• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Политика
Форма: Статья
О некоторых аспектах отношений СССР и КНР

СТАЛИН, МАО, ХРУЩЕВ

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
СТАЛИН, МАО, ХРУЩЕВ

Несмотря на перестройку, предпринятую Дэн Сяопином, невзирая на явно капиталистическую экономику Китая, Зюганов лжет всей России, что в Китае – социализм, а «товарищ» Си лжет всему миру, рассказывая о социализме с китайским лицом.
Обратим внимание на некоторые аспекты отношений между СССР и КНР.

ТРОЦКИСТ ХРУЩЕВ ССОРИТСЯ С МАО?

Уровень сталинистской мифологии не выше уровня либеральной мифологии, и по качеству, и по объему.
Например, рассказывают следующую верноподданническую историю: «В первые месяцы после окончания войны некий генерал-полковник докладывал Сталину о положении дел. Доклад был хороший, и у Верховного было хорошее настроение, поэтому он периодически одобрительно кивал. По окончании выступления докладчик немного замялся. Сталин заметил это и уточнил, не хочет ли он еще что-то добавить.
- Да, товарищ Сталин, если можно, я бы хотел попросить о личной просьбе, - робко начал генерал-полковник.
- Конечно, слушаю вас.
- Дело в том, что будучи в Германии, я отобрал кое-какие вещи, но на контрольном пункте их задержали. Я хотел попросить вернуть их мне, если это возможно.
- Это возможно, напишите рапорт, и я нанесу резолюцию.
Генерал-полковник достал из кармана уже готовый список вещей и протянул Сталину. Тот бегло ознакомился, наложил резолюцию и вернул обратно просителю.
Взяв в руки бумагу, докладчик стал радостно благодарить Верховного.
- Не стоит благодарности! - ответил Сталин.
Но тут взгляд генерала упал на бумагу, на которой размашистым сталинским почерком была наложена следующая резолюция: "Вернуть полковнику его барахло. И.Сталин"
- Тут ошибка, товарищ Сталин, я не полковник, а генерал-полковник.
- Нет, тут нет ошибки, товарищ полковник, - хмуро ответил Сталин».

Разумеется, ничего подобного в истории не было, как не было и пометки Сталина на записке кровожадного Хрущева, который якобы просил увеличить лимит подлежащих расстрелу и ссылке в лагерь: «Уймись, дурак».
Сами посудите: уж если известно звание, куда девалась фамилия означенного генерала? Но если заявить фамилию – возрастет опасность опровержения.

Мифом является и то, что Хрущев – троцкист. Однажды проголосовал за резолюцию, предложенную Троцким, на этом его троцкизм закончился. Представляя биографию Хрущева Сталину, Каганович упомянул о факте голосования. В отличие от современных сталинистов, Сталин худо-бедно соображал, что никаким троцкистом Хрущев являться не может, потому спокойно отнесся к упоминанию Кагановича.

Основным мифом является версия, что Хрущев заложил основы развала СССР. Хотя на самом деле всё было наоборот, в период правления Хрущева состоялся экономический скачок, существенно развились производительные силы, см. «Хрущев – вредитель??» https://proza.ru/2016/01/23/1232

Одним из сталинистских мифов является история, как Никита Сергеевич якобы поссорился с Мао Дзэдуном.

***

После окончания войны на Тихом океане США заняли враждебную позицию к КПК и продолжили помогать Гоминьдану. После провозглашения КНР и бегства чанкайшистов на Тайвань США отправили свой 7-й флот в Тайваньский пролив, объявив о блокаде китайского побережья, превратили Тайвань в свою крупную военную базу и оказывали всестороннюю поддержку гоминьдановскому режиму. В 1954 г. в Женеве начались китайско-американские переговоры на уровне консульских представителей, которые в 1955 г. были подняты на уровень послов и перенесены в Варшаву, однако в ходе 134 встреч представителей обеих стран, имевших место на протяжении 14 лет с 1954 по 1968 год, прогресса достигнуто не было (Википедия).

