• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Драматургия
Форма: Пьеса
Как бы Вы описали себя, если бы планировали разместить своё объявление на сайте знакомств? Написали бы всё честно, бес прикрас, как есть, со всеми недостатками и нюансами? Наш герой решился на такой сумасшедший поступок. Хотите знать, что из этого вышло? Тогда предлагаем Вашему вниманию комедию «Честное объявление».

Пьеса на 5,6 или 7 человек "Честное объявление"

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЁ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА. ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.
Пьеса «ЧЕСТНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ»
Комедия на 5,6 или 7 человек.
Продолжительность 1 час 40 минут! Пьеса в четырёх действиях.
Возможен один антракт после первого действия.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
МАМА – низкорослая бодрая старушка 66 лет;
ЮРА – сын, «сидящий на шее» мамы. Рослый детина 36 лет.
САНЁК – друг Юры, баловень судьбы, около 40 лет.
ДАРЬЯ – первая кандидатка на отношения, 28 лет.
АРИНА – вторая кандидатка на отношения, 35 лет.
МИЛАНА – третья кандидатка на отношения, 42 года.
КАПИТОЛИНА – четвёртая кандидатка на отношения, 18 лет.
Не все женские роли кандидаток на отношения пересекаются, их может играть 4,3 или 2 актрисы.
Хобби Юры – дурачество, кривляние рож, жестикуляция, подражание. Поэтому следует уделить особое внимание ролям данного персонажа в отношении явности мимики и в целом артистизма. Это важно!
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
КВАРТИРА МАМЫ И ЮРЫ
Зал.
Стол, два табурета (крепких, будут «летать»), диван, телевизор, шкаф (не тяжёлый, чтобы мама могла его сдвинуть), книжные полки (одна из которых в последствии будет сдвигаться) вещи и прочие атрибуты соответствующие жилой домашней не богатой обстановке.
Играет тихая спокойная музыка. Не яркий свет.
В передничке, бодрая вся в процессе готовки, в комнату суетно семенит низкорослая мама. Несёт блюдце с нарезкой хлеба. Ставит на стол, спешит на кухню.
Через какое-то время опять появляется мама, в руках у неё кастрюлька и разделочная доска. Ставит всё на стол, спешит на кухню, приносит в зал две ложки, солонку, салфетки. Стоит, смотрит внимательно на стол, что-то высчитывает. Вспоминает, что ещё не донесла, убегает на кухню, возвращается с чайником и двумя кружками. Довольно смотрит на стол.
Музыка стихает.
Снимает передничек, поворачивается, зовёт сына.
МАМА (ласково, любя, заботливо): Юрочка? Сыночек? Пора вставать. Кашка стынет. (Проходит по комнате, подставляет к столу два табурета, оборачивается, видит, что сын ещё не пришёл, продолжает звать) Юрочка просыпайся, дорогой, завтрак готов!
С припухшей ото сна мордой лица, в приспущенных семейных трусах весьма затейливого фасона, которые ему очевидно сшила мама - старушка (крайне желательно сделать на заказ или сшить своими силами что-то нестандартно веселящее), зевая и потягиваясь, нехотя, в зал проходит увалень - сын, рослый детина. В руке у него скомканная майка, которую он пытается расправить и определить где там перед, а где зад. Надевает, но, как выясняется, на левую сторону. Толстые швы материи явно выступают, привлекая внимание.
МАМА (ласково, любя, заботливо): Сыночек, прошу к столу, как спалось? Ты какой-то невесёлый. Что, сон дурной приснился?
ЮРА (зевая): Да не то чтобы... Сон как раз ничего. Даже хорошо там всё было, но мало.
МАМА (с любопытством): Как интересно, а что приснилось-то? Чего мало?
Юра смотрит на мать странным взглядом. Он в замешательстве, понимает, что зря это сейчас брякнул.
ЮРА (виляя): Нууу..., как сказать... (Резко меняет тактику защиты на нападение, обратив внимание на стол) Тарелки не принесла! Мам, из чего я есть-то буду?
Мать - старушка обращает внимание на свою оплошность, вскидывает расстроено руки.
МАМА (досадливо): Ой, захлопоталась совсем. Сейчас, родненький, сейчас всё будет.
Мать убегает на кухню, возвращается с двумя тарелками. Ухаживает за сыном, накладывает, ему первому, ставит перед ним тарелку, ложечку кладёт, повязывает ему салфеточку (или платочек на усмотрение режиссёра). Садится напротив. Приступает к завтраку.
Мать ест, не слишком громко и явно, но всё же чавкает.
Сын сидит, не ест, кроткими взглядами посылает пасы мимических жестов неодобрения в сторону матери.
Мать обращает на это внимание. Она встревожена.
МАМА (досадливо): Что такое, милый?
ЮРА (витиевато): Тут... Такое дело.
МАМА (встревожено): Ну что-что?
ЮРА (увиливая): Даже не знаю, как сказать...
МАМА (встревожено): Да говори уже, Господи всемогущий. Что стряслось?
ЮРА (раздражённо): Да чавкаешь ты! Раздражат!
Мама облегчённо вздыхает, готовясь к чему-то более весомому.
МАМА (виновато): Так я же старенькая, зубов нет почитай. И так уж стараюсь аккуратненько.
ЮРА (на нервах): А не особо получается!
Мама виновато пожимает плечами, продолжает кушать. Чавканье время от времени у неё проскакивает.
ЮРА (витиевато, гримасничая): Может быть, мои слова прозвучат несколько странно, может быть даже грубо, и я допускаю что, быть может, даже возмутительно, но... Слушай... А ты бы не могла поесть где-нибудь там... на кухне, например, а то аппетит отбиваешь, а завтрак – это ведь самая главная еда, сама же говорила...
Мама смиренно берёт свою чашку, ложку, покидает стол.
МАМА (виновато): Да-да... Я всё понимаю. Когда молодой была, меня тоже дед раздражал подобными явлениями... вот вернулось мне. Приятного аппетита, сыночек. Я на кухне, если чего нужно, крикни.
Мама уходит.
Сын корчит брезгливую мину, его немножко пробирает презренный озноб (передёргивает). Смотрит, ушла ли мама, гримасничает. Настроение приподнимается, и он приступает к трапезе с наглым надменным выражением лица.
Со звоном, лязгом и грохотом, едва не падая, в комнату вбегает, пытаясь удержать равновесие, Санёк.
Железный таз и ведро, черпак, всё это тоже залетает в комнату очевидно после встречи с неуклюжей ногой не слишком молодого и не особо внимательного мужчины.
САНЁК (на эмоциях, влетая в комнату): .. ою....Мать...
Юра сидит спиной к нему, от звона и грохота подскакивает на месте, проливает кашу себе на штаны, тарелка падает на пол, но ложка с жалкими остатками завтрака всё ещё в руке.
ЮРА (отходя от шока, стараясь справиться с не бог весть, откуда взявшимся нервным тиком): Санёк... Здорова, старина. Ты чего это ни свет ни сра..., (переводит дух) ни заря, да ещё и так эпатажно. И что там про мать? Я не расслышал...
Санёк собирает таз, ведро и черпак, которые уронил, всё это заботливо отставляет аккуратно в сторону.
САНЁК (раздражённо): Да я говорю... Мать у тебя хорошая женщина. Хозяйственная. Всё чего-то колготиться, чего-то пыжится, что-то всё делает, готовит... (указывает на таз и ведро), стирает, очевидно. Или это ты постирушки затеял?
Возмущённые мимика и жесты Юры говорят как бы сами за себя.
ЮРА (опешив): Дурак что ли?
САНЁК (сглаживая углы): Я-то? Да вроде не совсем. Просто раньше как-то «тазоведерные составы» в вашем доме мне дорогу не перебегали. А насчёт ни свет ни сра... (переводит дух) ни заря, так это ты погорячился. Какое же утро, уже одиннадцать почти!
Юра слизывает с ложки остатки каши, зовёт недовольно маму.
ЮРА (громко, адресовав в кухню): Мам! Тут это... Тряпку надо... и совок со щеткой захвати!
Прибегает мама с тряпкой, щёткой и совком, тепло здоровается с Саньком. Хлопочет, убирает всё за сыном.
ЮРА (матери, недоверчиво): Мам, а что, правда, уже одиннадцать часов?
МАМА (спокойно, добро): Правда, сыночек, уже даже начало двенадцатого.
ЮРА (матери, возмущённо): А почему ты меня так поздно разбудила? Я же просил разбудить меня в девять? У нас сегодня с Саньком деловая можно сказать встреча. Я должен был подготовиться, как минимум успеть проснуться как следует!
МАМА (спокойно, добро): Так ведь я будила, сыночка. Я четыре раза подходила к тебе, но ты не просыпался. Ворчал, ругался, последний раз в меня подушкой запустил. Уже и завтрак остыл, разогревать пришлось. Я старалась, правда.
ЮРА (матери, возмущённо): Значит, плохо стараешься. Надо было как-то по-другому, я не знаю..., смекалку проявить. Опозорила меня перед другом.
Юра строит возмущённую гримасу, закатывает глаза.
САНЁК (сглаживая углы): Да ладно, чего там. С кем не бывает. Я иной раз и до двенадцати, а то и до двух как-то раз продрых.
МАМА (с интересом): А что у вас за мероприятие намечается? Деловая встреча? Неужели на работу решили устроиться?
Санёк и Юра смотрят на мать осуждающим, порицающим взглядом, но при этом молчат.
Мама понимает их взгляд, понимающе качает головой.
МАМА (разочарованно): Ну да... Что я, в самом деле. Какая работа в тридцать шесть-то лет. Мал ещё. (Саньку) А тебе, Саша уже, наверное, и поздно. (Обречённо, продолжая уборку) Ничего, перекантуемся как-нибудь. Я ведь всё понимаю, сейчас времена тяжёлые, работодатель обманывает на каждом шагу. (Сыну) Ты лучше уж дома, так оно вернее будет, да и спокойнее. У меня вон пенсию на тысячу добавили, кое-какую работёнку по пошивке на дом взяла. Нормально, чего жаловаться, много кто хуже живёт.
Мать заканчивает убирать за сыном, уходит на кухню.
