю попытку резко ударить взглядом, то есть – достичь пика напряжения. Это мне стоило кратковременной потери сознания, наверное. Во всяком случае появился провал в памяти, но после вижу – бежит супостат вверх по склону, не оглядываясь. Моя голова начала болеть, как перед грозой.
Поднял фотик и продолжил съёмку. Гоминид остановился на гребне, повернулся, злобно посмотрел на меня и скрылся вниз. Выключил запись и только сейчас ощутил, что начинаю подмерзать слегка, надо бы сменить одежды на сухие. Трудно было встать после этого поединка, такое чувство, как будто всю ночь вагоны разгружал. Разделся и пока доставал запасные шмотки – немного обсох. Вспомнил про фляжку с коньяком, с большим азартом отыскал её и осушил. Ой, какой же это кайф, когда живительная жидкость, так приятно расслабляет перегретое, от чрезмерного напряжения, тело.
- ну как, понравилось?
- привет Биф – это ты мне такую встречу устроил?
- нет, и не думал, за всеми вами не уследишь, но я был рядом, тебе совсем ничего не угрожало, сам прекрасно справился, не зря тебя выбрал.
- не понял – он не из ваших?
- нет, они такие же, как и вы, только ближе к живой природе.
- но свою душу, наверное тебе – не продадут?
- конечно нет, а зачем мне его дикая душа, он же почти животное.
- я это уже понял, но блин, ты знаешь: впечатление такое, что словами не расскажешь, он в натуре дикий и к тому же – пронзительный как ты, почти, долго его помнить буду.
- тренируйся, мне пригодится твой опыт.
- ну хоть что-то радует в этой жизни, получается – не зря живу.
- да, отдохни вон там, тебя больше никто не побеспокоит.
- а у меня сил не хватит туда дойти.
- хорошо, оденься и полетим.
- а ты крылья на небе не забыл, случайно?
- хватит глупости болтать, давай в темпе, меня ждут в другом месте.
Посмотрел ему в глаза и мне показалось – это не он, а может теперь, буду на мир по-новому глядеть, после такой встречи. Но если предлагает сменить место, лучше послушаться, на всякий случай. Быстро накинул на себя рубашку и штаны, а вот куртку и рюкзак – не успел. Земля ушла вниз, но ноги ощущают что-то твёрдое, может – это иллюзия. Приподнял левую и хотел топнуть, но смог только плавно опустить, как бы преодолевая, невидимое сопротивление. Тогда: попробовал шагать вверх, как по вертикальной лестнице – получилось. Во всяком случае: один в один, как по стремянке поднимаешься, но при этом – никуда не взобрался. Бифазур летит рядом, впрочем, как и рюкзак с курткой. И ветра нет, хотя внизу деревья мелькают, как будто едешь под сотню. Непонятное средство передвижения у него, а показать его не хочет. Наверняка она есть, летающая тарелка, или ещё чего, только невидимая.
Через минутку опустились на полянку, где часто останавливаются тур группы. Здесь: лавочки, мангал, мешок для мусора подвешен, площадки для палаток и рядом родник, каптированный, с трубкой – так удобно бутылки наливать. Демон исчез, а я спокойно присел и подумал: «как же привыкнуть к неожиданностям, что бы не так сильно уставать от них». Наверное, тренироваться долго придётся, жизни не хватит, хотя может и пусть будут нежданчики – разнообразие не помешает. Иногда мечтал о таких, или хотя бы похожих приключениях, на свою голову. Оказалось – это совсем не романтика, как в книжках описывают, или в кино показывают. Зато теперь мне пофиг любой зверь, ну почти любой. Испепелю взглядом, как дракон своим огненным дыханием.
Утомился, ходить так не хочется, но надо дрова найти, хоть не много, а здесь их все уже давно сожгли, может лавочку спалить, или ещё чего. Мысли путаются, надо полежать полчаса, а после готовиться к ночлегу, до темноты ещё пару часов есть. Одел свитер и прилёг на лавку, быстро заснул. Но минут через десять проснулся от того, что упал на землю, хорошо – невысоко. Просто приснился этот Йе-ти, но уже совсем близко и не такой злой, хотя и добрым его не назовёшь. Драться полез, или ещё чего хотел – так и не понял, а просто пнул его в живот, он и укатился. Видимо в этот момент нога дёрнулась во сне и упал. Зато почувствовал прилив сил, значит дальше действую по обычному плану: приволок сушняк, поужинал, дождался темноты и развёл огонь в мангале.
Ночь прошла спокойно, всего-то четыре раза просыпался, на утро был в состоянии продолжать поход. Не спеша позавтракал, прибрал территорию за собой и за другими, что бы не подумали, что ночевал свинтус, поглядел на карту и пошёл. После обеда покинул пределы заповедника и вышел на перевал. Ничего сложного, в плане преодоления трудных участков – нет, как и места для отдыха. Пройти можно за три часа, без остановок. А потом всё время вниз, а на вершине: вполне вероятно в бинокль увидеть море. Но это надо было утром делать, а днём: всё в мареве восходящих потоков и ничего не разглядеть.
А вот сразу, за всеми этими зигзагами дороги, прекрасный уголок природы и ручей неподалёку. Странно, что полянка без деревьев, хотя вокруг вековые дубы и буки, может плита каменная не даёт вырасти, или почва другая, загадка какая-то. Но мне интересно другое – что тут могли припрятать? Прикинул по времени: до вечера здесь закончу и пойду обратно на высоту – там теплее. К тому же – приметил одинокий бугорок, без кустов и деревьев, чуть в стороне, удобный для ночлега. Не стал терять время на расстановку датчиков движения, понадеялся на свой слух и демона, а зря. Достал прибор, лопатку и принялся обследовать участок.
За первый час прошёл половину и результат почти нулевой. Это хорошо с одной стороны – можно быстро управиться, но плохо с другой – тут совсем нет ничего. То есть: зря теряю время, но ничего не поделаешь, бывает и такое, довольно-таки часто. Время изменяет ландшафт, что теперь кажется привлекательным – раньше было совсем обычным. Но всё-таки поднял наконечник стрелы, возле ручья, видимо древний охотник промахнулся и погнался дальше, за добычей. Заканчивал уже ближе к дороге, одел рюкзак, что бы немного пройтись по пути назад и опять потерял бдительность. Хотя, возможно – эти трое оказались весьма осторожными.
Стоят и внимательно смотрят на меня, в их взглядах сразу почувствовал что-то не доброе. Одеты как зэки, мешков, или сумок нет, морды заросшие, глаза жадные, худые все и похожи на торчков. Тот, что постарше – вообще уркаган со стажем, а двое молодых видимо его куда-то сопровождают. Подходят и как бы окружают, совсем не понимают чем это может обернуться для них. Зато становится понятно – буду их бить, слегка. Но надо выяснить: есть ли у них оружие, что бы сразу вырубить, или прикрыться кем-то из них. Выключаю прибор, сворачиваю, держу в левой руке вместе с лопаткой, старший начинает разговор:
- здоров фраерок, ну что ты тут нашёл, может поделишься?
- здоров смертнички, может вас поделить на куски и волкам отдать?
- ты чё, самый борзый, что ли?
- ну да, борзее просто не бывает на всей планете, хочешь убедиться?
- да, щас проверим, что ты за петух с пантами.
Эти двое достали по ножичку, встали слева и справа, видимо ожидая команды разом накинуться на добычу. А главарь этой маленькой шайки держит руки в карманах. Я прикинул – он не успеет достать то, что у него там есть и быстро выхватил мачете. Оно в ножнах прикреплено, с боку моего рюкзака, рукоятью – сразу за ухом. Что бы можно было правой рукой его извлечь и тут же нанести удар сверху. Я ещё слева хотел сделать и тогда двумя махать, как средневековый сарацин, но вроде и одного хватит. Изобразил рожу, уверенного в своей меткости ковбоя, как в кино, говорю надменно и громко, с гонором, хотелось показать – кто тут хозяин:
- это разве ножики у вас, вот у меня – действительно ножик, ну, с кого начать?
От такой неожиданности они слегка опешили и чуточку отпрянули. Я в два прыжка подскочил к старому и ударил по его правой руке обратной стороной лезвия. Что бы не отрубить, а выбить нечто, похожее на наган. Получилось – он обронил и застонал. Сразу же круговая подсечка и пока падает, перескакиваю через него, прижимаю к земле коленом в спину. Держу остриё возле шеи, внимательно смотря на тех двоих, слегка испуганных юнцов. Чувствую: сердце заколотилось, от такой неожиданной ситуации, но пока вроде всё по плану и надеюсь на демона, он, наверное, опять наблюдает молча. Урка что-то пытается предпринять, кричу ему:
- постарайся не дёргаться, а то много крови потеряешь, подельники донесут уже труп, вы вообще чьи будете и откуда сбежали?
- брось сука, в атаку!
Видимо они тренировались иногда, потому что друг за другом налетели на меня, пытаясь пнуть и сбить с лежачего. Не стал его резать, вдруг помрёт, придётся и этих двоих прикончить, а лопатка маленькая – долго буду закапывать. Поэтому швырнул мачете в сторону, а просто вступил в рукопашный бой с группой соперников, как и учили когда-то. Но те спарринги были посложнее, всё-таки у нас был хороший учитель. Поэтому ученики неплохо умели драться, а я был далеко не лучший из них, приходилось часто проигрывать, получая тумаки. А эта шпана вообще ничего не может: ни рукой, ни ногой. Через несколько секунд они лежали и корчились, старик потянулся за волыной, но я не упускал его из виду. Тем более, что левой рукой он не смог – это сделать быстро. Мах ноги, с разворота выбил железку, которая улетела куда-то далеко, но я заметил направление, потом найду.
Хотел его отшлёпать, как ребёнка, но вижу – слабый он совсем. Наверное: здоровье потерял в местах, не столь отдалённых, да и наркота своё дело делает. К тому же, они налегке в такой долгий путь не от хорошей жизни отправились. У них даже еды нет, а если идти – значит тратить калории, голод-то не укрепляет, а ослабляет.
- ну чё, дальше сами пойдёте, или проводить пинками в твой волнующий зад?
- я тебя хорошо запомнил, ещё встретимся.
- вот это правильно: как увидишь – так сразу и беги, пока я тебя не узнал, понятно?
- ты мне за руку и за всё заплатишь?
- водку будешь?
Он замолчал, видимо такое предложение заставило сильно напрягаться его оставшиеся извилины. Пока он думал – я подошёл, доставая фляжку из кармана. Но это была уловка, левая рука уже сжимала баллончик, из которого облачко перца накрыло его рожу. Естественно он дико заорал и присев, стал тереть глаза, сквернословить и что-то пророчествовать по поводу наших, дальнейших встреч. Но мне эти бредни уже не интересны. Кивнул тем двоим, что бы забирали своего босса и валили отсюда.
Поднял прибор с лопаткой, подошёл к мачете, снял свой заплечный мешок, уложил всё на штатные места и пошёл, не оглядываясь. Но не далеко: сделал крюк по лесу, вышел на них сбоку, в бинокль наблюдал, издалека, прячась за большими деревьями. Достал фотоаппарат и запечатлел их рожи, может и понадобятся потом. У меня слабая память на имена и лица, никак не могу её натренировать. Они долго искали тот наган, но нашли, а меня так и не заметили, побрели вниз по дороге. Мне бы тоже в ту сторону, но подобные встречи уже начинают надоедать, да и пора ночёвку искать. Вернулся на перевал, мой демон ожидает, сидя на поваленном буке.
- привет Биф, тебе снова понравилось?
- да, с тобой легко, ты сам знаешь, что и как надо делать, в отличие от других.
- а ведь будь он чуть попроворнее – мог бы и шмальнуть из наганчика.
- ну что за глупости, осечка бы была, я этого момента так ждал и надеялся увидеть ваши удивлённые глаза, но ты оказался шустрым, как вода.
- тебе ещё и забавляться нравится? А если бы не успел – пулю бы ты доставал?
- забудь такое слово, я успею в любом случае, даже если пуля уже летит в тебя.
- надеюсь так и будет, ты знаешь: мне раньше жить не хотелось, а теперь – хочется.
- да всем хочется и им тоже, но у каждого своя судьба.
- не понял, ты что, их уже определил в мир иной?
- нет ещё, пусть дойдут до города, там и помрёт, а те два лакея – разбегутся.
- а у меня ещё много будет неожиданностей на пути?
- нет, может и не будет совсем, а что, устал?
- ага, просто хочу пройтись по природе и поковыряться, без осложнений.
- ну ты же много слышал: клады частенько преподносят испытания и несчастья.
- да не верю в эти предрассудки, ты сам говорил – это всё чепуха.
- вот и правильно, но твоё обучение продолжится, не бойся – я с тобой.
- ну хоть что-то радует, пива принеси, а то, что-то перенапрягся сегодня.
- это слишком грубо, лучше присядь и закрой глаза – станешь пьяным.
Мне показалось интересным – как он такое сделает, присел на траву, закрыл и расслабился. Какое-то лёгкое прикосновение, чего-то приятно обворожительного, прошло по всему телу и растаяло. Открыл глаза: никого, птички поют, хотел встать, но – уже пьян, слегка и не могу удержать равновесие. Вскочил, как обычно делаю, когда ноги не хотят идти. Действительно: как будто полтарашку всосал, за один присест, стало легко, за спиной мелькнуло крыло, или ветер, как показалось, вот бы так всегда. Даже вкус и запах тёмного, нефильтрованного – ощущается, знает мои пристрастия бес лукавый. Пора взойти на бугор, а то через несколько минут, будет совсем лень передвигать ноги.
И отлить хочется так же, как всегда, когда пиво просится наружу. Недолго думая переоделся, прилёг на траву, уже не интересны опасности и звери, особенно двуногие. Проснулся: ночь, луна, как огромный фонарь висит справа в вышине. Тихо и почему-то нет комаров, возможно – им жарко на возвышенности. Присел и прислушался к звукам ночного леса. Их почти нет, зато слышно самые далёкие, видимо атмосфера сейчас весьма способствует распространению любого голоса, или шёпота. Ветер стих и листва не скрывает ни одного шороха, когда шумит днём. Натренированный слух сам вычленяет те, что могут представлять интерес, или опасность, среди множества остальных шуршаний и дыхания спящей природы.
Веточка хрустнула, может кому-то не спится и он движется по зову нужды своей, или просто упала с высоты высохшего дерева. Птица взлетела: её крылья издают приглушённые похлопывания, которые ни с чем не спутать. Где-то очень далеко взвизгнула дикая свинья, видимо жратву не поделили в своей, свинской обители, а может – волк укусил. Слева, совсем рядом, торопливо зашуршало, как будто проснулся маленький зверёк и пустился наутёк. Скорее всего ёжик промышляет, разыскивая пропитание. Хорошо, что напомнил, а то я со вчерашнего обеда ничего не ел. Гречка с мясом, от главпродукта, почему-то такая вкусная оказалась. Достал планшет и принялся разглядывать карту с точками на маршруте. Полпути уже пройдено и ни одной приличной находки нет. Впереди ещё три возможных остановки, где, может быть, буду искать, а может и мимо пройду. Зато разгуляюсь сполна, надолго хватит, а вспоминать буду вообще до кончины. С рассветом в путь, надо отдыхать.
Утром не стал долго собираться, поглядел в навигаторе, где ближайший родник на пути и прямиком туда, вода в пути – первейшая необходимость. Через полтора часа добрался до источника, холодная и чистая жидкость из него, показалась особенно вкусной, здесь же и позавтракал, отдохнул и дальше шагать. Ещё через пару часов – добрался до точки, где хотелось бы задержаться и подробно всё обследовать. Дело в том, что тут заканчивается широкая тропа от моря и начинается узкая, которая идёт всё время на подъём. Наверняка была остановка, что бы проверить и закрепить груз, передохнуть, а возможно – заночевать. Вопрос в том: «где это было в те времена?» За века тропы могли поменять своё расположение, но обычно выбирают самый легкодоступный путь. Что бы зря не глазеть, решил сразу бродить с прибором, снял рюкзак, достал франца и почувствовал чьё-то присутствие.
- привет Биф, ты обычно зря не появляешься, что стряслось на этот раз?
- а я не Биф, я – Вураса.
- извини, обознался малость, вы для меня похожи по ощущениям, ещё не привык вас различать с первого взгляда, ты чего хотел?
- это я тебя спрашиваю – ты тут намереваешься найти чего-либо, или мимо пройдёшь?
- найти конечно же, иначе зачем вся эта суета с походом по лесу, почти неделю.
- а если найдёшь – то с собой унесёшь?
- ну да, хотя возможно – перепрячу и точку запомню, если не смогу унести сразу.
- а может не стоит находить, время для такой тайны – ещё не пришло.
- во как интересно-то, наверное – великая тайна тут припрятана, или не очень?
- очень, история может поменяться не в лучшую сторону, не надо её находить, да и знать про наши секреты тоже – не зачем.
- ну если не надо – то не буду, но ты мне покажи хоть, что это было-то.
- нет, не могу, никто не знает, значит и тебе не надо.
- ну тогда Биф покажет, если хорошо попрошу.
- нет, не покажет, людям нельзя такое видеть, так всем нам хорошо будет.
- понятно, правила всё-таки есть, точнее: табу, запреты и секреты.
- да, мы же не одни, приходится охранять от таких, как ты.
- а ты – хранитель, дед земляной, сторож, часовой, или как тебя там.
- никак, Вураса – моё имя, охраняем по очереди, а с тобой, пока очень вежливо говорю.
- понимаю, что с остальными грубо обходишься, но и ты меня пойми – я уже достаточно опытный, что бы осознавать: чего можно всем разболтать, а что – нет.
- да знаем мы всё про тебя, но запрет для всех одинаковый, извини – не покажу.
- наверное: тут сокрыта самая главная тайна планеты, или галактики?
- нет, есть ещё много подобных и более значимых, чем эта – все под охраной.
- во блин, не планета, а хранилище какое-то, для всяких безделушек.
- да, вы же не можете пока их найти и воспользоваться, вот и лежат, как в сейфе.
- то есть своего рода склад, да ещё и с охраной от местных и приезжих, скажи: а другого места не нашлось, например – на Марсе, или – астероидах.
- там свободный доступ для всех, а здесь – нет, тут закрытый мир.
- не понял, от кого закрытый, от других разумных, или – от врагов?
- ото всех, кто не из наших, договор никто не нарушает – иначе война.
- во как всё интересно, а нас значит, за домашних животных держите.
- нет, вы нужны, что бы жили мы и охраняли вас от хищников.
- между собой тоже воюете, или поединки устраиваете, что за жизнь-то у вас?
- нормальная жизнь, не хуже вашей, цели и ценности другие, вам не понять, вы в своём, небольшом, материальном мирке существуете.
- э-э, ты мне чушь-то не городи, я же долго тренировался, что бы всё мог понять и найти ответы, у меня тоже свои ценности, рассказывай: кто ещё ваши друзья и враги.
- нет таких, мы сами за себя, а при внешней угрозе – можем и вас позвать.
- то есть пушечное мясо необходимо, если приспичит?
- а иначе и вас тоже уничтожат, выбора не будет, если приспичит.
- всё ясно, а тут лежит нечто, что поможет отразить нашествие?
- это не оружие: вся техника на внешних орбитах, а здесь – только ключи, но не в прямом смысле, как у вас принято думать.
- ага, то есть прикарманив такой ключ, я смогу, стать тёмным властелином, или светлым? А может командиром отряда звёздных демонов?
- размечтался, кто же тебе позволит его взять, или даже потрогать.
- ты.
- нет, не пытайся перехитрить меня – опыта не хватит, а сил – тем более, ты ещё салага.
- ладно, уговорил, я бы всё равно не стал упираться, нельзя – значит нельзя.
- ну тогда – прощай человек.
- до встречи дух.
Погрузился в землю, а мне стало грустно от мысли, что мы – не больше чем рабы в их делах. Видимо вселенная так устроена: необходимо родиться маленьким и глупым, что бы пытаться, за всё своё короткое существование, понять – для чего живёшь. А если догадаешься – возможно, перейдёшь на следующую ступень своего развития, но что там впереди – пока не знаю. Зато прикоснулся к их миру, немножко, хоть какое-то разнообразие в серой обыденности жизни. Большинству и такое не снилось никогда, а мне уже привычно в день по несколько раз общаться, со всякой нечистью.
Иду дальше, надеюсь – не везде глобальные секреты припрятаны. Так хочется найти хоть что-либо, а то получается бестолковый поход, какой-то. Но уже начали попадаться блага цивилизации, в виде заброшенных тур приютов и хуторов, которые тоже отметил, когда собирался в этот вояж. Вот один из них: прямо по курсу, через полкилометра будет. Надо только с дороги, что вдоль ручья идёт, немного свернуть, подняться на небольшое плато, среди гор. Хотя местные холмы горами-то сложно назвать, но на карте они именно так и обозначены – горы. Прикинул, где легче будет идти и завернул вправо, на подъём, среди деревьев и кустов. Мне показалось: иду по древней дороге, неизвестно кем и когда построенной. Возможно – это самый лёгкий путь наверх и я его угадал.
Навигатор показывает, что вышел на точку, но здесь обычный смешанный лес, совсем дикий, значит никто тут не жил. Пытаюсь в бинокль разглядеть хоть какие-то фрагменты былых жилищ, но ничего примечательного, похожего на останки фундаментов – не наблюдаю. Пытаюсь логически додуматься: в чём же ошибка, что теперь делать здесь и сейчас. И тут меня осенило – карта может врать, метку-то поставил, но координаты взял, исходя из описания того места. То есть – наугад. Точную схему расположения бывших хуторов пока никто не составил, видимо здешним краеведам – это не нужно совсем. Хотя, скорее всего, она у них имеется, только никому не показывают и в свободном доступе её нет. Значит: опыта моего пока не достаточно в этом деле и надо бы данный пробел заполнить практикой.
Двинулся дальше, через триста метров стали попадаться камни, вроде бы природные. Дошёл до спуска к очередному ручью, вернулся назад и вправо. Снова спуск, решил вдоль него, по кругу к дороге и если опять ничего – пойду дальше, на юг. Но мне повезло – наткнулся на то, что искал, в самом северном конце плато. Похоже тут всего три дома было и много места они не занимали. Но опоздал – рылись всем колхозом здесь. Все камни перевёрнуты, ямы – одна другой больше, некоторые деревья срублены. Ладно, надо попробовать, раз пришёл.
На всех металлах, франц постоянно пиликает низким тоном, значит железок много, мелких в основном. За четверть часа: ни разу высокий тон не пикнул, похоже – выбили полностью, а может и не было здесь потерянных монет и всякого остального. Крупного куска железа тоже не встретил – нашли всё до меня. Тогда нечего здесь ловить – пустое место, время зря только потерял, зато увидел, как бывает. Возможно могли спрятать не там, где обитали, а недалеко. У приметного дерева, или камня, но похоже – бедно жили и нечего было укрывать. Да и где эта примета теперь? Она может за пару вёрст отсюда находиться, была известна только им. На коне-то легко до неё дойти, а мне бродить по лесу уже надоело, пойду вниз, к морю.
Глава 7 Море
Вышел на гравийку, неподалёку заметны строения, здесь начинается жилой сектор, можно проехать на рейсовом транспорте, куда нужно. Надо только узнать у местных, где конечная остановка, но никого не видно. Тогда просто идти по дороге – она тут должна быть одна. За поворотом стоит небольшой автобус, заглядываю – никого, видимо частник домой приехал, на обед. А вот и он, спрашивает: «куда надо отвезти», говорит по-русски чисто, хотя сам немного похож на турка. Отвечаю: «к морю», садимся и едем, то есть – пешая часть маршрута закончилась. Дальше на перекладных до дому, но ещё есть одно дельце.
У самого моря устье небольшой горной речушки, естественно: всё застроено в угоду туристам. Здесь говорят: «месяц год кормит». Летом нужно заработать столько, что бы прожить, до следующего наплыва отдыхающих. Заглянул в несколько магазинчиков, прикупил продуктов и пива, теперь осталось найти место для ночлега, на несколько дней. Но в эту пору всё занято, нет смысла терять время на обход всех гостиниц. Пошёл подальше от берега, в частный сектор. Отыскал комнату по небольшой цене, без удобств и других излишеств, но мне люкс без надобности.
Пляж, под ногами песок, который река вынесла за века, тут не глубоко, что мне и нужно. Бархатный сезон в самом начале осени – яблоку некуда упасть, полстраны собралось, наверное. Народу нравится купаться в этом лягушатнике, а мне – не очень. Я бывал на трёх океанах, плавал в чистейшей, по-настоящему солёной воде, где нет никого вокруг. Там было видно всё на дне морском, причём так глубоко, что донырнуть не всегда получается, а красота – намного разнообразней, чем тут. Поэтому наше озеро, которое почему-то морем обозвали, вообще не интересно в плане отдыха, или развлечения. Загорать, как какой-то пролетарий, здесь не хотел никогда, а вот отыскать то, что они потеряли по глупости – уже не терпится. Перед походом предусмотрел возможность здесь задержаться, если погода позволит, поэтому кинул в рюкзак оборудование для подводной работы.
На берегу делать нечего – найдёшь много мусора в виде пробок и всевозможного хлама, что звенит, на разной глубине. Народ ведёт себя, как в свинарнике: закапывает в песок всё лишнее, потому, что до мусорного бака – лень дойти. Оставлю дилетантам, а сам зайду на глубину выше пояса, но ниже плеч. Это самое хлебное место, здесь обычно все играются, кувыркаются и теряют всё, что забыли снять, когда в воду лезли. А если оно упало, то уже не найдёшь в мути на дне, затоптали и придётся поплакать и забыть. Ну а для меня – хоть какое-то разнообразие, ибо больше ничего не нашлось в этом путешествии. Осталось только подыскать куда спрятать одежду, на полчасика, хотя можно и в одних трусах бродить по городку, но лень.
Пришлось пройти до камней справа. Там народу почти нет и можно приныкать свои шмотки, что бы никто не спёр. Так и сделал, потом не спеша приготовил инструмент. Системный блок засунул в водонепроницаемый чехол, как для телефона и прикрепил кабель, но штангу пока не раскладывал – это проделаю в воде. Всё-таки создатели молодцы – придумали металлоискатель универсальным: и на пляже и в поле одинаково хорош. Нет надобности покупать подводный прибор, если не собираешься нырять с аквалангом. А на мели, до пяти метров, сможешь всё найти с этим чудо аппаратом, ну или почти всё. А ещё можно купить вторую катуху, сделать самодельную штангу и будет – два прибора. Первый – с основным блоком и большой катушкой, а второй – с наушниками, которые тоже беспроводные и могут управляться сами по себе, совместно с маленькой катушкой. Это гораздо дешевле, чем два полноценных, за большие деньги. Говорят, что глубинную антенну придумали, для полноты комплекса, но мне её – не надо.
Завернул одежду в пакет, засунул в нишу, под большой валун, прикрыл всяким хламом. Во второй, чёрный пакет, поместил прибор, что бы заходить в море с ним – никто не догадается, что там внутри. Тапочки, женские, специально подбирал для этого дела, ноги порезать у нас – пара пустяков, поэтому босиком не хожу. Вода тёплая, за лето прогрелась и можно не замёрзнуть, некоторое время. Добрался до нужной глубины, разложил свой инструмент, включил, настроил на нужную программу. Прикрепил блок на пояс, а маленький наушничек – протянул в правое ухо. Дальше, как обычно – махать клюшкой. Под водой – это не так шустро получается, приходится преодолевать её сопротивление, рука устаёт гораздо быстрее – меняю на левую. Со стороны – похож на обычного купающегося приезжего. Даже, если будут присматриваться – всё равно не поймут, что делаю. Но тот, кто знает, как искать в воде, сразу меня вычислит – это и я делал не раз. Надеюсь – здесь мало конкурентов.
Вдруг наушник заверещал, как недорезанный поросёнок, наверное: большой кусок цветняка почуял. Выдыхаю, что бы не всплывать без грузов и ныряю, примерно на десять секунд. Больше не понадобилось – нащупал под катушкой обручалку. Обычно первая находка, как бы знаковая и она обязательно должна быть ничтожной, типа пробки, или проволочки – такие есть приметы. Но мне уже давно все эти предзнаменования – пофиг. Я их столько всяких видел, что понял: не работает вся эта чушь, с предсказаниями и суевериями. Просто нужно заниматься делом, не думая о том, что может помешать любимой страсти, доставлять себе радость и всё получится.
Но удача вдохновляет на дальнейшие поиски, забываешь про безопасность и холод, одно радует: есть кому за этим следить, можно расслабиться. Однако долгая практическая деятельность в этом деле – не позволяют пустить процесс на самотёк. Всё равно поглядываешь по сторонам, ждёшь сюрпризов и вроде бы готов к любым неожиданностям. Но тем-то и интересна эта работа, что каждый раз, нечто новенькое приключается. Скучно не бывает, никогда.
Дальше пошли монетки, бижутерия всевозможная, язычки от пивных банок, которых тут не должно быть в принципе. Хотя, некоторые с бутылкой лезут купаться, а может – с лодки бросают. Но примерно половина находится того, чего нужно. Единственное, что не радует – маленькая концентрация потерь на единицу площади. Бывает пройдёшь несколько десятков метров и ни одного сигнала. Быстро здесь не походишь – водная среда все движения притормаживает. Время ограничено – озноб всё-таки начинает подсказывать, что скоро выходить на сушу, греться. Но одна достойная находка, за один заход – уже неплохо, остальной мусор – выкину на мели.
Согрелся пивом, перекусил и, конечно же захотелось отдохнуть немного. Как обычно – тянет в сон после водных процедур, иногда так, что сил нет сопротивляться. Нужно найти местечко поукромней, но здесь всё, как на ладони. Придётся углубиться в лес – это далеко, надо через две дороги перейти: железную и автомобильную. Побрёл вдоль берега, в надежде увидеть место, где можно прилечь. Люди ходят, чего-то разглядывают и точно – поспать не дадут, тогда хотя бы посижу, согреюсь и повторю процесс.
Вечереет, но народу в воде меньше не становится, зато среди толпы можно затеряться и делать своё дело. А если останешься один во всей акватории – будет слишком заметно, могут глупые вопросы с берега выкрикиваться. Придётся отвечать всякую чушь, типа: «ловлю крабов, ногами, на ощупь». На этот раз находок было побольше, в основном: монеты и заколки для волос. Но попалась толстая серебряная цепь с крестом, который лежал неподалёку – в метре друг от друга. Видимо, забавляясь, порвали цепочку, но она сразу не упала, а некоторое время цеплялась за тело. Крестик, в это время, съехал и утонул и только потом, уже сама – пошла ко дну. А ещё рядом с пяти рублёвиком поднял обручалку, маленькую, видимо миниатюрные пальчики её носили когда-то.
Затем попалась модель автомобиля, из силумина, со спичечный коробок размером. Никогда не перестану удивляться, как люди умудряются потерять то, что им в этом месте совсем не нужно. Вот зачем ребёнок полез купаться, прихватив любимую игрушку? А фиг его знает, да и взрослые – тоже не лучше. Бывало: находил ключи от квартиры, на глубине по шею, ещё часы с порванным браслетом, причём не водонепроницаемые, а обычные часы. Наверное, по пьяне забыл снять, а потом долго думал: «кто их украл, или где-то лежат, может найдутся». Ага, найдут такие, как я и вернут, жди и надейся, глупый дядя. Стемнело, начинаю подмерзать, особенно когда выныриваю и лёгкий бриз обдувает, пора идти отдыхать.
Весь следующий день катался по побережью на всём, что может возить: на такси, автобусах и электричке. Посетил краеведческий музей в городе. Ничем не отличается от подобных в других городах. Я вот одного понять не могу: почему в подвалах лежит в несколько раз больше того, что выставлено в залах? Может уже не лежит, а продано втихаря, но всё барахло не купят, а мне было бы интересно поглазеть, на вещи тех далёких времён, на которые другим – наплевать. Эта профессия меня изменила до неузнаваемости, теперь на жизнь смотрю по-другому. В любом изделии рук человеческих пытаюсь вычислить возраст, предназначение, цену и сопутку. То есть: может ли рядом ещё подобное лежать. Монетки по одной теряют, но много раз. Их незаметно роняют, разные, как правило – в одном и том же месте.