В начале 1956 г. ЦК КПК принял решение о развитии атомной энергетики, в соответствии с которым в Китае предполагалось создание стратегических ракет и ядерного оружия.
ХХ съезд ВКПб-КПСС на котором был развенчал культ личности Сталина, состоялся 14-25 февраля 1956 года.

7.4.1956 было подписано первое советско-китайское соглашение по сотрудничеству в атомной отрасли, согласно которому предусматривалось строительство новой железной дороги от Актогая до Ланьчжоу, что давало возможность доставлять оборудование на первый испытательный полигон атомного оружия возле озера Лобнор.
К концу 1956 г. создано «Третье министерство машиностроения», с 1958 г. Второе, руководитель - глава госбезопасности Кан Шэн.
В 1950-1960 гг. Китай посетило около 10 тыс. советских специалистов-атомщиков, 11 тыс. китайских специалистов и 1000 учёных прошли обучение и подготовку в СССР.
15.10.1957 было подписано второе соглашение, которое предусматривало передачу Китаю технологии изготовления ядерного оружия, за исключением технологий постройки атомных подводных лодок.
Строительство заводов по обогащению урана в Баотоу и Ланьчжоу началось в 1958 году.

То есть: никакой ссоры, никакой критики ХХ съезда. Неожиданно в 1959 году Мао решает начать кампанию против КПСС, в основе которой – критика развенчания культа личности Сталина.
В ответ Хрущев 20.6.1959 решил прекратить помощь Китаю в атомной отрасли, июле 1960 г. после осложнения советско-китайских отношений помощь со стороны СССР была окончательно свёрнута, советские специалисты отозваны из КНР.

Причины очевидны – Большой скачок осуществить не удалось, потому нужны были успехи на международной арене. Поддержкой Сталина, нападками на принятый ХХ съездом курс мирного сосуществования стран с различным государственным строем Мао хотел активизировать просталинские и консервативные силы в компартиях мира. И это ему удалось, многие вышли из компартий, чтобы образовать маоистские партии. Согласно Мао, курс на мирное сосуществование противоречил идее «ленинского меча» и всей коммунистической идеологии. Политика Хрущёва была названа ревизионистской, её сторонники в КПК подверглись репрессиям в годы «культурной революции».
Казалось бы, сверхзадача достигнута не была, КНР не признали преемником СССР, лидером «лагеря социализма» Китай не стал.

