• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Повесть
Не столь далёкое будущее... На Земле теперь всё в порядке? Ответ понимает каждый... И как быть тем, кто так и "не нашёл себя" в этом Мире? Может быть, при стечении обстоятельств, можно оказаться в другом Мире, где нужны только твои руки, а ещё лучше - и руки, и голова! Версия такого варианта и рассматривается в фантастической повести.

Звёздный инженер

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста



Йольз Джангерс



З В Ё З Д Н Ы Й И Н Ж Е Н Е Р




ПРОЛОГ

Ещё много веков назад народонаселение планеты Земля стало постоянно увеличиваться. Постепенно количество живущих на всех её континентах, стали исчислять миллиардами, и настало время, когда число проживающих на планете, по разным оценкам, приблизилось к тридцати миллиардам. Прокормить, напоить, вдохновить и развлечь такое количество своих жителей естественным ресурсам одной планеты уже стало не по силам.
И, в результате, рост числа землян сначала прекратился, а затем, стал постепенно уменьшаться. Те, кто оказался многократно за чертой бедности, уходили быстро, хотя численность такой категории людей все равно росла. В умеренных широтах, под натиском сельскохозяйственных угодий, лесов уже почти не осталось, но ещё оставшиеся зелёные зоны уже давно стали частными владениями. Интенсивные аграрные технологии истощили плодородные почвы, в результате чего урожайность всех пищевых культур сильно упала, а ставшие популярными искусственные продукты на деле имели сразу несколько обратных сторон.
Средняя продолжительность жизни человека уже составляла 115 лет, но в холодных земных широтах, где для оставшихся лишними спасение ещё было, суровые условия и беззащитность, отмеряли им средний жизненный срок лишь жалким набором десятилетий.
В огромных городах, уличных пешеходов практически не осталось, но если и появлялся кто - то пеший, то с большой уверенностью можно было прогнозировать скорое пополнение им холодных широт. Прогресс и гениальные технологии создали все условия для жизни на планете Земля без серьёзных проблем и непреодолимых трудностей, но при этом, они же и породили у себя под носом не что иное, как низшую касту…


БОЛОТО

До этого Радомысл с мамой и бабушкой жили в маленькой комнатке в городе на берегу Волги. Денег не хватало всегда, поэтому никакого официального образования у всех троих не было. При возможности, они порознь иногда подрабатывали, но такое реальной пользы приносило мало. Иногда бабушка вспоминала, что её родители, когда состарились и уже не могли работать, получали какое - то денежное пособие, и она его как - то называла… Старым словом, очень похожим на слово песня… Но теперь вознаграждение платят только тем, кто, владея электронными технологиями, приносил истинную пользу обществу и достиг возраста сто лет.
То, что их, в конце концов, выселят из комнаты, все трое хорошо понимали. Поэтому, для переезда на север денежные крохи постепенно откладывались, часто в ущерб оплаты за стены, в которых они ютились. И вот, наконец, поступило последнее предупреждение: если к полуночи долг и штраф не будут погашены, то на следующий день их жильё будет аннулировано.
Хорошо, что предупреждение пришло не вечером, и мама успела договориться с одним из дальнобойщиков об их попутном перелёте. На сумму, которую тот запросил, накопленных ими денег вполне хватало.
Вертолёт дальнобойщика относился к тяжёлой серии, но он летал на нём без штурмана, может быть просто в целях экономии. Радомысл с интересом смотрел на плывущие внизу ровные полоски плантаций, на бегающие по ним аграрные автоматы, на разрезающие поля чёрным блеском полимерного покрытия стрелки дорог, на вычурные контуры дорогих особняков. Беспилотники, в том числе и совсем крошечные, не должны были залетать на вертолётные трассы, но кто мог за ними уследить? Поэтому, при появлении впереди по курсу постороннего объекта, дальнобойщик тут же включал пневматическую пушку.
Но, чем дальше на север, тем картина внизу постепенно прирастала более унылыми подробностями. А вот даже поле, на котором по старинке люди работают! Вон, в стороне город, но совсем, какой - то небольшой… А вот, кажется, и тайга… Но в этих окрестностях всё уже занято, а нам ещё лететь и лететь.
До места назначения они добрались, когда уже стемнело. Одинокий дальнобойщик их туда завёз, пожелал удачи на новом месте и полетел со своим грузом ещё дальше на север.
Когда - то здесь была шахта. Очень ветхие бараки всё же остались, ведь они были рассчитаны на долгие суровые зимы. Большинство бараков уже были заселены, но семья Радомысла успела вовремя - они заняли предпоследний пустой барак.
Жизнь в барачном посёлке оказалась почти средневековой. Старое понятие «натуральное хозяйство» здесь было определяющим. Пока на дворе было лето, все собирали грибы и ягоды, ходили на рыбалку. Строить теплицы разрешалось, но на какие денежные средства… Воровство друг у друга, не то чтобы процветало, но и необычным явлением не было. Только самым напряжением для переселенцев было ожидание грядущей полубесконечной зимы, в связи с чем, все, как могли, утеплялись.
Ровесников у двадцатилетнего Радомысла почти не было, а кто и был, то их интеллект вполне вписывался в создавшиеся условия. Поэтому, совсем не видя своего будущего, Радомысл световой день проводил на болоте, невдалеке от посёлка, которое, ближе к своей середине, уже становилось озером.
Несмотря на то, что люди вернулись в бараки только в этом году, кто - то им уже успел нашептать о дурной славе данного болота. Оно было даже на местных картах и именовалось как «озеро Злое». Но рыба в нём была, даже крупная, и Радомысл, без конкурентов, обычно приносил домой неплохой ужин. Мест для эффективной рыбалки вокруг было много, и главы семейств уже поговаривали о создании рыбоперерабатывающего кооператива. Но на Злом озере Радомысл был всегда один.
Зайдя за берег озера в старых болотных сапогах, он привычно закинул длиннющую самодельную удочку почти к середине и стал методично отбиваться от полчищ комаров, и в таких боях он уже причислял себя к асам. Только сегодня, что - то, клёва не было… Радомысл решил сменить наживку, но удочка леской за что - то зацепилась. Пришлось двигаться вглубь, благо, хоть озеро и считалось болотом, намёка на трясину здесь не было.
Вдруг, из середины озера медленно поднялось нечто… То ли только хребет, то ли спина огромного животного! В сказки Радомысл не верил, в проснувшихся динозавров тоже, но уж если такой исполин попробует напасть, то укрыться за могучими соснами на берегу труда не составит. Как же эта тварь там помещалась? Хотя на дне может быть и карстовый пролом, известняка здесь много… И что теперь делать?
Если мой крючок «поймал» этого Водяного, то лучше тупо не упорствовать. В бараке запас крючков и лески есть, с удилищем в тайге проблем быть не может. Радомысл аккуратно положил удилище на воду и, на всякий случай не отворачиваясь, попятился к берегу.
Нередко люди, когда им что - то не удалось, поднимают глаза к небу. Данный мимический жест исполнил и Радомысл. Над озером висело большое облако. Он опустил глаза, но потом поднял голову. Странно, вон маленькие тучки бегут себе, а это облако - на одном месте… Впрочем, облачность бывает и на разных уровнях, а ветер там не везде одинаковый.
В бараке была только бабушка. Говорить ни ей, ни кому - либо другому, о причине своего раннего возвращения, Радомысл не собирался. Но масла в огонь подлила сама бабушка:
- Не ходил бы ты на Злое озеро… Вон, местные говорят, что там люди пропадали… Водолазов туда никаким калачом не заманишь!
- И это тоже местные говорят? Сама - то ты слышала?
- Но ведь, говорят же…
- Рыбу вчера ела? Понравилась? …А как называется у местных их любимая жидкость? Вот тебе, бабушка, и все ответы.
Несмотря на то, что Радомысл поставил свою бабушку «на место», её слова, как это не редко бывает, куда - то в него всё же протиснулись. Быть в тайге, не имея с собой ничего веского, равно полному безрассудству. В рюкзаке он нёс ржавый охотничий нож, найденный при заселении в барак, и возможно даже оставленный ещё прежними хозяевами. Но уверенности он ему сейчас совсем не придавал. К болоту Радомысл, фактически, крался.
Показался берег, прищурившись он всматривался в гладь… Что - то не видно никого… А вокруг? Свежих поваленных сосен, кажется, тоже нет. Тогда надо рыбачить.
Подойдя к своему излюбленному месту, он увидел оставленную им удочку, скромно выглядывавшую из воды. Если даже так, то новая теперь будет просто запасной… Наживки на крючке с легко вытянувшейся из воды леской, не было. Это что, моего мотыля съел, тот самый Чудо - юдо рыба кит?
В итоге за этот день он поймал только одну маленькую рыбёшку и уже стал подумывать о смене места лова. Но на следующий день всё же пошёл опять на Злое озеро, откуда уже вернулся с таким уловом, что часть его даже отдали соседям.
Хороший улов Радомыслу стал доставаться довольно часто. Даже,
как - то не верилось, что, вобщем - то не очень большое заболоченное озеро, может кормить собой столько рыбы. Излишки озёрной добычи стали продавать желающим, мама с бабушкой занялись ремонтом приносимой одежды, благо имели в этом ремесле хороший навык, и семья его понемногу поднималась на ноги. Женщины вслух уже не раз жалели, что не уехали из своего города гораздо раньше.
Короткое лето, не прощаясь, убежало, пошли серьёзные заморозки, болото стало покрываться льдом. Радомысл почти перестал вспоминать о могучей спине увиденной им тогда в озере, попутно склоняясь к факту оптического обмана. Сидеть с удочкой стало холодно, зато и самое страшное явление в тайге перестало пищать возле ушей.
Лёд пока ещё тонкий, на него выходить опасно, но сделать полынью брошенными с берега камнями, было вполне возможно. Всё, теперь есть куда забросить наживку.
При размахе для дальнего метания, лицо невольно поднимается вверх.
…И что - то показалось ранее виденным. Радомысл посмотрел в небо. Над озером висело облако, возможно даже такое же, как из того случая с оптическим обманом… Впрочем, так ли я помню все подробности?
С середины озера раздался треск льда… Опять! С мощной спины, поднявшейся из воды, спадали кусочки льда. Теперь точно, что здесь никакого оптического обмана… Ну, нет! Это моё озеро!
- А ну проваливай! - Радомысл постарался придать голосу басовый тембр. - Не пугай мне тут рыбу!
Даже удивляясь собственной смелости он запустил в чудовище камень. Недолёт… Но камней - то я собрал много! …Увесистый пятый камень угодил, наконец, в самый хребет!
Никакого рычания или воя… И где поднявшаяся голова или, хотя бы, хвост? Стоп, а действительно ли, что это «нечто» живое? Его камень, которым он поразил мишень, от неё даже не отскочил, и в воду тоже не сполз. Были бы хоть какие - нибудь доски, чтобы пройти по льду…
Старый мостик для полоскания белья оказался неплохим плотом. Лёд впереди по курсу Радомысл разбивал охотничьим ножом. Чем ближе он подплывал, тем больше росла уверенность, что никого живого под всплывшей кожей нет, а то, что это была именно звериная кожа, ему, не раз работавшему на мясозаводе, уже было ясно.
Облако над ним будто примёрзло к небу… А что если… Ну, конечно же! Это не облако, а аэроантенна! Кто - то меня здесь вычислил и хочет развести на какую - то игру! Только не слишком ли всё закручено?
Он осторожно потрогал кожу, явно всплывшую на воздушном пузыре. Оказывается, всё так просто… Ну что играть будем? Его мысленный вопрос не был задан вслух, однако тут же лазерный лучик уткнулся в его победный камень, слегка вдавившийся в воздушный пузырь. Хотите, чтобы я его убрал? Пожалуйста. Хотя, все равно вы с меня ничего не получите. Это я над вами посмеюсь.
Радомысл наступил на кожаный пузырь и наклонился к камню…


ОБЛАКО

Кожа сработала как капкан и мгновенно захлопнулась над ним! Радомысл вздрогнул, но тут же пришёл в себя, тем более что в руке был нож. Конечно, вода холодная, но игру я вам могу серьёзно испортить! А их игра уже и началась - появились две виртуальные кнопки, но вместо банальных «да» и «нет», они являли собой два глазика: открытого и закрытого. Радомысл коснулся закрытого, имея в виду при этом, что в кожаном мешке я в никакие игры не играю. Реакции в ответ - никакой. Понятно, неужели сюда меня честные сетевики заманили… А открытый - то глазик они потрудились сделать особенным - зрачок в виде мелкой спирали и вытянутый сверху вниз, значит кто - то талантливый на них работает, красиво получилось. …Ладно, коснусь открытого, но если - опять без пользы, то начну резать мешок.
Радомысл прикоснулся и глазик заморгал… А кожа, свёрнутая теперь в мешок, закрутилась как электродвигатель! Ему приходилось бывать на аттракционах, но такого… Он сжал руками голову, заодно прижимая её к рукояти ножа. Да можно ли выдержать такое! Хотел крикнуть
что - то нехорошее, но голос будто пропал…
Возможно кожаный электродвигатель всё же выключили, а Радомысл, повалившись на бок, по инерции ещё прокатился как валик.
- Ну вы и злые!
Голос вернулся - это уже хорошо. Хорошо было и то, что кувыркаясь внутри мешка, он не порезался о собственный нож. Но его - то в дело я сейчас и пущу! Радомысл с трудом встал на непослушные ноги…
Вдруг сверху обозначилось голубое небо, а сам мешок безжизненно рухнул, вновь являя себя просто очень большим куском кожи.
Радомысл проваливался ногами, видимо под кожей была пустота. Дойдя до её края, он увидел, что до земли ещё метра два. Надо прыгать, пока ещё что - нибудь произошло… Спрыгнув, он упал; ноги его ещё не восстановились. А пресловутая кожа, которая, как оказалось, висела в воздухе, прикинулась опавшим листиком и, в точности копируя его полёт, лениво легла на землю.
…Но где это я!? Значит, эти продвинутые сетевики умудрились меня заманить, затем закрутили и куда - то закинули. Сейчас начнут требовать денег за возвращение.
А здесь сравнительно тепло, да и тайги нет… Надо же, какие у них возможности! Эх, что меня дёрнуло плыть к этой «спине». Поймали, меня как мальчика! Ну вот, пожалуйста, уже идут…
Действительно, к Радомыслу направлялся человек, судя по походке молодой. Но для контактного расстояния ещё было не меньше минуты. Радомысл принял независимую позу, демонстративно поигрывая ножом. В независимом состоянии поглядывают по сторонам, что и было проделано. Так, а в самом деле, что это за местность? Вон река… Вылитая Волга в бывшем моём городе! Только где город?... Но пора было говорить с вымогателем.
Тот, видя в руке большой нож, остановился в метрах десяти. Судя по плохенькой одежде, парень к главным не относился. Затем, он стал, чуть ли не по стойке смирно, поклонился и, учитывая расстояние, почти крикнул в сторону Радомысла:
- О-хаё годзаимас, сэнсэй!
- Что… - Радомысл даже засмеялся. - Ты под кого это косишь? Приключения японца в России?
- Хай, нихондзин!
Вообще - то, в парне было что - то не наше. Но если меня уже легко обвели вокруг пальца, то игра может и продолжаться.
- Что ты от меня хочешь? - Радомысл не переставал упражняться с ножом. - И не валяй дурака, говори по - русски.
В это время за спиной прозвучал краткий сухой щелчок. Радомысл оглянулся в сторону звука… Кожи нигде не было! Была мешком, спиной зверя, теперь стала невидимкой… Он посмотрел на парня, который стоял лицом к событию. Тот, в ответ на немой вопрос, просеменил пальцами, а затем раскинул руки: мол, была и нет.
А сзади зашуршала трава: к Радомыслу ещё кто - то подходил!
Пришлось быстро развернуться на два фронта. Подходившие, мужчина и женщина, смотрелись тридцатилетними и тоже были одеты весьма просто. Но как только Радомысл развернулся и к ним, они сразу остановились, а мужчина, указав пальцем на охотничий нож, затем сделал понятный всем жест - выброси. В ответ на это Радомысл неуклонно покачал головой:
- Пока не узнаю, что вы от меня хотите, он побудет у меня в руке. Так что вам всем нужно?
Мужчина с женщиной переглянулись и кратко перебросились
какими - то словами. Что, и эти будут японцев изображать? Вид - то у них северный!
- Заканчивайте цирк! Повторяю, что вам нужно?
Мужчина пристально посмотрел на Радомысла, а потом развёл руками:
- Ви форшто рикке рюссиск! - Потом он медленно приложил ладонь к своей груди, а потом к плечу женщины. - Норге!
Женщина шлёпнула себе по щеке и засмеялась. У неё было сумочка, и она из неё что - то достала. «Что - то» было похоже на комок белой ваты, который она положила на сдвинутые ладони и проделала ими какую - то манипуляцию. Из «комка ваты» прочертилась лазерная стрелка, точно такая же, какая ранее указывала на меткий камень Радомысла и спровоцировала его сделать самый неверный шаг. Лазер из рук женщины был устремлён куда - то к небу. Радомысл взглянул на выдававшего себя за японца, тот тоже смотрел в небо. И что же сейчас оттуда упадёт?
А нет ли здесь того самого облака, что было над болотом? Похоже, что нет, не видно… А это ещё что за наваждение? Совсем небольшое облачко с положенной ему высоты спускалось вниз, может быть даже к ним, и делало это по примеру улиток, то сжимаясь, то растягиваясь. Радомысл посмотрел на окружавших; с десятиметрового расстояния уверенно оценить их реакцию было нельзя, но, то, что такое их не смущало, читалось легко.
А может эти трое такие же как и я? Просто, их метнули раньше? Но что за события происходят? И не очень - то похоже на продвинутую анимацию…
Облачко уже было близко, и ползло оно, разумеется, именно к Радомыслу!
- Эй, туман! Кто тебя вызвал, вот их и обволакивай. Мне, только недавно, твоя сестра чуть голову не открутила.
«Туман» направления не изменил, но и ползти перестал, зависнув
где - то в метре от головы. Затем словно всплыли со дна на поверхность два уже знакомых глазика. Ну, уж нет! Второй раз - да на те же грабли!
А вокруг - море эмоций. Все трое поочерёдно закрывали один глаз и указывали пальцем в открытый, обилие нерусских слов, доводы и доказательства на непонятных языках, и такое на берегу Волги! Хотя, Волги ли? Мужчина, наконец, осмелел и направился к Радомыслу, говоря что - то интонацией для самых бестолковых. Подошёл и застыл в прицеле пальцем в спиральный зрачок.
Ругая себя за безволие, Радомысл, всё же сделал то, на чём все настаивали, причём, если бы это был и правда глаз, то такое бы стало его последним мигом.
Но на сей раз в ротор электродвигателя его не превратили. Облачко внутри себя расступилось, обозначив водяной экранчик. Мужчина рядом ткал пальцем возле экрана, и глядя на Радомысла, шевелил всей пятернёй у своих губ - говори, мол.
- Что мне говорить? Поздороваться?
Оказалось, что и такого было достаточно. Из облачка взвился вверх красноватый лазерный лучик. Получалось, что технологии пучковой энергетики сейчас достигли предельных высот, и теперь они уже просто витают в облаках. Но, а если серьёзно… Возможно, что я с самого начала вводил себя в заблуждение… Что это за аэроантенны такие самоумные?
Радомысл посмотрел на близко стоявшего норвежца, предварительно указывая на него для убедительности, спросив «Норге?» и услышав поспешное «Йа, йа». Так вот, в глянцевые журналы такой облик не проходит, в Голливуд - подавно, но и ничего «чёрного» в этом худощавом человеке не высвечивается, скорее так выглядят простачки. Как бы украдкой, подошла и женщина; вблизи уже чётко стало видно, что оба они одного покроя, а значит, муж и жена.
Пора убедиться - Волга ли там поблёскивает под солнцем? Радомысл сделал жест, как он считал понятный, о том, что скоро вернётся, но норвежец схватил его за руку, другой рукой указывая на дежурившее около них облачко. Радомысл свою руку буквально вырвал и поводил медленно пальцем:
- Культурная Европа… Мне теперь что, присягу принимать?
Говорят, северяне не многословны. Эти двое, о таком явно не слышали. Молчал при их «объяснениях» только японец.
Наконец облачко вновь соединилось лазером с небесами. И на его водянистом экране появились русские слова, но тоже из воды, чтобы прочитать такое, надо было ещё изловчиться. К ним подошёл и японец, но сначала все трое уговорили - таки Радомысла положить нож на землю. Он положил, но, на всякий случай, наступил на него сапогом.
Экран облачка нередко выдавал слова с ошибками, но общение с незнающими русского всё же стало возможным. Радомыслу было даже интересно увидеть свои фразы в иероглифах или на норвежском. Японца звали Риоси, но это было не имя, а прозвище, переводимое, как рыбак. Рыбаками оказались и норвежцы - Ингвар и Таня, которые категорично не соглашались с тем, что Таня это русское имя.
Но главное… Все они здесь находились на Земле… Но без людей! Радомысл в такое долго не хотел верить, но находящиеся здесь уже по пять дней его оппоненты, на этом настаивали. Животных здесь тоже нет, хотя есть насекомые и немного непонятных птиц. Только вот облака здесь особенные, и такое уже было совершенно очевидно.
Попались и прибыли сюда его невольные соседи по той же самой схеме, только у них всё происходило в море. Спина кита, которого Ингвар со своего сейнера загарпунил и отбуксировал к берегу, далее помощь жены в строповке улова лебёдочным тросом… И всё у них шло гладко до тех пор, пока супруги вместе не оказались на китовой спине. Риоси же, так вообще кита не трогал, а оказался на своей лодке прямо над ним. Его лодка теперь лежит здесь, на берегу той большой реки.
Но некоторая разница со случаем Радомысла у них всё же была: никакие виртуальные глазики всем троим не представлялись, их они увидели в первый раз уже здесь, когда получали вводную информацию от облака. Во вводной информации было прямо написано, что их перевезли сюда, чтобы они занялись здесь своим привычным делом - ловлей рыб.
- И много вы за пять дней наловили? - Поинтересовался Радомысл.
- Мы ещё не ловили. Нам обещали доставить снасти, а их пока нет.
- А нет ли здесь какого - то обмана? И что, пять дней вы ничего не ели?
Когда они видели перевод его вопроса на свои языки, то реакция была единой - смущённая улыбка. Их кормили, но едой были те же облака, вернее, их маленькие кусочки. Вкуса - никакого, но есть после таких обедов не хотелось.
- Что ещё здесь необычного? - Радомысл, хоть и готовился к куда более худшим событиям, но узнав о таком питании погрустнел. - Не кажется вам, что солнце здесь какое - то не такое? Слишком маленькое, что ли…
- Про солнце, мы как - то не замечали, а вот ночью на небе звезд нет совсем. И луну мы тоже ни разу не видели.
- Так на Земле ли мы?
Ответом было недоумённое пожатие плечами.
- Радомысл, ты, я чувствую, человек очень образованный. - Даже в вопросе по - норвежски Ингвара уже слышалась интонация уважения. - Если что - нибудь не такое сам здесь заметишь, ты нас известишь?
- Разумеется. Только официального образования у меня никакого нет. Моей семье такое было не по карману.
За спиной Радомысла послышался краткий щелчок, такой же, какой совсем недавно он уже слышал. В той же точке, где до этого появлялся он сам, висел иссиня - чёрный мешок, который уже по известной схеме, безжизненно рухнул, образовав собой чёрный ковёр - самолёт. Но вот пассажира, что - то было не заметно… Таня потянула Ингвара к объекту, за ними пошёл и Радомысл. Снизу промятая китовая шкура выдавала фигуру лежащего на ней человека. Ингвар подсадил Таню, и наблюдая за её шагами стало понятно, что она дошла до него. Она что - то прокричала, муж в ответ тоже что - то крикнул, а затем посмотрел на Радомысла и показал на свои плечи.
Глубоко проминаясь, Радомысл подошёл к лежавшему. Таня хлестала его по щекам, пока тот, наконец, не начал морщиться. Радомысл попробовал поднять его, но на таком неустойчивом полу это оказалось не просто. В конце концов, человек стал осознанно шевелиться и стал ногами искать опору. Вдвоём они протащили его к краю и передали Ингвару и подошедшему Риоси.
Несколько минут потребовалось, чтобы, побитый чудовищной центрифугой, темноволосый мужчина полностью пришёл в себя. Облачко с экраном, назад, в небеса, не торопилось, и новичка повели к нему для знакомства. Охотничий нож Радомысла лежал возле облачка бесхозный, и сам этот факт стёр его последние сомнения. Опередив всех, он поднял противоречивую для окружающих вещь и засунул в свой левый рукав. Однако новенький заметил данную процедуру, остановился и пристально посмотрел на Радомысла.
- Не обращай внимание, амиго! - Радомысл сделал успокаивающий жест ладонью. - Так уж получилось.
- Амиго?! - Удивлённо почти крикнул тот. - Абла кастельяно устед?
- Нет, совсем даже не абла… Вы тут его сами подрессируйте, а осмотрю окрестности. - Радомысл и не надеялся, что его дословно поймут, но иллюстрация жестами всё же какой - то смысл определила.
Но детально посмотреть, что есть что, ему одному не получалось: за ним увязался и пристроился рядом японец. Радомысл трогал руками траву, ветки кустарников, всё было настоящее. Так здесь не настоящие только облака? Он поднял голову. Да нет, вон плывут себе, как и везде... Поискать недвижимое облако? Но такие поиски оказались безрезультатными. Почти все, что Радомысл совершал, за ним повторял и японец, но ни одного японского слова так и не проронил.
Значит их, уже теперь четверых, заманила китовая «шкура», а меня, почему - то, «шкура» животного... Почему? Кто - то сверху читает мысли? Я работал на мясоперерабатывающем заводе, шкуры животных хорошо знаю, а китов, в живую, никогда не видел. И почему мне явили импровизированные кнопки, а им, минимум троим, нет? Может только потому, что я уже предположил, что сейчас будет виртуальная игра? И где здесь прячется этот «кто - то»? А не могут быть события обусловлены лишь каким - то явлением? Тоже не сходится - облачные лазеры и умная переводчица из того же теста - это реальность, если я конечно в полном здравии.
- Скажи что - нибудь, Риоси! Ты правда настоящий?
Японец заморгал и только очень тихо повторил своё прозвище, которое в японской речи звучало малопохоже с написанным ранее русскими буквами.
Вот и берег реки... Но это же Волга! Волга в моём городе! Только где мост? Где тепличный парк? Где сам город?!
По очертаниям волжских берегов Радомысл вычислил, где должен был стоять, дом, в котором он до этого жил и пробрался сквозь заросли к тому месту. Нет его! Исчез! Он присел и потрогал землю... Тёплая... Вообще - то, сейчас середина осени!
- Риоси! Вы как здесь спали?
Подробное объяснение, сколько времени и как они свой вели диалог, каждый на своём языке, можно было бы оформить отдельной брошюрой. Но в итоге, Радомыслу стало ясно, что спали они в облачных домиках, из того же материала были и кровати, а земля, на которых лежали их кровати, была всегда тёплой.
- Тогда, мы не на Земле. - Заключил, в итоге Радомысл. - Узнать бы ещё, что здесь считается ловлей рыб.
Непонятно было всё, в том числе и почему здесь в точности почти родная ему местность, и она ещё притянула сюда иностранцев? Притянула, конечно же, не сама местность, но почему именно сюда?
Вдруг Риоси что - то заговорил, нервно показывая на небо. Над ними проплывало облако несколько необычной формы; оно немного напоминало шар. Риоси же показывал на него и, говоря что - то, часто кивал головой. Получалось, что он это облако уже знал! Радомысл тоже стал провожать глазами данный объект, ожидая очередного лазера. Но...
Облако - арбуз вдруг проявило на себе несколько десятков им уже известных глаз с теми же спиральными зрачками! Сторона облака, обращённая к земле, просто была усыпана часто моргающими глазками!
...Однако, так ничего и не произошло. Поморгали - и все разом исчезли... А само облако грациозно удалялось прочь.
- Здешняя хозяйка? - Спросил Радомысл у Риоси.
Случайное совпадение или нет, но Риоси в ответ кивнул. А почему хозяйка, а не хозяин, то такое напрашивалось само собой: глазки - то были явно женские.


