• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Аджимушкай. Взгляд с другой стороны.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Аджимушкай 1942. Взгляд с другой стороны.
Темой обороны Аджимушкайских каменоломен я практически не занимался, просто волею судеб вместе с материалами по обороне Севастополя в мои руки попали документы 42-го армейского корпуса и его «потомка» Штаба Главнокомандующего Крымом, 46-й пехотной дивизии, из которых удалось выбрать документы, связанные с событиями в Аджимушкае в мае-ноябре 1942 года. Кроме того, удалось найти отдельные румынские документы, которые, как это ни странно, оказались связаны с этим эпизодом войны. Это лишь маленький кусочек мозаики, просто «взгляд с другой стороны».
Этот материал не претендует на полное описание событий связанных с обороной каменоломен. Это «взгляд с другой стороны», со стороны противника. Несмотря на однобокость и скупость описания событий связанных с Аджимушкаем, возможно какие-либо детали, упомянутые в немецких документах помогут исследователям в их поиске. Итак…
Май 1942 года. Крымский фронт рухнул. Немецкие войска, прорвав фронт на левом фланге советских войск, несколькими мобильными группами начали движение к Керчи, отсекая основную группировку советских войск на правом фланге от тылов и баз снабжения.
Командование Крымского фронта попыталось остановить прорыв противника, создав оборону на промежуточных рубежах. Для этого, в срочном порядке было начато формирование нескольких групп из подразделений тыла и резервов, и переброска их всеми подручными средствами на намеченные рубежи.
Одним из таких рубежей стала оборона плацдарма северо-восточнее Керчи, центром которой стал завод им. Войкова. Сосредоточение и формирование подразделений производилось в каменоломнях Аджимушкая, где находились тылы и штаб фронта.
Основой для формирования частей, которые должны были занять новый рубеж, стал запасной полк фронта, в который влили школу младших лейтенантов, фронтовую школу политруков. С началом формирования новых подразделений, штаб убыл из каменоломен.
Из немецких протоколов допроса перебежчика: лейтенанта Шалаберидзе Амирана (перебежал в расположение 97 полка 46-й пехотной дивизии противника 18.05. в обед в районе каменоломен Адим-Ушкая):
«Пленный являлся сотрудником штаба Крымского фронта в 7 отделе (аналог отдела 1С - разведка) в качестве начальника курьерской службы, осуществляя доставку записей допросов пленных. Штаб Крымского фронта находился в Ленинском до 10.05.42г., после чего перебрался в Аджим-Ушкай. Здесь находился армейский комиссар 1 ранга Мехлис .В полночь 11.05.15 штаб Крымского фронта покинул каменоломни. Отдельные группы офицеров штаба получили задачи по наведению порядка и установлению связи с частями с целью создания нового фронта обороны вдоль высот Карама-Большой Бабчик. Этот рубеж обороны должна была удерживать группа бригадного комиссара Соломко, бывшего начальника политотдела Крымского фронта. Группа перебрасывалась на грузовиках через Булганак-Кезы-Большой Бабчик с целью организации отступающих войск. Лейтенант Шаламберидзе вместе с 3 другими офицерами организовывал отступающие войска и направлял их на позиции. Они относились к 400, 138 и 224-й дивизиям …»
Но советское командование опоздало. Противник, не ввязываясь в бои за Керчь и поселки, быстро обтекал советские узлы сопротивления, и быстро двигался к побережью, отрезая пути к отступлению. Советские части, занявшие оборону в поселках и на окраинах Керчи, имели совсем мало артиллерии, и помешать продвижению противника артиллерийским огнем не могли. В связи с этим, немецкая «группа Мюллера», достигнув пос. Аджим-Ушкай оставила в этом районе охранение, продолжила основными силами прорыв к крепости Ени-Кале.
В тылу у немцев образовалось несколько «котлов», которые достаточно долго и упорно оказывали сопротивление противнику. Наиболее упорное сопротивление, по данным противника оказывали: поселок Аджим-Ушкай, Керченская крепость, занятая конниками 72-й казачьей кавдивизии и металлургический завод им. Войкова.
Завод им. Войкова находился относительно недалеко от пос. Аджим-Ушкай, и, если верить сообщениям перебежчиков, соединялся с каменоломнями длинной штольней, протяженностью около 7 км. По тем же данным, штольня была взорвана немецкими войсками, и связь между опорным пунктом в металлургическом заводе и каменоломнями прервалась. Достоверна эта информация, или нет, пока сложно судить, но протяженность штольни вызывает большое сомнение в ее существовании, хотя по показаниям пленных жителей поселка:
«Каменоломни Аджимушкай в 4 км северо-восточнее Керчи имеют площадь 6 кв. километров, разветвленную систему пещер соединенных подземными переходами. По данным опроса местных жителей, подземные выработки простираются до Булганака и Колонки, но в конечных точках выходов на поверхность не имеют…»
16 мая 1942-го года «группа Мюллера» была переподчинена 46-й пехотной дивизии. Основные силы (105-й пехотный полк и артиллерийский дивизион) вели бой, продвигаясь к Ени-Кале, и противнику было пока не до «котлов». Их блокаду обеспечивали мобильные части с приданными им 223-й ротой трофейных танков, 197-м дивизионом штурмовых орудий, 70-м дивизионом реактивной артиллерии. Операция по ликвидации Аджим-Ушкайского «котла» должна была начаться 18.мая после того, как к району поселка подтянулись 3-й батальон 105-го полка и части 46-й пехотной дивизии, однако упорное сопротивление советских частей в районе Опасная и Капканы задержало подход частей 46-й дивизии.