В марте 1963 ожидалась встреча Мао и Хрущева.
Письмо ЦК КПСС «китайским товарищам»: «Мы надеемся, что будет понята вредность обостряющейся полемики…»
14.6.1963, ответ ЦК КПК на письмо ЦК КПСС от 30.3.1963: «Разногласия начались с XX съезда КПСС… Ошибки Сталина следует критиковать. Однако товарищ Хрущёв в своём секретном докладе на XX съезде КПСС, полностью и огульно отрицая Сталина, опорочил диктатуру пролетариата, опорочил социалистический строй, опорочил великую КПСС, великий ССССР, а также опорочил международное коммунистическое движение. Полностью отказавшись от метода критики и самокритики, свойственного пролетарской революционной партии, не проанализировав и не обобщив со всей тщательностью и серьёзностью исторический опыт диктатуры пролетариата, он отнёсся к Сталину, как к врагу, и свалил на него ответственность за все ошибки.
Сфабриковав массу измышлений и пустив в ход злостную демагогию, Хрущёв в своём секретном докладе обвинил Сталина в «мании преследования», «жестоком произволе», в том, что он встал «на путь массовых репрессий, на путь террора», «страну и сельское хозяйство изучал только по кинофильмам», «операции планировал по глобусу», и в том, что его руководство стало «серьёзным тормозом на пути развития советского общества» и т.д., и т.п. Он полностью перечеркнул заслуги Сталина в руководстве советским народом в деле решительной борьбы против всех внутренних и внешних врагов, в деле достижения великих успехов в социалистических преобразованиях и социалистическом строительстве, перечеркнул заслуги Сталина в руководстве советским народом в деле защиты и укрепления первого в мире социалистического государства, в деле завоевания великой победы в антифашистской войне, перечеркнул заслуги Сталина в области защиты и развития марксизма-ленинизма. Полное и огульное отрицание Хрущёвым Сталина на XX съезде КПСС есть, по существу, отрицание диктатуры пролетариата, отрицание основных положений марксизма-ленинизма, которые защитил и развил Сталин. Именно в своём отчётном докладе на этом съезде Хрущёв начал отходить от марксизма-ленинизма по целому ряду принципиальных вопросов.
В отчётном докладе XX съезду КПСС Хрущёв под предлогом «коренных изменений», происшедших на мировой арене, выдвинул положение о так называемом «мирном переходе». Он говорил, что путь Октябрьской революции в «тех исторических условиях» был «единственно правильным», но обстановка теперь изменилась и имеется возможность перейти от капитализма к социализму через «парламентский путь». Это ошибочное положение, по существу, является открытой ревизией марксистско-ленинского учения о государстве и революции, открытым отрицанием всеобщего значения пути Октябрьской революции.
Под предлогом того, что положение в мире «коренным образом изменилось», Хрущёв в своём отчётном докладе выдвинул также вопрос о том, остаются ли ещё в силе ленинские положения об империализме, о войне и мире. Это фактически означало пересмотр ленинского учения. Хрущёв рассматривал правительство США и его лидеров как людей, оказывающих сопротивление силам войны, а не как представителей империалистических сил войны. Он говорил, что «в США ещё сильны позиции сторонников решения неурегулированных вопросов путём войны и что эти сторонники всё ещё оказывают сильное давление на президента и правительство». Он также говорил, что империалисты начинают признавать, что политика «с позиции силы» обанкротилась, среди них «начинают появляться признаки известного отрезвления». Это значит, что правительство США и его лидеры могут не представлять интересы монополистической буржуазии США, могут отказаться от политики агрессии и войны и выступить как сила, отстаивающая мир.
Хрущёв заявлял: «Мы хотим дружить и сотрудничать с Соединёнными Штатами на поприще борьбы за мир и безопасность народов, а также в экономической и культурной областях». Именно эта ошибочная концепция впоследствии переросла в линию «разрешения мировых проблем путём советско-американского сотрудничества».
Исказив правильный ленинский принцип мирного сосуществования государств с различным социальным строем, Хрущёв возвел мирное сосуществование в «генеральную линию внешней политики» Советского Союза. Таким образом, взаимная помощь и сотрудничество между социалистическими странами и помощь социалистических стран революционной борьбе угнетённых народов и наций были исключены из генеральной линии внешней политики социалистического государства или подчинены так называемой политике «мирного сосуществования», проводимой руководством КПСС.
23.10.1956 тов. Мао Цзэдун в беседе с послом СССР в КНР указывал, что «Сталина критиковать следовало, однако в отношении методов критики мы придерживаемся иного мнения. Имеется ещё ряд других вопросов, по которым мы придерживаемся иного мнения». 30.11.1956 тов. Мао Цзэ-дун в беседе с послом СССР в КНР вновь указывал: основной курс и линия в период руководства Сталина были правильными; не следует применять по отношению к своему товарищу такие же методы, как к врагу.
Тов. Лю Шао-ци в беседах с руководителями КПСС в октябре 1956 г., тов. Чжоу Энь-лай 1.10.1956 в беседе с делегацией КПСС, прибывшей на VIII съезд КПК, а также 18.1.1957 в беседе с руководителями КПСС вновь и вновь высказывали наше мнение по вопросу о Сталине и критиковали ошибки руководителей КПСС. Вот главные из этих ошибок: в отношении Сталина «полностью отсутствовал всесторонний анализ»; руководители КПСС «не проявили самокритичности»; «не консультировались предварительно с братскими партиями».

На самом деле в 1956 году Пекин поддержал решения ХХ съезда КПСС.
Открывая VIII съезд Компартии Китая в сентябре 1956 г., Мао Цзэдун говорил: «Советские товарищи, советский народ поступали по указанию Ленина. За короткий срок они добились блестящих успехов. На состоявшемся недавно XX съезде КПСС были также выработаны многие правильные политические установки, подвергнуты осуждению недостатки в партии. Можно с уверенностью сказать, что их работа в дальнейшем получит исключительно большое развитие».