БЫЛЬ

После того, как Радомысл так и не вернулся с болота, со следующего утра начались поиски. Его мама первой пришла на берег Злого озера и нашла вмёрзшую в лёд удочку и рюкзак, заполненный камнями. Но его охотничьего ножа нигде не было. Раньше она никогда сюда не приходила, однако, то, что старый бельевой мостик торчит изо льда на середине озера, ей показалось странным.
Весть о пропаже младшего Кольчугинцева расползлась очень быстро. Мужская часть барачного населения, для смелости, собралась вместе, но их визит на болото ровным счётом ничего не прибавил. Зато теперь, чуть ли не каждый не упускал случая, чтобы блеснуть умом: «Ведь говорили же ему!».
Через трое суток к озеру Злому прилетела следственная группа, но свои выводы они не сообщили даже семье.
Но ещё через пару дней, с чьей - то лёгкой подачи, фамилия Кольчугинцева засветилась в сетях. Редко его называли правильно по имени, но подробности события и выводы росли как грибы. Заголовки, не редко с грамматическими ошибками, раскрывали одну сенсацию за другой! «Раскрыта тайна исчезновения Кольчугинцева!», «Очередная жертва Злого Духа!», «Болотный монстр не щадит никого!»... Появились даже фотографии и болотного монстра, и Злого Духа...
Маме и бабушке Радомысла такая нездоровая активность только подливала горя. Но они себя утешали - ведь его же так и не нашли, даже водолазы, которые просканировали болотное дно. А в монстров и в прочую нечисть они, конечно, не верили.
Но поднятая шумиха возымела и неожиданное продолжение. К Кольчугинцевым прилетел на современном электролёте бизнесмен, он расспросил маму о сыне, опросил детали последнего похода Радомысла на рыбалку, и, в утешение, оставил семье неплохую для них сумму. Сам он, как потом выяснилось, озеро Злое купил, и на его берегу быстро вырос средний по размерам, но комфортабельный наблюдательный пункт. Там, сменяясь, дежурили люди в форме, им помогало, развешенное по периметру озера, видеонаблюдение.
По посёлку пошли слухи, будто бы интерес бизнесмена и военных к озеру вызван результатом донного сканирования. Дно болота, якобы имеет провал прямоугольной формы, глубину которого не определил даже сканер. Масла в огонь подлил и факт разгрузки военными в посёлке водолазного снаряжения, так как к самому Злому озеру можно только подлететь на вертолётной технике. А электролёт бизнесмена видели в воздухе почти каждый день.
И вот, однажды днём в небе послышался нарастающий свист. Оказалось, что это мчится уже ставший знакомым электролёт, но, видимо, уже на предельной скорости. Что - то там случилось... Бывшие в тот час в посёлке мужчины вышли из бараков.
К болоту они пробирались крадучись, за ними семенила и мама Радомысла. А вон и само болото...
- Смотри, видишь что там. - Шепнул один, показывая рукой на середину. - Огромная спина. Это зверь из ямы.
Кольчугинцева тихо зарыдала...
- А электролёт прямо над ним. Не боится богач.
Что произошло дальше новые северяне не забудут никогда! «Спина», вывернувшись наизнанку, захлопнулась над винтокрылой машиной! Все были в оцепенении. Что же теперь будет? Может, пару минут спустя, огромный мешок развалился и оттуда спрыгнул в ледяную воду грузный бизнесмен, который правда был в гидрокостюме. Но только он это сделал, над электролётом мешок снова захлопнулся и, не раздумывая, резко ушёл под воду.
- Все видели? ...А ты говорил зверь. Тут какая - то техника, не зря же здесь военные.
А мама Радомысла перестала плакать и даже заулыбалась...
Бизнесмен выбрался на лёд и подошёл к дежурным. Вопреки ожиданиям, он не бился в истерике от потери винтокрылой машины, а увлечённо что - то им рассказывал. Говорил он явно дольше того времени которое провёл в «мешке», очень часто двигая пальцами вниз, будто что - то нажимая. Потом все трое, словно спохватившись, быстро поднялись в домик.
Большинство из мужчин, посчитав, что интересного больше не будет, вернулись в посёлок. Но двое, вместе с Кольчугинцевой, всё ещё сидели на корточках в засаде. Наконец военные с бизнесменом медленно вышли и с явно недоумённым видом. Они поочерёдно подходили к видеокамерам, внимательно осматривали их, и только разводили руками.
Ни сразу же, ни сколько - то дней позже, в сетях об исчезновении электролёта так и не появилось ни слова. Один из поселковых мужчин, подглядывавший за событием, пытался выложить о нём заметку, но его старенький компьютер, при данных его действиях, тут же зависал. И любые повторные попытки сделать это неизменно заканчивались тем же результатом.


СОТРУДНИЧЕСТВО

Радомысл находился в своём доме и ломал голову над порученной творческой работой. Хозяйка заметно выделяла его из всех прибывших, что вообще - то благотворно сказывалось на самолюбии. И Радомысл старался.
На самом деле всё то, что было сейчас вокруг него, являлось «Землёй ноль». Планета - 0 это изначальная первая копия такой планеты, где оказались в наличии условия для развития высоких форм жизни. Но это совсем не означает, что по естественным законам Вселенной на Планете - 0 не возможно временное присутствие носителей любых форм разума.
Облачная Цивилизация, а именно такая формулировка была представлена Хозяйкой Радомыслу, была, уже по его мнению, образцом очень высокого интеллекта. Идеи, которые ими передавались, детально рассчитывались и нацеливались именно на нужный эффект. Но их физическая особенность - это отсутствие твёрдой плоти. Воплотить свою идею они могут только создав что - либо из воды. Хотя, знало бы человечество, на что на самом деле способна обыкновенная вода!
Впрочем, здесь и не совсем обыкновенная. Здесь, если что и создаётся, то из Н3О; на Земле такая молекула при определённых условиях образуется и именуется гидроксонием, но там она не стойкая, а здесь - это естественное и устойчивое соединение. Ну а здешние реки, обыкновенные облака, дожди - всё это традиционное Н2О, то есть неисчерпаемый запас сырья для водного материала при увеличенном водороде.
То, что простые рыбаки именовали Живыми Шкурами на самом деле можно приравнять к многофункциональному роботу, пластичному по свойствам. Да, в первый раз и сам Радомысл попался в расставленные сети, но теперь он о том случае совсем не жалел. Конечно, пришлось учиться, но преподавали ему через водный экран настолько толково, что никакой путаницы в информации не происходило. Но «облачную академию» закончили только он и, с оговорками, Риоси. Остальных, уже после первых лекций, перестали трогать и отправили ловить рыбу.
Ловля рыбы для Облачной Цивилизации, по смыслу, не имела ничего общего с традиционными земными понятиями. Представители этой цивилизации, проще - Белотучки, подпитываются естественными водными испарениями - это и их пища, это, говоря земными понятиями, и их здоровье. Реки, моря и океаны на Земле - 0 были сначала совершенно чистыми, поэтому, в своё время состоявшееся их новоселье, говоря образно, было радостным. Но очень быстро сначала в реках, затем в солёных акваториях появились водоросли, а вслед за ним и весь известный землянам водный мир. А вот его размножение буквально мчалось не по - земному быстро. В Облачной Цивилизации считают, что такие события, на самом деле, являются чьими - то происками, и они догадываются, чьими именно.
Обилие подводных обитателей привело к значительному ухудшению качества водных испарений и, в результате, отсюда уже многие Белотучки вернулись назад.
Конечно, люди, что оказались здесь, а их теперь уже более ста человек, Облачной Цивилизацией фактически были похищены. Но все эти люди на родной планете фактически оказались лишними. А здесь же, может быть и не высший комфорт, но вернуться назад, вроде бы, уже никто не желает.
Высокий разум должен быть гармоничным с окружающими его реалиями. И Облачная Цивилизация такое легко демонстрирует: рыбу, которую здесь ловят мягкими, но прочными сетями отправляют в воде на Землю, выпуская в подходящую для неё акваторию. Выкашивают здесь лишь мелководные водоросли, стебли которых являются незаменимой добавкой к покрытию Пластичных Роботов. Так вот над созданием нового покрытия, имитирующего земной травяной покров, и трудился сейчас Радомысл.
Вошёл Риоси:
- Измельчил, но только до семи клеток в одной ячейке. Если убираю седьмую клетку, то ячейка начинает гибнуть. Какая - то цепная реакция.
Водных экранов в доме Радомысла было целых четыре, которые были равномерно распределены по жилому пространству, поэтому быстро прочитать перевод не составляло проблем. Однако информация Риоси озадачила Радомысла:
- А почему так? Такие большие ячейки не срастутся с ячейками с закисью водорода.
Риоси только пожал плечами:
- А ты спроси у неё. - И он кивнул на Главный Экран в дальнем углу, тускло подсвеченный холодным паром.
Уже ставший банальным, спиральный зрачок и...
- Добрый день, уважаемая Хозяйка. Вы сейчас можете контактировать?
- Да, могу, Радомысл. Говори о проблемах.
- Ячейки, с меньше чем семи клетками водорослей почему - то не выживают.
- Это значит, скосили слишком молодые стебли. Я напишу косарям... Или лучше не так. Поговорите с ними сами, тем более что один из них, русский.
- Уж раз я вышел на контакт, то хочу сказать ещё об одном, Хозяйка. У меня там... Там остались у меня мать, бабушка... Как бы мне им чем - нибудь помочь?
- Мы думали об этом, Радомысл. Разумеется, не только именно о твоих родных. Скоро кое - что придумаем, но, скорее всего, у каждого из вас, это будет сугубо индивидуально. Сейчас у тебя всё?
- Всё. Спасибо.
Главный Экран снова покрылся холодной испариной.
- Отработали они свой перевод. - Заключил Риоси, читавший на водном экране их диалог в иероглифах. - А сначала: и долго, и ошибка на ошибке... Кстати, Радомысл, вашу родню, наверно они как - то поддержат. А я? У меня же там никого! Даже имени моего, в деревне вряд ли кто помнит. Риоси да Риоси.
- Зато я помню твоё имя: Мэсэйоси.
- Да... Ещё бы акцент твой убрать... Наверно, деревенские потому мне это и приклеили, что с именем прозвище хорошо рифмуется. Хотя, может я и не заслуживаю такого яркого имени. Риоси короче, да и сжился я с «рыбаком».
Пластичные Роботы, по совместительству, служили здесь и общественным транспортом. В транспорте, разумеется, нуждались только люди, летавшие на сказочных коврах – самолётах, но вопреки сказке, лёжа ногами вперед. Кабину или фюзеляж здесь создавать было не для кого, тем более что они ухудшили бы аэродинамику мчащейся над землёй пластины. Но дышать на такой скорости можно только уткнувшись носом в «шкуру», и ногами рассекая встречный воздушный поток.
Вот такой транспорт и подлетел к дому Радомысла. С робота спрыгнули здешние «старожилы» Таня и Ингвар, в руках последнего была сеть с очень большим куском рыбы.
- Это вам подарок, инженеры. Поймали огромного осетра, и как было не удержаться? Я такого осетра в жизни не видел. Таня, вот сварила... Огонь - то наши научились получать. Едим привычное потихоньку.
- Ты, Ингвар, думаешь там об этом не знают? - Радомысл кивнул головой вверх. - Не думаете, что они и молнию могут нацеленно метнуть?
- Значит, Радомысл, ты есть не будешь? - Таня явно обиделась. - А ты, Риоси?
- Я буду! - Поспешил Риоси и потянулся за сетью.
- Таня, да я просто предупредил вас, а ты сразу обижаться... - Радомысл понял, что его язык иногда отплывает от мозга. - Скоро мы все будем есть привычную пищу, мы, как раз, сейчас над этим и работаем.
- Это что, под такой шкурой настоящего зверя вырастите? - Засмеялся Ингвар.
- Конечно нет. Данный робот будет имитировать собой луг. Он отберёт самых здоровых во всех отношениях бычка, корову или барана и доставит сюда. А потом, скорее на их Основной Планете, создадут точную их генетическую копию и мы будем есть, к примеру, говядину, которая никогда не была коровой.
- Так дома мы уже едали такое... И что хорошего?
- Не путай: то было дома... Кстати, как вы оказались за чертой бедности, если у вас, в Норвегии, был сейнер?
- О!... Списанная посудина, я еле её заставил плавать. Если бы не оказался здесь, то точно Таня уже вдовой бы стала!
- Бери свои слова обратно, Ингвар! - Таня демонстративно сдвинула брови.
- Бери не бери, а в море ты со мной только один раз была и почему - то больше не захотела. На сейнере вообще в одиночку не плавают, а кто - нибудь соглашался на такой посудине выходить со мной в море?
- Зато ты ценный опыт заработал, вот теперь уже не плавать, а летать собираешься.
- Да не собираюсь я... Радомысл, представляешь, Облака на Земле вертолёт стащили, и теперь хотят научить меня его вождению. Теперь я понимаю истинный смысл выражения «плавать в облаках».
- Насколько я знаю, это электролёт. Меня же с Риоси научили делать то, что ни один землянин пока не может, почему же ты, человек набивший руку на транспортных средствах, не освоишь вождение винтокрылого транспорта?
- Я в детстве - то учился плохо, куда уж теперь...
- Учителя бывают разные. Эти что надо! - И Радомысл опять кивнул в небо.
- А где я возьму смазочные материалы? Даже если он электролёт, его механика все равно требует смазки.
- Если достали сам электролёт, то таким же способом найдут и то, что лётчик им скажет.
- То есть, опять украдут. А ведь ты их так уважаешь.
- Как я понимаю их политику, последнее или даже предпоследнее они не заберут. Из металлов они сами ничего сделать не могут, их рабочие материалы только вода и электроэнергия. А перемещаться людям на короткие расстояния на электролёте для них же будет куда комфортнее, чем вцепившись в робота гадать: сдует - не сдует.
Тем временем, Риоси, разделив кусок осетрины на две части, с аппетитом поглощал свою порцию. Он что - то сказал Радомыслу, но водный экран фразу, произнесённую с набитым ртом, не понял, и на нём появились только какие - то каракули. Уже с пустым ртом Риоси повторил:
- Радомысл, ты с косарями намеревался поговорить. Тебе подвернулась оказия.
- Да! Ингвар, подбросите меня до косарей?
- А есть - то будешь?
- Только тс - с... - Радомысл взял свою половину осетрины и протиснулся за Главный Экран, хотя хорошо знал, что Белотучки не столько видят, сколько читают мысли.
Через пару дней пятиклеточными ячейками была покрыта вся внешняя поверхность создаваемого робота. Ещё один день потребовался для сбора травяных корешков и вживлению их в клетки водорослей. После этого, к работе приступила уже сама Хозяйка:
- Радомысл, Риоси, ближе вашего земного метра к роботу не подходите. Но смотрите внимательно, при искусственной вегетации растение может упасть не бок, а мне сверху этого не видно. Сразу же мне сообщайте о таком случае.
Обработка корешков велась токами каких - то непривычных частот. Вокруг корешка поднимался сноп маленьких искр, после чего вверх, буквально на глазах, начинал тянуться стебелёк. Но сильно вырасти ему Хозяйка не давала, искры тут же начинали мерцать около соседнего объекта. Процедура создания окончательного облика Пластичного Робота для наземной функции оказалась долгой, но Радомыслу с Риоси она не надоедала. Известно, что можно подолгу смотреть на то, как горит огонь или как течёт вода, оказывается, что бесконечно можно смотреть и на сверкание разноцветных искр.
Несколько корешков Хозяйка забраковала, но проблем в связи с этим не возникло, так как вдвоём они надёргали корней с большим запасом. Окончательный «луг» на роботе выглядел не столь убедительно - травинки пробивались из корней совсем еле - еле, но только в таком состоянии они перенесут предстоящую центрифугу, а дорасти им помогут уже на Земле.


ВСЕЛЕННАЯ

После отправки коварного «луга» на Землю, двое обученных здесь Белотучками до уровня инженеров, не без интереса ожидали другого задания. Но действительность оказалась ушатом холодной воды. Для того, чтобы создавать строго выверенную искусственную пищу, необходима полная биологическая информация о самих землянах, а такие исследования могут провести только на Основной Планете.
Да, они попали на данную Землю - 0 с планеты Земля, но было это как - то неправильно, на Основную Планету же надо именно лететь через космос. Белотучки, похоже, совсем не любили долгих приготовлений, они доходчиво объяснили Радомыслу и Риоси, что от них самих ничего не требуется, просто надо дать себя исследовать. Обитаемая среда Основной Планеты для человека не пригодна, поэтому Межпланетный Робот из своей полости их не выпустит. Как только исследования там завершатся, земляне тут же вернутся обратно.
Радомысла идея слетать в космос просто захватывала, хотя интуитивно он чувствовал, что достаточно наивен, Риоси же к грядущему событию относился с нескрываемой прохладой.
- Риоси, ну неужели тебе не интересно побыть в невесомости, посмотреть на планеты с огромной высоты, затем оказаться на самой планете, где ещё ни один человек не бывал?
- Я видел, как отправляют в космос японских астронавтов. Ничего хорошего. Сам я на такое ни за что бы не согласился.
- А я Белотучкам верю, у них должно быть всё продумано. Ну, или почти.
- Мы с тобой сюда как попали? Считай, через мясорубку. Другие, вон, даже сознание теряли... Да и почему мы вдвоём лететь должны? Тебя одного им мало?
- Да, может, и двоих мало! Просто на остальных они не надеются...
Не предвкушая ничего хорошего, Риоси поднял глаза на плывущие облака. Вдруг его взгляд остановился и стал заинтересованным.
- Радомысл, облака играть начали. Видишь мыльный пузырь?
Действительно под облаками плыл прозрачный пузырь. Но направлению ветра он подчинялся не долго: пузырь, словно с невидимой горки, покатился именно к ним, оставляя за собой длинную радугу в форме ленты. Настоящий диаметр пузыря оказался метров пять.
- И это ракета? Значит, нас в замороженном виде повезут. - Проворчал Риоси.
- Не скрипи, Риоси. - Радомысл и сам был не уверен в безупречности такой идеи, но цеплялся за веру в высокий уровень Белотучек. - Это может быть промежуточным аппаратом.
Но тут заработал Главный Экран, где Хозяйка написала как им дальше действовать. Конечно, Радомысл спросил её, всё ли в этом шаре для них, землян, предусмотрено?
- Конечно всё. - Написано было в ответе. - Единственное, ввиду того, что невесомость мы отменять не пробовали, а она для нас не актуальна, вам надо будет продеть стопы своих ног под крепления.
А самая последняя фраза Хозяйки была обращена персонально Радомыслу:
- Радомысл, дорогой! Если в космосе увидишь что - то необычное, напиши об этом либо мне, либо там, на Основной Планете.
Я что, очень часто летал в космос? Для меня будет всё необычным! Но это Радомысл только лишь подумал.
Что такое данный пузырь? Конечно же, вода. И они вошли в него, как входят в воду. Внутри его был не только воздух, но и скромный интерьер, почему – то не заметный снаружи. Интерьерчик составляли два включенных водных экрана и подставочка с брикетиками облачной пищи.
- Нет, Риоси, это хорошо, что мы летим добывать искусственную говядину. Такие брикетики нам потом нам будут сниться лишь в страшных снах.
Риоси потрогал изнутри обшивку шара - она была твёрдой. Тогда, как же мы сюда зашли? Прозрачное крепление для ног пришлось искать на ощупь. Но когда оно было найдено, и в него были вставлены стопы, креплению этого показалось мало, и оно стало расти вдоль ног и замерло только в районе колен.
- Теперь нас ещё и поймали. - Подытожил Риоси, хотя в шаре он всё же немного повеселел.
Раздался грозовой гром! Внизу, под их стопами, сверкнули молнии, и сильный ветер чуть не свалил их с зажатых до колен ног.
- Да он ещё и худой! - Оба они локтями прикрывали лица, стараясь не упасть на спину, поскольку встать из такого положения им было бы не просто.
Но, к счастью, ураган в пузыре продлился не долго. Постепенно ветер утих, а стенка шара, к которой они были обращены лицом, зашевелилась и стала от них отдаляться. В результате идеальная форма Межпланетного Робота превратилось в недоступную математическим формулам полость, чем насторожила, и без того перепуганных, своих прикованных пассажиров.
- Радомысл, а ты уверен, что не полетим сейчас колом вниз?
- Прямо так и колом? ...Смотри, а вокруг чернота! Уже космос?
Обилие звёзд вокруг развеяли все сомнения.
- Риоси, а по - моему не холодно. Тебе как кажется?
- Не знаю. Ещё не вечер.
- Не знал, что в японском языке такое выражение есть...
- Радомысл, смотри! Под нами наша Земля! У нуля огней нет! ...Видишь, на ночной стороне столько огней! Получается, что мы взлетели с нашей планеты, а белотучки нам только голову туманили!
- Да, наверно где - то, ты прав. Хоть нам и раздали водные светильники, но сто человек столько света не создадут. К тому же, у нас сейчас день. Как мы попали на Землю - 0? Крутились, как бешеные! А не похоже ли это на слив воды в отверстие ванной? И мы остались на Земле, но в четвёртом измерении...
- Радомысл, я не силён в том, о чём ты сейчас говоришь.
- Да я и сам тоже... Но это точно наша планета! Вон, твоя Япония, видишь? И смотри, как мы быстро от Земли отдаляемся!
Действительно, космическая красавица - Земля, отдалялась очень быстро и за считанные минуты уменьшилась до звёздочки, а затем и вообще пропала. То же произошло и с Солнцем.
- Это с какой же скоростью мы летим, Риоси? Случайно, у нас с тобой не коллективный бред?
- А молний под нами больше нет! ...Я что - то есть захотел, только пристёгнутый, до брикетов я не дотянусь.
После появления на водном экране перевода его слов, подставочка с пищевыми брикетами подплыла к нему сама и отплыла на прежнее место, когда один брикетик оказался в руке японца.
- А ты был недоволен. Ресторан!
- Я никогда не был в ресторане.
- А молнии, Риоси, в космосе не заметны. Они сияют только в атмосфере. ...Тебе не кажется, что наш летательный аппарат ещё удлинился? Переднюю стенку я уже не вижу.
- А по - моему, наш Межпланетный Робот принял форму облака при сильном ветре. У нас - то ураганы не редкость. Смотри, что это под ногами?!
Под их ногами проглядывалась огромная чёрная планета, не освещённая никакой звездой и еле различимая на фоне почти беззвёздного космоса.
- Вот это громадина... Почему - то не хотел бы я туда...
Но чёрная планета едва ли не в точности повторила результат визуального обзора ими матушки - Земли. Она стала быстро уменьшаться и пропала с поля зрения даже ещё раньше, минуя стадию звёздочки.
- Риоси, а не было ли это Чёрной дырой?
- Я над таким голову не ломаю. Мне интересно, когда мы прилетим. Хоть мы и пристёгнуты, но тело плавает как облако. Не нравится мне невесомость. Смотри, а рядом с ними что - то тоже летит!
Совсем близко от них летел с такой же скоростью шар серебристо - матового цвета. Освещённости вокруг практически не было никакой, но окраска шара, тем не менее, просматривалась.
- Как ты думаешь, Радомысл, мы ещё ни во что не влипли?
- Возможно, скоро узнаем...
Оба они не сводили глаз с нежданного соседа. Вдруг шар словно раскрыл занавес, и в нём, при хорошей освещённости внутри, они увидели висящее там вверху облако, но только капельки его пара были ярко - синего цвета.
- Ну что, Риоси, видишь у Облачной Цивилизации тоже имеется своя Африка.
- Нашёл время шутить...
Вдруг в их летательном аппарате что - то сильно сверкнуло! Оба они, не сговариваясь, присели на корточки и накрыли головы руками...
Но дальше ничего не происходило. Они с опаской подняли глаза, Риоси поводил носом - нет ли запаха гари. Что ещё может быть не так?
К «не так» можно было отнести то, что передняя стенка вновь приблизилась. И только после до них дошло, что шар с синим облаком уже исчез. То ли улетел, то ли растворился - оба они переглянулись и пожали плечами.
Но впереди по курсу просматривалась очередная странность. Одна из звёзд стала увеличиваться, перерастая в чужое солнце. Но чем больше она разрасталась, тем более становилось заметно, что звезду опоясывает какой – то темный обод. Было даже вероятно, что звёздная плазма просто просвечивается сквозь оболочку, которая уже стала твёрдой.
- Риоси, возможно, вот именно так начинают гаснуть звёзды.
- И зачем мы к этому объекту летим? Ведь он прямо по курсу!
А передняя стенка Межпланетного Робота вновь приблизилась и, похоже, вновь намеревалась превратить аппарат в шар. Гаснущая звезда по курсу ушла левее, а справа стало расти белое круглое пятно, которое очень скоро приняло очертание планеты со сплошным облачным покровом.
- Это действительно их Основная Планета или нам сбили курс? - Риоси вертел головой, как будто хотел отыскать ответ на свой вопрос.
- Ты видишь, что облачность белая. А ты не думаешь, Риоси, что до этого нас просто сфотографировали со вспышкой?
- Для таких это было бы слишком примитивно.
Межпланетный Робот, теперь уже опять шар, вошёл в густую облачность. Постепенно тела стали опираться на ноги, невесомость закончилась. Крепление отпустило их колени, и им очень захотелось даже побегать, что стало темой разговора в период, когда шар очень аккуратно спускался к планете. И, в конце концов, облачность закончилась, просто, как - будто оборвалась…
Внизу под ними океан - так и сверкает белыми барашками. И выглядит океан, скорее мрачновато… Никакого местного солнца: небо полностью закрыто мощным слоем облачности. А от океана заметно поднимается вверх испарение, в некоторых местах образуя даже туман. Быстро стало понятно, куда их Межпланетный Робот будет причаливать - вертикально под шаром их ждала белая «тарелочка», которую океанские волны даже не раскачивали. И причаливание состоялось.
То, что выходить из шара нельзя, они, естественно, помнили. Да и выпустил бы их шар? Пока можно просто размяться. Во время разминки Риоси случайно поднял голову, да так её и не опустил, а только показал рукой вверх. Там к ним медленно спускались два облака, одинаковые и маленькие, цветом ближе к тучам, снизу их форма смотрелась круглой.
Далее, игнорируя физические свойства обшивки Межпланетного Робота, на которой земляне стояли как на твёрдом теле, облачные творения без видимых усилий проникли внутрь и окутали собой каждого из них. Ощущений не было никаких, просто видеть друг друга теперь стало невозможным. Иногда в облачках что - то переливалось, такое во многом напоминало зарытые тучами молнии, но, к счастью, никаких ощущений эти молнии не причиняли.
Если это было обещанным обследованием, то оно продолжалось сравнительно не долго. Цилиндрические тучки, а именно такую форму они имели на самом деле, землян грациозно покинули, возвратившись по тому же пути. Радомысл и Риоси, до этого размявшиеся, теперь пытались и посидеть, но шарообразная поверхность такого не предусматривала, заставляя их всё время съезжать к самой нижней своей точке.
Откуда - то со стороны к ним направлялся следующий объект - похоже, точная копия Межпланетного Робота, в котором они находились. Этот объект также без проблем вживился в своего близнеца, но только совсем не на много, а его оболочка застыла перед землянами.
Не сразу они догадались взглянуть на свои водные экраны. Когда же, наконец, взглянули, то увидели написанное на них: «Перейдите в другой объект». Зачем? Почему? Но сделав по шагу в водную сферу другого объекта и оказавшись внутри него, они тут же медленно полетели в неизвестном направлении.
Риоси неожиданно сорвался:
- Радомысл, ты хоть понимаешь, что так быть не может! Мы с тобой спим!
Но водные переводчики остались в прежнем шаре и, естественно, Радомысл его не понял. Тогда Риоси закрыл глаза, положил голову на сомкнутые ладони и изобразил храп. Потом он показал на себя и на него.
- И что, мы оба видим одинаковый сон? - С иронией спросил Радомысл.
Разумеется, теперь уже Риоси не понял его.
Полёт над самыми волнами длился не долго. Будто бы долетев до известной точки, шар стал погружаться в воду. При этом мощные волны никак не влияли на его движение - не ощущалось даже лёгкой тряски. А под водой было совсем темно. Радомысл не волновался о цели погружения - не логично было бы их топить сразу после обследования. Чего нельзя было сказать про Риоси - его голос из темноты то и дело что - то повизгивал.
Темнота за стенками шара продержалась минуту - другую. Внизу показалось искусственное освещение, и шар аккуратно опустился в белоснежную комнату, во многом схожую с комнатами тех домов, в которых они жили на Земле - 0, но как - то более выверенную и, может даже, несколько торжественную.
Радомысл и Риоси уже знали, что для Облачной Цивилизации построение прямой линии было существенной проблемой. То же можно было сказать и о соблюдении прямого угла. Геометрические формы Пластичных Роботов никогда не соответствовали настоящим прямоугольникам, в других их изделиях точно такая же проблема обязательно легко просматривалась. Но сколько же труда надо было потратить разумным существам Основной Планеты, чтобы получить такие ровные стены и пол в представленной им комнате!
Шар своих пассажиров выпустил и задвинулся обратно вверх. В комнате же стояли большие водные экраны. Быстро повеселевший Риоси подбежал, нашёл свой, и, прочитав иероглифы, потёр руки. Русский текст нашёл и Радомысл: «Добро пожаловать в отель! Отдохните, тем более что там, откуда Вы прибыли, уже вечер». Отдохнуть - то было бы неплохо, но сидеть на полу… Но Риоси сёл, а потом даже лёг. То же уже хотел сделать и Радомысл, но перед этим он поднял голову. Всё бы было хорошо, но вот только здесь сплошной белый цвет. Под потолком висели белые тумбочки, которые из - за своей окраски совсем не бросались в глаза.
Но ставить и закреплять импровизированные табуреты не пришлось, поскольку на водных экранах появилась другая информация. Оказывается, они были в вестибюле, а всё тот же белый цвет скрыл от них проход в коридор, расположенный вдоль отельных номеров.
В номерах было всё, что требовалось, даже бассейны, только вот ресторанное угощение, хоть и выглядело деликатесно, по вкусу от привычных брикетиков совсем не отличалось. Но одна странная особенность в отеле всё же была. Сначала они приняли это за местных мух, но насекомые кружили строго по кругу около них, не приближаясь и не садясь. Поймать мух, а их было всего четыре, никак не удавалось, они сразу отдалялись на достаточное для своей безопасности расстояние. Наконец на водных экранах, которые также были в номерах, появилось сообщение: «Не пытайтесь причинить вред окружающему Вас персоналу»! Вот оказывается как! За нами следят микророботы…
То, что в данном подводном отеле не только четыре робота, Радомысл убедился, когда отходил ко сну. Широкая кровать сияла всем белым, вот только одеяло было цвета серьёзной тучи, но для него оказалось маловато. Не придав этому значения, он лёг, накрылся, а одеяло само стало увеличиваться до необходимых для него размеров. Такая хорошая новость напоследок оказалась неплохой колыбельной.
В подводном, а вероятно, в том числе и подземном отеле окон не было. Был мягкий ночной свет, но будильником здесь являлся свет дневной, он и поднял Радомысла, хотя он уже проснулся чуть раньше. К нему заглянул Риоси:
- Что теперь дальше делать?
- Завтракать, как и принято в отеле. Ты до этого в отелях ночевал?
- Ночевал. …Под открытым небом. Спрашиваешь, как - будто сам не догадываешься. В моём номере на водном экране написано, что скоро за мной придёт тот же шар, и чтобы я в него вошёл.
- Да? - Радомысл читал перевод с японского на своём экране, но никаких рекомендаций там не было. - Так, Риоси, помолчи немного.
Они молчали с минуту. Никакой информации для Радомысла так и не появилось.
- Они что, хотят нас разделить? - Вслух поразмыслил Радомысл. - …Хотя, так не думаю. Возможно, тебе написали, а мне ты и сам ведь передашь. И передал же?
- Что - то у меня плохое предчувствие.
- Оно у тебя плохое ещё с позапрошлого дня. И что - нибудь сбылось?
Завтрак хоть и был не вкусным, но ели они его с удовольствием - ведь красиво же! Скоро на японском экране появились иероглифы «пришёл шар». Они быстро прошли в вестибюль, а в это время маленький Пластичный Робот выносил на себе из шара какую - то конструкцию тёмно - голубого цвета.
- Риоси, видишь достижение: у них голубой цвет получился!
Но Риоси на такое отреагировал слабо. Дождавшись, когда робот с конструкцией уляжется на пол вестибюля, они шагнули в шар…
Шагнул сквозь воду только Риоси… Радомысл же сильно ударился ногой и, по инерции, лбом! Вход ему был закрыт! Риоси в шаре стал метаться в истерических движениях, и, наверно, что - то кричать! Шар оказался звуконепроницаемым. Он начал своё движение вверх и исчез.
Радомысл растерянно смотрел вслед. Как переменился этот японец! Был добрым, отзывчивым, но после того, как его назначили инженером, что - то пошло не так… А сейчас просто позорит землян… Он повернулся к русскому водному экрану. Там было начало обращения персонально ему:
«Радомысл Кольчугинцев! Я, Ректор, обращаюсь к Вам с просьбой оценить на пригодность созданный нами прибор, воспринимающий человеческую речь и имитирующий её. Данный прибор, цвет которого Вы воспринимаете как тёмно - голубой, находится возле Вас, на Пластичном Роботе. Давайте попробуем поговорить с его помощью».
Почему бы и нет? Перевод только видеть - неудобно; куда более нормально - слышать. Но с чего начать?
- Здравствуйте, уважаемый Ректор.
Он повторил это трижды, с различной громкостью, но твердое голубое облако не реагировало. А ведь такое изделие похоже на то, что мы видели в космосе…
- Что вы видели в космосе? - Голубой прибор всё же не оказался немым. Но умел он читать мысли лучше, нежели умел говорить.
- Правильный шар с синим облаком внутри.
Опять долгая пауза. «Голос» прибора был, скорее, женский, но явно механический и неприятный на слух. Радомысл посмотрел на водный экран и там было объяснение: «Вам не нравится тембр и мы его пытаемся поправить. Вам на Земле сделать динамик куда проще, чем здесь из наших материалов».
- А может мне говорить и не обязательно? Достаточно просто подумать?
Ответ на вопрос пришёл уже из динамика с более приятным тембром:
- Нет, ваша речь более подробна, чем ваши мысли. …Сейчас голос лучше?
- Вобщем да. Хотя, это мелочи.
- Радомысл Кольчугинцев, Вы сейчас чувствуете боль. В чём её причина?
- Я ударился ногой о шар. Моего напарника он впустил, а меня - то нет.
- Подойдите к одеялу, которым вы накрывались для сна. Освободите больную ногу и поставьте её на одеяло.
До хромоты дело не дошло, но совету Радомысл последовал. Как только он поставил на одеяло ногу, боль из стопы, словно вода, стала куда - то стекать. Десять секунд и можно было обуваться.
- Уважаемый Ректор, у меня несколько вопросов. Я их могу задать?
- Почему я беседую только с Вами, а напарника мы отправили?
- Мысли видите… Так почему же?
- Информацию о вас обоих нам предоставила Хозяйка на Земле - 0.
Мы и земляне совершенно разные физически, но могли бы друг друга качественно дополнять. Однако к чертам характера землян у нас есть риторические вопросы. К чертам же характера Радомысла Кольчугинцева у нас претензий нет.
- Вот оно как… Вообще - то, я не идеальный.
- Идеалов, в основном значении этого слова в вашем языке, в жизни быть не может. Вопрос - сколь велико отступление от идеала. Я ответила сразу на несколько Ваших вопросов?
- Мне к Вам обращаться в женском роде?
- У нас нет такого деления, как нет и речи. Тут мы согласились с оценкой нас землянами: средства общения, которые мы иногда выводим на свою поверхность, вы сравнили с женскими глазами. Пусть будет так.
- А какие у Вас планы на меня?
- Об этом говорить рано. Но подлетая сюда, вы заметили, что наша звезда гаснет? Нам надо искать другую подходящую планету, и мы её ищем. Когда найдём, то почему бы нам там не создать совместную цивилизацию, где все будут только в выигрыше?
- Земля - 0 для Облачной Цивилизации не подходит?
- Там много ненужных нам проблем. Синее облако Вы видели - это наши соседи, с планеты, которая дальше от нашей звезды, и им уже надо спешить. Их устроит пока и Земля - 0.
- Вопрос из любопытства. Ваша планета далеко от Земли?
- Затрудняюсь ответить. Насколько мы обладаем информацией, земные астрономы любят говорить много неправды. Вот их - то точно мы к себе не пустим. Вы же не долго перемещались? Значит, не так далеко. …Ну и как Вы оцените наш прибор?
- В принципе, я же не специалист в данном направлении, но как обыватель оцениваю его положительно. Только Вы, уважаемая Ректор, далеко находитесь от прибора?
- Наверно Вы понимаете, Радомысл Кольчугинцев, что мы все находимся там, где нам и положено, в том числе и Ректору, в облаках. При этом, может быть Вы уже догадываетесь, что мы сейчас находимся на нашей Основной Планете - 0, куда мы выплываем, когда нужен контакт с другими цивилизациями Вселенной. Наша идея совместного освоения с землянами подходящей планеты выглядит перспективно: друг другу мешать мы никак не сможем. Вопрос - как подобрать подходящих людей, лишённых неоправданной агрессии...
- Может быть я самоуверен, но пока у вас только одна кандидатура, и это я?
- Вы же вернётесь. Вот и займитесь подбором. В первую очередь из тех, у кого на Земле не осталось перспектив... А может быть, учитывая тонкости жизни на Вашей родной планете, Вы найдёте и другой круг потенциальных переселенцев. Сейчас, Радомысл Кольчугинцев, за Вами прибудет транспортное средство. Присоединяйтесь к напарнику, сегодня второй этап обследования, а после этого вас переместят назад. Сегодня, к вечеру, уже будете на Земле - 0. Удачи, Радомысл Кольчугинцев!
- И Вам удачи, уважаемая Ректор!