Попытка атаковать советскую группировку в районе пос. Аджим-Ушкай силами одной роты 46-го штурмового пионерного батальона и 3-го батальона 105-го пехотного полка, оказалась неудачной.
Из боевого отчета немецкого 46-го пионерного батальона (рукописный отчет от 29.05.42г., на основании которого был составлен более поздний машинописный отчет от 31.05.42г.):
«Местность в районе «котла» состоит из множества мелких холмов, балок, лощин и каменных развалов состоящих из крымского бута. Местность скрывает множество пещер, входов в штольни, которые образуют разветвленную сеть под землей…Мощность каменных сводов 1-2 метра. Ходы проложены на глубине 3-4 метра от поверхности… Задача- уничтожение остатков частей противника засевшего в каменоломнях путем подрыва входов. Для этого 1 рота батальона получила задачу 18.05.42г. войти в подчинение 3 батальона 105-го пехотного полка и приступить к уничтожению левого (малого) котла».
Бой шел в основном, на поверхности, советские войска удерживали плацдарм и входы в штольни. В связи с отсутствием ощутимых успехов, в документах противника появляется запись:
«В связи с упорным сопротивлением противника, операция затянулась на 3 дня». Так указано в рукописном варианте. В машинописном варианте отчета 3 дня заменены на 3 часа, но почему-то далее следует описание событий за 21 мая. В журнале боевых действий 42-го армейского корпуса за 18 число нет ничего, есть запись только за 19-е:
«19.05.42г. Противник оказывает озлобленное сопротивление. С 3 часов противник наносил неоднократные удары из района каменоломен Аджим-Ушкай и с металлургического завода против высот 65,8 (между пос. Аджим-Ушкай и пос.Колонка), 104,3 (северо-восточнее д.Колонка), 129,6 в многочасовом бою при многочисленных наших жертвах удар отражен. Прорвавшаяся в районе выс. 129,6 (западная окраина д.Баксы) группа из 400 человек, большей частью уничтожена. … В течение дня 170-я ПД отразила одну попытку прорыва из Аджим-Ушкая» .
В журнале боевых действий 46-й пехотной дивизии тоже ничего нет, ее полки находились в районе Капканы - Опасная, прижимая остатки советских войск к берегу Керченского пролива. Далее, в журнале боевых действий 46-й пехотной дивизии указывается, что из района металлургического завода им. Войкова прорвалась группа из 800 человек, и ушла в направлении выс. 129,6 (г.Иванова, окраина пос. Баксы).
Для усиления 3-го батальона 105-го пехотного полка, который вместе с пионерами из 1-й роты 46-го батальона удерживал блокаду, в 10 часов утра 19.05.42г. была выделена одна рота 399-го пехотного полка, но советские части продолжали удерживать позиции в районе пос. Аджим-Ушкай. Из журнала боевых действий 42-го армейского корпуса:
«20.05.42г Ночью отражена попытка прорыва из Аджим-Ушкая на запад. Из металлургического завода группа из 100 человек прорывалась на север. Прорыв отражен контрударом» .
Что касается группы в составе 120 человек, прорвавшейся с завода им. Войкова, то она не была уничтожена, а прорвалась в Аджимушкайские каменоломни. Об этом говорят допросы пленных, захваченных немцами 21.05.41г.
По данным журнала боевых действий 46-й пехотной дивизии, приказ № 151 в котором (в том числе) ставилась задача взятия Аджим-Ушкая, был получен в 19 часов 20.05.42г. Началась смена частей 3-го батальона 105-го полка подразделениями 97-го полка 46-й пехотной дивизии.
В 23 часа (20.05) противник отмечает прорыв из Аджим-Ушкая численностью до роты вдоль линии бывшего Англо-Индийского телеграфа.
В час ночи 21 мая к поселку подтянулась «группа Фрёлих» в составе 88 пионерного батальона и роты 52-го противотанкового дивизиона (оба подразделения из 46-й пехотной дивизии). Эта группа заняла позиции восточнее поселка Аджим-Ушкай в районе линии бывшего Англо-Индийского телеграфа. Из документов 42-го армейского корпуса:
«21.05.41г. Ночью под прикрытием трех пулеметов, противник попытался прорваться с металлургического завода. Попытка прорыва отражена… По информации пленных несмотря на потери русские удерживают район Аджимушкайских каменоломен. Обороной руководит один полковник вместе с офицерами штаба резерва Крымского фронта, которые организовали сопротивление. … Вода находится в одном колодце перед входом в штольни, который охраняется огнем из амбразур» .
