• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Весы 2 (продолжение)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Я повествую о маленькой истории, случившейся в далеком прошлом, сейчас,  когда весь мир опять трясёт. Мне есть что сказать, конечно, и о нынешнем дне, но лучше оставлю это другим, кому запаса лет хватит, чтоб достичь расстояния, откуда все намного видней. Благодарю Творца, подарившего и мне возможность нет-нет да оглянуться издали назад на этом непрерывном подъёме в крутую гору, смотреть вниз на своё прошлое - до тех пор, пока я сам уже не превращусь в неразличимую точку, не стану частичкой того неведомого, которого мы все с надеждой и страхом ожидаем...
Буду откровенен, Абду помогать я взялся не только из-за дружбы. И доказывать кому-то, что я ещё в силе, мне тоже не хотелось. Тем более, каким-то, совсем не связанным со мною, начальничкам - подумаешь, авторитеты... Просто тогда Абду мне был тоже очень нужен: я собирался уезжать и навалилось сразу много проблем. И решать их вместе с ним оказалось легче. Вот так. Говорю же, это было обоюдное сотрудничество...
Той ночью мне приснился очень странный сон. Один мой приятель, веселый  по натуре, в отличие от вечно скептически настроенного Абду, пригласил нас на "хизмат". Это такое таджикское слово, означающее помощь, - по традиции ее оказывают родственники, соседи и близкие знакомые во время подготовки к свадьбе или иному семейному торжеству. И вот мы с этим веселым человеком садимся во сне в машину к Абду, в его москвич-комби, и прибываем втроем в один из микрорайонов на другом берегу реки, разделяющей город, где рядом с пятиэтажкой, во дворе, утром должен состояться свадебный плов... Как наяву, мы там чистили втроем и крошили морковь и лук, предназначенные  для большого котла, из которого предстояло накормить очень много людей. Заодно выпивали, разумеется - всё как в жизни, со всеми деталями...
Отец жениха выглядел очень довольным, всё время улыбался и много смеялся...
- А невеста кто? - я у него спросил.
Хозяин весело кивнул на моего приятеля, того, пригласил сюда на с Абду :
- Невеста - его племянница!..
Я знал эту девушку (всё как в жизни, говорю же!) , только она мне казалась совсем юной, возможно, из-за множества мелких косичек, длинных, спадавших густым водопадом смолисто-черных крутящихся струек почти до земли. Мне казалось, ей пятнадцать, максимум, шестнадцать. Невольно запоминался прищур глаз, жаркий, словно унаследованный от времен, когда огню не давали потухнуть, перенося жар от очага к очагу, заставлявший вспомнить  невольно поэтические строчки, вроде таких: "булатные  как нож из старых азиатских арсеналов"... 
- А что, разве она совершеннолетняя?
- Да, конечно, - быстро ответил будущий тесть девушки, - она же в институте учится!..
Странное я испытал тогда ощущение, в этом реалистичном,  говорю же, до мелких деталей проходившем на жизнь, сне. Связано  было это, возможно, с тем, что во мне жило чувство,, будто девушка эта желает со мною поделиться чем-то, что для неё очень важно, для её судьбы. И никак не может на это решиться. Ко мне нередко тогда обращались, на том глобальном переломе, когда у всех возникали проблемы. Случалось, за какие-то два-три дня совершалось никем не ожидаемое, страшное, и многие тысячи судеб разом перенаправлялись во внезапно разверзшееся русло, никому неизвестное и ведущее непонятно куда. Может быть и с её судьбой что-то подобное происходит, думал я, и она надеется, что я смогу помочь это предотвратить или даже изменить, хватается за соломинку. По крайней мере, услышав о предстоящей свадьбе,  я вдруг  испытал сожаление, что сам с ней  не заговорил...
Сны обычно я вижу и тут же забываю. Забыл сразу и этот.
В полдень подкатил Абду.  Я уже подготовил для него два заявления: одно в профком, и второе в суд. 