ВЫБОР

Вернулись Радомысл и Риоси точно в точку их отправления. А около дома Радомысла уже толпились люди. Каким образом разнеслась молва, что два инженера отправлены в космос, а сейчас оттуда они должны вернуться, было загадкой. Представители Облачной Цивилизации сболтнуть что - либо просто не умели физически. Тем не менее, прибывшим астронавтам пришлось отвечать на массу вопросов, большинство из которых были откровенно глупыми. А на глупый вопрос ответить не глупо получается не всегда. В то, что они посетили Основную Планету Облачной Цивилизации вслух поверили не все, а вот поверили ли промолчавшие, осталось неизвестным. Но о разговоре с Ректором Радомысл даже не заикнулся.
С Хозяйкой письменный диалог у них состоялся на следующий день. На её вопрос, какие впечатления оставила Основная Планета, они толком так и не смогли ответить. Действительно, что они видели через прозрачные стенки - бушующий океан и толщу облаков, но на такое и на Земле не трудно насмотреться, а вот Хозяйку их скрытое мнение, похоже, огорчило.
И Радомыслу, и Риоси больше запомнилась встреча в космосе с синим облаком, которая обернулась для них стрессом, из - за полного отсутствия информации. Но Хозяйка о такой встрече уже знала и не видела в этом ничего необычного.
- Синеоблачная Цивилизация наши невольные конкуренты. Они сливаются в единую форму почти в вакууме, а в верхних слоях атмосферы их мельчайшие капельки не видны и, глядя на них, земляне вполне могут принять небо за безоблачное. Здесь, на Земной Копии, мы пока их не заметили, но они умеют и не бросаться в глаза.
- А для нас, переселённых с Земли, присутствие синих облаков что - нибудь меняет?
- Им нужна сравнительно холодная планета, но менять климат для себя они могут лишь постепенно. ...Риоси, займись матрицей для следующего Робота наземной функции. А ты, Радомысл, выйди из дома, надо принять известную тебе вещь.
Отойдя от дома, Радомысл заметил спускающийся сверху знакомый пятиметровый пузырь. Но снова лететь в космос на этот раз не требовалось. Межпланетный Робот привез тёмно - голубой прибор – голосовой переводчик, который он тестировал с Ректором. Конечно привычно разговаривать - куда удобнее, чем читать перевод на водном экране, к которому еще надо близко подойти. Но, как оказалось, здесь присутствовал и один нюанс: водные экраны переводили с любых земных языков, если ими были получены образцы той речи. Голос, для Облачной Цивилизации столь не доступный параметр общения, воспроизводился только на языке Радомысла, а переводилось сказанное речью только в мыслительную систему субъектов Н3О.
Получалось, что теперь с Хозяйкой и её «подругами» можно и посекретничать. ...Случайно ли такое?
Голубой прибор задействовали без вступления:
- Радомысл, каковы твои планы после разговора с Ректором?
- Да это же непосильная задача. Ну сколько человек я смогу подобрать? От силы, десять. И это, если повезёт! Я должен познакомиться, в человеке разобраться, потом мне надо его убедить, что предлагается лучшее... Да моё странное поведение вообще может быть не так понято, а у нас к внешне слабому всегда клеят наихудшее.
- Ты правильно оцениваешь ситуацию. Но ты пока не знаешь, что есть и другой вариант. ...Хочешь стать облаком? Таким, как мы?
- ?!?...
- Понимаю твоё недоумение. Я имею в виду, что ты как был Радомыслом Кольчугинцевым так им и останешься, и свой естественный облик не потеряешь. Но такой Радомысл будет только здесь. А вот на Землю, для осуществления желаемой миссии, отправится облачный Радомысл, у которого возможностей в этом направлении будет несравненно больше.
Радомысл немного задумался, скорее он подбирал для следующей фразы слова поточнее.
- Уважаемая Хозяйка, откуда у Облачной Цивилизации ко мне такое доверие? Чем я так хорош для вас?
- Вот не было этого тёмно - голубого прибора, и не смог бы водный экран тебе всё рассказать, так как те экраны для всех, а всем остальным такая информация не пришлась бы по душе.
Далее Хозяйка вещала долго, рассказывая предысторию заселения людьми Земли - 0.
Земные фантасты, и даже некоторые псевдоучёные в своё время заговорили о четвёртом измерении пространства. Для Белотучек ощутить чужую мысль дело естественное, а вот принять многомерность пространства... Такое для них - всего лишь чужие, чисто земные, ощущения.
При зарождении звёзд с планетной системой, в тот космический участок из Вселенной, согласно её естественному закону, рассылается космическая пыль с жизнеспособными бактериями. И если сформировавшаяся планета способна сохранять на себе живые организмы, бактерии там остаются. Таких планет, по сравнению с «мёртвыми», довольно мало, но если новая планета окажется «живой», то для сохранения материи Вселенной, оставляется нетронутой её первоначальная копия или, по - другому, планета - 0, отделённая от самой планеты нематериальной оболочкой, в которой не существует физических законов. В планеты - 0 тоже попадают бактерии, и там тоже развивается жизнь, но только лишь исключающая её средний и высший уровень.
Вот поэтому на Земле - 0 нет ни животных, ни, тем более, человека. Субъекты Облачной Цивилизации - Белотучки не являются единой материей, они разрозненные капли, и преодолеть им довольно тонкую нематериальную оболочку никакого труда не составляет.
Развиваются планета и её копия, по сути, по одному сценарию, и у них, как правило, одни и те же материки, моря и океаны. Однако Планеты - 0, закрытые нематериальной оболочкой, не заметны ни из какой точки Вселенной. По этой же причине и с поверхности самих копий нельзя увидеть никаких космических объектов, кроме ослабленных излучений прилегающей к ним звезды. Откуда появилась рыба на Земле - 0, пока точно не известно, но есть вероятность, что к этому причастна Синеоблачная Цивилизация, в обиходе - Синетучки, также претендующая на данную атмосферу и выживающая таким образом своих невольных конкурентов.
А Белотучки искали на Земле жизненных неудачников, которых жизнь и работа на Земле - 0 вполне могла бы устроить. Много человеческого мозга было просканировано, но кто - то был староват, кто - то имел скрытые пороки. И вот они случайно «прочитали» Радомысла...
- Ты нам подошёл. - Завершала свое повествование Хозяйка. - Чтобы тебе здесь было комфортнее, мы подготовили площадку для приёма первого переселенца в привычном для тебя месте, на берегу копии твоей Волги, но... Первая попытка заманить тебя не удалась. Зато теперь, зная кого и где искать, мы легко определялись с другими кандидатурами. Поэтому на берегу своей Волги ты, в конце концов, и оказался, но первым уже не стал. Когда же мы стали всех обучать, выяснилось, что при подборе переселенцев мы учли не всё. Да и не могли мы всё учесть, так как для такого выбора нужен именно человек с его взглядами, привычками, ситуационными стандартами. ...Я убедительно объяснила, почему мы доверяем именно тебе?
- Говоря честно, уважаемая Хозяйка, за двадцать с небольшим лет мне так никто ещё не доверял... Но у меня серьёзные сомнения, оправдаю ли я ожидания Вашей цивилизации? Кроме этого, если  всё - таки всё получится, то чем будут заниматься люди на найденной вами планете, подходящей для полноценной жизни?
- Всё необходимое людям мы предоставим, и такое нам будет не сложно. Просто иногда... Подчёркиваю - иногда! Нам будет требоваться ваша помощь. Вот вы с Риоси многое сделали для создания Робота наземной функции. Не будь вас, ещё неизвестно, был бы он сейчас готов в окончательном виде.
- И что Вы говорили про «облачного Радомысла»? Можно поподробнее?
- Как я понимаю, ты теперь заинтересовался. Будет создан Робот из нашего Н3О, но по твоему подобию. Конечно, идеального совпадения достичь не возможно, но твои родные тебя узнают. Разумеется, что говорить Робот уметь не будет, но он будет и ходить, и, при необходимости, летать с этим аппаратом.
Радомысл понял, что речь идёт о тёмно - голубом приборе.
- Ты, находясь здесь, - продолжала Хозяйка - будешь направлять его действия, а он будет сканировать индивидуальную человеческую суть, причём в массовом количестве. Результаты он передаст нам, а, если потребуется, то и согласует с тобой.
- М-да... Вроде бы и доходчиво, но все равно туманно. Я бы даже сказал, облачно... И какие первые шаги будут в этом направлении?
- Будем набирать мелкодисперсный пар, на это потребуется пара дней. А потом... Потом увидишь. Это быстро.
- На Земле уже применяется «биовнешность», то есть оболочка в полный рост человека, где ты можешь выдать себя совсем за другого. Правда на приобретение «биовнешности» нужно специальное разрешение и регистрация, но для дежурных Белотучек, я полагаю, такое не проблема.
- Я в курсе. Только, здесь есть одно серьёзное противоречие. Оболочка «биовнешности» почти непроницаема для нашего восприятия окружающего мира. Тут люди перестарались, и наш Робот в «биовнешности» будет чем - то вроде инвалида.
Из его дома вышел Риоси и уставился на Радомысла с говорящим на непонятном языке голубым облачком. Радомысл был к нему спиной и этого не видел. Но возможно, что и мысли в некоторой степени материальны, поскольку Радомысл спросил:
- А облачного Риоси тоже изготовите?
- А зачем на одной планете многоязычие? Или расовые особенности? Это только лишний повод для разъединения.
- Какое количество переселенцев должно быть в итоге?
- Об этом пока рано. Но не меньше ста, иначе люди начнут деградировать.
Радомысл не очень понял, почему деградация связана с количеством людей на планете, но ему пришлось обернуться, поскольку Риоси заговорил. Хотя он и говорил на японском языке, было понятно, что с незнакомым ему прибором теперь хочет поговорить он. Радомысл жестом позвал его в дом к водным экранам.
Читать такой перевод было неприятно. Риоси обвинял Радомысла в возвышении над ним, в связи с чем Хозяйка стала поручать ему лишь второстепенную работу. Однако на Главном Экране в дальнем углу комнаты быстро замигал спиралевидный зрачок. Когда же Радомысл подошёл и нажал на него, то на экране появились иероглифы.
Общался с Хозяйкой Риоси довольно долго. Радомысл уже знал, что долгих переписок об одном и том же Белотучки не ценили. До чего дошёл их молчаливый разговор, осталось неизвестным, но только Риоси вдруг резко развернулся и почти бегом ушёл из дома. Обеспокоенный Радомысл тоже вышел, опасаясь за голубой прибор, который он оставил возле дома. Но Риоси быстро прошагал мимо, даже не взглянув на речевое творение.
- Ведёт он себя как - то не по - японски... - Проговорил Радомысл, надеясь, что Хозяйка ещё на связи.
- А он японец только по месту рождения, а его предки все с материка. Именно в этом и была его беда.
- Это он сам сказал?
- Нет. На Основной Планете о вас многое узнали.
Радомыслу стало как - то неудобно. Хотя, подумав, он не нашёл чего - то такого, что ему следует тщательно скрывать. Но, может быть только, что он недавно полакомился осетриной... Но вопросов о себе, на всякий случай, задавать не стал.
Стоило ему вспомнить про осетрину, как послышался свист летящего электролёта. Неужели Ингвар уже научился управлять? Но сначала Радомысл схватил голубой прибор и занёс его в дом, раздумывая, где бы его получше спрятать. Наконец такое место худо - бедно нашлось.
Электролёт, который завис возле дома Радомысла в метре от земли, действительно вёл Ингвар. При этом его лицо можно было сравнить с сияющим. Сияла, глядя на мужа, и его Таня. Немного покрасовавшись, Ингвар посадил машину, и норвежцы вошли в дом.
- Мы почему прилетели, Радомысл. Хозяйка советует Тане помогать вам, пишет, что здесь есть женская работа. ...А где Риоси?
- С ним проблемы.
- Даже так? Ну может тогда и тем более...
Немного помявшись, Ингвар отвёл Радомысла в сторону и, заручившись его молчанием, рассказал, что Таня теперь в положении. В детстве Таня упала с крыши, её долго выхаживали, а став взрослой она узнала что никогда не сможет иметь детей. И это несколько лет подтверждалось... Но, уже здесь, Хозяйка вызвалась ей помочь - и как - то помогла! Теперь она ей советует, чтобы её плод развивался в условиях, когда сама мама связана с научной деятельностью. То есть, чтобы Таня почаще находилась при работающих инженерах. В завершении Ингвар с надеждой спросил:
- Такое возможно, Радомысл?
- Работу - то нашу регулирует Хозяйка, иногда, другие Белотучки. Мне о Тане она ничего не говор... Я хотел сказать ничего не сообщала. Что она решит, а я - то буду не против.
Чтобы не выдавать наличие голубого прибора Радомысл подошёл к Главному Экрану. Хозяйка по поводу Тани написала, что плод будет развиваться в том направлении, чем до родов занимается сама мама. Поэтому, пусть она побольше работает головой, материал для подготовки инженеров Хозяйка ей ещё раз предоставит, а вот Радомыслу, для тренировки, неплохо бы побыть и репетитором. Если у неё родится смышлёный ребёнок, то на новую планету дорога ему будет открыта.
Радомыслу перспектива побыть репетитором показалась интересной, но вот только эти планы не слишком ли далёкие?
Электролёт - такси, ведомый пилотом - асом, улетел выполнять текущие заказы, а второгодница углубилась в картинки с норвежскими подписями. Наконец, она спросила Радомысла, как это получается, что электрический ток сжимает водяной пар до твердого состояния? Ведь, наоборот, ток нагреет воду, и она испарится? ...Уже что - то! Значит голова у нее не только для причёски. Радомысл начал объяснять физические свойства Н3О и они углубились в свои водные экраны.
Тем временем, за их спинами, то, что служило потолком дома Радомысла, неслышно сдвинулось в сторону, далее довольно маленький собрат Межпланетного Робота протиснулся в дом сверху, принеся в себе ещё один Главный Экран и, зачем - то, кусок вертикальной стены. Происходило это именно в том месте, где Радомысл припрятал тёмно - голубой прибор. Всё произошло быстро и, по традициям Белотучек, беззвучно. Кусок вертикальной стены сросся с полом, загородив обзор второго Главного Экрана, а у Радомысла в доме появилась ещё одна маленькая комнатка.
Наконец репетиторство успешно завершилось, и Таня ушла. Радомысл, ещё совсем не имея педагогического опыта, хотел осведомиться о ходе своих объяснений, при взгляде на это со стороны, но голубой прибор куда - то пропал. При безоттеночной белизне стен нетрудно запутаться и в собственном доме, и Радомысл, усиленно вспоминая, куда же он всё - таки его дел, облокотился на стену...
От классического падения на пол его уберегли быстро вытянутые вниз руки! Так он ввалился в новую комнатку, где перед вторым Главным Экраном и стоял потерявшийся тёмно - голубой прибор.
- Это ещё за новости! - Удивился он вслух. - Через стенку шара я уже проходил, но чтобы сквозь стену... Мечта любого разбойника...
Ему тут же ответил голос из прибора:
- Через эту стену только ты сможешь проходить, остальные об неё ударятся.
- Хозяйка, я правильно понимаю - мне предоставили секретный уголок, для общения с облачным Радомыслом?
- А у тебя есть другие предложения?
- Предложений нет, но вопрос задать хочу. Если бы на моём месте была бы Белотучка, такое уединение потребовалось бы?
- Конечно нет. Мы не ссоримся, в небе места всем хватает. Биологически, мы значительно примитивнее вас, людей. Мы вода, хотя и другая для Земли, но ведь и вы, во многом, вода. Поэтому нам легко познать в вас то, чего порой вы сами о себе не знаете. Мы всех переселенцев старались научить, но научились только двое. Но даже среди вас двоих, одному пришлось не по душе - что он только лишь второй. Правда, как выяснилось, в этом Риоси «помогли» Синие Облака.
- Риоси с ними контактировал?
- С ними и ты контактировал, тогда, в космосе... Но на тебя их импульс не подействовал, а на Риоси всё сработало, и он, как и было задумано, озлобился. Сейчас он уже опять в Японии...
- Вы его отправили назад?!
- Нам здесь конфликты не нужны. Где озлобленность, там не будет реальных дел. Мы и лодку его вернули.
- Но он же там расскажет о вас и Земле - 0.
- И ему кто - то поверит?
Радомысл немного помолчал: не слишком ли с Риоси поступили категорично? Человек даже слетал в космос, а его снова вернули в нищету, в среду, где его даже по имени не называют. Тем более, что его поведение было спровоцировано той вспышкой с синеоблачного шара...
- Жалеешь Риоси?
- Да от вас разве что - нибудь утаишь... Да и одному мне работу выполнять будет сложнее. Риоси был, практически, ровесником, Таня же - старше...
- Новый луг - ловушка, именно сейчас, уже не столь актуален. Если не ошибаюсь, ваше предыдущее изделие вот - вот какое - то животное сейчас сюда доставит.
Дом Радомысла был далековато от площадки, где отщёлкивали своё прибытие - убытие шкуроподобные Пластичные Роботы. И кого именно привезёт с собой, созданный совместно с ними, наземный Пластичный Робот было небезынтересно.
Вскоре оттуда послышался рёв. Радомысл, направившийся было к площадке, остановился. Уж не медведя ли они поймали? Но уже через минуту он увидел несущегося со стороны площадки огромного быка. Бык то и дело падал, но все равно потом продолжал бежать, причём в сторону дома Радомысла! Ну уж нет, на матадора меня не обучали!
Радомысл хотел забежать в дом, хотя был не уверен, что облачные стены для быка серьёзное препятствие. Но... Грозовой гром и блеск молнии обозначили себя синхронно! Бык замер и рухнул на бок! Однако через несколько секунд он задёргал головой, пытаясь подняться. Но и это долго не продолжалось. Межпланетный Робот, несоизмеримо больший, того, о котором уже знал Радомысл, быстро накрыл животное, подтянул вверх крепление груза и, без видимых усилий, взмыл в облака с тонной живого веса.
Вообще - то картина оказалась впечатляющей. Радомысл прошёл сквозь стену - призрак и обратился к голубому прибору:
- Так вы быка могли и убить.
- Нет. - Кратко ответила Хозяйка.
- И что с ним будет дальше?
- Возвращать его на Землю нельзя. Дважды продетый через нематериальную оболочку он станет слишком агрессивен. Выпустим его здесь, на какой - нибудь остров, туда где вас нет и не будет. Здесь же нет зим.
- А скучно ему не будет?
- На копиях не должно быть животных, да и люди здесь временно, хотя дожить здесь свой век они вполне успеют.