Основные боевые действия по «урегулированию ситуации в районе поселка Аджим-Ушкай» начались 21.05.41г. Задачей противника было выбить советские части из поселка, и загнать их под землю. Из донесения 42-го армейского корпуса в штаб 11-й армии:
«72 полку приданы 88 пионерный батальон, батарея 197-го дивизиона штурмовых орудий, 2-й дивизион 70-го полка реактивной артиллерии (так в оригинале), 223-я рота трофейных танков. В дальнейшем подключаются: батальон 96 румынского полка, 1 рота и половина 2-й роты 52-го противотанкового дивизиона, 1-я, а затем, 3-я рота 46-го пионерного батальона.
В 6.15 72-й полк выбил сопротивляющиеся советские части с полевых позиций и из домов из поселка Аджим-Ушкай. К 13 часам противник в поселке был подавлен и оттеснен ко входам северной части деревни и в районе высоты 65,8. Ведется подрыв входов в штольни. Взорвано приблизительно 40 входов. Потери противника 180 человек убитыми. Захвачено в плен 2 офицера и 367 человек, 35 гражданских» .
Из отчета 46-го штурмового пионерного батальона:
«Удерживая партизан в окружении, подразделения 1-й роты планомерно запечатывало входы в штольни. Для выявления входов в шахты и штольни из домов поселка, были пущены дымы. Из большей части домов было выселено гражданское население, а дома уничтожены взрывами и поджогом. Выходы из штолен в дома завалены. Взвод 1-й роты батальона получил приказ взорвать выходы из штолен в северной части каменоломен, с тем, чтобы сократить фронт. Второй ударный взвод получил задачу взорвать входы в восточной оконечности. Противник упорно защищал каждый дом в связи с чем выполнение задачи растянулось на 3 часа (дня?). Лишь к 21.05 были взорваны 10 входов в штольни и три световых шахты в поселке, и в окрестностях поселка были взорваны 25 входов в штольни и 4 световых шахты. Взято 335 пленных. На этом завершились приготовления к уничтожению «котла», которое было намечено на 22.05.42г» .
Немецкая разведсводка, основанная на допросах пленных от 21.05.42г. указывала:
«По сообщениям перебежчиков состояние с боеприпасами и продовольствием в каменоломнях катастрофическое. В каменоломнях находятся представители всех родов войск, но в большинстве своем относятся к строительным батальонам. Всего в каменоломнях находятся от 3 до 5 тысяч человек. Вооружен примерно каждый третий. Из вооружения имеется: винтовки, 10-ти зарядные винтовки, автоматы, а так же ручные и станковые пулеметы в количестве 5-10 штук, несколько противотанковых ружей, один миномет, к которому отсутствует боезапас.
В штольнях находится население близлежащих деревень. Несмотря на нехватку продовольствия, вчера комиссар разрешил выдачу продовольствия гражданскому населению. 300-500 гражданских лиц покинули каменоломни.
В каменоломнях остается достаточно много гражданских: женщины и дети, численностью около 1000 человек. Ощущается острая нехватка воды. Воздух в каменоломнях свежий, перекрыть его невозможно. Невоюющие подразделения продовольствия не получают. Красноармейцы, продолжающие сопротивление, получают 100г. сухарей и 100г. мяса на человека в день. Количество раненых в каменоломнях исключительно высокое. Комиссары, коммунисты, НКВД-шники собираются продолжать сопротивление. На входах выставлены посты с пулеметами и автоматами, которые контролируют перемещение».
Данные по численности подземного гарнизона приводятся самые разные. Цифры называются самые разные: от 5 до 15 тысяч. Крайние цифры можно с уверенностью отбросить, они не отражают фактического положения дел. Сразу можно оговориться, что точной цифры ни у кого нет, и быть не может. Все дело в том, что по данным пленных, отряды, отошедшие в каменоломни, единого командования не имели.
Противник, блокируя каменоломни, производил оценочный подсчет численности подземного гарнизона. Причем, делал он это на протяжении всего периода осады каменоломен. Скорее всего, наиболее точными являются цифры из немецкого отчета за 14 ноября 1942 года.
По данным этого отчета:
«Состав обороняющихся: В начале, по допросам военнопленных, в каменоломнях скрывалось 9000 красноармейцев и 5000 гражданских разделенных на отдельные группы, обороняющиеся в каменоломнях. Отдельные группы имели связь друг с другом, однако, общего командования над группами не было. Группа Ягунова, по данным допросов пленных, насчитывала 4000 красноармейцев» .
Противник, пытаясь оправдать свои действия по отношению к обороняющимся в своем отчете указывал: «Понятия «солдат регулярной армии» и «бандит» в течение 5-месячной обороны различными разрозненными группировками было утрачено».