САНЁК (восхищённо): Знатная мамка у тебя. Вот моя меня постоянно шпыняет – иди работай, иди работай. Мне хоть скоро сороковник, но меня так просто не возьмешь. Тратить бесценные годы жизни на просиживание в унылых складах, производственных цехах или пыльных офисах? Да я себя ни на помойке нашёл. Жить надо ярко, легко, непринуждённо! Ведь это же так просто. Неужели это так сложно понять? Ведь мудрые же должны быть наши старики, а они какие-то наоборот бестолковые.
Юра смотрит укоризненным взглядом на друга.
САНЁК (оправдываясь): Ну... к твоей мамке это не относится, а так вообще... какое-то поколение дураков как будто выросло в послевоенные годы. Ну да оно и понятно, в общем, тяжело было, надо было страну поднимать! Образование и саморазвитие было совсем не в первых так сказать нуждах...
ЮРА (сворачивая тему): Ладно, хорош демагогии. Что там было, как там было. Мы встретились сегодня для совершенно конкретного мероприятия, так что не будем терять времени!
САНЁК (хлопнув в ладоши, потирая руки): Да!
ЮРА (делово): Итак, дорогой мой друг. Что мы имеем? Значит мне тридцать шесть лет!
САНЁК (бодро, воодушевлённо): Так!
ЮРА (делово): В браке замечен не был...
САНЁК (бодро, воодушевлённо): Не был!
ЮРА (делово): Как собственно, и вообще в компании девушки.
САНЁК (удивлённо): Да ну? Что вообще, что ли ни разу ни с кем и никогда?
ЮРА (рассудительно): Такое бывает! Омара Хайяма не читал что ли? Вот он говорит, что лучше будь один, чем вместе с кем попало!
Санёк задумчиво чешет подбородок.
САНЁК (удивлённо): Однако... И много ты прочёл трудов этого выдающегося человека?
ЮРА (мешкая): Откровенно говоря, не очень много. Да по совести говоря, только это.
САНЁК (довольно улыбаясь): А...Ну..., я так и подумал.
ЮРА (делово): Так! Опять с темы соскочили. Значит, сегодня мы намерены найти мне спутницу жизни! Или ты передумал помогать мне в этом нелёгком деле?
САНЁК (довольно улыбаясь): Да ты что, старина! Куда же ты без своего старого друга, умудрённого горьким опытом в области взаимоотношений полов? Конечно, я помогу, я уже даже кое-какие наброски сделал, так сказать варианты. Мы же объявление о знакомстве в интернете будем размещать?
ЮРА (делово): Ну а где ещё? Не на заборе же как в средневековье...
САНЁК (делово): Ну вот! Я и прикинул, как бы грамотно составить текст объявления, чтобы, понимаешь – зацепить! Чтобы привлечь! Чтобы поймать на крючок такую девицу, с которой потом всю жизнь будешь плавать в океане страстей!
ЮРА (довольно, восхищённо): Вот что значит опытный друг! Как сказал! Ну, давай, давай. Что там за варианты ты придумал?
Санёк весь из себя, он чувствует себя хозяином положения, он «король мира».
САНЁК (делово): Значит, нам нужно показать твои сильные стороны, в максимально привлекательном свете представить на суд девушек одиночек, или не одиночек, это уже... знаешь, всякое бывает, твою персону. Итак. Вариант первый!
ЮРА (заинтригованно): Так?
САНЁК (пафосно): Бывалый альфа самец, в самом расцвете сил, обладатель прекрасного здоровья и прекрасно зарекомендовавшего себя генотипа ищет достойную кандидатуру на пост верной надёжной спутницы жизни!
Санёк делает паузу, ждёт реакцию.
Юра равнодушно смотрит на него.
САНЁК (пафосно): Каково?
САНЁК (разочарованно, поникнув): Слушай ну... не знаю, конечно, что там с генотипом. По поводу здоровья – ну... разве что... да, работой я не выжатый, но в олимпийский резерв меня вряд ли приняли бы, как бы... не всё так гладко у меня. И последнее – бывалый альфа самец! Я понятия не имею что делать с девушкой, как куда и каким макаром, да и как вообще дойти до стадии актуальности этого вопроса? Ну, какой я альфа? Где ты во мне самца нашёл? (смущённо) Нет, так-то спасибо конечно, но это же не есть правда?
САНЁК (весело, задорно): Ха, Юрок, насмешил. Да кто же правду-то пишет в объявлениях на сайтах знакомств? Да и вообще в принципе в объявлениях. Это же самая что ни на есть реклама! А реклама работает только тогда, когда она способна убедить обывателя в том, что данный товар, продукт, услуга или... (переводит дыхание, показывает на друга) в данном случае человек, просто ему необходим! Мы должны сделать из тебя такого мачо, которого захотят сотни женщин, тысячи девушек и даже может быть с десяток мужиков.
Санёк кривит улыбку, шутливо показывает язык.
Юру передёргивает от последнего услышанного. Лицо его отражает предрвотное состояние.
САНЁК (весело, задорно): Да шучу, расслабься, (с подковыркой) хотя...
Юра взглядом даёт однозначно понять, что шутить он не намерен, не то настроение.
САНЁК: Ладно. Тут ведь многое будет зависеть от качества фотографии для профиля!
ЮРА (боязливо): А..... это обязательно?
САНЁК (наседая): Конечно! Это практически самый основной момент! Самый главный первый фактор, который будет определять то, начнут ли тебя изучать детально или сразу же пролистнут в общей куче анкет.
ЮРА (неуверенно): Слушай, ну... ну а как же душа там, интересы... суть человека. Нельзя же вот так запросто судить только по внешности!
САНЁК (с сарказмом): Да? Ты на прошлой неделе при мне эти сайты листал! Уж я-то видел, как ты там искал родную душу, отметая налево и направо всех тех, кто не соответствовал категории не то что даже мисс города или области, а что-то даже мисс мира или мисс вселенная не каждая тебя устроили по фото в профиле! Ну... и тебе ли говорить?
ЮРА (возмущённо): Так это же совсем другое! Ведь я-то мужчина, мне важно чтобы моя девушка была красивой!
САНЁК (с сарказмом): А... тебе значит, важно чтобы девушка была красивой, ухоженной и прочее, а девушке, думаешь, всё равно, как выглядит её возможный будущий избранник? Да девчонки ещё более тщательно изучают нас в этом смысле, хоть и говорят, что внешность не важна. Но говорят-то они много чего, а меня на красавца ни один раз променивали! Так что...
ЮРА (отмахиваясь, стараясь сменить тему): Ну, ладно-ладно! Причешусь, по крайней мере, и будет уже более-менее...
САНЁК (рассудительно): Ну, хотя бы! В идеале ещё бы голову помыть, конечно, побриться, рубашечку или футболку поприличней...
ЮРА (возмущённо): Ты что, блин! На Парижский смотр моделей меня готовишь?
САНЁК (рассудительно): Дружище! Это серьёзное дело, ты просто не понимаешь всех тонкостей...
ЮРА (перебивает): Стоп-стоп-стоп! Что-то мы забуксовали с этими тонкостями. С фото позже разберёмся. Давай ещё варианты! Что ты там ещё придумал?
САНЁК (рассудительно): Второй вариант объявления попроще. Звучит он примерно так (с интригой, выдержав паузу): «Импозантный мужчина с дюжиной приятных сюрпризов, ищет привлекательную читательницу, чтобы стать её настольной книгой»
Юра призадумывается.
Санёк видит, что попал почти в десятку, он горд, но молчит, ждёт.
Юра что-то прикидывает, что-то мимически размышляет и обсуждает про себя. Мимика и жесты всё отражают. Этот вариант ему нравится.
САНЁК (в предвкушении): Ну, изреки уже что-нибудь из себя...
ЮРА (одобрительно): Мне нравится!
САНЁК (самодовольно): Вот!
ЮРА (с любопытством): А у тебя же ещё там, неверное, какие-то варианты были? (парадируя комедию Гайдая, говорит прерывистым алкашеским голосом) Огласите весь список, пожалуйста?
САНЁК (увиливая): Ну..., Там ещё вариации были первого и второго варианта, их тандем и завуалированное преставление местами некоторых фраз, не меняющих общего смысла в целом.
ЮРА (разоблачительно): В общем, больше ты не придумал ничего!
САНЁК (увиливая): ...мм..., откровенно говоря, да.
ЮРА: Ладно, вариант второй мне нравится. Импозантный мужчина – понятие растяжимое, обширное. Кто, что хочет под этим понимать – то пусть и понимает. Что-нибудь да про меня окажется верным.
САНЁК (одобрительно, поддерживая, резюмируя): Совершенно в душу верно!
Юра подаёт другу руку, Санёк отвечает тем же, победоносно жмут друг другу руку, восхищаясь друг другом!
САНЁК (с икринкой в глазах): Так! Ну-с, дело, я так понимаю, осталось за малым! Значит, фото сделаем и можно публиковать, а пока...
Санёк щёлкает пальцами, делает жест предвкушения и достаёт из-за пазухи бутылочку крепкого спиртного.
САНЁК (празднично): Та-дам!
ЮРА (приятно удивлённо): Оооо...
САНЁК (празднично): Такое событие надо отметить! Мой друг стоит на рубеже, я бы сказал на периферии состояний бытия!
ЮРА (восхищённо): И это, по-моему, уже тост!
САНЁК (бодро): Несомненно, мой друг, несомненно!
Юра истерично зовёт маму.
ЮРА (громко, нервно, как будто что-то произошло): Мама! Мама!
Санёк пугается этого крика.
В комнату влетает заполошная мама, озирается по сторонам, мчится к Юре.
МАМА (испуганно): Что? Что случилось, сыночек?
ЮРА (сообщает как трагедию, медленно растягивая информацию): Мама..., случилось необратимое. У нас... случился...
МАМА (испуганно, опускаясь от волнения на колени): Что? Что, сынок?
ЮРА (драматично, медленно, словно из последних сил): У нас случился тост, мама!
Мама сидит на коленях совершенно разбитая, почти убитая неведомым горем, руки её трясутся, мимика выражает измождённую печаль.
МАМА (полагая, что ей послышалось): А? Извини, мне послышалось верно. Что ты сказал?
ЮРА (как ни в чём не бывало): Мам, ну ты чего завалилась-то? Я говорю, тост у нас с Саньком созрел. Тащи рюмки, пока дело спорится! А то пауза и так слишком затянулась.
Мама отходит от шока, к ней приходит понимание вещей. Она поднимается с пола.
МАМА (сдержанно): Тьфу ты... Шутник – самоучка.
Мама уходит за рюмками.
