• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Сказка
Форма: Рассказ

"ИЗЮМ"

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Во дворе щенок появился случайно. Как-то раз двух девочек любопытство завело на заброшенную стройку. Там они и наткнулись на забавного щеночка. 
Кутенку на вид было немногим больше двух месяцев. Он выкарабкался из неглубокой ямки и, смешно чихнув, переваливаясь с лапки на лапку, засеменил к воробьиной стайке. 
- Какой миленький, - заверещали девочки, когда щенок тявкнул на упорхнувших птах. - Давай возьмём пёсика с собой.
Сказано - сделано!
По дороге подружки придумали ему кличку - Джек - и спорили, кому он достанется. Но родители обеим запретили оставлять собачку в доме. 
- Животное должно жить на улице, нечего в квартире блох разводить, - объяснили взрослые. 
 
Так малыш оказался у мусорной свалки: именно туда и отнесли его девочки. Они подобрали ему большую картонную коробку и поместили в неё, пообещав прийти завтра. Но ни на следующее утро, ни в другие дни подружки не явились. Они увлеклись другими играми, забыв о щенке.
 Оставшись один, он выполз из коробки и побрёл изучать территорию. 
Всё вокруг было незнакомым и тревожащим: проезжающие машины пугали его, скрип качелей настораживал, а с ползущим жуком хотелось поиграть, но тот перебирал лапками, не обращая внимания на щенка. Дружеского тепла и ласки хотелось собачьему детёнышу, ведь он был совсем еще маленький. В каждом живом существе видел доброго друга и потому спешил познакомиться. Но трусливые воробьи летели прочь от него, независимые кошки грозно шипели и пыжились, когда подходил близко, лишь некоторые прохожие восторженно замечали: 
- Какой он хорошенький! 
Правда, никто так и не заводил с ним дружбу, все спешили по делам. А щепетильные мамы предусмотрительно оттягивали деток от кутёнка. 
- Не нужно нам это счастье в доме, - говорили они. 
И не мог он понять своим наивным щенячьим умом: «Почему?» Его называют хорошеньким, но никто не берет к себе, никто не принимает его дружбу? Он же предлагает её просто так, потому что у него еще детское, доверчивое сердце. 
Так прошёл суетливый день. Завершился вечер. Фонари резали плотную темень матовым светом. Пустел двор, становилось тихо. Лишь стрекотали сверчки, да шаги поздних прохожих обращали на себя внимание. 
Одиноко и жутко стало мохнатому малышу. 
- Детки не должны оставаться одни, - разочаровано скулил он. - Как же тоскливо! 
Но шум со стороны свалки отвлек его от грустных мыслей . 
- Ой,- навострил он ушки на непонятный шорох. - Мне страшно! 
Но любопытство и надежда побороли страх. 
- Может, там друг, и вместе нам будет веселее, - решил он и побежал в сторону мусорного контейнера. 
На горке с пищевыми отходами лакомилась большая серая крыса Ватрушка. Своё смешное прозвище пасюк получил от любви к выпечке. Грызун часто промышлял на углу супермаркета, где продавали кулинарные изделия. Завидя молодую пару с ватрушками, крыса выбегала навстречу. Она становилась на задние лапки, а передние складывала перед собой, вымаливая угощение. Это выглядело так забавно, что прохожие бросали попрошайке лакомые куски с творожной начинкой или мясным фаршем. 
Но если зазевавшийся ребёнок нёс в пакете лакомство, то наглое животное прыгало на куль с выпечкой и, вырвав его, убегало с добычей. Тогда потерпевшие испуганно кричали вслед воровке: 
- Ватрушка! Она унесла у меня ватрушку. 
Пару раз обнаглевшая крыса пыталась выхватить выпечку и у взрослых мужчин, но за это в неё кидали камнем или гонялись с палками. 
Вымаливая угощение, Ватрушка могла выглядеть и грозной и жалкой. Бессовестная артистка шла на многие ухищрения, лишь бы получить вожделенный кусок. 
Впрочем, в душе серая негодница крепко ненавидела всех: и тех кто кормил, и тех кто гонял, и тех кто мог попросить поделиться. 
 