Во многих протоколах допросов указывается, что среди гражданских лиц, спустившихся в каменоломни, выделялся партизанский отряд, сформированный из жителей Керчи, который имел свой склад боезапаса и продовольствия. Бойцы этого отряда держались отдельно от основной массы гражданского населения. В допросах перебежчиков сквозит негативное отношение к тем, кто остался. Так, например, в своем допросе бывший лейтенант Амиран Шалаберидзе, служивший при штабе Крымского фронта в курьерской службе, утверждал, что все пленные немцы, как правило, расстреливались, но перед этим их пытали, протыкая штыками гениталии. Якобы пытками руководил некто Цитко из отдела разведки штаба фронта. Насколько эта информация правдива - сложно сказать.
Информация из допросов пленных от 22.05.41г.:
«Гарнизон имеет около 300 винтовок с 15-20 патронами на винтовку 1 станковый и 8 ручных пулеметов, 2 миномета без боезапаса. Действует электрическое освещение, телефонная станция с 5-6 аппаратами. Радиостанция не наблюдается. Далее находится кают-компания на 40 человек, рядом находится кладовая с провиантом для офицеров и комиссаров. В кладовой находятся мука, соленая рыба, сухая колбаса, маргарин, консервы. Запасов на 1 месяц. Солдатам и рядовым выдаются хлеб и сухари. Пресная вода есть только в источнике (колодце) в 20-22 м от входа. В прорывах за водой многие ранены и убиты. Поиски воды в каменоломнях безуспешны, источники воды засыпаны. Выдача продовольствия сократилась. Хлеб и сухари не выдаются, а выдается только 20гр. Муки и 50гр. Конины в день на человека. Постам выдается дополнительно 10 грамм хлеба и конфета. Из 30 лошадей осталось 5. Немецкие громкоговорители слышны у входов в штольни. Сведения оживленно обсуждаются гражданским населением. Перебежчик вырвался из штолен с группой из 60 человек, которая была обстреляна русскими постами, при этом 20-25 человек были ранены и убиты».
Еще одна информация о численности гарнизона и обстановке в штольнях приведена в показаниях захваченного 24.05.42 лейтенанта Евстафия Нестеренко.
«Перебежчик украинец из Винницы 31 год. Автомеханик. Рота связи 825 полка 302 дивизии. 19.05 в каменоломнях скопилось 12 тыс. человек из различных разбитых частей. Среди них находились офицеры и политработники резерва штаба Крымского фронта, офицеры и личный состав 1 запасного стрелкового полка 51-й армии. Среди красноармейцев находилось много гражданских, ушедших в каменоломни. 10-12.05 из каменоломен ушло около 1000 евреев (гражданских) для отправки на Кавказ. Для ведения боевых действий в штольни пришло около 70 партизан со своими семьями. 20-22.05 значительное количество гражданских покинуло каменоломни из-за нехватки продовольствия. Перебежчик полагает, что в каменоломнях осталось 5-6 тысяч советских бойцов и командиров. Вооружение: 80% укрывшихся в каменоломнях вооружены винтовками. Есть 20-30 станковых пулеметов, 50-60 ручных, 5-6 82мм минометов 2 шт. 50мм миномета 2-3 противотанковых ружья и около 100 автоматов. В течение 4 дней стрелковый боезапас быстро истощался. Был найден склад боезапаса. в нем находились 50мм мины, стрелковый боезапас, гранаты. Сейчас в штольнях 40-45 патронов на винтовку, 150 мин к 50мм миномету, много ручных гранат. Боезапас к противотанковым ружьям ограничен. 82мм мин нет. Продовольствия на 5-6 дней. Большое количество селедки и сахара. Из-за нехватки воды, выдачу селедки ограничили. Хлеб и мучные изделия заканчиваются. Это касается и мясных изделий. Боевому составу, бойцам на посту выдается 100г. сахара 20г. жира 80-100 г. конины, 25 конфет. Хлебный рацион 150 грамм. Сейчас ограничен 50 гр. Хлеб из-за нехватки воды больше не выпекают. Основной источник воды-колодец в 20-22 м от входа. В каменоломнях есть цистерна с дождевой водой, но этот источник быстро расходуется. В связи с тем, что источник обстреливается немецкими пулеметами и автоматическим оружием, саперы уже три дня пробивают канал к источнику, в 4 метрах от поверхности. Вода должна подаваться ручным насосом по гофрированному шлангу. По расчетам до воды осталось всего 1-2 метра». Эта информация достаточно интересна, до этого считалось, что подземный канал к колодцу был пробит только к началу июня. Далее из того же источника: «Гарнизон состоит из 6000 красноармейцев. в основном бойцы стрелковых частей. Около 1000 человек относятся к рабочим подразделениям. 1500-2000 кавказцев. … Раненых и больных 1,5-2 тыс. человек. Имеется несколько врачей, медсестер, медиков. Невоюющим продовольствие не выдается. Входы охраняются надежными людьми, вооруженными автоматическим оружием. Как правило 1-2 человека, ночью 2-3 человека. Посты проверяются политруком, который вооружен автоматом. Из штолен делаются набеги с целью захвата оружия, продовольствия и боезапаса. Обычно разведка состоит из трех сильных групп. Одна группа ведет бой, две собирают трофеи. 20-го и 22-го в штольни прорвались две группы с завода им. Войкова. Одна группа 120 человек, другая около 200 бойцов. При прорыве группа из 200 человек, освободила из плена 200 советских бойцов. Группа охранялась всего 2 немецкими солдатами» .