САНЁК (негромко, другу): Слушай..., не жестковато ты со старухой со своей? Не, получилось эффектно, я даже сам немного трухнул и почти поверил, что что-то такое произошло. Но мало ли..., вдруг старушка не переживет эмоций?
ЮРА (спокойно): Да брось, старина. Скрипучее дерево живёт долго! И потом, мамке так ведь и самой интересней! Вся жизнь как на вулкане. Папки-то уж давно нет, так хоть я её развлекаю.
В комнату возвращается мама, несёт две рюмки, ставит на стол.
МАМА (сдержанно, сыну): Да..., нет его, давно уж нет. А так бы он тебя образумил, в раз бы шутить отучил подобным образом. (Другим тоном) Люди в доме, штаны уж надень, да майку переодень! Не срамись!
Мама уходит, отчаянно махнув рукой.
Санёк рассматривает принесённую бутыль, читает этикетку.
Сын обращает внимание на то, что он всё ещё в своих призанятных трусах. Убегает шустро, возвращается, на ходу в прискоках натягивает штаны, быстро ловко переодевает майку.
ЮРА (другу, торопливо, деловым тоном): Папка у меня был о-го-го! Знаешь какой! Впрочем, это уже второй тост будет, а мы ещё и первый не привели в исполнение.
Юра шустро орудует на столе с бутылкой, которую выхватывает у друга и разливает по – первой.
ЮРА (другу, поднимая свою наполненную рюмку): Давай!
И тут же её залпом выпивает.
Санёк осушает свою рюмку.
Юра тут же разливает по - второй.
ЮРА (деловито): Так! Эту за папку моего! Будем!
Залпом выпивает вторую.
Санёк более сдержанно осушает свою вторую.
ЮРА (доброжелательно, приглашая жестом): Сядем...
Садятся оба на табуретки, опираются локтями на стол, подпирают оба, ладонями подбородки. Сидят в одинаковых позах, друг напротив друга, смотрят друг на друга. Молчат. Думают.
Юра, выдержав паузу секунд в пятнадцать, делает глубокий замысловатый вдох и выдаёт своё глубинное умозаключение.
ЮРА (проникновенно): Ах..., хорошо сидим.
Санёк шмышгув носом «угукает» в ответ.
Ещё секунд пятнадцать сидят, молча глядя друг на друга, пытаясь поймать какую-нибудь мысль, за что можно было бы зацепиться.
ЮРА (с возмущением): А собственно! Почему ты утверждаешь, что все объявления лживы по природе своей?
САНЁК (в изумлении): Когда это я такое утверждал?
ЮРА (с возмущением): Ну, ты когда первый вариант предлагал, говорил о том, что...
САНЁК (перебивает): А... ну да, ну да. Так я ведь это не утверждаю, просто констатирую факт. Ну, вот кукую рекламу не возьми, какое объявление не прочитай о продаже там или... ну не важно. Везде и повсюду всё только приукрашивается! И это я ещё мягко сказал.
ЮРА (с недоверием): Ну..., так уж и везде?
САНЁК (уверенно): Назови любой пример – обосную!
ЮРА (с интересом): Пожалуйста. Продажа автомобиля!
САНЁК (радостно): Ооо..., старина – это вообще можно сказать школа лицемерия. Никто никогда не рассказывает об истинных причинах, почему продают свой автомобиль, и спрашивать о них – глупо! Хотя спрашивают постоянно... любители сказок. Потому что если продавец скажет правду, то никто не купит его чудо - мобиль ни за какие деньги!
ЮРА (с интересом): Это с Б/У, там ладно, бывает, и довольно часто, согласен. Но я вообще про новые говорил машины, те которые из салона продают!
САНЁК (радостно): Ну если там была школа лицемерия, то тут уже институт. Ты хоть раз слышал, чтобы менеджер компании с доброй располагающей улыбкой рассказывал о том, как машину, которую ты собираешься купить, несколько раз стукнули, пока спускали с автовоза? Что краска на этом твоём замечательном выборе уже успела облезть в нескольких местах, поэтому надо бы этот прекрасный выбор спихнуть срочно по акции с хорошей скидкой, пока не показался под полировкой от заботливой руки сервисников салона истинный цвет? Что кузов у всей линейки представленных новых авто начнёт ржаветь раньше чем появятся первые рыжики на экспортных машинах 1980-х и 90-х годов? Что двигатели все сейчас одноразовые, что 100 000 км проехать тебе вряд ли удастся! Да менеджеры автосалонов молятся за то, чтобы двигатель на твоём новеньком авто не клинанул при выезде из их же компании! Есть конкретные примеры и факты вышеизложенного!
ЮРА (расстроено): Стоп! Стоп! Стоп! (печально глубоко вздыхает, выдыхает) Смотрю – подготовился...
САНЁК (радостно): Не первый день замужем, как говорится. Жизни-то понюхал.
ЮРА (с подковыркой): А вот скажи мне, нюхальщик, вот если нет задачи втюхать, впарить, нахлобучить, избавиться, заработать на чьей-либо глупости! Вот если просто по-человечески, вот как есть!
Санёк смотрит на друга как на дурака.
САНЁК: Дружище..., ты в какой стране живёшь? Честности захотел? Порядочности? Ну..., хочешь честно, прямо вот честно? Тогда напиши в объявлении так: «Лентяй, бездарь и недотёпа, ищет молодую обеспеченную девушку для создания серьёзных отношений!» Я тебе коньяк поставлю, если хоть даже какая-нибудь «жаба» на это клюнет, не то, что кто путный откликнется! (пропускает ещё рюмашку) Даже не надейся! Это абсурд. Это так не работает!!!
Юра смотрит на друга с обидой.
Санёк расходится ни на шутку, продолжает выдавать правду-матку под горячительный напиток, взыгравший в крови.
САНЁК: Ты меня, конечно, извини, но по факту то ты жених незавидный! Ты не молод! Не успешен! Из этого заключаем, что не особо умён. Ничего в жизни ты не то чтобы не достиг, а даже и не попытался! Ну, вот разве что гримасничать умеешь да правдоподобно повторять известные цитаты. А это не большой талант, уж прости за прямоту. Таких талантливых девки стороной обходят. И я их понимаю! Кто захочет создавать семью и рожать ребёнка от такого экземпляра, ведь чадо очень многое от отца берёт: характер, склонности... Ну и на кой ты такой папаша кому сдался? Ты же, извини, никчёмный человек, (с доброй улыбкой и удивительно располагающей интонацией) но, замечу, подчас забавный!
ЮРА (со злобой, сжимая кулаки): Ай да друг у меня, ай да умный парень. Всё знает, всё понимает. А что же ты тогда со мной дураком таким дружбу то водишь? Ну и иди отсюда, пока цел! А то же ты не все мои минусы перечислил, (громко истерично, стремительно повышая голос) я же ещё и вспыльчивый!
Юра срывается с места, хватает табурет за ножку и замахивается на Санька.
Санёк срывается с места и, спасаясь, бежит к двери.
САНЁК: Зато всё честно, как ты хотел! И фото, кстати, не пригодится. Давай, истеричка, дураком был дураком и помрёшь! Один!
Санёк выскакивает за дверь за миг до того как Юра запускает в него табурет.
Громких хлопок дверью.
Грохот и треск ломающейся мебели.
В комнату влетает мать Юры, оценивает ситуацию, видит, что сын в бешенстве, миротворчески выставляет руки вперёд, пятится осторожно назад и исчезает от греха подальше.
Юра в бешенстве. Он рвёт и мечет. Пинает шкаф, сдвинув его с места, ударяется не специально об полку ногой, стянув её наперекосяк.
ЮРА (со злобой, сам себе, раскидывая вещи и пиная мебель): Лентяй, значит! Значит бездарь!
САНЁК (заглядывая в комнату, с поддёвкой): И недотёпа!
ЮРА (обернувшись на голос Санька, яростно): Ты её здесь?
Юра зашвыривает второй табурет в адрес друга, который успевает скрыться.
Громких хлопок дверью.
Грохот и треск ломающейся мебели.
Юра принимает ещё одну порцию спиртного, пошатывается на ногах, берёт ноутбук, открывает, загружает. Принимает последнюю порцию. Тыкает куда-то там «непослушными пальцами» при этом цитируя вялым, плавающим голосом.
ЮРА (цитирует плавающим пьяным голосом то, что кривенько пьяно печатает): Лентяй, бездарь и недотёпа, ищет молодую обеспеченную девушку для создания серьёзных отношений! (Переводит дыхание, придерживает голову, продолжает) так, тут указываем имя, возраст, телефон... А впрочем, к чему эти пустые разговоры по телефону. Телефон не надо, сразу адрес. (Печатает). Вот так вот!
Закрывает крышку ноутбука и падает в отключке на пол.

Конец первого действия
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
КВАРТИРА МАМЫ И ЮРЫ
Позднее утро.
Негромкая музыка, тусклое освещение набирает яркость.
Юра в той же позе на полу. Мама пытается его оттащить в сторону дивана, но у неё ничего не получается. Она слишком маленькая и старенькая, а сын слишком большой и тяжёлый.
МАМА (вытирая лоб от пота): Фуф... нет, никак. Ладно, что уж поделаешь.
Приносит одеяло детское, укрывает им сына.
На столе всё приготовлено. Мама суетится с уборкой. Вносит последние коррективы, двигает ровненько шкафы, которые в ярости снёс с места сыночек. Уносит рюмки, бутылку, возвращается с листочком и ручкой, пишет на столе записку.
Музыка стихает.
МАМА (цитирует то, что пишет): Доброе утро, сыночек. Завтрак на столе, приятного тебе аппетита. Я ушла в райсобес, скорее всего, пробуду там до вечера. На обед разогрей суп, он в холодильнике, есть пельмени в морозилке, если захочешь. Бросишь в кипящую подсоленную воду, не забудь помешивать, чтобы не прилипли. Как всплывут и закипят – вари не меньше восьми минут. Потом можно кушать. К ужину я уже приду, что-нибудь приготовлю. Мама.
Мама кладёт записку на стол, идёт к выходу, поправляет по дороге полку, которая тоже вчера сдвинута стараниями сыночка. Осматривает комнату, одобрительно кивает, всё на местах, всё в порядке. Уходит.
Юра понемногу просыпается. Постанывает, покрякивает, попискивает. Лицо естественно выражает букет эмоций и все они не самые приятные. Открывает глаза, морщится, садится на полу.
