• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Миниатюра

Баечник 29...31

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
29

- Помыслы, помыслы, а что есть помысел, а что нет?
- Раз спрашиваешь, значит уже знаешь.
- Хитрец. Сначала это как-то звучит - как ничего такого. Подумаешь помысел, да тут же все понятно, а как на деле, так и не совсем понятно. Пока на практике не ухватишь помысел, так и не поймешь, что есть помысел.
- Ухватил?
- А то, не прошло и полугода. Ухватил первый, а потом пошло-поехало.
- И как это удалось?
- Да походу, как всегда взялся рассуждать о несправедливостях в жизни, только в этот раз все было как при замедленной съемке. Занимаюсь своими делами, вдруг на ум приходит один хороший человек, над прощением которого сейчас работаю. Вспомнил значит его, ну и думаю нужно же его прощать и молиться за него, а тут как бы так невзначай мысль – а ведь он мне все-таки наделал несправедливостей, вот давай припомним самые скверные, а мы вот молодцы – мы его прощаем. Здесь обычно припоминаю и то и это, а тут вдруг другой помысел и говорит – «А ведь это и есть помысел.» Я тут чуть не сел. А ведь действительно заходит как по книге – не навязчиво так, а как потянешь за ниточку, потом весь на сопли изойдешься. Глазки то тут и приоткрылись и вдруг так явно осознаю - а ведь и это помысел и это, а я постоянно это прокручиваю в своей голове. Как-то так.
- Ну, что тут скажешь? Молодец!
- Ага, молодец. На душе то оставление. Благодать утрачена. До этого как-то долго, судя по ощущению внутреннего спокойствия и мира в душе, с месяц, наверное, на душе было так затишно, так покойно.
- Конечно, сидел один на удаленке и затишно было, а сейчас среди людей, естественно все иначе. Новый уровень, так сказать.
- А может не только поэтому?
- А что есть еще идеи?
- Не знаю на сколько правильно понял, но в книге был фрагмент, где говорилось, что при отстранении помысла, та энергия, которая стоит за ним может и разные хвори подключить, чтобы ослабить концентрацию.
- А? Это как в прошлый раз, когда зуб разболелся а мы чайку напились?
- Вот-вот.
- Так тогда, получается, чтобы перебороть тот или иной помысел - придётся в конечном счете чуть ли ни на изнанку вывернуться?
- Вот я как раз об этом. Помнишь мы читали про инока, который для борьбы с помыслом закопал себя по пояс или выше?
- Или про одну из великих подвижниц, которая для отражения помысла уже испробовала все что могла и когда он опять вернулся - она встала подняла руки и так стояла толи несколько дней, толи недель, а может и месяцев.
- Я тоже не помню сколько, но что-то очень долго. Получается если собираешься этим заниматься, то должен знать, что это совсем не игра.
- Да, здесь одно неосторожное слово может иметь самые серьезные последствия…

30

- Что дальше?
- Сложно сказать, но могу предположить, что сейчас.
- И что же?
- Когда на собственном опыте ты познал, что есть помысел, когда тебе знакомо радостное ощущение от посещения благодати и неприятное ощущение оставления благодати, то хочешь того ты или нет, но ты уже не тот, что прежде. Тебе открылось нечто большее, поэтому и спрос с тебя уже больший. Ты осознаешь это и поэтому у тебя вырабатывается некий навык, который тебя направляет по пути, на котором возможно возвращение благодати.
Этот навык необходим, так как идя путем от благодати, ты чувствуешь все острее и острее ощущение оставленности и погружения во тьму. Если бы тебе раньше не было бы знакомо ощущение света, то ты бы и не знал, что теперь ты погружаешься во тьму, а так как ты знаешь, что ты на пути от Господа, то это тебя уже печалит и ты страдаешь от ощущения оставленности. У тебя в этой ситуации есть только молитва и надежда на твой подсознательный навык, которые являются единственными светильничками, которые не дают тебе впасть в полное отчаяние.
- Как-то печально звучит.
- На самом деле все намного печальнее, но именно этот навык становится на страже твоих мыслей и твоего воображения. Он становится твоим собеседником, который как бы научает тебя.
- А ты уверен, что ты слушаешь кого надо?
- Не в бровь, а в глаз. Как я могу быть в этом уверен? Я ни в чем не уверен. Как известно даже опытные подвижники обманывались в своих предпочтениях, а что я? Я так, пытаюсь хоть что-то понять для себя и да, движет меня по ходу наверное гордость и тщеславие, типа что я такой классный и смогу добиться на этом поприще очень многого.
- А что, не так?
- И так и не так. Из житий святых мне известны подвижники действительно заслуживающие восхищения и я осознаю, что я и рядом с ними не стоял.
- Интересно. Так чему там тебя научает этот навык?
- Что есть правильные мысли и неправильные. Есть правильное рассуждение и неправильное. Что нужно различать их и неправильные не допускать к рассмотрению.
- Так мы это в буддизме проходили. Ничего нового.
- Там мы познакомились с этой техникой, но чисто теоретически. Здесь же все идет от практического опыта. Например, если начать обсуждать ситуацию в мире с позиции принятия и неприятия чего-либо, то ты не избежишь осуждения той или иной стороны, а с позиции любви к врагу – ты, ступивший на путь стяжания благодати, не можешь себе этого позволить, так как твой сосуд в этом случае будет всегда пуст.
- А как же тогда можно рассуждать о политике?
- Ну, я тут для себя такую штуку придумал. Как бы сейчас плохо не было, но во времена допотопные, в те времена, что прогневали Господа, людям жилось несравненно хуже, не тем конечное, что жили в ногу с духом времени того, но тем, у кого еще в душе теплилось что-то человеческое.
- Никакого сострадания и никакого участия. Так это и в после потопные времена хватало и хватает.
- Не скажи. Тогда это было по всему миру, в после потопные же времена где-то все же есть места, где люди еще могли жить сохраняя свою человечность.
- А если ты не в таком месте?
- И на это есть ответ, только он звучит не логично и не рационально. К нему нужно прийти своим естеством. Если пришел, то на подобный вопрос у тебя есть соответствующий ответ, если же нет, то объяснить и доказать что-либо подобное невозможно.
- Так можно все что угодно объяснять, типа ты еще не созрел до этого, поэтому слушай сюда, шо я тебе скажу.
- Так это же от тебя зависит слушать или не слушать, верить или не верить и самое главное кого слушать и кому верить.
- Все я пас, что-то ты меня вообще утомил. Ты вот мне лучше скажи – чего ты за эту книгу то ухватился? Чё других нет, получше?
- Конечно есть, должны быть, только я с ними не знаком. Здесь понимаешь – во-первых поучение исходит от того, кто все это пережил сам лично на собственном опыте. Во-вторых - он жил практически в наше время. Ну, и, пожалуй, самое важное – он говорил, думал и излагал на нашем родном языке. В этой книге ничего не испорчено ни переводом, ни переводчиком.
- Что же ты занудный то такой?
- Ну, извини.