На 22 мая был намечен штурм штолен. Из приказа по 46 дивизии №153 от 22.05.42г.: «Усиленный полк 72 (1 румынский батальон, части 52-го противотанкового дивизиона (46-й пд), 1-я рота 46-го штурмового пионерного батальона, 88 пионерный батальон из 46-й пд) подавляет противника в Аджим-Ушкае. Подавление производится взрывчаткой, подрывом входов в штольни, сокращая возможность выхода противника из штолен» .
Отчет 46-го пионерного батальона от 31.05.42г. указывает:
«Правый сектор (малая часть котла) штурмует 1 батальон 72-го полка с подчиненным 88 пионерным батальоном и с полудня 22.05.42г. 3 ротой 46-го пионерного батальона. Левый сектор атакует 3-й батальон 72-го полка с 1-й ротой 46-го батальона. Кроме того: атаку поддерживают танки, штурмовые и противотанковые орудия, реактивная и ствольная артиллерия.
Задача: уничтожение партизан. Мощным огневым налетом уничтожить последние группы противника, засевшие в домах и в полевых позициях. Удар наносится до бывшей линии Англо-Индийского телеграфа, с уничтожением входов в штольни. Ударные части пионеров продвигаются с пехотными частями имея запас взрывчатки. В 6.50 начинается огневой налет. В 7.00 начинают движение пионеры и пехота. Пехотные части получили задачу прикрывать пионеров. Части продвигаются по неразведанной местности, выявляют входы в штольни и уничтожают их. Из-за нехватки взрывчатки ее подвозят танки, тягачи противотанковых орудий и штурмовые орудия» .



Из донесения 42-го корпуса в штаб 11-й армии:
«22.05.41 В процессе зачистки деревни Аджим-Ушкай от частей противника, деревня была зачищена кроме двух районов: северо-восточнее деревни и севернее высоты 65,8. Ведется подрыв входов в штольни пионерными частями с помощью авиабомб. Минометный обстрел вечером прекратился (возможно, из-за нехватки боезапаса у русских)»
Окончательно запереть советские войска в штольнях немцам удалось только к утру 23.05.42г. Одновременно велись взрывы входов в штольни. Из допроса Е.Нестеренко:
«Взрывы входов оказали главным образом влияние на моральный дух бойцов у входов, в глубине штолен они эффекта не имели. Пропаганда через громковорители имела очень слабый успех, т.к. большинство бойцов ушло вглубь штолен» .
Советская история датирует газовую атаку каменоломен 24-м мая 1942года. Немецкие документы ничего не говорят о газовой атаке, а говорят о том, что 23.05.42г. были использованы дымовые шашки, позволившие убежать тем, кого насильственно удерживали комиссары в штольнях. Это «официальная» немецкая точка зрения на происходившие события. В журнале боевых действий 46-й пехотной дивизии по непонятной причине отсутствует один лист (первая половина дня 23.05.42г.). Запись за 15.40 (23.05.42г.):
«В борьбе в пещерной местности особый успех был достигнут при применении легких дымовых шашек (второе значение дымовых свечей, в оригинале использовано слово Nebelkerzen), которые продолжают применяться. 51 офицер, 3011 рядовых и 16 бабвыбежали наверх»
Донесение 42-го корпуса в штаб 11-й армии содержит те же данные: «23.05 42 Зачистка каменоломен дымом и свистящими патронами Количество перебежчиков 51 офицер, 3011 рядовых 16 баб»
Из отчета 46-го пионерного батальона: «Техническое обеспечение штурма. В борьбе против штолен использовались ручные гранаты, дымовые шашки которые забрасывались во входы, осветительные и свистящие патроны, выстреливаемые во входы, что позволяло отогнать противника от входов, и взорвать их. В первый день по неопытности в ствол шахты закладывались мощные одиночные заряды с избыточным количеством взрывчатки. Мощный сопровождающий взрывы дым и детонационная волна позволили 3 роте взять в плен 3347 пленных. Подрывные заряды закладывались из русских авиабомб и трофейной русской взрывчатки. Взрывы сопровождались обрушением, открывающим небольшие ходы из штолен, которые заделывались пленными при помощи камней, шин, деталей разбитых грузовиков. Перед этим в отверстия забрасывались трупы и падаль. Согласно допросов пленных воды в штольнях нет. Единственный источник воды - колодец перед входом уничтожен. Дым, попавший в штольни имел большой эффект, делая нахождение в штольнях невыносимым» .
Заброс разложившихся трупов и павших лошадей прослеживается на входах в каменоломни, где кости идут фрагментировано. Вопрос, о применении боевых отравляющих веществ, достаточно спорен. Версия, использованная рядом авторов, о том, что в штольни нагнетался специальный газ по шлангам из баллонов, специально привезенный на самолетах из Германии, пока ничем не подтверждается.