Приходит в себя, осматривается, потирает ногу, которой ударился об полку, кривит болезненную физиономию.
Медленно встаёт, медленно разминает затекшую шею, потягивается, берётся за голову, в которой очевидно эти потягивания не очень хорошо отзываются. Уходит в ванную.
Слышен шум смывания бочка унитаза, звук льющейся воды из крана.
Юра возвращается уже более-менее огурцом, вытирает полотенцем мокрую голову, находит мамину записку на столе. Берёт её, читает, озвучивая при этом прерывистое гудение беглого чтения, смотрит на стол, снимает крышку кастрюли, заглядывает в кастрюльку, кладёт крышку обратно, записку сминает, убирает в карман.
ЮРА (смиренно): Всё понятно.
Уходит, возвращается без полотенца, со сломанным табуретом в руке.
ЮРА (рассудительно): Так... как-то надо бы поесть... на что-то сесть.
Осматривает табурет, уходит, возвращается с небольшой разноской инструментов. Берёт со стола несколько кусков колбасы, закидывает их в рот. Садится на пол, начинает чинить табурет.
Раздаётся звонок в дверь.
Лицо Юры выражает удивление.
ЮРА (искренне не понимая, кто там может быть): Хм... Мать что ли забыла чего? Или так быстро освободилась? Ну, да и к лучшему, не придётся с пельменями самому разбираться.
Звонок в дверь повторяется.
ЮРА (в сомнении): Вообще-то у матери есть ключи. Она бы не стала звонить в дверь. Кто это тогда?
Юра сидит, «тупит».
Третий звонок в дверь, совсем короткий, обрывающийся.
Юра встаёт, идёт нехотя открывать.
В комнату деловым шагом входит Дарья. Одета хорошо, стильно. Выглядит ухоженно. Лицо её говорит о привычном и должном превосходстве по отношению ко всем остальным людям. Цену себе девушка знает.
За Дарьей неуверенным шагом, совершенно не понимая, что происходит, идёт Юра, вопросительно выставив руку вперёд и приоткрыв вопросительно рот.
Дарья деловито садится на диван, закидывает ногу на ногу и оценивающе смотрит на Юру, потом на квартиру. Увиденное её не впечатляет.
Юра опускает руку, меняется в лице, видя предвзятый взгляд, адресованный в его адрес.
ЮРА (возмущённо): Собственно, какого...
ДАРЬЯ (перебивает, самоуверенно): Я Дарья!
Юра вообще ничего не понимает. Пытается свести в голове «дебет с кредитом», но все попытки тщётны.
ДАРЬЯ (самоуверенно): Юрий, как я понимаю?
ЮРА (не понимая к чему всё это): Ну?
ДАРЬЯ (с напором): Ну что ну? Я бы на твоём месте, Юрочка побыстрее дверь-то открывала, когда к тебе приходит молодая очаровательная, кстати, весьма не бедная девушка.
Дарья поправляет полосы, небрежно оглядывает комнату, поражаясь всему происходящему, возмущённо вздёргивает брови, качает головой.
У Юры начинает кое-что проясняться в голове. Он, не веря своим глазам и ушам, выдаёт ряд мыслеформ, переданных в мимическом исполнении, а так же в нелепой, но говорящей за себя жестикуляции.
ЮРА (себе под нос): Вот тебе, бабушка, и Юрьев день.
ДАРЬЯ (возмущённо): Какая я тебе бабушка? Мне двадцать восемь лет, причём недавно день рождения отметила... в Дубае. Обожаю Эмираты. Ну, так что, Юрий? Так и будем тупить или предложишь девушке рюмочку виски?
Юра трёт лицо руками, проведя по подбородку ладонью, встаёт в задумчивую позу, которая передаёт мысль: «Что же теперь со всем этим делать?»
ДАРЬЯ (резюмируя): Ясно, будем тупить.
Встаёт с дивана, медленно направляется к выходу.
ДАРЬЯ (рассуждая вслух): И на что я только надеялась? Дура. На кой чёрт я сюда вообще проперлась, меня тут вообще я смотрю, не ждут.
ЮРА (останавливает за руку девушку): Погоди. Так ты, значит, прочитала моё объявление на сайте знакомств?
ДАРЬЯ (не понимая к чему всё это): Ну?
ЮРА (рассуждая вслух): Чего ну? Может, объяснишь тебе-то это вообще зачем надо? Ты вся такая... как с картинки. Я таких девушек вообще не встречал? По крайней мере, в нашем городе.
ДАРЬЯ (чуть смущённо поясняя): Ну, правильно, я сюда только вчера переехала. В Европе жила последние несколько лет, а до этого в Штатах.
ЮРА (крайне удивлённо): О как? Ну, тогда понятно, что только человек с какими-то... не местными мозгами мог купиться на моё объявление. А чего в наши-то края занесло? Тут Эмиратами не пахнет, да и Европой не особо...
ДАРЬЯ (печально выдыхая): Это уж точно. Да просто понимаешь... Ко мне постоянно клеятся разные мажоры. Меня уже от них тошнит. Привычный образ жизни, всё понятно, скучно. Всё достало! Вот и сбежала от всего этого. Захотелось экстрима! Впустить в свою жизнь новую струю, совершенно чего-то из рамок вон выходящего. И тут бац – твоё объявление попадает на глаза.
ЮРА (удивлённо): Да... прямо судьбоносно!
ДАРЬЯ (печально выдыхая): Ой, не знаю – не знаю... Что уж прямо про судьбу-то роптать. Так, просто захотелось чего-то совершенно иного, чего-то... ну как тебе объяснить... посмотреть, в общем, на жизнь с другой стороны!
ЮРА (с сарказмом): Ну и как тебе эта сторона?
ДАРЬЯ (кивая головой): Да вот стою и думаю, что поеду ка я, наверное, прямиком отсюда покупать билет куда-нибудь подальше из этого экстрима. Это не экстрим, это пи...
ЮРА (перебивая, гордо): Это Россия!
ДАРЬЯ (кивая головой): Да уж! Ну... я, пожалуй, пойду...
ЮРА: Погоди. Может... Чайку? На дорожку?
ДАРЬЯ (медлит, думает): А кофе есть?
ЮРА (пожимая плечами, выпятив нижнюю губу): А я не знаю. Пойдём, посмотрим?
ДАРЬЯ (пожимая плечами): Ну, пошли...
Уходят вместе на кухню.
Играет весёлая музыка, меняется освещение в более радужные яркие тона.
Музыка стихает, в комнату смеясь и ликуя, входят Дарья и Юра. Они несут в своих руках по чашке кофе. Частично со смеху Юра проливает кофе на пол, а Дарья чуточку себе на одежду.
Юра ставит свою чашку на стол, принимается оттирать платком, который находит у себя в кармане штаны гостьи. Девушка смеётся.
ДАРЬЯ (сквозь смех): Да перестань, ничего страшного.
ЮРА: Кофе плохо отстирывается, уж я-то знаю. Я потому его и не пью, что руки из ж... (вовремя умолкает) В общем, предпочитаю больше чай.
ДАРЬЯ (сквозь смех): Да у меня у самой руки оттуда же, поэтому я предпочитаю менять одежду, а не стирать её. Я тут «трёшку» сняла на первое время, так вот две комнаты из трёх забиты одеждой. Так что, не переживай на этот счёт, могу позволить себе ещё разочек!
Дарья специально проливает ещё немного кофе себе на штаны. Юра в приятном неожиданном для себя изумлении смотрит на улыбающуюся девушку.
ЮРА: А мне так можно?
ДАРЬЯ (играючи, задорно): Валяй, только немножко, а то горячий всё-таки...
Юра берёт со стола свою чашку, заботливо дует, остужая кофе, и специально проливает немножко из своей чашки на штаны девушки, смотрит на неё с опаской, наблюдая за реакцией.
Девушка затейливо смотрит на Юру.
Юра проливает ещё немного всё на те же многострадальные девичьи штаны.
Даша в ответ, играючи, выплёскивает всё содержимое из своей чашки на штаны Юры. Он, взвизгнув от неожиданности и далее крикнув от жжения, хватается за штаны, начинает их спешно снимать.
ДАРЬЯ (испугано, виновато, но с долей остаточного веселья): Ой, прости, пожалуйста, я-то ведь свой не остудила...
Юра скидывает штаны, остаётся в своих весёлых трусах, уносит штаны в ванную.
ЮРА (без обиды, дружески): Да ладно, ничего, сейчас я быстренько их замочу и дело в шляпе.
Юра убегает в ванную.
Слышен шум льющейся из-под крана воды.
Дарья стоит в комнате в некотором замешательстве. Что-то в её взгляде, ощущении и настроении поменялось. Она думает об этом.
В комнату заглядывает Юра.
ЮРА (совершенно без задней мысли): Даш, давай, я и твои замочу, тут делов - то. В два счёта отстираю. Мои уже почти как новые. Правда - мокрые.
ДАРЬЯ (испугано): А.. да нет, ладно, не проблема, говорю же...
ЮРА (настаивает): Да чего их выбрасывать теперь что ли, я в два счёта их приведу в божеский вид, всё-таки, я ведь тоже причастен к этой кофейно-штанной истории.
Дарья отнекивается, жмётся, не знает, как сказать.
ДАРЬЯ (сомнительно): Ммм... понимаешь... нет, нет, не надо. Они будут мокрые, как я потом домой пойду, это раз, а второе... Ну..., да тут и первого достаточно.
ЮРА (настаивает): Слушай, ну мокрые – высохнут, и потом жара стоит на дворе, это даже и хорошо, пусть народ завидует и корит себя за то, что сами не догадались так сделать. В мокрых полегче будет, в некотором роде. А что второе?
ДАРЬЯ (сомнительно): Ммм... а второе то, что у меня под штанами ничего нет. Как-то... не этично получится, если я их сниму, понимаешь?
ЮРА (удивлённо): У?...О?... хм...
ДАРЬЯ: Ну да... я так привыкла. Без нижнего белья как-то приятней. Тем более что вещи я подолгу не ношу. Ну да это ты уже в курсе. Так что давай оставим эту затею со стиркой, хорошо?
Юра понимающе качает головой. Возвращается в ванную. Вновь выглядывает с затейливым лицом, что-то хочет спросить, но понимает что вопрос его весьма не ловкий и, умолкнув, вновь скрывается в ванной.
