• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Корабль уходит в море

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Мы все там будем!
И солнце рядом...
Мечты о чуде
в цветенье сада
того, в начале...
С начал всех слов,
когда отчалил
от берегов
кораблик чаяний
в миры грехов,
в миры случайные
морской поход,
смотри встречает
его восход..

Кораблик маленький
плывёт один.
Он даже таяний
не ждёт от льдин
и рвёт, и бьётся,
среди преград –
он не вернётся
– жизнь не игра.
Она разнѝтся,
но каждый путь
борта и лица
берёт в испуг,
ждёт на алчбу,
гнёт под судьбу,
бьёт как стропу,
мнёт как стопу,
рвёт как сто пут.

А добраться до бухт,
значит, знать всю борьбу,
значит, не голосить
перед натиском бурь,
значит гордо носить
морщины на лбу,
на борта̀х сломы, срезы,
в парусах путы буйств.
Твой характер – железо,
твоя жизнь не пять букв,
твоя жизнь океан,
а ветер твой друг
и пусть снят штурвал,
и сел ты на грунт,
и руль сбит и смят,
и от киля до мачт
вымок словно до пят,
и от клюзов до вант
словно руки дрожат –
подними-ка свой взгляд,
там сияет маяк.

Там сияет маяк –
мира нового явь,
до него сотня ярд.
Так что выбрось боязнь,
поднажми без нытья
это значит будь рьян,
не прячь нрав бунтаря.
И в себе, не мудря,
стисни нерв бытия
и внутри разозлясь,
цель достигни смеясь.
Там сияет маяк!

Там сияет маяк!
Тебя встретят друзья,
там, где брезжит заря,
где мир для мирян, 
где царство добра,
где чувства парят,
где дышат любя
где слышат тебя.
Где сияет маяк –
там, где рая края.

Там сияет маяк!?
Там сияет маяк!
Все мы в этом миру
создаёмся не зря!
Так пусть будут крепкѝ
борта корабля.
Там сияет маяк…!?
Там брезжит заря!

I.
За семь дней сложен мир
и кружит, и кружит.
В океанах штормит –
это опыт твой жить.

В буре мачты трещат,
тросы вихрем летят,
волны бьют о борта
все семь дней... все года.

Твой форватер – семь футов.
Твой рейс – семь морей.
Твой ход – семь узлов.
Твоё время – семь дней.

Пусть твоя путева̀я звезда далеко,
но ты мачтой коснулся её как рукой.
Ты за семь этих дней много вынес за борт
и ты многое взял, и груз твой не торг
за долю лучшую с выгодой средств,
груз твой – вся тяжесть и бремя усердств.

Кто тебя строил, знал что понять
с ходу ты сможешь сколько поднять.
Ведь ты – Корабль, хоть мало узлов
ещё в сердце стальном – свой не бросишь улов.
Твой груз – смысл жить, и здесь, и вдали,
там где ветер поёт, где живут корабли.

Всё ты, знаешь, Кораблик – жизнь это свет,
хоть в отсеках темно и нет шёлковых лент
для праздничных мачт и нет выстрелов вверх
из картечи иль магния, цветной фейерверк
в этот миг не осветит небо твоё,
но всё же ты знаешь, что ветер поёт.

Ветер поёт и твои паруса
вторят за ним: «В мире есть чудеса».
И доносится эхо с неба от звёзд:
«Мы все там будем…» хоть путь и не прост.

И ты, Кораблик, не будешь стоять,
хотя по волна̀м очень трудно шагать.
Хоть и трудно среди бескрайней дали
верить в то, что есть где-то полоска земли,
верить в то, что и там кораблей паруса
горизонт оживляют к двум полюсам.

«Мы все там будем…» – мы слышим всегда,
если кто-то спешит к далёким местам,
если кто-то пропал, если кто-то устал,
если кто-то нас ждёт, значит, мы будем там.