Пейзажами перестал любоваться из окна поезда, или автомобиля, всегда гляжу: как на потенциальное место для поисков. Иногда замечаю: работа поглотила мои мысли полностью, даже если пытаюсь не думать, то через минутку – опять о том же. Даже сны и те на эту тему, хоть и не часто, но в неделю по два-три раза снятся. Иногда устаю, но азарт не позволяет всё бросить, как надоедливую работёнку в цеху, слесарем. Здесь гораздо приятней, завлекательней и заставляет думать. По началу, приходилось свой мозг заставлять работать по новому, преодолевать инерцию мышления, навязанную в школе. Было неприятно осознавать некоторую беспомощность, но потом, когда стало хоть что-то получаться – сильно понравилось. Появилось ощущение, что могу почти всё додумать и понять, а значит – найти. И всегда по новому, не так, как вчера, то есть – монотонная рутина не изнурит до дна, как в цеху. А если не будет отвлечений: устану и начну искать выход из этого тупика, просто не выдержу такое. Как правило – это будет злодейка, без наклейки, только потом хреново бывает, утром.
Вечером снова под воду, на этот раз – с другой стороны бухты. В принципе, ничем не отличается: такая же грязь везде, бутылки и пакеты. Захожу, глубина постепенно увеличивается, по мере продвижения от берега. Но сегодня неприятное осложнение – зыбь. Вроде маленькая, всего-то сантиметров пятнадцать, но по дну таскает. Приходится нырять несколько раз, на одну находку. Очень не просто удержаться на одном месте, что бы ребром катушки уточнить точку, где оно лежит. А потом надо раскопать песок одной рукой, цепляясь тремя другими. То есть: широко расставленными ногами и второй рукой. А пока будешь долго и часто дышать, когда поднимешься, море твою ямку – присыпет и придётся рыть заново. Поэтому глубоко копать сегодня – нет смысла, значит только то, что сверху лежит, возьму и всё.
Заходил три раза, опять насобирал кучку всякого хлама. Четыре колечка поймал, но ни одной обручалки – все серебряные оказались. Цепочку мельхиоровую с кулоном, браслет порванный, тоже дешёвый и серёжку в виде кленового листочка, золотого. Зато накупался от души, аж в ушах булькает, надо аспирина таблетку не забыть выпить, что бы завтра сопли не потекли, как из дырявого ведра. Возвратившись на ночлег, поставил катушку на зарядку. Она садится быстрее, чем основной блок. Бывает потеет внутри, а потом немного глючит, если не просушить на батарее, всю ночь.
Утром нашёл стоянку со слегка тюнингованными уазиками, вчера их приметил. Это местные так занимаются джиппингом, катают всех желающих по горным дорогам, или направлениям, показывая достопримечательности. Выбрал самый мягкий, как мне показалось, но всё равно мозги вытрясет, не зря же отечественный джип – козлом называют. Но хозяин, наотрез отказался меня одного катать, вот толпу повезёт, а одного – нет, пришлось по очереди всех спрашивать. Единственный джипер согласился, самый молодой, на самом страшненьком, шесятдевятом. Зато без лицемерия пообщались, как друзья.
Доехали до водопада, естественно – под ним искупался, заодно вокруг всё поглядел и особого желания тут прошерстить – не возникло. Дальше: забрались на сопку, с которой видно водную гладь и пароходы вдали. А на север: бугристое, зелёное море и едва заметны снежники, во мгле жаркого дня. Затем была скала, которую огибает речка, похожа на нос корабля, зато к ней можно подойти, по воде. Погулял вокруг неё, пофотал, поставил точку в навигаторе, может и наведаюсь, место примечательное и тихое. Ну и всё, вернулись на стоянку, дал ему три рубля и расстались.
Вечером – опять нырять, зыбь вроде стихла и можно хоть всю ночь шарить по дну. Зашёл, как обычно, первый сигнал дал монету, потом – ещё две и грузик от донки. Неужели тут ещё и рыбачат, но зимой – возможно клюёт. Ничего, кроме мусора за первый заход не поднял, но и не такое бывало. Дома, на заброшенном пляже, однажды всю ночь, с перерывами, окунался в мутную воду и ни одной достойной находки. Глаза потом болели неделю, подсчитал – более двухсот раз нырнул. Хорошо, что гидрокостюм тёплый купил для этих целей, можно не думать о холодной воде, свинца только побольше на себя нацеплять, что бы не всплывать. Ну а потом научился без ничего ходить на часок, брал только прибор и шорты, с нашитыми карманами, на молниях.
Второй – тоже не принёс ничего стоящего, может в этом квадрате мало теряют? Нет, народу везде одинаково, вряд ли с этой стороны люди продуманные и всё с себя снимают ещё дома. Значит – меня кто-то опередил, наверное, но пока ни увижу его – не смогу точно сказать, что причина именно в нём. И вот слабый сигнал, на уровне помехи от грунта, зашёл с боку – такая же непонятность. Нырнул, нащупываю тонкую, как нить, цепочку и понимаю – это оно. Встаю и разглядываю: рыжая вся и порванная в середине, значит где-то рядом, должен быть крестик, или кулон. Видимо мой франц смог её учуять, а его дешёвка – нет. Спрятал и продолжаю этот пятачок досконально проверять. Вот здесь, похоже он и лежит, сигнал устойчивый, немного переливается – так обычно крестики и звенят. Только собрался опуститься поближе ко дну и забрать эти жёлтых полтора грамма, как услышал глупый вопрос сзади:
- ну и чего нашёл?
- тебя. – оглядываюсь, стоит паренёк, чуть пониже меня и аж светится от радости.
- а я тебя.
- а ты, наверное – мусор?
- сам ты мусор, откуда приехал-то?
- с луны, а ты местный?
- да, пойдём, поделим всё, что у тебя в карманах и домой спокойно уедешь.
- да я и так спокоен, как удав, а вот ты сейчас будешь волноваться, веришь мне?
- нет, тебя на берегу ждут уже давно, залез на наш участок, без спросу и копаешь.
- ничё я не копаю, и вашего тут – ничё нет, а когда выйду: вам лучше разбегаться.
- чё, самый борзый что ли, мы и не таких на место ставили, пошли.
- иди и скажи своим кентам, что я один не хожу – мой демон всегда рядом.
- да нам похрен, пошли, здесь больше искать – не будешь.
- не, ну ты меня уже достал, дитё, пошёл вон, пока дышишь.
- чё, совсем охренел козёл, а ну давай сюда свою клюшку.
С этими словами, пацанёнок пытался нащупать мой прибор, естественно – сразу получил струю перца в глаза. Ой, как дико он орал, аж все рядом повернули головы в нашу сторону, но здесь и не такое бывает, поэтому – на помощь никто не прибежал. Ну и я не стал задерживаться: нырнул, нащупал рукой крестик, вынырнул и спокойно пошёл в глубину. Хлопчик замолчал и неустанно плескал себе в лицо, он думал, что так быстро смоет всю жгучесть, но она ещё больше будет жечь – это знаю по себе. Походил ещё, пока не начал подмерзать, но не упускал его из виду, покуда он не вылез на берег. И мне тоже пора, выходя – нашёл перстень с камушками, на глубине по пояс.
Спокойно добрался до своей одежды – никто меня не встречал. Наверное – этот ребёнок один промышляет и решил на пушку взять. Ну и хрен с ним, своё получил и пусть жалуется теперь, кому захочет. А вот это вариант – он может заяву написать. Тогда меня, за злостное хулиганство, будут пытаться привлечь: штраф выпишут, моральный ущерб заставят выплатить. Значит – больше не буду здесь рисоваться, а поеду в другое место, утром пораньше свалю и забуду.
Встал до рассвета, собрался, позавтракал, хотел хозяйку разбудить, но она уже давно на ногах, хлопочет по дому. Расплатился и пошёл в то место, где вчера видел таксёров, но их тут не оказалось – рано ещё. Тогда поближе к автостанции и залез в первую жёлтую машинку, сказал, что опаздываю на поезд и надо бы побыстрее в город. Меня шустро подвезли прямо ко входу, зашёл посмотреть расписание: потом всё равно надо отсюда домой как-то ехать. Поэтому желательно бы знать: на чём и во сколько. Слева три мужика, в полицейской форме, громко базарят. Ну я, для приличия, достал блокнот с карандашом, нацарапал номера поездов и время отправления. Спокойно побрёл на выход, всё ждал, что меня окликнут и начнут проверять, но видимо – не вызвал подозрений. Снова сел в такси и поехал дальше, вдоль берега.
Через полчасика вылез и сразу на берег, посмотреть обстановку. Здесь то же устье реки и песчаный пляж, только раза в три побольше, чем там. Рано ещё, народу почти нет, но зато есть два конкурента, так называемые – пляжники. Бродят у кромки воды со своими аськами. Их издалека заметно по мелькающим, жёлтым блокам. Ну и пусть собирают пробки, лишь бы в воду не лезли, похоже семейная пара – парень и девушка. Возможно живут здесь, но знакомиться не буду, на всякий случай. Если местные, то наверняка у них имеются прихватки с ментами и бандюгами, могут пожаловаться и придётся демону меня вызволять, из подвала.
Примерно прикинул, где буду заходить и выходить, а теперь нужно найти жильё на пару дней. Подальше от моря – это не сложно, на краю деревни они подешевле, а главное – имеются свободные места. Оставил вещи, решил ознакомиться с окрестностями, опять же – на уазиках. Но что-то их не видно, а спрашивать у приезжих не стоит, зато везде висят объявления всевозможных экскурсий. Звоню в несколько и вычисляю, где место стоянки джиперов, навигатор указывает точку, туда и иду. На этот раз – катался на паджерике, он здесь единственный и самый дорогой, зато мозги не так жестоко вытряхивает, как козёл. Объездили всю округу – ничего привлекательного для своей работы не увидел, пора назад, готовится к ночному поиску. Лёжа на кровати, разглядывал фотографии на планшете, моё внимание привлекло большое дерево вдали. Я его не сразу заметил на фоне леса – оно прячется под горой, ничем не отличается от остальных. Но, если повнимательнее присмотреться – станет ясно, какой это великан.
Отобедал, выспался и побрёл на роботу. Примерно полчаса надо петлять по деревне, зато не найдут сразу, если снова кому-то не понравлюсь. Посидел на камнях около часа, внимательно смотрел на всех, кто входит и с чем, но вроде бы нет подводников, да и на берегу – тоже тихо. Ну, тогда вперёд, как обычно – одежду в пакет и под камень, а сам, с прибором – в глубину. Но здесь оказалось много больших валунов на дне, пока дошёл до ровного места – несколько раз запнулся. Однако – опыт не позволил упасть лицом в воду. Осторожность и осмотрительность обострились до предела, перед тем, как сделать шаг, долго думаю – издержки профессии. Может это и к лучшему: в дерьмо перестал наступать по глупости, как раньше.
Первая находка – заколка для волос, нормально, рядом пятак и серёжка в виде большого кольца. За одно погружение сразу всё поднял, такое бывает, если лежат рядом и не зарыты в песок. Дальше: монеты, пробки, бижутерия и вот, наконец-то обручалка, здоровая – семи граммовая. Такую же находил разок на озере, на городском пляже. Уже не зря приехал, потом попались очки, китайские. Видимо имеются любители поплавать в очках и шляпе, что бы солнце не пекло. Затем – пивная банка, хитрая такая, не сразу-то и поймёшь, что там, на дне. Она катается под толчками катухи и как бы прячется, сигнал то здесь, то там, сложно догадаться, пока не нырнёшь.
Зажигалка бензиновая, американская, видно недавно потеряли – чистая ещё. Не перестану удивляться людскому безрассудству, зато – приятно. Своего рода игра: ты теряешь, а я – ищу, а что найду – станет моим. Но пора выходить, а на моём месте расположилась толпа молодёжи, начнут вопросы задавать, потом разболтают всем и конкуренты попробуют поймать. Ладно, подожду чуть дальше, согреюсь и ещё поныряю, глядишь и рассосутся. Так и сделал, прибор на мели оставил, что бы не светить, а сам прилёг напротив, на ещё тёплые камни. Согрелся и снова в свою стихию. Прожектора с обеих сторон в море направлены и народу меньше не становится. Мне такое на руку – можно затеряться. К вечеру пьяных больше, чем утром и соответственно – теряют тоже больше, да и глубину можно уменьшить, до пояса. Так и сделал – поближе к берегу, здесь находок не меньше, но долетают монеты, особенно пятаки, если их с размаху закидывают, много бывает.
На мели в основном женские потеряшки: бижутерия всевозможная, заколки и резинки, но и кое-что из приятного – тоже имеется. У мужиков только обручалки, да болты и те не всегда с мылом можно снять. А вот курицы в воде, совсем мокрые: с них слетает всё, что не хотят снимать перед тем, как залезать. Хотя их предупреждали, они помнят об этом, но лезут в украшениях. На то они и глупые туристы, мне на радость. Однако большая часть этих потерянных ценностей – остаётся на дне, навсегда. Зимой шторма перемешают и зароют так, что уже не взять ни каким инструментом. Самую малость – волны выкинут на берег, где их подберут пляжники. Но – это ничтожная часть того, что было потеряно за более, чем столетие.
Копейки надоедают, уже задний карман, на моих спецшортах, стал тяжёлый и тянет вниз, приходится придерживать, что бы не остаться без трусов. Да и глаза начинают болеть, хоть и закрываю всякий раз, при погружении. К тому же ветерок вроде небольшой, но обдувает, с каждым выныриванием – слегка подмерзаешь. Приходится ходить на полусогнутых, что бы только одна голова торчала на поверхности – неудобно клюшкой махать. Но два колечка и рыженький браслетик – взял, пора заканчивать мучить организм купаниями.
Пришёл уставший и что-то мне подсказывает – пора домой. Однако есть ещё одно место, которое обязательно нужно проверить. Потом специально ехать сюда не захочется, а если там всё удачно сложится, то буду строить планы на следующий сезон. С этими надеждами и заснул, ну а без «тёти нади» в этой профессии никак нельзя – она вдохновляет на работу. Тётя «вера» и тётя «люба» нужны в остальной жизни и то, не всегда, а вот «надя», как последний оплот, в преодолении всевозможных тернистых путей, дорог и судеб. А ещё говорят: «она умирает последней», но моя надежда пока жива и здорова. Утром собрался, расплатился и побрёл вниз, в поисках транспорта, а то пешком лень ползти, ещё нахожусь за сегодня.
Поймал мотор и доехал до последнего двора. Дальше только одна дорога – в гору, поэтому таксёр запросил так дорого. Тут ему не дождаться пассажиров и обратно – пустым поедет. Через четыре часа подъёмов и спусков, вышел на смотровую площадку, если верить навигатору. Отсюда видно: дуб уже совсем рядом, но точки нет, а если идти наугад, то можно немного отклонится и уже не найти его в лесу. Посидел, передохнул и примерно прикинул по картам – где он находится, попытался вычислить и поставил флажок. Буду этой точки придерживаться, а там, глядишь и выйду на прямую видимость. Попил водички и снова в путь по лесу, без троп и дорог – это не сложно и даже приятно, если мечтаешь о желанных трофеях.
Вот и он, заветный дуб, ему уже полтысячи лет, или больше, заметно выделяется своими размерами, на фоне других деревьев. Под ним – всё изрыто дикими свиньями и нет: ни травинки, ни кустика. Как, впрочем, никого здесь нет и солнце тоже прикрыто листьями, ну просто: сказочное местечко для поисков. Достаю прибор и лопатку, собираю, включаю и только сделал первый мах, как услышал знакомые и не очень-то приятные слова:
- здесь ничего брать нельзя.
- ну вот, опять начинается, ты кто?
- Мазатах, хранитель этого места.
- блин горелый, ну скажи: зачем тебе наше человеческое барахло, если ты дух?
- да ни зачем, но брать нельзя.
- а ты будешь торговать этими безделушками, или меняться с другими.
- нет, обхожусь и без этого, но не отдам.
- а если тебя, очень вежливо, попросит Бифазур?
- он козявка и пусть идёт отсюда, вместе с тобой, маленький человечик.
- а ты значит – большой и сильный, раз так базаришь, или дешёвые понты колотишь, великанчик?
- да – я великий демон, а тебя могу прихлопнуть как козявку, да так, что мокрого места не останется.
- во фантазёр замухрышный, может попробуешь прямо сейчас?
- ну всё малыш – готовься к смерти.
С этими словами он увеличился в размерах, набычился, как покемон, глаза сверкнули яростью, я почувствовал нарастающий страх. Всё-таки решился применить силу какую-то, или просто на испуг взять. Но честно сказать: стало немного боязно, существо не из нашего мира, всё-таки. И тут начинаю осознавать: мне хана сейчас настанет, а мой демон может не успеть, если очень занят. Я стал похож на маленького задиру, везде ищущего конфликты, а потом – быстренько прячущегося за спины старших братьев. Но за меня не было кому заступиться в детстве: две младшие сестры не способны на такое. Как это делать – не знаю, но видел других сверстников, которые весьма успешно, пользовались защитой родни. Они потом выросли никудышными мужичками, с которыми никогда не общаюсь – неохота пачкаться. Ну и я теперь чем-то подобным стал, тоже нарвался, но на шайтана, нагрубил ему, а куда убегать – не знаю.
Уже приготовился немного оказать сопротивление, хотя бы моральное, а в душе надеялся на своего демона, который почему-то молчит. Подумал: рискну сразиться, виртуально, примерно, как с тем Йе-ти, а больше-то никак с бесом не получится драться. Проиграю, конечно же, зато время потяну и может этой секунды, как раз хватит моему покровителю. Но Бифазур моментально появился сзади, накинул руки на голову этого чудика, который неподдельно испугался. Какой же, всё-таки быстрый иногда, мой демон, мне на радость. Ну а дальше: вдавил его в землю, куда и сам погрузился, потом почва в том месте слегка приподнялась и опустилась. Тишина настала какая-то странная: птички не поют и даже ветер стих. Всё вокруг, как будто замерло в ожидании чуда – мне так показалось. Пока не стал ничего ковырять, надо подождать, чем дело закончится, может действительно – не туда залез в этот раз. Через минутку всплыл Бифазур, снисходительно взглянул на меня и сказал:
- работай и никого не бойся, юноша.
- спасибо, а ты что с ним сделал?
- испепелил.
- во как жестоко, хотелось бы посмотреть разок, как ты уничтожаешь врагов.
- нельзя, испугаешься – это пострашнее, чем горящий живьём человек.
- понял, а здесь есть интересное?
- да, вон там был дуб, побольше этого, трудись, пока живёшь.
Исчез, меня всегда удивляет, хоть и видел уже много раз, но не привычно, когда они появляются и пропадают в никуда, как в кино про волшебников. Похоже, что сегодня заставил проявить свою страшную и бесконечно – демоническую силу. Спросить бы чего ему это стоило, но он же не ответит, или опять скажет ерунду и попробуй догадайся – как оно на самом деле у них происходит. Ну и ладно, пойду к тому бугорку, видимо давненько его срубили, даже пенька не осталось.
Включил прибор, при первом же взмахе, услышал множество разных звуков, похоже – тут накидали немало всего разного. Попробовал выяснить, где концентрация самая высокая. Лопатку отложил, по спирали обошёл трижды, каждый раз – подальше от центра. Как я и думал: чем ближе к бугру – тем больше. Но только в одном месте – с юга, вообще сплошняком звенит. Значит нужны совковая лопата и сито, но где же их взять-то в лесу, придётся вручную перебирать, долго и кропотливо – такая работа.
До темноты пересыпал землю с места, на место, стараясь ничего не упустить. А когда количество монет, всевозможных амулетов и статуэток, перевалило за сотню – подумал: «всё не донесу». Но прийти можно и потом, а лучше приехать, на двухколёсном транспорте. А может ишака арендовать у местных, говорят – он много может увезти на себе. Заночевал, как обычно возле костра неподалёку, на возвышенности, у большого камня. Ночь прошла без неожиданностей, никто не беспокоил завываниями далекими и близкими, а так же шуршанием рядом, по сухим веткам.
Весь следующий день ковырял и ковырял, на приборе сели аккумуляторы, пришлось воспользоваться экстренной зарядкой, от батарейки. Но здесь бы подошёл досмотровый металлоискатель, который остался дома. Но я не мог предположить, что так дело обернётся, а таскать лишний вес – не охота. К вечеру второго дня основную часть вроде бы выскреб, удивился такой куче найденного, похоже – ишак будет слегка перегружен. Но было бы что тащить, а способ найдётся, можно и три раза сходить, или больше. Теперь надо перебрать и разделить на несколько неравных частей, сфотографировать и закопать в разных местах. Но сил уже нет – оставлю на завтра.
Вторая ночь тоже была тихой, если не считать филина, который бесшумно летал, иногда совсем рядом и сидел на сучке, прямо надо мной. Хорошо хоть на голову не нагадил, а то пришлось бы навес городить. Утро выдалось прохладным, небо заволокли тучи, значит – нужно поторапливаться. Всю медную металлопластику: в виде статуэток животных и людей, а так же непонятных существ, сфотал первыми и прикопал, далёко от камня, где ночевал. С собой взял шесть, наиболее красивых, грамм по сто каждая, попробую почистить и продать.
Потом занялся монетами: отобрал серебряные и в карман рюкзака, их всего-то полкило. А вот с медяками пришлось повозиться: все зелёные и не разглядеть ничего на них, поэтому выбрал несколько больших. Остальные зарыл в двух местах, тоже подальше отсюда. Почему-то нет рыжих совсем, видимо бедно жили, или не принято было золотом жертвовать, а может – это в другом месте делали, не знаю.
Много каменных амулетов, их на ощупь находил, но все они – некрасивые и похоже сделаны не так давно, может пару веков назад. Отложил в хлам, туда же все непонятные обломки и кусочки меди и железа. А наконечники стрел, копий и всякие ножики, ржавые, разной длинны – отдельно завернул в кулёк и засунул в нишу, под камень, закидал ветками и листьями. Ещё: куски ржавчины, видимо от доспехов, прогнившие и рассыпающиеся в руках, сложил отдельно в землю – пусть догнивают.
Все свои захоронки забил в навигатор. Над каждой воткнул лопатку и сфотографировал с двух сторон, а то через пару лет – не найду. Конечно же есть шанс всё потерять, если вдруг толпа коллег сюда нагрянет, на поиски. Поэтому сделал слишком большой район моих кладов, что бы была надежда – всё не отыщут. Замучаются ковыряться и даже просто ходить с клюшками, по такой обширной площади. Кажется капает, пора в дорогу собираться.
Одел дождевик и пошёл, но посреди пути – застал настоящий ливень, пришлось ждать, под деревом, эти несколько минут. Гроза была страшная: одна молния в полусотне метров ударила в высоченную сосну, которая раскололась и вспыхнула. Оглушённый, смотрел, как она медленно погасла, под потоками из низкой тучи. Опасность была тоже попасть под разряд, но уж больно не хотелось покидать укрытие, да и рядом – деревья повыше стоят. Так и дождался окончания и понял: по дороге уже не пойду – она раскисла, а только по лесу, или траве. Переобулся в те подводные тапочки – их не жалко испачкать, а то в мокрых берцах, будет не очень-то приятно домой ехать.
К вечеру вышел на трассу и потопал по обочине, в надежде поймать попутку. Через несколько минут меня подобрал старенький мерседес и подбросил до ближайшей остановки. Дождался автобуса до вокзала в городе, где сел на поезд в северном направлении. Уже за полночь, вышел на узловой станции, до дому каких-то полторы сотни километров, можно и на такси, по сходной цене. Но увидел знакомых, грузивших свои чемоданы в багажник фордика, спросил про одно свободное место и мне повезло. Им тоже было приятно, так как я заплатил за бензин, туда и обратно. Так и закончился мой поход в не очень-то дальние края. Впечатления получил офигенные, даже больше чем мечтал. Находки – тоже неплохие, во всяком случае лучше, чем вообще ничего, как обычно бывало раньше. Всё зашибись, можно отдохнуть пару дней и суетится дальше по жизни.
Глава 8 Чёрт
Какие же бывают хитроумно-жуликоватые, так называемые «коллекционеры». А на самом деле они простые собиратели и спекулянты, в одном лице. Покупают и тут же перепродают своим коллегам, но подороже, раз так в десять. У них имеется весьма важное качество, выработанное годами и закалённое до предела. Достойное похвалы и вызывающее зависть, вперемешку с восхищением – непоколебимое упрямство, в достижении своей цели. Мне бы быть таким стойким и крепким, как первобытные коммунисты, воспетые Маяковским, наверное уже стал бы великим и могучим, почти как Бифазур.
Некоторые из них занимаются десятки лет, подобным промыслом и не одну собачку съели, приобретая бесценный опыт. Будут до последнего упрямиться и настаивать на своей цене, убеждать, что такая вещь стоит именно столько, а вообще-то – дешевле. И даже в лучшие времена за неё не давали больше, а в их, перепродажной среде – совсем другой порядок цен. Как будто они законодатели этих самых расценок и такой грубый диктат с их стороны, в этом деле – неоспорим. Хотя сами же утверждают совсем обратное, иногда. Даже имеется на эту тему выражение: «каждая вещь стоит ровно столько, за сколько её купят». Вот именно, то есть: на сколько готов раскошелиться покупатель и наплевать на кем-то придуманные, или с потолка взятые ценники. Тем более, если вещь не рядовая, а довольно-таки редкая и в хорошем сохране. Главное – подлинная, не копия китайская, а подаренная добреньким, земляным дедушкой, а он, как известно – подделками не торгует.
Вот на этом мероприятии – много нервов терял в прошлом. Обидно бывает – ты тратишь время и деньги, на бестолковые поиски, а этот, пузатый спекулянт, тебя воспринимает, как источник халявы. Причём он сразу же чувствует, что нарвался на золотую жилу и будет постоянно донимать одним вопросом: «нашёл ли что-либо интересное, ну как найдёшь – сразу ко мне». Ага, сразу в интернет, узнать почём, а потом уже к тебе, или к такому же, как ты, но скорее всего – выставлю на всех торговых сайтах и буду ждать. Так и сделал с теми монетами, что у дуба насобирал. Но тут рынок более-менее устоялся, продал их быстро, а вот статуэтки – пока лежат. Точнее – стоят на полочках, как украшения.
Ничего страшного: валялись века эти бронзовые фигурки и пусть ещё подождут года. Найдутся любители и на эти вещи, а мне надо делом заниматься. Сегодня отправился на северо-восток. Туда уже давненько не ездил, без этого работы хватало. Помню: с напарником по имени Вова, ковырялись в том районе лет семь, или восемь назад. Он тогда меня задолбил своими наставлениями и нравоучениями. Начал, как всегда, по прибытии на место. Как только мотор заглушил – сразу выскакивает из машины и давай показывать пальцем, приговаривая: «вон там поищи, потом вон там, а ещё – вон там». Я его, после этого, стал флюгером называть, уж очень похожи они друг на друга, тот, то же направление показывает.
Естественно – обиделся, надулся как пузырь, неделю потом не общались. Но мне наплевать на его обиды, я прекрасно могу работать один, о чём ему иногда намекал. Он, вроде бы, осознавал свою опрометчивость – некоторое время, всё было в пределах нормальной дружбы. Но потом опять, какая-то внутренняя жажда командовать пофиг кем, не смотря ни на что, лишь бы залезть на шею и погонять – одолевала его. Естественно: даже моему долготерпению, долгими годами бесплодных поисков закалённому и много раз проверенному на прочность, пришёл конец – поцапались.
Единственное, что меня в нём завлекало – к нему липнут легенды. Мне бы так везло на информаторов – давно бы стал богатым и счастливым, наверное. А ему фартит на всяких людей, которые, почему-то сразу рассказывают, про зарытые клады, ничего не прося взамен. Ему, очень легко, удаётся разговорить почти любого, на эту тему. Ну и легенды все неплохие, иногда хочется всё бросить и сломя голову, бежать туда искать. Но опыт подсказывает: не нужно спешить, а посидеть и обдумать, может ещё чего на эту тему услышать, из других источников. Ведь каждое такое сказание переврато по много раз, за эти десятилетия, достоверность нужно самому вычислять, исходя из здравого смысла. И только потом решать – имеет ли смысл тратить время в этот раз.
Вот и здесь было несколько, чего только стоит одна из них: «в те, царские времена, выделили местному попу десять тысяч рублей золотом, на реставрацию старой, деревянной церкви. Неизвестно сколько он успел потратить, но грянула революция, затем гражданская война и храм сгорел». Куда девались средства, вместе с попом – никто не знает, но место известно, теперь трава растёт и видны канавы от выбранного фундамента. Неподалёку находилось кирпичное здание церковноприходской школы, его ещё старожилы помнят. В семидесятых – признали аварийным и разобрали. Теперь везде пусто, только видны: бугры с канавами и остатки забора из акаций, вокруг всего комплекса построек.
В здешних краях – это американское дерево, очень неплохо прижилось. Польза от неё только одна – никого не пускать своими длиннющими колючками. Весьма эффективная живая изгородь получается, причём – почти вечная. Молодой поросли вон сколько, она размножается, как семенами, так и от корней своих. Сажают её везде, где нужно отгородить участок, что бы скоты не заходили и не оскверняли, своими экскрементами, святое место, или огород.
Железок всяких, возле той школы, конечно же много нарыли. Однако меня интересовал дом, где жил поп, скорее всего – возле него он и спрятал червончики. Начал, по следам, определять все строения, проверять своим, тогда ещё самодельным, прибором. А этот Вова давай на меня орать: « не там ищу, а вот здесь – много всего должно быть, что надо его умные догадки слушать и исполнять, незамедлительно». Ну я пытался вразумить дитя, не прибегая к радикальным словам и мерам – бесполезно, пришлось нагрубить. Так весь день и прошёл в перебранках. На ночь – не было желания оставаться, поехали домой и больше с ним – ни куда. Общаемся теперь только приятельски: «привет, пока» и всё, никаких слов про дела, или планы на коп. Пусть свои обиды кому хочет, тому и высказывает, сплетничает за спиной, тоскует по утерянной дружбе – хватит с меня его диктаторских чудачеств. Если не умеет уважать мнение других, более опытных, а только себя слышит – пусть теперь без меня копается, где захочет. Последнее время он, вроде бы, обзавёлся напарником, таким же глупым, как и сам. Ну и правильно: пусть друг другу морочат голову, мне не скучно и без него.
Стою на этом месте и пытаюсь влезть в шкуру того попа. Но что-то не получается, да и обстановку того лихолетья, даже представить не могу. Войну не видел и не понимаю, как это страшно и больно. К тому же у него, наверняка, было ещё жилище в деревне, но где – уже никто не скажет. Но если приехал – то надо попробовать походить вокруг, хоть немного поднять железок, что бы потом меньше работы было. А то Вова тогда, так и не дал здесь полноценно поработать.
Как обычно: с метровой рамкой выдернул весь крупняк, за пару часов, немного было. Потом – с францем начал ковырять мелочь – это уже надолго. Похоже школьники здесь, любили время проводить и накидали много всего разного. Монеток мало, в основном пробки от газировки и кефира. А ещё: всевозможные значки, пуговицы, авторучки, расчёски, заколки, ножички, проволочки, цепочки медные, гильзы всех калибров, зажигалки и звёздочки с пилотки. Короче всё, что у детей бывает в карманах, здесь и потеряно. Много, что бы полностью выбить – надо неделю работать. Есть ли смысл в этом – не знаю, но знает демон, попробую спросить:
- Биф ну хоть намекни, стоит ли тут напрягаться и время тратить?
- нет.
- спасибо, а может расскажешь, как это было?
- да.