ДАРЬЯ (обращаясь к зрителю): Хм..., вот... хм. Занятная ситуация наблюдается. Ведь вижу, что заявленные в объявлении качества соответствуют действительности. Ну конечно он лопух. Но что-то в нём зараза, есть. Вот есть что-то такое, что подкупает.
Начинает играть лирическая приятная музыка.
Дарья ставит свою чашку на стол, ещё раз осматривает комнату, но уже с какой-то тёплой ироничной улыбкой.
Уходит.
Музыка стихает.
Юра возвращается в комнату в других штанах. Бодрый, весёлый. В предвкушении продолжения приятного общения. Вспоминает забавный случай из жизни и намерен рассказать его своей гостье.
ЮРА (входя в комнату, улыбаясь): Это у меня один знакомый так же как-то раз...
Видит, что гостьи нет.
Настроение у него портится, улыбка сходит с лица.
ЮРА (печально): Ушла... Ну да... Оно и понятно. На что я мог рассчитывать. (Возвышено) Она вся такая... (Принижено) А я весь такой...
Играет грустная лирическая Музыка.
Юра берёт со стола чашки, уносит в кухню. Возвращается, чувствует себя неуютно, подходит к столу, смотрит, что там ему приготовила мать. Берёт ломоть хлеба, кусок колбасы откусывает, возвращается к своему сломанному стулу, садится на пол, начинает чинить.
Музыка стихает, раздаётся звонок в дверь.
ЮРА (радостно): Вернулась? Она вернулась...
Бежит открывать дверь, возвращается с поникшим видом. За ним входит Арина. Одета поскромней нежели Даша, более сдержанно, совсем другой фасон, другая подача, не имеет ничего общего с предыдущей девушкой.
АРИНА (со сдержанной интригой): Добрый день. Вы Юрий?
ЮРА (несколько опечалено): Да, можно на «ты».
АРИНА (открыто, расположено): А я Арина. Я по объявлению о знакомстве.
ЮРА (сдержанно): Нда... такого никогда не было и вот опять.
АРИНА (осторожно): Извини, не поняла?
ЮРА (вежливо): Проходи, Арина, присаживайся. Правда, я табурет ещё пока не починил, садись на диван.
Арина проходит, останавливается у табурета, отмечает про себя одобрительно рукастость хозяина, садится на диван, смотрит на Юру с интересом.
Юра садится на пол, приступает к починке табурета, поглядывает со сдержанным любопытством на гостью.
ЮРА (гостеприимно): Сейчас я закончу и предложу чего-нибудь выпить. Например, чайку. Идёт? Не торопишься?
АРИНА (расположено): Идёт. Не тороплюсь.
Юра чинит, Арина смотрит.
ЮРА (осторожно): Я... никак не могу найти объяснения занятному вопросу. Не поможешь разобраться?
АРИНА (с интересом): Охотно... Чем смогу...
ЮРА (осторожно): Понимаешь... Я... по поводу объявления.
АРИНА (с опаской): Что-то не так? Ты на самом деле не в поиске девушки?
ЮРА (осторожно): Да нет... Дело ни в этом. Да, в поиске, всё так. Просто... Я там такой текст по пьяной лавочке нацарапал... В общем, я не предполагал, что хоть кто-то отзовётся. Мне очень приятно, что ты здесь, но почему? Я не понимаю, что тебя привлекло в этом объявлении?
Арина улыбается, выдерживает паузу. Подходит к Юре, садится рядом на пол, берётся за ножку табурета.
АРИНА (тепло): Давай помогу, придержу. Крути, так ведь удобней?
Юра приятно удивлён, смущён и неуверен в действиях и поведении.
Он берёт отвёртку, ключ, начинает закручивать болты, гайки.
ЮРА (смущённо): Спасибо.
Чинят табурет вместе.
АРИНА (тепло): Я отвечу. Дело в том что... Мне ведь тридцать пять, да, я не слишком молодая, но выгляжу в целом неплохо..., мы почти одного возраста с тобой. И... Ну я не знаю как ты, а я была уже замужем.
ЮРА (растерянно): Я замужем не был...
АРИНА (поправляет): Женат.
ЮРА (растерянно): Женат. Не был.
АРИНА (виновато): А я была в браке. Неудачно всё получилось. В первый же год разошлись. Детей у меня нет, и с отношениями как-то... не пошло.
ЮРА (сочувственно): Пробовала да?
АРИНА (виновато): Ну да... я к этому и подвожу. Пыталась... Встречалась. И каждый раз одно и то же. Всё под копирку. Встречаешь объявление – читаешь, восхищаешься. Думаешь, что встретила родственную душу. Короткий диалог, надежда, ожидание, встреча и... фиаско. Пишут одно, по факту другое, лица вообще третьи. Фотошоп многие освоили. Я и не предполагала раньше, что мужики тоже что-то там стараются скрыть. А оказалось, что в этом отношении не далеко от женщин ушли. Тоже тут – там подправят и лицо уже другое. Но не это главное. Главное то, что описание с действительностью всегда имеют расхождения. И в какой-то момент я перестала верить в то, что через сайты знакомств можно найти кого-то кроме копий. Я перестала отвечать на симпатии, стала игнорировать сообщения, замкнулась на какое-то время, но на сайте ещё оставалась, так... читала как книгу, точнее как бразильский сериал поглядывала, мыльную оперу, где мусолят всё одно и то же.
Юра слушает с интересом, заканчивает чинить табурет.
Арина делает паузу, меняет тон.
АРИНА (таинственно): Но вчера мне на глаза попалось твоё объявление. Даже не знаю, как так получилось, что я на него нажала, видимо случайно. И то, что в нём прочитала – меня зацепило. Я вдруг поняла, что... да. Что вот здесь всё без фальши. В первый раз всё без фальши. Ведь мужики, в большинстве своём, хоть и не представляют из себя ничего, но все хотят найти молодую, красивую, состоятельную. Требований масса, а отдачи никакой. А в твоём объявлении я увидела честные строки. И мне всё равно, в каком состоянии они писались. Главное что в них есть правда, а это залог успешного союза между парнем и девушкой.
Юра встаёт, подаёт руку девушке, Арина встаёт тоже.
ЮРА (проникновенно): По-чайку?
АРИНА (тепло): Давай.
Юра ставит табурет к столу, уходит на кухню.
АРИНА (зрителю): А ничего такой... Есть над чем поработать, но в целом... Хозяйственный, вон, табурет починил, слушать умеет, да и на мордашку ничего. Не всё так плохо как заявлено.
Юра возвращается в комнату.
ЮРА: Слушай, чай закончился. Может кофе?
АРИНА (скромно): Да, можно.
ЮРА: Сейчас.
Юра уходит на кухню.
АРИНА (зрителю, с сомнением): А чай-то закончился... Это звоночек! Может быть я, конечно, слишком драматизирую события, но... Вообще-то это очень похоже на знак. И знак не очень хороший. Ладно, посмотрим, что будет дальше.
Арина садится на диван.
Юра входит с двумя чашками, ставит их на стол, стол пододвигает аккуратненько к дивану прижимает почти там Арину, чтобы ей не нужно было тянуться.
ЮРА (осторожно, стараясь не разлить): Я сахарку две ложки положил. Нормально будет?
АРИНА: Не знаю, я не часто балую себя кофе, но давай попробую.
Арина пробует кофе, лицо её выражает не самые приятные чувства, но она старается их скрыть.
ЮРА (с искренним интересом): Ну как?
АРИНА (пытаясь сохранить нейтралитет): Да..., вкусно, спасибо.
Пьют кофе, оба от этого удовольствия особо не получают, но стараются друг другу улыбаться, переглядываются.
АРИНА (осторожно): А...., м...
ЮРА (с интересом): Что?
АРИНА (осторожно): Ты сказал, что объявление это по пьяной лавочке выложил...
ЮРА (спокойно): Ну, да, так и есть.
АРИНА (осторожно): А часто ты балуешься алкоголем?
Юра обдумывает что сказать.
ЮРА (рассудительно, гордо): Да я практически можно сказать не употребляю. Ну, так... по пятницам иногда, с переходом на субботу, в воскресенье рюмашечку пропустить сам Бог велел. Да по праздникам. Ну, если друг заходит, то обычно не с пустыми руками – как отказать, сама понимаешь.
АРИНА (морщась, пытаясь скрыть разочарованность): Ну да... ну да...
ЮРА (гордо): А так я беспристрастен к алкоголю.
АРИНА (с трудом лояльно): А утром потом как? Похмелье не мучает?
ЮРА (по-свойски): А чего ему меня мучить? Утром бахнул чуть-чуть и всё хорошо!
АРИНА (с трудом лояльно): А.. то есть ты потом ещё и на утро после того как...
ЮРА (по-свойски): Арин? Ну а как? Я же себе не враг.
Арина ставит чашку на стол, встаёт с дивана.
АРИНА (нервно): Так, всё. Мне, пожалуй, пора.
ЮРА (заботливо): Ты же говорила, что не торопишься? Погоди, стол отодвину, а то не вылезешь.
Юра отодвигает стол и неосторожно проливает чашки с кофе, стоящие на столе.
Арина отскакивает в сторону с воплями.
АРИНА (в истерике): Да что ты за... человек-то такой! Можно как-то поаккуратней? Обжёг, вещи испортил!
Арина оттряхивается, осуждая, качает головой, злобно глядя на Юру, направляется к выходу.
АРИНА (нервно): Желаю удачи!
Уходит. Хлопает за собой дверью.
Играет негромкая печальная музыка.
Юра стоит униженный и оскорблённый. Отпускает, наконец, стол. Оттряхивает свои штаны, которым тоже перепало. Виновато пожимает плечами, уходит за тряпкой, возвращается, вытирает стол, пол, где натекло, садится на диван, чешет голову.
Музыка стихает.
Юра выходит на авансцену.
ЮРА (зрителю, проникновенно): Похоже, что Санёк-то был прав. И я на самом деле никчёмный человек. Мне тридцать шесть лет, а я ведь и вправду ничего не сделал. Я и людей понимать не научился, да и себя толком не узнал. Мне нравится веселиться, веселить людей... И... я никогда не думал о том, что это может быть, плохо! Но... Последние события говорят о том, что нужно поменьше улыбаться, поменьше уделять внимания радостям жизни и побольше быть серьёзным. Лучше даже мрачным, так как это прибавляет серьёзности, увесистости, так сказать, солидности... Люди привыкли видеть мрачные лица, а всех тех, кто улыбаются – не воспринимают серьёзно. Может быть, я действительно не более чем шут? Дитя, большой ребёнок. Я ничему не научился, кроме того, что радоваться жизни. Но эта радость... Она не востребована, она... как будто даже и порочна. Я... Я совершенно не научился понимать жизнь, понимать людей... и теперь уже даже перестал понимать в себе то, что понимал прежде.