ФАНТОМ

Ёмкость с мелкодисперсным паром висела над сборочным стендом. Радомыслу из Н3О надлежало создать самогó себя. Стояла перед кем - нибудь такая задача? Конечно, если конкретнее, то речь шла о создании робота в своём обличии. Да вот только столь развитая цивилизация, за минуту отправляющая на свою планету озверевшего быка, до фотоаппарата так и не додумалась. Хотя такое и логично - облака постоянно меняют свою форму, зачем её фиксировать, если через час Облачного субъекта и не узнать.
Кое - как, вглядываясь в свое тусклое отражение в водном экране, он очертил свой контур, затем придал ему объём. Но это - то было просто, все его биометрические данные ему предоставили, но вот как быть с лицом, при обратном изображении отражения?
Наконец до Радомысла дошло: простенький прибор для лазерного вызова кого - либо из субъектов, таким ещё пользовалась Таня при его первоначальном прибытии, давно лежал у него без дела. А он может некоторое время сохранять придаваемую форму. Правда, это облачко маловато для всего лица, но можно всё проделать и в два этапа. Зажмурившись, он вдавился в сигнальный приборчик и стал быстро заполнять образовавшийся отпечаток мелкодисперсным паром.
Получился памятник Радомыслу, в цветах от белого до дождевой тучи, с узнаваемой верхней частью лица. Ну такой недостаток поправи́м, и он вдавился в приборчик подбородком. Теперь осталась самая малость - оживить робота. Но эта задача под силу лишь Хозяйке.
Однако не всё творилось так уж очень быстро. Пришлось лишний раз убедиться, что промышленное производство на Основной Планете хорошо отлажено. Хозяйка предложила Радомыслу выйти во двор и забрать второй тёмно - голубой прибор, который уже доставил туда шар. Этот прибор надо было вдавить в мелкодисперсную статую ближе к её шее. В результате копия Радомысла стала несколько более плечистой, но исправлять это несоответствие её прототип не стал, так как шириной своих настоящих плеч он был не совсем доволен. Далее уже вживлённый голубой прибор надо было отрегулировать под тембр мужского голоса и желательно ближе к оригиналу. Регулировала - то Хозяйка, но оценивал результаты уже Радомысл. Для него такая миссия была неблагодарной - ведь собственный голос со стороны, человек не редко узнаёт с трудом.
Теперь «говорить» робот будет по усложнённой схеме: Радомысл, через свой голубой прибор будет говорить фразы Хозяйке или дежурной Белотучке, а они уже будут отдавать импульсы говорящему прибору в роботе.
Дальнейшую свою миссию Хозяйка выполнила довольно быстро, но одно несовпадение с образом человека у робота всё равно осталось - шевелить губами и водить глазами ему было не дано. Зато робот имел свойства, аналогичные Межпланетному Роботу: по команде он мог приобретать проницаемую структуру или, наоборот, выдерживать значительные механические нагрузки. Ещё, робот был одет в облачную копию одежды Радомысла, но эта «одежда» была с ним единым целым.
Постоянно управлять вручную облачным Радомыслом не требовалось, достаточно было ему задать действие, но настоящему Радомыслу следовало ещё изучить команды управления, выполняемые на втором Главном Экране. И чтобы команды были адресными, роботу надо было дать конкретное имя.
Радомысл помнил, что в сравнительно раннем детстве во дворе его часто путали с другим мальчиком из - за внешней схожести. И его кажется, звали... Вспомнил! Его звали Светозар. Значит, и мой бледнолицый брат будет Светозаром.
Первые пробные тренировки по управлению, окрещённым Светозаром, роботом довольно обнадёживали. Создавая такие многофункциональные аппараты, Облачная Цивилизация другой своей стороной жила в каменном веке. Мало того, что у них отсутствовала речь, кино - и фотосъёмка, здесь было нечем и не на чем что - либо записать. А водные экраны могли писать только заложенный в них перевод с известных им языков землян. Связь между собой у них, конечно же, была, но ведь и она была бессловесной.
Поэтому, одно из первых заданий Светозару было расчистить площадку возле дома от растений, чтобы потом охотничьим ножом там можно было хоть что - то записывать. Такое роботом было успешно сделано, и Радомысл нацарапал там шпаргалку - какие и где команды расположены на, управляющим Светозаром, втором Главном Экране.
Теперь осталось заштриховать две нелепости на дублёре Радомысла: скрыть неживые губы и глаза.
- Может мы зря такую игру затеваем? - Хозяйка, оказывается, могла и шутить. - Отправили бы на Землю тебя самого. Покатали бы тебя там на Межпланетном Роботе...
Радомысла даже передёрнуло - опять туда! Да ещё через мясорубку нематериальной оболочки! Он даже не стал отвечать.
- Как мне удалось выяснить, - Хозяйка сразу сменила тему - делу могут помочь шарф и тёмные очки. Наши уже начали поиски такого среди переселенцев.
Темные очки нашлись только одни, да и то треснутые в двух местах. С шарфами дело обстояло полегче, хотя все они уже видали виды. В конце концов выбор пал на шарф с наименьшим количеством дырок. И то и другое было надето на Светозара, с предварительной дезинфекцией и замазкой трещин в оправе. В дальнейшем робота обяжут приобрести на Земле новые очки и шарф, чтобы вернуть их кредиторам, хотя необходимость в таких атрибутах на Земле - 0, с её тусклым солнцем и умеренно теплой погодой, фактически была формальной.
Первое посещение Светозаром Земли будет пробным. Но если всё пойдёт так как надо, то он приступит к своей основной миссии - выбирать потенциальных переселенцев.
- Хозяйка, давайте сверим функциональность Светозара. - Радомысл чувствовал себя диспетчером центра космических полётов. - Итак он слышит и говорит голосом, похожим на мой, через свой тёмно - голубой прибор.
- Да, конечно.
- А как он видит?
- Так же, как и мы.
- То есть, насквозь?
- А видеть не насквозь ты ему будешь помогать.
- И когда его отправка?
- Хоть завтра, если будешь готов. Сегодня ещё потренируйся с ним.
На следующий день, утром Радомысл вышел из дома проводить Светозара. По земной традиции подал ему руку, но робот опустил голову и только будто бы обнюхивал ладонь. Ясно, этого он ещё не знает.
- В добрый путь, Светозар. Привет Злому озеру!
Робот был обращён к нему, но никак не реагировал. И тут из него послышался голос самого Радомысла:
- Ты кажется что - то говоришь, но я тебя не слышу.
Да! Я же с тобой могу говорить только через свой голубой прибор! Сделав ему два жеста - до свидания и иди вперёд, Радомысл вернулся к своему второму Главному Экрану.
- Светозар, сеть не забыл?
- Если я исправен, то забывать не умею.
Хозяйка говорила, что у Светозара и походка моя получилась. Сегодня маме с бабушкой должна прийти хорошая весточка. Но не испугаются ли? Ведь им - то будет видно, что это не я.
А Светозар уже запрыгнул на «шкуру» и, где - то с минуту, на втором главном экране ничего не было. А потом, вроде бы что - то и появилось, но вот разглядеть... Огни? Это ещё что? Туда ли его доставили? Зимой там очень короткий день, и значит, ещё не рассвело, но на Злом озере никаких уличных фонарей быть не может!
- Хозяйка, а дежурная Белотучка находится в контакте со Светозаром?
- Да, наше облако там.
- Но это не озеро Злое!
Несколько секунд ответа не было. Видимо Хозяйка общалась с дежурной Белотучкой.
- Радомысл, времена меняются. На твоём экране Злое озеро.
Действительно второй Главный Экран обозначил вынырнувшего из темноты Светозара. И тот сразу приступил к выполнению своего первого задания. Радомыслу лестно было наблюдать, как под светом фонарей его полудвойник совершает нечеловеческие фокусы. Сначала он рукой вырезал лёд в форме большого облака, потом его легко поднял и положил невдалеке от образовавшейся полыньи. После этого он вынул непонятно откуда сеть, и профессионально закинул её в воду. Почти тут же Светозар сеть начал стягивать и тащить за собой, пятясь от само́й полыньи. Радомыслу было видно, что улов получился не ахти какой, но всё же он был - на завтрак и обед хватит.
- Хозяйка, попросите дежурную Белотучку дать мне обзор местности со стометровой высоты.
- А метр это сколько?
- Тогда... Дайте мне обзор над деревьями.
И освещённое болото на экране улетело вниз. Так, теперь мне надо выделить самого Светозара, поскольку его теперь не вижу... Правильно нажимаю? Вроде бы правильно... И вот уже появилась точка, разумеется, белая. Теперь выделяю участок с деревьями, который для первой точки будет направлением к посёлку... Ну, вроде бы правильно.
- Хозяйка, попросите дежурную Белотучку сбросить лазер на выделенные деревья. - Радомысл подождал секунд десять и обратился уже к роботу. - Светозар, лазер видишь? Это твоё направление на посёлок. На нужный дом тебе также укажет лазер.
Судя по скорости, с какой двигалась белая точка на экране, робот видимо бежал. А может он и летать умеет? Облака, как - никак...
В посёлке люди давно проснулись. Только бы не разглядел кто случайно нашего робота... Радомысл на экране выделил дверь своего барака, которая быстро была отмечена лазером.
- Светозар, в выделенное лазером надо не сильно толкнуть рукой три раза. Не сломай объект. Дальше говорить буду я.
По просьбе Радомысла, поверхность Земли была вновь приближена, хотя то, что будет происходить в его бараке, увидеть он не сможет. Нет, стучать в дверь, Светозара надо было учить заранее. Но всё же дверь открылась... Из - за неё выглянула бабушка.
- Я вам рыбки принёс. Впустите в дом, а то холодно.
- А кто Вы... Радо... Ой! Что с тобой сделали!
- В дом впусти. Не надо, чтобы меня видели.
Однако бабушка не поддавалась на уговоры, и уже Светозар проявил самостоятельность: он продавил дверь, отодвинул сопротивляющуюся женщину, после чего, видимо его же стараниями, дверь и закрылась. Теперь Радомыслу надо будет говорить вслепую.
- Дочь твоя где?
- На работе она... Но ты не Радомысл, теперь - то я вижу...
- Я робот, которого изготовил ваш Радомысл. Вот вам рыба, это он просил передать.
- Он что, в раю?
- Он жив.
Что произошло далее, Радомысл узнал уже после. Оказалось, что Светозар подошёл к кухонной плите, чтобы там вытряхнуть рыбу из сети, а бабушка, неправильно его поняв, схватила сковороду и огрела ей робота... Огрела... Сковорода без проблем пронизала пар и остановилась на коленке владелицы. После этого бабушка, хромая, накинула пальто и выскочила из барака.
Радомысл, увидев хромающую бабулю, спросил:
- Светозар, что - нибудь произошло?
- Здесь уже никого нет.
- ...Тогда и ты возвращайся к озеру, но сначала просто стань  где - нибудь рядом, за деревьями. Только рыбу оставь там.
Светозар вышел и остановился за первой же сосной, не поворачиваясь к баракам. А за время отсутствия Радомысла в посёлке произошли изменения. Во всяком случае, нового современного трехэтажного здания там при нём не было.
За спиной Радомысла послышался голос Тани. Вот некстати! Как же теперь я говорить - то буду! Но, как выяснилось, необходимость ему  что - либо говорить, возникла не сразу.
Кажется именно из нового здания появились две фигуры, одна из них прихрамывала. Фигуры приблизились и вошли в его барак! Мама? Я не узнал мать! ...Но в такой шикарной шубе я и не ожидал её увидеть! Голубой прибор Светозара был далековато, и разговор мамы с бабушкой он почти не расслышал, донеслось только что - то, при входе в дверь: «Ну и что рауф...». Кажется последнее слово... Стоп, а Рауф не может быть именем?
Почему - то Радомысл погрустнел. Может, от того, что задуманный им план передачи весточки семье уже провалился. Ещё более загрустишь, когда увидишь, что из двери барака выставили на улицу ведро с торчащими рыбьими хвостами...
Чья - то фигура, похожая на соседскую, подошла к Светозару.
- Радомысл, ты что ли? Живой... Ну ты и изменился! Где ты всё время пропадал? Тебе не холодно в такой - то одежде?
Норвежская речь в доме Радомысла уже перестала звучать, и говорить стало можно.
- Видите ведро с рыбой возле моего барака. Можете взять, я её только сейчас наловил.
- Да? Спасибо. Только этот барак теперь только Кольчугинцевой - старшей. Мать твоя живёт и работает в офисном... Да ты, наверное, знаешь! ...Ой, эти идут. Побегу, ведро забрать.
Сосед проделал то, что сказал, а мимо Светозара прошагали двое в тулупах.
- Совсем обнаглели! Заходят в частную собственность как домой! - И этот их крик разносился, похоже, на весь посёлок.
- Светозар, возвращайся, сделай всё, как договаривались и оставайся пока там, также где - то за деревьями.
Для Светозара, лёд в форме облака опять оказался пушинкой, даже несмотря на то, что он уже успел примёрзнуть к основной толще льда. Полынья плотно закрылась, и робот даже протоптался по её периметру. Обзор Злого озера демонстрировался Радомыслу сверху, и он не мог видеть, что над его болотом висит электролёт.
Уже полностью рассвело и уходящего за сосны Светозара было хорошо видно. Также хорошо стал виден и медленно опускавшийся сверху «сюрприз»...
Из электролёта спустился по лестнице крупный мужчина и, похоже, далеко не молодой. Он сразу же пошёл вслед за Светозаром, в руке у него был фотоаппарат.
- Радомысл, пробное посещение полностью провалилось. - Это были слова Хозяйки. - Робота надо возвращать.
- Уважаемая Хозяйка, сейчас получается, что возвращаю я, а не Вы.
- Но эта миссия проводилась по твоей просьбе. Ты ещё пытаться не будешь?
Тем временем, мужчина, сблизившись со Светозаром, периодически поглядывал то на просмотр фотографий, то на робота.
- Похож, но не совсем... - Донеслось до Радомысла.
Но в это время, откуда - то издали, послышались то ли просто голоса, то ли крики. Мужчина обернулся и, с виду спокойно, смотрел на подходивших.
- Рауф Давлетович, но здесь льда не было... Мы оба видели...
- Ну и что вы нас от работы оторвали? Пошли, ребята! Эти тулупы уже не в первый раз бредят...
Кто подходил, Радомыслу было не видно, но обильное шуршание снега подсказывало, что те двое в добротных тулупах привели поселковых к незаконной, по их мнению, полынье, которой уже не стало. Вот двое в тулупах уже появились в обзоре. Они быстро ходили по льду, то и дело разводя руками.
- Рауф Давлетович, ну была же огромная полынья!
- Ребята, идите к себе. На нет и суда нет.
Тулупы вновь вышли из обзора, а мужчина опять обернулся к, словно давшему обет молчания, Светозару.
- Я так понимаю, ты робот. Говорить умеешь?
Не имея инструкций на сложившуюся ситуацию, Светозар молчал. Пришлось вмешаться Радомыслу:
- Мне надо исчезнуть.
- Возьми меня с собой. Ну, пожалуйста... Я знаю, сейчас из - подо льда появится, что - то вроде огромной шкуры... Мы там вдвоём поместимся! Я же там уже был...
- А как же Ваш, так скажем, бизнес?
- Но я же смогу вернуться, вы - то уходите, но и возвращаетесь.
Радомысл не знал подробностей похищения электролёта, и что воздушная машина была собственностью этого человека, но приходившие обрывки информации уже связывались в тонкую цепочку.
- Не так всё просто, уважаемый. Перед Вами - робот; это Вы сами определили. Роботу такое просто, а вот человеку, да ещё в возрасте...
- Да я здоров как бык!
- Светозар, возвращайся.
Рауф Давлетович, был удивлён последними двумя словами. Тем не менее, как только Светозар шагнул вперед, бизнесмен, чуть ли не вдвое массивнее, вышел наперерез, не принимая в расчёт недавнюю сцену того с глыбой льда. ...Робот просто сдвинул его в сторону.
В последний момент, когда Светозар уже готов был опуститься в вырезанную прорубь, Радомысл его остановил:
- Стой. Повернись к бизнесмену.
И учитывая, что Рауф Давлетович с опущенной головой брёл уже на отдалении, крикнул:
- Передайте Кольчугинцевой - младшей привет от её Радомысла!


СТРАТЕГИЯ

Руки, а порой и ноги, которыми обладает человек, требовались Облачной Цивилизации в радужной перспективе. Радомыслу, которому последние месяцы контакты с Белотучками давались значительно легче, чем с родным белковым видом, виделось необходимым доказать, что и голова тоже может внести свою достойную лепту в поступательную эволюцию Н3О.
Бык - астронавт, которого доставили на Основную Планету, выполнил миссию, сравнимую с миссией Эдисона для человечества. И на Земной Копии появилась вкусная еда! Конечно, она по - прежнему была белого цвета, но ресторанные рецепты, которые легко собирались из сети дежурными Белотучками, наполняли брикеты изобилием вкусов, а главное их состав реально соответствовал потребностям изголодавшегося землянина на конкретный момент.
И «рыбаки» сразу по - настоящему полюбили Хозяйку и её окружение. Более того, получая с пищей именно необходимое и в оптимальных дозах, внешность, да и сущность переселенцев явно пошла на поправку. Появились желающие присоединиться к Тане и вновь пройти обучение. Теперь, скорее всего, проблем с набором контингента на новую планету у Облачной Цивилизации поубавится.
Но человеческая голова, которой в душе́ гордился Радомысл, готова была на осуществление другой идеи, которая, насквозь всё видящими Белотучками, тем не менее, не просматривалась. До сих пор, переселенцев искали среди взрослых людей, из которых только единицы подходили для совмещённого сосуществования. Но ведь есть и брошенные младенцы. Вырастить и воспитать их по добрым облачным стандартам означало бы получить стопроцентный успех.
Но для такой смены направления поиска необходимо найти другой вариант преодоления нематериальной оболочки, так как уже существующий «путь» будет неприемлем для грудных детей. Направлять же Межпланетного Робота на новую планету прямо с Земли, технически невозможно из - за её магнитного поля, которого на Земле - 0, по определению, нет.
Другой путь набора переселенцев Радомысл обсудил с Хозяйкой, и его слышали остальные Белотучки на Земле - 0. Выяснилось, что такой вопрос приобретает ещё большую актуальность, так как подходящая для сосуществования двух цивилизаций планета практически уже найдена. Но полномочий, для принятия таких решений у здешней Хозяйки не было. Она, каким - то образом связалась с Основной Планетой, а каким именно, Радомыслу понять не удалось - просто через несколько минут молчания, тёмно - голубой прибор уже выдавал словесный результат:
- Тебе, Радомысл, надо отправиться опять к ним, на этот раз в командировку. Сможешь обосновать технологическую схему переправочного устройства?
- Дайте мне пару деньков, чтобы ознакомиться в вашей Базой Знаний полностью. Я уже знаю, что такая у вас есть. И было бы не логично хранить какие - то секреты, если нужны конкретные действия.
- Радомысл, а никаких секретов нет. Просто База Знаний, по - вашему это энциклопедия, содержит в себе информацию под наши ощущения. Тебе будет очень сложно их понять.
- Что не пойму, спрошу у вас. Я уже знаю, что вы педагоги хорошие.
Радомысл вышел из своей потайной комнатки через доступную ему стену и увидел Таню, а также её мужа - пилота, что - то внимательно изучавших на водном экране. Они даже не заметили, что хозяин вышел из стены и это обнадёживало. Впрочем, а нужны ли здесь тайны? Случай с Риоси был несколько особенным - ему «помогли» обидеться на некоторое неравенство. И Радомысл отважился такое проверить, тем более, что входа ко второму Главному Экрану без решения Хозяйки у них все равно не будет.
- Норвежцы. - Окликнул он их.
- А... Здравствуй, Радомысл. - Прочитал он на водном экране, обращённое к нему.
И всё, они снова углубились в лекцию.
- Ингвар и Таня, хотите фокус?
Не особо довольные, они снова подняли головы. Радомысл нарочито крадучись вошёл в пропускающую стену, а через несколько секунд появился снова:
- И как вам такое?
- Действительно фокус. Где ты такому научиться успел?
- На самом деле, это не фокус. Это возможности наших кураторов - Облаков. Вам пока такое проделать не удастся.
Они, по очереди, проверили его слова, а он, по их же просьбе, повторил «фокус» снова. В итоге, Ингвар спросил:
- Нам говорить о твоих возможностях другим? Я теперь авиатаксист, со многими приходиться общаться.
- Я, думаю, что лучше так: кто сам спросит о технических возможностях Облачной Цивилизации, тому можно сказать. А вот, всем подряд... Информацию надо давать, когда её хотят услышать и хотят осознать. Я сейчас прав?
- Возможно. Но долго такое тайной оставаться не сможет.
- Так это не тайна. Это, не постигнутые нами, их возможности. А я хочу прибавить к их возможностям и наши осуществлённые идеи. Присоединяйтесь и вы, когда будете к такому готовы.
Радомысл, как и обещал Хозяйке, потратил два дня, чтобы по своим возможностям вникнуть в основы облачной энциклопедии. Что - то он уточнял у Хозяйки, что - то у других Белотучек, если вопрос касался именно их компетенций. И до этого было ясно, что здесь стал необходим обыкновенный земной компьютер. Но в том и был парадокс, что переместить землянина через нематериальную оболочку или даже отправить его на другую планету это доступно и легко, а вот осознанно доставить сюда обслуживающий людей электронный аппарат практически невозможно.
Но интересовавшую его суть из Базы Знаний Радомысл всё же уловил. Не было и пятидесяти процентов на то, что его идея не наткнётся на что - либо непредвиденное, однако без поиска и вперёд не продвинуться. И его, уже известным способом и маршрутом, отправили в командировку.
На Основную Планету Радомысл прибыл без приключений или каких - то странных событий, вот только маршрут его следования на этот раз оказался другим. Но с таким своим ощущением он скоро легко расстался. Маршрут на самом деле был тем же, и ему уже стало ясно почему. Просто те объекты Вселенной, невдалеке от которых тогда пролетали они с Риоси, находясь в постоянном движении, уже сместились в пространстве, уступив своё место другим звёздам и планетам.
Шар, выполняющий функцию такси на Основной Планете, на этот раз не унёс его под воду, в отель, а взмыл с ним вверх. Трудно было оценить, на земной ли высоте от поверхности находится местная облачность или нет, но в сплошном, лишь кое - где разорванном тумане он оказался быстро. Интересно, а получится у меня отличить разумную Белотучку от обыкновенного облака? Но сколько не старался Радомысл, ответ на его же собственный вопрос, так и остался в тумане.
Может быть, показалось, но шар, будто бы, замедлил скорость своего полёта. И вот вся облачность вокруг промелькнула назад. Внизу проявился неугомонный океан, а впереди шар поджидала величественная облачно - тучевая форма, по контурам очень напоминающая летающую тарелку из уфологических сайтов. Откуда взялась такая уверенность, но Радомысл понял, что это уже конечная цель.
Медленно, даже с каким - то почтением, шар вместился в, представшее впереди по курсу, образование, и Радомысл завис вместе с такси в огромном зале или, скорее даже, в лектории, на ярусах которого слегка клубились собравшиеся Белотучки. На верхнем ярусе находились два синих облака и ещё одно, которого он никогда не видел. То облако представляло собой красноватый контур и просматривалось насквозь. На многих Белотучках периодически появлялись спиралевидные глазки, которые были направлены в сторону Радомысла.
Уже известный по первому посещению планеты, маленький Пластичный Робот доставил в шар тёмно - голубого переводчика, но, с дополнительно вставленным в него, каким - то растянутым элементом такого же цвета. Теперь голубая конструкция по форме немного напоминала кусок ствола тонкого дерева с плохо обрубленным сучком. «Да, с эстетикой у нас побогаче...» - подумал Радомысл, подзабыв, что мысли здесь ни для кого не секрет.
- Радомысл Кольчугинцев, для того мы и планируем сотрудничество с лучшими из земных аборигенов, чтобы развивать друг друга взаимно.
Кто из них вещал эту фразу - поди узнай, но вряд ли, что бы это была Ректор, аборигенами она нас точно не окрестила бы.
- Уважаемые субъекты Облачной Цивилизации и приглашённые гости! Я могу начать изложить новую идею по подбору контингента на будущую обитаемую планету? Или же у вас приняты другие процедуры? - Радомысл всё произнёс громко, внутренне удивляясь своей смелости.
- Какое у Вас образование? - Раздалось из голубого прибора.
- По земным меркам, никакого.
- С чем такое связано?
- За официальное образование надо заплатить деньги, но у нас их не было.
- Деньги?... А! То есть расчёт. И почему Вы не смогли рассчитаться?
- Уважаемые коллеги, общую информацию по нюансам земного бытия я всем желающим передам. - Этот размеренный тембр очень напомнил собой интонацию Ректора. - Радомысл Кольчугинцев, если Вы уже готовы, то можете изложить идею сначала вкратце. Далее все её обсудят, и если она, в принципе, окажется заманчивой, то после перерыва, мы углубимся в детали.
И Радомысл начал свой доклад в неторопливом ключе, старательно проговаривая все слова, чтобы уменьшить трудности осознания облачной аудиторией его слов:
- На самом деле я предлагаю две идеи, но сначала озвучу первую.  Вы уже обладаете технологиями, позволяющими создать безопасный тоннель между планетами, на которых вы присутствуете. Материалу, состоящему преимущественно из Н3О можно придать и сверхпроводимость, что позволяет разогнать летящий в нём болид до гиперсветовых скоростей. Сказанное иллюстрируется моими перемещениями к вам по космосу, когда на пути не встречались ни метеоритная пыль, ни, тем более, астероиды. С внешней стороны тоннель защищает мощное электрическое поле. Теперь - о сути моего предложения. Я предлагаю из материала, аналогичному тоннельному, создать микротоннель для преодоления нематериальной оболочки между Землёй и её нулевой копией. Сразу предвижу возражения: но ведь нематериальная оболочка пропускает сквозь себя материальные тела только по траекториям спиралей и, при этом, частично разрушая их. Но я предлагаю создать микротоннель со свойствами, называемыми не редко на Земле, пилигримными. То есть тоннель будет выбрасываться на Землю в очень короткий срок и втягиваться обратно после перемещения по нему переселенца. Такой микротоннель должен быть многослойным, с воздушными прослойками между трубами. Такова моя первая идея.
И некоторое время его голубой прибор сохранял молчание.
- Радомысл Кольчугинцев, к Вам обращается Ректор. Для того, чтобы переселенец переместился сквозь нематериальную оболочку, говоря земными понятиями, за долю секунды, то он должен быть готов к такому. И как нам точно попасть в него микротоннелем?
- Уважаемая Ректор, я предлагаю на Земле такую точку сделать стационарной. Тогда не надо будет целиться, точка будет или одна или несколько, в зависимости от возможностей и потребностей. Вы в курсе о создании Светозара на Земле - 0?
- Конечно. Спасибо Вам, Радомысл, за помощь.
- Так вот, Светозара можно настроить на выделение из окружающих звуков частот детского плача. Речь идёт о переселении брошенных младенцев. Но, конечно же, не всё здесь просто. Светозара надо ещё адаптировать к условиям земной жизни.
После этого последовало ещё несколько вопросов от Субъектов различной сферы деятельности, но они больше касались частностей жизни на Земле.
Был объявлен перерыв, а для Радомысла он стал временем ужина. Деликатесы для людей теперь здесь настоящие, хоть и по - прежнему белые. И хотя его зал для приёма пищи находился отдельно, во входном проёме можно было заметить «случайно» проплывающих Субъектов, в том числе и синего цвета. Всем было интересно узнать, как это так можно питаться, минуя водоиспарительные процессы.
После перерыва Радомыслу пришлось какое - то время поскучать, было похоже, что его предложение широко обсуждается. Наконец голубой переводчик заговорил тембром Ректора:
- Радомысл Кольчугинцев, Ваше идея признана разумной, но для осуществления её в деталях потребуется некоторое время. Мы также надеемся на Ваше участие в адаптации проекта для конкретно земных условий. Огласите Вашу другую идею.
- Моё другое предложение не столь масштабно, как первое, но оно будет иметь немалое значение для сотрудничающих с вами землян на новой планете. Речь идёт о цветовой гамме искусственных объектов. Видеть всё белым, для глаз землянина неестественно. Окружающие людей моногамные тона могут привести к путанице и ошибкам. Для получения полного спектра цветов вы можете пойти по двум направлениям. По первому - родное для вас явление радуги при помощи лазерного импульса можно закрепить на мелко распылённом материале. Второе направление влечёт организацию плавления речного песка на 
Земле - 0 с целью получения стекла. С помощью стекла можно разлагать солнечный свет на полный спектр, за исключением чёрного цвета. Но и чёрный цвет можно получить, если из - за пылинок в воздухе, в полученном спектре окажутся зоны поглощения. Дальнейшая технология совпадёт с первым направлением.
- Как я понимаю, Радомысл, вторая Ваша идея больше рассчитана на перспективу. - Голос Ректора прозвучал после некоторой паузы. - И нам, конечно, будет трудно осознать необходимость цветовой гаммы для Облачной Цивилизации.
Следующее обращение к Радомыслу его тёмно - голубой прибор не переварил: из него раздались лишь какие - то нечленораздельные звуки. Но уже вскоре, кто - то из собравшихся Белотучек оказалась двойной переводчицей:
- Радомысл, к Вам обращалась представитель Синеоблачной Цивилизации. Она приглашает Вас посетить их Основную Планету. Такое же приглашение она передаёт от, представителя Нанокапельной Цивилизации, которого Вы видите рядом с ней. Информирую Вас, что Нанокапельная Цивилизация плавает под планетным ветром, только не под нашей звездой.
Для Радомысла услышать такое стало большой неожиданностью. Тем более, что про синие облака его подготовили, скорее, негативной составляющей. А тот контур с верхнего яруса, значит и есть Нанокапельный Субъект. Неужели в данном участке Вселенной разум представляют только облака?
- Так каков будет Ваш ответ приглашённым?
- На многие предложения невозможно ответить сразу. - Радомысл постарался проявить гибкость, про себя имея в виду, а уж не испытание ли это ему от Белотучек?
Конференция закончилась и Радомысла вместе с модернизированным голубым аппаратом доставили в уже знакомый отель на ночлег. Он повернулся к тёмно - голубому переводчику:
- Ректор, Вы меня слышите?
- Да, Радомысл. Я могу угадать, что за вопрос Вы мне хотите задать.
- Действительно, догадаться легко. Тем более Вам.
- Планету с Синеоблачной Цивилизацией Вы можете посетить даже завтра на нашем Межпланетном Роботе. Да, где - то мы с ними соперничаем, но не до острых разногласий. Обратите внимание на цвет Вашего переводчика - это наша совместная с ними разработка, причём их участия здесь было больше.
- Теперь ясно. Следовательно, передо мной гибридный материал.
- Радомысл, но неужели Вы ещё не знаете, что мы не видим цвета? И Синетучки тоже.
- Дайте возможность, и я вас научу видеть цвета. Цветной мир прекрасен.
- А нецветной правдив. Что лучше?
- Уважаемая Ректор, спасибо за информацию, но Вы пока ответили только на половину моего немого вопроса.
- Нанокапли, они из другой звёздной системы. Их звезда в порядке, в отличие от нашей. Но Межпланетный Робот, который тебя перемещает, на их планету прибыть не сможет, из - за высоких там температур. Ты каким образом видел Нанокаплю, то есть Нанокапельного Субъекта?
- Я видел только контур облака, а внутри контура всё просматривалось насквозь.
- Тот контур это их скафандр. Нанокапли это пары металлов.
- Тогда что мне делать в их аду?
- По развитию они опережают наши цивилизации... Мой Вам совет - познакомьтесь с синеоблачной планетой, тем более, что она единая, без Планеты - 0, а к Нанокаплям можно будет обратиться при дополнительном их интересе.
- Если что, Вы меня в обиду не дадите?
- Незаслуженных обид у нас не наносят. Не умеем!
- Ректор, Вы говорите и за Синетучек?
- И за Нанокапли тоже. ...Понимаю Вас, Радомысл, земляне у себя повидали виды!
- И продолжают видеть, уважаемая Ректор. Именно поэтому я, так сказать, и загорелся вашей новой планетой. ...Ещё у меня вопрос на другую тему - что это за дополнение на тёмно - голубом приборе?
- Добавлены другие языки землян. Но это их разработка, то есть Синетучек и Нанокапель, всё было отдельно от нас.