По опыту разбора документов, связанных с подавлением сопротивления на ряде подземных объектов в Севастополе (30-я батарея, железнодорожные тоннели и.т.д.) противником могли применяться подручные средства и вещества из захваченного трофейного имущества (например, сера, баллоны с углекислым газом, захваченные на предприятиях и.т.д.). Возможно, к таким «подручным средствам» относится найденный в штольнях большой углекислотный огнетушитель промышленного исполнения.
Что может подсказать, какие вещества и средства использовались немецкими саперами в этой операции? Несмотря на то, что традиционно принято писать о том, что гранаты- «ослепители» (Blendkorper BK1H и BK2H) были приняты на вооружение в 1943 году, удалось найти документы, что 5 мая 1942года в 11-ю немецкую армию поступили партии этих гранат (стеклянные дымовые гранаты с активным веществом на основе тетрахлорида титана) . Они могли использоваться в штольнях. Дым этих гранат имеет удушающий и слезоточивый эффект.
Под Севастополем гранаты этой системы применялись против дотов, поэтому, не исключен вариант использования и в этом случае. Гранаты имели стеклянный корпус характерной формы, потому идентификация осколков этих гранат не представляет труда.
Не составляет труда идентификация фрагментов традиционных дымовых и сигнальных шашек, дымовой ручной гранаты. При использовании жидких дымообразующих смесей использовались обычные 20-ти литровые канистры с привязанной ручной гранатой. Остатки этих боеприпасов (включая и Blendkorper BK1H и BK2H) встречались и в Севастополе, в районах, где велось подавление бетонных укреплений и подземных бункеров. Весьма сомнительно (но возможно) использование шаровых химических гранат 1-й мировой войны, но....
Судя по количеству пленных, применялись отнюдь не боевые отравляющие вещества. В противном случае, погибших было бы намного больше. Например, при штурме 30-й батареи количество задохнувшихся от «подручных средств» было намного большим: из 600 укрывавшихся в массиве батареи, погибли около 400. При штурме железнодорожных тоннелей в Севастополе, так же погибло 70% укрывавшихся.
Скорее всего, дым спровоцировал панику в штольнях, т.к. вероятность применения химического оружия постоянно внушалась командованием РККА своим подчиненным. Кроме того, применение средств задымления в ограниченном пространстве, действительно могло привести к гибели множества людей. Ответ на вопрос, какие вещества применялись немцами при подавлении гарнизона штолен можно найти только средствами военной археологии. По данным допросов перебежчиков, выходы из штолен вскоре были заняты политруками в противогазах, которые загоняли остальных вглубь штолен.
Из протокола допроса Е.Нестеренко:
«После газовой атаки в штольнях осталось около 2 тыс. человек. Из них 500 тяжело раненых. Испытывается недостаток врачей и медикаментов. Ежедневно умирает по 10 человек. Убитых складывают в углах штолен и прикрывают камнями. Для пробивки породы нет инструмента. Есть только несколько маленьких кирок. Погребение невозможно. … 25 или 24 числа одна группа добровольцев, вооруженных автоматами должна проскользнуть мимо постов, имея задачу прорваться к берегу Азовского моря и переправиться на Тамань для установления связи защитников Аджим-Ушкая с Таманским полуостровом. В случае, если путь к Азовскому морю будет перекрыт, они должны выйти на берег Черного моря в районе Опасная -Кап-Каны или Ени-Кале» .
Применение дымовых гранат и шашек было продолжено противником и 24 числа. Из донесения 42-го корпуса в штаб 11-й армии:
«24.05.42г. Ведется зачистка района Аджим-Ушкай, захвачены 3 офицера, 565 рядовых и 5 баб. Под прикрытием дыма перебежали 26 офицеров 903 рядовых и 10 гражданских»
Из донесений 42-го корпуса:
«25.05.42г. В ходе продолжения зачистки каменоломен Аджим-Ушкая пленено 3 офицера, 565 человек 5 баб. 46-й пионерный батальон доложил, что 37 входов в штольни взорвано, кроме того, 14 въездов в шахты размером 3х4м взорваны с использованием авиабомб большого калибра (1950кг). Ударная волна от взрывов распространилась вглубь шахт подавляя волю к сопротивлению у противника. Пионерные части были усилены тяжелым пехотным оружием.
26.05.42 Сопротивление противника ослабело Пленено 3 офицера 255 человек 31 (скорее всего, опечатка, должно быть 37) гражданский в их числе 15 женщин и 12 детей». Попытка румынского батальона ворваться в штольни оказалась неудачной, батальон понес потери. Взрывы были продолжены» .
Из отчета 46-го пионерного батальона:
«26.05. взорвана большая централь и один из трех складов продовольствия, а так же штаб, расположение которых стало известно из допросов пленных. Взрыв 1,5 т советской взрывчатки по показаниям позднее взятых пленных, полностью уничтожил штаб и завалил многих из гарнизона камнями…»
Далее, 42-й корпус в своих донесениях указывает:
«27.05.42 Слабое сопротивление противника в каменоломнях Аджимушкая Пленено 6 офицеров, 164 человека 2 женщины» .