- В профком занесешь сам, езжай хоть сейчас.  Они тебя  там будут отговаривать, отмахиваться от тебя. Ты ведь у нас написал по собственному желанию... - Лицо Абду вытянулось - он не любил слушать о своих промахах.  - Потом они ещё будут ссылаться на занятость, а потом еще и посмеются над нами обоими...
Тут Абду сам рассмеялся,:
-  Вот гадальщик... Почему они должны смеяться?
- А потому что я так написал, чтобы меня за дурака приняли.
- А зачем?
Я от него отмахнулся:
- Главное, чтобы про суд они не узнали, пока им повестка не придет, ты понял?! И я тебе исковое заявление пока что в руки не даю. А то у тебя привычка дома жене и детям читать. Прочти им  заявление в профком, я его на таджикском написал, очень красиво, можешь мне верить. И пусть тебе там профком ваш откажет. Твоя задача, чтоб они вообще у тебя заявление не приняли, пусть тебе говорят: "Потом'!, "Оставь где-нибудь", "Сейчас много работы!"... У вас же председатель профкома не освобожденный?
- Нет, он в другом конце города.
- Ну, съезди к нему со свидетелем, со своим дядей, завмагом, например, пусть потом он подтвердит, что тебя отфутболивали. Я напишу объяснение, а он подпишет, договорились?
Абду согласно кивнул.
-  И требуй у них письменный отказ, громко  требуй, громко, чтоб тебя люди слышали! Но оставь всё равно заявление кому-нибудь, чтоб они прочитали обязательно.
- И чтобы смеялись?
- Ты смотрел  сериал про комиссара Катанью, недавно ведь показывали!
-  Кто его не смотрел!
- У мафии хороший девиз: "Делай так, чтобы друзья тебя считали слабее, чем ты есть, а враги недооценивали твои силы". Мы с тобой теперь тоже мафия...
Абду пожал плечами: поглядим. Не доверять мне оснований пока что у него не было. 
- Про суд ни слова никому, - повторял ему я, - от этого зависит, будет у нас результат или не будет, ты понял? В суд вместе поедем, чтоб там быстрей всё оформили, как положено...
Я не стал ему рассказывать про свою хитрость. Исковое заявление в суд было составлено  кратко и по существу, как положено. А вот заявление в профком я раскатал аж на четыре машинописные страницы. До сих пор помню слова, с которых оно начиналось: " В наше время оставить человека без работы, это все равно что вывести его вместе женой и малыми детьми в самое сердце жаркой пустыни и бросить там под сухим деревом, без тени, без единого листочка, вдали от родников, и вообще от всех источников.." 
Ясно, прочитав это, дальше они внимательно вчитываться не станут, только погогочут. Формально ведь козыри на их стороне: кто его заставлял написать "по собственному"...
На следующий день Абду мне позвонил из дому. Он был подавлен.
- Ээ, что вы там написали, они смеются, говорят, сказку что ли написал? Сегодня мой сменщик дежурит, он говорит, что они друг друга приглашают в кабинеты, читают и все смеются!..
- Твой сменщик через дверь подслушивает?
- Там все двери открытые!...
- Успокойся.
Абду помолчал. Потом он сообщил то, что меня поразило:
- Мне этот.. ваш друг, весёлый который,  только что позвонил. Просит, чтоб я за ним заехал и вместе мы потом поедем к вам...
- А что случилось?
- Он вам сейчас тоже позвонит...
-  Что там у него произошло?
- Да ничего, просто на хизмат зовёт. Недалеко от вас - свадьба там какая-то:... Говорит, посидим, - ну, там, лук, морковь, закуска, водка... Мне пить нельзя, я за рулём...
- Да ты пьешь и за рулём, - ответил я и повесил трубку. 
И сразу вспомнил забытый сон во всех деталях...

Cвидетельство о публикации 592218 © Анвар Тавобов 18.08.20 21:56

Комментарии к произведению 1 (2)

Изящное развитие, Анвар Туробович.

Спасибо, Игорь, буду стараться дойти до финала, не раскатывать особо, а то я могу...

Спасибо, Игорь, буду стараться дойти до финала, не раскатывать особо, а то я могу...