Во мгновение ока, как раньше говаривали, в моём сознании промелькнули события тех лет. Даже присел, от впечатления такого путешествия в ту эпоху. Единственная мелочь – не могу до сих пор определить: кто был красным, а кто белым, ничем они друг от друга не отличаются. Ещё были ярые командиры, их видно, а остальные – одинаковые и вся эта война, больше похожа на возню с идеями и надеждами. Ну а тот попяра ушёл с отступающей армией, переодевшись в гражданку и прихватив монетки. На них он безбедно дожил до старости, во Франции, ни в чём себе не отказывал. Так что быль неплохая, но опять – облом, надо сменить место и забыть. И очень помогает демон – он теперь, как последняя инстанция в споре с мечтой. У него – всегда правильный ответ имеется, даже не понимаю, как раньше без него жил, точнее – мучился в надоедливой неизвестности.
В навигаторе ещё много точек неподалёку, постараюсь все посетить, или сколько получиться. Хотя бы оценить перспективность на свой взгляд, а если будут сомнения, или затруднения – спрошу его. Можно сразу запытать по каждой точке и не тратить время на пустые смотрины. Но тогда начну терять квалификацию и постепенно опущусь, до уровня продвинутого любителя металлопоиска – это глупо. Наоборот: хочется расти дальше, да и демон не позволит скатиться вниз. Ему такие – не нужны, заставит напрягаться и я в этом ни сколько, не сомневаюсь. Только сделает грубо и жестоко, поэтому лучше самому стараться и не доводить до крайностей – будет неприятно и обидно.
Вот первая, по ходу. Траву здесь недавно скосили, для коров на зиму, ходить – одно удовольствие, но сначала посмотреть – откуда начать. Вон там, похоже, был дом, бугорок вроде от него остался, рядом воронка, от колодца, или бассейна для воды. Местность позволяет размахнуться, поэтому достаю немца, собираю двухметровую рамку и давай утюжить квадраты. Через час закончил и стало понятно: тут с находками туго, вообще нет ничего. Но теперь и по мелочёвке можно пройтись. Франца настроил на высокую частоту и быстрый отклик. Пошли потеряшки, немного, в основном предвоенные, но и старинных – тоже хватало, рядовые и ничего не стоящие. Это конечно же обнадёживает – если мало потеряно, значит жили богатые и возможно, что-либо спрятали.
До темна прошёл весь окрест бугорка, есть ли смысл расширять зону поиска – пока не знаю, завтра видно будет. Заночевал в машине здесь же. Место пустынное, до дороги далеко и вряд ли кто побеспокоит. Но среди ночи прикатили цыгане, на задрипанной шестёрке. Хорошо, когда слух отменный и просыпаешься от каждого шороха, к тому же – мелькание света от их фар – разбудит по любому.
Эти, братья наши меньшие, обязательно что-нибудь сопрут, поэтому встретил до того, как они вышли и попытались окружить. Ну а дальше: нажал кнопку на портативной фотовспышке, прямо в их открытые глаза, одновременно стрельнув из стартового. Ну что бы показалось, что из пушки бабахнул. Инициативу надо брать в свои руки – иначе можно не успеть. Будет неприятно, если тебя возьмут за жабры, да и Бифу не понравится такая оплошность. Пока они приходили в себя – обнажил мачете и подошёл поближе к их тачке, что бы запрыгнуть на капот, если что. Но им и так всё понятно стало. Попросили бензину, до дому доехать. Отлил немного в бак, из своей канистры, денег не взял – пусть едут и не оглядываются.
Весь сон перебили, погода хорошая, луна – полная, что бы не терять время – достал франца, принялся ковырять, не спеша. Потом позавтракал, полюбовался восходом и снова за работу. Но к обеду надоело, скучно становится, спросил Бифа и он сказал: «нет». Переехал на новое, поближе к местной речушке, похожей на ручей. Здесь тоже траву скоты съели, лепёшек немного, в основном сухие, видимо давненько паслись. Но и бугорков не видно, возможно навигатор врёт, а может старинная карта неточна, придётся взять бинокль и ходить, присматриваясь. Слева пологий склон, от него до ручья метров двести, если не больше. Похоже весной, после особо снежной зимы, вся эта низина затапливается разлившимся морем, растаявшего снега. Значит: дом должен быть чуть выше, примерно вон там, а здесь – огород или сад, а может – пастбище. Тоже могли зарыть чего-либо, но вряд ли.
Проехал потихоньку вдоль и обнаружил нечто, похожее на останки былой жизни. Вышел посмотреть и замечаю: тут до меня много кто побывал, даже весь фундамент – выворотили. Возможно, надеялись найти закладную монету, но в каком из четырёх углов – не знали. Да и я пытался много раз – это выяснить, но каждый говорит по своему. То есть: надо все проверить, глядишь и повезёт. Но – это тяжёлый физический труд и оно того не стоит – вряд ли там будет червонец. А вот спрятать кувшин, внутри под полом – могли, для этого не нужно камни выдёргивать.
Посмотрел на всё и вообще не возникло желание работать, похоже – бедняки жили. Может горшочек медяков приныкали, который уже нашли камрады. А на следующем месте меня ждали высокие колючки, вперемешку с кустами тёрна. Здесь даже ранней весной – делать нечего, разве что выжигать напалмом. Но мой опыт подсказывает – надо выяснить перспективность, а потом думать, как добраться до открытой земли. Пришлось надеть куртку, сапоги, сварочные краги и продираться сквозь всю эту, буйствующую растительность. Оказалось не зря: никто тут не ковырялся и домик, похоже был немаленький, если судить по размером бугра. Рядом четыре воронки, было несколько емкостей для воды и подвал, а может и два. Чуть дальше – сарай, возможно конюшня, или мастерская, так и должно всё иметься у зажиточного хозяина.
Осталось придумать, как избавиться от преграды. Может нанять бульдозер, но уж очень долго и дорого, к тому же – зачем мне лишние сплетни. Поработать тяпкой не вариант – замучаюсь. Вот если бы стадо ускоглазых сюда – за день бы всё с корнями повыдергали и недорого. Есть ещё триммер с пилой, но гораздо приятнее им будет слегка допилить то, что не сгорит. Нужно только время правильно угадать и ветер. Лучше – зимней ночью, когда вокруг нет посевов в стадии уборки, да и вообще никого не будет. А потом, после дождей, которые весь пепел смоют, спокойно добить оставшиеся кустики и пройтись большой рамкой.
Остальные точки были заняты посевами кукурузы и подсолнечника, может осенью приеду и похожу по ровным полям, засеянным озимой пшеницей. На обратном пути ещё несколько имеются, в основном всем известные. Там наверняка – лунный пейзаж, оставленный нерадивыми копарями. Но можно попробовать немцем, хоть лому насобирать, на бензин, а может и на какой-нибудь склад наткнуться. Но это, если будет желание и условия подходящие, на месте надо смотреть. Развернулся и двинулся в обратном направлении, а после моста через канал, прорытый ещё при вожде народов – взял правее. Судя по карте – так будет короче, тем более, что с этой стороны ещё не проникал в данный район.
Лет шесть назад, мы недалеко отсюда были, на хуторе Дальнем, за рекой, а сюда – так и не получилось заскочить, хотя бы в разведку. Ещё помню: там казус случился с местным пастухом. Дело так было: собрались вдвоём с Игорем, а потом ещё и Дмитрий увязался третьим. Ну я не против, толпой веселее, да и расходы на поездку, теперь на троих делятся. Встали ни свет, ни заря, встретились на перекрёстке и пошли в гараж за машиной, загрузили всё, что нужно и в путь. Прибыли на место, осмотрелись, здесь большое поле с буграми и затянувшимися воронками. Целая улица была когда-то, теперь пастбище и траву съел скот, можно ходить, как по футбольному полю. Меня высадили, а сами, на пару часиков, погнали в другое местечко, разведать, координаты и карту им дал. А сам собрал двухметровый бублик, встал в центр, приподнял за верёвочки и давай утюжить площадь.
Приближается отара баранов, но вроде бы стороной пройдут. Пастух, или правильнее сказать – чабан, их подгоняет, сидя на телеге, запряжённой лошадью. Ему, наверное, не охота верхом скакать весь день, вот и сидит на заднице ровно, а может и лежит в соломе, иногда. Ну да фиг с ним, но он едет прямо на меня и правым колесом – едва не зацепил мои вещи, за кобылой-то совсем не видит, куда прёт. Смотрю и ничего не могу сделать, махать-то, или кричать ему – бесполезно, остановился рядом, спрашивает:
- а ты что тут ищешь?
- металлолом.
- а золото?
- если нахожу – выбрасываю.
- ха-ха, ты мне скажи куда выбросил, я в телегу закину и домой увезу.
- ага, скажу и покажу – это твоя собачка?
- моя.
- зови сюда и быстрее.
- а что случилось?
- она роется в моих вещах, а там продукты имеются, давай зови.
- да она чужого не берёт, не бойся, не съест.
- ну как знаешь, чабан.
Достаю пневматический пистолет, закручиваю винт, который поджимает баллончик с углекислотой, стреляю в псину. Из шести шариков, выпущенных в шавку, похоже – два попали в цель. Тварь, завизжав, побежала к баранам. Пастух смотрит на меня, открыв рот и не знает, что сказать. Вот до сих пор жалею, что не взял тогда с собой видеокамеру. Спрятал ствол обратно, под мышку и уставился на него невозмутимым взглядом.
- это ты зачем так сразу-то, мог бы и сказать.
- я говорил, но похоже – вы тут по-русски, совсем не понимаете, надо палкой бить, или как?
- не надо, ты бы поосторожней, а то мало ли что.
- это мои проблемы, а твои бараны разбегаются – иди паси.
- ладно, ещё встретимся.
Погнал свою телегу вслед за отарой, а мне смешно стало, вспоминая его, слегка обеспокоенную рожу. Наверное, перепугался крестьянин, когда я достал ствол, а потом видимо понял, что – это не настоящий и отлегло от сердца. Мы же для местных – почти бандиты, вооружённые и злые. А главное – находим только золото и ни с кем не делимся. Тем более, что репутация у людей в этой деревне: самая скверная во всём регионе. Их почему-то называют отдельной национальностью: «птишане». При Екатерине второй сюда заселили голытьбу из малороссии. Неподалёку имеется вытянутое озеро с большим количеством водоплавающих птиц, поэтому село своё они назвали – Птицыно. Со временем: расширилась деревня, но нравы и говор, а особенно – хитрость, остались, как и были.
Больше сюда не ездили, ибо тут можно нажить неприятности на ровном месте. Они же завистливые и слишком жадные, до халявы. Наверное, потом этот чабан рассказал всем, кого встретил: «будто в него с кольта стреляли, но промахнулись, а он, пригнувшись – ускакал». Ну да хрен на них, с их стереотипами, мне пофиг кто и что тут думает. Даже если ментам настучит – не факт, что они припрутся. А если и заявятся, то меня особо-то не за что наказывать. Отобрать пневмат конечно могут и себе присвоить, но не велика потеря будет – новый куплю.
Приехали мои напарники, услышав рассказ – долго смеялись. Потом часик здесь поковырялись, погнали на другое место. Оно оказалось более приятным в плане находок, видимо, ещё никто там не выбивал тщательно и до самой темноты – мы предавались страстям. Я своим глубинником нашёл почти центнер черняги, то есть – бензин мы отработали. А самая большая добыча была: ось от старинной телеги, или кареты. Килограмм под тридцать, кованная и почти не ржавая, видимо на совесть сделанная. Потом продали за тысячу местным собирателям старины, пусть ещё послужит по назначению, если у них ума хватит, восстановить тачанку.
Двигаюсь потихоньку, присматриваюсь то в окно, то в навигатор. Через десяток километров вижу какой-то заброшенный сарай, или мазанку из глины, намешанной с соломой, построенную в прошлом веке. Возможно: сторожа жили летом и караулили скот, а может – пчёл. Теперь всё обветшало, крыши нет, под дождями оплывает, помаленьку. Обычно прохожу стороной, кроме пробок и банок – ничего в подобных «хоромах» не найти. Но именно здесь, когда-то был перекрёсток дорог и останавливались передохнуть. Можно потратить час времени, что бы понять: больше сюда наведываться – не стоит. Так и сделал, походил вокруг хаотично, примерно, как копарь выходного дня. Без каких-либо схем и маршрутов, а куда в голову взбредёт. Мне надо разведку произвести, а не обследовать всю площадь досконально, как обычно делаю.
Зато вспомнил свои ошибки в самом начале карьеры: тут чуть-чуть поискал, увидел недалеко привлекательную полянку и сразу туда. Потом дальше влево, ещё дальше – вправо, вернулся назад, прошёлся ещё раз там, где уже ходил, но забыл. Если трек нарисовать – это бы выглядело, как запутанная кривая, без начала и конца. Зато не надо напрягаться, держать ровную линию, когда сканируешь площадь, а потом возвращаться строго параллельно и на три шага в стороне. Мало того: ещё второй раз весь квадрат прошагать, но уже поперёк и даже в этом случае – стопроцентную гарантию никто не даст, кроме демона.
Но ничего интересного не нашлось, мусору много современного, что и должно быть, если коротали дни вахтёры. Уже собирался уезжать, но на последок, решил заглянуть в постройку. Внутри всё заросло травой и заметны бугорки, от наполовину завалившихся стен. Но в правом углу – густота поменьше, такое бывает. Однако здесь – она почему-то ровным квадратом растёт, в два раза ниже, чем остальная. Значит, что-то мешает ей тянуться вверх, Возможно: пол каменный, или лежит нечто, не пропускающее влагу. В любом случае получается, что этого тонкого слоя почвы недостаточно для корней. Но надо проверить и убедиться в своих подозрениях, а если не угадал, то приобрести новый опыт, пригодится.
Принёс прибор – звенит местами, большого листа металла нет, значит – камень. Копнул – на полштыка упирается во что-то твёрдое, но не плита и не кирпич. Расковырял лунку и вижу доску, похоже на деревянный пол, но почему только в углу он сохранился, а не по всему помещению? Недолго думал над ответом, да и какая мне разница, каким непостижимым образом, его не содрали в своё время. Мои соображения очень просты – это тайник, причём ниша закрыта щитом из досок и присыпана сверху так, что бы не отличалась от остального пола. Ну я же обязан иметь богатое воображение, а иначе мастерства – не достигнуть. Значит – гляну по сторонам и буду вскрывать, если действительно так, как предполагаю.
Отнёс прибор, взял лом и топор, вернулся, залез на самый крепкий угол этой караулки, оглядел окрестности. Убедился: ничего не угрожаем моему одиночеству и за работу. Первым делом откопал кромку щита, действительно доски, обычные: сто пятьдесят на двадцать пять и метра полтора длинной. Друг с другом соединины шип-паз и покрашенные, наверное: полы разобрали и сюда привезли. Раскопал крайнюю на всю длину и выдернул. Так и есть – ниша, большая, два барана можно спрятать от хозяина и сказать: «волки утащили». Но не видно, что там лежит, пришлось ещё пару досок содрать, не снимая грунт над ними. Пока оседала пыль, утолил жажду из фляжки, отойдя в сторону. Вернулся и вижу край не то сумки, не то чемодана, отряхнул слегка и потянул на себя. Тяжёлая, но поддаётся, уже радует, однако придётся остальные снимать, что бы поднять этот баул. Три доски оказалось достаточно, хотя и насыпал на неё, надеюсь – сама тара не имеет ценности.
Вытащил из ямы, пощупал – вроде не железки, вряд ли оружие, но и не мягкое, как тряпки, или одежда. Хотел уже открыть молнию, но безопасность обязывает ещё раз осмотреть округу. Тихо, ну тогда – наступает самый приятный момент, за которым: или радость, или глубокое разочарование. Но замок заело, пришлось ножиком подрезать и просто раздвинуть, что бы откинуть верх сумки. Деньги, завёрнуты в прозрачные пакеты, почти полная, баксы в банковских упаковках. Вытащил и разглядел – все одного года, середины девяностых. По всей видимости – кредит взяли и припрятали на всякий случай. Тогда можно было наличкой, хоть вагон заказать – привезут из штатов.
Естественно заглянул в нишу и больше там ничего не обнаружил, хотя было бы правильнее – проверить инструментом, засунув туда катушку. Отнёс добро в машину и вернулся с францем. Но ничего не зазвенело, кроме железки у стенки, наверное – гвоздик, тогда надо всё на место закидать. Поставил доски, как смог, но грунта уже нет в том количестве, что был до начала вскрытия. Оставлять так – не в моих правилах, поэтому решил завалить туда стену. Принёс кувалду и долго пытался с ней бороться, но понял – победить не смогу. Попробовал ломом, начало получаться с десятой попытки, полчаса мучился, но дело сделал. Сел за руль, уже собрался заводить, как почувствовал справа знакомое существо.
- привет Биф, можешь меня поздравить – я стал валютным миллионером.
- их надо сжечь.
- нафига?
- криминал, они в розыске, тебя сразу поймают и закроют.
- во как здорово, а я-то думал, что теперь буду только отдыхать и тратить.
- такого не будет никогда: ты уже не сможешь без любимого дела.
- конечно не смогу, но помечтать-то хочется, а может валютчикам сдать?
- столько не сдашь, засветишься и будут искать и те, и другие.
- а может контробандой, за границу вывезти, а там погулять по полной?
- они в международном розыске с тех пор, как ограбили этот банк.
- а как это было? Расскажи хотя бы в двух словах, интересно очень.
- смотри.
Я прислонился к спинке сиденья и закрыл глаза – это было не обязательно, всё равно ничего не видно, кроме картинки, которую демон внушает в мой мозг. Показал само ограбление, с перестрелкой внутри банка, потом погоню за грабителями, тоже со стрельбой и добивание своими же раненого. Несколько раз перепрятывали, пока добро не попало сюда, причём знал об этом месте только один, из той банды. Частенько он наведывался, с хозяином этого стада, с одной лишь целью – посмотреть на угол. Вскрывали, или нет пастухи, которые, как говориться: «ни сном, ни духом» не знали, что сидят на таком богатстве. Но он бандит, а у таких век недолгий, так и сгинул в одной из разборок, а его труп – сожгли в крематории. Ещё, во всех подробностях, я увидел саму процедуру постановки этих купюр на учёт, в интерполе. Номера идут по нарастающей и нет необходимости записывать каждую, достаточно серию, которая одна у всех и цифры: от сель, до сель. Всё, дальше подождать, где всплывут и изловить злодеев, ну а я окажусь крайним, в этом мокром деле.
Значит не судьба воспользоваться кладом, тогда, хотя бы повеселиться слегка. Остановился на берегу оросительного канала, сразу за поворотом. Там течение поменьше и забросил спиннинг, который всегда с собой. Не спеша насобирал дров в ближайшей лесополосе и развёл костёр, когда стемнело. До полночи подкидывал пачки в огонь и с тоской смотрел, как исчезают зелёные. Кстати: хреново они горят, пробовал веером кидать – пришлось подобрать все до одной, ветер хоть и небольшой, но разбросал немного. И сумку тоже в огонь, но проверил все карманы, на всякий случай, зато теперь – следов не осталось.
Утром прикатились рыбнадзоры, или как их теперь называют, да какая разница – все они госслужащие, с бездонными карманами. Что-то втирали про полсотни метров от водоёма, иначе штраф три рубля, или больше. Но увидев пресс наличности, вынутый из бумажника, успокоились, получив каждый по пятихатке. Дождались, пока я не смотаюсь и поехали дальше – выискивать добычу. Но с другой стороны: пусть свою работу делают любым способом, а то все берега – засрали нелепые туристы. Порыбачить спокойно негде – всё в бутылках, пакетах и другом мусоре. Слышал, что в цивилизованных странах такого нет, там с детства приучают к культуре бытия и штрафы – немалые. Но у нас такое никогда не приживётся – мы особенная нация, дикая и варварская, зато: не разу ни кем непобедимая.
Поехал домой не в лучшем настроении, захотелось напиться и забыться. Вспомнил: по дороге есть деревня, в которой живёт умелец, достигший небывалых высот, в деле изготовления злодейки, без наклейки. Позвонил знакомому, который у него иногда этот продукт приобретает, для собственного потребления. Он объяснил, как найти деда Василия, какого цвета его забор и в каком конце села живёт. Отыскал без проблем, поисковый опыт всё-таки – вещь полезная, иногда. Познакомился с дедом, сказал, что от Серёги, а если сомневается – могу позвонить и сам спросит у него, но он поверил на слово. Вынес полторашку за триста, потом разговорились и я купил ещё две разных настойки – за тысячу. На будущее, запас необходим, что бы в любой момент употребить, здоровья для.
Приехал домой, разгрузил всё лишнее, разогрел курицу в микроволновке, начал по очереди дегустировать из каждой. Крепкая зараза и совсем не пахнет – мастер делал. Ему бы жить в нормальной стране, купить лицензию и наладить небольшое производство таких настоек. От клиентов отбою бы не было, а у нас – всё как-то через одно место. Вот и продаёт скрытно, копейки сшибает, в прибавку к нищенской пенсии и совсем не радуется. Зато мажорная попса, по телеку, вся сияет от радости, каждый день.
После третьего круга, две настойки положил в холодильник, а дешёвую – решил добить всю. Но для меня – это слишком много, придётся растянуть на несколько дней. Хотя утром, обычно, сильно болею и никогда не похмеляюсь, иначе уже бы спился, как некоторые одноклассники. Но сегодня: уж очень нужно снять стресс и накопившуюся усталость. Поэтому наливал рюмку и опрокидывал в себя, а потом уже и закусывать перестал. Силы закончились – злодейка победила, уснул прямо за столом, положив голову на руку.
Проснулся от того, что рука занемела и теперь: как не своя. Ну ничего страшного, левой тоже могу налить, она – тренированная и махает клюшкой не хуже правой. А иначе время будет зря теряться, на перерывы в работе. Пропустил ещё одну и пошёл отлить. Но путь этот, был тернист и тяжек, ибо штормило меня изрядно. Поэтому галсами: от стены до стены, по коридору, едва доплыл до сортира. Обратно, примерно таким же образом вернулся и что я вижу – на моём месте сидит чёрт, в кожаном пальто, глушит мой самогон, без спросу. Причём делает это ловко и быстро: левой наливает, а правой – заливает себе в рот и снова наливает. Прям, как загребальная машина орудует, без остановок и усталости.
Не помню какие непристойности пытался промямлить, очевидно отборные и очень грубые, но ему – как об стенку горох мои слова. От такого, в высшей степени хамского поведения, нестерпимое негодование, заставило ринуться в атаку, но я упал, едва отойдя от стены. Однако – эта досадная накладка, не остановила моё стремление наказать негодяя. На карачках дополз, цепляясь за стул, потом за его плащ и рога, поднялся и принялся стучать по наглой, рыжей морде, кулаком. Но плохо получалось: рука ещё не отошла, штормить не перестало, а он сидит и смеётся, как тот зритель, на концерте юмориста. Меня такого рода нахальство, ещё больше разозлило – схватил тарелку с харчами и по башке. Но он слегка повернул свою черепушку, подставил рог, об который фарфор рассыпался вдребезги.
Непонимающим взглядом смотрю, как он ехидно улыбается, прищурив свои парасячьи глазки. И тут до меня начинает доходить: он в натуре чёрт, а не человек и надо бы немного протрезветь, а то застряну в бреду иллюзий. Держась за стол, с трудом сделал два шага назад и упал на диван. А этот гад опять плескает по полной, пьёт не закусывая и снова наливает. Вот уже осталось-то чуть на донышке, но ничего – ещё две имеются. Стоп, мысль начинает работать: те две не надо доставать, а то и их опустошит поганец. Так, молча, зажав свою злобу тисками рассудительности, дождался, пока он не бросил пустую бутылку под стол. Повернулся ко мне, уставился своими темными зенками. Похоже, тоже захмелел слегка, если судить по окосевшему взгляду, мне так показалось – он же целый литр употребил.
- привет Лёха, ну как дела?
- ты кто?
- я чёрт.
- да я вижу, что не ангел, а звать-то тебя как?
- называй меня Жумамир.
- то есть – жмурик, по-нашему.
- ну да, по-вашему вообще смешно всё выглядит, вы такие имена глупые придумали, курам на смех, как и всё остальное.
- а вы значит – умные?
- по сравнению с вами – да, мы очень умные.
- а ты зачем припёрся-то ко мне, да ещё чёртом нарядился, тебя кто звал сюда?
- а что бы помочь тебе не упасть, меня Бифазур попросил.
- во как сложно всё, а что же он сам-то не пришёл, а так хочу с ним выпить.
- он не пьёт и тебя, в стельку пьяного – на дух не переносит, может избить ногами, больно будет бить и долго.
- ну и пусть, мне всё равно скоро подыхать, ему на радость, зато могу оторваться на последок, что мне терять-то кроме жизни, которой скоро конец.
- уже не можешь – я не позволю.
- а ты чё, будешь меня караулить сутки напролёт, или всё выпьешь и не упадёшь?
- конечно буду и пить тоже буду, а вообще – есть много вариантов тебя успокоить.
- да я спокоен, как удав, почти, но надо же иногда расслабиться, как нормальный, русский мужик.
- твой отец от водки помер, раньше срока и тебе – не стоит увлекаться этим.
- да я и не увлекаюсь, просто дела пошли не туда, куда хотелось бы.
- да ты чё, хватит жаловаться на трудности, у тебя итак всё гораздо приятнее, чем у большинства твоих коллег, или копарей-уёпарей, как ты их обзываешь.
- да и хрен на них, мне вчера повезло: целая сумка денег подфартила, но пришлось сжечь, ну разве не обидно это? Вот ты, как бы такое горе заливал: неделю, или месяц?
- три месяца, а может и больше, вспомни, как противно смотреть на алкашей.
- да я пока не алкаш и долго не смогу пьянствовать, до тебя мне далеко.
- это точно, поэтому доставай остальное, будем уничтожать твои запасы, с превеликим усердием.
- э-э-э ты хайло-то своё, не разевай на моё добро, а то получишь промеж рогов, нечисть поганая.
Он дико засмеялся, высунув свой фиолетовый язык и подошёл к холодильнику. Мне такой манёвр не понравился, похоже – этот гад, в натуре всё выжрет и почему-то не пьянеет, зараза. Вижу, как достаёт обе бутылки и несёт к столу. Ну уж нет, такую наглость терпеть не буду, поэтому ринулся, как мог, на мохнатого и попытался завалить его на пол. Но ничего у меня не получилось – он крутанулся, стряхивая меня, как прилипший мусор и я растянулся во весь рост. Лёжа внизу наблюдаю: бес с горла вливает в свою глотку мою настойку, аж слышно клокотание, как в раковине. Бешеная лютость нахлынула, как девятиметровая волна, сделав усилие, попытался встать – это получилось только с третьей попытки. А он уже больше половины вылакал. Моей злости не было предела, ну думаю: «щас, прибью падлу», но желания сильно тормозились вялостью. Едва поднялся, шатаясь, сделал шаг, потом второй.
Приблизившись, попытался вырвать бутыль, но так и не получилось её схватить. То ли я слишком медленный, когда пьяный, толи он – слишком шустрый. Это так сильно действует на нервы, что жутко хочется расправиться с обидчиком, по-зверски. Втоптать в грязь скотину, а ещё лучше: изрубить топором на куски и отдать бездомным собакам. Но под рукой ничего нет, а ярость – льётся через край, поэтому процедура не терпит отлагательства. Ухватился рукой за левый рог и давай молотить по башке кулаком. Он всё пытался вертеться, что бы не попал, или наоборот – повредил руку об его рога. Но вскоре начал уставать, а ему хоть бы хны, хихикает между глотками и даже не ощущает, что его бьют. Такой результат ещё больше коробит и уже не знаешь, что с ним делать. И тогда вспомнилась детская забава – укусить, неожиданно подкравшись сзади. Вцепился зубами в темечко, изо всех сил сжал челюсти.
- ой-ёой-ёой, как больно.
- ничё ничё, нормально нормально, дальше будет ещё больнее.
Ну и повторил, только уже посильнее и подольше, при этом ухватившись за рога и вертя его череп, как руль.
- ай-яай-яай, больше не надо – я боюся.
- да кто же тебе поверит-то?
- наверное никто, если ты не веришь, а больше тут никого нет.
- вот именно, так что отдавай вторую и вали отсюда, чёрт.
- а вот тебе хрен с маком, пока ни опустошу – не уйду.
- ну, тогда получай.
Завалил на пол, давай пинать, как мешок с опилками, но не устоял и сам рядом упал. Наши морды оказались друг – напротив друга и мне показалось, что он весьма доволен этой встречей. Улыбается, показывая свои чёрные зубы, а глазки: такие хитрые, какие только бывают у некоторых лысых. Захотелось их выцарапать, или потыкать чем-либо острым, но под рукой ничего такого нет – ткнул пальцем. Он стал мотать своей башкой, что бы я не попал, ну тогда хлопнул по ней кулаком – попал. Но эта тварь только лыбица и всё, ещё три раза треснул, а ему – всё нипочём. Но устал бить его лёжа, неудобно и тяжело с непривычки, попытался встать.
Он помог мне сесть на диван, а сам опустошил последнюю полторашку, не обращая на меня внимания, закинул под стол. И хоть бы хны, сидит и даже ни в одном глазу не заметно, что четыре литра, за раз всосал. Крепкий чёрт оказался, а я так и не смог его победить, хотя – это и было предрешено заранее. И что теперь с ним делать-то? Может пинков напихать, под зад и пусть идёт к себе в преисподнюю, или где они там обитают. Но сил нет, даже на ногах стоять, похоже он прав – хватит на сегодня, давненько я так не напивался.
Чувствую: начинаю приходить в себя, потолок перестал куда-то съезжать. Значит: процесс охмеления пошёл вспять. Теперь надо бы проспаться, а завтра – ничего не делать, что бы не мешать организму выйти из зомбирования. А что могло бы случиться, если этот гость не появился бы? Наверное: ничего страшного, обычно недолго отдаюсь в объятия зелёного змея, иногда до утра и не более. Но всё меняется и я тоже, вот этот момент, когда надо остановиться, в последнее время – всё дальше и дальше. Похоже, скоро вообще не смогу удержать свои увлечения, значит – надо ручник подтянуть. Но жизнь слишком сложна, что бы самому с ней справиться. Надеюсь: Бифазур всё видит и готов помочь в любой момент, хорошо, что вспомнил про него.
- слышь жмурик, а ты с Бифом давно знаком?
- с рождения.
- а когда ты родился?
- давно.
- чё вы за народ такой, что ни спроси – ответ, как пустое место. Ладно, проехали, ты можешь рассказать про него всё плохое и хорошее, мне интересно послушать.
- конечно могу, но не всё.
- ну начинай: сколько ему лет, откуда он, всё по порядку давай, выкладывай.
- живёт долго, пришёл издалека, очень умный, злой иногда, никого не боится.
- всё, что ли?
- ну да, мало?
- не ну ты в натуре козёл, кстати, а почему ты не пьяный?
- потому, что я – не пьянею.
- не понял, а зачем тогда уничтожил все мои запасы?
- что бы ты их не начал злоупотреблять и не кончил, как твой отец – алкоголик.
- погоди, я не мой отец и ни смогу по три месяца не просыхать, а вот ты, ради чего перевёл добро на гавно?
- ради тебя, мой мальчик.
- ну взял бы, да и вылил в унитаз: не так обидно бы было.
- нет, надо именно так, что бы ты видел и огорчался, что бы запомнилось надолго, желательно – до самого конца, твоего.
- значит, ещё и издеваешься, гадёныш?
- ну я же должен кайф поймать от такой процедуры – это моя награда.
- во я тебя сейчас вознагражу, иди сюда мой мохнатый собутыльник: бить буду.
С этими словами кинулся на него, как смог. На этот раз: не упал сразу и со всей силы, вмазал кулаком по роже, он аж глаз прищурил – видимо попал. Ну и ещё разок, только целился в другой, а потом – схватил за рога и пытался наклонить, чтоб об колено, начистить офигевшую морду. Он почему-то не особо сопротивлялся и тогда, повалив его на пол, принялся пинать, куда ни попадя, но старался – по пузу попасть. Вот уже и шевелиться перестал, сдох, что ли? Такие не помирают от ноги человека, да и я вроде бы выпустил пар, начало клонить в сон. Надо дойти до кровати, что в соседней комнате, но похоже – не дойду уже, совсем устал сегодня.
