• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Сказка
Форма: Рассказ

Лилит и Ангел

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Лилит и Ангел
 
Лилит - демоница. В каббалистической теории - первая жена Адама.
 
- И у вечности было начало. И всесильному помощь нужна. Ведь не зря Боженька
сотворил ангелов-хранителей. - Нас, грешников, много и за каждым не уследишь...
- А почему же мы не живем, как в раю? Почему поедает нас смерть, почему мир суров и нет правды на земле?
- Потому что правда на небесах. А мы порочны с самого рождения. То расплата за грех первых людей - Адама и Евы. Нельзя было срывать плодов с дерева познания, но они нарушили этот наказ.
Молодой человек улыбнулся своей спутнице и поправил светлый локон на её хрупком плече.
- Значит во всём виновата женщина? - с сарказмом спросил он. - А так бы мы жили в раю?
- Они оба виноваты, - мотнула она головой. - К тому времени уже было искушение.
Люди сотворены по образу и подобию, но не всесильными, а слабыми, как слепые котята, что постигают мир. Они определяют его, тыкаясь розовыми носиками, пробуют на вкус, набивают шишки. Потому, когда первые грешники поддались соблазну, им открылось многое из того, чего нельзя или что ещё рано было познавать. За этот грех теперь расплачиваются потомки.
- Ага, - ухмыльнулся юноша. - Значит в этом причина! Человек захотел быть свободным, потому что его таким сделали: любознательным и независимым? А может всё проще? Мы - звено в цепи эволюции и нет никакого Бога?
- Как это нет? - опасливо удивилась девушка. Она внимательно смотрела на своего возлюбленного. Вся его атеистическая блажь принималась ею за ересь. Зеленые глазки красавицы стали полны неподдельного удивления, на смуглых щечках проступил румянец негодования.
- Как это нет? - переспросила она. - А как же всё, что существует вокруг нас: зелёные ковры лугов, устилающие землю, цветы, растущие, чтоб радовались люди, моря, реки, горы - всё! И мы... И любовь? Это всё промысел Божий!

- Ну разве что любовь, - насмешливо протянул юноша и поцеловал любимую в краешек пухлых губ. - Если только любовь, - повторил он и поцеловал милый носик. - Любовь - это, да. Тогда ты богиня любви.
- Да, ну тебя, Игорь, вечно шутишь над чем нельзя потешаться.

Они сидели в кафе, на летней террасе. Мило болтали ни о чем, как это и положено влюблённым. Пока разговор не коснулся щепетильной темы. А за их спинами с серьёзными ликами стояли два невидимых ими создания - два белокрылых ангела. Божественные сущности слушали разговор молодых. Тот из ангелов, что стоял за парнем закрывал свои уши крыльями и, возведя очи к небу, молил: "Прости его, Господи, ибо не ведает отрок, что говорит!"

Но сверкнула молния и к ангелам спустилась темнокрылая нагая демоница. Она обольстительно взглянула на яснокрылых и голосом нежным, словно журчание ручейка, молвила одному из них:
- Твоя миссия окончена. Ты больше ему не нужен. Ему уже ничем не поможешь.
Ангел взглянул на парня. Тот лежал бездыханно, повалившись на столик. Молния поразила юношу и ангелу стало всё понятно:
- Не уберёг, - огорчился он.- Что я скажу Создателю?