II.
Только слушай, спешить туда не с руки,
не с весла̀ и конечно это не киль
проводник для тебя, где точно не зги
не видать, и где только чужие гудки
в но̀чи до̀лгой, в той очень тёмной ночѝ,
где даже вкус морской соли горчит.
Там вдали только могут звёзды сиять –
ты подумай, Корабль, что может позвать
тебя в тайну безвестную за горизонт –
там солёной волной бьёт о борт, не слезой.

Тебя звуки во тьме этой страшной и гулкой
станут звать в никуда и ужасной разлукой
нервно рвать на твоём мостике гюйс
и подло путать твой найденный курс.

И теперь ты всё знаешь, ты сам выбираешь
морскую долину меж адом и раем.
И если семь дней было на сотворенье –
твоя жизнь теперь семью семь для боренья
за поднятый парус, за флага паренье,
и крыльев души, и волн серебренье
на лунной дорожке вновь до горизонта –
ты знал, что не просто, но вырос подросток.

И будут ещё этапы взросления,
и юность, и молодость с правом учения.
И зрелость настанет, тогда уже с правом
ты будешь учить тех, кто слева и справа.
Так что же, Корабль? Идём не петляя?
Скажи-ка, матросы места свои знают?
«Швартовы отдать!»… – командуй как надо.
Не «Стоять по местам…», «По местам стоять…» рады.

Команда: «… С якоря сниматься!» – громко
и чётко… от предков идёт до потомков
слово морское как слово в начале
было… чтоб мир за семь дней на причале
был подготовлен для хода средь звёзд,
так и слово морское корабль ведёт.
И сегодня, ты понял: морская волна –
материя космоса, нить полотна.

Вот и большой мир создан из малого.
Это условие простого начала, но
есть в этом также волшебная тайна.
В общем, ты – центр, а не окраина
этого древнего юного мира.
Ты – юность из древности, явность и призрак.
И если мир – знанье, ты его кругозор.
Если мир колокол – тебя ждут как звон.

Если мир это море – душа есть корабль.
Ты в море один и не всем важен табель
о рангах, не важен твой статус и облик,
но вспомни: ты сам центр моря – вкус соли.
Раз парусом в море светишь меж волн –
ты в этот момент сердце моря безбрежного.
И мир водной глади, и твои паруса
не разделить, весь мир есть ты сам.

Весь мир в тебе, также как и во всех
кто ищет… и флаги взвеваются вверх.
Но в море полоска – образ твёрдой земли,
это то, что корабль любой из далѝ
своего одиночества видит и знает:
«мы все там будем», к далёкому краю
мы приближаемся день ото дня все,
да, мы – корабли, в рейс уходим, взяв снасти.

И когда мы прибудем, то эта земля
станет пухом для нас, сладостью киселя̀,
мягче туч дождевых и волны морские
ощущать мы будем холмами сухими.

Потому мы и ходим по морю с тобой,
ты свой путь одолеешь, я свой морской бой
веду, курсом идя, в тот пока дальний порт
где тебя и меня кто-то любит и ждёт.

Ты наляг на штурвал, румпель твёрже держи,
ты, Корабль, пусть грубо теснят здесь Баржѝ
или та Каравелла прёт честью и родом…
Подними ж паруса, закрепи-ка рангоут.

Чтобы каждый случайный на этом пути
убедился что ход твой в узлах и в груди.
Чтоб морской твой поход не зависел от мест
Не бросай свой компа̀с, правь и зри Южный Крест*.


III.
Ну, и пусть что приходится в разных краях
чаще всего отдавать якоря.
Ну, и пусть труд таков твой, что день ото дня
ты корм на корму̀ берешь, чтоб затем снять
этот груз, прописные пути одолев
по листам путевым, находя верный след
на фарватер, ведущий туда, где одна
звезда будет светить тебе даже со дна.

Но когда ты придёшь в гавань тихую дней,
когда берег молочный вдруг станет родней
тебе чем штормовые теченья и ветер,
своей любви к морю отдашь ты две третьи.