Сделал пару шагов в сторону дивана и горизонт поплыл. Судя по всему: больно мог удариться головой, но меня подхватили чьи-то сильные руки и понесли. Бережно уложили на кровать, поправили подушку под голову. Засыпая, только сейчас, разглядел лицо моего гостя. Он, видимо принял свой изначальный облик простого демона, или беса, а может – чёрта, только без рогов и других, дурацких декораций. Умные глаза, правильные черты лица, могли бы дружить, будь он среди нас, людей. Но пока, только по пьяне встретились, похоже – больше не увидимся, жаль, провалился в сон.
Утром открыл глаза и долго не мог понять, где нахожусь, может уже в раю, или на краю радуги, как мечтают идиоты. Почему-то не болит голова и во рту нет сухости, вперемешку с дерьмом. Но я точно помню: вчера нахрюкался до поросячьего визгу, а ещё этот алкаш, рогатый, в душу нагадил и смылся, и что-то тяжёлое лежит на правом плече. Поворачиваю голову и вижу обнажённое тело юной красавицы. Постепенно до меня доходит – это Тахиара, в новом обличии, пришла на помощь. Поэтому: бодун иваныч пролетел стороной, едва коснувшись, и теперь не придётся весь день приходить в себя, как бывало обычно. Но с другой стороны – плохо, забывается отвращение к поилу и готов опять нажраться, но вроде уже и нечего, пусто. Может оно и к лучшему, ну тогда, чего зря время терять, если она горит желанием и меня зажигает.
Весь день кувыркались по-всякому, ради шутки поинтересовался: «а не могла бы она стать немного чёртиком». У неё сразу выросли небольшие рожки, глаза хоть и приобрели звероподобный вид, но всё равно – такие же добрые, как и раньше. Вся шерстью покрылась, да такой мягкой, что захотелось ей укрыться, как одеялом и не отпускать. Какой же всё-таки обворожительно-желанный мир, в котором они обитают, совсем рядом и можно слегка прикоснуться, помечтать о светлом будущем и почти забыть о договоре с демоном. Хотя, какая мне разница, старуха с косой всё равно нанесёт визит в своё время. Надеюсь: стану к тому моменту старым и немощным и мне совсем надоест эта суета.
Самое смешное – с ней не поговоришь о жизни. О своём мире она не хочет рассказывать, а наш – не интересен, она его знает лучше меня. Прям, какая-то шпионка, или гуру, посвящённая во все тайны. Я поначалу пытался выведать всё, что можно и нельзя, а потом плюнул на эти, бесплодные попытки. Зато, как умеет проникать в душу, незаметно и сладостно, что и необязательно сексом заниматься. Она может такой кайф внушить, что будешь на семьдесят седьмом небе. При этом – сама тоже там же, и я никак не могу её остановить, да и не хочу. И ни разу не было ощущения, что всё это, как бы не со мной происходит, настолько реалистично и чувственно, натурально, непритворно, неподдельно и хочется ещё. Но не любовь, та немного по-другому выглядит, там – ты горишь каждую секунду своей жизни. А здесь – только когда с ней.
Глава 9 Карта кладов
- Биф покажи мне карту, где зарыты клады в нашем регионе, или слабо?
- ты чё человек, меня на слабо решил взять?
- нет, ну что ты так сразу, я по инерции пытаюсь с тобой общаться, как с другом.
- ладно, поверю на первый раз, такой карты не существует, но показать – могу.
- ты её сам, что ли придумаешь?
- нет, какой смысл – это делать, покажу, как есть.
- надеюсь: достоверность будет стопроцентной?
- надейся.
- а напечатать её никак нельзя, или хотя бы координаты каждого кладика.
- нет.
- понятно, ну дай взглянуть разок, а потом видно будет, что делать дальше.
- ложись – это долго.
Прилёг прямо на траву, капюшон натянул на глаза, что бы потемнее было, приготовился любоваться очередным чудом. Чувствую, как неведомая сила неуклонно затягивает моё сознание в свою реальность, но я не сопротивляюсь, а просто – смотрю. Вижу планету из космоса, приближается, вот уже могу различить мой регион, между двумя морями. Всё, как в замедленном кино, можно в деталях разглядеть каждую светящуюся точку, которая обозначает – клад. По цвету и размерам легко определить, что и где зарыто. Белые – серебро, жёлтые – рыжъё, красные – медь, чёрные, или серые – железки всякие. Вероятно – оружие, или ещё что-либо подобное, на потом припрятанное. Но есть ещё много других цветов и оттенков, до меня не сразу дошло, что там может быть. Потом вспомнил: половина всех кладов совмещённые, так называемые «денежно-вещевые». Ну да, прятали-то всё, что считали ценным на тот момент и в одну тару, времени не было в разных местах закапывать. Да ещё и ёмкость, подходящую для этих целей, надо отыскать и освободить от ерунды. Обычно – это кувшин, или чугунок, а бывает и сундук.
Попробовал разглядеть один, самый яркий из тех, что ближе всего к моему дому. Оказалось очень легко сделать, как будто мысленно управляешь каким-то, весьма совершенным, средством перемещения в пространстве и времени. Просто приблизился вплотную и как бы само собой – заглянул под землю. Причём, без труда со всех сторон рассмотрел этот ящик, или сундук, но похоже, что от деревяшек уже ничего не осталось – сгнили. Поэтому внутри – всё в земле, останках тряпок, или бумаги, в которую была завёрнута посуда. Видимо большой сервиз был, серебряный, с позолотой, которая кое-где уже отслоилась. Всё пересчитать не так-то просто – надо записывать, иначе не запомнить, беспорядочно лежит и прикрывает друг друга.
Единичные вещи тоже имеются: этот, наверное, поднос, потому что слишком большой для тарелки, которые вон, слева стопочкой покоятся. А вот кастрюля, или чугунок, только не из чугуна и чайник, или кувшин рядом, но скорее – кофейник. Он закрыт и внутри что-то имеется, опять делаю небольшое усилие, как бы присматриваясь и вижу монеты, серебряные. Полный и закрыт плотно, а в носик – вставлена тряпочка, пропитанная воском, так что вода в него не попала и рубли чистить не нужно.
Потом заметил шкатулку, на самом дне, тщательно завёрнутую в несколько слоёв промасленных тканей. Наверное, самое ценное там, присмотрелся – бумаги какие-то, может документы, захотелось почитать. Но как же их развернуть, или хотя бы потрогать. Но делается без проблем, надо только сильно захотеть и не сомневаться в своих желаниях. Нечто невидимое, но весьма совершенное – исполняет мои хотелки. Как будто беру руками и верчу по-всякому, не открывая шкатулку, достаю из неё всё содержимое и веером раскладываю перед собой. Это деньги и фотографии тех лет, можно разглядеть лица людей, их хозяйство, одежды, карету, запряжённую парой лошадей. Жаль, что чёрно-белые, вот бы в цвете хоть раз увидеть ту жизнь. Только подумал, как сразу же: умная исполнительница моих желаний, сделала их цветными. А может ещё и анимацию осуществит? Запросто: люди двигаются, как в немом кино, но без звука, непривычно смотреть такой фильм. Опять, мысленно понуждаю озвучить картинку. Слышу их разговоры и стало совсем хорошо: я как будто в той эпохе, сторонний наблюдатель, а вокруг – кипит жизнь.
Голоса чистые и звонкие, суета ничем не отличается от нашей, которую видишь каждый день. Значит – не на киноплёнку снято, с искажениями и низкого качества, а всё живое, натуральное. Захотелось потрогать мужика – потрогал, но не так, как обычно это делаю, хотя он вроде простой человек, только меня не замечает. Двигаюсь дальше, проникаю в дом, сквозь закрытые двери. Богато живут, судя по дорогой мебели и утвари. А вот и этот сервиз: стоит на большом, дубовом столе в горнице, красивый – на двенадцать персон. В шкафу, за стеклом, ещё много другой посуды, а на верху – возвышаются часы с фигурками зверей и ангелов. Такое только в столичном музее видел, да ещё на картинках.
Что-то случилось на улице, выхожу сквозь стену и наблюдаю беготню. Надо думать: приехали гости, или родня, но лица у них – хмурые. Дальше началась суматоха и сборы в дорогу, как я понял. А вот и сундук, из под преданного – в него складывают всю посуду и одежду, опускают в яму, между домом и колодцем, закидывают землёй. Сверху разбрасывают навоз из конюшни, а один, на коне, начинает топтаться по этому месту, остальные – грузят телегу. Уехали в спешке, даже ворота не закрыли, такое чувство, что уже не вернуться сюда, никогда. А вечером пришли люди, с винтовками на перевес и заглянули в каждый уголок подворья. Унесли всё, что смогли: в основном провиант из подвала, но и из дому прихватили всё, что в карманы влезло. На следующий день снова военные, но эти уже надолго, а потом другие – в штатском.
Затем время потекло, как в калейдоскопе. Ускоренно перелистываю страницы – это я обычно делаю, когда просматриваю новую книгу, или интернет. Но мой взгляд не остановился ни разу, кроме того момента, когда этот дом сгорел, во время войны. Сильно горел, деревянный был и красивый, отступающие оккупанты подожгли его, что бы никому не достался. Со временем, местные растащили по кирпичику подвал и сарай с конюшней, даже фундаменты выдернули, где смогли. Ещё колодец наполовину разобрали и засыпали, видимо им не нужна чистая вода. Но я запомнил примерное расположение всех построек. А так же саму точку на возвышенности, меж двух ручьёв, которых теперь – нет. Остались только сухие ложбины, заросшие камышом, а вокруг – распаханные, колхозные поля.
Поднялся в небеса, или как тут будет правильнее сказать – не знаю. Видно огромную площадь в разноцветную крапинку. На юге таких крапинок гораздо меньше, там же горы и народ жил не богатый. Зато, вдоль крупных рек много всего припрятали, но туда, наверное, уже не поеду – опасно там искать. Да и здесь, на равнине, намного больше и красивее всё выглядит, поэтому буду изучать и запоминать. И тут возникла мысль про мои захоронки, те, что я припрятал. Найти их оказалось очень легко: знаю, где они находятся, а огоньки – подсказывают точное место. Проверил все, по очереди – лежат, а иначе и быть не может, хранители-то на посту, надеюсь. Хорошая игрушка – эта картинка в мозгу, можно в любой момент посмотреть всё, что нужно. Прям, как интернет небесный, точнее – демонский, продолжу экскурсию.
Вспомнил про тот, заросший колючками, клочок земли, который хотел сжигать зимой. Он северо-восточнее от моего дома, между двух степных речушек, впадающих в третью, которая делает поворот на запад. Здесь точек немного и все они бледные, красные в основном и белые, совсем нет жёлтых. А вот и этот кусок, что нужен, но там пусто, однако есть металлические изделия, в колодце. Глубокий был, метров пятнадцать, или больше, видимо – до чистой воды не так то просто добраться. Разглядываю металлолом, который сюда накидали, после войны. В основном мины и снаряды, а ещё: винтовки, пулемёт на колёсах, гранаты и другой хлам. Ничего ценного не заметил, а возле дома, особенно ближе к сараю: сотни всевозможных железок, разного размера, видимо – мастерская была. Вот бы там наковырялся от души, похоже, что сюда больше не приеду, значит двинусь на юг.
Изгиб реки, до которого мне ехать часа три, по трассе. Там уже был и не особо мне понравилось – любопытных много. Но за рекой пятнышек побольше будет, чем возле моего жилья, правда они в основном красные и белые, но есть и жёлтенькие. Все малюсенькие, микрокладики какие-то, попробуй отыщи такой, среди мусора, но в том и заключается прелесть этого хобби. Усердия моего хватило, что бы запомнить только три небольших, рыжих поклажи. Других много, но заняты современными постройками – коровниками, или колхозными станами.
Но самое интересное – серая точка здесь имеется. Чуть дальше и в той местности посвободнее, в плане заселения. Там возвышенность начинается, а потом лес и горы. Для начала прикинул, как туда добраться? В принципе можно, хотя и дорог почти нет, лишь бы непреодолимых оврагов не встретилось. Пришёл к выводу: «лучше заехать с юго-востока, с горы, на которую имеется грунтовка». А теперь можно и рассмотреть, что там лежит и стоит ли оно того.
Забавно всё это и до жути интересно, оказывается – возможно разглядеть со всех сторон. То есть: погрузиться в грунт и пройти по кругу, чуть ниже или выше, да и вообще – с любого боку. Кроме того – увеличить и взяв отдельный предмет, рассмотреть во всех деталях. Даже повертеть в руках, раскрыть, или сломать, потрогать слегка, но немного не так, как обычно. Очевидно мои ощущения отличаются от его, или от всей этой техники – не подстроена под меня она. Но сей склад, видимо специально обустроили в обрыве и закидали деревьями и камнями вход, что бы никто не нашёл. Похоже – была пещерка в местной породе, но засыпалась, её расширили и под завязку набили оружием.
Винтовок – не меньше сотни, четыре пулемёта на колёсиках и один ручной. Динамиту – пару ящиков, а в восьми других – патроны. Ещё один – с пистолетиками и три – с запчастями и снаряжением. Там завалялись два прицела от полевых пушек и оружейная смазка в небольших, жестяных маслёнках. Но самое интересное, в глубине этой дыры: ножики всякие, сабли и шашки, кинжалы, пики, топор большой, лопат несколько и кувалда. Здесь сухо и всё просто идеально сохранилось, знали, что делают, кстати – а кто? Только подумал и гляжу кино про то, как этот процесс происходил, в те лихие времена.
Люди в военной форме тех лет, похоже – белогвардейцы. Но время уже после гражданской войны, значит зелёные, то есть – белобандиты, как окрестили краснопузые. Неделю они тут жили, неподалёку и рыли этот грот. Породу уносили подальше и высыпали в дыру, что на той вершине. Там имеется подходящий и очень глубокий карстовый провал. Закончили, занесли, что смогли, но не всё поместилось. Остальное увезли в лес, наверное – там закопали и разбрелись, кто куда.
Вход небольшой – щуплый человек едва сможет протиснуться, пригнувшись, а внутри – расширяется и можно во весь рост стоять, им так удобнее было работать. Пробка на входе, примерно полтора метра, из тех же камней сделана, откопать – не составит труда. Но зачем мне – это нужно? Пока не знаю, стволы конечно – дело хорошее, на всякий случай, но для этих случаев есть демон. А вот сабельки и кинжалы – можно попробовать загнать и недёшево. Найти бы оптовика на эту тему, было бы зашибись. Координаты ему слил и бабло срубил, по лёгкому. Пусть уже он переживает, как этот арсенал извлечь и вывезти. Но чикисты – настороже и только рот открой: они тебя сразу же вычислят и закроют.
Поднимаюсь и с небольшой досадой в душе, снова смотрю вниз. Обычные крапинки уже становятся не интересными, хочется необычностей, но их не сразу-то и заметишь. Вон там коричневая, или оранжевая, ближе к горам. Небольшая, явно не склад, но и не микрокладик, а самое непонятное – цвет переливается. Всегда, видя такую загадку, становится не по себе от нетерпения её разгадать – это безумно завлекательно и манит своей таинственностью. Она находится на одинокой скале, в её отвесной стене, с южной стороны. Подлетаю туда и вижу щель, между каменной колоннадой, вхожу в неё – сидит большая птица в гнезде. Пытаюсь погладить, но не получается, пробую мысленно – тоже никак не удаётся, она как сидела, так и сидит.
А вон и само сокровище, лежит в глубине, ничем не прикрытое. Это какой-то кожаный мешок, из шкуры барана, наверное. Зашитый со всех сторон, похоже его никто не трогал с тех пор, как он тут оказался – уже огрубела кожа, от старости. В нём книги и доски, ещё – позолоченный бронзовый крест, прибитый к деревянной основе, с распятием и одежды, видимо дорогие – шёлковые. Попробовал почитать одну – ничего не понимаю в этих незнакомых буквах, остальные такие же. Но мелькнула мысль о переводе, как будто её кто подкинул – очень умная техника, даже логически догадывается, что мне нужно. Хотя, может Биф всё держит под контролем, подсказки и желания угадывает, ему нетрудно, как я понял, а может и нравится.
Читаю на знакомом, великом и могучем. Скорее всего – это евангелие, только немного древнее, судя по необычности некоторых слов. А на досках – рисунки, религиозные, как и в любом храме. Но одна доска, самая большая, в серебряном окладе, с каменьями – мне приглянулась. Рассмотрел её, выдернув на воздух, краски слегка потускнели, серебро потемнело, но лик тётки с ребёнком – ещё различим. Значит иконы и библии, припрятали здесь служители культа. Это было давно – тысячу лет назад, если не больше, скорее всего – византийские они. Теперь надо посмотреть: как умудрились сюда засунуть.
Всё очень просто оказалось: днём один молодой монах, зашёл на этот гребень с западной стороны – там тропинка имеется. Снизу ему подсказали, где встать над этим гнездом. Причём, по тихому всё делали, без криков, только руками знаки подавали, которые заранее обговорили. Там, наверху, он забил железный костыль и ушёл. А ночью: поднялись уже четверо, привязали верёвкой одного скалолаза, из своей братии и с мешком – опустили. Умно действовали: втроём через костыль потихоньку стравливали, пока тот не крикнул. Протиснулся в щель, положил на ощупь – светить-то было бы не желательно, дёрнул три раза, подавая знак – его вытянули. Всё, ушли и не оставили следов. Но костыль, до сих пор на месте – у меня есть шанс повторить этот трюк. Надо будет обучиться альпинизму, немножко, но я боюсь высоты, значит – ночью пойду. Что бы не видеть, куда падать буду, если сорвусь. К тому же меня с мешком – тоже не заметят из лесу, лишь бы луна не подсвечивала.
Зашибись, едем дальше. На этот раз поднялся повыше и решил переместиться влево. Там плотность огоньков побольше, чем везде. Жили-то повсюду, но событий на западе – происходило на порядок больше. Горы плавно заканчиваются и остаются только предгорья, похожие на огромные холмы, заросшие лесом. С небольшой высоты, оглядевшись вокруг, видно живописный пейзаж зелёных бугорков, а кое-где желтеют скалы и блестят реки, с водопадами. Но среди всей этой красоты укрыты сокровища и одно выделяется своими размерами, оно – огромное.
Вроде не самая большая возвышенность, плавно переходящая в хребет, но на восток отходят два отрога, между которыми – ручей. Он вытекает из бывшей пещеры, в которую теперь не проникнуть простому смертному – вход завален. Но для меня сегодня нет преград, двигаюсь по завалу, который через два десятка метров – закончился. Ну а дальше: обычная карстовая полость, которых в горах – не сосчитаешь.
Это, точно пещера Алладина, из сказки про Али-Бабу и сорок разбойников. Мешки, тюки, ящики, корзины, сундуки один на другом, вдоль стен сложены. Местами привалено глыбами с потолка, видимо, когда вход взорвали вход – тут тоже обвалилось. Что бы всё рассмотреть – нужно неделю, или больше. Но мне уже понятно: сюда никогда не залезу, ибо незаметно такое сделать – не получится. Здесь нужно экскаватором разгребать, или сверху сотню метров, бурить дыру в карсте. Хотя, если постараться, то за полгода можно пробить лаз на самом верху завала. А если пиропатроны использовать и шуруповёрт с буром – ещё быстрее получиться.
Но умная техника подсказывает – это место охраняется людьми и духами с тех пор, как сюда спрятали ценности, со всей округи. Тайна по наследству передаётся от отца к сыну, хотя уже никто и не знает, что тут лежит. Давно истлели останки тех, кто руководил этой операцией и ликвидировал лишних свидетелей. Но если кто-либо начнёт ковырять, то скорее всего – пропадёт без вести, как было во время войны. Тогда, с оккупантами, пришли бывшие жители этих мест, когда-то здесь воевавшие на стороне белых и по слухам – решили отыскать тот обоз.
Они не знали точное место и проверяли каждую, пригодную пещеру в этом районе. Но их ждал сюрприз: два пулемёта на соседних гребнях. Из этой западни никто не ушёл. Потом отвезли подальше и зарыли, как свиней – война всё спишет. Но и теперь – будет не хуже. Только стрелять начнут бесшумно, а закапают – там же. Охрана-то тренированная в этом плане, через горячие точки прошедшая, умеющая держать язык за зубами. К тому же – некоторые вещи слишком известны, имеются фотографии и описания, а главное – когда и по какому случаю приобретённые. Их давно разыскивают по всему миру серьёзные мужики, которые долго спрашивать не будут: «где взял?», а сразу – гениталии дверью прищимят и всё расскажешь.
Ну и ладно – мне и без этих неприятностей хватит приключений. Но хочется посмотреть, пока Биф добрый. Проникаю внутрь, сыро, но воды не видно, очень высокая влажность, потому что не проветривается – плотно вход запечатан. Первые четыре ящика, стоявшие один на другом, содержат в себе слитки золота. По четыре больших куска в каждом, опечатаны сургучными печатями, которые от времени растрескались и частично осыпались. Дальше: ещё шесть таких стопок, по четыре ящика, вдоль стены. Видимо, самое тяжёлое не стали далеко носить, я бы на их месте, вообще на пол уложил, как плитку кафельную.
А напротив, вдоль другой стены – пять железных сейфов. Такие видел в музее, умели делать в те времена недоступные хранилища. Без ключа не открыть ничем, кроме динамита. Причём – при повороте замка раздаётся звоночек встроенного колокольчика, сторож услышит, прибежит и поймает воришку. Вчетвером едва поднимали такой, а если туда наложить что-либо тяжёлое – то и вшестером надо тужиться. А здесь, похоже, они полны чего-то особо ценного, потом вернусь. За ними посуда, серебряная, в позолоте. Насчитал одиннадцать мешков, которые уже почти сгнили, всё лежит одной кучей вдоль стены, или валяется на полу.
Дальше – мешочки с червонцами, тоже в банковской упаковке. Несколько пятилитровых дубовых бочонков, в которых монеты, вместо вина. Потом сундуки, со всяким церковным барахлом, как я понял. Всевозможные: кресты, тарелки, кадильницы, подсвечники, лампадки, ковшики, колокольчики, посохи, стаканчики, ларцы с мощами и, конечно же – иконы. Много, большие – в серебряных окладах, но и в рыжих имеются. Дальше пошли рассыпающиеся мешки с одеждой, точнее тем, что от неё осталось. И в самом конце: ящики с реликвиями местных богатеев и три небольших сундучка, окованных железом, с замками и печатями. Явно не просто презренный металл там, а нечто посущественнее.
Конечно же – заглянул и туда, а как иначе-то, надо всё поглядеть, раз пришёл. В первом оказались бумаги, точнее – труха и уже ничего не прочитаешь. Но читать необязательно, потому что смысл того, что там было написано – мне известен, ничего особо секретного и интересного. Во втором: драгоценности, золотые украшения с каменьями, причём – некоторые большие, явно не человек их носил. Ну а в третьем – то же золотые вещи, изделия столичных мастеров, всякие фигурки, статуэтки, часы, портсигары и другая мелочь.
Вернулся к сейфам, медленно прошёл насквозь все, не останавливаясь, просто – ничего не задержало моего внимания. Обычные канцелярские принадлежности во всех, то есть: бумаги разные, печати сургучные, авторучки перьевые и золото, как в монетах, так и в слитках. Здесь всё сохранилось получше, видимо влага не проникает внутрь плотно закрытой жестянки, можно почитать. Бегло полистал в одном. Похоже на простую бухгалтерию воинской части: кому и что выдано, куда направлено, сколько стоит. Похоже, что собрали документацию с некоторых полков, или дивизий, перед уходом за кордон. Всё, выхожу и поднимаюсь.
Довольно-таки яркая точка в море видна, недалеко от берега, рядом – ещё несколько. Наверное – утонул пароходик, с особо ценным грузом. Здесь судоходство с древних времён существует и наверняка на дне много чего утоплено. Почему-то вообще не чувствуется разница между воздухом, землёй и водой, проходишь, как сквозь пустоту, не замечая. Это не останки корабля, а подвал античных времён. Но уж больно хорошо сделан и рисунки на стенах сохранились. Над его арочным потолком: земли два метра, потом слой полужидкого ила и три метра воды. Суша здесь опустилась, за эти два тысячелетия и стала дном морским.
Ну и ладно, я не собираюсь туда залазить, мне достаточно посмотреть. А там, похоже, царская сокровищница припрятана. В основном: посуда из благородных металлов, немного круглых слитков, но с клеймами, много монет всяких, кроме медных. Статуэтки различные, в основном позолотой покрыты, но есть маленькие – из чистого серебра, очень красивые. Украшения женские и, наверное – мужские, судя по размерам и весу. Если все на себя нацепить: тяжело ходить будет.
Конечно же оружие, в основном железное, в обкладках, покрытых листовым золотом. На рукоятях, ножнах, колчанах, щитах, сбруе конской и на всём остальном – так же оно. Иногда очень тонкое, как фольга, видимо экономили уже тогда. А в углу завалялся один бронзовый кинжал в отдельном деревянном футляре, небольшой и весь зелёный. Но дерево уже стало камнем и гораздо тяжелее воды. Меня – это очень заинтересовало, кажется: становлюсь немного историком, непонятно зачем он тут, если вокруг – куча рыжья в изделиях. Мой интерес тут же ублажает кино про те, древние времена.
Вижу: серьёзный мужик носит его на правом боку, а на левом – висит железный меч. Сидит на своём троне и внимательно выслушивает доклады подчинённых. Но вдруг: в зал ворвалась охрана и приволокла воина, судя по доспехам. Командир доложил царю: «поймали предателя и ждут приказа казнить». Он молча встал, подошёл, задрал голову, схватив за волосы, этим ножом – перерезал горло. Оказывается: такое делали его отец и дед, в свои времена. Сколько зарезано именно этим кинжалом – уже и не сосчитать, но я увидел цифру: примерно шесть сотен.
Поднимаюсь и хочу найти именно затонувший корабль, с сокровищами. Это легко – вот они все на дне морском, слегка отличаются от остальных, донных осадков. Некоторые на большой глубине лежат, но там должен быть очень хороший сохран, как мне кажется. Видно всё, как днём, хотя над ним почти два километра воды и никакой свет сюда – не проникает. Похоже – его немного потрепало штормом, но корпус целый, мачта сломана примерно посередине, корма разбита волнами, из-за чего и утонул. Покрыт илом, который в точности повторяет очертания всех надстроек, на палубе. Выглядит немного сказочно, как будто припорошен снегом.
Ну а внутри лежат кувшины и другой груз, вперемешку с балластными камнями. В основном: вино и масло оливковое, но имеется оружие и медь в слитках, для продажи, наверное. Ещё изделия из керамики и металла, немного, и вот самое главное – сундук с монетами. Видимо казну везли для кого-то, много серебряных драхм, немного золотых статеров и вообще – ни одной медной. Но по мелочи – везде валяются монетки и всякие безделушки тех лет. Где люди находились, там и лежат их вещи, кстати – а как это было? Вижу шторм, балов семь, или восемь, ерунда для современных судов, а для этой лодки с парусом – удар судьбы.
Посреди моря застала их стихия и некуда спрятаться, разве что – на дно. Весь экипаж погиб, пропал без вести, как сейчас сказали бы. Не дождался денег наместник в большом городе, купцы понесли убытки, родственники – не смогли похоронить своих моряков. Мне эта история напомнила о прошлой работе, которую хочу забыть, поэтому больше не буду лезть в море – на берегу гораздо приятней. Но, по-моему, пора и честь знать, а то Биф обидеться, что так долго отвлекаю его, от важных дел.
- ну и как, понравилось?
- да, очень, спасибо.
- ты же хотел побольше узнать про мир, в котором я живу – это его подобие.
- во зашибись, там сплошное волшебство и управляется мыслью, и я хочу к вам.
- конечно хочешь, любой захочет, если прикоснётся слегка, но нельзя.
- да, понимаю, и на том спасибо, ещё раз.
- ладно человек, живи и радуйся.
- а ты сможешь такое повторить, потом, когда проверю всё, что увидел.
- да.
- ну ты в натуре добрый друг, а почему мы раньше не встретились?
- ты был не готов.
- ага, кажется понял, пока мой демон.
Исчез, как всегда – не попрощавшись, да и я тоже иногда ухожу без любезностей, если мне надоедает общаться с кем-либо. Но он наверняка наблюдает за мной каждое мгновение моей жизни, а его вижу иногда, когда захочет. Поэтому ему любезности типа: «привет, пока, как дела» не нужны. Несомненно – каждую секунду он в курсе моих деяний и мыслей. Во блин, получается, когда я с Тахой развлекаюсь – то и он кайф ловит, что ли? Надо бы спросить об этом, но как-то деликатно, а может не стоит? А то опять нарвусь на грубость. Ладно, потом по пьяне спрошу, если не забуду.
Теперь много работы, причём есть самое главное чувство – уверенность, что найду, потому что уже их там видел, осталось только: пойти и взять. Первым делом – сервиз, я посмотрел цены на них – впечатляют, а самое главное – почти нет в наличии. То есть: находка довольно-таки редкая и можно попробовать бабла срубить побольше. Но состояние – не самое лучшее и возможно, придётся отдать реставраторам, ибо ума не дам, такому количеству серебра. А может пусть новый хозяин – сам этим занимается. Он же будет для себя стараться, а я – на продажу, то есть: тяп-ляп и готово.
Закинул в машину всё, как обычно и в путь, через пару часов был на месте. Приятно осознавать, что всё в точности так, как видел тогда, Биф – не врёт и его техника – тоже. Травы нет, кроме одиноких колючек, но они – не помеха. Посторонних тоже никого, до дороги метров двести и надо бы дождаться темноты. Здесь похоже всё выбили, за многие годы, но клад так и не нашли, почему-то. А пока делать нечего и занялся обычным ковырянием копеек, наверное – зря, но делать больше нечего. Специально прошёл над кладом, франц молчит, как партизан. У меня даже закрались сомнения в существовании оного, но так и должно быть, иначе – уже бы давно откопали. Специально убрал дискрим, до нуля и только тогда услышал слабое, басовитое мычание. Как будто лемех, или нечто большое и ржавое находится внизу.
Сундук-то железом окован – совсем про это забыл, к тому же глубина – не маленькая и все тарелки стоят на ребре. Но всё равно – этого недостаточно, что бы задушить такой объём металла, с высокой электропроводностью. Тут явно постарались духи – хранители, но почему никто из них, меня не встречает? Может Бифазур предупредил, что бы не мешали, но я не против поболтать о том, о сём. Скорее всего им до меня нет дела, а вот других – наверняка выпроваживают, ненавязчиво. Иногда вообще не понимаю: по каким критериям они позволяют поднять тот, или иной клад. Причём – отдают никчёмным людишкам иногда. А те всё спускают в казино, или на бухло, за месяц, а потом – побираются.
Мимо проехал Уазик, но напротив меня – снизил скорость, как будто разглядывал. Ну и пусть, ничего нового не увидит. Обычно приседаю в таких случаях и весь инструмент ложу так, что бы сложно было издалека рассмотреть. Безопасность превыше всего и периодически оглядываю окрестности. Главное: не забывать – это делать, даже если войдёшь в азарт, при копании. Примерно через час – заметил машинку, вдалеке. Проедет метров триста, постоит минутку и опять подкрадывается. И так три раза он делал, но что именно – непонятно. Подкатил поближе. Оказался старенький жигулёнок, из него вылез старенький дедок и принялся меня фотографировать. Естественно: я тоже его пару раз сфоткал. Подходит, ни тебе здрасти, ни как дела, а сразу наезды, типа:
- ты пошто сынок нарушаешь закон?
- какой ещё закон, дед – ты спятил?
- да такой, нельзя миноискателем ничего искать – это запрещено.
- ну ты совсем от жизни отстал старикашка: нет такого закона.
- как это нет, он есть, а тебя надо судить и отобрать всё, что ты накопал.
- ну тогда назови мне номер статьи, по которой такое делать запрещено.
- милиция тебе потом всё назовёт, ты же преступник – воруешь наше наследие.
- да ты уже меня в воры определил – это клевета и статья серьёзная за такое, сейчас диктофон включу и будет на тебя компромат, дедуля.
- собирайся, поедем куда следует – там с тобой разберутся.
- дед, у меня имеется разрешение на раскопки, хочешь – покажу?