Надменно засмеялась демоница:
- Неужели ты ещё не понял, ребёнок, что всё это произошло с Его ведома? Юноша позволил себе лишнего. Ему многого не стоило говорить, из того что сказал! Адамово семя... Теперь он отдан мне на забаву.
- Когда же ты насытишься, Лилит? - возмутился ангел. - Когда утолишь своё коварство? Сколько же этих глупцов у тебя, неугомонная мстительница?
- Легион! - ещё сильнее засмеялась демоница. - Ты свободен. ОН ждёт тебя.
И ангел расправил крылья. И скрылся в небесной выси. А ненасытная Лилит, подчиняющая себе строптивых и заносчивых красавцев, коснулась чела юноши сладкими губами, и тот ожил.
- Ты кто, дивное создание? - спросил он, забыв о том, что только мгновение назад целовал девушку.
- Я та, кому теперь будешь служить и поклоняться, - ответила она и увлекла жертву за собой, превратившись в грозовую тучу. 
Пронзая взвесь перистых облаков, ангел летел прочь от места, где только что случилось несчастье. Жалость к молодому человеку и бессилие ощущал он. Холодный ветер мешал полёту, и крамольная мысль не давала покоя:
- Как же так, - не мог понять. - Почему за несознательную глупость одного отвечают оба? Это не правильно, - возмущался он, но, с каждым взмахом крыльев поднимался всё выше и выше, к зениту.
Продолжая полёт, сопротивляясь порывам ветра, яснокрылый оглянулся. С запредельной высоты различил, как там, на земле над телом любимого всё ещё горевала девушка. Она неистово причитала: то вздымая руки к небу, то обнимая русоволосую голову, то целовала в лоб. Жалость ещё сильнее стала одолевать хранителя и обида за собственное бессилие поборола сомнения.
- Нет, это не правильно! Я всё исправлю! - решил про себя ангел и развернулся в небе.
Теперь он летел не в Эдем, а к самой Лилит, уверенно выговаривая вслух:
- Я вырву своего подопечного из твоих цепких лап, ненасытная демоница. Только в твоей власти теперь душа его.
...Грозные грозовые тучи вставали на пути, молния жалила тело, гром возвещал о приближении к царству демоницы, но ангел упрямо продолжал полёт, пока не опустился на землю в дивном, сказочном месте.