Закрывает лицо руками, выдерживает паузу.
ЮРА (печально): Надо что-то менять... Определённо надо что-то менять... и уже давно...
Уносит тряпку, возвращается, подходит печально и устало к столу, открывает очередной раз крышку кастрюли, заглядывает.
ЮРА (печально): Всё давно остыло, а я толком так и не позавтракал. Какой суматошный день.
Откусывает вновь кусок колбасы, кусок хлеба отрывает, кладёт в рот, жуёт. Подставляет починенный стул к столу, садится, собирается обстоятельно поесть, вяжет салфеточку, вооружается столовыми приборами, но тут звонок в дверь отрывает его от задуманного.
Юра обречённо опускает руки, в которых уже плотно зажаты столовые приборы. Склоняет голову, томно устало выдыхает. Кладёт всё на стол, салфетку снять забывает, идёт открывать дверь.
Первым входит в комнату Юрий, показывает зрителю мимикой своё удивление и некоторое возмущение, но молчит, старается, чтобы сзади идущая дама ничего такого не увидела.
За Юрой входит Милана. Одета прилично, держится уверенно, в руках корзинка с пирогами.
МИЛАНА (деловым бодрым тоном): Ну, здравствуй. Юрочка.
Осматривает Юру, улыбается.
ЮРА (скромно, немного растеряно): Здравствуйте... тётенька...
МИЛАНА (по-доброму смеясь): Ой, да ладно чего там. Не такая уж прямо и тенька. И кстати, я регулярно делаю омолаживание! Хоть мне и сорок два, но я могу дать фору многим студенткам по части тела, (оттопыривает лифт, частично обнажив грудь), а уж по части умений и навыков... о-го-го... (смеётся затейливо). Мой друг, тут вообще обойдёмся без комментариев. Сам скоро всё узнаешь и поймёшь. Ну а пока вот... я тут пирожков напекла.
Милана обращает внимание на стол и на не снятую салфетку у Юры.
МИЛАНА (на позитиве): О, как я вовремя. Как раз кушаешь. Давай, садись, сейчас всё это дело мы обстряпаем как надо.
Милана берёт инициативу полностью в свои руки. Подхватывает за локоть Юру, ведёт его к столу и усаживает. Быстро просматривает, что к чему на столе, заглядывает в кастрюльку, морщится. Делает на столе перестановку, ставит поближе к Юре свои пирожки, режет колбасу кусочками, хлеб. Берёт свой пирог, вставляет его в руку Юре. Берёт кастрюльку и ещё что-то, уносит это на кухню.
МИЛАНА (по-хозяйски): Кушай пока, я разберусь.
Милана уходит на кухню, Юра сидит как идол с пирогом в руке. Он несколько в шоке. Но мужской желудок - известная слабость для женщин, спустя недолгое время, Юра начинает есть этот пирог. Одобряет судя по мимике и восхищённому гудению (озвучивает, дескать, мм.. вкусно).
Юра быстро расправляется с первым пирогом, берётся за второй.
В комнату возвращается Милана. На ней уже кухонный передничек. В куре графинчик с морсом, в другой руке стакан.
МИЛАНА (по-хозяйски): Слушай, Казанова, там у тебя ни чая, ни сливок к кофе. Но зато нашла в холодильнике варенье. Сделал морс. С пирогами самое оно.
Ставит на стол стакан, наливает морс, подаёт Юре.
Юра, недолго думая принимает, выпивает, одобряет.
МИЛАНА (позитивно): Нормуль?
ЮРА (подобревши): Ага...
Милана вытирает салфеточкой что на Юре, рот того же Юры, после чего быстро прижимается своими губами к губам опешившего едока.
После этого берёт его за руку и тащит на диван, сажает рядышком с собой, игриво смотрит на совершенно потерявшегося Юру.
ЮРА (растеряно, заикаясь): Ммм... мммадам. Вы не находите, что нам было бы не лишним...
МИЛАНА (обрадовано перебивает, наскакивает на Юру): Нахожу! Ещё как нахожу!!!
Юра скидывает её обратно на диван, выставляет руки дистанцируясь.
ЮРА (более уверенно): не лишним познакомиться хотя бы... я имел ввиду!
Милана томно выдыхает.
МИЛАНА (переведя дыхание): Пф.., ах это? Да... совершенно вылетело из головы. Ну да ещё бы... такой красавчик, тут немудрено голову потерять.
Юра протягивает по-мужски руку даме.
ЮРА (уверенно): Итак, я Юра!
Милана элегантно подаёт своё ручку в ответ, строит глазки, нежно отвечает.
МИЛАНА (нежно, сексуально): Милана...
Дама притягивает к себе Юру, давая понять, что разговоры здесь неуместны и в момент «Х» раздаётся звонок в дверь.
Милана и Юра переглядываются во взаимном удивлении. Смотрят в сторону двери и друг на друга.
МИЛАНА (спокойно, непринуждённо): Открыть?
Юра соскакивает с дивана, поправляется, приводит себя в порядок.
ЮРА (неуверенно): Да нет, я сам.
Делает несколько неуверенных шагов к двери, задумывается, опасливо оглядывается на Милану сидящую на диване хозяйкой положения.
МИЛАНА (спокойно): Смелей!
ЮРА (неуверенно): Да, да...
Уходит открывать дверь.
Слышен восхищённый девичий визг.
В комнату неуклюже, еле удерживая равновесие, вбегает Юра. На спине у него висит Капитолина, придерживаясь руками за шею и растопырив в стороны ноги.
КАПИТОЛИНА (весело, эмоционально, болтаясь на Юре): Привет-привет-привет, мой дорогой!
МИЛАНА (гробовым голосом): А я сейчас не поняла!
ЮРА (неуверенно, хрипя от удушья, ибо за шею держится очередная девушка по объявлению): А я, кажется, понял...
Капитолина спрыгивает с Юры, подходит к Милане, протягивает руку для знакомства.
КАПИТОЛИНА (весело, располагающе): Здравствуйте, тётенька, а вы, наверное, Юрина мама? Я Капитолина, возможно ваша будущая сноха.
Милана меняется в лице, руку не протягивает в ответ, окидывает презрительным взглядом девицу.
Капитолина опускает руку, поворачивается к Юре, подмигивает ему дружески и вновь поворачивается к Милане.
КАПИТОЛИНА (весело, располагающе): Понимаю. Взаимоотношения мамы будущего мужа и невестки почти всегда натянуты. Но давайте я немного расскажу о себе, это снимет ряд вопросов, а вместе с ними, я надеюсь, и напряжение.
Милана молчит, продолжает смотреть предвзято на девушку, но женского любопытства не унять, она подаёт жестом и кивком знак, что готова выслушать.
Юра чувствует себя в дурацкой ситуации, он берёт табурет и, отойдя с ним в сторонку, на безопасное расстояние, садится, наблюдает за тем, что будет происходить дальше.
КАПИТОЛИНА (бодрым, деловым звонким девичьим голосом): Так вот! Мне уже есть восемнадцать. Зовут меня Капитолина! Это не очень частое имя при рождении дал мне мой отец, когда открыл свой юбилейный пятидесятый киоск с фруктами. Тогда же он перевёл свою организацию в иную правовую форму и назвал фирму в честь меня. (Позитивно, но без пафоса, оборачиваясь к Юре и вновь возвращаясь к Милане) Да вы наверняка слышали – «Капитолина», мы сейчас монополисты в городе.
МИЛАНА (порицательным тоном): Ммм..., ну как же... дорого и гнило, имела удовольствие быть вашей клиенткой. А что же, девушка, папа-то ваш, по всей видимости, весь в работе? Воспитанием дочери не слишком занимался?
КАПИТОЛИНА (бодрым, деловым звонким девичьим голосом): Вы правы, мама...
МИЛАНА (порицательным тоном): Не смей меня так называть! Какая я тебе мама?
КАПИТОЛИНА (сконфужено): Ну... конечно не мне, а... моему избраннику.
Милана отодвигает рукой девицу в сторону, смотрит на Юру с едва сдержанным выражением лица.
Лицо Юры выражает весь спектр эмоций, какие только может выдать крайне нежелательное положение в коем он оказался.
МИЛАНА (Юре, с издёвкой): Ну а ты чего молчишь, избранник?
КАПИТОЛИНА (умильно, Милане): Он такой душка. Такой робкий, такой застенчивый. Я его как увидела, так сразу влюбилась, вот прямо сразу, с порога! И ведь юморист какой. Знаете, какое он объявление на сайте знакомств разместил? Я так хохотала, так хохотала... (весело, звонко, задорно смеётся).
Девушка осматривается, понимает, что кроме неё здесь никому не до смеха, берёт себя в руки.
Капитолина старается сменить тему и выйти из дурацкого положения. Отходит от Миланы, обращает внимание на стол, на пироги. Смотрит вопросительно на Юру.
КАПИТОЛИНА (Юре, указывая на пирожки и на Милану): Мама твоя напекла? Я угощусь, можно?
И прежде чем Милана успевает выкрикнуть строгим голосом «Нельзя» Капитолина засовывает пирог целиком себе в рот.
МИЛАНА (строго, громко, яростно): Нельзя!
Пирог во рту замершей у стола девушки. Щёки надуты, глаза на вылупку. Ситуация патовая.
МИЛАНА (удивлённо): Вот это рот... По всем канонам - достоин восхищенья. Ну ладно, жуй уж, что же теперь.
Капитолина пытается справиться с пирогом, но это не так-то просто.
ЮРА (Капитолине, сочувственно, негромко): Там морс, запей...
Милана строго смотрит на Юру, чем прерывает его обращение к девушке
ЮРА (заканчивает более тихо своё обращение к Капитолине): ...те.
Милана складывает руки на груди, откидывается на спинку дивана. Капитолина справляется с пирожком, запивает всё это дело, поглядывает неловко - умильно на Милану и Юру, пытается отдышаться.
КАПИТОЛИНА (Милане, одобрительно): Очень вкусно, мама.
МИЛАНА (в ярости): Ёщё раз меня так назовёшь, я тебе второй пирожок засуну, только уже ни в рот!