В донесениях 42-го корпуса в штаб 11-й армии указано:
«28-го 98 перебежчиков в районе Аджим-Ушкая…29-го, при попытке прорыва пленено перед Аджим Ушкаем 1 офицер и 54 рядовых … 30-го пленено перед Аджим Ушкаем 1 офицер и 14 рядовых» . Операция по подавлению гарнизона Аджимушкайских каменоломен для 46-го пионерного батальона закончилась 31 мая 1942года.
Из отчета 46-го пионерного батальона:
«В последний день был произведен залповый взвыв 30-40 зарядов, обрушивший свод на большом протяжении, похоронивший многих из гарнизона под завалами… Использовано 46 тонн авиабомб русского производства 9,8 т. взрывчатки (русского и немецкого производства). Ручных, и дымовых гранат (русские и немецкие гранаты) 1000штук.
Всего, батальоном взято 5112 пленных, насчитано 309 убитых. Согласно допросов пленных от 500 до 800 человек засыпано. Примерно столько же раненых осталось в штольнях. В штольнях остался упорно сопротивляющийся гарнизон в составе 200 офицеров и 1000 бойцов под командованием полковника Ягунова и старшего батальонного комиссара Парахина у них есть небольшое количество продовольствия, но нет воды. Взорвано 455 входов, шахт, световых люков» .
Но сопротивление продолжалось. Из доклада 42-го корпуса в штаб армии:
«При исключительно жестком сопротивлении в районе Аджим-Ушкай пленено 88 офицеров и 7409 солдат. В штольнях остаются 1000-1500 человек под командованием двух полковников. Гарнизон состоит из комиссаров, НКВД, офицеров, и юных политруков…».
По данным допросов захваченных пленных:
«Группа Ягунова собирала воду в котелки, позже был построен 16 метровый колодец. Из-за взрывов снабжение водой группы Ягунова прервалось на неделю». Эта информация, к сожалению, не датирована. Как указывали пленные:
«Иногда на постах находились только офицеры и политруки, чтобы вылавливать перебежчиков. Обороняющиеся имели приказ удерживаться в каменоломнях до освобождения Крыма, при малейшем отступлении от приказа красноармейцы расстреливались. Малейшие жалобы на недостаточность питания или плохое самочувствие карались смертью» .
Далее, в немецких документах идут сообщения, об эпизодических попытках прорыва из каменоломен, но, большая часть информации по этим событиям должна содержаться в румынских документах, т.к. охрану каменоломен осуществляли румынские подразделения. В немецких документах отмечается:
01.06.42г. перед Аджимушкаем противником взято в плен 13 человек
02.06.42 в ходе попытки прорыва пленено в районе Аджим-Ушкая 117 человек
04.06.42 в районе Аджим-Ушкая сдался 91 человек. Румынский мотополк Корнэ (2 эскадрона) сменил части 46-й пд в районе каменоломен.
07.06. 42 в районе Аджим-Ушкая 19 пленных и 20 убитых
17.06.42 части мотополка сменены румынскими пехотными частями.
26.06.42 Попытка прорыва из Аджим-Ушкая. По данным допросов пленных, на прорыв пошла самая большая группа, которой ранее командовал полковник Ягунов. Сам Ягунов, по данным пленных, перед атакой, погиб от взрыва неисправной гранаты. Его сменил подполковник Бурмин.
30.06.42 вернувшийся из Севастополя 436-й пехотный полк, направлен в Катерлез, с задачей с 5.07.42г. начать зачистку Аджим-Ушкая.
06.07.42 Противник отмечает: «При поддержке пулеметного огня и легких минометов произведена попытка 100 русских прорваться из каменоломен Аджим-Ушкая (1 перебежчик, 2 наших солдата ранено, потери противника не установлены)» .
11.07.42 два эскадрона мотополка Корнэ вновь выделены для проведения операции в Аджим-Ушкае.
21.07.42 отмечена еще одна попытка прорыва той же группы, численностью 50 человек из Аджим-Ушкая: 21 человек убит, остальные пленены, в их числе 1 комиссар.
22.07.42 В ходе слабой попытки прорыва 6 русских расстреляно, 5 пленено. Как указывает противник: «Сопротивление в штольнях полностью подавлено».
Однако, как выяснилось, это не так. Под землей оставались еще остатки еще двух разобщенных групп.
Следующая попытка прорыва отмечена противником 07.08.42г. По данным румынских документов: 11 убитых 4 человека захвачено в плен. Те же данные содержатся в немецких документах.
После этого, вылазки прекратились. Для того, чтобы высвободить части 4-й румынской горнострелковой дивизии, противник предпринял окончательную зачистку каменоломен. 29.10.42 г. была пленена последняя оставшаяся в каменоломнях группа, численностью 20 человек, из них 7 женщин. Трофеи, захваченные румынами в ходе последней зачистки: 1536 винтовок, 81 автоматическая винтовка, 33 ручных пулеметов, 18 станковых пулеметов, 2 автомата, 9 минометов 50-мм, 4 ПТР, 5 мотоциклов, 1 центральная радиостанция (уничтоженная), 2 радиостанции (повреждены), 15 ящиков с минометными минами, 60 ручных гранат, 75 ящиков с патронами, 1 радиоприемник. Часть трофеев была засыпана в ходе подрывов в течение 5-месячной обороны.