- иш ты какой шустрый, а кто же тебе такое разрешил-то?
- министерство культуры, я же не любитель, а работник культуры и здесь работаю.
- ну а что сразу не сказал?
- так ты не спрашивал, а давай пугать, обещать расправу ни за что.
- а фамилия твоя как?
- Соколов Сергей Петрович, а твоя как?
- а тебе зачем?
- да пока незачем, пойдём, покажу бумагу с печатью и подписью.
- да зачем мне твоя бумага, я сообщу – пусть кто понимает, тот и смотрит бумаги.
Махнул рукой на меня, что означает этот жест – всем понятно, направился к своему тазу. Вроде бы всё хорошо, но фотки могут увидеть злые архи и наброситься на жертву, как голодные собаки – на кость. Они же мечтают публично наказать металлодетекториста, что бы остальным – неповадно было. А здесь, возможно, зафиксирован факт изъятия археологического предмета из места залегания. То есть: из культурного слоя, который я разрушил, варварски. Но самое страшное – применил поисковую технику, что является отягчающим обстоятельством, по обновленной статье. Трудно, но доказуемо, что именно так и было, судья-то – заодно с ними. Адвокат может не убедить его в обратном. То есть: реально светит пару лет условно, с конфискацией. Плюс штраф – шисяттыщ и во всех СМИ антигерой, начнут узнавать на улицах. Значит необходимо уничтожить этот компромат, но добровольно дедок их не сотрёт, ему надо помочь слегка, без синяков и переломов.
Поспешил за ним, а когда открыл дверь – сунул в задницу электрошокер и нажал кнопку. Он дёрнулся слегка и чуть не рухнул на землю. Помог ему сесть в кресло водителя, немного опустил спинку сиденья, что бы на руль не упал, а то ещё задохнётся, случайно. Достал фотоаппарат – древний оказался, видимо внуки подарили. Извлёк флэшку и сунул себе в карман. Можно было стереть, но долго буду разбираться с кнопками, да и умелые яйцеголовые – легко восстановят. Положил древность на место, проверил пульс, дышит и ладно, бегом назад.
Номера моей Нивы вряд ли запомнит – их не видно. На заднем лежит тряпка, так всегда делаю, когда открываю багажник, а передний – обычно травой прикрыт, или слегка грязный. По-быстрому закинул всё на заднее сиденье, завёл и поехал. Навигатор никогда не выключаю – может в любой момент понадобится. Вот и теперь: еду не туда куда надо, а пытаюсь запутать следы, мало ли кто ещё меня видел. Дед конечно же напишет заяву, но вряд ли будут искать из-за этого пустяка, да и описать он меня не сможет. Я же в очках, а капюшон – надвинут на лоб, да ещё: марлевая повязка от пыльцы амброзии на морде, что бы не нюхать. Неудобно в таком наряде, но иногда приходится перенимать опыт у профи в смежных областях, где-то в интернете нашёл, как быть неузнаваемым. Ну а в остальном: надежда на моего небесного защитника, наверное – опять смотрит и радуется.
Облом с посудой получается, придётся подождать недельку, другую и приехать в лунную ночь. Мне примерно часа два, или три понадобится для изъятия, без спешки, что бы не поцарапать ничего. Надеюсь с глубинником, туда никто не сунется, но больше на духов уповаю, я же застолбил уже этот клад, или ещё нет? Ладно, не буду расстраиваться, на мой век таких хватит, жизнь по-новому – продолжается.
Через день поехал за реку: искать три рыжих кладика. По карте примерно прикинул, где это было, забил в навигатор, а также: пути отхода и места для ночлегов. Но, скорее всего: везде будет ошибка, придётся на месте вспоминать и сравнивать пейзаж с картинкой из моей дырявой памяти. Самое главное – там чистое поле вокруг, то есть никаких коровников, фермеров и прочей несуразности. Я же их специально подбирал, что бы можно было спокойно подъехать и поискать, не торопясь, зная, что никто не будет наблюдать за мной.
Вот первое, уже засажено озимой пшеницей, но ходить пока ещё можно по нему, вот только копать – не желательно. Опять же – если увидят, тогда могут начаться неприятности, но мне-то нужна всего одна ямка, которую сразу же засыплю. Настроил франца на рыжьё, точнее – близко к нему, но он всё равно другое учует. Но хотя бы не будет обращать внимания на монетные сигналы и всякие остальные, попробовал выйти на точку. Но в четырёх сотнях метрах от лесополосы, на ровном и одинаковом во все стороны поле – очень сложно попасть, куда требуется.
По битым кирпичам и черепице, пытаюсь определить, где стоял дом, но всё растянуто плугами и никак не сузить, до десяти метров. Примерно встал там, где понравилось, теперь на восток метров двадцать, до той груши, что была тогда в саду. Здесь керамики поменьше и должно совсем ничего металлического – не находиться. Но так не бывает: обязательно будет валяться болт от трактора, или советская копейка, не говоря уже о пробках и проволочках.
Поставил флажок и по-быстрому начал сканировать северный квадрат. Да, почти тишина, лишь две железки увидел на поверхности, цветняка – не попалось, клада – тоже. Потом южный, в том же темпе и снова – голяк. Ну тогда надо двигаться на запад, теперь очередь третьего участка, северо-западного. Однако тут уже не так быстро всё, начались сигналы от всякой ерунды, но те, что звенят, если катушку на ребро поставить – пропускал. Тоже ничего, остался четвёртый, чувствуется усталость, надо бы перекур сделать, но время ограничено и не снижая быстроты, закончил и его – не нашёл.
Значит, ошибка закралась в расчёты, вопрос в том: в какую сторону надо расширить обследуемую площадь? Это совсем неизвестно, но судя по количеству сигналов – в третьем квадрате приблизился к дому, значит – на север. Вернулся к машине, перекусил слегка, запустил квадрокоптер и убедился, что на горизонте никого не видно, надо продолжить добивать место.
Переставил флажок и снова принялся работать, но уже не так шустро, как в начале. Здесь ни единого звука, может немцем пройти – быстрее будет в четыре раза, его можно настроить на мелочь. Ладно, потом попробую, а пока клюшку на левую чаще менять приходится, так как начинает чувствоваться усталость, от такой спешности. Обычно, когда поднимаешь всё подряд – руки отдыхают, копая ямку, а сейчас инструмент такой тяжёлый стал, что совсем не в кайф.
И на пятом – ничего, ну теперь точно возьму глубинник. Собрал метровую рамку, взял колчан с фишками, что бы помечать, где будет звенеть и побрёл. Не доходя до флажка, настроил прибор по максимуму, баланс грунта подрегулировал. Занялся шестым, как я и ожидал – пробежался гораздо быстрее, совсем не устал махать этой рамой, держа удочку обеими руками. Поставил всего-то одиннадцать фишек, которые тут же проверил досмотровым, он почти всегда висит слева – на ремне. Нет ни хрена, блин, что за косяки такие, видимо, с расстояниями не угадал.
Прошёлся по черепкам, внимательно вглядываясь. Потом вспоминал, как были расположены постройки и до меня дошло: «не тот ориентир выбрал изначально». То есть: вся работа в холостую, зато потренировался от души. Но что поделаешь: спешка – не самая лучшая подруга в этом деле, надо исправить положение. Похоже – вот здесь была летняя кухня, рядом ледник и сарай, всё каменное, с черепичными крышами. А сам дом – чуть севернее, деревянный и крытый листовым железом. Значит надо – это увидеть, следы всё равно остаются. Мой глаз намётан и легко отличу ржавые ошметки, от остального мусора.
Так и есть, похоже вот тут он и был. Заметны останки листовой кровли, а кирпичей – не так много, как там. Теперь – на восток, тридцать шагов. Ага, получается, что я немного не дошёл до цели, осталось проверить седьмой и восьмой. Даже не стал флажок переставлять, сразу за работу и перестал махать, только когда колчан опустел. То есть: одна из двадцати фишек, возможно, стоит там, где надо. Отложил раму и принялся досмотровым, извлекать ржавые куски, закидывая их подальше. Но как ни странно: нашёлся николаевский пятак. Ну и наконец-то глубинный сигнал, во всяком случае – молчит досмотровый. Копнул на пол штыка, снова сунул – пытается мычать, но это может быть наводка от грунта.
Разрыл ещё и теперь уже ясно – что-то в глубине звенит. Огляделся, вроде тишина, потихоньку докопался до твёрдого. Вспоминаю: здесь должен быть небольшой горшочек, закрытый деревянной пробкой, замазанной воском и замотанный тряпкой. Осторожно выгребаю руками землю и вижу его. Да уж, вроде знал: где и на какой глубине, размер, тару и всё остальное, но устал, как будто танк откопал. Что и говорить про тех, кто пытался найти своё добро, через десяток лет, когда уже только трава осталась вместо двора – не найдут.
Не стал лишний раз ходить к машине, что бы посмотреть округу, просто вытянул его, засыпал ямку и понёс все свои вещи обратно. Быстро закинул и поехал подальше на точку, которую приметил, для ночлега. Берег реки, где можно спокойно посидеть с удочкой и музыкой, потягивая пивко. Хотя ещё полдень и можно на второе место, приехать и поработать, но уже выбился из сил, завтра будет новый день, с новой, бестолковой суетой.
Ночь прошла спокойно, горшок не вскрывал – знаю, что там лежит. На всякий случай спрятал на мели, под водой, выкопав ямку и засунув его туда. Сверху положил камень, что бы не видно было, заберу на обратном пути. Еду на вторую точку, мимо большой деревни, по новой объездной дороге. Помню: пару лет назад приходилось через все светофоры и повороты, целый час колесить. Сворачиваю влево, на мост через ручей и дальше – опять по грунтовкам, до нужной клетки. Но поднявшись на бугор, обратил внимание на большой чёрный джип, стоявший посреди луга, вдалеке.
Остановился, присмотрелся, что-то у меня закрались сомнения в этой картинке. Достал бинокль и разглядел троих копарей. Скорее всего: мажоры, или офисные клерки, выехали на природу, поковыряться. Все в модном камуфляже и с дорогими металлоискателями, что бы завидовали. Но лопаты – с оранжевыми наболдажниками, которые питерский филиал фискаря делает, ну что бы дилетантов издалека было видно. Поглазел несколько минут и заметил – никто не закапывает свои ямки, им типа в падлу, что ли?
Надо бы вразумить детишек, но эти, моральные уроды, слов не понимают – придётся бить морды. А потом, наверняка, найдётся дядя прокурор и тогда Бифазур будет напрягаться, вытаскивая меня из неприятностей. Получится: я его подставлю, что очень не люблю делать. Поэтому: с говном лучше не связываться – вонять долго будет. Ну тогда есть другой вариант: снять видео и на ютуб.
Переехал поближе, но так, что бы не заметили. С бугра-то хорошо всё видно, а меня – трудно разглядеть среди кустов. К тому же, безопасность для таких – пустой звук. Запечатлел всех так, что бы рожи были видны и ямы, номера их крузака, как они бросали пустые бутылки и пачки из-под сигарет. Короче – все подробности, почти час затратил. Потом отредактирую и выставлю, а на основных копарьских форумах – размещу ссылку на этот сюжет и подпишу: «они гадят нам в душу». Через недельку, другую: вся страна узнает наших героев.
Двигаюсь дальше, вот и вторая точка, здесь чуть посложнее будет, так как ещё торчат бадылки от кукурузы. Махать не мешают, но где это надо делать – не разглядеть, просто времени больше придётся затратить. Вспоминаю: от угла лесополосы сотни полторы метров в сторону вон той сотовой мачты, что на возвышенности. Но там, в той реальности, возможно глазомер другой был, хотя нет, на первом месте – всё сошлось. Ну тогда сразу раму собирать и работать.
Сначала попытался выявить наибольшую концентрацию керамики, но вскоре бросил – это неблагодарное занятие. Довольно-таки сложно рассмотреть черепки среди остатков растений – надо ползком лазить. Флажок то поставил – необходим, как ориентир, но в какую сторону начинать? Даже не представляю. Ладно, буду пробовать, а потом думать, как победить проблему. Первый квадрат: двадцать на двадцать, дал шестнадцать находок – всё черняга, как старинная, так и колхозная. Второй: ещё двадцать семь, время теряется на эти бестолковые копания. Поверхностных – примерно половина, остальные – глубокие и досмотровый их не чует, приходится рыть. Бывает так – лежит железка под останками кукурузы, которые не так-то просто выдрать. Необходимо копать, иногда в полный штык, что бы руками не выдёргивать пучок корней с землёй – это тяжело. А фрац – замучает мелочёвкой, которой тут может быть очень много. А может ну её нафиг, приеду зимой, когда поле сделают гладким и никто не будет мешать.
Направляюсь на третью. Приближаюсь и слышу урчание мощного дизеля, наверное – пашет, или культивирует. Остановился неподалёку, запустил квадрокоптер. Да, так и есть, похоже – соседние клетки тоже будет обрабатывать – это надолго. Ну, тогда помчусь дальше, отыщу тот склад и хотя бы подержу в руках настоящее оружие, возможно прихвачу кое-что себе. Главное – координаты записать и сфотографировать, что бы потом продать местоположение хранилища.
Забрался на возвышенность, от неё: примерно полкилометра на северо-восток. Но туда – ни одной тропы, а пешком не охота ходить несколько раз: то за лопатой, то за прибором, то ещё зачем-либо. Спокойно отобедал, прислушиваясь к округе, полежал на траве, глядя на облака и снова за руль. Включил пониженную и потихонечку продвигаюсь на своём вездеходе. Добрался до оврага, вроде похож на тот, что нужен – это уже пешком надо выяснить. Взял бинокль и пошёл к его началу.
Но не тот, что я видел там, значит их много и все похожи, как близнецы. Вернулся и запустил верного помощника. Оказывается: здесь четыре таких канавы и все идут параллельно друг другу. Но мне нужно начало, возле которого и будет засыпанный вход, на северном склоне. Только в двух растут деревца в нужном месте, до них легче доехать, чем идти.
Перебрался поближе, но пришлось круг небольшой сделать, напрямую здесь никак не проехать. Одел рюкзак и направился влево. Первая лощина оказалась не она, а вот вторая – весьма похожа на то, что видел. Всё выглядит естественно, кое-где травой заросло, подозрений ни у кого не вызывает. Над ней – метров восемь породы и не всяким прибором достанешь. Да и кому взбредёт в голову тут искать, тем более – большой рамой, или георадаром.
Но теперь возник очень непростой вопрос: «как раскопать и потом закопать, что бы не было заметно следов?» Необходимо оставить после всё, как и было, а иначе – местные залезут. Сюда может какой-нибудь чабан, свою отару загнать и случайно увидеть, а если не дурак – то заинтересуется и расковыряет. А я потом приведу покупателей в пустое место, во смеху-то будет. Можно попросить Бифазура посторожить – это уже слишком беспардонно, как бы на грубость не нарваться. Значит – придётся самому думать, для начала сфотографировать, что бы потом, было с чем сравнить.
Так и сделал, вернулся в машину и прикинул, что можно подстелить, а потом все крошки выкинуть подальше отсюда. Никакого покрывала не нашлось, кроме дождевого плаща, тоже подойдёт, жаль что испорчу – новый куплю. Прибил его фишками, чуть пониже того места, которое наметил для вскрытия. Переоделся и кувалдочкой принялся колотить по монтировке, пытаясь выдернуть первый камень. Через несколько минут – получилось, соседний – уже легче пошёл. Примерно два часа долбил эти полтора метра, что они заложили, периодически поглядывал округу в перекурах, но всё-таки – дыру пробил.
Взял фонарик, фотик и полез, но чуть не застрял. Вроде бы отверстие рассчитывал под свои габариты, но всё-таки – немного не угадал. Пришлось вылезти и ещё поработать ломиком и молотком. Вот теперь залез почти без затруднений. Но внутри нечем дышать: там ни разу не проветривалось за эти годы, а запах серы и чёрт знает ещё чего – просто невыносим. Высунул голову назад, отдышался, задержал дыхание и сразу в дальний угол. Высветил самую красивую саблю и пару кинжалов, оглядел ещё раз всё хозяйство – да, всё в точности так, как и видел тогда.
Вылез и едва добрёл до машины – дурно влияют на организм эти запахи. Запустил друга в небо, что бы поселить уверенность в своём одиночестве. Никого не наблюдается, на ближайшие пару километров. Вот теперь – можно рассмотреть находки. Красиво делать умели в те времена, извлёк из ножен, помахал немного – сказка. Захотелось потрогать голыми руками, но нельзя оставлять следы, поэтому: посмотрев на кинжалы, завернул всё в несколько кульков, заполз под машину. Там имеется нычка, специально для этих целей предусмотренная, надо только болтик открутить, что бы крышечку открыть и засунуть.
Теперь фотографии, снова в дыру, разворот и глубоко подышать. Быстренько пофотал, но всё – не успеваю. Ещё раз освежился и добил, вроде можно вылезать и законопачивать, но шальная мысль посетила – прихватить наган. Вернулся, взял пару и патронов – сколько в карман влезло. Вылез, повертел оружием, вроде всё работает без нареканий, однако нужно разобрать, почистить, смазать – это уже дома. Завернул и спрятал в другую нычку. Осталось самое противное – замести следы.
Запихал камни обратно, а теперь: щели засыпать щебнем, от этих же камней. Сходил за совочком и пришлось помучиться, но всё равно заметно – это вход. Надо бы на цементный раствор посадить, но где же взять цемент-то? Но у меня всегда с собой баночка клея ПВА, для консервации особо ценных находок, вот она, как нельзя кстати. Разрезал пятилитровую ёмкость из-под воды, намешал в ней клей с этим щебнем, до нужно густоты, замазал. Припорошил, кидая песок горстями, пока не перестал прилипать. Глянул со стороны – почти не заметно, что тут может быть кирпич, который нужно вытащить.
Сравнил с фотографией, не то, конечно же, но более-менее похоже. Можно пару пучков травы с землёй подложить и полить водой, что бы прилипли. Потом аккуратно снял плащ, положил в багажник, как и весь инструмент. Ещё раз посмотрел – вроде неплохо получилось, пора отсюда сваливать. Завёл мотор и глянув в навигатор вспомнил, что точку-то забыл поставить – это минутное дело. Всё, пора в обратный путь, пока не стемнело.
Заскочил на реку, забрал теперь уже свой горшок и без остановок – домой. Как обычно: пару дней отдыхал, лазил по помойке, под названием интернет, сравнивал со своими находками. Среди тех червонцев редких не оказалось, поэтому они по цене металла пойдут, надо только не спеша, по одному выставлять, как монету. Но пока пусть полежат в одном, очень укромном месте, и без них есть, что продать. Сабля оказалась не слишком дорогой, таких много в Златоусте ковали, и кинжалы тоже – дешёвенькие. Может себе пока оставить? Можно, но не нужно создавать проблемы, они – холодняк и дома хранить – не желательно. На японце отвёз ночью и закопал в разных местах – так уже действовал, не однажды.
А теперь пришла пора заняться мешком на скале. На ютубе насмотрелся пособий по альпинизму, пришлось смотаться в город и прикупить снаряжение. Немного потренировался на обрыве песчаного карьера, что бы не больно падать было на песок, если сорвусь. А когда почувствовал, что начало получаться, решился на более серьёзные высоты залезть. Для этого приехал на заброшенное здание какой-то фабрики, или хрен его знает, что там было. Главное – одна стена целая и высотой в четыре этажа, вроде немного, но мне достаточно.
Дождался темноты, на втором этаже положил набитый тряпками мешок, возле окна. Залез на крышу и долго искал какой-либо крюк, что бы привязаться, так и не нашёл. Пришлось большой петлёй, обхватить какую-то тумбу. Одел обвязку, прицепил к ней пару карабинов и десантёр. Ещё страховочную петлю, которую сначала привязал к верёвке специальным, самозатягивающимся узлом. Спустился без проблем, упираясь ногами в стену, зашёл в то окно, засунул мешок в рюкзак и закинул за спину. А вот подниматься с ним на жумарах – было не так-то весело. Но пока три раза ни повторил – не успокоился.
Ну а дальше всё ещё проще – прибыл на место, машину оставил у последнего двора за магарыч, как обычно делал много раз. Дошёл до скалы, в бинокль поглазел на ту щель, не спеша взошёл на гребень, но по дороге – поставил два датчика движения. С трудом отыскал костыль: он зарос травой, а я не взял с собой ни одного прибора, пришлось на ощупь выискивать – на карачках. Попробовал его выдернуть – мёртво сидит, расшатать тоже не получилось, значит надёжен. Прицепил к нему карабин, а когда стемнело – одел обвязку со всеми принадлежностями, скинул верёвку, привязал страховочную петельку. Включил камеру в режиме ночного видения и вниз помаленечку, нажимая рычажок десантёра. Вот тут-то собака и порылась – не попал.
До конца спустился – на все тридцать метров. Всё скала и скала. Неужели не угадал с длинной и просто не достал до неё? Нет, этого не может быть. Тут высота – всего полсотни, а та ниша – в верхней её части. Скорее всего она рядом, слева, или справа, в потёмках – не заметил, как проскочил. Походил по стене туда-сюда и не нашёл, уже начал нервничать, но решил просто повисеть и успокоиться. В безлунную ночь ничего не видно внизу и вдали, зато всё слышно. Дикие звери, конечно же здесь имеются. Кое-где шорохи от их присутствия можно разобрать, среди остальных звуков. Но человеческих шагов вроде не слышно пока, да и вряд ли меня заметят. Надеюсь: не ждут в засаде, а сейчас – не смотрят в мою сторону.
Потом пришла умная мысль – чуть повыше надо поискать. Подтянулся на жумарах на пару метров, повторил бегание – опять ничего. Ещё выше и снова как маятник, вновь – только монолит. Уже и сомнения закрались в успешности этого мероприятия. Ну, если таким вот способом доберусь до гребня, то дождусь утра и повторю спуск уже по светлому. Лишь бы верёвка не перетёрлась – она одна, вторую для страховки тащить не хотелось. Но там вроде острого края нет и порезать не обо что. Полез ещё наверх и оказывается – она прямо надо мной. Видимо, когда спускался – рядом пролетел и не заметил. Достал зелёный фонарик, я его специально сам спаял, очень давно, для таких целей. Посветил – да, вон лежит, за гнездом. Птицы уже покинули – это место, осень всё-таки, зашёл туда без проблем.
Приподнял – тяжёленький, но в пределах нормы. Засунул в рюкзак и полез наверх. Руки уже устали слегка и вылезал с перекурами, но всё получилось. Отвязал верёвку, смотал и пошёл по тропе. Сложно в темноте топать, по наклонной тропе, осознавая, что рядом – высокий обрыв. Очко то и дело сжимается, само по себе и дрожь проходит по спине, кажется, что тебя подталкивает невидимая сила туда. Пришлось подсвечивать, потом поймал себя на мысли: «зря спускаюсь, ночь ещё длинная, а внизу – холодно». Вернулся на самый верх, перекусил и попробовал заснуть. Через полчаса разбудил звоночек, от сработавшего сторожа – кто-то идёт сюда. Подождал второго, но он так и не зазвучал, значит – не человек был, или ложная тревога, от случайного сбоя. Потом просто лежал на спине и прислушивался, пока не надоело.
Делать нечего, мечтать не охота, решил вскрыть тот бурдюк. Нащупал, где его зашивали, попытался перерезать нитки. Однако: от времени он уже почти деревянный и по шву распороть – не получается. Срезал всю верхнюю часть, перевернул и высыпал, видеозапись не забыл включить на этот раз. Всё как и в том сне: книги, иконы, крест, одежды. Достал пакеты для мусора и завернул каждую вещь отдельно, уложил в свой сидор. Ну а бурдюк: проверил внутри, что бы ничего не завалялось и с размаху – зашвырнул подальше. Долго он летел, пока не шлёпнулся.
На рассвете: по быстрому сошёл, что бы никто меня не видел там, и обратно по другому пути, на всякий случай. До обеда ходил, с длительными привалами, время тянул, хотел до вечера не появляться. Но не выдержал и решил по светлому уехать. Вышел на ту улицу, вроде тишина, надеюсь – не будет сюрпризов, убежать-то не смогу. Демон молчит последнее время, наверное – всё правильно делаю, а он только улыбается, сидя на своём небе. Выглядываю из-за поворота и вижу Ниву, подхожу, закидываю поклажу в багажник. Выходит хозяйка, приглашает в дом, чайку отведать, вежливо отказываю, даю ей денег и покидаю деревню.
До дому добрался без осложнений, если не считать проколотого колеса. Наверное: ещё там гвоздь поймал, а стало заметно только в середине пути. Запаску лень ставить, поэтому подкачал, не снимая, что бы доехать до ближайшей автомастерской, где её и починили. Дома долго искал подобие этих икон в инете и пришёл к выводу – это домонгол, так называемый. То есть было спрятано в те далёкие времена, когда ещё не пришли сюда восточные завоеватели, со своей ордой. Слишком редкие вещи тех времён оказались, а цены начинаются от трёх лямов, за каждую. А книги – ещё дороже, или вообще – бесценны, но где же найти такого богатого покупателя?
Глава 10 Колдун
Меня с ним познакомили случайно. У приятеля сынишка заболел, а наши врачи, как всегда лечат не то, что надо, а что им хочется. Жека, случайно, узнал его адрес, попросил отвезти – я не отказал. Возле его двора стоит несколько машин, похоже, что из далека, пришлось занимать очередь. Никогда не думал, что ко всякого рода брехунам до сих пор народ идёт толпами – деньги дарить за враньё. Поглазел недолго и сел в машину, пришлось ждать целый час. Пришли и мы уехали домой, но этот жучара сказал: «надо приехать ещё». Жека ненавязчиво спросил насчёт следующего раза – я пообещал, что выкрою время для новой поездки.
Во второй раз прикатили среди недели. Никого не было, они сразу зашли в его летнюю кухоньку, что меня очень обрадовало. Вышли через четверть часа, вместе с этим дедом, который на меня внимательно посмотрел, но ничего не сказал. Третий раз – тоже в рабочий день, но опять были посетители и пока их ждали – меня убедили зайти на приём. Сказали: «он только смотрит и рассказывает всё, что видит, а платить совсем не обязательно, но можешь дать, сколько не жалко». Ну и ради познания чего-то новенького и необычного – решил заглянуть туда.
Комната небольшая, с низким потолком, деревянная кровать, тумбочка, печь русская и сундук – тоже огромный и видимо старинный, в таких раньше приданное собирали, для детей. Молча присел на стул и смотрим друг другу в глаза. Он совсем – не колдун, как мне показалось. Обычный человек, слегка уставший жить, никаких ощущений чего-то демонического, как с Бифом и остальными – не почувствовал. Шарлатан, да и только, но он первым начал мне повествовать про мои болячки. Как ни странно: всё совпало, хотя впервые видимся и через кого-то он – это не мог выведать, никак. А потом спросил:
- ты знаешь, что в тебе сатана сидит?
- знаю, только не во мне, а за спиной стоит, а как его разглядел-то?
- когда первый раз тебя увидел, так сразу и понял.
- то есть: я помеченный, что бы другим было видно: человек уже занят, или не так?
- не знаю, но вижу, что он – присутствует в тебе.
- ну а как он хоть выглядит-то в натуре, если ты его действительно видишь.
- тёмно-коричневый, сильный, матёрый и злой.
- ну да, всё совпадает, только цвет у него разный, обычно – серый.
- да, ещё он: хищник и убийца.
- вот какой он плохой, оказывается, тогда скажи – от него можно избавиться, или нет?
- нет, он тебя не отпустит, пока не убьёт.
- ну и правильно, без него будет скучно умирать, а больше никого во мне нет?
- а тебе что, мало?
- да пока хватает, а ты можешь с ним поговорить, как сейчас со мной?
- нет, я могу только попросить у них, но в основном они мне всё показывают.
- во как интересно-то, а давно ты с ними общаешься?
- с детства: моя бабушка было колдуньей и мне этот дар передала.
- то есть – ты потомственный маг.
- да, у нас и прадед – тоже был таким.
- понятно, а я просто клады ищу, вот с демоном познакомился – выручает, иногда.
- и много ли золота нашёл?
- нет, немного, в основном: серебро и медь, а черняги – уже вагон.
- ко мне, в прошлом году, тоже заходил один кладоискатель, всё интересовался про заброшенное село и горшок с монетами, я ему указал, где искать и он пропал куда-то.
- наверное: откопал и молчит, а зачем делиться с кем-то?
- да я не претендую на долю, но мне интересно: нашёл, или нет.
- уже не узнаешь, если молчит, а может всем разболтал, по глупости, возможно потом слухи дойдут, он с какого района?
- с восточного, далеко отсюда, не нашёл раз не едет, я бы ещё наводку дал.
- во как здорово, и много у тебя таких наводок?
- могу на карте точки указать – останется только пойти и взять.
- зашибись, ну давай специально привезу картинки и попробуем.
- привози.
На этом и попрощались. Отвёз друга с сыном и женой домой, договорившись о следующем визите к чародею. Напечатал на принтере кусок километровки, с той деревянной церковью и школой. Потом ещё пару штук разных, где точно – ничего нет. У меня даже и мысли не возникло, что мой Бифазур может врать мне, а этот, типа: «пророк в натуре», или хрен его знает кто – посмотрим, что насочиняет. Меня всегда удивляет такая, уже почти стандартная, ситуация. Возникает простой вопрос, на который – никто не хочет отвечать: «если ты знаешь точное место, то почему сам не пойдёшь и не откопаешь этот клад? Не хочешь? А может тебе не нужны эти деньги, тем более: золото-уёлото». Какие-то загадочные люди, а точнее – хитрые, занимаются кидаловом, вот только зачем – не понимаю. Через неделю доставил Жеку с семьёй и после них – зашёл к нему.
- привет дед, напечатал картишки, накось погляди, мож чё увидишь.
- ну давай, сейчас только очки одену.
- а на ощупь – не получится?
- нет, мне нужно глазами посмотреть и всё станет ясно.
Недолго он их разглядывал, но как я и ожидал – наговорил кучу ерунды. На каждом листке по несколько целей, где они зарыты. Но не остановился на этом, видимо разогнался и мало показалось:
- привози ещё – всё покажу.
- дед, а откуда ты всё знаешь?
- пришла информация.
- с неба?
- да, у меня же канал связи открыт, поэтому вижу то, что другим – не доступно.
- а может – эта инфа ложная, то есть – тебя слегка обманывают?
- нет, твои болезни я же все рассказал, или сомневаешься?
- болячки да, угадал, не спорю, но в этих местах нет кладов, я уже всё там проверил.
- значит не всё, проверь ещё раз.
- дед, ну вот как тебя убедить, что ты всего лишь игрушка для них?
- никак, здоровьем не играют, я им верю, а иначе – зачем меня выбрали.
- зато я не верю, а тебе дано только лечить и не более.
- откуда ты знаешь: что мне ещё дано, а что – нет?
- я могу спросить у своего сатаны, как ты выразился – он всегда в курсе подобных дел и делишек.
- но он – тоже может тебе наврать.
- наверное может, поэтому давно никому не верю: все болтуны.
- ну и не верь, ладно, иди кладоискатель, без меня будешь копать.
- конечно буду – всегда один работаю, так спокойнее и правильнее.
Дал ему рубль, посчитал, что честно заработал. Очередной раз убедил меня в том, что люди – обманщики, за редким исключением. Потом ещё несколько раз туда возил друга, но сам больше не заходил – не зачем. Но мне стало до жути интересно с подобными индивидуумами пообщаться. Залез в интернет, через несколько часов бесплодных поисков, всё-таки нашёл один форум – про местных чародеев. В округе их – трое, включая этого деда. Плюс один – самый сильный, как говорят, за три сотни километров, в одном селе. Но адресов – нет, пришлось в личку писать некоторым форумчанам, что бы подсказали, как их найти.
К первой колдунье поехал мимо ходом. До неё – полсотни километров и в том районе уже искать нечего. Однако, дальше имеются несколько мест, которые можно ещё раз пройти. Не стал рано выезжать, прибыл к ней перед обедом, вроде никого и калитка открыта, как бы приглашая всех желающих. Захожу, осматриваюсь, никого не видно во дворе, присаживаюсь на лавочку и жду. Через минутку: выходит женщина средних лет и приглашает в дом. Захожу, садимся напротив, раскладывает карты таро, зажигает свечку и начинает:
- да на тебя порчу навели недоброжелатели.
