• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

По душам

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста


Вряд ли стоит свидание портить пустыми речами.
Тает медленно время и мелко наколотый лёд.
Мы, забыв про вино, тишину раздвигаем плечами
И учтивый торшер свет в бокалы нам бережно льёт.

Полутени прозрачны в осенних тонах акварели.
Ваших буйных волос в хрустале отражается медь.
Может быть это лучшее, что мы когда-то имели.
Может быть это больше, чем будем когда-то иметь.

Не нужны, ни слова - ни приличий навязчивых путы.
В механизме часов позывных отрезвляющий душ.
Нам бы дольше продлить тишины заповедной минуты.
Нам бы вдоволь испить понимание собственных душ.

Может в прошлые зимы мы чем-то в сердцах оскудели.
Может что-то такое в пригубленном нами вине.
Не торопится ночь сны раскладывать в нашей постели.
Не торопится вечер оставить нас наедине.

Жаль, такое со мною бывает всё реже и реже.
Может быть только в этом причина забот и седин,
Что к другим уходя Дух Поэзии всячески нежил,
С прозой жизни оставив позднее один на один.

Всё бывает и кто-то по сердцу пройдётся обутый,
Или я позабуду, как в жизни Вас долго искал.
Старый, добрый торшер пусть напомнит вот эти минуты,
И, быть может, нальёт нам янтарного света в бокал.
Cвидетельство о публикации 591813 © старухин ( петрович ) ю. п. 08.08.20 06:13

Комментарии к произведению 1 (5)

Хорошие стихи, Юрий, мне понравились. Лирический момент, фрагмент жизни, длящийся в бесконечность...

...........................................................................

Мы от жизни хотели не так уж и много как будто.

Почему же так больно? Она не настолько строга.

Прозе жизни - века, у поэзии – только минуты,

но минута поэзии дольше, чем прозы века.

Я согласен, возможно всё правильно это,

И стихами немного ослабится гнёт.

Подставляйте бокал, мой торшер пару капелек света

В этот вечер сиреневый молча плеснёт.

Налейте нам света пьянящего лета,

за августом будут сентябрь и октябрь,

вином виноградно - янтарного цвета

мы свой окропим межпланетный корабль.

Плеснём, чтоб взлетел и умчался подальше

от мелких печалей, хандры и хвороб,

и чтобы всё въявь, без попов и без фальши,

и спляшем в межзвёздном пространстве хип-хоп!

-----------------------------------------------------------------------------

Эх, какие наши годы, Юрий! (как любила говаривать моя тётка, царствие ей небесное).

Под куполом небес, оставив в прошлом лете,

Шум быстрого дождя, грозы вечерней гром,

Мне времени в обрез, иду к своей ракете.

Здесь провожатых нет, пустынен космодром.

В космических ветрах, межзвёздных расстояний,

На древнем корабле я отправляюсь в путь.

Мне хорошо что нет, ни слёз - ни расставаний

И есть со мной мой друг - скафандр цвета ртуть.

Я многое бы смог черпнув из Солнца света,

Законы одолев и звенья всех оков.

Жизнь щедрою рукой на мёртвую планету,

Швырнул бы кисеёй дождей и облаков.

И пусть из сонма звёзд посмотрят вслед мне строго

И разум всех миров меняет в спешке грим.

Иду своим путём походкой лёгкой бога,

Спокоен и суров, межзвёздный пилигрим.

А если кто нашёл счастливый свой билетик

И в буйстве дальних солнц свой видит звёздный путь,

Есть древний космодром, меня там можно встретить.

И так легко узнать в скафандре цвета ртуть.

Как хорошо Вы написали, Юрий! Эти стихи можно петь под гитару (жаль, моя разбита, я бы напела). Песня межзвёздного пилигрима. :))

.....................................................................

Вспоминаются и Стругацкие (особенно их "Попытка к бегству"), и роман Майкла Каннингема - "Избранные дни", точнее - третья часть этого романа: "Как красота". Его можно, наверное, найти в интернете. В обоих романах - именно об этом - человеческом одиночестве в бесконечном пространстве и чуде отношений человека и человека, человека и иных существ, наделённых разумом и душой.

...................................................................

С уважением,

Людмила

Волны гасят ветер. Стругацкие. Моя настольная книга.