Сколько же человек, суммарно, ушло под землю для продолжения обороны? Сводный, «финальный» отчет дает следующие цифры:
Захвачено в плен 5755 человек, 29 женщин, 25 гражданских (с 19.05. по 4.11.1942 года). Предыдущий отчет 42 корпуса, датированный 31 мая 1942 года, дает цифру 88 офицеров и 7409 солдат, но, это, скорее всего, вместе с боями на поверхности, и, возможно, с учетом боев в районе з-да им Войкова.
По отчетам 46-го пионерного батальона на 31.05.42 «взято 5112 пленных, насчитано 309 убитых». Если подсчитать количество погибших и взятых в плен после этой даты, то, действительно, получится около 5,8 тыс. человек пленными и около 750 человек убитыми.
Кроме того, по данным работы комиссии в 1944 году, из каменоломен было извлечено около 3 тыс. тел. По данным пленных и перебежчиков, под завалами погибли около 800 человек. Таким образом, ориентировочно, в каменоломнях, на начальном этапе, скорее всего, находилось около 9 тыс. человек.
В числе пленных, захваченных 29.10.42г. был и бывший командир 24-го танкового полка, подполковник Г.М.Бурмин.
По данным его допроса, следует, что группа Ягунова не поддерживала связи с другими группами. Радиосообщение группы Ягунова заключалось только в прослушивании русских радиопередач из Новороссийска и Краснодара. В начале обороны связь с Кавказом была (прием и передача). Потом связь прекратилась.
Проследить дальнейшую судьбу Г.М.Бурмина, по немецким документам, удалось только до фильтрационного лагеря в совхозе «Красный» (Дулаг 1/241). По данным книги Памяти он погиб в концлагере в Нижней Саксонии, но в ОБД «Мемориал» содержится другая запись. По данным учетной карточки он погиб в ноябре 1944 года, находясь в должности начальника управления АБТВ одной из советских дивизий. Вопрос требует уточнения.

Фамилия Бурмин
Имя Григорий
Отчество Михайлович
Место рождения Рязанская обл., Спасский р-н, п. Слобода
Дата и место призыва 25.08.1918
Место службы 108 тп 54 тд; Упр. АБТВ
Воинское звание подполковник
Причина выбытия Погиб
Дата выбытия 28.11.1944
Название источника донесения Центральный Архив Министерства обороны
Номер шкафа 28
Номер ящика 10

NARA T-315 R-934 (fr.130)
NARA T-314 R-995 (fr. 589)
NARA T-314 R-1103 (fr. 00998-01001)
NARA T-314 R-1103 (fr. 00998-01001)
NARA T-315 R-932 (fr. 533-669)
NARA T-314 R-1103 (XXXXII AK)
NARA T-315 R-934 (fr.130-155)
NARA T-315 R-932 (fr. 533-669)
NARA T-314 R-1103 (fr. 00998-01001)
Сохранен вариант написания названия поселка из немецкого документа.
NARA T312 R1692 (AOK 11)
NARA T-314 R-1103 (fr. 00998-01001)
Фамилии в оригинале не указываются
NARA T-314 R-995 (fr. 590)
NARA T-314 R-995 (fr. 593)
NARA T-315 R-934 ( fr.136-140)
NARA T-315 R-932 (fr. 533-669)
NARA T-314 R-1103 (fr. 00998-01001)
NARA T312 R1692 (AOK 11)
NARA T-315 R-934 ( fr.136-140)
так в оригинале, использовано слово «Weibe», имеющее уничижительный оттенок
NARA T-315 R-932 (fr. 533-669)
NARA T312 R1692 (AOK 11)
NARA T-314 R-1103 (fr. 00998-01001)
NARA T312 R1694 (AOK 11)
NARA T-315 R-934 ( fr.136-140)
NARA T312 R1692 (AOK 11)
NARA T-314 R-1103 (fr. 00998-01001)
NARA T-315 R-934 ( fr.136-140)
NARA T-314 R-1103 (fr. 00998-01001)
NARA T312 R1692 (AOK 11)
NARA T-315 R-934 ( fr.136-140)
NARA T-314 R-1103 (fr. 00998-01001)
NARA T-314 R-995 (fr. 589-594)
NARA T312 R1692 (AOK 11)
NARA T-314 R-1103 (fr. 00998-01001)
NARA T312 R1692 (AOK 11)
NARA T-314 R-995 (fr. 0244)
NARA T-314 R-995 (fr. 0589-0594)











Cвидетельство о публикации 591419 © Odissey 31.07.20 18:09

Комментарии к произведению 1 (0)

Удивительная трудоспособность Александра. Геракл давно бы уже обессилил и сдался, расчищая дремучие завалы.