На земле, где правила искусительница, во все время царил вечер: приглушенные тона заходящего солнца успокаивали взор, мягкий ветерок нежно ласкал тело, с ветвей вечно-зеленных деревьев пели птицы. Повсюду стояли изваяния искусительницы, и орды соблазнённых пели ей гимны. Сама атмосфера во владении ее располагала к плотским утехам.
Саму же демоницу сопровождали преданные ей амазонки, дабы никто из плененных не досаждал просьбами о проведение с нею ночи.
- Кто сегодня тебя будет ублажать, госпожа, - обратилась одна из стражниц. - Может ты хочешь кого из вновь соблазненных?
Всегда в хорошем настроении, Лилит чуть помедлила с ответом.
- Я пресытилась этими прелюбодеями. Скучно мне с ними, - игриво зевнула она. - Сегодня я жду особого гостя в свое ложе. Он чист и непорочен - свят. Такого лакомого подарка еще не пробовала. Телом ощущаю его. Чутьё меня ещё ни разу не подводило. Повелеваю, явись! - топнула она ножкой и перед ней предстал светлоликий, ясноокий, белокрылый ангел.
Он с отвращением смотрел на то, как у ног демоницы стелятся совращенные мужи, умоляя поцеловать её ножку. 
- Почему ты их мучаешь? - возмутился белокрылый.
- Разве я похожа на мучительницу? - возразила она. - Вот, скажи, разве найдешь хоть каплю зла во мне: в глазах - манящий омут, губы сладки как мёд, речь легка и напевна, как журчание ручейка, стан гибок, как молодая лоза. Яд во мне находит только жадный до любви, да похотливый, потому что ищет того. Потому что алчет всего этого непомерно. Искушается не тот, кто слаб, а кто хочет стать искушённым. Вот сей путник, например, - она указала на зло глядящего мужчину в поповской рясе. - Он долго шёл в рай, но в пути оглядывался назад. На привалах желал такого, что даже мне стыдно озвучить. И он получил своё, коснулся моей ножки. Теперь он охранник, вернее Цербера. Нельзя идти к святому, скрывая похоть.
- Но ты же губишь их!
- Ха-ха-ха, - рассмеялась она. - Это без меня они сойдут с ума. Укажи на любого, тут же прогоню. Только спроси перед этим, согласится ли он? Помни: лишь со мной они получают желаемое. Только у меня есть необходимое им - страсть, недозволенное и порицаемое. Лишь мной они упиваются.
- Ты мстишь так ЕМУ? - указал он пальцем вверх.
- Нет. Я помогаю ему прозреть. Пусть видит насколько несовершенны отпрыски Адама. Насколько промахнулся в своей задумке. Только в равенстве был возможен мир. Мужчины и женщины должны быть равны. Сладость, ведь, не в дозволенном, а в желаемом. Это так тонко, что вероятно лишь в тождестве. А пока его нет, буду напоминать о себе. Полагаю теперь и с твоей помощью.
Лилит топнула ногой и исчезли все, кто находился с ними рядом. Остался один лишь ангел.
- Знай, бедный мальчик, - продолжила она. - Мне интересен не столько ты, сколько твои статус и строптивость. Посмотрим на какие жертвы и геройства пойдешь ради своего подопечного. За него же пришел просить? - грозно спросила она, и голос стал зловещ и громок, как клокотание магмы в вулкане.
- Да, - ответил ангел, - он похищен тобой несправедливо. Ты околдовала его. Верни юношу любимой.
Лилит щелкнула пальцами и перед ней предстал юноша, тот, что сидел в кафе.
- Ответь, любимый, гостю, - прошептала на ухо парню, подойдя ближе. - Хочешь ли ты уйти от меня?
- Не гони, - возроптал молодой человек. - Мне сладок, этот плен! Я иссохну без тебя...
- Ну? Что я говорила? - улыбнулась демоница. - Я никого насильно не держу. Забирай, если хочешь ему смерти.
Парень опустился на колени и стал умолять.
- Не гони, - тянул к ней дрожащие руки. - Я хочу делить с тобой вечность...
- Ты не честна, Лилит, - возмутился ангел, глядя на, ползающего у ног, юношу. - Сведи с него колдовство. Скрой чары.
- Ты, глупенький, просишь невозможного, - хищно облизнулась она. - Почти невозможного.
ОН отдал мне его. Отказался. И в моей воле распоряжаться этой жертвой. Я не отдам тебе просто так этого глупца... Ох, посмотри, как ясны глаза его, как упруго молодое тело. От сотворения мира, меня ублажают только такие красавчики... И ты предлагаешь отказаться, не получив ничего взамен?
- Но у тебя их легион!
- Ха-ха-ха, - рассмеялась Лилит. - А мне и легиона мало.
- Так что же ты хочешь взамен? 
- Я желаю не просто замены! - пристально взглянула ангелу в глаза. - Но неравноценного восполнения! И ты можешь это дать...
- Но что именно? - недоумевал он. - Я богат лишь тем, чем наделил Создатель - любовью и преданностью  людям.
- Ты сам ответил на свой вопрос, юноша. Мне нужны твои любовь и преданность. Я жду от тебя поклонения и признания. Это ли не равнозначный обмен? Ты сделаешь свободным смертного, вернув любимой, а я получу тебя и станешь служить мне! Подумай, ты жертвуешь ради спасения невинной души.