Остальное отдашь ты без всяких сомнений,
без вопросов матросам, что так полны рвенья
в твоих гнутых каютах, в кубрике, в люках,
на мостике, в камбузе, на битых шлюпках.
Они всё поймут, они же все сами
полоску земли, завидев, бросали
вверх бескозырки и вот небеса
их швартовы приня̀ли, открыв чудеса.

И вот твою жизнь разделили на доли –
тихий берег и воспоминанья о море.
И вот всю любовь твою к морю на верфи
вкушают лишь сны да древесные черви.

А может любовь твоя звонким сигналом
рынды… латунью в тебе прозвучала
с бака во всю, не в две третьи, а цельная,
твоя неделимая жизнь корабельная
без оговорок и беспрекословно
станет твоею волей свободной.

И все матросы с тобой одной крови,
матросы твои на палубе строем
бодро, с улыбкой смотрят на кнехты,
на тёртые тросы, на доки, на верфи
и духом морским в солёных тельняшках
знают – полоска земли будет дальше.

Знаешь и ты, если судно из порта
уходит, концы отдаёт, но работу
лишь начинает артель судова̀я.
Матросы твои места свои знают?!
Матросы твои – твоя кровь, твоё имя.
Прощай, тихий берег – любовь неделима.

IV. 
Так: - «По местам стоять!...» слышна команда…
И тут же: - «…С якоря сниматься!» Ладно,
пусть дело своё разумеют матросы.
Команда: - «Якорь поднять!» Без вопросов.
Тут же команда: - «Шпиль! Брашпиль пошёл!»
Корабль, ты знаешь, что всё хорошо.
Команда ещё: - «Поднять паруса!»
Корабль, ты шкоты и галсы ослабь.
Команда ещё: - «Выйти на ветер!»
Корабль, ты знаешь, за всё ты в ответе.
Пусть в кливер, на фок, в грот* «ветер заходит».
Корабль, ты дышишь, «иди по погоде»
бушпритом* на выход в открытое море,
в открытое небо, в жизнь новых историй.
Там где-то полоска новейшей земли,
там снова в походы идут корабли.

Мы знаем теперь – все морские державы
порто̀вым влекут гуляньем и славой,
богатым товаром, и жирным наваром.
Но раз твои мачты крепки живи правом
на нравственность, и со своим пылким нравом
бейся за правду, а не за браваду.

Пока твои мышцы ищут участья
но не для забавы и не для злорадства
ты флаг поднимай свой на рее, из ряда
вперёд выходи, не прячься в отрядах.
И если стремишься ты лучшего ради,
то надо в регате быть в авангарде.
Но если победа таит подлый бой?!
Победа не цель – быть надо собой.
Корабль, ты знаешь, твои паруса
станут цвета того, что ты выберешь сам.
Твои паруса это цвет твоих дел.
Всё это душа твоя. Всё что хотел
ты в этом походе, в пучине вод,
когда было страшно, когда переход
к далёким мечтам был про̀йден немало
твоя сила духа в тебя проникала.
В тебе были вера и сонмы сомнений,
в тебе были слёзы и радость учений,
были надежды и были потери,
была и любовь, и злость озверенья.

Ты с самого детства душу свою
сам создаешь, пока молод и юн.
Далее будут ветра̀ и цунами,
но цвет парусов выбираем мы сами.


V. 
И знаешь, Кораблик… Корабль, ты создан
тем, кто придумал море и солнце.
Как линии карты, чертёжник кладёт
на чистой бумаге: глядь ветер поёт,
и волны бегут и землю встречают,
и парус вздувается вверх, выше чаек…
Чертёжник разметит, плотник строгает,
механик отладит, художник окрасит
и далее… – вот и корабль готов
от берегов жить и до берегов.

Кто за семь дней сладит море и сушу?
Кто за семь дней справит тело и душу,
космос, вселенную, мир, смысл жизни,
и всё то, что дышит, ну-ка, скажи мне?