Обладая превосходным слухом, она насторожилась, когда услышала дыхание подошедшего щенка. Сверху в тусклом свете фонарей он казался ей пушистым клубком, у которого смешно поднято ушко. 
- О, у нас новый постоялец, - удивилась крыса. - Откуда ты, беспризорное дитя? Где твоя мамка? 
- Гав, - добродушно тявкнул щенок. 
- Ну, ну, - неприлично лаять, когда знакомишься, - возмутился грызун. 
- Я так поздоровался, - виновато объяснил щенок. - Меня 
принесли сюда мои новые друзья - две девочки. Они подобрали меня, пока не было мамки. 
- Тогда почему ты один? - удивилась крыса. - Разве друзей относят на помойку, их отлучают от родителей? 
Хм... Глупенький, - это люди. Их дружба зыбка. Она есть, пока к тебе есть интерес! Мы для них дивные игрушки. 
Я не верю двуногим. Единственная польза от них - отходы. И больше ничего. 
- Но они называли меня «хорошенький», - возразил пёсик. 
- То-то, такой хорошенький и на свалке? Самое место, для доверчивых глупцов. Тебя, хорошенький, просто не травили ядом, не гонялись за тобой с палками, не устраивали облав. Стоит всего один раз попасть в переделку, чтоб перестать верить в добро, избавиться от наивности - озлобиться! Ничего: предательства учат недоверчивости, обиды заставляют огрызаться! Учись коварству, чтобы выжить! 
- Хотя... Вот что я тебе предложу, - задумалась Ватрушка. - Хочу менять место промысла. Подавать стали плохо, всё норовят стукнуть палкой. Мне не помешал бы помощник. 
Щенок внимательно слушал сумбурное вступление, но никак не мог понять к чему клонит крыса. А та воодушевлённо продолжала. 
- Ты даже очень подошёл бы. Беспородным щенкам не плохо подают. А если придумать номер, то будем утопать в подачках. Смотри, что я могу. 
Пасюк поднял кем-то выброшенный грецкий орех, подбросил его и поймал. 
- Нужна будет табличка: "Подайте работникам цирка!" Впечатляет? - спросила крыса щеночка. 
Малыш добродушно тявкнул. 
- Ну, ну! Не стоит благодарностей, - возразила Ватрушка. - Плохо, что с тремя не получается, так был бы аншлаг. Придётся тренироваться. Ну, согласен? 
- И ты будешь моим другом, - обрадовался кутёнок. - И станешь делиться со мной? 
Но крыса недовольно чихнула. 
- Если сочту что заслужил, тебе кое-что достанется, - объяснила Ватрушка. - А вот дружба в крысиной среде не приветствуется. Иначе пропадают злость и хитрость, а без них не прокормишься! У нас каждый за себя! 
 
- Это ты правильно говоришь, - прыгнул на край мусорного контейнера одноглазый серый кот. - Выживает только сильный и наглый. Сытым бывает ловкий, изворотливый и бессердечный. 
Хищник приготовился было бросится на крысу, но та юркнула в кучу с мусором. 
- Доса-аадно, конечно, - протянул кот. - Но и нам - хитрым и изворотливым - приходится копаться в помоях... 
Таак, чем тут лакомилось это серое отребье? - кот нашёл обглоданный хвост селедки и лизнул его. 
- Про табличку циркачка неплохо придумала, - облизнулся он. - Только кто ж из вас писать умеет? Предлагаю работать на меня. Станешь просто скулить: "Подайте голодным котятам!" 
- Но я пёс, а не котёнок, - возразил щенок. - И хочу найти друга. 
- Как же я не люблю собак, - возмутился одноглазый. - Они глупы, доверчивы и неуместно принципиальны. Какая разница? Скули: " Подайте голодному щенку!" Главное, чтобы сердобольные бабушки угостили колбаской, чтоб прохожие подавали. 
- Но это же обман! - возразил щенок. - Я не хочу жалости. 
- Когда голоден, годится все! Клянчить порой не зазорно даже мне, Маркизу. Такова плата за свободу, - объяснил он. 
Но из мусорной кучи раздался ироничный голос Ватрушки: 
- Это он себя так называет – «Маркизом», когда для всех он Клошаров. Французы так называют бездомных и тех, кто шастает по помойкам. Хах, Маркиз... Перебрал ты с именем, драная мочалка. 
 Облезлый аристократ зашипел. Ему стало обидно от того, что какая-то мерзкая крыса смеет говорить о нём правду. Ведь сам Клошаров считал себя местной элитой - котом голубых кровей. 
Больше всего ценил «Маркиз» независимость. Потому днём, при свете солнца, вальяжно прохаживался по двору или лежал в тени, надменно наблюдая за суетой вокруг. 
 - Как это все низко и не достойно меня, - потягивался он. 
При этом с лёгкостью мог отобрать любое лакомство у бездомного котёнка лишь оттого, что был голодным. 
- Потомки голодранцев, - шипел кот. - Вас напрасно кормят заботливые старушки.
Или же с наступлением темноты, не в силах больше противиться голоду, плёлся к мусорным контейнерам доедать то, что осталось после бродячих собак. 
 