ТАКТИКА

Межпланетный Робот опять нёс Радомысла к Основной Планете, но на сей раз, с точки зрения Синетучек. Около его ног закреплены десять одинаковых подарков - многоязычные голубые переводчики. Общение между переселенцами на Земле - 0 теперь упростится, хотя и не намного, стоять - то возле прибора все равно придётся, а вот носить его с собой настоятельно не рекомендуется.
Умный Межпланетный Робот дорогу знал, но Радомысл уже вычислил, что она у него обусловлена наличием тоннелей. Сначала облачная планетная система быстро удалялась, при этом сжав исходный пункт старта до размеров крошечной луны, затем, будто бы нерешительно, планеты вновь стали приближаться. Вернее, увеличивались освещённые точки, более удалённые от гаснущей облачной звезды, а планета, на которой он вчера участвовал в конференции, по размерам уже поменялась с ними местами.
В итоге, планета синих облаков словно бы подкралась. Оказывается, она была одним из спутников другого, довольно крупного космического тела, даже не имеющего правильной шаровидной формы. Эффект подкрадывания объяснялся просто - звезда спутник практически не освещала, и он стал визуален, когда Межпланетный Робот оказался возле него совсем близко.
Одна особенность Основной Планеты Синетучек Радомыслу сразу бросилась в глаза. Область на поверхности, куда похоже и направлялся его летательный аппарат, изобиловала довольно яркими огоньками, которых было не заметно на остальных участках спутника. Термин «приземление» здесь совсем не подходил для Межпланетного Робота с Радомыслом, но и касания поверхности тоже не случилось, так как приняла их на себя белая «тарелочка», такая же какая была и на предыдущей для него планете. Планета - 0 спутникам других объектов не положена, а висящие «подставки» под Межпланетные Роботы на спутнике - пожалуйста.
А здесь настоящая ночь - со звёздами. При перемещении по тоннелю удалённые космические объекты фиксируются слабо, из - за внеземной скорости, а когда она уже нулевая, можно и полюбоваться ночным небом, которого уже давно не видел. Хотя, на самом деле, этого неба Радомысл и никогда не видел. Впрочем... Кажется, вон там, Большая Медведица... Только какая - то искажённая. Значит я не очень далеко от Солнечной системы? Хотя, это как ещё мерить...
Конечно в темноте многого не увидишь, но бурлящего океана под шаром точно нет. На фоне звёздного неба чернеют контуры остроконечных гор. А вот тех ярких огоньков, в сторону которых аппарат и спускался, поблизости не видно.
Наконец со стороны он заметил приближение чего - то синего. Понятно, что здесь будет другая крайность...
Неподалёку рядом теперь висела над поверхностью синяя посадочная «тарелочка», по форме копия той, на которой теперь покоился его Межпланетный Робот. Понятно, значит дружба дружбой, а космодромы разные.
Действительно, вскоре на «тарелочку» сверху причалил непрозрачный серебристо - матовый объект, значительно больший аппарата Радомысла. Серебристую оболочку рассекли собой два синих и одно нанокапельное облако, которые быстро скрылись в окружающей темноте. Может, это те самые приглашённые гостьи конференции? Тогда что получается? Меня позвали в дом, куда ещё не пришли хозяева? А когда же хозяева всё же зашли, то прошли мимо гостя... Ладно, разомнёмся пока жареной картошкой... Интересно всё - таки, а что я ем на самом деле? Не воду же...
Соседний с ним аппарат давно беззвучно вознёсся, время шло, и что - то было не так.
- Межпланетный Робот, ты хоть знаешь, когда обратно стартовать?
Естественно, ответа Радомысл не услышал. Умный аппарат был создан немой цивилизацией. Стала нарастать и тревога.
...Послышался какой - то свист. Вроде бы грозовой гром таким не бывает, но не стоит забывать где я. Но свист был негромким, потом в темноте будто бы что - то шевельнулось по направлению сверху вниз. Объекту «тарелочка», похоже, не требовалась. Вдруг в той же стороне вспыхнул огонь! Он сразу осветил пять двуногих фигур в синих шубах, а сам свет излучал заражённый факел. После этого, совсем рядом с аппаратом Радомысла, падающим листом опустился Пластичный Робот, видимо, с переводчиком на себе. Факел освещал прибор на роботе, и тот повторял уже привычные контуры переводчика, но был совсем синим и значительно крупнее.
- Радомысл, выходи. Тебе мы шубу приготовили. - Звук чёткого женского голоса проник сквозь оболочку Межпланетного Робота; такого ещё не было.
Не зная как себя вести, Радомысл ответил неуверенно:
- Но меня же мой аппарат просто не выпустит...
- А мы его уговорим. Выходи.
Белотучки ко мне обращались на Вы, а здесь уже тыкают.
- Давайте так. Сначала Вы скажите, что от меня нужно. На соседней планете мне было сказано, что сюда меня пригласили, но гостеприимства в вашей темноте совсем не заметно.
- Чего ты хочешь... В холодном климате всё холодно.
- С кем я сейчас говорю?
- А тебе не всё равно? Пообщайся с делегатом Нанокапельной Цивилизации, он уже в жерле вулкана...
Не наивна ли Ректор Облачной Цивилизации?! Что мне тут приготовили! ...Но к Межпланетному Роботу уверенным шагом приближалась одна из фигур, обхватив конечностями что - то мохнатое. Дойдя до Пластичного Робота с переводчиком, фигура стала рядом с прибором, а робот медленно поднялся вверх и, без проблем, внедрился в аппарат к Радомыслу!
Радомысл, как здесь это можно было, попятился... Но у ворвавшегося оказалось совсем человеческое лицо, которое даже улыбалось.
- Радомысл, теперь я знаю, что это действительно ты... Надень шубу, здесь очень холодно.
Что - то знакомое...
- Вы - то хоть представитесь?
- Да я с Земли... Зовут меня Рауф... Рауф Давлетович. Мои электролёты теперь осваивают пространство не только Земли - 0, но и Синеоблачной Основной Планеты.
Вот оно что! Успел я подзабыть... Да и разговаривал я тогда с ним через Светозара.
- Тогда, хотя бы Вы мне скажите, что мне здесь уготовили?
- Они меня направили, чтобы я тебя отвёз к этому... Как его... К Нанокаплю! Говорят, что твоя с ним беседа может оказаться даже научной!
- А причём здесь жерло вулкана?
- Ой, да я толком не понял, но по - моему, он обитает только в высокой температуре. Чудно конечно. Да ты этих синих не опасайся. Они обходительностью не блещут, но и зла не делают. Одевайся, тебя давно ждут, да у меня ещё и электролёт долго не заводился.
Межпланетный Робот, вопреки его настройке, достаточно известной Радомыслу, выпустил из себя, уже ставшего мохнатым, пассажира, которому окружающий мороз тут же впился в нос.
- А эти четверо кто? - Радомысл кивнул на фигуры, к которым они приближались.
- Тоже земляне. Они здесь уже давно, рабочие руки. А теперь вот, им мозги потребовались... Синетучки подслушали меня, когда я просился, сам не понимая куда... А у меня за плечами же две академии! Ну и поймали, прямо в воздухе. Сначала забросили на копию, в Исландию, а потом сюда. Но я хоть по космосу нормально летел... Смотри, здесь ступенька, она уже обледенела.
Прожектор электролёта хорошо освещал местность над которой они летели. Нет, с точки зрения Радомысла, такие остроконечные пики легко причислить к зловещим. Но четыре попутчика Рауфа Давлетовича, которые из любопытства полетели с ним, почти всё время веселились и задавали вопросы, на которые, чаще всего нельзя было ответить. Люди эти, явно коренные жители земного севера, говорили с Радомыслом через переводчик, с которыми на синей планете был полный порядок, и такое ощущалось, что называется, уже с порога. Но говорить без посредника, всё же более естественно, и Радомысл подсел к пилоту:
- Как там мама?
- А я теперь знаю? Сколько прошло времени с тех пор, и то мне не известно! Был календарь, да батарейка села. А синие не хотят заряжать, мол, не те частоты... Дня - то здесь нет. Вернее, он есть, но заметить его нам трудно.
- Так Вы здесь тоже «рабочие руки»?
- Да теперь уже и не понятно. Сначала я был для них инженером. Но что я во внеземной электротехнике смыслю? Какие идеи подать могу? Вобщем, отстали они от меня, но и назад не отправляют. Таксист я теперь у них.
- Что и самих Синетучек перевозите?
- Будешь смеяться, но да! Они же своим ходом только на большой высоте плавают. А производство у них - в скалах. Поэтому, сейчас я у них за коня.
- А с подзарядкой у Вас как?
- О, когда им нужно! Мне они аккумуляторы такие поставили! Я уже и не помню, когда подзаряжался... И слышишь, свиста почти нет?
- Вообще - то, есть.
- Но не такой же как был! ...Впрочем, мы прилетели.
Радомысл помнил, что опускаясь на этот спутник он видел область ярких огоньков. Для действующих вулканов и на большом от них расстоянии, вообще - то, они были великоваты. Но такая оценка земными мерками совсем не совпадала с действительностью данной обитаемой планеты, не имеющей даже названия, что, впрочем, вполне вписывалось в традиции безголосых облачных цивилизаций.
Возле вулкана Радомыслу быть ещё не доводилось и не сказать, чтоб он об этом сожалел. Но вот теперь события могут поставить ему и непосильную задачу. Северяне из электролёта весело повыпрыгивали, а вместо них в дверь винтокрылой машины стал поступать густой тёмный туман. Рауф Давлетович включил внутреннее освещение и, как и ожидалось, тёмный туман оказался синим. Фактически он заполнил собой почти всю полость электролёта.
- Рауф, вперёд. - Произнёс женский голос в приказном тоне.
Винтокрылая машина стала подниматься к сопкам. Туман иногда касался даже лица Радомысла, и его холод был совсем неприятен.
- Воспитание на этом спутнике совсем заморожено. - Вслух сказал он переводчику.
- Это шутка такая? - Быстро отреагировал женский голос.
- Это не шутка. Это правда.
- Слушай сюда, философ. У Профессора Нанокапельной Цивилизации вышел из строя его скафандр. Он ждёт, когда ему пришлют новый, а сам пока находится в магме вулкана. Не пытайся его рассмотреть: во - первых, это бесполезно; во - вторых, сожжёшь свои глаза. Просто слушай и отвечай, долго такое не продлится.
- Извержения вулкана не произойдёт?
- Задаёшь такие вопросы, хотя считаешься умным.
Были бы мы на Земле - 0, я бы тебе ответил! Так подумал Радомысл, упустив из виду, что мысли здесь не секрет...
- А мы, может, ещё и поговорим на вашей копии... Рауф, нам вон к той вершине! Туда, где гейзеры!
Клубящие паром фонтанчики как - будто сами подплыли под луч прожектора. Электролёт слегка затрясло.
- Всё, дальше нельзя. Здесь электрическое поле, стихия ваша родная... - Рауф Давлетович перевёл свою воздушную машину на нулевую скорость. - И садиться здесь не желательно, горячий пар с моим двигателем не дружит.
Справа от кабины было заметно зарево из жерла вулкана. Слева же луч выхватывал часть каркаса, явно металлического, по - видимому это и был бывший скафандр Профессора.
Заговорил синий переводчик:
- С Вами вступает в контакт Профессор Нанокапельной Цивилизации. Я хочу задать вопрос инженеру, но сначала изложу краткую вводную информацию. - Для Радомысла стало неожиданностью, что тембр голоса Профессора слышался мужским. - На планете, которую я представляю, каких - то нерешённых проблем нет. Но мы помогаем малочисленным субъектам Синеоблачной Цивилизации, особенно если учесть, что подобрать новую планету с необходимыми условиями для их существования довольно трудно. Водяные облака уже нашли себе новую планету и скоро уже уйдут от этой гаснущей звезды. Но и их поиск был куда более лёгким. Найти же свою планету водно - кислотным облакам, то есть Синеоблачной Цивилизации, дело не простое. Им необходима планета с сочетанием холода и тепла, как на данном спутнике. Однако, гаснущая звезда нарушает баланс в сторону холода...
Нельзя сказать, что вещание Профессора для экипажа электролёта проходило бесследно. В салоне нарастал жар, сам аппарат - переводчик, изготовленный из «облачных» материалов, сначала начал подрагивать, а затем стал менять свою форму. Но более всего остального, от звуковых колебаний, генерируемых металлическим паром, страдала синяя пассажирка. Её словно вдавило в потолок салона, в результате чего Синетучка стала почти плоской.
По - видимому, Профессор знал, что живое общение с ним, когда на нём нет скафандра, другой стороне сулит неприятности. Он прервал вводную информацию для Радомысла и задал ему вопрос:
- Как я понимаю, звёздный инженер, Вы уже осознали суть моего вопроса. Мне его задавать?
- Не надо. Во Вселенной есть участки со старыми звёздами, а есть - со сравнительно новыми. Возле молодых звёзд орбиты планет не всегда устойчивы. Подходящую планету водно - кислотным облакам надо искать на стыке между кремниевыми и водородными планетами. При этом, возможен вариант, когда водородный гигант затягивает кремниевого карлика на свою орбиту. На таком карлике и будет сочетание холода и вулканической деятельности, столь необходимой Синеоблачной Цивилизации.
- Спасибо, звёздный инженер, Вашу идею мы обсудим. Если...
Что было после профессорского «если» узнать так и не удалось: синий переводчик рухнул на своего робота и стал испаряться. А Рауф Давлетович дал своей машине резкий задний ход.
- Рыбу под шубой любишь? - Неожиданный вопрос пилота был обращён к Радомыслу.
- Не очень. Но как рыба под шубой себя чувствует, теперь знаю.
А синеоблачная леди понемногу стала распушаться, особенно, когда Рауф Давлетович открыл настежь дверь электролёта.
- Ты хоть жива? - Участливо спросил её Радомысл.
Но второго синего прибора в воздушной машине не было.
Знакомство с мрачным спутником, после короткой, но жаркой беседы с Профессором, не закончилось. Транспортных шаров, как у водяных облаков, на этом спутнике не было из - за низких температур, тупящих их умные обшивки. Зато здесь атмосфера, хоть и с натяжкой, но землянам подходила, и они, закутанные в терморегулируемые шубы и пледы, выполняли самую разную работу, проживая в вырезанном в скале общежитии. И среди них недовольных не было, исключение составлял лишь Рауф Давлетович.
Когда вновь появилась возможность говорить с Синетучками человеческим языком, на Радомысла буквально посыпались предложения остаться. В результате дискуссии у него уже стало закрадываться сомнение, а действительно ли данная цивилизация такая уж развитая и не пожинает ли она просто плоды, опекающих её, нанокапель.
В итоге, звёздному инженеру, а такое звание уже закрепилось за Радомыслом, стало ясно, весь его разговор с синими оппонентами движется по замкнутому кругу. Тогда он обратился к Рауфу Давлетовичу с просьбой вернуть его к Межпланетному Роботу. Тот подчёркнуто флегматично впустил Радомысла в своё такси, всё это несмотря на окрики с неба и даже на брошенную рядом с электролётом молнию.
По пути к стартовым тарелочкам прожектор электролёта высветил Нанокапельное Облако, летевшее встречным курсом.
- Заметили? - Радомысл вскинул руку вслед пролетевшему облаку.
- Что я должен был заметить? - Не оборачиваясь переспросил Рауф Давлетович. - Моё дело за полётом следить.
- На облаке было два скафандра. Значит, один из них для Профессора.
Однако ровная мёрзлая площадка, служившая местным космодромом, встретила звёздного инженера неприветливо. Точнее площадка просто обдала его своим морозом, а вот Межпланетный Робот, покоившийся на белой тарелочке словно поданный к обеду, наотрез отказывался Радомысла узнавать. Пришлось ему спрыгнуть с подсаживающих плеч пилота.
- И что мне теперь делать? - Спросил Радомысл, когда он снова забрался в винтокрылое тёплое убежище. - Робот не мог просто замёрзнуть?
- А он когда тебя может выпускать из себя?
- Только на Землю - 0 или в подходящую среду. А здесь меня выпустил в такую стужу...
Но тут синий переводчик буквально закатился неприятными женскими голосами:
- Собрался улетать? Лети! Долети хотя бы до нас в небе... Тебе же предлагают лучшее, а на новой планете тебя вообще царем сделаем.
Сломать что ли эту синюю обезьяну? Радомысл демонстративно повернулся к переводчику спиной.
- Рауф Давлетович, а всё - таки на Земле техника намного лучше. Выступают мировые лидеры по всем каналам, рассказывают, что на самом деле дважды два это пять. Все им аплодируют, все их поддерживают... А ты - раз! И выключил всё это. А здесь вот приходится слушать даже тех, кто на самом деле и говорить не может...
- У синих образ существования такой. Бурить новые скважины, создавать нужную концентрацию кислот для их замерзания при необходимой температуре... Они всё время в деле, и хорошие мозги им бы совсем не помешали... Но только хорошие. Обратил внимание, что хоть здесь и минус 60, а никакого снега нет, только изъеденные кислотой вершины. А я слышал, что у твоих белых существование повеселее?
- Насчёт повеселее, этого я ещё не знаю, но в общении с ними у меня проблем пока не было. ...О! Смотрите, так быстро!
За иллюминатором проплыли два скафандра нанокапельных облаков. Неожиданно женское кудахтанье резко прервалось, и их сменили
какие - то низкочастотные хрипы. Разобрать ничего было нельзя, но почему - то такие звуки напоминали тембр голоса Профессора.
- Рауф Давлетович, а может быть Профессор мне поможет? Попробуем ещё?
Но когда они вдвоём выбрались на колючий холод, над площадкой уже не было ни нанокапельных скафандров, ни их серебристо - матового летательного аппарата. Значит, это последний шанс?
Рауф Давлетович без видимых усилий усадил Радомысла к себе на плечи... Получилось! Радомысл повернулся назад, чтобы попрощаться с лётчиком, но Межпланетный Робот мгновенно вытянулся и набрал такую скорость, что звёздный инженер рухнул на его днище, сбив при этом драгоценный груз - почти всех усовершенствованных переводчиков для Земли - 0.
Синяя шуба, полученная Радомыслом от Синеоблачной Цивилизации висела в его доме на самом виду на правах завоёванных трофеев и кубков. Но тогда, когда он только вернулся из командировки этот трофей долго изучался Хозяйкой и её Белотучками. Тогда же, буквально через два дня после его возвращения, в небе над ними завис серебристый летательный аппарат. Чем это было на самом деле, знал только Радомысл, и ему стоило немалых трудов уговорить Хозяйку разрешить такому шару приземление. Аппарат синих облаков доставил сюда Рауфа Давлетовича, которого поначалу, белотучное сообщество совсем даже не оценило.
Освобождению бизнесмена способствовал неожиданный факт - на спутник к Синетучкам прибыл новый звёздный инженер, по описанию очень похожий на Риоси.
Рауф Давлетович был ознакомлен с планом совместного заселения новой планеты Облачной Цивилизацией и землянами, после чего многое переспрашивал, уточнял и говорил лично с Хозяйкой. В конце концов саму идею он одобрил, а через день уже вызвался помочь. Но ещё с самого начала он, даже не просил, а требовал вернуть его на Землю. Именно на Земле, по его словам, он сможет обеспечить скрытность отправки малышей по микротоннелю.
Белотучки, видимо, долго совещались по данному поводу и, наконец, решились его вернуть, тем более, что один переход сквозь нематериальную оболочку Рауф Давлетович уже успешно проделал.
Отправили бизнесмена в одном Пластичном Роботе со Светозаром, и Радомысл вскоре увидел их обоих на втором Главном Экране. Синяя шуба Рауфу Давлетовичу сейчас ой как пригодилась: там, на земном севере, стоял январь. Голосовой переводчик Светозара уже был настроен на крик новорождённых в радиусе около пяти километров, но с началом операции следует повременить до более тёплого периода. Пока же, ему надо отработать все требуемые действия, и их координацию с Рауфом Давлетовичем.
Электролёт, который Хозяйка, как - то не смело, но всё же хотела вернуть бизнесмену, Рауф Давлетович великодушно оставил для
Земли - 0, а в последствии и для новой планеты. При этом, он неожиданно деликатно разъяснил Белотучкам, что воровство на Земле действие наказуемое, за которое раньше помещали в маленькую закрытую территорию, где держали там несколько лет, а сейчас, на такое же время, вводят в анабиоз.
Ещё Рауф Давлетович обещал присылать для новой планеты привычные землянам предметы, без которых обходится Облачная Цивилизация, а также указывать дежурным Белотучкам на нужную информацию в земной сети для создания полного Банка Земных Знаний, по которому будут обучаться будущие переселенцы. В земной сети было и есть много откровенного хлама и для отбора истинной, а, главное, необходимой информации бизнесмен собрался создать группу разработчиков специальной программы, отсеивающей завуалированный бред и пустословие.
Получалось, что Рауф Давлетович буквально ворвался в размеренную подготовку к переселению с Земли - 0, что было и не удивительно для активного бизнесмена, но было неожиданным то, что он не требовал ничего взамен.
Радомысл же уже определил конкретные размеры микротоннеля, но работать с представленным ему материалом для его создания оказалось очень сложно. Во - первых материал, свёрнутый в рулон, был настолько прозрачен, что оказался практически невидимым. Во - вторых плотность этого Н3О, похоже, превышала плотность платины, и скручивать в спираль такую тяжесть равнялось нагрузкам в тяжелой атлетике.
Готовившаяся к изменению в своём семейном статусе Таня помощницей Радомыслу уже не была, зато появились другие подучившиеся здесь переселенцы, большим интеллектом особо не блиставшие, но, что называется «с руками».
Но Таня с её мужем из поля зрения звёздного инженера пропасть просто не могли - до наступления тёплого периода на Злом озере, а следовательно до начала операции по переселению, надо будет посетить новую планету и оценить уровень комфортности проживания там людей. Оценить такое предполагалось не только Радомыслу, но и Тане с Ингваром. Более того, если физико - климатические параметры на планете окажутся для землян благоприятными, то норвежская пара может там остаться на более долгий срок или даже постоянно.
С точки зрения Облачной Цивилизации, для существ с речевым общением, обилие вариантов речи является недостатком. Но теперь уже созданы и доработаны переводчики, хотя основной язык там будет тот, на котором говорит Радомысл, как самый развитый, а следовательно наиболее информативный.
Наконец два микротоннеля были полностью свёрнуты. Полученное очень напоминало две длинные трубы, но только гибкие и прозрачные. Созданием пилигримного толкателя занимались сами Белотучки, он будет управлять микротоннелями с помощью реверсивного электрического разряда. Но созданный Радомыслом портал для преодоления нематериальной оболочки должен ещё не малое время пролежать в ёмкости с Н3О при умеренном электролизном токе. Только после такой длительной операции стенки микротоннеля станут единым и неразделимым материалом, а в воздушных каналах между слоями кислород отделится от азота, что только увеличит амортизирующий эффект.
Теперь Радомыслу пора в третий космический полёт. Ингвар и Таня смотрели на него, такого опытного, как новобранцы на генерала, но заметно нервничали, особенно Таня. Хозяйка заявляла твёрдо, что никакого вреда таниному плоду перемещение по космосу не принесёт, тем более, что в Межпланетном Роботе, специально для Тани, будет оборудована мягкая полукабинка.
Рауф Давлетович уже стал выполнять свои обещания и его стараниями на Земле - 0 появились газоанализаторы, дозиметры, портативный спектрометр, гибкий компьютер с щёлоче - кислотной стойкостью. Всё это умещалось в удобный кейс, присланный им же. Бизнесмен, несмотря на возраст, оказался переменчив в своих настроях и, через Светозара, запросился тоже посмотреть на новую планету, но ему было вежливо отказано.
Радомысла удивило то, что к новой планете направятся два Межпланетных Робота, второй доставит туда электролёт.
- Уважаемая Хозяйка, а не рано ли такое? И на чём же здесь люди станут перемещаться? Только пешком?
- А как они раньше перелетали? На Пластичных Роботах. Тем более мы скоро покинем Землю - 0, и активная их рыбалка уже не актуальна.
«Да, без вас половина их рациона составит рыба» - подумал простодушный звёздный инженер.
- Это уж как они хотят, Радомысл. Поэтому мы и не всех с собой возьмём. А на новой планете жилья для вас ещё не изготовили, электролёт будет временной крышей над вашими головами.
- Хозяйка, мы всё время говорим «новая планета», у неё нет названия?
- Давать названия это удел людей. Мы не говорим, а значит и названий не даём.
- Как я понимаю, ваши Белотучки там уже паря́т над поверхностью?
- Правильно понимаешь, Радомысл.