Что этот мир? Этот мир мчит вдоль рифов,
между фьордов и скал, из бухт и заливов
зная: движенье в открытом пространстве
каждому может открыть счастье странствий.
А там островов очертания в дымке
далей туманных как на фотоснимке,
там зори в дождинках, там горы в снежинках
облака разных форм, но легки как пушинки.
Этот мир есть твой путь, твоё мировоззрение
и зрение, слух, вкус… всех чувств продвижение.
Но есть среди этого самое важное –
растворение чувств, то есть душа твоя.
В ней преодоление и примирение,
успокоение и отстранение,
опроверженье в ней и соглашение,
в ней вся гармония, в ней все сомнения.
О ней, о душе, разговор слишком личный,
много слов не к чему – она единична.
И знаешь, в пути может быть много мнений
относительно хода в связи отхождений
от мер и от карт, от звёзд, от компа̀са,
но помни – душа твоя это твой парус.
Так что этот мир? Ну-ка, скажи мне?
Мир есть корабль – образ всей жизни.

Ты знаешь, что мир этот может быть всяким,
но в нём всегда парус, штурвал, корпус, якорь.
И если мир создан, и в мире бьёт пульс,
стало быть, цель существует и путь
к этой цели есть жизнь… и любые моря
это множество тайн, где есть курс корабля.

И знаешь, Корабль, одно в жизни сложно
ходить в рейсы дальние пустопорожним.
Но если твой груз причина раздора,
опасность несчастья, основа недоброго,
то должен понять ты: что стало с тобою,
кем ты любим, и кто ждёт за кормою.

Корабль в ответе за все свои трюмы,
ты сам себе боцман, лоцман и штурман,
но если не будет на палубе чести,
твой мир может кануть в бездне без вѐсти.
Быть может, кто смотрит вдаль, ещё спит,
кто смотрит в себя, проснулся и зрит.

Раздобудь чертежи по которым ты создан
и тогда ты, быть может, поймешь, что̀ на звёздах
тех дальних, куда обращается взгляд наш,
все корабли путь держат бесстрашно.
Тогда ты, узнаешь, что кто бы ты ни был,
ты можешь открыть этот мир словно книгу.

И также в семь дней, в семь лет, в семь столетий,
создателем стать своей жизни на свете.
Стихию смирить в море это ль не счастье?
Но море внутри… в тебе… ну-ка причаль здесь..!
За семь морей, семь дорог, семь пророчеств
ты вспомни себя, мир твори свой в семь строчек:

1. И вот, свет из тьмы ты в начале увидел.
2. Воду и землю обрёл как событие.
3. Ты полюбил всю природу в округе.
4. Узнал дни и ночи, и звёзды взял в руки.

5. Сам всё живое открыл во всём зримом.
6. Душу живую приня̀л в своё имя.
7. Всё что свершилось, ты сам назвал благом.
Эти семь строк как семь по̀днятых флагов.

В походах просоленных, в горьких скитаньях,
в острых боях или в пресных метаниях
ты, Корабль живой и волну разрезая,
ты свой мир создаёшь между адом и раем.


VI.
Так пусть дорога морская длинна и нет в ней твёрдости,
пусть горизонт размыт волной, словно влагою слёз мой стих,
но проглянет в тумане твой парус там, где тебя кто-то ждёт.
Всё же морская дорога одна: порт прощай, здравствуй порт!

Кто же мы в море и кто же мы в мире таком большом?
Кто все бухты чертѝт, кто их после сравнит с чертежом?
Кто, юный мир, твой создатель? Дрѐвнее море или морская секунда?!
Знаешь, и в бухте как в мире достаточно места для каждого судна.

Если древность – творец, то твоя поэзия в парусе, мачтах и реях
и как автора подпись над всем этим гюйс на флагштоке реет.
И ты уже ближе, чем гневный Катулл и пасторальный Вергилий*
к ветру морскому, к небесной земле… и до горизонта три мили.