31

- Ну, шо?
- Та шо, нет предела удивлению.
- Кого удивляем?
- Себя.
- То есть ты сам себя удивляешь и сам удивляешься?
- А то.
- Как-то это сложно. Ладно размялись, а теперь давай серьезно.
- Вот мне интересно, а ты это знал?
- Знал что? Я же мысли не читаю, ты должен озвучить хотя бы про себя.
- А что мысли и внутренний диалог не одно и тоже?
- Если это чисто от тебя исходит, то это реальные мысли, а вот внутренний диалог ты можешь вести не знамо с кем. Порой понять где мысли, а где внутренний диалог с другим разумом практически невозможно, по крайней мере для нас начинающих. Для начинающего кажется, что все, что у него в голове – это его мысли.
- Вот я как раз об этом. Вдруг оказалось, что я совершенного ничего не знаю, вернее то, что я думал, что знаю - оказалось моим заблуждением. Вынужден констатировать как непреложный факт собственную духовную безграмотность.
- Эко нас раздолбало.
- Я просто поражаюсь, как я мог быть таким ослепленным. Я радовался нечестию других, что я вот мол чуток в этой жизни потерплю, а потом буду пожинать лавры вечной жизни, а эти все нечестивцы получат там сполна.
- Классический развод.
- В том-то и дело, что классический. Оказывается, что все люди пропускаются через одну и ту же карусель с незначительными отличиями. Читаешь книгу отца Софрония и просто поражаешься прозорливости отца Силуана – ведь идя по жизни я наступил практически на все грабли о которых говорит старец. Смотришь на свою жизнь и видишь, что в ней нет ничего оригинального – вся жизнь, которую ты считал духовным возрастанием, была на самом деле возрастанием от одной прелести к другой. И весь этот путь, так сказать духовного возрастания от одной прелести к другой, описан отцом Силуаном. Читаешь и только диву даешься, что ты и на эти грабли наступил и те не пропустил и даже вот эти отыскал. И каждый раз же думал - вот же я какой молодец – каких духовных высот достиг. А по факту то – такого невежду еще поискать нужно.
- Перегибаешь.
- Перегибаю.
- Зачем?
- Ну, нужно же осознать свою греховность и слабость.
- Осознать, а не представление устроить.
- Так явно?
- Актерское мастерство - это вообще не наше.
- Ну что-то же делать надо.
- Осознать глубину прочитанного. Не нужно тут из себя изображать несчастного погорельца и давить на жалость. Старец пишет, что это стандартный путь искушений и практически все через это проходят. Удивительно, что нам открылось наше заблуждение.
- А мне удивительно больше то, что оказывается сплошь и рядом бытует не правильное представления об элементарных духовных вещах. Например, часто приходилось слышать от людей, уже умудренных жизненным опытом, что у Господа можно просить только здоровья, так как если будешь просить прощения, то Он будет посылать тебе тяжелые жизненные испытания, чтобы ты имел возможность выработать в себе терпение.
- А что, звучит разумно.
- И я так долго думал.
- А работает все это совершенно иначе?
- Совершенно.
- Но мы же теперь знаем, как это работает?
- И это работает иначе. Сказать лучше, чем это сформулировано старцем, для нас не представляется возможным. Нам нужно стяжать благодать и Духа Святого для того, чтобы начать понимать всю глубину духовных наставлений старца, которая будет открываться постепенно, шаг за шагом. Мы, так сказать, прочитали что написано на луковице сверху, теперь же предстоит снимать слой за слоем с луковицы и на каждом последующем слое осознавать написанное. Если не удастся правильно осознать изложенное, то с каждым следующим слоем мы будем уклоняться все дальше и дальше от правильного направления.
- Уходить в ту или иную прелесть?
- А их хватает. Алгоритм отработан за тысячелетия до совершенства, а люди практически не меняются. Сначала предлагается одно, потом другое и так далее до бесконечности пока для тебя не будет подобрана соответствующая наживка, вплоть до того, что ты будешь уверен в некоей своей духовной избранности или кому чего там видится в его розовых мечтах.
- Хитро.
- Матрица отдыхает…
Cвидетельство о публикации 591417 © Завьялов С. В. 31.07.20 17:04