Наблюдавший за странной кисой щенок почувствовал, как свело от голода желудок. Малыш 
подошёл ближе и хотел откусить от хвоста, но получил резкий удар когтистой лапой по мордочке. 
- Не сметь! - зашипел хищник. - Не заработал! 
- Но меня называют «милым» и «хорошим». Я не стану обманывать и клянчить,- возразил щенок, и вновь попытался лизнуть селедку. 
- Милее и лучше котов никого нет! - опять зашипел одноглазый самозванец. - Не хочешь, мучайся от голода. Может, тогда поумнеешь. 
Напуганный кутёнок понуро побрел к картонной коробке. Всю ночь проскулил он в ней, обиженный. И не мог понять, отчего среди крыс не бывает дружбы и почему облезлый кот гордится дутым благородством? 
- Неужели нельзя быть со всеми приветливым и добрым, - рассуждал малыш. - Разве правильно жить со злобой в сердце? 
 
Из своего укрытия пёсик вылез только утром, когда начало пригревать солнце и дворы стали наполняться людьми. 
Огромные машины, выдыхая едкие пары, развозили хозяев по делам. Жильцы торопились на работу. И никого не заботил одинокий щенок. 
Доверчивый и голодный он искал друга в каждом прохожем. Ласки и еды ждал от людей, но тем было не до него. 
Мыкаясь от одного человека к другому, даже не заметил малыш, как к нему подошла пожилая женщина в форменной куртке и с метлой в руке. 
Щенок приветственно протянул лапку и игриво вильнул хвостом. 
- Неужели и ты заставишь меня попрошайничать, - подумал он. - Но я хочу дружить, лучше возьми к себе. 
Незнакомка присела и погладила собачку. 
- Откуда ты, несчастье, - удивилась она. - Кто тебя сюда приволок? Ты же сгинешь, приблуда, без мамки и еды. Давай-ка ко мне, в дворницкую, там поешь, а после работы пристрою душу твою бедовую. Есть к кому. Вы нужны друг другу... 
Наевшись вдоволь, уставший после скверной ночи, он уснул детским беззаботным сном. И снилась ему женщина-дворник. Она гладила по головке, ласково приговаривая: 
- Не слушай никого, живи по-совести. Не будешь крысой - не окрысишься, не зазнавайся и не станешь облезлым котом! Не давай в обиду ни себя, ни друга! Живи по-человечески, и станешь человеком! 
На что, кивая головой, щенок обещал сам себе: 
- Да! Я по-другому и не могу! Конечно же, я стану человеком! 
И до противного неприятно смеялись над ним Ватрушка с Маркизом. 
- Ты никогда не станешь человеком, - кривлялись они. - С людьми невозможно дружить! Глупец, тебя уже раз предали. Выкинут на помойку! 
От жгучей обиды малыш поскуливал сквозь сон. 
Он проснулся, когда женщина куда-то несла его. 
В ее нежных руках ему было тепло и уютно. 
Еще не до конца проснувшись, замутненным взором песик заметил, как из темного подвала моргает ему серая крыса. 
- Не забывай, - шептала она вслед. - Только настырные, вороватые и наглые выживают! 
А когда дорогу перебегал облезлый кот, щенок добродушно улыбнулся ему, но тот недовольно зашипел: 
- Ты продался людям, - и добавил. - Ни капли гордости в тебе! - забыв, как сам ночью рылся в помойной куче. 
 