Кто мы? И кто нам оставил вопросов тысячи тысяч?
Кто бы корабль морской среди звёзд вселенских мог высечь
на древних пещерных стена̀х во имя течения жизни но…
Мы все там будем… и всё, всё движется безукоризненно.

Но одни громовержцы гро̀мы и молнии мечут нахмурясь,
другие титаны грозно вздымают пучины и бури,
но знаешь, море вокруг, море – космическое равновесие
для всех, кто станет каменным временем внутри музеев.

Каждый корабль – поэзия чувств и знание разума.
Если небесный миг есть творец, то море с ним связано
парусом… тысячью тысяч разных цветов и видов полотен
от ветра звенящих или гремящих, по̀днятых не по погоде.

Не думай о бедствиях, а то тебе живо уровень «sos» дадут
в море твоём и тихое звёздное дно тебе создадут.
Живи сам и тогда жизнь твою непременно воспримут
правом твоим и станет твой путь творением пилигрима.

Кто все бухты чертѝт, и горизонт насыщает NordWest-ом?
В мире огарок свечи может поджечь любую поверхность,
а может и тьму всей вселенной вдруг осветить до глубин.
Если создатель мира в тебе – пусть этот мир будет тобою любим.

Но если твой мир, лишь координаты и алгебра формул,
то твоя жизнь построение волн во избежание шторма.
Здесь чертёжник лишь грань сотворения – истины сложен миг
и поэтому далее всё-таки плотник, механик, художник…

Знай, что создатель твой, он и творец, и ребёнок.
Ты сам в бурном море малютка и крайне тонок
твой корпус, и мал ты в морях как детский кораблик,
но в порту – ты снова гигант белый и славный.
А когда прорезаешь свой путь в толще моря,
вспоминай, что твой малый мир в мире огромном.
Вспоминай, что все миры созданы миром –
большой мир есть в малом, мир верхний всегда с надиром*,
как в нижнем миру̀ всегда есть точка зенита,
так и в любом чистом поле есть тьма лабиринтов.

Далёкий мир в близком, в ближнем мир дальний,
внешний во внутреннем мире, в открытом мире есть тайна.
Есть тень и оттенки, есть смех, есть и усмешки,
есть лик и безликость, есть ферзь и есть пешки.
А впрочем, ты сам знаешь из дальних странствий –
в слабом есть сильный, в райском есть адский.
Из походов морских, знаешь сам, всюду вехи –
творец в своём сотворенье как в море есть реки.


VII. 
И бесследно волна
твоя отблеск звезды
отражает до дна
и морские цветы
осия̀нные ей
зацветают во глу̀би –
семь цветов как семь дней
красят мир в тыщи судеб.
И хоть всё повторится,
и снова сначала
будет мир весь творится
от велика до мала.
Значит, жизнь есть безбрежность
и значит с волнами
ты, Кораблик отвержено
мчишь вместе с нами.

Мы уходим. Под флагом
жмём левым флангом,
идём правым галсом
согласно компасу.
И наше движение
прямо по курсу –
в рассвет растворение
па̀руса с чувством.
И там, где-то в цвете
карминовой дымки
есть тайна, как в детстве,
и с той же улыбкой.

Всё, что свершаем мы в долгом походе
море хранит и мы рады погоде
ясной и тёплой, когда солнца лучик
в глазах моряка, а не за тучей.

И что это значит? Что икс и что игрек?
Ответ: что в тебе, то будет и в мире.
Всё, что ты сотворишь, то и будет с тобою
жить, дышать, говорить, называться судьбою.

Вот и всё, что тебе надо знать перед рейсом –
если на̀ воду в море из дока по рельсам
древесным и гладким смазанных жиром
ты плавно идёшь и сливаешься с миром.

Вот и всё! Ты, Корабль, ждёт ветра твой парус,
команда готова явить свою храбрость,
но не для забавы и не для бахвальства…
Ты знаешь, Корабль, твой путь – жажда странствий.