ТИРУ

Межпланетный Робот с экипажем из трёх человек мчался по незримому космическому тоннелю. Норвежцы, будто бы потерявшие дар речи, впились глазами в черноту Вселенной, хотя запредельная скорость полёта чёткой картины звёздных образований и туманностей не позволяла увидеть. Хорошо просматривались только очень далёкие космические объекты с мощным излучением, но и таких своих исполинов Вселенная, оказывается, породила далеко не мало. На лицах Ингвара и Тани откровенно светились и страх, и оцепенение от восторга простой деревенской пары, ведь в фильмах фантазия аниматоров или декораторов и близко не подбирается к грандиозности бесконечного пространства, которое вдруг предстало перед ними.
Радомысл, в пятый раз летящий по тоннелю, глазами отмечал направление их настоящего полёта. Получалось, что пока они перемещались всё к той же гаснущей звезде. Довольно скоро она и появилась прямо по курсу. Может, Ректор хочет с норвежцами обменяться взглядами?
Стоило ему так подумать, как их Робот плавно повернул в сторону. А после этого поворота передняя часть аппарата настолько вытянулась вперёд, что стала напоминать извилистую нить. Форма Межпланетного Робота сейчас совпадала со следом электрона, только в обратном исполнении, энергетический хвост мчался впереди. Человеку повертеть в руках направленный поток электронов не дано, а для Белотучек это родная стихия, рук у них, правда, нет, но они им и не нужны. Может быть для большого аппарата форма электрона - наоборот и оправдана при сверхскоростях.
Новый тоннель, а значит и новые скорости... Интересно, а где они берут столько материала для создания тоннеля? Хотя, что было сказано в их Базе Знаний про это явление? А - а... Принцип Планеты - 0! Создание тоннеля по законам Вселенной равняется созданию нового космического объекта. Тоннелем фактически является нематериальная оболочка, образующаяся после пролёта Межпланетного Робота в капсуле из тоннельного материала, а его защитное электрическое поле, как раз и находится в нематериальном пространстве, преобразует его вращательное движение в поступательное, что только увеличивает скорость перемещения. ...Стоп. А тогда и для моих микротоннелей надо было предусмотреть защитное электрическое поле! Впрочем, нет. Электрическое поле и малыши... Это плохие шутки.
Теперь понятно почему их Межпланетные Роботы стартуют только с Земли - 0! А тарелочки, зависающие на их родных планетах для посадки и взлёта аппаратов, наверняка обвиты нематериальной оболочкой.
Когда человек размышляет, его внешнее внимание притупляется. Громкая норвежская речь оторвала Радомысла от теоретических выкладок. Впереди по курсу обозначилась очень красивая разноцветная туманность, так радостно удивившая его попутчиков. Но попутчики это одно дело, другое дело - звёздный инженер. Нам что, нашли подходящий климат в замёрзшем газе? Облачная Цивилизация, порой, бывает и наивна - отправили меня к Синетучкам, а те меня у себя чуть навсегда не приморозили, хорошо ещё что Нанокапли там оказались...
А Межпланетный Робот заметно сбавил скорость, газовые метеориты на долю секунды вспыхивали уже совсем рядом и каждый своим неповторимым цветом. Но в туманностях не может быть звёзд! Тем более звёзд с планетной системой... Может быть здесь скрыто что - то искусственное?
Это предположение Радомысла скоро показало свою реальность. Их аппарат снова принял форму шара, а следовательно шёл на посадку, газовые камни разом оказались позади, а впереди открылось ровное кольцо из звёздных точек. Точнее звёздочки были замкнуты скорее в овал, но в центре него что - то светилось почти лунным светом, и похоже именно туда Межпланетный Робот держал свой курс.
Радомысл повернулся к переводчику:
- Ингвар, Таня! Нас везут на искусственную систему. У того, что мы видим впереди, наверняка, есть другой хозяин.
- Ну правильно, это принадлежит Облачной Цивилизации.
- Белотучки искали планету с атмосферой и мощным водяным испарением. То, что перед нами - это плод чей - то деятельности. Сама Вселенная такие связи материи между собой не создаёт!
- Радомысл, по - моему ты вознёсся. - Таня посмотрела на него как мама на мальчика и, может быть, она уже тренировалась - Ты что, знаешь про космос всё - всё?
На этот раз Радомысл не нашёл аргументов для возражения.
По мере приближения к центру звёздочного овала стала обозрима форма космического тела, к которому направлялся Робот - это был диск. Хотя у Ингвара, в связи формой, проявилась другая ассоциация:
- Белая хоккейная шайба! ...Вернее, лунно - белая.
«Шайба», приближаясь, постепенно сменила свою освещённость с лунной на подобие солнечной, а затем взорам землян открылась и её поверхность. Новая планета представляла собой океан с материком в виде круга, расположенным строго в центре. Учитывая, что Межпланетный Робот подлетал к поверхности не с вертикали, а под углом, то планета виделась эллипсом и напоминала чей - то глаз с зелёным зрачком. Но такое сравнение пришло в голову только звёздному инженеру: норвежцы явно радовались; вот только у Радомысла почему - то пробежали мурашки по коже.
Но в отличие от прежней планеты Белотучек, на планете - шайбе не было видно ни одного облачка. Да и сами они где? Или пока их ещё не разглядеть?
Наконец, обозначила себя и «тарелочка»... Интересно, а если на её нематериальную поверхность наступить ногой, то куда улетишь? Хотя сделать такое невозможно - Межпланетный Робот влипает в неё полностью.
Оказавшись на поверхности, Радомысл лишь утвердился во мнении, что данный объект искусственный. Вокруг всё изыскано красиво. Сплошной ковёр зелёной травы с различными оттенками, элегантные кустики, размер веток которых вписывался в золотое сечение, а сами ветки, вероятно, могли быть любого цвета - от белого до синего. В поле зрения этого невысокого кустарника было не так много, но ни одной чёрной ветки здесь Радомысл не увидел.
Норвежцы же в первую очередь смотрели вверх. Здесь синее небо расчёркивалось радугами, но не виде дуг, а прямыми лентами. При этом, радуги были в движении: вот одна из них проплыла в сторону и медленно исчезла, но на её месте также медленно проявилась новая. Источник же полуденного света был не ясен - цепочка карликовых звездочек в небе над поверхностью никак себя не обозначала.
Логика подсказывала, что им должны подать, как на Основной Планете, шар - такси. Если их Робот выпустит, то спрыгнуть с двухметровой высоты не такая уж и проблема, но как быть будущей маме?
Вдали что - то забелело и стало быстро приближаться. В результате четыре Белотучки на Пластичном Роботе, на малой для облаков высоте, предстали перед землянами. Под «ковром - самолётом» прозрачным грузом висело их такси.
Ступив ногами на мягкую траву, Радомысл сделал глубокий вдох: вроде бы воздух схож с земным, но это ещё надо проверить. А синие переводчики вдруг заговорили каждый на своём языке женским голосом:
Уважаемый Радомысл Кольчугинцев, уважаемая Таня Йенсдоттер, уважаемый Ингвар Йенссен! Я, Проректор, приветствую вас на новом месте проживания. Скоро начнем обживать данную планету на благо наших цивилизаций.
Радомысл, как школьник, поднял руку:
- У меня вопрос, уважаемая Проректор. Не считает ли Облачная Цивилизация, что данный космический объект искусственного происхождения?
Ответ последовал не сразу, возможно Проректор с кем - то советовалась на, пока ещё их, Основной Планете.
- Уважаемый Радомысл Кольчугинцев, Вы звёздный инженер, и такое звание может получить далеко не каждый. Но какие у Вас основания для такой гипотезы? В данной туманности скрыты ещё два образования звёздно - планетного типа, аналогичные по структуре нами выбранному. Следовательно для замёрзших газов с таким составом зарождение планеты с карликовыми звёздами естественно.
В ответ Радомысл только поднял глаза на пока главную здесь Белотучку. У неё тоже проявились глазки, а это признак, что мозг её собеседника сканируется тщательно. Пусть сканирует то, что в их же Базе Знаний, сказанного ей только что, и близко нет. А вслух лучше не говорить - судя по пристальным взглядам норвежцев, мой вопрос им не понравился. Примитивная логика: раз это есть, значит так бывает, и ломать тут голову незачем. Или у них уже синдром Риоси?
- Как бы там не было, уважаемые земляне, но признаков присутствия здесь кого - то постороннего мы не обнаружили. А уж у нас чувство восприятия, скажу так, глубже вашего. - Проректор, совсем в земном стиле, ушла от темы. - Пока располагайтесь, кстати вон ваша летательная конструкция приближается... Можете не беспокоиться, электроэнергии для неё у нас в избытке.
- Уважаемая Проректор, Вы сказали что в этой туманности ещё два таких же объекта. Они идентичны данному, на котором мы находимся?
- Нет, там состав атмосферы не подходит ни нам, ни вам. Здесь же атмосфера, практически земная, и выясняется, что в ней нам прибывать даже комфортнее, чем на старой Основной Планете. Там, при высокой температуре, огромное количество облаков Н2О, и мы были словно в вашем лесу. А здесь - свобода, да и поверхность близко.
«Опять нестыковочка» - подумал Радомысл - «На Земле - 0 Белотучки плавают на естественной для облаков высоте, а здесь всего в трёх - четырёх метрах от поверхности».
То ли внимание Проректора было сосредоточено на опускающемся Межпланетном Роботе с электролётом, то ли ей не хватало аргументов спорить со звёздным инженером, но ответа на своё раздумье Радомысл так и не услышал.
Норвежцы встретили, в своё время экспроприированный у бизнесмена, электролёт как родную собственность и, с радостными полукриками, полетели на подзарядку. А Радомысл достал из кейса, присланные тем же бизнесменом, приборы и пошёл по мягкой травке, производя точечные замеры.
Примерно через час общая картина об окружающей среде стала вырисовываться. Сходство с земными условиями было значительным, но некоторая разница всё же была. Содержание кислорода в воздухе составляло 19 - 19,5%, что немного не дотягивало до земного, и хотя на качестве дыхания это не сказывалось, но марафонский забег тут пробежать будет проблемно. Недотягивал до земной нормы и естественный радиационный фон, хоть в рентгенах, хоть в микрозивертах, что не удивительно вдали от крупных звёзд. Многим такое показалось бы положительным явлением, и во многом это так, но взрослеть здесь детишки будут несколько медленнее.
Панорамный вид вокруг, и переливающееся радугами небо Радомысл заснял на камеру.
К нему на «ковре - самолёте» направлялась одиночная Белотучка, переводчик возле неё выглядел синим посохом.
- Уважаемый Радомысл Кольчугинцев, я всё та же Проректор. Кажется Вы не совсем довольны своими замерами. Так новая планета землянам подходит?
- В принципе подходит, но есть и оговорки. Мне бы ещё сделать забор воды в океане.
- Она дистиллированная, мы несколько раз её проверяли. Вода в океане для нас главное.
- Как дистиллированная? Дно океана не касается горных пород?
- Возможно, что так. Как поверхность здесь покрыта сплошным травяным покровом, так и дно мелководного океана сплошь покрыто короткими водорослями. Мы у себя сделали для вас, землян, одну разработочку... Искусственные жабры.
- Даже так! Посмотреть бы...
- Сейчас ваш внутриатмосферный аппарат прилетит и можно будет померить... Но это уже в океане.
Но свиста электролёта пока не было слышно, и Радомысл потрогал руками здешнюю травку, надеясь оторвать пучок, чтобы провести спектральный анализ. Но... Здешняя растительность обладала прочностью стальной проволоки! Так бывает? При этом трава была мягкой и податливой. Надавив на почвенную зелень посильнее, чтобы испытать не поцарапает ли она ладонь при сильном нажатии, Радомысл ощутил тепло почвы. Точно такая же тёплая почва и на Земле - 0! Значит ли, что и они сейчас всего лишь на первоначальной копии?
- Уважаемая Проректор, а травяной покров здесь, случайно, не искусственный? С виду эта трава похожа на земную, но по свойствам с ней нет ничего и общего. Кроме того, здесь тёплая почва, не просматриваются светила... Это очень напоминает Землю - 0, а там возможно лишь временное пребывание носителей разума. Временное, конечно, это по меркам Вселенной, но когда - нибудь с неестественными для копии постояльцами всё же произойдёт что - то нехорошее. Не находимся ли мы сейчас на Планете - 0?
- Ой, Радомысл Кольчугинцев, у Вас столько сомнений... Дождитесь Ректора.
- Как я дождусь? Мне скоро возвращаться назад. Свяжитесь с Ректором сами, а она моими сомнениями может поделиться с Нанокапельной Цивилизацией.
- ...Ваш аппарат летит. Давайте лучше испытаем жабры.
Когда Радомысл оказался в салоне электролёта, ему бросилось в глаза, что и Ингвар, и Таня как - то странно на него смотрят и слегка улыбаются. В чём тут дело он уточнять не стал, а заглянул в новую здесь вещь - белую трубу в половину роста человека. Оказалось, что это аквариум, где рыбок заменяли два вспененных четырехугольника, цвета грозовой тучи, с длинными усиками по два у каждого.
Проректорша тоже втиснулась в салон, что Радомыслу напомнило не столь уж давний визит к Синетучкам. Сталкиваться в воздухе здесь было не с кем, поэтому Ингвар включил автопилот и стал шептаться с супругой. А звёздный инженер достал два усика одних жабр, и вставил их себе в ноздри. Усики сразу разбухли, полностью перекрыв дыхание, что даже заставило сердце ёкнуть. Но это было лишь в первую секунду... Радомысл по - прежнему продолжал дышать, только при его выдохе, из жабр, лежащих на донышке, поднимались обильные пузыри. Ну вот, не надо и к океану лететь... Это он хотел сказать вслух. Но не тут то было! Нем как рыба... И он выдернул из носа усики жабр.
А шептавшиеся норвежцы то и дело оглядывались на Радомысла, что, в конце концов, вынудило его с независимым видом демонстративно уставиться на них. Заметив это, Таня подошла к переводчику:
- Радомысл, меньше чем через месяц я стану мамой. Облака видят во мне мальчика, и мы назовём его Улоф.
- Поздравляю.
- Рожу я здесь, и мой мальчик будет первым землянином, рождённым не на Земле.
- А вы с Ингваром на торопитесь с таким решением? Мы здесь всего пару часов.
- Но это ты всё перепроверяешь, а мы доверяем... Белотучкам, вот. Мы правы, уважаемая Проректор?
Ответ проректорши был озвучен почему - то только на норвежском - «Йа, селфёлгли», но что означает их «Йа», Радомыслу было понятно.
- Но я хочу сказать о другом. - Таня опять заулыбалась. - Белотучки названий не дают, значит эту планету надо назвать нам.
- Судя по тому, что я видел, подлетая сюда, и по моим замерам уже здесь, называть это планетой можно лишь с большой натяжкой. На обратной стороне не хватает только трёх китов.
- Но назвать - то все равно надо. А назовут без нас...
- Ингвар уже назвал шайбой...
- Нет, давай назовём по первым буквам наших имён. И не забудем моего мальчика... Ти́ру подойдёт?
«Я номер три: объективно!» - подумал Радомысл. На мысль сразу среагировала Проректор:
- Мы знаем, что в обычаях землян - женщин пропускать вперёд.
«Ну да, обычай тянется с каменного века, когда женщину запускали первой в незнакомую пещеру...»
- Ой, Радомысл! Какие, оказывается, мысли у Вас бывают!
Но впереди по курсу, наконец, заблестел океан. Электролёт приземлился на берегу... Впрочем, мы не на Земле! Значит, если в дальнейшем исключить возражения, то мы притируились? Неудобное получилось словечко...
Ветра здесь никакого, ни волн, ни даже прибоя... Впечатление такое, что сейчас надо войти в безбрежную лужу! Жабры легко прилипают по краям лица, а вот их усики неоправданно длинные, свисают из носа почти до пояса, что даже, как - то, неудобно за свой облик...
Ингвар уже ринулся в океан, а Радомысл измерил температуру воды - 29 градусов по Цельсию. При такой температуре кислорода в воде мало, живность в ней вряд ли заведётся. А вот солей в данной акватории действительно нет. Пыль без ветра не летает - это понятно, но неужели ни один метеорит сюда ни разу не рухнул? Измерения закончены, приборы сложены в кейс, но в это время из воды выбежал Ингвар, после чего он метнулся к переводчику:
- На глубине, возле дна, вода даже горячая. Я чуть не сварился!
Радомысл даже не выслушал ответ проректорши, поскольку снова достал из кейса электронный градусник. Ингвар был настолько взъерошенным, что всякие сомнения в его словах отпадали.
Сначала звёздный инженер плыл по поверхности, опустив лицо жабрами в воду. Но дистиллированная вода коварно тянула его ко дну, и требовалась сила, чтобы не опускаться в кипяток. В то же время обнаружилось достоинство жабр. У выбившего из сил пловца учащается дыхание, появляется необходимость дышать и ртом, и носом, что увеличивает шанс захлебнуться. Жабры же, уже уставшего Радомысла, исправно снабжали кислородом и изменения режима дыхания не требовалось. Он сейчас будто бы поднимался по земле в гору: тяжеловато, но ведь никто от этого не падает.
А термометр уже показывал температуру воды в 31 градус... Радомысл отлепил жабры от лица, бросив их воду, и оглянулся назад. Винтокрылый посланник Земли выглядел совсем маленьким - километр, наверно проплыл... Видимо, пора и назад, что ещё нового я тут узнаю...
Жабры, которые были тяжелее воды, уже висели на усиках, и он нырнул за ними. Зелёное от водорослей дно смотрелось довольно близко. А глубже и правда горячевато, да и дышать стало труднее - с пузырьками воздуха в нагретой воде проблема. Надев жабры, он оттолкнулся к поверхности, но в это время перед глазами что - то сверкнуло. Радомысл сразу завис на месте и повернулся в сторону сверкнувшего. Невдалеке на дне лежал какой - то золотистый овал. Что это? О таком предварительной информации не было...
Довольно скоро он оказался над неизвестным объектом. То, что издали смотрелось овалом, на самом деле было идеальным ободом из имитации звёздочек, очень похожих на окружение Тиру в космосе. Но только сама планета совсем не смотрелась «шайбой», а выглядела... От увиденного Радомысл внутренне вздрогнул! Звёздочки окружали планету, своей формой изображающей летящего человека! У этого «человека» не было крыльев, он не был в летательном аппарате, но поза его была летящей: вскинутая над головой рука, оттянутые носки ног, отведённая назад вторая рука и полы длинной одежды очень ассоциировались с полётом в неизвестном пространстве. Лица у «человека» не просматривалось, планета имитировала его, как бы со спины.
Но это уже слишком! Спуститься в кипяток, чтобы только потрогать? И такое совпадение не чересчур ли случайное? А может за мной
кто - то наблюдает? Созданное природой не бывает столь гладким, как здесь всё устроено для Белотучек. А сейчас мне подсказывают, что есть идеальные условия и для людей? Пока одни вопросы без ответа... Это надо хотя бы на камеру снять!
К берегу Радомысл плыл намного быстрее. Став, наконец, на ноги и чувствуя себя полностью измотанным, он торопливо рассказал об увиденном. Во время рассказа норвежцы опять пристально смотрели на него и улыбались, что начинало злить. Быстро они перестроились, когда, по их мнению, уже не зависят от звёздного инженера. Но вмешалась Проректор, а от неё - то им ещё зависеть придётся.
...Электролёт долго кружил над водой с температурой 31 градус. Вешку на воду не поставить, а ничего плавающего тогда с собой не было. Погрустнел Радомысл, когда понял, что отыскать и снять на камеру чудо - панно так и не удастся. Или кто знает, его может быть показали именно мне, а теперь убрали...
На обратном пути Радомысл долго смотрел через иллюминатор на радужное небо. Но нет, ничего нового он там не увидел. И тем более - никого...
Ознакомление с новой планетой завершилось, но остались у звёздного инженера свои «да» и «нет». Теперь это космический объект Тиру, так как ни на саму «шайбу», ни на окружающие её звёздочки, понятие «звёздно - планетная система» распространить нельзя. О таком решении сообщила здешней помощнице Ректор, работающая там со своей командой очень оперативно. Данная информация уже занесена в Базу Знаний, а значит теперь стала официальной. По поводу сомнений, что данная Тиру не основной объект, а копия, был сделан запрос Нанокапельной Цивилизации, которые в научно - технической сфере были впереди Белотучек.
Перед посадкой в Межпланетный Робот, Радомысл практически демонстративно не стал прощаться с норвежцами. Пусть не думают, что основным языком здесь станет норвежский. Впрочем, если окажется, что это Тиру - 0, а они не захотят уходить на настоящий Тиру...