Женщина-спасительница вошла в подъезд и позвонила в дверь на первом этаже. 
Отворил странный пожилой мужчина. 
- Хм, - удивился щенок. - Вроде темно, а он в черных очках. Зачем? 
Мужчина уверенно стоял в проёме , не выпуская дверной ручки, он смотрел прямо, но не на щенка с визитёршей. 
 - Кто это шевелится в твоих руках, Егоровна? - улыбнувшись, спросил хозяин квартиры. 
- Прибился беспризорник, - объяснила Егоровна. - Вышла утром мести двор, а он, бедный, скулит у мусорки. И подумала: ты да он - два одиночества. Вместе ж веселее! 
Мужчина печально улыбнулся. 
- Чем ему поможет слепой? Не загубить бы животинку. 
- У тебя доброе сердце, Костик, - возразила женщина. - А подучить, он станет твоими глазами. То ж и я в свободное время помогу. Не артачься, воспитай приблуду. Вы нужны друг другу. Знаешь какой он? Весь белый, а на боку тёмное пятнышку, как изюминка. 
- Изюм, - улыбнулся слепой. 
Мужчина протянул еще крепкую старческую руку и провел кончиками пальцев по жесткой от пыли шерстке. Он изучал щенка, а тот его.
Они изучали друг друга и знакомились: человек и собачье дитя. И это было настолько мило и трогательно, что у Егоровны невольно потекли слезы.
 Щенок негромко тявкнул и лизнул руку слепого.
- Вот и славно, - обрадовалась 
она вытирая глаза. - Значит так угодно богу... 
 
Щенок остался у нового знакомого. Два одиноких сердца, действительно, нуждались друг в друге, потому что ничто так сильно не единит, как общая беда и привязанность. 
Теперь у милого пушистика появилась забавная кличка – Изюм. 
 
Изюм рос, и оказался на редкость сообразительной собакой и верным другом. Он научился приносить тапочки, встречать с хозяином у порога гостей, даже не плохо выучил маршрут старика и служил ему поводырем. 
А ещё пёс, благодаря своему доброму сердцу, очень хорошо чувствовал людей: добрым приветливо махал хвостом, а на наглых и вороватых предупредительно рычал: «Не подходи!» 
Об этом знали и крыса, и кот, потому что не раз подросший Изюм пресекал их попытки обворовать хозяина: стянуть плохо лежащую в сумке колбасу. 
- Не стоит, - скалился он, от чего у обоих пропадало желание пакостничать. 
Возможно, поэтому, когда выносил собранный хозяином в пакет мусор, старые знакомые едко возмущались. 
- Глупец, - стращала Ватрушка. - Тебе бестолку давать советы. Ты так и не стал наглым и вороватым и помрешь с голоду. Даже жаль тебя не будет! - после чего продолжала рыскать в поисках отходов. 
Ей вторил облезлый Клошаров, ставший ещё страшнее от собственного чванства. 
- Фу! Вислоухий, несуразный, беспородный, - морщился он, вычесывая блох из куцей шерсти. 
Только не спорил с ними Изюм. Не понять было выросшией на помойке с завистливой душой и хамским характером парочке, что его призвание - помощь слабому, что в бескорыстном служении другу находятся и нужные силы и необходимое бесстрашие. От того и чувствовал себя счастливым, ведь он теперь нужен, всегда поможет и защитит и, даже, станет человеком! 
Эти же мысли подтверждала Егоровна, когда мела у свалки. 
- О, какой красавец стал, - хлопала она его по холке. - Еще красивее, чем в детстве. А сердечный и совестливый, как человек. Повезло с тобой Косте. 
И возвращался тогда довольный Изюм домой. Даже, где-то, стыдясь своей радости, потому что слышал, как смеются крыса с котом над словами женщины: 
- Милый... Ха-ха-ха... Как человек... 
Но иной похвалы ему и не хотелось. Он оборачивался к завистникам, и, улыбаясь, отвечал: 
- Беспородный! Вислоухий! На четырех лапах! Человек... И что, что так? - и радостно гавкнув, добавлял. - Но нужный другу! Хах... Так я и есть - человек... И большего мне не надо!»


Cвидетельство о публикации 594054 © Замоз(Мамичев) С. В. 07.10.20 18:02

Комментарии к произведению 1 (1)

Спасибо Вам... За Изюма и не только...Он и правда - человек

Спасибо, Вера! Просто, спасибо! Было приятно прочесть Ваш отзыв, на ночь глядя.)