- и что теперь будет?
- худо тебе по жизни, потеряешь всё, что имеешь и плохо закончишь.
- во как печальненько, и что теперь мне делать?
- я могу снять за восемь сеансов, сильный колдун её наслал на тебя.
- а почём?
- по тысяче за каждый, в неделю раз приезжай ко мне и очистишься.
- во как всё просто, а во мне сидит бес, или уже нет?
- да нет в тебе никакого беса, а порча – есть.
- ну тогда – пошёл за деньгами.
- подожди, давай первый обряд проведу, а после – заплатишь.
- да не надо ничего проводить, я пожалуй – поеду.
- стой, ты не прав, так и погибнешь, если не сниму порчу, потом заплатишь.
- да нету во мне ни порчи, ни сглазов всяких, ни остальной ерунды, чушь ты говоришь, тётка.
- ну и хрен с тобой, иди и подыхай, как собака.
- уже иду, а ты начинай искать другую работу.
- это не твои заботы, пошёл вон.
- и во сне – не кричи.
- иди, давай уже, козёл.
Видимо её не раз вычисляли, она больше не сдерживается в таких случаях – ругается матом и выпроваживает. Ну что бы другие клиенты случайно не увидели, а то разбегутся. Да уж, сколько же у нас доверчивых глупцов дарят деньги шарлатанам? Говорят: тридцать миллиардов в год этот бизнес имеет оборот, может и мне тоже заняться подобным промыслом. А чего тут такого сложного-то? Язык у меня правильно подвешен, всякие прибамбасы для магии можно купить, демон подстрахует, если что. Надо только договориться, как вместе с ним бабло рубить будем и дело пойдёт. Но я не смогу так бессовестно обманывать маленьких и глупых. Не люблю, когда меня дурят, как лоха, и сам не хочу, к тому же – денег хватает и так. А вот новые ощущения – не помешали бы, но не таким же путём их добывать. Лучше поискать другой способ развлечения – без ущерба остальным.
Вторая бабка, оказалась примерно такого же уровня, что и первый дед. Тоже имеет какой-то дар, видит все хвори и немощи. Но она сразу же, наотрез, отказалась говорить про духов, как я ни старался эту тему затронуть – упёрлась и ни в какую. Хотя вижу, что с ними имеет дело и может многое об этом рассказать, но не хочет, ей свой демон запретил, наверное. Потом Бифазура спрошу: «почему и что не так, на этот раз».
Остался самый крутой дед, но он далеко, надо подготовиться к работе в тех местах, точки в навигатор забить, лопату наточить, аккумуляторы зарядить и поехать. Когда это случится – не знаю, видимо скоро, а пока есть дело на миллион, может и поменьше, но не намного. Порылся на помойке и отыскал несколько сайтиков про иконы и тех, кто их собирает. Оказывается – это целое искусство: иконопись, и ценятся они не меньше, чем пейзажи известных художников прошлого. Чем старее – тем дороже, вот только спецов не много, то есть – отличить от новодела, не каждый сможет. А по датировке – вообще завал. На них даты не ставили в древности, но примерно можно угадать возраст, плюс минус пару веков.
Ну выставил одну, самую неказистую – сразу же поступило десятка три предложений купить. Но как обычно – спекулянты, они всегда в первых рядах, им главное: успеть хапнуть по дешёвке и перепродать. А цены знают досконально, работа у них такая: лохов доить, а богатым – втюхивать, подороже. Поэтому, сразу же загнул лимон баксов, как бы в шутку, а на глупые предложения – не отвечал ни разу. Просто сидел и ждал, когда волна фарцовщиков схлынет, потом дождался покупателя, как ни странно.
Человек очень корректно поинтересовался происхождением: «откуда пришла, была ли на реставрации, почему продаётся?» А уже потом: предложил свою цену, нормальную и мне захотелось сделать встречное предложение – продать всё, что есть. Фотки ему отправил и он пропал, на некоторое время. А потом попросил прислать ещё, более подробные, а некоторые места отдельно, крупным планом. Послал ему всё и видео тоже, всю ту ночную запись, как за бурдюком лазил на скале. И тогда у него все сомнения отпали, начались переговоры о покупке всего клада.
После недолгих препирательств сошлись на цифре: сто лямов. В небольшой белый чемоданчик, с кодовым замком, напихал валюту: евро и баксы, по курсу. Код сообщил мне и отправил в автомобиле, с экспертом и охраной. Осталось только дождаться и обменять товар на деньги. Через пару дней встретились, назвали пароль, как шпионы, поехали в место, одному мне известное. Там я выкопал яму, что бы поместился пластиковый бочонок на сорок литров, непроницаемый для воды и с широкой горловиной. Сверху полметра земли утрамбовал и накидал травы, сучьев и перцу. Каждый день приезжал на японце, проверял сохранность. Но один раз пришлось откопать, что бы новые фотографии для него сделать, вновь закопал.
Достал лопату, раскидал землю и извлёк синий контейнер, открыл крышку и водрузил перед ними. Пока профессор одевал перчатки и очки с подсветкой, те двое – поставили раскладной столик и стул. Он присел и обстоятельно проверил каждую вещь, завернул в свои мешочки. Потом кивнул одному, взяв сумку с ценностями – скрылся в гелендвагене, а третий говорил по телефону, в сторонке. Передо мной оказался тот серебристый чемоданчик, я взял его и хотел уже отнести в свою Ниву, но меня попросили проверить, оказывается – шеф так сказал. Цифровой код записал себе на левой руке ещё дома, на всякий случай. Задрал рукав, поглядывая на локоть – открыл замок. Внутри лежат пачки денег, как на том видео, то есть на этот раз – не кинули. Попрощались и разъехались.
По дороге зашёл Бифазур, молча присел справа, его взгляд не очень-то понравился. Хотя, моего демона ещё не до конца знаю, не видел во всей красе, мало ли в каком он настроении, сегодня. За поворотом нам преградил дорогу праворукий Нисан Патруль, который упёрся своим бампером в мой и остановился. Я уже хотел заднюю включить, но Биф меня остановил и спокойным, но твёрдым голосом, объяснил:
- это бандиты, их навёл один из охранников за треть от этой суммы. У него: внебрачная дочь сильно болеет, надо срочно операцию делать, в Америке. Кредитов уже куча и новый – не дадут, а тут такая удача подвернулась. Выходи и смотри – ты же хотел познать мою силу в реальности, увидишь сейчас.
- Биф, а ты не сможешь их – не убивать?
- смогу, но главарь этой шайки достоин смерти – он не отступит, смотри.
Вышел, на меня наставили стволы, но заметив чемоданчик в моих руках, весело так замахали: что бы его им бросил. Поставил на капот своей Нивы и без улыбки посмотрел на них, хотя – очень хотелось рассмеяться. Но мне известно их будущее на ближайшие минуты и оно – не радостное, а с демоном и его силой – лучше не шутить, как я понял. Один сидит за рулём и мотор не глушит, сдал немного назад, что бы удобней было подойти. А вот и этот хмырь, похоже он и есть – вожак. Ухмыляется, приближаясь, что-то напевает и только попробовал протянуть руку к желанной добыче – случилось это убийственное чудо.
Довольно таки быстро он обуглился и рухнул, при этом одежда не сгорела ни сколько, только волосы высыпались и слегка рассеялись ветром. Его лицо, даже не успело изобразить предсмертную гримасу, как будто – выключили мгновенно, догорал уже мёртвым. Но я обратил внимание, как его глаза, медленно остекленели, как будто погасло нечто живое и грустное. Наверное: теперь долго помнить буду этот, неприятный момент. Возможно – время остановилось для него и для меня, в эту секунду. Или Биф специально сделал акцент, что бы я, в полной мере, прочувствовал ситуацию.
Не сразу, но до меня дошло, что этот, слегка высохший от наркоты урка, стоит уже мёртвый. Внешне никак не заметишь, но именно глаза дали понять, что душа покинула тело, которое тут же начало гореть изнутри. Дыму было немного, видимо – это пар, который сразу же исчезал. Неприятного запаха палёной плоти – тоже не чувствовалось. Зато те двое – перепугались, увидев своего предводителя чёрным, как сажа. Их недоумённые взгляды, потом буду разглядывать на записи авторегистратора и хохотать. Хотя я не привык радоваться чужому горю, но здесь нечто другое и скорее потеха, чем трагедия. Ну а дальше надо заканчивать эту неожиданную встречу. Я перехватил инициативу и спокойным голосом сказал:
- надеюсь больше никому не захочется стать таким же, как он?
- нет, нет, а как ты это сделал?
- не я, а мой защитник, я – один не хожу, мы – всегда вместе.
- а где он?
- на небе, вот вам на похороны и на дорогу, а с вашим наводчиком – сейчас разберусь, больше не попадайтесь мне на глаза, разбойнички.
Достал одну пачку и отлистал им несколько купюр, взял свой ящичек и сел за руль. Они молча смотрели, как покидал место преступления, если так можно выразиться. Доехал домой и уже хотел помечтать о светлом будущем, с кружечкой пивка у камина, но мысль о том парне – не давала покоя. Вроде он виноват по-своему и его тоже бы надо наказать, но – уже наказан. Свою кровинушку бывает очень жалко, особенно, если ничем не можешь помочь. А я – косвенно к этому причастен, получается, или как?
- Биф, отнеси меня к ним, пожалуйста, очень тебя прошу.
- зачем?
- ну не могу так беспристрастно – это проглотить и забыть, надо ему помочь, мне не жалко денег, а вот чувства свои – очень жаль, напьюсь опять.
- ты всем таким не поможешь – жизни не хватит.
- да, но про всех речь не идёт, просто мне не по себе, как то, я же – живой человек.
- ладно, закрой глаза.
Закрыл и через мгновение слышу шум проносящихся мимо автомобилей. Открываю и вижу: стою посреди автострады, а на меня несётся этот гелик. Похоже, что уже не успевает затормозить. Но какая-то неведомая сила его останавливает, в метре от меня. Два изумлённых лица – застыли на своих местах. Положил на капот, открыл крышку, достал пачку и слегка помахал им, приглашая к себе. Они не сразу, но вышли, озираясь приблизились, держа руки за пазухой, видимо – профессиональная привычка.
- у кого дочка больна?
- у меня.
- возьми деньги, надеюсь хватит, на операцию?
- да, спасибо, а как ты тут оказался?
- демон помог, ты помалкивай про свои дела и всё будет зашибись, понял?
- понял, а как …
- уже никак, забудь про них, они своё получили и довольны, живи и радуйся.
- спасибо.
- всё, езжайте и сохраните груз для шефа, я проверю потом.
При этом серьёзно взглянул на них. Им стало понятно: тут что-то нечистое творится, заскочили в машину и газу. Отошёл на обочину, долго провожал их взглядом, пока не пропали в потоке. Ну а дальше надо бы домой добираться, да ещё с чемоданом денег, что весьма не кстати, лучше бы одну пачку взял и всё. Но, похоже Биф не хочет меня выручать из новых неприятностей, если по дороге в них вляпаюсь. Мои глаза на секунду закрылись, по его воле, а когда открылись – увидел свой дом. С улыбкой зашёл, а дальше, как и планировал: пиво и огонь в камине.
Отправил письмо к покупателю. Хочется же узнать: благополучно ли доехали, понравились ли приобретения и вообще – как дела. Как ни странно – пришёл ответ, но короткий и без надежды на дальнейшее продолжение взаимоотношений. Мы из разных слоёв этого больного общества – ему со мной не интересно общаться. Но клиент доволен сделкой, что уже радует, а дружить с ним и не собирался. У меня есть: друг и подруга, которые остальным и не снились.
Посетил автосалон и прикупил новенький, вражеский микроавтобус, для жизни на колёсах – в нём спать удобней, да и японца теперь можно возить с собой. Но Ниву продавать не буду – она роднее, с ней мы столько исколесили, что даже не могу представить её в чужих руках. Возможно, отдам мастерам и пусть поменяют многие агрегаты на тюнингованные, а то самому – лень гайки крутить. Зимой будет делать нечего, может и займусь, глубокой модернизацией моего, железного коня.
А пока надо посетить того далёкого деда, что-то меня к нему очень тянет, не знаю что, но как будто – мы давно не виделись. Даже не представляю, как он выглядит, имя – тоже не известно. Но такое чувство, что знакомы с детства и каждый достиг своих высот сам. Видимо настал момент встретится и поделиться впечатлениями о жизни, рассказать, как было трудно иногда, без поддержки и совета. Но если ошибаюсь – ничего страшного. Много раз находил не то, что хотел, развернусь и уйду своей дорогой.
Обычно к таким по выходным очередь, поэтому поехал среди недели на новой машине, надо же обкатывать, не спеша. К обеду добрался до его села, но навигатор не показывает здесь названия улиц – пришлось у местных спрашивать. Оказывается: все его знают, при этом улыбаются, наверное – добрый человек. Вот похоже его дом, небольшой и старый на вид, но забор новый и две машины стоят, наверное – клиенты. Захожу во двор – в беседке люди, занимаю очередь. Через час, когда все разъехались, он сам подошёл ко мне и присел напротив. Старичок среднего роста, не толстый, без бороды и очков, с длинными, седыми волосами и живым взглядом серых глаз. Молча, смотрим друг на друга и у меня непонятное чувство близкого родственника, вновь обретённого, после долгой разлуки.
- так вот ты какой Лёха, а я тебя немного другим представлял.
- каким?
- постарше и посолиднее, что ли, но ты – меня удивил.
- чем?
- обычно Бифазур выбирает уже зрелых, умудрённых жизненным опытом мужиков.
- во как просто, ты тоже под его крылом живёшь?
- да, мы с ним давно дружим, он мне нравится и я ему надеюсь – тоже.
- ага, вот мы и встретились, а то мне он не захотел других показать.
- это его личное право, а с тобой рад познакомиться.
- взаимно, а имя твоё скажешь?
- Михаил, может чайку, поужинаем заодно?
- а давай прямо здесь и коньячку.
- да вроде на работе ещё, хотя сегодня больше никто не придёт.
- работа не волк, стояла и стоять будет, чисто символически, по одной, за знакомство.
- ну ладно, уговорил, сейчас принесу рюмочки и шоколад.
Он зашёл в дом, а я достал фляжку из кармана и поставил на стол, сегодня уже никуда не поеду, а если и поеду, то недалеко, где можно будет заночевать.
- ну наливай, надеюсь ты фуфло из магазина не потребляешь.
- нет, только с завода, через знакомых, за немалые деньги, а фуфла не пью уже давно.
- вот в этом и не сомневаюсь, за знакомство.
- за знакомство.
- вижу: тебе твоя работа нравится и твоя мечта сбылась неоднократно.
- так и есть, а как ты видишь?
- мне он показывает, я только исполняю, но людям нравится.
- а лечить можешь?
- да – это он всё делает, для него такое пара пустяков, а я – только имитирую, прикидываюсь чародеем, с умным видом своего лица.
- ну да, народу надо лицезреть нечто живое и прекрасное, а иначе – не поверят.
- конечно, представь, что действо скрыто от глаз людских: не примут, разбегутся.
- легко могу представить, а вот люди – не умеют, как мы с тобой век коротать.
- вот именно, поэтому наша жизнь овеяна тайной, зато: побаиваются, уважают.
- это правильно, может по второй?
- ну наливай, уж дюже вкусный твой коньяк оказывается.
- самому нравится, давай тебе привезу бочонок.
- не надо, а то сопьюсь, я же каждый день буду такой нектар потреблять.
- исключено, я уже пытался – жмурика потом долго бил по рогам.
- к тебе он тоже его присылал, помню с ним дружить пытался – не захотел.
- да, весь самогон выжрал и меня спать уложил, говорит: нравится ему такое.
- врёт наверное, видимо у них там свои компромиссы, нам не всё говорят.
- может и правильно, так спокойней жить, зачем знать их проблемы.
- конечно не зачем, а ты уже многое узнал про него?
- нет, он всё секретничает, но недавно показал свою силу, страшновато было.
- испепелил кого-то – это ерунда, как два пальца об асфальт, я видел другое.
- надеюсь – не атомный взрыв.
- нет, он распылил человека на атомы, за мгновение, я даже не понял, что это было.
- наверное: смешно выглядело?
- ага, если не считать, что облако долго оседало и самому так закончить совсем нет желания.
- но для нас он приготовил достойную кончину, или сами как-нибудь, помрём?
- не говорит, может ещё не придумал.
- ну и правильно, по третьей?
- давай.
- а у него много таких, как мы?
- не знаю, не выспрашивал, видел ещё двоих во сне и тебя наяву, одного.
- интересно, а он будет злиться из-за нашей встречи, или не очень?
- нет, не допустил бы этого, если не захотел, значит – можно дружить нам.
- это точно, у тебя свободная кровать найдётся?
- сегодня нет: с подругой уже договорился, скоро придёт.
- да ты, я смотрю, совсем молодой в душе, красивая хоть?
- колдун как-никак, вот и стараюсь не стареть душой, красивая, почти как Таха.
- в натуре – колдун, ничего от тебя не скрыть, может ты Бифазур и есть.
- нет, обычный человек, просто живу долго и с ним уже полжизни, привык всё знать – это уже само собой разумеется, иногда скучно.
- здорово, мне бы так, может бросить искать и тоже магом стать.
- это сам решай, или вместе с ним, ты ещё молодой – всё впереди.
- а денег много зашибаешь на этом деле?
- не очень, на хлеб с маслом, да на подругу – хватает, здесь народ не богатый живёт.
- ну махни в столицу и там тебе равных не будет, озолотишься в момент.
- что за ерунда, я шарлатан, что ли какой, или бизнесмен паршивый, мне и тут нравится.
- да просто спросил, как обычно с друзьями болтаю, не обижайся.
- ты же знаешь – нас обидеть не возможно, а тебе, вижу – повезло?
- да, нашёлся любитель древностей с тугим кошельком, договорились.
- мне бы разок клад найти, хоть почувствовать этот момент радости.
- завидую тебе – ещё можешь радоваться, а я уже устал от этой работы, приелась.
- ну давай поменяемся на денёк.
- давай, только как это сделать, ты знаешь, или просто мечтаешь?
- конечно мечтаю, каждому своё и уже не изменить наши судьбы.
- но попробовать можно, давай встретимся и научу тебя искать.
- я бы рад, но люди каждый день приходят, не могу отказать.
- то есть – в отпуск не вырвешься, даже на пару дней?
- да, но можно на заборе написать расписание и свалить.
- прекрасно, вот мой номер, звони, если сильно захочешь.
- а ты далеко живёшь, надо бы машину подлатать, а то не доеду.
- ну что за глупости, возьми на новую и на бензин, лет на десять вперёд.
- не жалко?
- ещё найду.
- ну ты прям, как добрый волшебник, Биф будет не доволен, будь осторожней.
- надеюсь вовремя одёрнет, если что – он деликатничать не будет.
- да, вежливость ему не к лицу, ну что, до встречи.
- а на посошок?
- ладно, давай по крайней на сегодня, мне ещё надо прибраться.
- оставь себе фляжку – с подругой добьёшь, там половина бултыхается.
- спасибо, потом привезу, до встречи друг.
- до встречи.
Я вышел, он прикрыл калитку за мной, вижу как идёт его красавица, значит – вовремя свалил, хотя она вроде бы не стерва, на первый взгляд. Но у них свои заботы и мне пора найти местечко для ночлега. Лучше всего берег реки, но здесь только пруды, с вонючей водой. Можно в гостиницу, в соседнем городе, но ехать целый час, да ещё нарваться на лишение прав. Нет, лучше здесь, неподалёку найду тихое место до утра. В навигаторе такой точки не поставил, понадеялся на авось, но ничего страшного. Главное: возле трассы не стоять – обязательно найдутся любопытные и постучатся среди ночи. Значит нужно отъехать в поле, однако на бусике – не везде проеду, но буду пробовать, мне не привыкать. Поехал на закат, по полевой дороге, через пару километров развилка, повернул влево, к лесополосе, за которой и спрятался. Утром даже не стал завтракать, чаю попил и домой.
Через недельку позвонил Михаил и сказал, что готов приехать на пару дней. Ну я конечно же обрадовался такой встрече. Теперь вместе будем искать приключения и возможно – обрету напарника, наконец-то. Погода, в ближайшие дни намечается подходящей для работы, а остальное всегда готово к эксплуатации. Мест для тренировок – достаточно, осталось только его дождаться и вперёд – нас ждут новые развлечения. На следующий день он приехал на новой машине, вместе с подругой. Выделил им отдельную комнату с раскладным диваном, вот только белья запасного – нет, пришлось купить. Заодно: продукты, пиво и одежду для них, в рыболовном магазине. Они приехали налегке, как на праздник, с собой ничего не взяли для выхода в поле, да и нет у них всего необходимого.
До полночи общались, как будто долго не виделись, хотя новый человек всегда интереснее старых друзей, о которых уже всё известно. Я ему всё пытался рассказать про искусство поиска кладов, но он захотел увидеть на практике, а болтали в основном про духов и их мир. Много нового от него услышал, а то, что мне удалось узнать – ему уже давно известно, он тоже умеет выведывать секреты. К тому же у него есть чему поучиться в плане колдовства, всё-таки полжизни этим занимается и кое-что умеет. Но тогда мне придётся ехать к нему, присутствовать при сеансах излечивания клиентов, но скрытно, что невозможно в его приёмной. Хотя есть вариант с несколькими видеокамерами, замаскированными под какие либо амулеты, или талисманы, которых у магов – великое множество.
Очень заинтересовал мой видеоархив, где я находил тот, или иной клад. Мне было весьма приятно и смешно смотреть на заворожённые лица, а потом – их почти детское восхищение. Как будто увидели чудо, или монстра, давно вымершего. Конечно же показал им то, что в доме лежит: монеты медные, кувшины разные, железки старинные, кованные, в основном подковы и другую конину. Подруга захотела себе кое-что на память – это сразу ей и подарил. Не жалко всякий хлам, ценное припрятал и про все мои нычки – пока никому не слова.
Потом рассказывал о себе: как начинал давно, с самодельными приборами, которые постоянно глючили, в самый неподходящий момент. Как своим умом доходил до истин, а они, оказывается уже известны. Потом прочитал в книжке про поиски кладов, написанной человеком, давно этим делом увлечённым. Меня тогда очень обрадовало, что я – на верном пути нахожусь, нужно продолжать и всё получится. С населением тоже сам насобачился выведывать инфу, про спрятанные сундуки, полные золота, как они рассказывали. Брехунов много было, а как же без них? Трудновато было преодолевать инерцию интеллекта, то есть все эти шаблоны и стереотипы, прежней жизнью навязанные. Но получилось в лучшем виде – избавился полностью от старых заблуждений. Теперь уже ничто и никто не сможет лапшу навешать. Жаль потерянного времени, вот если бы с детства учили бы правильно – то гораздо приятней было бы жить. Но на то они и трудности задуманы, что бы просвещение было полным и качественным.
Помню приехали в деревню, первого встречного спросили: «где найти дедушку, самого старого в этой местности?» Нашли, запытали, а он оказался – чикист. Вроде начиналось всё хорошо, как обычно: пару вопросов про историю, давно ли здесь живёт, много ли видел? А потом главный вопрос – про богатых и раскулаченных. Некоторые с радостью начинают рассказывать про зверства коммунаров. Другие наоборот: про то, как белые его предков, комиссаров, вешали публично, а казачий офицер – ходил и отрубал головы уже мертвым. А этот, услышав слово «раскулачили» сразу же замолчал, и все попытки перевести беседу на другую тему – ни к чему не привели. Пришлось попрощаться и искать другого аборигена, нашли.
Но тоже знатным балаболом был, прикинулся краеведом, или историком села, внештатным. Рассказал такую басню: «давным-давно, ещё когда он был молодым и работал в дорожной бригаде, строили они дорогу в город. А в соседнем селе она проходила прямо через центр, где провалилась под тяжестью бульдозера. Это оказался подземный ход от дома купца в церковь. Залезли туда и пошли. Пришли в какой-то подвал, где стоял сундук, полный золота. На радостях – это дело решили отметить, ну и начали пропивать, понемножку. Пока через неделю, мастер не поругал их и попросил продолжить работу, а то начальство тревожится по поводу сдачи объекта в срок». Но мы ему, конечно же не поверили, так как знаем, что в советские времена за такое могли очень жестоко наказать. Вплоть до уголовной статьи, за сокрытие и оборот драгметаллов. Зато: двадцать пять процентов от найденного – исправно выплачивали, не то, что сейчас. Да и вся история дурно пахнет, он что нас, за колхозных лохов что ли держит? Ушли, не попрощавшись, ну а зачем продолжать знакомство с таким глупым индивидуумом, только время зря терять. Надо ещё было морду набить. Зато мой бесценный опыт вот по такой капельке и собирается.
Но осадок остался, таких пустозвонов приходится иногда выслушивать, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Тяжёлая работа – поиск кладов, неблагодарная и сложная, зато интересная. Врунов наслушаешься и печаль начинает одолевать понемножку, а потом просыпается стремление докопаться до истины. Начинаешь изучать другие источники, книги и рукописи, карты, слухи и много чего ещё. Мозг тренируется всякий раз, отличать зёрна от плевел. Интуиция и фантазия развиваются, смекалка и проницательность – набирают силу. А догадливость – вообще достигает небывалых высот, как будто кто-то подсказывает, но понимаешь, что это ты сам придумываешь всевозможные варианты развития событий. Со временем: на жизнь смотришь, как на бесконечный поиск чего-либо правдивого и не фальшивого, так как по другому – уже не можешь.
Миша выслушивал с неподдельным интересом. Для него – это совершенно новая и незнакомая жизнь, полная ярких красок и впечатлений. Он даже не задавал вопросы, как будто всё понимал с первого раза, хотя видно было – совсем наоборот. Наверное: слишком много ему наговорил всего, от такого количества инфы – просто завис, как старый комп. Но ничего страшного, завтра будет ещё веселее.
Глава 11 Михаил
Приехали на бывший хутор Баранов, где пару десятков лет назад я начинал свою поисковую деятельность. Здесь уже нечего искать: выбили почти полностью, все кому не лень, но так – почти везде. Для ознакомления пойдёт и этот, теперь уже луг, с сочной травой, которую съели коровы. Михаил видел только на картинках, как это делается, поэтому для него все места – одинаковые. Взял с собой горсть монеток и пробок, что бы прикопать в разных местах – пусть тренируется. Но ему захотелось найти настоящий клад, ради чего и навестил меня. А если человек ни разу не махал клюшкой и даже не представляет, как такое делается – то для начала нужно познать, хотя бы азы этого увлечения. Надеюсь полдня здесь проведём, в обучении и приобретении минимальных навыков.
Достал из ящика монтировку и молоток: так гораздо удобней впихивать монетку, на небольшую глубину, почти не оставляя следов. Если делать лопатой, пусть даже самой маленькой, то всё равно видно подрез, ибо трава подстрижена скотом, под самый корень. Ну а рядом можно и гвоздики накидать, что бы создать помехи, но – это в следующий раз. А пока с ухмылкой смотрю, как Миша, неуклюже, медленно и осторожненько, пытается водить прибором над землёй. Встал за ним, взял его руку своей, показал, как нужно делать правильно. Вместе прошли десяток метров, что бы он почувствовал сколько нужно ступать, то есть – на диаметр катушки и делать один мах. Потом попробовали два маха, при одном нормальном шаге и у него всё получилось. Только немного задирает вверх, на краях взмаха. Но такую ошибку все делают, по началу. Пришлось объяснить, что нужно водить всей рукой равномерно. Долго шёл рядом с ним, поправлял неточности, до тех пор, пока он не начал орудовать инструментом без нареканий.
Затем пришёл черёд лопаты, то есть – урок номер два. Сначала растолковал, что незачем раскапывать большую яму, ради одной монетки. Как правило – она лежит не глубже полштыка фискаря и копать, желательно, на эту же глубину. Дело в том, что за рабочий день можно наковырять несколько сотен таких ямок и к вечеру – сильно устанешь. Это только со стороны кажется, что занятие больше похоже на развлечение, чем на работу. Но так думают те, кто видел иногда, а сам даже ни разу не пробовал. Но самое противное: замыливание глаза, так называемое, точнее – уха. Когда начинаешь уставать и сосредоточенность теряется от однообразности, или лени, присущей всем людям. Если почувствовал утомление – лучше брось. Сделай перерыв на пару часов, иначе начнёшь пропускать некоторые, не особо чёткие сигналы. Это, как правило самые ценные находки. Я ему рассказывал между делом, что бы глубже вник в ремесло, если хочет стать копарем, начинающим.
Научил его копать быстро и без лишней трудоёмкости. Это же так просто: нужно вычислить точку, поставив катуху на ребро и сделать всего три движения лопатой вниз. Затем вытаскиваешь этот треугольный комок земли, подносишь к нему маленький приборчик, который подскажет, где оно спряталось. Если не верещит – суёшь его в ямку и там уже смотришь с какого краю нужно расширить. А после извлечения находки: запихиваешь всё назад, как было, притаптываешь ногой, что бы вообще ничего не вызывало подозрений.
Когда показал такую простоту, он удивлённо посмотрел на меня и задал самый глупый вопрос: «а закапывать обязательно?» Ну тут меня и понесло в сторону негодования, по поводу свинства и правил, да и вообще приборного поиска. Однако, самый главный принцип безопасности он уяснил сразу: «не будет следов – не будут искать». Приятно, что тебя иногда понимают, с полуслова. Потом подруга тоже решила попробовать, но её учил уже он, а я только рядом стоял и посмеивался, но иногда – подсказывал.
Вечером поехали на другое место, где спрятал тот горшок, с червонцами. Мне не было нужды его тратить, поэтому – пусть лежит до поры, до времени. Вот теперь эта самая пора и настала. Монетки, конечно же пересчитал и посмотрел, но особо редких – не было. Затем обратно задвинул эту деревянную пробку и залил воском, как делали в те времена. Получилось не хуже чем было, как ни странно. Неглубоко припрятал: на два штыка ямку выкопал, внутри зарослей колючего тёрна, что бы любопытные сюда поменьше заглядывали. Да и замаскировать там легче, перчику насыпал и веточек накидал и конечно же – иногда проверял. По прибытии, первым делом, включил запись на трёх видеокамерах, расставив две на штативах, а одну – себе на голову. Кино будет интересным, наверное.
Миша, при виде таких зарослей, пытался воспротивится туда влезать. Пришлось ему объяснить, что не бывает лёгких путей и возможно когда прятали этот клад, то здесь ещё не было колючек. Попробовал, слегка поцарапавшись, вылез и снова стал проситься в другое место, где ни травинки, ни кустика. Так все начинающие мечтают. Им не нужны трудности, а наоборот – хочется, что бы всё было приятно и весело, каждый день. Для них – это хобби, развлечение, отдых от трудовой недели и не более. Но он приехал, что бы найти клад и здесь точно – это сделает, причём усилий и времени, затратит немного. У него всего-то свободных два дня и можно не успеть отыскать другой кувшин. Если ковырять поле с озимой пшеницей, постоянно озираясь и опасаясь злого фермера. Я то помогу и там найти, но в этом случае важно: именно он должен – это сделать. Своими руками, самолично, что бы ощущения были полные и яркие, даже через год.
- Миша, ты уже взрослый и понимаешь, что я тебя – не обманываю.
- ну, ещё бы ты меня подставил, или кинул, такое вообще – было бы подобно смерти.
- ну не совсем так, просто огорчился бы немножко, в очередной раз и забыл.
- не забыл бы – я же колдун, всё-таки.
- вот именно, тебе не привыкать к трудностям, а здесь не так всё сложно.
- да я не против, а если нет ничего, то зря руки измажу в крови, от этих колючек.
- зато будет, что вспомнить.
- не хочу, давай вернёмся на то поле, ещё монетки поищем.
- Миш – тут точно что-то есть, я не вру тебе, а монеты блестят жёлтым цветом.
- золотые что ли?