В Политическом отчёте ЦК КПК, с которым выступил на съезде тов. Лю Шао-ци, эта оценка получила более развёрнутое выражение: «Состоявшийся в феврале текущего года ⅩⅩ съезд Коммунистической партии Советского Союза является важнейшим политическим событием, имеющим мировое значение. Съезд не только разработал грандиозный план шестой пятилетки и целый ряд важнейших политических установок, направленных на дальнейшее развитие дела социализма, и осудил культ личности, который привёл внутри партии к серьёзным последствиям, но также выдвинул предложения по дальнейшему развитию мирного сосуществования и международного сотрудничества, внёс выдающийся вклад в дело разрядки международной напряжённости».

Дэн Сяопин в докладе об изменениях в Уставе партии на том же VIII съезде КПК говорил: «Ленинизм требует, чтобы по всем важнейшим вопросам в партии решения принимались соответствующим коллективом, а не единолично. XX съезд КПСС дал убедительные разъяснения важнейшего значения неуклонного соблюдения принципа коллективного руководства и борьбы против культа личности. Эти разъяснения оказали огромное влияние не только на КПСС, но и на другие коммунистические партии всех стран мира».

В редакционной статье органа ЦК КПК, газеты «Жэньминь жибао», «Ещё раз об историческом опыте диктатуры пролетариата» (декабрь 1956 г.) отмечалось: «XX съезд КПСС проявил огромную решимость и смелость в деле устранения культа Сталина, выявлении серьёзных ошибок Сталина и ликвидации последствий ошибок Сталина. Во всём мире марксисты-ленинцы и люди, сочувствующие делу коммунизма, поддерживают усилия КПСС, направленные на исправление ошибок, и желают, чтобы усилия советских товарищей увенчались полным успехом».

Казалось бы, после того, как группировка Брежнева в 1964 году свергла Хрущева, обвинив в волюнтаризме, отношения между Китаем и СССР должны были бы восстановиться. Однако этого не произошло. Нападки Пекина продолжились, Москва отвечала тем же.

Любопытно, с каких позиций идеологи КПСС периода правления Брежнева критиковали новую внутреннюю политику китайского руководства.
«Если суммировать идеал группы Мао Цзэдуна, то это будет военно-бюрократическое государство, в котором население лишено каких-либо политических и экономических прав. Высшими добродетелями в этом государстве должны стать отречение от всяких экономически благ и слепое повиновение. Плановые решения и стимулы к труду здесь заменяются приказами вождя, а весь идеологический комплекс – одной лишь книжкой с цитатами. В области внешней политики группа Мал Дзэ-дуна идет по пути авантюр и пренебрежения интересами мирового коммунистического и рабочего движения (Ю. Яременко «Большой скачок и народные коммуны в Китае», М., 1966)

2-я сессия 8 съезда отбросила скромные цифры увеличения ВВП. Принятые 1-й сессией, и постановила увеличить объем промышленного производства за пятилетку 1958 -1962 в 6,5 раз – вместо 2 раз в предыдущей пятилетке. Например, выплавку стали к 1962 году довести до – 100 млн т вместо 5,3 млн т, выпуск электроэнергии – до 240 млрд. кВт. ч. вместо 19 млрд. Объем сельскохозяйственной продукции – в 2,5 раза. Любопытно отметить, что рост в первую пятилетку значительно превышал сегодняшние показатели.
И кто волюнтарист? Неужели Хрущев?

Опыт СССР китайские руководители считали одним из главных источников «консервативного мышления». Ориентацией на СССР и объясняли недостаточно высокие темпы роста в КНР.
За 2 недели в Пекинском ун-те было разрешено 600 научных проблем. Результаты по 50 исследованиям соответствуют международному уровню. За 4 дня профессор Пекинского ун-та, 2 аспиранта и 3 студента соорудили электрическую батарею на метане, на данное исследование обычно требуется 2 года. Три студента физфака взялись делать полупроводниковые лампы нового типа, за первые 3 дня не смогли, но разработали свой метод и за 3 дня сделали 14 типов новых ламп.
Лысенковщина на марше.