ТИРУАНЕ

После парадно раскрашенной новой планеты, Земля - 0, по возвращении, показалась немного унылой. Но, к собственному удивлению, вдруг выяснилось, что по Хозяйке можно и соскучиться. Хоть она и облако, но с ней всегда всё легко и быстро, у неё нет ничего за пазухой, да и в бестолковости ни разу замечена не была. Но Радомысл теперь уже знал, что и у них не все такие.
Вот и по поводу копии Тиру Хозяйка чётко навела все нужные мосты, и эти «мосты» привели к истинному положению дел.
Нанокапельная Цивилизация, естественной средой которой являются условия не приемлемые ни для каких других форм разума во Вселенной, тем не менее, имела своих дальних родственников. Физическая суть их родственников - горячая плазма, и существование высокоинтеллектуального разума в такой форме перечёркивало все мыслимые материальные законы. Разумную Горячую Плазму нельзя отнести к цивилизации в классическом представлении - она находится внутри огромной звезды и не при каких условиях не может её покинуть, охлаждение даже до низкотемпературной плазмы для них губительно.
Однако, владея исчерпывающей информацией о свойствах горячих ионов, как первооснове зарождения всего материального, разумная Плазма имеет возможность поэтапно создавать во Вселенной объекты, даже несмотря на то, что сама их посетить не сможет. Физический контакт с другими формами разума для них также невозможен, в том числе и Нанокаплями, но вот проникнуть в суть намерений или проблем других цивилизаций Горячей Плазме просто.
Проникнувшись проблемами Облачной Цивилизации, из - за их гаснущей звезды, Горячая Плазма и выстроила в малопосещаемом участке Вселенной свой вариант для их проживания, совсем не похожий на звезду с планетной системой. Узнав, что Белотучки готовятся к сосуществованию с особо отобранными землянами, Плазма решила и им отвести свой подходящий уголок, к созданию которого уже приступила. Поскольку, созданное Плазмой, не относится к естественным объектам Вселенной, то и Планет - 0 там не будет, но всё же без тонкого слоя нематериального пространства все равно не обойтись, поэтому оно всё же будет размещено в сáмом центре обеих планет - площадок. Преодолеть тонкое нематериальное пространство, чтобы навестить друг друга, Белотучкам и землянам совсем не составит труда.
- Значит, мы всё - таки будем с вами на разных планетах, уважаемая Хозяйка? - Радомысл это спросил, хотя знал ответ, и он был доволен тем, что почти все его предположения о происхождении Тиру сбылись.
- Вобщем - то это и не планеты в полном смысле ваших слов. Интересно будет взглянуть на площадку в форме человеческой фигуры.
- На неё меня тоже в командировку направите?
- Но её ещё нет, и когда она появится никто из нас не знает.
- А почему Плазма Синетучкам не помогает?
- Я об этом знаю столько же, сколько и ты. Не исключено, что мысли Синетучек Плазму не удовлетворили. А может быть и другое: мороз для Плазмы - не их профиль. Ты же посоветовал Профессору Нанокапельной Цивилизации где нужно искать их новый дом, значит Нанокапли планету им отыщут.
- Я просто хорошо изучил вашу Базу Знаний. ...Хочу сменить тему, Хозяйка. Малышей когда на Тиру отправлять будем?
- Сначала отсюда несколько человек туда отправим. Тех, у кого с извилинами, ну хоть какой - то порядок. На Тиру сейчас создаётся Модуль имитации семейной жизни, первым клиентом которого будет Улоф, сын Тани. Ну а вот после подключим и Светозара.
- А кто будет давать имена брошенным на Земле малышам? Мать - отказница вряд ли о таком позаботится.
- Имена - удел землян. Вот ты над этим и подумай.
Думать над такой «проблемой» Радомысл просто не стал. Нет имени? Значит, года в четыре пусть сам себя назовёт, а до совершеннолетия может и передумать, но то имя уже будет окончательным.
Но перед звёздным инженером стояла уже другая проблема, хотя не сказать, что бы сложная. По решению Ректора и её коллег, необходимо создать ещё два микротоннеля, но с внутренним диаметром для взрослого человека. Безголосые Белотучки, каким бы совершенным переводчиком они не пользовались, говорить правильно детей не научат. Рауф Давлетович, через Светозара получивший соответствующую информацию, быстро выложил в сети объявление о наборе на перспективную работу семейных пар, не старше тридцати лет. При этом, кто - то из супругов обязательно должен уметь профессионально шить, как вручную, так и на швейном автомате.
Подходящие кандидатуры там уже обозначились, но в курс дела их пока не вводили, тем более, что и на Тиру ещё не всё готово, да и микротоннелям для взрослых надо ещё отлежаться под электролизом.
Новые помощники Радомысла оказались довольно молчаливыми, хотя они и были хорватами, относящимися по теоретическому темпераменту к южному. Синий переводчик с ними стал почти не нужным, родственные языки делали своё дело. Вместе с помощниками новые микротоннели Радомысл доделал значительно быстрее, и осталось только дождаться их окончательной монолитности.
Видимо, скоро космос для звёздного инженера станет чем - то вроде вида из окна квартиры. Теперь надо везти на Тиру первых переселенцев с Земли - 0. Выдать «добро» на переселение, Белотучкам стало делом непростым. Почти половина здешних землян совсем не подходила по интеллекту. У некоторых, при детальном рассмотрении, выявились криминальные наклонности, в том числе и у единственного здесь соотечественника Радомысла. Немало было тех, кто требовал доставить сюда их жён и детей, у кого они были, после чего они согласились бы на переселение. А такой вопрос уже, в принципе, решить возможно, но это лишь в перспективе. Нашлось также несколько человек, которые лететь в космос категорически отказывались из - за страха.
В результате, первая партия переселенцев набралась всего из четырёх душ. Помощники Радомысла могли бы к ним и присоединиться, но они пока нужны здесь. Без малого за полгода, проведённых на Земле - 0, Радомысл больше общался с Хозяйкой и другими Белотучками, чем со соплеменниками. В результате с большинством своих же землян он так и остался незнаком. Поэтому и вся четвёрка будущих тируан виделась ему жителями дальнего подъезда: в лицо - то, по - моему, я их видел, а вот кто они... Зато, они - то его знали!
Накануне старта Рауф Давлетович прислал Радомыслу перстень с видеоплеером, чтобы он помог скрасить ему свободное время. Но по - настоящему «свободным», время выдалось только в космосе, где звёздный инженер почти весь полёт держал свой взор на своих пальцах. Его экипаж иногда на него удивлённо косился, но только иногда, поскольку панорама объектов Вселенной увеличивала им глаза, повергая их самих в некоторое оцепенение.
Свой плеер Радомысл выключил уже при приближении к звёздному колечку с Тиру... Только что просмотренный фильм сразу забылся: Тиру - «шайба» шевелилась! Площадка то вытягивалась в какое - то бесформенное пятно, то опять становилась «шайбой». Теперь уже и у звёздного инженера глаза стали такими же, как и у членов его экипажа! Однако, очень скоро искрой мелькнула хорошая мысль, но прямого подтверждения она так и не получила - шевелиться Тиру вдруг прекратила, и их Межпланетный Робот опускался уже на знакомую Радомыслу «шайбу».
На Тиру уже прибыла сама Ректор. Её воочию и на малой высоте Радомысл увидел впервые, облик её, как и у Хозяйки, был ближе к шару. А может быть в Облачной Цивилизации это показатель интеллекта? По принятой у них традиции Ректор поприветствовала вновь прилетевших.
Вместе с приветствиями Радомысл услышал фамилии своего экипажа, две были похожи на немецкие, одна - шотландская и одна португальская или бразильская. Названного последним можно было угадать - один был смуглее остальных, но кто есть кто среди других...
Из стоявшего невдалеке электролёта выпрыгнул Ингвар и радостно заговорил без переводчика с теми, чья кожа была побледнее, возможно он с ними был и знаком. По его жестам и радостному облику стало понятно, о чём там шла речь.
- Таня родила? - Радомысл поднял глаза на Ректора, пропустив церемониальное «уважаемая».
- О, это было так интересно! Словно в какой - то ещё не созданной лаборатории. Другие Белотучки вообще восприняли танины роды как чудо!
- Вы, как я читал, не рожаете.
- Нет, конечно. Когда у кого - то ненужных молекул скопится слишком много, ей их удаляют, заменяя на чистые. Но это уже будет не совсем прежняя Белотучка.
- Мне показалось, уважаемая Ректор, что для землян есть и другие хорошие новости.
- Да, Радомысл Кольчугинцев. Горячая плазма подготовила и для землян площадку, но только... Но только, она пустая. Органику они создавать не могут.
- Как на неё взглянуть?
- Это просто. На Пластичном Роботе не забыли как лететь? Только Вам такое в итоге ничего не даст.
Лететь на большой скорости ногами вперёд до геометрического центра площадки Белотучек пришлось не так долго. Но мелькавший внизу разноцветный искусственный ковёр воспринимался новым аттракционом, и прибытие к месту назначения даже вызвало лёгкую досаду.
Портал, если конечно это был портал, выглядел как - то неубедительно. Кольцо из здешних разноцветных кустиков венчала замкнутая бледная радуга. Радомысл осторожно тронул рукой то, что выглядело радугой, и она оказалась материальной, более того, она была очень твёрдой. Подпрыгнув и став на руки он заглянул внутрь кольца. Внизу плавал какой - то туман, а может даже и дым.
Уже жалея, что в этот полёт он не захватил с собой кейс с приборами, Радомысл забросил ноги в кольцо и повис на руках. Но нет, ноги не до чего не доставали, а прыгать, не зная глубины, откровенно глупо. Пока не ослабли руки он стал подтягиваться... Но твёрдое кольцо, за которое он держался, вдруг повезло его каруселью! Однако, с большим усилием, он всё же стал на руки, а затем сел
верхóм на коварный обод, который, при этом, сразу же остановился.
Вокруг портала всё было в чёрном... С неба шёл дождь и не сказать бы, что тёплый. Но источник дождя находился на привычной для землян высоте... Вот значит какое наше, человеческое, Тиру... Перстень, по которому он до прилёта сюда смотрел видео, обладал и компасом. Быстро открыв нужную опцию, Радомысл узнал где здесь север, а где юг. Значит привычным землянам магнитным полем площадку снабдили, а вот летать сюда придётся только через Тиру для Белотучек.
Он спрыгнул на свою «новую Землю». Нет, под ногами не искусственный ковёр как у Белотучек. Но и почвой такое назвать нельзя, скорее - это вулканический пепел; будет ли на нём что - то расти?
Радомысл посмотрел по сторонам - ничего живого, и даже его имитации... А вот готовая река, кажется, всё же есть! Виден только берег, и что - то его очертания совсем - совсем знакомы! Скопировали с Земли - 0 и поместили в самый центр?
Права была Ректор: ничего мне нырок на нашу площадку не дал. Хотя... Узнал, что здесь есть магнитное поле. Да и дышится здесь
как - то легко, даже настроение поднимается, и это при дожде - то! Теперь понять бы, как правильно сюда попадать, и как возвращаться, не висеть же на руках, как я? Никакой радуги с этой стороны портала не было, был в цвет окружающей местности обод, который Радомысл и оседлал.
Понять логику Плазмы довелось не быстро, но всё же суть, в конце концов, открылась: надо занести ноги внутрь кольца, а ладони держать на ободе, после этого необходимо ещё секунд пятнадцать, возможно для того, чтобы тебя идентифицировали как обитающее здесь существо.
Обод повернулся, и окружающий мир превратился из чёрно - белого в ярко - многоцветный.
Радомысл сообщил Ректору, что законы Вселенной преодолеть вряд ли удастся, и крохотное нематериальное пространство, разделяющее две смежные площадки, придало одной из них свойства Планеты - 0.
- Может это и так, Радомысл. Только, что в том страшного?
- Но вы, как разумная цивилизация, на Тиру, вернее на Тиру - 0, долго не сможете находиться.
- Но мы же не на площадке. Мы же в воздухе.
- А объекты вашей промышленности?
Ректор сверкнула глазками, и некоторое время переводчик молчал.
- Радомысл, насколько нам известно, Горячая Плазма ошибок не совершает. А мы еще проконсультируемся с Нанокаплями. Вы небесные светила на своём Тиру видели?
- Там сплошной дождь.
- Когда я там была, там тоже всё было в тучах.
- А разве Вы не могли подняться за те тучи?
- Не так всё просто, Радомысл. Это чужие нам тучи. Без единого Н3О...
- По некоторым версиям, когда сформировалась молодая Земля, на ней тоже шли сплошные дожди. Когда танин сын станет взрослым, не встретит ли он там динозавров?
- Эволюция такой быстрой не бывает. А не хотите ли Вы искусственно засеять свою Тиру?
- В органике я не специалист, уважаемая Ректор. Тем более, что процесс посева и выращивания растений, наверняка, очень долгий и многоэтапный.
- А вот тут есть выход, Радомысл. В планетной системе, родной для Нанокапельной Цивилизации, есть планета, похожая на вашу Землю. На ней и мы иногда бываем, там можно собрать чистый Н3О, а вот Нанокапли там почти постоянно, так как рудные залежи планеты им очень подходят. Почву и растительность, которые мешают вскрытию рудных пластов, они сейчас просто сжигают, но они могли бы отправлять их на вашу Тиру, их Межпланетные Роботы такое позволяют.
- На той планете есть разумная жизнь?
- Нет, планета - 0 при ней отсутствует. Но животные там есть... Как они называются - то по - вашему... А! Змеи.
Радомысл кривовато усмехнулся:
- Заносить таких животных на Тиру нежелательно.
Понимая, что у Белотучек всё всегда быстро, он тут же спросил:
- Маршрут моей настоящей командировки предусмотрен с заездом туда?
- Это если Вы не возражаете, уважаемый звёздный инженер. В Межпланетный Робот мы загрузим знакомый Вам шар - такси. На той планете атмосфера хоть и близка к земной, но дышать ей всё же не следует. А сам шар - такси доставите на Землю - 0, ведь там уже нет электролёта.
Пока Радомысл наблюдал за тем, как один прозрачный шар вдавливался в такой же, только большего диаметра, что на сей раз почему - то происходило не столь быстро, из - за белых стен выскочил весь его, теперь уже бывший, экипаж. У всех четверых на лицах были жабры. Даже не взглянув на стоящего около Межпланетного Робота своего проводника, они поднялись в винтокрылую машину. Что ж, значит жизнь на Тиру забурлила... Или всё же на Тиру - 0?
На этот раз Радомысл перемещался по космосу под двойной оболочкой. Показать бы всю данную действительность простым землянам - все бы только высмеяли: «летит в двух мыльных пузырях»; «даже в Голливуде фантазии больше»; «дешевле подделки не бывает»... И неужели там всё так плохо? И совсем ни с кем нельзя зацепиться разумом? Впрочем, что это я? А Рауф Давлетович! - Человек с разумом и с хваткой... Последней же у меня самого - то и нет...
Планетная система Нанокапель оказалась не столь далека, по меркам аппарата Облачной Цивилизации. Даже с уровня периферийных планет сама звезда светилась очень ярко. А после сокращения расстояния, возле здешнего светила появилась и ещё одна горящая точка. Не трудно было догадаться, что это и была Основная Планета Нанокапельной Цивилизации.
Но лететь до неё Межпланетному Роботу необходимости не было. Впереди по курсу стала разрастаться «луна», которая затем, закрыв собой весь космос, предстала шаром, закрытым почти полностью облаками. Планета очень напоминала, теперь уже бывшую, Основную Планету Белотучек, но была явно больше.
Свою посадочную «тарелочку» Межпланетный Робот нашёл, как всегда, безошибочно. Несмотря на обилие туч и облаков, на поверхности было очень светло, видимо местное «солнце» здесь было особенным. Вокруг был почти земной лес, но, перед посадочной площадкой, стрелой уходила в даль явно искусственная просека.
Как и было запрограммировано, шар - такси покинул полость Межпланетного Робота, и поплыл вдоль просеки. Здешний лес производил на Радомысла приятное впечатление, деревья все были стройные, между ними росло множество разнообразных трав, и всё это между собой
как - то гармонично увязывалось. И листья, и почвенный покров, в основном, были зелёными, но иногда встречались красные, оранжевые и даже синие цвета.
Облачность на планете не была сплошной и иногда между тучами проглядывалось тёмно - синее небо, настолько тёмно - синее, что больше смотрелось как космос. Но в здешнем небе проявлялось и не совсем понятное явление: тучи и облака иногда словно мигали. Происходило это хаотично и на крохотных участках - раз, и цвет участка облачности немного изменился. Словесных команд его такси не понимало, но оценивать мысли пассажира, видимо, шар немного мог. И такси стало подниматься над лесом.
Чем ближе шар поднимался к облакам, тем крупнее становились меняющие оттенок многоугольнички. Но вот один, потом сразу несколько остроконечных кусочков туч промчались совсем рядом с шаром... Это не тучи... То ли птички, то ли такие бабочки... И они хамелеоны! Они окрашиваются под тот цвет облачности, под которой пролетают, отсюда с поверхности - и эффект мигания. Но зачем такая маскировка? От кого они прячутся? Обещанных змей я пока не видел. А что, если...
Радомысл долго вдумывался в то, что ему нужен травяной покров планеты, пока его такси, наконец, уловило такие мысли и приняло их к своим действиям. Звёздный инженер внимательно вглядывался в плывущую под ним траву между деревьями. И когда он уже готов был отказаться от мелькнувшего у него подозрения, он увидел резко дёрнувшийся длинный участок «травяного покрова»! Рядом же другой участок, более тонкий, начал извиваться кольцами. Теперь между «травинок» Радомысл разглядел чисто змеиные глаза. Одна тварь, более крупная, заглатывала более мелкую.
- Нет, такси, хоть ты меня и не слышишь, но дальнейшая экскурсия отменяется. Не хватало нам на Тиру затащить таких перевёртышей!
Словно в подтверждение его слов, сверху свесились и замерли в оцепенении два огромных змеиных глаза. У Радомысла вдруг сильно заболела голова, он замахнулся на лесную просеку с глазами, но так и остался в таком положении... Его ноги стали чужими, и он рухнул на донную поверхность шара.
Такси наконец ускорилось в обратном направлении. Процесс вселения такси в космический аппарат, как и на Тиру, проходил не быстро, но защита Межпланетного Робота свою миссию исправно выполнила - два глаза унеслись к верхушкам, туда, откуда они и появились.


ОБЫДЕННОСТЬ

На Земле - 0 микротоннели для взрослых дошли наконец до необходимой кондиции. Принимал их окончательно уже сам звёздный инженер, окончательно оправившийся от, так ни кем и не выясненного, дистанционного отравления. Дело теперь за Рауфом Давлетовичем в тандеме со Светозаром.
И вот настал день, когда Радомысл, стоя возле своего второго Главного Экрана, увидел первую группу переселенцев непосредственно с Земли. Над Злым озером висела ночь, и такое не было случайностью. Афишировать переселение означало бы провалить всё. Лёд на болоте ещё не растаял, и четыре парочки в сопровождении Светозара двигались к его середине на большом катере на воздушной подушке, для которого тонкая наледь и вода являлись одинаково проходимой средой.
«Видимо число четыре становится здесь знаковым» - подумалось звёздному инженеру. Но всё же русскоязычных на Тиру станет теперь больше, а то там уже проглядывается чисто западноевропейская тенденция.
Помощники - хорваты уже были на приёмной площадке, а пульт - в руках Радомысла. Светозар показал одному из мужей нужную точку на их катере... Ну, что? Ни пуха, ни пера!
Микротоннель на Экране только мелькнул, и первого мужа на катере уже не было. Когда Радомысл подключился к Светозару, то он услышал плач супруги первого переселенца - она никак не могла поверить, что выскочившее что - то из воды не просто проглотило её мужа. Голоса остальных на катере тоже заставляли нахмуриться.
Радомысл вышел из дома и, как мог, громко крикнул помощникам, чтобы они привели переправленного мужчину сюда. И скоро «первенец» уже был возле второго Главного Экрана. Неудивительно, что высокий молодой мужчина был очень растерян от текущих событий. Безусловно, что бизнесмен их подготавливал к такому, и получил их согласие, но слова и реальность нередко выглядят по - разному.
- Успокойте свою жену. Говорить надо сюда. - Радомысл показал ему на синего переводчика.
Услышав слёзные причитания жены, муж заговорил очень ласково:
- Голубушка моя, со мной всё в порядке. Я сейчас где - то... Сам не знаю где, но здесь даже снега нет. Здесь как летом.
Естественно, что голос мужа звучал из Светозара. Девушка, слегка успокоившись, с подозрением переспросила:
- А где мы с тобой познакомились - то? Муженёк...
- Понятно, не веришь. На экскурсии в планетарий!
- А... На каком пальце у меня шрам и от чего? - Несмотря на то, что жена была в перчатках, она спрятала руки за спину.
- На среднем правой руки, лапочка. Игла швейного автомата на тебя напала, но хуже твои руки так и не сделала.
Девушка уже заулыбалась. Видимо, она захотела пошептаться с мужем и подошла к Светозару поближе, но Радомысл, не желая, чтобы робота опознали, предупредил:
- Не надо ближе.
- Ой, а это ещё кто?
- Со мной здесь люди. - Муж сбавил ласковую интонацию и повернулся к Радомыслу. - Вы наверно оператор? Да? ...Он, лапочка, похож на Светозара, он хоть и не говорит, но может быть они братья.
- Уважаемый муж, - Радомысл посмотрел на него пристально - так переправа продолжится или нет? Уже ночь, пора бы и поспать.
- А нам будет где?
- Разумеется. Даже поужинать сможете.
- Лапочка, не бойся. Стань в ту точку, которую покажет Светозар. Ничего страшного не произойдёт. Нам здесь ужин обещают.
Видя, что процедура затягивается, муж из другой пары смело подошёл к Светозару:
- Показывай, куда мне становиться.
Лишь далеко за полночь, Светозар повёл опустевший катер к берегу.
Направлять сразу на Тиру супружеские пары было бы неосмотрительно, они должны были привыкнуть к новой, необычной для них, реальности. Первый день ушёл на осознание факта, что и облака бывают разумными. Второй день принёс сомнения, а нужно ли отправляться дальше, если и здесь неплохо, да ещё бесплатно кормят. Поэтому на третий день Радомысл провёл со всей группой строгий инструктаж, выделил их миссию и рассказал им о красоте Вселенной. В этот раз на Тиру полетят два Межпланетных Робота, по пять человек в каждом. Помощники звёздного инженера также полетят с ними, чтобы в дальнейшем уже они были проводниками для следующих групп переселенцев и малышей.
Белотучки, по просьбе звёздного инженера, назначили отправление на Тиру семейных пар с навыками швейного дела на пятый день их пребывания на Земле - 0. А Рауф Давлетович оперативно откликнулся на информацию о том, что на Тиру нет растительности. Пять увесистых контейнеров с семенами трав, деревьев и даже пальм теперь надо будет развеять на новой площадке для землян, на которой зима вообще не предусмотрена. Но не все растения хорошо между собой уживаются, поэтому Радомысл через Хозяйку попросил дежурную Белотучку собрать в сети все публикации о совместимости представителей земной флоры.
Перед отправлением Межпланетных Роботов возникла проблема на ровном месте - кто полетит в первом аппарате вместе со звёздным инженером. Как они будут детей воспитывать, если сами ещё взрослые дети?
На этот раз Радомысл весь перелёт уже не смотрел видео, а изучал совместимость семян, которые он вёз на правах шестого члена экипажа.
На Облачном Тиру их приветствовала Координатор. Радомысл уже знал, что Ректор уже не является руководителем всех Белотучек, при этом сам звёздный инженер оказался косвенно причастен к такой перестановке. Ректору поставили в вину отправление его без защиты к Синетучкам и, особенно, на змеиную планету.
Практически весь прибывший экипаж прибывал в изумлённом восторге. Здесь сложилось всё - и способ перемещения, и красота Вселенной, и яркая, необычная планета - площадка. А вот нашу, пустынную Тиру, им пока лучше не показывать.
- Уважаемая Координатор, я привёз семена, Вы понимаете для чего. - Радомысл при посторонних ушах изъяснился витиевато. - Мне бы пару Пластичных Роботов. И ещё: я могу повидаться с Ректором? Мы с ней много общались.
- Не вижу каких - то проблем, уважаемый Радомысл Кольчугинцев. У нас всё делается быстро.
К центру площадки Белотучек подлетали даже три Робота. На третьем летела Ректор, которая сопровождала звёздного инженера и его помощников с видимым удовольствием. До этого, Радомысл перед ней извинился за прошедшее здесь событие, но видимо психология Белотучек отличалась от земной прямо противоположно, и понижение в должности здесь только давало больше личного времени.
Не совсем театральный обряд преодоления здесь нематериального пространства, на данный момент, не потребовался, так как Пластичным Роботам такая операция всегда была по плечу. Робот - мешок сделал всего один оборот, и вот она, несколько пока унылая, Тиру - Земля.
Один из контейнеров, самый тяжёлый, скрывал в себе сюрприз. Уже созданная Рауфом Давлетовичем группа специалистов заложила туда гибридный гумус, который имел органическую структуру и мог разрастаться под действием осадков. Кроме этого, контейнер включал в себя отсек, содержимое которого рядовому обывателю лучше не показывать - там были земляные черви, именуемые ранее дождевыми. Но ведь именно их «работа» обеспечивает растениям плодотворный рост.
Контейнеры были оборудованы распылителями, и на летящих Роботах все ёмкости стали пустыми за считанные минуты. Малосовместимые растения Радомысл с хорватами распылили по краям засеянной площади.
- Вот такая технология. - Радомысл обратился к помощникам. - Далее сеять будете вы. Дремучий лес здесь совсем не нужен, но травяной покров желателен везде. Впрочем, вам желательно всё согласовывать с Ректором или с Координатором. А пока обозначьте на планшетах засеянный участок.
Вернувшись вместе со всеми назад через портал, Радомысл спросил мнение Координатора - их площадка, которая теперь основная для Облачной Цивилизации, не является ли Планетой - 0?
- Теперь уже точно нет. - Уверенно ответила теперь главная Белотучка. - Просто Вселенная охраняет и разум, и исходные свои объекты. Горячая Плазма об этом знала и имитировала создаваемое под естественную связку - планеты для разумных форм с её исходной составляющей. Законы Вселенной не нарушены, но Тиру - 0 на самом деле нет.
- Получается, что сейчас два Тиру. Не запутаемся?
- Но словами говорите только вы. Рядовые Белотучки даже не знают, что они на Тиру. Пусть ваша площадка так и будет Тиру, землянам такое важно, а нашу называйте Тиру Облачной Цивилизации.
- А Тиру Белотучек не короче?
- Пожалуйста, о какой площадке идёт речь мы поймём.
Расставив все точки, Радомысл, а также его помощники, собрались обратно на Землю - 0. Все те, кто прибыл сюда через Злое озеро, вышли их провожать. Было ясно, по их виду, что переменами в своей жизни они пока довольны.
- Все устроились нормально? - Звёздный инженер задал дежурный вопрос.
Последовали утвердительные ответы, разной степени эмоциональности.
- А с землянами, прибывшими сюда раньше вас, уже общались?
После этого вопроса некоторые лица немного посерели. Один из мужей переспросил:
- С иностранцами, что ли?
- Ну, да.
- Они уже пытаются командовать. Радомысл, мы здесь все равны?
- Безусловно.
- А кто здесь главный?
- Координатор, которая вас здесь приветствовала.
- А среди людей главным будешь ты?
- Об этом пока рано. Думаю, что все вопросы будем решать вместе... Создадим, что - то вроде вече. А с иностранцами не ссорьтесь, командовать над теми, кто географически восточнее их, такое у них в крови, но агрессивными они быть не могут. Они все тщательно просканированы.
Неожиданно для Радомысла, этот молодой человек зна́ком попросил его отойти с ним в сторону.
- Я Герман. - На всякий случай представился он.
- Да я запомнил, Герман Лазоревка. Слушаю, что за вопрос?
- Как ты понимаешь, Радомысл, на швейном предприятии Рауфа Давлетовича, работают те, кто до этого нуждался. Но я сам попал в такую ситуацию лишь недавно. До этого, я учился на юридическом, и мне оставались лишь выпускные испытания, но... Неожиданные проблемы в семье, и заплатить оказалось нечем. Но это, так сказать, вступление. Я покрутился в юридических кругах и знаю, что вас ждёт, когда отправка сюда младенцев откроется. Там не будут себе морочить голову, что это фактические сироты, что здесь им будет на порядок лучше... Похищают детей! Если вас сотрут в порошок, то это будет ещё мягко.
- Ты не сообщил мне новость, Герман. Ты говоришь «вас». А мы, это кто? Белотучки для людей неуязвимы. А из людей отношение к этому имею лишь я, да и Рауф Давлетович. Меня - не достать, а наш бизнесмен - человек влиятельный. Кроме этого, земная сеть постоянно контролируется дежурными с Земли - 0. Мы рискуем? Рауф Давлетович, в определённой степени, да. Но его статус подразумевает такое всегда. А то, что на самом деле, мы делаем доброе дело, ты согласен?
- Иначе бы мы с женой сюда не прибыли. А как это мы так быстро прилетели? Это же не Солнечная система!
- Всё Лазоревка, нам пора. А все ответы получишь в Базе Знаний Облачной Цивилизации, а скоро, и в её земном варианте. Осваивайтесь!
На этот раз обратный путь к Земле - 0 отметился событием, которое стало откровением только для помощников - хорватов; звёздный инженер же с таким уже сталкивался. Вдруг в космосе совсем рядом с их аппаратом появился правильный шар серебристо - матового цвета. Синетучки! Что им теперь надо? Как и при прошлой встрече, серебристый занавес шара рухнул вниз, но взору предстала не Синетучка... Точнее, цвет - то был таким же, но это была шуба. А под её капюшоном просматривались ещё не забытые черты восточного лица... В руках у Риоси был фотоаппарат, совсем непонятно как ему там доставшийся. Его интересовали пустые контейнеры, которые, по земным традициям, были обращены во многоразовые.
По - видимому, сделав несколько снимков универсальной тары, Риоси опустил фотофиксатор и поднял глаза на Радомысла. Сквозь космос переводчики не разговаривают, и оба звёздных инженера гипнотически смотрели друг на друга. Наконец Риоси приложил руку к своей шубе и чисто по японски поклонился. Радомысл просто не успел ответить своим жестом - соседний шар вновь стал непрозрачным и, словно пуля, метнулся куда - то назад.
Из всего оставшегося коллектива швейного предприятия Рауфа Давлетовича к переселению на Тиру готовы были лишь три пары. Остальным, либо раскрывать всю информацию было рискованно, либо, что касалось многих, земная жизнь на севере, для них была не столь уж неприемлемой. Разумеется такое «считывание» проводил Светозар, неплохо вписавшийся в образ цехового наладчика. Из других взрослых, готовых и подходящих для переселения, оставались лишь те, которые ждали на Земле - 0 свои семьи, но решение данного вопроса Белотучки отодвинули напоследок, из - за отсутствия информации о личностях членов их семей.
Предостережение Германа Лазоревки, интеллектуальный потенциал которого Белотучки оценили высоко, довольно скоро напомнило о себе. Рауф Давлетович принял на предприятие две новые пары, жёны которых демонстрировали профессионализм очень высокого уровня. Но сначала дежурная Белотучка в мужьях усмотрела что - то неладное, а затем и наладчик Светозар «прочитал» их совсем другие намерения. Злое озеро заинтересовало какие - то земные службы... Интересно, с чьей - то бы подачи?
Отправку последних трёх пар со швеями решено было ускорить, что и было сделано в одну из ночей. Молодые люди прошли на Земле - 0 трёхдневную адаптацию и были отправлены на Тиру Белотучек с одним из помощников Радомысла.
А на предприятии у людей с камнем за пазухой появились непонятные проблемы. Ауди и видеоаппаратура, которая с ними была, стала давать необъяснимые сбои, хотя никакие элементы электроники в замене не нуждались. Записи и снимки не сохранялись, вместо них проявлялось что - то совсем неприглядное, и даже их звонки уходили совсем другим адресатам. Завершилась «чертовщина» крупным пожаром на складе, где они работали упаковщиками, который произошёл по причине укладки коробок на оголённые провода. Бизнесмен после такого, разумеется, их уволил. После этого и их «жёны» также покинули предприятие.