- ну да, а ты думал ерундой заниматься приехали сюда?
- нет, на глупости можно и дома время тратить.
- вот именно, давай полезай, вон туда проникни и будет тебе счастье.
- а ты сам-то такое, хоть раз делал?
- и не такое, много раз, почти всё испытал на своей шкуре, поверь мне.
- тебе верю, иначе Биф бы уже предупредил меня.
- тем более, что он молчит, значит всё будет в лучшем виде.
- мне бы шлем, как у мотоциклиста и краги, как у сварщика.
- краги есть, а вот шлем дома, вместе с мопедом остался, очки одень.
- ладно, давай, да я полезу, если очень нужно.
- конечно нужно, будешь потом радоваться.
Вместе с подругой приодели его во всё, что нашлось в моей машине, сделал вторую попытку. Там набросано с десяток мелких гвоздиков, что бы дискриминатор на любом приборе на них сработал, а на червонцы – нет. Так устроен фокус для неопытных и ленивых, любителей металлопоиска. Это когда: сигнал от гвоздя, что неглубоко лежит, будет немножко превышать сигнал от клада, который – глубоко спрятан. Камрад машет клюшкой, которая молчит, проходит мимо и даже не подозревает, что пропустил нечто важное, в своей никчёмной жизни. А если отключить дискрим, то будет не смолкая верещать на всё подряд, что очень не нравится, почти всем. Но я наоборот: обычно хожу именно в таком режиме поиска – привык к тому, что инструмент всё рассказывает. А сам выбираю: что копать, а что – пропустить.
Вот и сейчас настроил на все металлы и Миша потерялся в этих звуках. Он стоит и ждёт моей подсказки: «что же делать дальше?» Но я специально молчу и ловлю кайф, видя его замешательство. Наконец-то не выдерживают его нервы: начинает ругаться всякими, но культурными словами. Тема его негодования одна: «это обучение не принесёт нужного результата, а наоборот – вызовет у него отвращение». То есть, ему не захочется больше брать в руки лопату и прибор, от слова – вообще. На что я резко и грубо возразил, обозвал его нежным и немощным, маменькиным сынком. Как ни странно – это, обидное для других, сравнение ни чуть не оскорбило, вообще не вызвало никаких эмоций. Видимо уже есть защита от невзгод, десятилетиями отшлифованная и всегда вовремя сдерживающая, от опрометчивых шагов, в критический момент.
Он присел и молчал, о чём думает – можно только догадываться. Но мне стало скучно, да и не могу долго истязать пациента. Пролез к нему с сапёрной лопаткой и маленьким прибором. Вместе принялись выковыривать весь тот мусор, что накидал сюда. А потом предложил проверить, ещё разок. Он с ухмылкой глянул на меня, но сделал и услышал слабый сигнал. Такое мычание прибора его не обрадовало – ему оно не знакомо и равнодушие так и осталось на лице, что вполне естественно, для новичка. Однако досмотровый ничего не чует в этом месте, значит глубоко что-то лежит.
- Миш, копай.
- где?
- вот здесь, тут же звенело.
- ты уверен?
- абсолютно, ошибки быть не может.
- а почему маленький молчит?
- на то он и маленький, что не достаёт по глубине.
- а может копейка слишком мелкая и он её не чует.
- вряд ли, большой показал, что там нечто покрупнее копейки.
- откуда ты знаешь?
- слышу, как он мычал на площади, чуть больше, чем когда там монетка, или пробка, а может гильза, пуговица, проволочка.
- ага, то есть по звуку можно и размер определить?
- нет, по движению катушки над целью, просто опыт нужен и всё.
- и всего лишь, самую малость, а сколько лет для приобретения оного необходимо?
- смотря, как часто будешь ковыряться, обычно за два сезона постигаешь азы.
- то есть: два года без остановок искать и надеяться стать таким как ты.
- нет, за пару лет можно только продвинутым стать, но не профи.
- а ускорить, никак нельзя?
- никак, только если каждый день: и в снег и в бурю, но всё равно – не то будет.
- вот блин, как всё сложно-то.
- нет, здесь имеет место быть закрепление навыка, просто необходимо довести до автоматизма, что бы не думая понимал и делал, а – это долго.
- а вроде всё выглядит просто: звенит – копай, молчит – иди дальше.
- да, так и есть, но пройдёшь над ним и не услышишь, иди дальше.
- а ты, значит – услышишь?
- да, сам определяю нужный из всех звуков, которые он рассказывает.
- но иногда ошибаешься, или уже нет?
- конечно, обычно все сомнительные сигналы раскапываю, здесь главное – не пропустить то, что нужно, уж лучше лишний раз копнуть, чем опять мимо пройти.
- хитрый ты какой-то, непонятно объясняешь, я уже запутался в этих дебрях.
- да, для меня всё просто, а тебе кажется, что тут завязано в тугой узел.
- мы в разных категориях находимся и не понимает друг друга.
- нет, мне всё понятно, сам таким был, правда давно и не всё помню.
- а тебя кто учил?
- никто, сам на своей заднице учился, просто первый здесь и некому было учить.
- свой опыт, без подсказок и наставлений, говорят такой – самый лучший.
- ну да, когда своим умом доходишь до истины, то радуешься и не забудешь уже никогда.
- значит Биф правильно тебя выбрал, ему именно такие и нужны.
- ну да, наверное, ладно, копать будешь, или мне лопату отдашь?
- уже копаю, а он глубину у тебя показывает?
- нет, такое только георадар может.
- кто?
- тоже прибор, на колёсиках, совсем на других физических принципах работает.
- и много ещё таких приборчиков существует?
- нет, пальцев одной руки хватит сосчитать, каждый для своих целей.
- а какой самый лучший?
- лопата.
- ага, простой и надёжный, стоит копейки, не ломается.
- ну да, раньше-то не было ничего другого, только желания и совок.
- ладно, глубоко здесь нужно рыть-то?
- а фиг его знает – это всегда загадка истории.
- вот мне все эти загадки уже надоедать начали, в магии – гораздо проще.
- ничего страшного, освоишь и эту профессию, работай.
Но что-либо делать там – сущее наказание: в спину упираются иголки от веток тёрна, как бы ты не крутился и не пригибался. Можно, только на карачках, более-менее спокойно ковырять, помаленьку. Но полметра земли до горшка – не так-то просто выкинуть, приходится слегка напрягаться, хоть она и рыхлая. Он с каким-то недоверием на меня взирал, но молча, делал дело. А я просто сидел на пятой точке и тоже молча, кивал головой, иногда. Так и докопался до крышки.
- что это?
- клад наверное.
- он что, деревянный?
- возможно, они бывают всякие и никогда не угадаешь, что там хранится.
- а тебе часто такое попадалось?
- нет, каждый раз – по новому, в этом-то и есть вся прелесть профессии.
- а где же золото?
- внутри.
- в деревяшке, что ли?
- нет, в горшке, что закрыт деревянной пробкой, копай по бокам, что бы взять.
- ты какой-то скрытный, нет, что бы сразу всё объяснить.
- скучно будет, я вообще должен был тебе координаты дать и всё.
- ты прав, надо через трудности пробираться понемножку, что бы научиться.
- да, причём обычно вхолостую и мечтать совсем бросить этим делом заниматься, забыть, как страшный сон, как ночной кошмар.
- а ты почему не бросил?
- захотел до конца дойти и посмотреть, что там, на самом краю мечтаний и надежд.
- а если ни встретил Бифазура, то бросил бы?
- нет.
- всё равно искал бы и не находил ничего, вплоть до конца своих дней что ли?
- да, в этом и кроется смысл пути, под названием «жизнь».
- но – это глупо, надо же попробовать другими делами заняться.
- обязательно, что я и делал периодически.
- ну и как?
- все остальные дела бросал, рано, или поздно, а это – нет.
- всем бы твою настойчивость, глядишь и мир изменился бы к лучшему.
- вряд ли, наоборот – к худшему.
- это почему? Мне кажется каждый обязан уметь доводить начатое, до конца.
- нет, бывает, что цель недостижима в принципе и время потратишь зря.
- да, бывает и такое, но без цели вообще настанет деградация.
- что мы и наблюдаем теперь, одно радует: ты, да я – не такие, как все остальные.
- точно, особенно Биф этому радуется.
- и мы вместе с ним, я так долго мечтал о таких друзьях, что теперь просто – счастлив.
- понимаю, сам такой.
- ну тогда докапывай, да поедем, отметим наши радости.
- уговорил.
Я вылез, а он закончил делать свою работу и тоже вырвался из объятий мерзкого кустарника, неся горшок обеими руками. Поставил на чемоданчик, который всегда со мной и иногда заменяет столик. Втроём смотрим на него, переглядываясь, и тут Миха, как долбанёт по нему, своим кулаком. Мне показалось: руку сломал, но ничего такого не случилось. Глиняная посудина не выдержала и поглотила его удар. Жёлтенькие кружочки рассыпались по всему ящику и некоторые – упали с него. Смотрю на их восхищённые лица и самому хочется радоваться, что доставил кому-то счастье. Они принялись их разглядывать и пробовать на зуб, как в кино видели. Потом давай пересчитывать и складывать стопочками, по десять штук.
Однако: безопасность требует иногда смотреть по сторонам, что и делал, чуть ли не каждую минуту. Заодно, опять залез в кушири, засыпал ту яму, замаскировал, как обычно, но перец сыпать не стал – уже не зачем. Хотя, место хорошее, как временное хранилище и возможно ещё понадобится. Поэтому поперчил вокруг этих зарослей, на всякий случай. Завернул всё в мешочек и спрятал, под машиной, что бы ехать спокойней. Пробку и осколки, от разбитой тары – взял с собой, потом выкину в мусор. Что бы уже точно никто не догадался, как это было.
Собрал все камеры, лопаты, приборы и остальное, поглядел – ничего ли не забыли. Подобрал мусор, который увидел и домой. Доехали нормально, подруга приготовила ужин из того, что нашла в моём холодильнике, пока мы разогревались коньяком. Заодно смотрели недавние поиски, а потом – мои находки. Мы же теперь друзья и планы у нас – на много лет вперёд, так что нет смысла секретничать. Но подруга может и проболтаться, поэтому самое сокровенное – не показал. Поужинали и отдыхать, до утра.
Миша встал рано, я тоже не привык лежать до обеда, но она, наверное спит ещё и можно без неё обговорить все, ожидаемые в будущем, мероприятия.
- Миш, ну тебе хоть понравилось?
- конечно, просто, как в сказку попал.
- сказка будет впереди, может бросишь колдовать и будем клады искать.
- нет – я уже не смогу завязать с этим, но теперь: два выходных в неделю, устрою.
- вот это правильно, станешь копарем выходного дня, так называемым.
- а это плохо?
- нет, почти все так делают, а по-другому у них – не получается.
- а ты, не так работаешь?
- а у меня наоборот – отдыхаю день, иногда два и снова в путь дорогу.
- понятно, скучать тебе не приходится?
- нет, здесь каждый раз по новому, никогда не надоест, если любишь авантюры.
- ну а косяки, часто бывают?
- постоянно, зато не соскучишься по неожиданностям, в последнее время уже начал их предвидеть, как пророк и всё равно бывает – застанет врасплох, какой-либо пустяк.
- надеюсь Биф не позволит случиться страшному – он же могучий демон.
- да, но для меня был сюрприз узнать, что я – не один и он бывает очень занят, иногда.
- всё равно успеет: у него время течёт по-другому, он везде бывает одновременно.
- зашибись, а ты много о нём знаешь уже?
- нет, чужой мир всё-таки, нам, смертным – недоступен, жаль конечно, но хоть немного прикоснулись к нему и на том спасибо, большинству такое даже не снилось.
- да, никогда не забуду тот сон, где он меня соблазнил, чашей с каменьями.
- а меня: волшебством величайшего колдуна, всех времён и народов.
- значит ты стал самым великим магом?
- да, но честно сказать: обычный человек и без него – ничего не могу.
- да оно и понятно, люди чудеса не способны творить, зато все верят тебе.
- а что им остаётся-то? Они же не способны верить демону, которого не видят.
- ну и правильно, иначе бы все были как мы, или ещё чудесней.
- ну да, а пока можно наслаждаться превосходством, над братьями меньшими.
- и даже нужно, главное – втихаря, что бы не завидовали и не делали пакости.
- Биф всё равно увидит и накажет негодяя, что бы не лез, куда не надо.
- а мне всё хочется посмотреть, как он это делает, но не получается.
- мне тоже – не всё показывает, может оно и к лучшему.
- да, всегда говорит – это страшно выглядит, но один раз показал: было жутко.
- вот именно, как представишь себя на месте несчастного, так и душа в пятки.
- ага, а что он со своими врагами творит, даже не могу вообразить.
- там всё на другом уровне, мы просто не поймём ничего.
- да, ты прав, наверное: будете собираться, или по коньячку?
- нет, пока хватит, позавтракаем и домой – клиенты ждут.
- ну и ладно, я так полагаю: тебе червончики ни к чему, деньгами возьмёшь?
- в каком смысле? Это же всё твоё, а мы здесь – всего лишь гости.
- нет, мы уже напарники, так что делить будем по-честному.
- на троих, что ли?
- ну да, только я предлагаю сразу деньги, за ваши половинки.
- то есть – ты у нас купишь этот клад?
- конечно, по курсу, а зачем тебе залетать, продавая драгметалл?
- да вроде незачем, но на память пару штук, оставить-то можно?
- обязательно, только никому не показывай и всё будет в пределах нормы.
- это и понятно, а у тебя ещё есть на примете такие горшочки?
- сколько хочешь, но не так просто будет отыскать их, однако – всё в наших руках.
- то есть – ещё сложнее?
- и намного, а ты думал, что я так вот запросто иду и беру всё, что хочу?
- нет, я же об этом вообще не имею представления, надеюсь – научишь?
- обязательно научу, главное: тебе нравится и есть желание продолжить.
- да, есть такое желание, может мне прибор купить, какой посоветуешь?
- не вздумай, потом вместе пойдём и купим, а то тебе втюхают фуфло.
- понял, а что ещё не надо делать?
- болтать, красиво жить напоказ, верить сказкам про огромные клады.
- ну с этим – проблем нет.
- прощаться не будем, звони, когда соскучишься.
- позвоню, когда снова соберёмся к тебе, через недельку, наверное.
- прекрасно, как раз луна будет почти полной – повеселимся от души.
- в полнолуние лучше колдовать,, или находить?
- нет, просто посторонних поменьше ночью и видно хоть немного, без фонарика.
- ага, понятно, поиск кладов должен происходить в одиночестве.
- клады любят тишину.
- это правильно, как и деньги – тоже, буду надеяться, что не зря приеду.
- надейся, будешь сильно впечатлён, мало не покажется, обещаю.
- заинтриговал ты меня, ладно, надолго не прощаюсь.
- до встречи друг.
- до встречи.
Они сели в свой пирожок и погнали к себе в деревню. А я был счастлив: нашёл напарника, надеюсь – надолго. Хотя, возможно повторится то, что всегда бывало в таких случаях – принуждение к исполнению только его прихотей, не обращая внимания на мои желания и опыт. Обычно, вежливо начинаю возвращать товарища на место, терплю долго, но потом, как всегда, последняя капля переполняет эту чашу. Находит коса на камень, никто нас уже не рассудит, оба правы по своему, компромисс куда-то убегает и не возвращается. Затем прихожу к окончательному выводу: «коллега неисправим и терять с ним время – больше не имеет смысла». Опять один в поле, зато больше никто не напрягает, своими глупостями.
Через два дня Михаил позвонил, поздно вечером, долго жаловался на надоедливых клиентов. Ему теперь есть с чем сравнивать, а прежняя, монотонная деятельность, уже не такая завлекательная, как раньше. Творческому человеку всегда хочется разнообразия, в отличие от животных, или недоумков, живущих одним днём. Похоже он попал в объятия земляного деда, как и я когда-то и теперь – вряд ли оттуда вырвется. Назад дороги не существует, постепенно все мысли примут образ клада, сны станут другими и жизнь тоже. Может я и не правильно поступил, что завлёк его в эту, ужасную по своей сути, стихию. Но он вроде взрослый, да и Бифазур не против такого сотрудничества, иначе бы – не допустил нашей встречи.
Ночью пришла Таха и удивила оригинальностью. До этого просто занимались сексом не спеша, но со временем – надоедает одно и то же, хочется наслаждаться по новому, всякий раз. Она в разных телах является, что весьма радует, но делает всё так же, как обычно. А сегодня устроила массаж, неторопливо, с акцентированием на тех зонах, где мне было особенно приятно.
Она же не просто чувствует, но и мысли читает, понимает, как лучше для партнёра и для неё. За всю ночь ни разу не почувствовал каких-либо неприятных ощущений, даже намёка на грубость – не было. При этом не использует никакое масло, или крем, да и кисти её рук, почти не касаются моего тела. Но эта, приятная волна, проникающая внутрь, когда она водит своими руками, так нежно и тонко проходит снизу вверх. Как будто лежишь на лазурном берегу и тебя ласкает тёплое море.
Начала со ступней ног, долго их разминала, пока не ощутил, как они нагрелись, словно полежали в корыте, с горячей водой. Затем перешла на мышцы и суставы, вплоть до поясницы. Такое чувство, что тебя подняли за ноги, постоянно вибрируя и подёргивая, только медленно, что бы не показалось пыткой. А дальше: спина и шея, которая постоянно ноет, если во сне подушка – съедет куда-то. Потом были поколачивания, пробирающие до костей, и остальных внутренностей. Вроде прикасается немного, но очень часто к коже, с глубоким воздействием, попеременно, в разных частях. От этого всё – тело вздрагивает, но не успевает скукожиться. Потому, как каждый удар приходится в новое место, на противоположенной стороне. В конце процедуры становишься таким издёрганным, что нет сил, даже лежать. Это не переутомление от тяжёлой работы, а сладкая истома.
В финале: похлопывания разной силы и направленности, причём со всех сторон, даже снизу, хоть всё время лежал на животе. Может, вися в воздухе – это было бы проще и сильнее, но для неё, по-моему, и так несложно. Похоже: операция приблизилась к своему окончанию, изнурение и бессилие улетучились. Могучая энергия вливается в меня, как из огромного водопада, ещё немножко – превращусь в осколок солнца. Но она знает, когда нужно остановиться и перейти к завершающей фазе этой встречи, то есть – к соитию. Надо же энергию выплеснуть куда-то.
Утром проснулся и чувствую себя заново рождённым. Мягкая усталость ещё есть, но предвкушение великой силы, которая вот-вот придёт и позволит горы своротить – окрыляет. Значит нужно совершить нечто большое и запоминающееся, пока не устал, или же – не утратился этот заряд бодрости. А что может быть лучше, чем вложить все усилия и желания в любимое дело. Тем более, что завтра – полнолуние и можно работать день и ночь, без остановок. Позвонил Михаилу и позвал его совершить нечто грандиозное, в плане раскопок большого сундука, одному-то – скучно и долго. На следующий день, к обеду, он примчался один, как ни странно. Я не стал спрашивать: «почему без подруги». Это их личные дела, а может так будет лучше, без лишних глаз.
К вечеру прибыли на место, но сначала остановились неподалёку, на возвышенности и пару часов посматривали по сторонам. Испытали новый самолётик, для дальней разведки, на днях приобретённый, он гораздо удобней – далеко летает и быстро. Никто не рылся здесь, свежих следов не видно, хотя с высоты не разглядеть так же, как вблизи. Но большую яму не раскапывали, такое – не скроешь, как ни старайся. Осталось дождаться темноты и за работу, надо только машину спрятать, что бы – не маячила. Для этого и запускали небесный глаз. Неподалёку: впадина с редкими кустиками, как раз, подойдёт для стоянки. Но сначала высадил Мишу с лопатами, что бы не тащить их, поставил Ниву, взял приборы, мешки и пошёл.
Прихожу, а его нет, видимо спрятался, как и посоветовал ему, если услышит шаги. Но от меня зачем скрываться, да и бесполезно это делать. Окликнул – тишина, значит что-то не так, наверное. Он в прятки играть не будет, а наш демон – молчит. Ну и ладно, если отошёл недалеко – то вернётся, а пока займусь делом. Собрал рамку, метровую и прошёл над этой посудой. Мне необходимо знать границы того сундука, что бы лишнего не копать, я их выяснил и можно приступать, но он – унёс обе лопаты. Это уже не нравится, кликнул ещё раз, погромче, постоял, прислушиваясь и что-то подсказало пройти на бугорок, где тот дом находился, когда-то.
Приближаюсь, заметил движение в лунном свете, возможно здесь ещё кто-то есть, заодно и выясню. Жаль, что фонариком светить не желательно, пришлось обнажить мачете, на всякий случай, захожу сбоку. Сидит мой новый напарник, меня ждёт, но мог бы и вернуться, или хотя бы – отозваться. Присаживаюсь рядом, вижу: он совсем не рад моему приходу, а может ещё чего плохого случилось.
- Миш, может – пойдём копать, или как?
- а может – не надо?
- надо, ты чего испугался-то?
- да предчувствие какое-то странное, давно такого не было со мной.
- ну давай Бифа спросим вместе и как скажет – так и сделаем.
- давай спросим, если сами не можем сделать решительный шаг.
- да я могу, а вот тебя что-то не узнаю сейчас, ты же колдун и боишься.
- вот именно, сам удивляюсь, видимо – будущее сейчас решается, беспокоюсь.
- глупости, даже если сменишь профессию – много не потеряешь.
- но таким, как ты уже не стану – не успею.
- станешь, если со мной рядом всегда будешь: научу всем премудростям, я же знаю что самое важное и нужное.
- хотелось бы верить, но я уже стар и у меня свои, устоявшиеся привычки.
- ну и пусть, зато познаешь много нового, будет ужасно интересно, каждый день.
- ну ты же сам говорил, что тебе уже всё приелось и стало обычной рутиной.
- да, поэтому стараюсь слегка разнообразить, эту работу, вот тебя завлёк.
- злой ты и хитрый, ну и ладно, попробую, может быть – тоже стану искателем кладов.
- Миш, ты понимаешь, что Биф выбирает не глупых – ты быстро освоишь и это.
- понимаю, но что-то он молчит как партизан, может случилось что-либо страшное.
- вряд ли, узнали бы сразу, а молчит – значит всё хорошо.
- да, ты прав – идём копать.
Но сначала вручил в его руки глубинник и подсказал, как нужно им управляться. С такой рамкой, можно делать два шага на один мах, захватывая полосу в четыре метра. Опять он прошёл над кладом, не обращая внимания на долгий сигнал, от большого количества металла, в глубине. Потом будем смотреть запись и смеяться. Рядом-то: другие цели позвякивали, можно заблудиться во всех этих звуках. Для первого раза и так пойдёт, ему бы правильно махать научиться. Потом ударил об кочку и чуть не вывернул крепление рамки к штанге, видимо, надо днём было его учить, но некогда. Пришлось отобрать игрушку и самому показать, что и как работает. Дал ему фишки и вместе поставили их по периметру будущей ямы.
Здесь ничего сложного: слегка двигая влево – вправо, повыше поднять над целью и выяснить центр. Затем, как можно ниже опустить, не касаясь травы и там, где начинает мычать – будет край. Но иногда, рядом и неглубоко – лежит железка. Тогда получается квадрат неправильной формы. Можно и так оставить, а лучше маленьким отыскать и выкопать, а потом ещё раз уточнить, большим. Но терять время незачем: копать всё равно придётся, вот тогда и выдернется всё, что сверху набросано. Идеал, выверенный до миллиметра – не нужен, достаточно полметра для такого сундука.
Выключил немца, разобрал и положил неподалёку, расстелил клеёнку слева от намеченного раскопа. Первым взялся за лопату и начал укладывать квадратные комья, стараясь не нарушать последовательность. То есть: перенёс верхний слой земли с травой, на полметра в право. Ну а дальше остальной грунт – влево, на клеёнку, что бы следов поменьше осталось потом, когда закончим. Вторую скатерть расстелил перед будущей ямой, что бы было, куда складывать найденное. Поменялись местами, теперь я стою и подсказываю, как копать быстро и качественно, при минимальных затратах труда и с максимальной производительностью.
Когда Михаил углубился почти по пояс, пришло время более аккуратной работы. Досмотровым уточнил границы, сапёрной лопаткой, потихонечку, начал подбираться поближе к металлу. Здесь важно ничего не поцарапать, по глупости. Возникла необходимость немножко расширить в одну сторону – сверху никогда точно не выявишь кромку. Хотя можно и наоборот сделать: там, где не попали – ещё углубить, что бы сбоку начать вынимать посуду, будет удобней. Но тут возникла неожиданность – стали попадаться кирпичи, видимо хозяева засыпали второпях, чем попало.
Но не особо сложно, было выбрать канавку на штык глубиной и вот уже первая партия тарелок лежит наверху. Миша пытается очистить каждую от грязи. Пришлось объяснить, что такое будем делать дома, а здесь время дорого и нужно быстрее всё выбирать и сваливать. В первый мешок, он аккуратно укладывал всё подряд, потом – поменялись местами. Теперь ему приходилось выдёргивать старинные вещи, орудуя пластиковым совочком и руками. Он так увлёкся, что я не стал останавливать и едва поспевал за ним, ведь кроме посуды попадались камни и железки. Четыре мешка получилось, наполовину заполненных, а иначе – не поднять, даже вдвоём, что бы закинуть в багажник.
Вроде бы всё, я спрыгнул вниз и досмотровым проверил дно, пару железок выкинул. Потом вдоль стен прошёлся – тишина, значит пора заканчивать. Объяснил ему в какой последовательности засыпать обратно. Сначала: железки и другой мусор, что на скатерти. Потом: ту землю, с клеёнки, затем – выровнять и уложить верхний слой комьями, что справа, как было. Конечно же по объёму может не хватить всего, так как посуда занимала немалую долю, иначе бы не выбрали такой большой сундук. Но рыхлая земля займёт места в два раза больше, чем до копаний. А если останется небольшая впадина – то и хрен с ней.
Он всё понял, а я – побежал к машине. Через четверть часа подъехал, как можно ближе, при этом пришлось почти на ощупь рулить по кочкам, светить-то совсем не нужно в этот момент. Выскочил, не глуша мотор, сразу же открыл багажник и вместе закинули мешки, потом лопаты, прибор и всё остальное. Но он не успел до конца уложить те куски, пришлось вдвоём, по быстрому, запихать их, посыпать перчику и сматываться. Но нам дал совет общий знакомый:
- вернитесь обратно на стоянку, пока не проедут мимо.
- Миш, ты тоже слышал, что сказал наш покровитель?
- да, но я что-то никого не вижу.
- аналогично, а ему виднее сверху и надо бы послушаться.
- если надо, то – давай.
В темпе заскочил в ту впадину, потому что вдалеке уже заметны колеблющиеся лучи, от фар автомобиля. По дороге кто-то ехал, не спеша, в нашу сторону. Возможно – заметит, если будет приглядываться, но демон отведёт их глаза, наверняка. Подождали, пока не удалился так, что бы нас уже не догнать и помчались в сторону дома, окольными путями. Навигатор указывает путь по грунтовкам, тем более, что я в этих местах всё исколесил, по много раз. Так что добрались без нежелательных встреч, уже к утру. Первым делом – отметили удачу, потом все мешки занесли в дом, поужинали и улеглись спать.
К обеду встали и принялись отмывать щётками, с мылом все предметы этого сервиза. Кроме той шкатулки, с фотографиями: её аккуратно развернули и долго разглядывали. Но в доме – не хватило места для просушки всего найденного, а выносить, что бы увидели соседи – не в моих правилах. Миша всё ходил и восхищался такому количеству добра. Он никак не мог понять, что в те, далёкие времена – жили лучше, чем мы теперь. Пришлось подшучивать над ним, но ему нравилось, судя по смеху над самим собой и своими стереотипами. Глядя на его, почти детскую радость, я начал понимать, почему раньше так не везло с напарниками. Да потому что постоянное неудовлетворение бестолковыми поисками, мало кто может выдержать, не сорвавшись в штопор. Всем хочется найти сегодня, а не ждать светлого завтра.
Как же это легко: обвинить во всех бедах кого-либо, кроме себя. А когда соратник по ремеслу гнёт свою линию и тебе кажется, что всегда не туда, куда нужно, то лучше – расстаться. Что и происходило постоянно, но может и правильно, зато теперь знаю, какими бывают люди. Большинство из тех коллег, с которыми совместно ковырялись: обычные халявщики, или – нелепые бездари. Для них коп – всего лишь приятное времяпровождение, отдых от повседневной суеты. Они прекрасно понимали, что сами найти ничего не смогут. Поэтому некоторое время надеялись со мной рядом постоять, а потом – свою половину положить в карман. По честному же. Я тоже был не против такой честности, но у них – терпение кончается раньше, чем у меня. Причём ничего дельного не предлагают, а просто – во всех бедах обвиняют. Потом ещё и сами себя – командирами назначают. Глупцы, однако.
К вечеру сложили на стол так, как я видел в той реальности. Правда всё не влезло и пришлось подставить дверь от шкафа, установив на две тумбочки. Самая большая комната в доме – полностью занята этим кладом, даже мебель вынесли, в спальню. Белые простыни развесили с одной стороны, что бы на их фоне – сфотографировать для продажи. Сами пофотались, держа в руках: то кружку, то половник. Некоторые клейма: снял крупным планом, жаль, что все – в патине и плохо видны. Зато без царапин с моей стороны, что бы не к чему было докопаться и снизить цену.
Утром Миша укатил домой, он даже ни разу не заикнулся про то, как будем делить, когда продадим. Я тоже не поднимал этот вопрос, а зачем начинать гнилую тему? Пока денег хватает обоим, а ему, похоже, не нужно много, что бы жить, как хочет. К тому же сложилось впечатление, что мы – теперь одна семья. Он стал моим братом, наверное – это меня вполне устраивает.
Когда-то, в своём нескладном детстве, мечтал о таком счастье, но так и не увидел его. Отец – алкоголик и мне не интересно с ним было жить, даже на могилку к нему не хожу. А мать и две сестрёнки – просто бабы. Друзья были, но не родные же, а так хотелось именно братика, или двух. Одного – постарше, что бы защищал, а другого – младше, что бы за ним ухаживать. Чуть возмужав – покинул отчий дом, теперь живу один, как могу, тоскливо иногда бывает. Правду говорят: «лучше поздно, чем никогда».
Глава 12 Ангел
Как же скучно сидеть дома, кажется, что стены сейчас раздавят, хочется свободы и раздолья. Собрал: харчи, приборы, остальную амуницию и поехал. Иду по полю, жарко сегодня, но как обычно – махаю клюшкой, не обращая внимания на погоду, лишь бы дождя не было. Обычно думаю о чём-либо другом, слух-то работает автоматически. Среди всей этой какофонии звуков – не пропущу тот, что нужен. Кроме того: надо ещё по сторонам смотреть, на всякий случай и под ноги, иногда. Что бы не споткнуться о кочку, или камень от фундамента. Но самое противное – ямки от недавно побывавших здесь, коллег, которые за собой – никогда не закапывают. Понароют, как свиньи и смотаются, а мне потом местные упрёки адресуют и бесполезно убеждать, что я – другой и так не делаю. Для них мы все одинаковые, обидно становится, ведь между мной и этими чуханами – огромная разница. Приходится терпеть, стиснув зубами свою гордыню, или уходить, что бы не начинать скандалить по пустякам. Лучше потом приехать, если место сильно привлекательное.
Иногда раскопают немаленькую, видимо большая железка попадётся, оставят и дальше идут. Но она с обрывистыми краями, глубиной – почти по колено. И как назло – не видно из-за высокой травы, которая растёт именно здесь, по закону подлости. Обходишь справа – это растение, которое выше пояса, делаешь шаг влево, что бы на свою траекторию вернуться, а там – засада. Обычно же не смотришь, а просто – ставишь ногу. Всё, как бы само собой происходит, ну обошёл помеху и забыл. Но если в такую неожиданность оступиться, то можно и сломать чего и грязно выругаться в адрес этого мудака, что всегда неприятно. Однажды ногу вывихнул, примерно таким вот образом и забыл, на пару недель, про поиски. Но сегодня неприятность другая была бы, если не договор с демоном:
- стой, мина.