Она с любопытством смотрела на ангела. В движении зеленых глаз, в насмешке на ее лице был заметен нескрываемый интерес: примет ли ангел ее условия, согласится ли божий помощник пойти против заповедей создателя своего, ради спасения никчемной души грешника. Искусительница улыбалась белым жемчугом зубов ангелу, понимая что и он сейчас искушается. Был в этом выборе грех. И этим опять ведала она, и это льстило ее самолюбию.
- Хорошо, - ответил ангел, после недолгого раздумья. - Отпусти его.
- Ты вновь его хранитель. Тебе его и отпускать, - указала на юношу Лилит и топнула ногой. - В твоем праве вершить судьбу его.
Грянул гром. Сверкнула молния. И подошел ангел к застывшему, словно изваяние, юноше, да укрыл крыльями.
- Призываю в свидетели небо в тучах и без. Ибо оно сейчас над нами. То что слышала каждая песчинка, все правда, ибо это обещала Лилит. Да сбудется!
- Я освобождаю эту жертву от чар демоницы! Эфеб больше не пленник! От ныне и до конца дней его ему не быть рабом Лилит!
- Ты свободен, - прошептал ангел парню. - Тебя ждет любимая. Явись перед ней...
И не стало молодого человека в легионе демоницы, словно и не было никогда.
- Напрасно ты его отпустил, - вздохнула она. - Пойми мужчина похотлив по природе своей. Редко, когда встретишь однолюба. Многие из них забывают свою любовь и падки на свежую плоть. Некоторых, правда, нужно дооолго шевелить. Я обладаю этим даром. Они не виноваты, всего лишь несовершенны. Совершенна всегда я в их понимании.
- Теперь твой черед присягать мне! - возликовала соблазнительница. - Опустись на колени и целуй мою ножку.
Смело улыбнулся в ответ ангел и, с присущей молодым дерзостью, ответил.
- Ты не Господь, чтоб становиться перед тобой на колени...
- Ты обещал, - возмутилась Лилит. Стань на колени иначе не произойдет посвящения. Ты обещал!
- Разве, - улыбнулся ангел. - Разве я произнес слово "обещаю"? Не склоню перед тобой коленей, не жди!
- Ты лжив, как и все мужчины, негодник. Бойся моей кары! - лицо демоницы исказилось в жуткой гримасе, глаза метали молнии. Голос стал жутким, утробным.
- Ты все испортил, несчастный, - негодовала она. - Ты не дал свершиться задуманному.
В моём легионе не хватало ангела. Ведь не понимаешь, от чего отказался? Ты был бы моей любимой, особенной жертвой, старшим среди униженных.
Ох, как мне приелись все эти склизкие, противные, похотливые мерзавцы! Как же хотелось мне иметь при себе святую, непорочную сущность. Юноша, ты все погубил... И я накажу тебя! 
Демоница щелкнула пальцами и тут же появился, облачённый в рясу, мужчина. Он ревниво посмотрел на ангела, злая ухмылка исказила рот. Сжав кулаки, верный подданный искусительницы ждал приказа.
- Он обидел меня, - указала она на белокрылого. - Лиши его крыльев!
Верный раб тут же накинулся на несчастного ангела. Божий помощник был беззащитен и слаб. Не мог он уже противостоять злу и коварству ибо само присутствие в грешном царстве Лилит отнимало его силы, а их остаток светлоликий отдал на освобождение юноши.
Раб демоницы яро вонзил зубы в крылья и стал рвать плоть. Вздымались к небу перья, лилась кровь светлой сущности и восторженно бесновался легион от пронзительных криков жертвы.
- Ты захочешь взлететь, но не сможешь, - язвила демоница. Примешься бежать от меня - не убежишь. Тебе нет места в раю, потому что явился ко мне с просьбой. И в моем царстве теперь ты будешь на задворках. Стань привратником, немощный птенец! Встречай идущих ко мне прелюбодеев, которым кажется, что владеют мной. Пусть тешат себя иллюзией. Ведь они всего лишь куклы в моих руках. Лишенные воли куклы, имеющие одно право - поклонятся мне.
Ха-ха-ха. Это будет пыткой для тебя - открывать врата и кланяться, сознательно идущим на растление!
И стал ангел у ворот царства Лилит, потому что знал - нет ему теперь дороги в Эдем. Но и верный привратник из него не вышел, ибо это было против собственного начала.
Знал он, обречённый, что грозит прелюбодеям. Тщетно пытался никого не впускать. Даже запирал ворота. Но в несметном легионе все прибывало народа, и смешны были потуги его. Звонким эхом разносился смех Лилит по округе. И был тот смех манящ и нежен, как журчание родника.

P.S. На этом, пожалуй, закончу историю с Лилит навсегда. Хватит воспевать искусительницу. Того гляди и сам попаду под её чары. Не стану больше тратить ни вашего внимания, ни своих сил. Было б все правдой... А так... Хотя, кто знает может и я сейчас ляпнул лишнего, и грянет молния и явится... Понесло. Нет, не явится - понурый старик этой бестии не интересен. Я так думаю!
Cвидетельство о публикации 593637 © Замоз(Мамичев) С. В. 25.09.20 21:26