КАПИТОЛИНА (мирно): Да, да, извините.
МИЛАНА (стараясь сохранить самообладание): Так что же, девочка, значит, говоришь, влюбилась в... (указывает на Юру) вот в него?
КАПИТОЛИНА (восторженно, обернувшись на Юру и махнув ему игриво ручкой): С первого взгляда. (Визжа щенячьей радостью) Хорошенький...
МИЛАНА (спокойно): Ну... тут я согласна (подмигивает Юре, тот не естественно подмигивает в ответ, не зная, как ему на всё это реагировать). Ну а... То, что этот твой избранник в два раза старше тебя. Это как? Ничего?
КАПИТОЛИНА (рассудительно): Так ведь мужчины любят, когда девушка помоложе, это нормально. Я понимаю, если бы я пришла в возрасте... ну не знаю, ну вот, например, в вашем возрасте. Тогда понятно, на кой чёрт я бы ему сдалась старая дева.
Милана злится, но держит себя в руках, лишь поперхнувшись, издаёт горловой звук, но слушает, время от времени поглядывая на Юру.
КАПИТОЛИНА (продолжает): А так ко мне какие вопросы? Я молодая, красивая, фигуристая. Богатая, что немало важно!
МИЛАНА (нервно): Да это всё понятно, но он-то тебе зачем? Почему бы тебе не поискать себе жениха в возрасте двадцати лет. Ну, двадцати пяти... Да и из сверстников - студентов наверняка есть выбор. Почему решила приехать к мужчине, который старше тебя в два раза, я вот этого никак понять не могу? У вас же всё разное. Интересы разные, периоды жизни разные. Разные ценности, разные предпочтения... Что, в конце концов, скажет твой папа, когда узнает на кого пал твой выбор?
КАПИТОЛИНА (спокойно): Ну, мне интересно с мужчиной постарше. Он ведь уже умненький... Опытный... А мой папа сам женился на молоденькой. У него с мамой разница двадцать пять лет. А у нас-то всего восемнадцать. Ну что он не поймёт что ли?
МИЛАНА (Юре, с подковыркой): Иди-ка сюда, сынок.
Юра подходит, встаёт между дамами.
Милана встаёт, поправляется, подходит к Юре, кладёт ему на плечо свою руку.
МИЛАНА (Юре, с подковыркой): Ну?
ЮРА (виновато): А я-то чего?
Капитолина смущённо смотрит на Юру, сводит кисти рук, переминается с ноги на ногу.
МИЛАНА (Юре, наигранно серьёзно): Чего-чего. Девчонка замуж за тебя, по-видимому, собралась. Как она тебе? Решайся, счастливчик. И молодая, и богатая, и не слишком умная, что особенно ценно для мужчин.
КАПИТОЛИНА (не очень понимая): Простите... что? Кто? Нет, я других мужчин не рассматриваю, мне вот ваш Юра приглянулся... С ним хочу быть!
Милана самодовольно выставляет руку в сторону Капитолины.
МИЛАНА (Юре, подтверждая сказанное): Вот!
ЮРА (виновато, смущённо, неудобно): Нет, всё так конечно, но я как бы это... оно всё...
Капитолина подходит к Юре, вглядывается жалостливо в глаза.
КАПИТОЛИНА (Юре, трепетно): Я что? Я... не понравилась тебе да? Может не та причёска? Или помада? Оделась уродски да? Я исправлю, только скажи что не так...
Юра сдержанно выставляет руки вперёд, успокаивает девушку.
ЮРА (деликатно): Нет-нет, всё отлично, всё как раз, так как мне нравится...
Милана отвешивает Юре подзатыльник.
Юра оборачивается к ней, Милана оттягивает свой лифт, демонстрируя грудь, которая явно побогаче чем у молодухи.
Юра отмечает для себя этот момент, оборачивается к Капитолине, которая ничего не видела.
ЮРА (Капитолине): Понимаешь... ты прекрасная девушка. Ты мне очень-очень понравилась, правда, но я не могу себе позволить угробить тебе жизнь. Я не могу, прости.
Капитолина в слёзы. Закрывает лицо руками.
Милана подыгрывает ситуации, сохраняет драматический вид.
Капитолина почти уходит, оборачивается с последней надеждой.
Милана разводит руками, кивает девушке обречённо.
Капитолина с новой силой заливается слезами, уходит.
Милана удостоверившись, что девчонка ушла, подходит к Юре с осуждающим лицом, сложив руки крестом на груди.
МИЛАНА (наигранно): Ну что, герой-любовник. Разбил девичье сердце и не поперхнулся! Надо бы тебя за это наказать!
ЮРА (виновато): Да... нелепо всё как-то вышло...
МИЛАНА (наигранно, сурово): Отговорки не принимаются! Придётся отплатить за содеянное!
Милана наступает на Юру с сексуальным, пугающим и многообещающим напором.
Нарастает соответствующая тематике музыка.
Свет плавно начинает гаснуть.
Юра растерянно пятится назад.

Конец второго действия
ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
КВАРТИРА МАМЫ И ЮРЫ
Вечер.
Юра сидит на полу. Голова взъерошена, майка рядом на полу. Стол перевёрнут, соответственно всё, что было на столе – на полу. Сам Юра в прострации. Сидит, смотрит куда-то вдаль глубоким не сфокусированным взглядом.
В квартиру входит мама. В руке пакет с продуктами.
Мама заходит, не обращает внимания на то, что в комнате всё кувырком, она в хорошем настроении.
МАМА (в приподнятом настроении, раздевается, рассказывает): Хах, ты не представляешь, кого я сегодня встретила в райсобесе. Школьный товарищ, моя первая любовь. Столько лет прошло, но мы узнали друг друга.
Мама обращает внимание на комнату и на сына, который как-то странно сидит на полу.
МАМА (растерянно): О... у нас что, слон танцевал?
ЮРА (выдержав небольшую паузу, не меняясь в лице и не оборачиваясь): Да нет... Просто... приходил Серёжка, поиграли с ним немножко.
Мама нюхает воздух.
МАМА (догадываясь): Помнишь Успенского! Это хорошо. Садовское образование не прошло зря.
Старушка ставит пакет с продуктами на пол, поднимает валяющийся табурет, садится на него, оглядывает комнату.
МАМА (позитивно, одобрительно, нюхая воздух): Ну-ну... Духи то дорогие у этого Серёжки, женские. Мой сын стал совсем взрослым?
Юра надевает майку, встаёт, поднимает стол, и всё что валяется на полу.
ЮРА (выдержав паузу, тяжело, на выдохе): Ой, мама... Я даже и не знаю. То ли стал взрослым, то ли впал в детство. Как-то всё...
МАМА (подбадривая): Понятно. Тяжёлый день.
Юра молча кивает головой.
Мама встаёт с табурета, помогает ему собрать остатки с пола, натыкается на пирожки, на какое-то время замирает, осторожно поглядывает на сына, понимающе кивает головой, продолжает убирать, уносит часть посуды и валяющихся продуктов на кухню.
Юра подходит к пакету, принесённому мамой, заглядывает туда.
ЮРА (кричит маме на кухню): И что тот одноклассник?
Мама возвращается, проходит устало к дивану, садится.
МАМА (на выдохе): Фуф... отдохнуть немножко.
Юра уносит пакет на кухню, быстро возвращается, садится на табурет, смотрит на мать, которая тихонько улыбается, явно пребывая в воспоминаниях.
ЮРА (негромко, тепло): Ты улыбаешься...
МАМА (не сразу отреагировав, отнекиваясь): Я? Неееет. Так...
ЮРА (понимая): Ну-ну... Так что говоришь, одноклассник?
МАМА (не сразу отреагировав, с улыбкой): Одноклассник. Да... Витька Суриков. Он переехал совсем недавно. В соседнем доме теперь живёт.
ЮРА (с интересом): С семьёй переехал?
МАМА (с интересом рассказывая): Один. Семья у него в Америке живёт, он развёлся уже давно. Общаются, конечно, сохранили тёплые отношения, ну а живёт один.
Юра кивает головой с хитрой улыбкой.
МАМА (с интересом рассказывая): Телефон мне свой дал.
Мама обращает внимание на эту ухмылочку сына.
МАМА (затейливо): Чего? М? Ты чего там ухмыляешься?
ЮРА (с хитринкой): Да так...
МАМА (оправдываясь): Да брось ты. Можно подумать я буду ему звонить. Столько лет прошло. Какие у нас с ним могут быть уже теперь общие темы. Да и старые мы уже, наше время ушло. Нет... ты это напрасно подумал.
Юра кивает головой, стараясь спрятать свою улыбку.
Раздается звонок в дверь.
Мама удивлённо встаёт, направляется открывать дверь.
Сын её останавливает, подскочив со стула.
ЮРА (понимая, что это могут прийти к нему): Не-не... Я сам открою. Сиди, отдыхай.
Мама удивлённо смотрит на сына, она не привыкла к такому обращению, к хоть какой-то заботе.
Старушка делает несколько шагов обратно к дивану, но всё же останавливается посмотреть, кто там пришёл, смотрит вослед идущему открывать дверь сыну.
В комнату входит Дарья, за ней Юра.
ДАРЬЯ (входя): Я... слушай, даже не знаю, как сказать...
Девушка обращает внимание на бабушку.
МАМА (вежливо, приветливо улыбаясь): Здравствуйте.
ЮРА (Дарье): Моя мама.
ДАРЬЯ (сориентировавшись): А.., да, добрый вечер, Даша.
МАМА (вежливо, приветливо улыбаясь): Очень приятно. Проходите, Даша, я пойду на кухню, займусь делами.
Мама уходит.
Дарья стоит на месте, мнёт в руках свою сумочку, не знает, как сказать, она волнуется.
ЮРА (убедившись, что мама ушла): Здравствуй ещё раз. Я очень рад тебя видеть. Почему ты ушла? Я тебя чем-то обидел?
ДАРЬЯ (волнуясь): Юра... Я...
Юра видит, что девушке тяжело объясниться.
ЮРА (заботливо, тепло): Проходи, давай сядем, в ногах правды нет.
Садятся на диван.
ДАРЬЯ (волнуясь): Юра... Я улетаю.
Юра печально опускает взор, выдерживает небольшую паузу.
ЮРА (печально): Экстрим быстро наскучил?
ДАРЬЯ (волнуясь): Я сегодня весь день думала...
ЮРА (с надеждой, не сразу задавая свой вопрос): О нас?