- стою, где?
- на полвторого, в десяти шагах.
- понял, прохожу мимо.
- не надо, может сработать, а тебе ещё – рановато помирать.
- это радует, а что с ней делать?
- ничего, два шага влево, иди дальше.
- понял, ну а если кто наткнётся: полноги оторвёт, или вообще – погибнет.
- разорвёт на куски, тебе-то какая разница.
- да в общем-то никакой, но профессиональная этика иногда зовёт быть достойным высокого звания искателя кладов, а не простого любителя металлопоиска.
- научись вежливо отказывать, на призывы своей этики и слушай свой разум.
- да уже давно умею его слушать, а что за мина-то?
- от сто двадцатого миномёта, взрыватель бракованный, не трогай.
- эта в клочья разнесёт кого хочешь, может потом шлёпну, издалека?
- лучше я.
- понял, ещё часок подожди, закончу здесь, отъеду вон туда и рванёшь.
- давай прямо сейчас, тут ничего нет, а мне тебя ждать – некогда.
- понял, уже бегу к машине.
Выключил прибор и быстрым шагом направился в сторону своего средства передвижения. По дороге сложил штангу, закинул всё на заднее сиденье и поехал подальше, куда наметил, для остановки. Доехав, развернул влево и тут же увидел взрыв, похожий на те, что показывают в кино. Именно на том самом месте, где только что был, значит не обманул. Эхо войны всё-таки здесь присутствует, хоть и не так часто, как в других регионах. На мгновение представил, что со мной было, если бы жил по старому, без Бифа в голове. Наверное: хоронили бы останки в закрытом гробу. Хуже, если живой остался, точнее – продолжало существовать то, что уцелело. Хорошо, хоть одна конечность дееспособность сохранила – смог бы совершить суицид и не мучиться. Ну а если в коме, или овощем стал, то родне столько неприятностей, своей нелепостью принёс, что и подумать противно.
Сижу на берегу реки со спиннингом в правой и пивом – в левой руке. Не клюёт ничего и становится скучно. Но для меня рыбалка давно уже стала обычным отдыхом, а не азартом, или способом добычи пропитания. Вечереет, ветер стих и начинают одолевать насекомые, надо бы костерок сварганить, иначе – съедят. Поставил удилище на рогатку и пошёл искать сушняк. Здесь его практически нет, а ближайшая лесополоса – в километре отсюда. Съездил на машине, привёз немного, мне на пару часов и спать, а утром – пораньше свалю, что бы дармоеды не поймали.
На закате пыталась клевать, точнее объедать насадку, обычное явление в такой день, и что рыбе не предлагай – не поймаешь. Ну и пусть, зато комаров распугал дымом и огнём. Можно спокойно посидеть, подумать о светлом будущем. Но почему-то не видно, что оно будет таким, наоборот – тёмное и печальное. Так всегда бывает, когда знаешь – к чему придёшь. Становится скучно, исчезает загадка, или тайна, которая должна манить к себе. То есть: больше нечего разгадывать, надо только дожить до конца, если получится и уже не изменить свою участь, как ни старайся.
Вот раньше была идеология верных ленинцев, которую вдалбливали с детских лет, во всех, без исключения. В те, недалёкие времена, всем стадом шли к победе какого-то мифического счастья и благополучия. Где каждый будет иметь всё, что захочет, при этом отдавая – сколько сможет. Даже лозунг такой придумали: «от каждого по способностям – каждому по потребностям». Оказалось – брехнёй, то есть: обычное рабство, с очень хитрым обманом. Говорят: «человек хорошо делает только то, что хочет делать». Вот эту самую хотелку и усердно навязывали, а попробуй не захотеть строить коммунизм – заклюют всей стаей.
Но теперь-то вообще нет никакой цели, на горизонте жизни. Всякий член общества выживает, как может, или как получается, а главное: всем, всё – пофигу. Эти, язвы нашего бытия, жестоко обнажились, когда совдепия рухнула и началась – анархия. Но я не смог стать вором, или мошенником – это не моя стихия. Зато, искренне радовался свободе от гнёта дурацко-ленинской идеологии. Работал, как мог, вместе с друзьями и обычными мужиками, но быстро надоело. Бизнес меня совсем не привлекал, всегда ненавидел спекулянтов, с их мелочностью и удивительной способностью: продать всё и всех. Если бы им предложили гроши в обмен на душу – они бы даже не думали, ни минутки. Для них такое всего лишь: «товар-деньги-товар». Но, кажется и я стал немного на них похожий, когда дал согласие Бифазуру. Иногда такой вывод – немного удручает. Как бы ни старался избавится от всех догм, шаблонов и стереотипов, итог один – продался, как раб, или как холоп за деньги. Хорошо, что недёшево, продолжаю заниматься любимым делом. Мне пока всё нравится и получается.
Стемнело, с грустью смотрю на звёзды, теперь-то уже никак туда не попаду. Потому что знаю истину, а раньше была надежда на нечто высокое и счастливое. Просто тогда, у костра в лесу, когда пришёл он, подумал: «всё равно не стану равным небожителям». Исчезну без следа, а так, хоть напоследок погуляю немного, в своё удовольствие. Мне кажется: не прогадал, мой демон оказался на редкость честным. Во всяком случае – пока не заметил ни разу, даже намёка на обман. Может не всё знаю и понимаю, в этих делах земных и небесных. Но люди, меня столько раз оставляли в дураках, что уже ни с кем не хочу связываться, обязательно – кинут. Слишком я доверчивый, а по другому с напарниками дружить – не умею.
Костерок догорает и почти не мешает смотреть на звёздное небо. Ну неужели там, среди миллиардов, таких же как у нас миров, нет ни одного живого существа и мы одни во вселенной? Чушь какая-то, учёными придуманная. У них предки, наверное, от обезьян произошли, вот и гипотезы все на эту тему. Ну а что ещё делать-то на работе, надо же за что-то зарплату получать, вот и фантазируют. Ну и хрен с ними, моя задача проста и понятна – докопаться до истины. Ведь я же искатель, имею достаточный опыт, что бы быть уверенным в своих начинаниях.
В общем-то: никогда не сомневался в существовании инопланетян, как их окрестили идиоты. А как по мне, так – это мы тут в гостях, а они здесь живут уже давно и нас создали, для своих целей. Вот в этой истине и вся загвоздка бытия. Мы: всего лишь сырьё, биоматериал для чего-то возвышенного, нам недоступного. Блин, как же печально осознавать такое, а ещё печальней то, что никак эту ситуацию, не изменить. Вот уже полвека, как в космос летаем и дальше луны пока – ни ногой, не пускают однако, нельзя, наверное. То есть: с этой планеты мы никуда не убежим, никогда. А весь наш технический прогресс такой крохотный, по сравнению с их возможностями. Мы только в своих фантазиях можем к ним чуточку приблизиться. Однако, возможно всё не так, как мне кажется.
Тогда для чего же они наделили нас разумом, если заперли в резервации? А по-моему: им проще, было бы сделать животных, на себя похожих. Вот эта загадка, на которую, даже не знаю, где искать ответ. Спрашивать не хочу – всё равно услышу ерунду. Надо как-то по другому подойти к этому вопросу и разузнать. Вот если бы взглянуть на их мир одним глазком, то может и догадался бы. Похоже, они эту тайну никому не раскроют, чепуху всякую грузят, как в книжках, так и во сне, но что-то тут не сходится, что-то не так. Вот, если бы попасть к ним на небо. Хоть на минутку, поглядеть и назад, наверное – никак.
- почему никак? Легко, ты только дай согласие и полетим.
- куда?
- на небо, ты же посмотреть хочешь, на наш мир.
- а ты кто?
- Елага.
Оглянулся и увидел мужичка в белых, как снег, одеждах. Позади: ещё двое, но не такие яркие и ростом поменьше. Однако, у меня сразу же закрались сомнения в их миссии. Чем-то они напомнили сектантов, которые ходят по домам, в поисках новых жертв. Я ещё не всё видел и познал, но уж очень не похожи на тех духов, которые до этого момента встречались. Обычно появляются там, куда меня заносит моё любопытство, что бы предупредить, что сюда нельзя, или наоборот – рады со мной поболтать. А эти сами пришли, а такое для любого человека – великая честь. Наверное, что-то важное нужно от меня – это может быть только моя душа. Бифазур тоже сам появился, теперь дружим, а чего эти хотят – скоро выясню.
- ну и что же ты попросишь взамен своей услуги?
- да ничего – будем вместе жить и радоваться.
- там, у вас в раю, или где?
- везде, мы же обитаем, где хотим, ты – тоже рядом будешь.
- во как всё просто, может демоном меня сделаете, или ангелом?
- нет, пока живёшь – останешься человеком.
- ага, надо умереть и тогда, возможно, превращусь в высшее существо, как ты?
- нет, как я уже никто не будет, все мы индивидуальны, соглашайся – не пожалеешь.
- ну как же так сразу-то, мне нужны подробности: что меня там ждёт?
- полетели и всё увидишь.
- куда?
- на небо, ты почему такой непонятливый?
- да просто от неожиданности – не верю, глазам своим.
- и не надо верить, надо пробовать и всё получится, сам же так говоришь, всегда.
- ага, а что ещё я говорю, в таких случаях?
- много чего, но такое только один раз предлагают, не упусти удачу, Лёха.
- что-то сомневаюсь в этой халяве, иначе Биф, давно бы подобное сделал.
- твой демон слишком жадный и злой, а ты для него – всего лишь раб.
- вот именно, для всех ваших: не больше чем раб и останусь рабом, пока жив.
- нет, ну ты же мечтал посмотреть на иную реальность – она уже рядом.
- я много о чём мечтал и продолжаю мечтать, мне без мечты – скучно.
- вот сейчас, одна из них может осуществиться, полетели с нами.
- нет, не могу, у меня ещё много дел осталось, приходи завтра.
- завтра – будет поздно, или сейчас, или никогда.
- не, ну ты совсем глупо требуешь, откажусь, если будешь напрягать.
- мы не напрягаем, тебе предлагается счастье, а ты упрямишься.
- а потом сюда привезёте?
- тебе там так понравится, что уже не захочешь возвращаться.
- а если захочу?
- никто не горит желанием обратно, в ваш ужасный мир, дураков – нет.
- вот именно, тогда почему я должен становится дурачком, или лохом?
- нет, не должен, ты – умный, поэтому тебе и предлагаем пойти с нами.
- а остальным – нет?
- остальные пусть здесь живут, как умеют.
- то есть: буду радоваться там, а они – тут и в чём разница?
- в тебе и их, ты – на небе, а они – на земле, что здесь непонятного?
- в том-то и дело, что всё слишком просто и понятно – так не бывает.
- а как бывает?
- как обычно: кидалово, ты что-то явно не договариваешь.
- ну спрашивай, я же не знаю, чего тебе непонятно.
- мне кажется: зиндан для меня там уже готов, а назад ходу не будет?
- как только попадёшь туда – назад не захочешь, уже никогда.
- то есть: буду в состоянии какой-то глупой радости и не смогу думать.
- нет, просто там так прекрасно, что все горести забудутся, навсегда.
- очень похоже на иллюзию, от принятой поллитры, или больше.
- да причём тут алкоголь, там всё реально и без иллюзий.
- особенно глубокий зиндан, тёмный и холодный.
- да нет такого и не было, хватит придумывать, пошли и всё увидишь.
- нет, не пойду я с тобой, хитрый Елага, уходи без меня, в свой мир и сиди там, до самого конца, или поищи другого валуха.
- зря ты так, потом будешь жалеть, второй раз – не предложим.
- может и зря, но ты мне не нравишься, а я уже взрослый, что быть шутом.
- ладно, прощай человек.
- прощай дух.
Исчез, из реки вышла Таха, присела на колени и обняла. Она такая тёплая и совсем не мокрая. Но осадок от этих, небесных гостей, никак не выветривается. Хотя, вроде бы на этот раз победил лохотронщиков и надо бы радоваться, но как-то противно на душе. Жаль, что пиво закончилось, придётся опять из фляжки догоняться, а иначе сны будут неспокойные, от всяких переживаний, по пустякам. Принёс, с Тахой добили весь коньяк, стало гораздо веселее, значит пора придаваться похотливым страстям и спать. Утром, по быстрому собрался, но появился он.
- Биф, а кто – это был вчера?
- инквизитор.
- опять ты его прислал?
- нет, конкуренты пытаются тебя отбить, пока занят был, делами.
- а чего он ангелом-то прикинулся, или такой и есть?
- нет, все мы одинаковые, а прикид любой выбираем, какой нужно.
- ну да, я даже чёрта пинал ногами, мне понравилось.
- ему тоже, вчера ты справился с проблемкой, учись дальше.
- ты мне тоже по душе, своей прямотой и честностью, рад нашему знакомству.
- взаимно, постарайся не потерять твёрдость своей непреклонности – пригодится.
- постараюсь, но если я всё-таки пошёл с ним, что бы тогда ты сделал?
- пепел оставил от обоих, так уже было не раз, но всё равно пытаются.
- значит, предателей не любят и у вас?
- да, а где их любят-то, не знаю ни одного такого места.
- я тоже, теперь буду в курсе: что нельзя делать, а что – можно. Мне кажется, что лучше на кол живьём, чем твоим врагом стать, вот тебя – побаиваюсь, а вчерашних – вообще не испугался.
- так и должно быть везде и всегда.
- понятно, на небе живут такие же обманщики, как и здесь?
- ещё хитрее, врагов хватает, возможно придут ещё раз, в других обличиях.
- но уже не смогут кинуть, а что ещё меня ждёт, не подскажешь?
- нет, живи, как жил и всё будет в пределах нормы, я – подстрахую.
- не сомневаюсь, но иногда тянет в ваш мир, хоть на минуточку.
- всему своё время, там не так всё гладко, как кажется, тебе рано туда.
- понимаю, но мечта теперь – выше чем клады, которых уже маловато становится.
- мечтай сколько хочешь, но держись в рамках разумного.
- да вроде, пока не выходил за эти рамки, но я же творческая личность: не могу, ни мечтать о том чего ещё не потрогал и не познал во всех подробностях.
- ладно, потом покажу немного, во сне, не пугайся – можешь растеряться от реальности.
- спасибо демон, без тебя не смогу быть настолько самоуверенным.
- будь.
Исчез, как всегда: без звука и ветра. Такое чувство, что он, где-то далеко, а его образ: обман зрения, как такое делает – непонятно. Зато есть загадка, которую очень хочется разгадать, но как? Даже не представляю, придётся с Михаилом на пару думать. Это искушает, как ничто другое: есть задача со всеми неизвестными, которые – неизвестно как и где найти. Такое моментально возбуждает, на великие дела. Уже до такой степени поднаторел в этой профессии, что мне кажется: нет ничего, что нельзя найти и понять. Хитро они всё сделали, что бы даже особо дотошные и смекалистые, не смогли отыскать и познать. А кто эти они? Похоже: старшие братья, или может быть – ещё старше. Получается, что вся техника и чудеса – давно придуманы и передаются по наследству. А мы можем стать следующими? Вряд ли: слишком глупые, нам такое доверять – никак нельзя.
Иногда кажется: до той встречи у костра, было немножко проще жить. Тогда главную роль играла первостепенная задача – выжить любой ценой, а задумываться о высоком не хватало времени. Но теперь-то можно слегка расслабиться, помечтать, глядя в вышину, дать волю фантазии, заняться разгадыванием чужих тайн. Тем более – помощники сразу же находятся, только успевай отбиваться. А может просто подождать, пока оно само собой не прояснится? К тому же – он обещал войти в мой сон, как тогда, с чашей драгоценных камней. Всё равно отсюда не видно, что у них там творится, да и вряд ли сами всю правду расскажут. Судя по всему, что уже разузнал – они гораздо коварней и нахальней людей, как я понял. Тогда займусь привычным делом: поисками всего, что спрятано, или потеряно.
Неподалёку ещё кое-что интересное, на мой взгляд, имеется. Там была роща до войны, а рядом – большой курган. До дороги не близко, то есть: можно было спокойно отсиживаться весь день, а ночью – заниматься разбоем. Теперь распаханное поле, а курган – снесли бульдозером, что бы не мешался, но камни торчат и об них всё ломают. Значит находок будет много, в основном – лемеха от плугов и другие железяки, сельхоз назначения. Во прикол-то какой: дома денег чемодан, а всё равно – хочется чернягу поднять и сдать. Надо бы вырасти из этой, детской страсти, но как?
Иногда слыхал про копарей, для которых коп – наркотик. Они всё, что находят – тут же раздают напарникам. Для них главное: процесс, а зарабатывают в другом месте и с нетерпением ждут выходных. Ну а что ещё делать-то, если нелюбимая работа в тягость, а дома стены давят, вместе с роднёй. Искать отдушину, иначе можно свихнуться, или спиться, что в общем-то – одно и тоже. Для мужика обязательно должно быть дело по душе, в котором он находит радость, отдыхает от остального, ежедневного пресса. А иначе, однажды всё так достанет, что в петлю залезет, или ещё чего отчубучит всем на зло, отомстил по полной. Но мне безумно интересно – на небе тоже так живут. Или у них: каждый делает, что хочет и не запаривается на работе, ожидая конца пятницы, что бы напиться как сапожник.
Подъезжаю, похоже озимую уже посадили, видно рядки от сеялки. В поле на машине лучше не соваться – от греха подальше. До точки метров триста, можно и пройтись, а вот тащить обратно все железяки – будет тягостно. Придётся там зарыть, а забрать потом, когда скосят её, то есть – следующим летом. Взял франца, навигатор, сапёрную лопатку и пошёл. Мне надо разведать кусок, к северо-западу от бывшего холмика.
Через два часа выяснилось: делать тут нечего, ни одной находки, подтверждающей, что здесь кто-либо останавливался и терял – нет. Возможно, спрятано поблизости, я же не всю ту карту помню наизусть, но точно, не было ничего серьёзного. Тогда пройдусь между камней: вон их тут сколько. Видимо верхушку самого захоронения зацепили и разбросали. А потом поняли: выдернуть весь склеп будет долго и дорого, к тому же – могут наказать за такое.
А железки вот все и валяются, никому не нужны, ладно, может, что из цветняка найду. Однако, здесь на каждом шагу что-то звенит, хоть трава и мешает, но копейки поздних советов имеются. В основном ближе к центру, наковырял с десяток штук. А бескозырок тут – без счёту, ещё всякая ерунда, что в карманах у колхозников водилась. Видимо обедали здесь, во время жатвы. Может технику ставили на ночь, короче – делать тут нечего.
Поблизости больше ничего интересного, зато есть большое водохранилище, в часе езды отсюда. Там можно поплавать в чистой воде, что в нашем регионе – большая редкость. Правда все берега загажены туристами. Попробую отыскать неприглядный уголок, где почти никого не бывает и спокойно посидеть, с удочкой. Так и сделал, до темна ещё пару часов есть и можно спокойно обдумать дальнейшие планы. Продавать ли остальные ценности, или пусть лежат? Пока деньги из чемоданчика не потрачу все, наверное – нет смысла суетиться. То есть, на несколько лет хватит, можно вообще не задумываться над финансами и жить, не спеша.
Однако в последнее время сложилось такое впечатление, будто меня выкинула из колеи, огромная скорость моего средства передвижения по жизни. А назад в неё – никак попасть не могу. В общем-то, не особо и пытаюсь обратно, но уж в слишком крутой поворот вошёл, как бы не опрокинуться на обочину. Впечатление сложилось, что не в своей тарелке нахожусь, или заскочил на подножку чужого поезда – мчусь не в ту сторону, куда хотел бы. Но до той встречи с демоном, мечтал именно о такой, счастливой и благополучной жизни. О найденных кладах, которые позволят жить, не тужить, тратить сколько нужно, а не сколько имеется в дырявом кармане. Вот мечта осуществилась и что? Да ничего хорошего: скучно стало, лень начинает доминировать, над делами и стремлениями. Надо бы не лениться и продолжать работать, а иначе – пузо отрастёт такое, что только в зеркало, буду видеть своё достоинство. Таха найдёт другого, Биф начнёт пинать, хочется назад.
Зато появилась новая мечта – другой мир, где обитают все эти духи, с которыми познакомился за последние дни. Какие же, всё-таки, разумные существа ненасытные, по сравнению с обычными животными, им всего, всегда – мало. Может так и задумано нашими создателями: что бы было стремление достигнуть большего, а прогресс – не останавливался. Они же мудрые, живут долго и досконально разбираются в том, какими должны быть дети. Чёрт его знает, как всё – это придумано и зачем. Вот именно, хочется эти замыслы понять и улучшить, или уничтожить, но сначала – увидеть. А отсюда только звёзды иногда видны и всё, значит пора в люлю. Утро, говорят мудрее вечера бывает, может другие мысли придут – умные.
Мне снится сон: как будто воспарил над землёю и перемещаюсь, куда не знаю сам. При этом – вижу всё вокруг, не поворачивая головы, которой нет, как и всего тела. То есть теперь я тоже дух, без плоти и крови, равнодушный к материальным ценностям. К тому же присутствует ощущение, что окружающее пространство и есть – моё тело. Зато, как легко мне это делать – летать со скоростью мысли. Только подумал попасть на Луну и уже разгуливаю над её поверхностью. А может на Марс махнуть, легко, вот и он, совсем не красный, но тоже – пустыня, в которой скучно. А где же тогда будет что-либо интересное? Насколько помню, другие планеты: или куски льда, или газовые гиганты, на которые приятно издалека смотреть.
Вспоминаю: тот Вураса, хранитель ключей от какой-то техники, которая на внешних орбитах, не дал мне тогда поковыряться. А где же эти орбиты? Может там, где все кометы обитают, то есть – очень далеко от звезды, по имени Солнце. Но хочется на эту технику посмотреть. Оказалось: тоже несложно и вот примерно там и нахожусь. Отсюда не видно Землю и другие планеты, вокруг – чернота и пустота. Зато замечаю нечто, искусственно созданное. Вот они, их боевые машины, или колесницы, как назвали бы древние. Похожи на обычные шары в тумане и ничего, не разглядишь. Пробую проникнуть внутрь ближайшего – запрет. Но такой ненавязчивый и почти вежливый, что хочется поблагодарить и больше не соваться, в закрытую дверь.
А где же другие небесные обитатели? Ни одного не встретил пока, попрятались, что ли, или мне нельзя на них смотреть, но уже многих видел. Биф вроде говорил, что их гораздо больше, чем людей и здесь должно не протолкнуться в этой, огромной толпе. Ничего не понимаю, где народ-то? Как ни странно: нет подсказок и мои вопросы остаются без ответов – это непривычно. Когда он мне карту кладов показывал – было намного приятнее, а здесь, похоже, каждый сам за себя, почти как мы там. Ну и ладно, несусь обратно, пустота начинает давить на нервы. Где же все эти: астероиды, метеориты и другой космический мусор? Да нет тут ничего, а если есть, то так мало, что надо специально искать, тоже вариант для моей гордыни.
Но мне нужны демоны, вот где они обитают, где – это райское место? Оказывается: нет его совсем, никто не живёт в открытом космосе, в каких либо апартаментах. Все они обитают на нашей Земле, или рядом с ней. Всё-таки духи, без плоти и крови, их может в одном стакане поместиться миллион, или больше. Значит я был прав, когда отказал Елаге. А куда же он меня звал-то? В клетку, или яму, а может – в джунгли к дикарям, на съеденье.
Приблизился к родной планете, вот теперь их вижу, носятся над поверхностью, как тени. Да, много, очень много, все чем-то озабочены, неужели столько дел у них? Сквозь меня пролетел один и я ничего не почувствовал, как и он, наверное. Как-то неожиданно, просто заметил – что-то мелькнуло рядом и всё. А как же они дела с людьми делают? Думать и вопросы сам себе задавать могу, но никто отвечать на них – не собирается. Может, кого остановить и спросить? Попробую, надо ниже опуститься и опять через меня все пролетают, без задержки, не обращая внимания. Погнался за одним, ближайшим, похоже – не догоню, да и как его остановить-то? Надо на ходу поговорить.
Попробовал летать на полной скорости – получилось. Внизу мелькают пейзажи, рядом – мелькают духи, но опять не получается поболтать. Вот рядом один прёт, приближаюсь и задаю простой вопрос: «как твоё имя», но он не слышит. Такое чувство, что меня здесь нет, я просто вижу сон и не более. Но как-то же управляю своими передвижениями и думаю, что-то пытаюсь сделать. Какая-то реальность непонятная, а если поймать человечка и напугать его? Во было бы здорово, тогда домовым стану на минутку и буду подшучивать над знакомыми, ночью. Как он надо мной когда-то, пока Биф его не шуганул.
Опустился на самую поверхность, где-то посреди Европы, как я понял. По дороге едет грузовик, захожу в кабину, сажусь рядом с водителем. Пытаюсь к нему легонько прикоснуться и ничего не чувствую, не вижу – чем это делаю. Только одни мысли говорят мне, что вроде бы прикоснулся и не более. Никаких ощущений нет, зато всё вижу и слышу. Человек рулит и не дёргается, он даже не подозревает, что рядом находится нечисть. Хотя – нет, пока ещё только мечтатель стать таковой. Значит имеются ограничения в этом путешествии для меня, что бы ничего не натворил, по глупости. Пошёл по технике – легко проник в мотор, потом – в колёса и асфальт. Ничего там интересного не увидел, кроме знакомых болтов и гаек. Похоже мне позволено смотреть, но не беспокоить никого.
Поднялся повыше и помчался, в надежде увидеть, что-либо занятное, или необычное. Вон далеко справа, что-то блестит, но не на земле, а над облаками. Приближаюсь почти мгновенно, но успеваю остановиться прямо перед этим самолётом. Очень похоже, что кто-то следит за моими мыслями и помогает не проскочить мимо. Медленно обхожу вокруг пассажирского лайнера, как в кино. Красиво он смотрится на фоне синего неба и белых облаков. Просачиваюсь внутрь кабины пилотов и не спеша прохожу весь салон, до самого хвоста. Скучно становится, прополз через турбину, что под крылом висит и тянет всю эту махину, по воздуху. Тоже, как-то то, что хотелось бы. Вот раньше, изучение техники доставляло искреннюю радость, видимо – старею, поменялись приоритеты.
А где ещё не был, так – это на космической станции. Поднимаюсь и пытаюсь её обнаружить, сложно, подсказок нет, а пространство – огромно. Зато у меня скорость громадная и за мгновение оборачиваюсь вокруг нашего шарика. Оказывается – это довольно таки захватывающее занятие – метаться над планетой, пытаясь нечто знакомое разглядеть, как на быстро вращающемся глобусе. Но где же станция? Надо не в низ смотреть, а вперёд, хотя могу и видеть во всех направлениях одновременно, но нужно снизить быстроходность. Вон она: прямо по курсу, поблёскивает своими растопыренными солар панелями.
На первый взгляд: какое-то несуразное сооружение, хаотично скомканное, из чего попало. Надо полагать: правильно, что нас не пускают дальше Луны – рановато ещё. Вот когда научимся создавать нечто, более совершенное, тогда, возможно освоим другие планеты, а потом и звёздные системы. Это всё мечты наших фантастов, а жизнь по-другому устроена и наверняка будет – совсем не так. Проникаю внутрь и хожу, брожу, поглядывая на всю эту экзотику. Но ничего тут достойного внимания не заметил, техника, какая бы она продвинутая ни была, уже приелась своей однообразностью. Хочется увидеть нечто, более совершенное, желательно звездалётище, с огромными лучевыми пушками. А ещё лучше – в стрельбе по неприятелю, уклоняясь от его оружия, но нельзя – это тайна.
Что-то вообще пропал интерес ко всему нашему, не привык быть простым наблюдателем. Я же исследователь – это значит, что должен всё своими руками потрогать. Но нечем трогать, хорошо хоть вижу, но без зрения вообще теряется смысл путешествия. Зато теперь, хотя бы имею представление об окружающем нас мире, в котором они существуют. Остальное под запретом, ну и ладно, итак слишком много познал, в отличие от остальных. Но, возможно, другие демоны более добрые и кто-то из простых смертных – летает здесь, когда хочет. Но пора просыпаться, наглеть-то надо в меру, а то в следующий раз – откажет.
Открываю глаза и долго смотрю в потолок моей Нивы. Я ещё где-то в том сне, наверное, но уже могу шевелиться. Похоже Бифазур исполнил обещание и показал свой мир, немножко. То есть я добился того, чего хотел, теперь надо попробовать уговорить его на чудеса. А то, только смотрю, как все они – это делают и не понимаю, ничего. Но самое главное – не чувствую их силу. Вот когда с Йе-ти боролся: было всё взаправду, ярость и мощь, как в реальном поединке, с очень сильным соперником. Однако, хотелось бы и силу демона, так же прочувствовать, хоть немножечко, сравнить со своими страстями. Хотя бы на секунду побывать в его теле, или что у него там имеется, именно в момент, когда он – испепеляет.
Вышел, неудобно лежать в скрюченной позе на заднем сиденье. Сходил по нужде, достал фляжку и сделал три глотка, как обычно. Посмотрел на звёзды, отсюда они почти такие же, как те, что видел во сне, но может мне их показывали, а на самом деле – другие. Нет, скорее всего такие и есть, а смысл ему врать-то, я же не буду болтать всем подряд, как летал где-то там, в своих сновидениях. Даже если расскажу кому, то ничего не случится, мир – останется прежним. В наш, продвинутый век, так много развелось всяких фантазёров. Хотя, судя по скудным историческим источником, их во все времена было немало. Просто теперь можно прочитать чужие россказни и пересказать по своему, добавив чушь от себя, или от другого болтуна и прославиться. В чём кайф – пока не понимаю, надо самому попробовать пографоманить, на тему других миров, может и понравится.
Услышал крики какой-то птицы, совсем рядом, может предупреждает кого-то. Вот бы её разложить на молекулы, одним взглядом. И тут же почувствовал слияние с кем-то большим и сильным. Явно не Тахиара, тогда – это было намного нежнее и приятней. А сейчас: он входит в меня без спросу, ничего не могу сделать, моё тело уже меня не слушается, становлюсь зомби, что ли. Идём в ту сторону, точнее – плывём над травой, чувствую его силу и власть надо мной, да и над всем, что рядом. Уж очень яркие ощущения, как будто можешь всё: горы свернуть – легко, моря выплеснуть – запросто, даже Луну пнуть так, что улетит к другой планете.
Вот она сидит и изредка покрикивает, мой взгляд сосредоточился на ней. Я так никогда ещё не смотрел на животное таким всепоглощающим взглядом, кажется, что сейчас её проглочу, живьём. Эти пару секунд, мне показались вечностью, она не выдержала, взлетела. Но вот и он, момент истины – огонь всепожирающий, но невидимый. Отчётливо, как в замедленном кино замечаю, как из меня вышел сгусток невидимой энергии и обхватил жертву. Вспыхнула, как новогодний феерверк и только облако праха – медленно оседает на траву. Сразу же охватила гордость, за успешно выполненное злодеяние, как будто подвиг совершил, того не ожидая. Самому стало радостно от такой победы, точнее – это он внушил, показал, как должно быть в таких случаях. Видимо, когда с врагами расправляется, тоже ликует, от счастья, теперь понимаю что для него кайф, а что – ерунда всякая.
Вышел он быстро и без усилий, а я присел на четыре кости, тяжело дышал, сердце, как пулемёт стучит. Захотелось прилечь и закрыть глаза, вроде и усталости особой нет, но как будто – стометровку на время пробежал. Отлежался и побрёл к машине, на этот раз пять глотков из фляжки употребил. Да уж, хороший у меня учитель, умный и опытный, всё делает во время и грамотно. Значит и я, когда-либо, тоже стану таким, а может ещё круче, но – это только мечта. Что же будет дальше? Пока не знаю, надо придумать новую цель и от скуки убежать так далеко, что бы у неё не осталось шансов меня догнать. То есть: заняться любимым делом, а оно только одно – искать клады, их ещё очень много.
 
 
21.11.2020 Andrew All Khuman
Cвидетельство о публикации 595877 © Кхуман 21.11.20 04:00