Ты знаешь, Корабль, вдруг днями-ночами
не будет полоски земли, где причалить,
не будет звезды, ни компа̀са, ни карты
и может, однажды узнаешь: не прав ты…

Но даже тогда тебе надо быть сильным –
не биться о скалы, не кануть в глубины,
не надо безумно везде бросать якорь.
Нет моря, когда всюду слёзы да слякоть.

И там где был порт, а остались лишь крысы,
не надо искать ни причала, ни пирса.
И если флаг по̀днят, цел корпус и мачты –
приди в точку мира исправить задачу.

В точку мира сквозь бури, шторма̀, ураганы…
Ты вовремя груз свой доставишь сквозь страны,
сквозь крайнюю глушь, сквозь дикие земли,
сквозь отмели, рифы, атолловы петли,

через смерчи и вихри, и злые циклоны
курс держи на маяк сквозь любые заслоны.
И тогда ты, Корабль, придёшь точно в срок,
где прощение ждут от тебя и добро.

Ссвой путь, свою истину, ветер попутный,
ты знаешь, найти в жизни трудно, но нужно
один на один в мире свой мир построить –
в семь дней в большом мире создать своё море.

А если сказать по-морскому, по-флотски:
своё море там, где земли две полоски –
начало пути и пути завершение,
семь футов под килем во всём снаряжении.

Ты отправляешься славный Кораблик,
ты теперь знаешь чуть больше, а стало быть
сам ты свой груз разберешь честь по чести
и сам такелаж свой проверишь на месте.

На месте матросы, не к месту вопросы.
На месте душа – там, где стянуты тросы.
Но в ритме сердец затаилась команда
для всех: «По местам стоять…» …это что надо!

Мы все начинаем свой путь – ты и я.
Осталось сказать тебе всем: «До свидания!»
Есть точка на карте, матроска, дорога…
Мы все там будем… хоть путь и не лёгок.

Счастливо, Корабль! Дай рынде пропеть…
Осталось всего-то в глаза посмотреть.
Ты знаешь, с тобой мы увидимся вскоре,
ведь если корабль уходит, то в море.
14.10.2020


*Ю́жный Крест (лат. Crux) — созвездие южного полушария неба, наименьшее по площади созвездие на небе. Граничит с созвездиями Центавр и Муха. Четыре ярких звезды образуют легко узнаваемый астеризм, который служил для навигации: линия, проведённая через звёзды γ и α Южного Креста, приблизительно проходит через Южный полюс мира,

*кливер, фок, грот – названия разновидностей парусов корабля. Клѝвер - косой треугольный " style="font-style:normal">парус, прикреплённый к снасти, идущей от мачты к бушприту. Фок - нижний " style="font-style:normal">парус на фок-мачте. Грот – парус на грот-мачте, имеет треугольную форму

*бушприт — деревянный брус, выдвинутый за борт в носу судна горизонтально или под некоторым углом.

*надир – точка пересечения небесной сферы и отвесной линии, находящаяся под наблюдателем; самая низкая точка, противоположная зениту – которая является самой верхней точкой

 *атолловы петли – коралловые рифы;  Ато́лл – коралловый остров, либо архипелаг, имеющий вид сплошного или разорванного кольца, окружающего лагуну. Точнее, атолл представляет собой возвышение на дне океана, увенчанное коралловой надстройкой, образующей риф с группой островков, разобщённых проливами. Эти проливы соединяют океан с лагуной. Если проливов нет, то суша образует сплошное кольцо, в этом случае вода в лагуне может быть менее солёной, чем в океане. Возвышение на дне океана обычно имеет форму конуса, образованного потухшим вулканом. (википедия)

* Гай Валерий Кату̀лл и Пу̀блий Вергѝлий Маро̀н – выдающиеся римские поэты I века до нашей эры


Cвидетельство о публикации 594383 © Мирой 14.10.20 22:52