ДАРЬЯ (волнуясь): Я... я не знаю... «о нас», конечно, пока рано говорить, но... Я думала о тебе..., о себе. О том, как всё так странно получилось. (Делает паузу) Просто понимаешь, мы не так много времени провели вместе, и вышло так как-то всё случайно, незапланированно. Но... эти моменты неустанно крутятся у меня в голове.
ЮРА (печально): Я очень расстроился, когда ты ушла, хоть и понимал... я тебе не ровня.
ДАРЬЯ (волнуясь): Мы с тобой жили до этого конечно по-разному. Я когда сюда к тебе ехала, то преследовала цель – развлечься. Получить новые ощущения, чтобы было что вспомнить, что рассказать, о чём-то посмеяться. Но... Мне не хочется смеяться, над тем как всё у нас с тобой произошло.
Дарья умолкает, осторожно поглядывает на Юру.
ДАРЬЯ (волнуясь): Это глупо, да?
ЮРА (волнуясь): Нет, я так не считаю.
ДАРЬЯ (волнуясь): Скажи, а что ты думаешь обо мне, о себе... о нашей короткой встрече?
Юра отвечает не сразу. Он волнуется, он ценит каждый момент, он боится сказать не так, он не хочет терять этот момент.
ЮРА (волнуясь): Я думаю о том, что никогда прежде я не бывал так счастлив как был счастлив рядом с тобой в эту короткую..., быть может глупую, но очень дорогую моему сердцу встречу.
Дарья улыбается сквозь слёзы, опускает голову, вытирает слезу.
Мама входит в комнату, но тут же отступает в сторонку с подносом, на котором две чашки кофе, она видит лирический момент и старается не попадаться на глаза. Стоит, слушает.
Юра и Дарья её не видят.
ДАРЬЯ (волнуясь): Я купила два билета в Дрезден. Полетели со мной? Я не знаю, что нас ждёт дальше, сможем ли мы быть вместе и как долго..., но я точно знаю, что если бы сейчас сюда не пришла и не позвала тебя с собой, то очень сильно бы об этом жалела.
Юра волнуется. Он хочет, но боится. Молчит. Медлит.
ДАРЬЯ (опускает голову, волнуясь): Я понимаю... Свалилась как снег на голову, да ещё и с таким предложением. Я ведь тебя совсем не знаю, наверняка есть много всего, что держит тебя здесь и с моей стороны это предложение выглядит не только несерьёзно, но и эгоистично... Но... Я подумала что... чёрт его знает, может быть, я и не зря приехала в эту страну, может ты не зря опубликовал это объявление, а я не просто так его увидела и пришла? (Смотрит на Юру с надеждой) Может быть... всё в жизни не просто так и всё не зря, а?
Юра трёт лицо руками, проходится кистью по подбородку, шее, нервничает. С любовью смотрит на Дарью, встаёт, проходит на авансцену.
ЮРА (несколько отрешённо): Так странно... Мы мечтаем о таких вещах, которые..., казалось бы, невозможны. Но мы всё равно тихонько про себя надеемся и верим в пусть даже маленькое, но чудо. А когда судьба преподносит нам этот долгожданный подарок, когда звёзды сходятся, и своё счастье ты держишь в руках... (выставляет руки вперёд, сводит вместе ладони, будто трепетно держит в них счастье) то вдруг как-то перестаёшь в него верить. (Постепенно, словно ослабевая, опускает руки, но ладони не разводит) Всё кажется сном... Каким-то ненастоящим... каким-то призрачным...
Юра делает шаг назад опустив голову.
ЮРА (решительно, глядя в зрительный зал): И в этот момент, очень важно не опустить руки (вновь поднимает руки со сведёнными ладонями) и не обронить это самое счастье... Этот подарок судьбы, который для нас сплетали события долгие годы. Мы часто опускаем руки, потому что боимся прикоснуться к своей реализованной мечте, потому что боимся, что в этот момент сказка закончится. Но на самом деле... Сказка заканчивается в тот момент, когда мы опускаем руки.
Юра отступает назад, трепетно прижимает ладони к груди.
Дарья подходит к Юре.
В комнату входит мама, ставит поднос с кофе на стол, после подходит к ребятам, между ними, и обнимает их.
МАМА (по-доброму, сквозь грядущую печаль расставания): Езжай сынок... Может быть, всё так и должно было быть. Может, быть, события в нашей семье и должны были развиваться именно таким образом, чтобы в нужный час тебя ничего не держало... (тепло глядя на Дашу) Она хорошая девушка, я вижу. (Переводит взгляд на сына) Только денег у меня не очень много скоплено, едва ли хватит на дорогу...
ДАРЬЯ (обнадёживающе): Это не проблема. Финансовый вопрос полностью беру на себя.
ЮРА (решительно, глядя на Дарью): Понимаю, что это звучит несерьёзно и даже эгоистично с моей стороны... Но я еду!
Дарья кидается к Юре и обнимает его.
Мама отходит в сторонку, не мешается.
МАМА (по-доброму, сквозь грядущую печаль расставания): Если что – знайте... Здесь вас всегда ждут и всегда примут, что бы не случилось...
Все втроём тепло обнимаются.

Конец третьего действия
ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ
ОЗВУЧИВАЕТ ГОЛОС В ЗАПИСИ: Прошёл один год.
КВАРТИРА МАМЫ И ЮРЫ
День.
В комнате иначе, небольшая перестановка. Пустовато. Очень чисто, очень скромно, будто и не живут.
С дамской сумочкой и небольшим пакетиком в руке входит задумчивая мама.
Ставит сумку и пакет у входа, раздевается, уходит на кухню.
Возвращается в домашнем халатике и тапочках, устало проходит, садится на диван.
Задумчиво смотрит в потолок.
Лицо её преображается. Появляется некая хитринка.
Она встаёт, идёт боевым шагом к телефону, достаёт из кармана бумажку, смотрит номер, наводит резкость, пальцем подтягивая скулу, набирает номер, сверяет что набрала, звонит.
МАМА (немного волнуясь): А...ааало? Здравствуйте. Это... не знаю даже как представиться... Витя? Суриков? (небольшая пауза, и волнение прочь) Узнал? Да... вот... решилась позвонить. Зайдёшь на кофе? Я печенье мягкое купила, вкуууусное... (небольшая пауза, слушает трубку) Да? Ну, отлично. Третий подъезд, третий этаж, тринадцатая квартира, ставлю чайник.
Играет весёлая позитивная музыка.
Мама кладёт трубку. Весело немного пританцовывая убирает записку с номером телефона в карман, приплясывая и напевая уходит на кухню, возвращается оттуда с двумя чашками на подносе, ставит их на стол.
Идёт к пакету, который принесла из магазина, достаёт оттуда упаковку мягкого печенья, ставит её тоже на стол.
Садится на диван, потирает довольно руки и вдруг замирает в задумчивости.
Музыка стихает.
Старушка что-то резко вспоминает и бежит, суматошно семеня, к сумке.
МАМА (на бегу стукая себя пальцами в лоб): Письмо же опять пришло от Юрочки, от сыночка моего ненаглядного. Совсем старая стала, памяти нет никакой.
Семенит к сумочке, достаёт оттуда письмо, семенит к дивану. Садится, распаковывает, достаёт очки из карманчика, надевает их, читает.
Фоном играет очень тихая лирическая музыка.
ГОЛОС ЮРЫ В ЗАПИСИ: Здравствуй, дорогая мама...
Я давно тебе не писал, прости, был занят организационными моментами. В прошлых письмах я сообщал о том, что активно работаю над пьесой, описывающей недавние события моей жизни. Супруга Даша подсказала мне эту идею, и я её наконец-то воплотил. Вчера в Дрездене успешно стартовал новый театральный сезон. Его открывала моя пьеса. Я был в зале и видел реакцию, я чувствовал её кожей мама. Это так дорого, это так приятно.
Я часто вспоминаю твои слова, мама, о том, что, быть может, события в нашей семье и должны были развиваться именно таким образом. Если бы не было всё так... то я не встретил бы Дашу, не стал бы драматургом... и возможно никогда бы так и не начал жить по-настоящему...
Ты прости меня, мама, я многое переосмыслил... Многое понял. И я понял, что мне есть, за что просить у тебя прощения... ой как есть, мама... Я практически совсем завязал с алкоголем, теперь мне это не нужно, я получаю радость и эмоции совсем от другого.
Ты всегда поддерживала меня, мама. Знала, видела, что я иду в никуда. Но при этом ни разу не попрекнула, не осудила и не тыкнула носом в мою ничтожную суть. Спасибо тебе, мама. Ты не представляешь, насколько я благодарен тебе. Сомневаюсь, что я бы на твоём месте поступил так же. Нужно обладать огромным терпением, не умещающейся в рамки понимания любовью, и огромной мудростью. Спасибо тебе мама, спасибо...
Старушка опускает письмо на колени, снимает очки, утирает слезу. Улыбается тепло, чуть заметно кивает головой.
Смотрит, что в конверте есть ещё что-то. Достаёт из него стопочку долларов. Умильно трепетно переживает этот момент.
Лирическая негромкая композиция всё ещё звучит.
Старушка откладывает письмо, убирает деньги в шкафчик, стоит, немного поразмыслив и помечтав, возвращается медленно к письму от сына, начинает его сворачивать, чтобы убрать и замечает на обратной стороне ещё текст.
Музыка стихает.
МАМА (удивлённо): О, тут ещё что-то...
Надевает очки, читает текст с обратной стороны письма.
МАМА (читает текст): Да... и ещё! Если Саньку, другана моего встретишь, скажи, что он должен мне коньяк!
Мама поворачивает письмо на другую сторону, ещё раз на эту, где читала. Снимает очки и непонимающе, удивлённо жмёт плечами глядя в зрительный зал, ища там ответ на свой немой вопрос.
Громкая музыка.
ЗТМ.
Все актёры выходят на поклон.

ЗАНАВЕС
Новосибирск, август 2020

Условия постановки пьесы оговариваются индивидуально.
Все пьесы Николая Лакутина представлены в открытом доступе на официальном сайте автора http://lakutin-n.ru раздел «Пьесы»
Почта автора Lakutin200@mail.ru
Обложка пьесы разработана автором в дизайнерской программе и является интеллектуальной собственностью Николая Лакутина.

Cвидетельство о публикации 591451 © Лакутин Н.В. 01.08.20 05:38