ЗИГЗАГ

Теплое время года открыло возможность для решения основной задачи для будущего параллельного сосуществовании Облачной и Земной Цивилизаций. Усовершенствованный Светозар довольно редко фиксировал самые страшные случаи, когда горе - мать оставляла своего
младенца в каком - то безлюдном месте. Но в родильных домах, на охваченной территории, то тут, то там, отказ от малыша случался чуть ли не ежедневно. В этом случае, к руководству учреждения сразу приходил электронный запрос от потенциальной приёмной семьи, со всеми необходимыми документами. На все рутинные согласования также быстро приходили положительные решения. Забирали младенца, по очереди, несколько проверенных швей, которые сами переселяться не захотели, но доброму делу согласились помочь.
Как можно из этого понять, основная нагрузка в таком спектакле ложилась не столько на Светозара, сколько на дежурных Белотучек.
Контейнер жизнеобеспечения с младенцем в течение суток уже оказывался на Земле - 0, а ещё через несколько дней поступившие малыши отправлялись на Тиру Белотучек в Модуль имитации семейной жизни.
Радомысл в этой цепочке событий участвовал только на переводе будущих тируан через нематериальное пространство. Ему ещё не довелось стать отцом, и щепетильная Хозяйка к младенцам не подпускала его и близко. Хотя посмотреть на них и даже поносить на руках звёздному инженеру нередко хотелось. Частота поступлений брошенных детишек оказалась большей, чем он сам ожидал. Неужели на Земле, на самом деле, настолько всё не в порядке? Такой вопрос он и задал Хозяйке.
- А то, что ты здесь, а не на родной Земле, это следствие порядка? - Хозяйка ответила вопросом на вопрос. - Уже назрело создание нового сообщества, хотя бы небольшого. Тем более, что к такому вас уже подвели другие.
- Меня ещё беспокоят гены детей, уважаемая Хозяйка. Если от всех этих детей отказались, значит с их родителями большие нелады... Наследственность в потомках не проявится?
- А вот за этим мы будем следить в Модуле имитации семейной жизни. Если первые три года дурную наследственность не тревожить, она зарастёт другими клетками. Немного дольше зарастает генная память о пороках, которые скорее всего имели их родители.
Тем не менее, рабочее время звёздного инженера стало обрастать однообразием. В космос он уже давненько не летал, а вообще - то этого хотелось.
И вот однажды, выполняя ставшей уже скучной приёмку контейнеров с семенами для Тиру, Радомысл обратил внимание на их удивительную лёгкость. Действительно, все контейнеры оказались пустыми. Пластичный Робот всё растерял своим вращением? Отправлял контейнеры, как всегда, Светозар - он то бы отметил неладное.
Тут он услышал Хозяйку:
- Радомысл, в окрестностях Злого озера над облаками распыляют йодистое серебро, поэтому дежурной Белотучки сейчас там нет. У нас связь со Светозаром прервана. Но ты своей речью можешь с ним связаться, узнай всё ли у него в порядке?
Без дежурной Белотучки панораму второй Главный Экран не показывал, «видеть» можно было только через Светозара.
При просмотре виделась часть палубы катера и раннеосеннее, ещё год назад почти своё, болото. Но Радомыслу Светозар не отвечал. Что - то не то...
Но в воде сейчас кто - то барахтался... Кто - то, похоже, даже тонет! Мама! Да ещё в одежде!
Радомысл пулей помчался к приёмно - стартовой площадке, как вызвать и отправить Пластичного Робота он давно знал...
Ни синего, ни даже голубого переводчика рядом с ним не было. И он не мог слышать крик Хозяйки:
- Радомысл! Это обман! Не делай ничего! Ты не вернёшься!
Хозяйка, как могла быстро плыла к площадке, чтобы заблокировать Робота... Но было поздно.
Выдержав центрифугу и вскочив на ноги Радомысл бросился в воду, туда, где из воды торчали лишь вялые руки. Схватив и потянув эти руки вверх он увидел совершенно сухую... маску матери, изготовленную по технологии «биовнешности»...
Тут же со всех сторон поднялись водолазные костюмы. Резко повернув голову к катеру, теперь уже бывший звёздный инженер увидел испаряющегося Светозара, облитого жидким азотом.
Злое озеро действительно обернулось злым. Рауф Давлетович строго держал известные ему тайны под замком, но однажды, в силу случайных обстоятельств, контейнеры с семенами и грунтом пришлось оставить в административном помещении, где их увидела мама Радомысла. На её вопрос зачем здесь такое, он ответил, что это нужно её сыну. А слухи про Злое озеро, что в нём, на большой глубине, есть сухой грот, вписывались в такой ответ, тем более, что около года назад даже электролёт там куда - то исчез.
В результате, то, что Кольчугинцев - младший развивает под водой нелегальное предприятие, окружением стало восприниматься гордой реальностью. И очень скоро появились уже заинтересованные лица, оснащённые современными специальными средствами. И хотя водолазы там так ничего и не обнаружили, был «вычислен» робот из материала, близкого к воде. Заметили и постоянное неподвижное облако в районе уже популярного болота. Распознали и голос Радомысла, иногда звучащий из робота.
Когда же «под воду» стали уходить младенцы...
Мама Радомысла согласилась снять свои параметры для создания «биовнешности», за это ей обещали смягчение на суде.
Радомысл сидел в узкой камере без окон. Шутка его охранников всегда была одной: «Давай, мы тебя выпустим на свободу». Достижение служб, изловивших технически оснащённого нелюдя, топившего в болоте младенцев, освещалось по максимуму, и появится Радомыслу на улице сулило бы ему суд Линча.
Никого не волновало, где именно его тайное предприятие, куда все и всё подевались, попав под воду... И если семейный сговор с его матерью на допросах широко муссировался, то почему - то ни разу не был упомянут Рауф Давлетович с его труднопроизносимой фамилией. Не попали в поле зрения и швеи - «приёмные мамы», о которых Радомысл старался не думать, чтобы не сболтнуть о них на полиграфе.
Суд длился не долго. Адвокат у Радомысла, вроде бы как, был, но он его ни разу не видел, в том числе и на суде. Но играло ли это хоть какую - то роль? Правду - то невозможно было рассказать даже адвокату...
Приговор демонстрировался на огромном экране на стене. Кольчугинцеву - старшую приговорили к году анабиоза, за сокрытие преступлений сына. Сын же получил максимально возможное наказание - двадцать лет анабиозной камеры.
Тем временем, Хозяйка с хорватами восстановили наработки Радомысла и создали Светозара - 2. Первое, что выполнил новый Робот, это первой же ночью, он закрыл портал в нематериальную оболочку под Злым озером, а затем на летающем такси отправился на незаселённый участок архипелага Новая земля. В результате, теперь уже там смогут проявлять себя Пластичные Роботы с микротоннелями, а миссия начатая Радомыслом будет до конца выполнена. Вот только работы у Светозара - 2 будет намного больше, чем у его предшественника, из - за длинных перелётов с материка на остров и обратно.


БУДУЩЕЕ

Болид приближался к Земле. Родная планета уже выглядела полумесяцем, почти также как с её поверхности, порой, выглядит Луна.
- Ну, сынок, сможешь убрать освещённость? - Герман Лазоревка заговорил негромко, чтобы не услышал Улоф, увлёкшийся какими - то тестами. - Координатор хоть и сообщала, что последние годы у землян не наблюдается прогресса, но лучше нам не светиться, в прямом смысле слова.
Всеволод немного задумался, чтобы не ударить в грязь перед отцом, и повернул стрелку «окружающая яркость» на максимум. Их корабль - астероид мгновенно погрузился в кромешную тьму. Погасли даже все приборы, которые теперь покажут свои параметры только в случае их отклонения от нормы. Улоф, у которого тесты тоже погасли, удивлённо поднял голову:
- Что - нибудь случилось?
- Лучше, если с Земли нас никто и никак не будет видеть. - Герман, чуть подумав, сменил тему. - Кстати, как звучит Земля по - норвежски?
- Юрь.
- Так кратко? Красивый ваш язык.
- Да он уже и не мой. Я на нём только с родителями говорю, а вижу - то их не часто.
- Йенссен, а я видел, ты смотрел тесты по нанокаплям. - Лазоревка - младший тонко заулыбался. - Ты что, боишься забыть?
- Не смейся над старшими.
- Ой, и старше - то всего на два года...
- Хлопцы, тихо. - Старший в корабле достал из кармана мощную кинокамеру. - Кто знает, может наша речь где - то отдаётся ненужным эхом.
На камере была сохранена запись девятнадцатилетней давности, когда он с молодой женой только покидал Землю в направлении Тиру. Земля тогда завораживала взор...
А вот уже Земля с такого же расстояния теперь... Что - то не всё так... Может, у них война была?
- Улоф, наверно уже пора искать. Все косвенные данные о Кольчугинцеве загружены?
- Конечно.
Поисковая панель слегка засветилась, по ней забегали цифры...
- Вот! Готово. ...Но здесь пять точек.
- Улоф, координаты с северной широтой и восточной долготой только у одной точки. Нам туда. Далековато от Злого озера они его закинули... - Герман повернулся к сыну. - А на тебе, Всеволод, вся медицина. После девятнадцати лет анабиоза Радомысл не скоро войдёт в норму.
- Пап, а не могли они его... Понимаешь?
- Вот это вряд ли. Его жизнь поддерживают вводимые в него питательные вещества, а после пробуждения, он должен будет их оплатить. Этот долг на всю оставшуюся жизнь. Тут беспроигрышная коммерция.
Болид значительно сбавил скорость, приближаясь к земной атмосфере. Внешне он был самим собой - астероидом, только обвитым антигравитационными и волнопоглощающими спиралями. Этот корабль для перемещения по Вселенной не использовал нематериальные слои,
поэтому магнитное поле препятствием ему не было, но и Землю - 0 его экипажу из него не увидеть.
Спуск на антигравитации длился долго, болиду не следовало не только светиться, но и вообще нагреваться, так как в одном из отсеков находился Нанокапельный Робот с терморегулирующей маской, и изменение баланса температур для него было бы крайне нежелательно.
Пока экипаж наблюдал с экрана земные пейзажи. Даже Улоф и Всеволод, никогда не жившие на Земле, были разочарованы видимым. В неярком вечернем свете то и дело просматривались заросшие поля, заброшенные дороги, кое - где, правда, дороги сверкали своей синтетикой, но они часто соединяли собой крупные дворцы, которые совсем не сверкали новизной отделки.
Переместившись к ночной поверхности стало видно, что электроэнергии в населённых пунктах не хватает, в некоторых домах все окна были тёмными, но один такой дом особенно привлёк внимание Лазоревки - старшего, и он попросил Улофа приблизить его изображение. Над входом стала видна крупная надпись «Родильный дом»...
- Нет, войны здесь не было. - Как - то задумчиво произнёс Герман. - Здесь идёт война в головах.
Вскоре на панели управления появился крупный восклицательный знак. Вот она зона анабиозных камер! ...А вот и искомая камера.
Герман открыл отсек и выпустил Нанокапельного Робота, на скафандре которого светилась цифра 28:
- Слушай меня внимательно, двадцать восьмой. Сначала усыпишь на один час всех, кто бодрствует в зоне. Затем сожжёшь всю сеть сигнализации, не затронув системы жизнеобеспечения осуждённых. Далее - прожигаешь верхнее перекрытие найденной камеры с включённой терморегулирующей маской, так, чтобы температура внутри помещения не изменилась. После всего этого, возвращаешься сюда. Принято?
На панели управления появился утвердительный ответ. По антигравитационной спирали Робот съехал на поверхность Земли и приступил к выполнению задания. Но вскоре на панели появилось его сообщение: «Подобных вам разумных существ в зоне нет. Есть только агрессивные животные».
- Усыпляй животных и следуй далее по программе. - После этого Герман обратился к Улофу. - Застёгивай костюм полностью и сожми капюшон. Нам надо быстро управиться.
А внизу уже плавилась панель перекрытия, это создавало зарево, которое ночью было хорошо заметно за пределами зоны. Наконец, двадцать восьмой протиснулся в люк и проскользнул в свой отсек.
Герман и Улоф двинулись по пути Робота.
- Остерегайся касаться стенок проёма, Улоф, костюм такой температуры может не выдержать.
- Если всё успеем, то и не беда, что нас распознают. Вы, взрослые, перестраховщики.
- Ты себя взрослым ещё не считаешь?
- Отец говорит, что взрослый, это когда 21 и более, а мне двадцать.
В камере было темно и душно. Фонарики осветили шланги, которые Герман, без раздумья, повыдёргивал и тут же одел на сильно постаревшее лицо Радомысла портативную кислородную маску.
- Улоф, бери его за ноги. Быстро поднимаемся.
Когда они со своей спящей ношей были уже возле люка болида, в воздухе засветился прожектор: сюда летел огромный электролёт. Прожектор осветил проём в камере, тот был больше похож на след от взрыва. Герман передал сыну подмышки Радомысла, а сам вернулся задраить люк, но зажмурился - прожектор уже был направлен именно сюда.
- Ну и что ты видишь?! - Крикнул он вниз перед началом задраивания.
На экране было видно, как электролёт поспешно улетает куда - то в сторону. Видимо, пилот, увидевший над собой огромный камень, решил побыстрее убраться куда подальше.
Всеволод вышел из отсека реанимации, где теперь лежал Радомысл.
- Всё подключил? - Не поворачиваясь в его сторону спросил Герман.
- Да всё! - Всеволод даже крикнул, недовольный опекой отца. - Вы бы хоть костюмы свои сняли, а то - одни глаза, как у Белотучек... Могу на кого - нибудь и наступить.
- Подожди, сын... Нам бы побыстрее за атмосферу выбраться, а то пальнут, чего доброго, залповым...
- Вы, звёздный инженер, всё же перестраховщик. - Улоф с трудом начал вылезать из волнопоглощающего костюма. - Они же нас не видят.
- Их локация нас не видит. А визуально? Поэтому я и сказал про залповый огонь.
- Конечно же, летит большой камень, только не сверху вниз, а снизу вверх. Ну как по нему не выстрелить... Вот челюсти у них отвиснут, это точно.
- Говоришь, я перестраховщик... - Герман ответил, но будто бы самому себе. - Для звёздного инженера лучше «пере», чем «не до»...


НЕДОВЕТЕРАН

Радомысл приходил в себя довольно долго, да, похоже, Белотучки с этим и не спешили - если восстанавливать полностью, то, уж чтобы без помарок. Сначала он просто ненадолго открывал глаза, затем непроизвольно садился... И однажды, совсем неожиданно, вспомнил всё. Или, может быть, почти всё. Тут же появилось желание встать на ноги, но предательские ноги оказались ватными.
Всё же настал день, когда бывший звёздный инженер, уже постриженный и побритый, с двумя палочками в руках вышел взглянуть на обновлённое Тиру.
Вокруг удачно посаженные зелёные насаждения от кедров до пальм, гладкие дорожки для самокатов и скутеров, поодаль спортивная
площадка, а совсем вдали очень высокое, сужающееся кверху здание. Как же они так быстро встали на ноги? Прошло всего девятнадцать лет. Хотя, сотрудничество с Облачным Разумом всех типов, видимо, приносит неплохие реальные плоды.
Дорожка с неярким мозаичным рисунком замыкала себя на данном медицинском учреждении, и вот по ней быстро шёл высокий молодой человек с кувшином, напоминающим амфору. Над горлышком кувшина покачивались три огромных тюльпана. Он дошёл до входа и остановился, а где - то через минуту взглянул на Радомысла.
- Вы меня извините, но Вы Кольчугинцев? - Молодой человек словно вчитывался в пациента на четырёх точках опоры.
- Да, молодой человек. Про меня кто - нибудь рассказывал?
- А как же! Ещё со школы мы знаем, что Вы сделали для нас. Знаем, что Вы на Земле пострадали, что мать там отреклась от Вас...
Про отречение Радомысл слышал впервые, хотя кто и когда мог ему об этом сказать...
- Вы уж нас простите, что раньше Вас не выручили. До этого могли лететь только через Землю - 0, а оттуда ничего не сделаешь.
- Молодой человек, я только прихожу в себя и про Тиру настоящего дня ничего не ведаю. Если у Вас есть время просветите меня вкратце.
- Вообще - то, я встречаю жену из роддома. У меня мальчик... - Парень широко улыбнулся. - Но пока их ещё нет... Ну что, живём, кажется, как надо. Вкалываем на интересных работах. Почти всегда мы в контакте с Белотучками и Нанокаплями...
- Простите, что перебиваю, а с последними как вы контактируете? Их же температура...
- Но они же в скафандрах. Я сам металлург, и мы все жидкие металлы получаем от них. На Тиру же полезных ископаемых нет, и наверно так было правильно задумано, а то бы мы тут всё загрязнили.
В это время по небу промчался Пластичный Робот. Радомысл, показывая на него спросил:
- Это ваш или Белотучек?
- Н - не знаю... Может быть их, а может быть наш. Делаем их мы, мы же с руками, но по техпроцессам Белотучек. У нас и Нанокапельные Роботы есть, и я сам к их изготовлению причастен...
В это время открылась белая дверь и молодая мама, нежно придерживая живой свёрточек, просеменила к мужу.
- Вот мы и под звёздочками, мой маленький. Часто бывает дождь, а сейчас светлый день, это, наверно, в честь тебя, солнышко.
Радомысл отметил про себя, что Солнца они никогда не видели и, вероятно, не увидят, но слово в обиходе осталось.
Мама прижалась плечом к отцу, показывая ему ребёнка, но монологом говорила с малышом:
- А вон и незнакомый дедушка тебе радуется...
- Ты что не узнала? Это же Кольчугинцев. - Папа снисходительно посмотрел на жену. - Да и какой он дедушка? Ему, где - то, сорок.
Жена ответила не сразу, придумывая как выкрутиться:
- Мы - то ему годимся в дети, тогда нашему малышу он дедушка.
Новоиспечённые родители торжественно двинулись в путь, ребенка взял папа, вручив тюльпаны маме. Во время данной процедуры Радомысл заметил, что цветы росли прямо из амфоры, а не были срезаны и поставлены в кувшин с водой. Значит, с земными традициями уже есть расхождения...
На следующий день Радомысла навестил Герман Лазоревка:
- Ну что, коллега, не лишком ли долго лежишь? Если бы ещё год пролежал там, на Земле, как бы восстанавливался? Анабиоз - то там платный.
- На этот счёт, там люди терпеливые. Своего дождутся.
- Вставай - ка, обопрись на меня... Нет - нет, никаких костылей! Так... Ведь идёшь же! Я на двухместном скутере, до спортзала тебя довезу, а там я тебе уже специальный тренажёр подготовил.
- Как я понимаю, Герман, звёздный инженер теперь ты?
- Это «теперь» длится уже девятнадцать лет. Я звёздный инженер только на Тиру Белотучек. У них же нет имён, только должности, а ещё точнее, только осознанные возможности. Здесь же - нет главных! ...Кстати, мы их цвета научили различать. Правда для них это что - то вроде высшей математики, но отличить чёрное от белого теперь могут.
- Герман, а искусственные жабры здесь прижились?
- Ещё как! Теперь они усовершенствованные: их усики автоматически ищут ноздри хозяина, если его лицо погружается под воду. Да вот они. - Он достал из кармана пакетик, который тут же сам раскрылся, и из него, словно живые, вытянулись два усика.
- Немного напоминает рога большой улитки.
- Да? Только я улиток уже лет двадцать не видел.
Наконец они добрались до спортзала, народу здесь было прилично, но для Радомысла выделялся отдельный кабинет.
- Вот тебе программа физической реабилитации. Здесь всё написано - какие мышцы задействовать и сколько по времени... Через неделю будешь бегать! Но сегодня длительность малых нагрузок только шесть минут. А потом я тебя отвезу в твою квартиру. Мы все живём в одном огромном доме.
- И какова моя дальнейшая миссия на Тиру?
- Выберешь сам. База Знаний Белотучек, Земная База Знаний - всё у тебя будет под рукой.
Действительно, уже через пять дней Радомысл восстановил свой жизненный тонус, хотя стать двадцатилетним его организм почему - то постеснялся. Квартира его оказалась на сто девятнадцатом этаже, откуда было видно так далеко, что вдали мерещились границы, вобщем - то, небольшого по площади Тиру. Но всё - таки это было, скорее, оптическим обманом.
Здесь нет ни ночей, ни времён года, и, наверно, в том какая - то потеря всё же есть. Радомыслу, при его заслугах, допустимо было не работать вообще, но... Вокруг всё красиво, всё правильно, но и, если честно, несколько однообразно. Здесь спасение в творческой работе. Однако, уже с первых дней Радомысл почувствовал, что теперь он уступает по интеллекту большинству молодых тируан. И он усиленно принялся такое неприятное отставание навёрстывать, решив специализироваться на совершенствовании материалов, применяемых в роботах с широкими функциями.
За размышлениями над Базами Знаний, в том числе Нанокапельной, Радомысла и застала Хозяйка, заглянувшая в окно его квартиры.
- Хозяйка?! Вы ни сколько не изменились... - Современный переводчик легко помещался в нагрудном кармашке Радомысла. - Значит, Вы уже не на Земле - 0?
- На Земле - 0 остались доживать свой век те, кто не захотел на Тиру, или те, кто не подошёл. Две дежурные Белотучки за ними приглядывают, да заодно периодически и за землянами. Но на Земле всё идёт к краху.
- Так всё грустно? А мне Герман говорил, что их корабль новый современный электролёт преследовал.
- Там прервалось единство создания и потребления. Рождаемость повсюду почти нулевая, виной всему - искусственные пищевые добавки, сделанные далеко не светлыми умами. Взрослое население согласно работать только кончиками пальцев. А пилот того электролёта уже вряд ли найдёт себе замену или же очень долго будет её искать.
- Уважаемая Хозяйка, я всё - таки думаю, что такое положение дел на Земле - временное.
- А я не имею в виду такого, что земляне вновь станут на четвереньки. Просто их цивилизация, в том виде, в котором она сейчас, зашла в тупик. Цикличность это один из законов Вселенной. ...Кстати, если бы ты тогда, возле своего второго Главного Экрана, не поддался сверхэмоциям, ты бы не потерял почти два десятилетия. Я же видела обман и пыталась тебя остановить. Звёздный инженер допустил единственную ошибку, и она его погубила.
- Не погубила, я же вот он. Однако теперь я знаю, что на Земле - 0 всё - таки было одно преимущество перед Тиру: там не было зеркал, а отражение в воде, всё же, нечёткое.
- Синетучки теперь на своей новой планете. И знаешь, что они хотят? Их звёздный инженер, Риоси, далеко не всегда с ними согласен, и они от него устали. Они сейчас хотят, чтобы ты его заменил.
Радомысл с некоторым удивлением покосился на глазки Хозяйки:
- А Ваше мнение по этому поводу?
- Причём здесь я? Решать тебе.
Некоторое время Радомысл молчал, делая вид будто бы раздумывает, немного подзабыв, что человеческие раздумья для Белотучек не тайна. И его переводчик вновь заговорил тембром Хозяйки:
- Всё ясно. Вновь звёздным инженером быть не желаешь.
- А я уже перенял вашу психологию. Ректора заменили на Координатора - ну и что? Ректору хуже? Герман Лазоревка теперь уже далеко впереди меня. Могу я сейчас стать с ним в один ряд? Ответ, вообще - то, ясен.
- А Германа уже догоняет по интеллекту Улоф Йенссен. Да и его старший сын Всеволод тоже недалеко от него.
- Будете менять?
- Если такое будет полезно для совместной деятельности.
- Несколько странно - родители Улофа большими способностями не блистают.
- Но их сыну мы создали все необходимые условия с самого его рождения. ...Но мне пора, дорогой Радомысл. Поплыву на своё Тиру: дела. Ещё не раз пересечёмся.
А через несколько, условных здесь, дней до Радомысла дошла совсем неожиданная новость. С Земли - 0 дежурившая тем Белотучка сообщила, что на неё вышел уже совсем древний Рауф Давлетович, который хочет передать на Тиру очень современный ткацкий автомат.
Как позже выяснилось, девятнадцать лет назад, при известных событиях, бизнесмен «ушёл на дно», при этом капитал его, как нетрудно догадаться, сильно похудел. Однако, по прошествии определённого времени, Рауф Давлетович вновь стал наблюдаем, и его товары, но уже под другой маркой, стали неплохо расходиться. Но спад в земном сообществе сказался и на его бизнесе. Собранные им светлые умы по - прежнему создавали новое и более эффективное, а вот желающих работать над изготовлением конкретной готовой продукции становилось всё меньше.
Поскольку теперь возможна доставка на Тиру с самой Земли, минуя её нулевой вариант, Радомысл скоро воочию увидел своего бывшего спонсора и компаньона. И хотя Белотучки охарактеризовали Рауфа Давлетовича древним, он, на самом деле, так не выглядел. Скорее наоборот, разница в возрасте Радомысла с бизнесменом как бы уменьшилась.
- Радомысл! Сколько лет, сколько зим...
- Девятнадцать, Рауф Давлетович! Вы сюда насовсем?
- Да нет, одну из швей, помогавшей тогда нам с тобой, привёз насовсем, а сам я возвращаюсь. Мне ещё и ста лет нет, доживу на своей планете.
- Но говорят, там стало плохо.
- Это временно... Я, как и раньше живу неплохо. Конечно здесь красиво, но не сыровато ли? Я здесь часов шесть, пока с автоматикой людей знакомил, так за это время три дождя прошло!
- Раньше дождь здесь шёл вообще постоянно. Но через несколько лет с осадками на Тиру будет так, как и на Земле, только без снега и тайфунов.
- Ну, Радомысл, рад был тебя увидеть, мне уже пора. Ваши астронавты должны меня до земного рассвета доставить назад. Знаешь, что ещё мне не понравилось на Тиру? - Рауф Давлетович не стал дожидаться встречного вопроса и ответил сам. - Здесь нет денег.
После таких слов бизнесмен повернулся и зашагал к месту старта.
- Как там мои мама и бабушка?! - успел крикнуть вслед Радомысл.
Рауф Давлетович, чуть остановившись, повернул голову назад:
- И ты о них ещё переживаешь... - Бросил он риторическую фразу и вновь зашагал прочь.
- Да, переживаю. - Уже негромко сказал Радомысл, фактически самому себе.
А с тируанского неба опять закапал дождь. И хотя одежда на Радомысле была, как и у всех, водонепроницаемой, он инстинктивно, по земной привычке, стал под ближайшие ветви. Ближайшим деревом оказался кедр. Запах хвои как - будто что - то в нём всколыхнул - ведь такой же запах он чувствовал и на Злом озере. Почему - то стало совсем неприятно, и он вышел под природный душ, даже подняв лицо к небу...
А в небе, из - под облаков, по огненной дуге что - то спускалось. Метеорит? Но ведь такого не может быть! Вокруг системы Тиру антигравитационная защита! Огненный мячик между тем упал где - то совсем близко. И Радомысл двинулся на поиски непонятного гостя.
Поиски оказались недолгими - вот обгоревшая трава, а внутри чёрного круга оплавленный полурасколовшийся шар. Естественный метеорит форму шара не имеет, значит это чьё - то «изделие»... Впрочем, про современное Тиру я ещё не всё знаю, может быть здесь
что - то местное потерпело аварию?
В сторону Радомысла широкими прыжками бежал статный молодой человек со светло - русой шевелюрой. В руке он держал что - то вроде кейса, с которым в своё время двадцатилетний Кольчугинцев обследовал физико - атмосферные параметры Тиру. И вот, типичный молодой славянин, возможно хочет продолжить его дело.
- Здравствуйте, Радомысл. - Поприветствовал его подбежавший. - Я Улоф Йенссен. Давайте осмотрим, кто это к нам ворвался.
Вот так славянин... Но речь совершенно чистая.
Улоф достал совершенно незнакомый аппарат и прицелился им в обломки оплавленного шара. На пульте завертелись спиральки, напоминающие глазки Белотучек, из чего вытекало, что аппарат к ним имел прямое отношение, но его корпус сверкал металлическими деталями, невозможных здесь без человеческих рук.
- Улоф, а разве защита Тиру могла пропустить постороннее тело?
- В том - то и дело, что не могла. Тело искусственное, это ясно. Кто - то нами заинтересовался.
А ещё через минуту Улоф встал, закрыл аппарат и сказал категорично:
- Этот аппаратик прилетел из Магеллановых Облаков, а из какого, Большого или Малого, сказать не могу. Но это и не столь важно. Давайте, Радомысл, всё аккуратненько соберём и отнесём Координатору.
- А не звёздному инженеру?
- Он повёз землянина домой.
Улоф достал каркас с держателями, и они вдвоём закрепили на них все, ещё горячие, обломки.
- Предвижу, это событие повлечёт долгие последствия. - Улоф со своей ношей зашагал так, что Радомыслу пришлось за ним всё время подтягиваться. - Разбираться будут и Нанокапли и Горячая Плазма... Если нашу защиту взломали, значит у нас не всё так. И кто это может быть? Мы в другие галактики не летаем.
- Вообще - то Магеллановы Облака являются спутниками Млечного Пути. Это не совсем другая галактика. ...А как ты думаешь, Улоф, а не могло это быть космическим кораблём, с крошечными существами?
Улоф на ходу покосился на обломки в каркасе:
- Радомысл, Вы же знаете больше меня, а спрашиваете.
- Да возможно уже, что и не больше.
Белотучки уже были в курсе неординарного для Тиру события, и оперативности Улофа и Радомысла обрадовались. Содержимое каркаса было подробно изучено, полученные данные были направлены Нанокаплям.
Скоро от Нанокапельной Цивилизации пришёл ответ, что живых носителей разума любого вида в вероломном аппарате не было, но это был аппарат - разведчик. Кому - то в Магеллановых Облаках потребовалась информация об устройстве искусственных площадок Тиру. Такой интерес мог быть и естественным: далеко не всегда для разумных существ необходима огромная планета, защитить которую от внешних опасностей не так уж и просто. И если для обитателей малых объектов командировки и экскурсии на другие космические объекты возможны, то технология создания Горячей Плазмой Тиру вполне могут привлечь внимание и посторонних. Только вот способ разведки рухнувшему аппарату был задан достаточно топорный.
Так или иначе, а защиту площадок Тиру надо дорабатывать. Негоже, чтобы на головы тируан с неба сыпалось что - то непонятное, да и Белотучки летящим сквозь них горячим кускам будут совершенно не рады. Разработка и создание материалов, для роботов с широкими функциями, как раз то направление, которое позволит усовершенствовать защиту. По такому пути уже шёл Радомысл, которому выстроили новую лабораторию.
Улоф то ли сам набился к нему в напарники, то ли Координатор с Хозяйкой с ним «поработали», но последующие дни дела у него с Радомыслом стали общими.
- Радомысл, вы кажется хотите сжать молекулу магния до размеров меньше водородной. А взрыва не произойдёт? - Улоф говорил, не отрываясь от микроскопа.
- Это в космосе - то? Там же вакуум и нуль Кельвина!
- Но до космоса этот материал надо ещё доставить...
- А для чего решётчатый ингибитор мы с тобой делали?
Спорили они часто, здесь может ещё сказывалась разница в поколениях, но это не было спорами за своё мнение, в таких острых диалогах действительно рождалась истина. И вот подошло время первых испытаний.
...Радомысл и Улоф, оба в прозрачных скафандрах, следили за скрупулёзно тщательной погрузкой, не менее прозрачного, их первого гиперзащитного рулона.
Cвидетельство о публикации 593223 © Йольз Джангерс 14.09.20 21:01