Деятели литературы и искусства брали повышенные обязательства: 10 пьес, 100 картин в квартал и пр.
Кооперативы были упразднены. В то же время был сделан упор на мелкую инициативу, централизованное управление ослабло.
Почин народных коммун ликвидировал систему материального стимулирования. Коммуны, в отличие от кооперативов, управлялись территориальными администрациями. В коммунах были отменены трудодни, приусадебные участки, обобществлены сельский инвентарь, скот и даже быт – под лозунгом «ликвидации частнособственнических хвостов». Члены коммуны бесплатно питались в общественных столовых, труд был военизирован. Коммуны должны были сами обеспечивать себя.
Создание коммун привело к упадку традиционных ремёсел, резкому снижению производства хозяйственных и бытовых товаров.
В промышленности начали сворачивать сдельную форму оплаты труда.
На заводах рабочие переселялись в цеха, там ели и спали. Крестьяне работали даже по ночам.
Статистика рисовала потрясающие цифры. В 1958-м урожай пшеницы с 1 му сначала составил 20 ц, затем 30 ц и 35 ц, что соответствует 300, 450 и 525 ц/га.

В 1958 году объявили, что 90% крестьян повысили свои доходы. На самом деле и в 1958-м, и в 1969 доходы крестьян неуклонно снижались. В городах средняя зарплата снизилась на 15%, ухудшилось и снабжение по карточкам, по которым выдавались основные продукты.
Официальная статистика, естественно, лгала, в реальности в 1960 г. снизился общий объем продовольственных культур, отбросив производство на несколько лет. В 1960-м урожай зерновых оценивали в 150-160 млн т, в 1961-м – 165 -170 млн т, т.е. почти не сдвинулись с места.
В 1961-м уровень промышленного производства снизился на треть в сравнении с 1960-м, в 1962-м сокращение продолжилось.
Погодные условия нанесли втрое больший ущерб, чем в других странах, в пищу начали употреблять дикие травы, листья деревьев. Сотни тысяч бежали от голода из Китая.
Разумеется, любая критика политики КПК объявлялась ложью, точно так же действуют сталинисты, администрация США, Кремль.

Тем не менее, Китай продолжил ядерную программу самостоятельно. Первое испытание в Китае состоялось в 1964-м, первое испытание водородной бомбы - в 1967-м.
Почему? Главной целью Пекина было убедить США в том, что Китай ведет войну против СССР; что в КНР есть новые идеи, что в КНР не тот марксизм, что в СССР. Новый курс означал: 1) требование передать Монголию КНР, 2) требование атомной бомбы, 3) требование «утраченных территорий» со стороны СССР и 4) устранение «неравноправия».

Тем не менее, в течение десяти лет после смены внешней политики Пекина, как мы видели выше, прогресса в отношениях КНР и США не было.
Западу нужны не слова, а дела. Поэтому Пекин в 1969 году продолжил конфликта путем пограничных столкновений на острове Даманский на реке Уссури. Именно с этого момента начинается не просто мирное сосуществование администрации Никсона и группы Мао, но сотрудничество.
В феврале 1972 г. состоялся визит Никсона в КНР, состоялась встреча с Мао. Было подписано Совместное коммюнике Китая и США (Шанхайское коммюнике). Отношения между странами были полностью нормализованы, несмотря на сохранение американского присутствия на Тайване.

Согласитесь, довольно странная политика для социалистической страны – она ничем не отличается от экспансионистской политики капиталистических стран. Однако ничего странного.
Критика Москвы VIII съезда КПК, состоявшегося в 1956 г. (1-я сессия) и в 1958 г. (2-я сессия), обошла вниманием самый пикантный момент: на съезде установили, что в Китае не социализм, а госкапитализм.

Далее предполагался Большой скачок из капитализма в коммунизм, минуя социализм. Отрицание переходного периода – теоретическая ошибка, причем довольно глупая.
Аналогично в «теории» сталинизма не менее вопиющие глупости:
1) возможность построения социализма в отдельно взятой стране. Ленин считал такое верование мелкобуржуазным идеалом;
2) отрицание отмирания государства при социализме;
3) усиление классовой борьбы по мере укрепления социализма (см. Ихлов Б. Л. Сталинская теория обострения классовой борьбы https://proza.ru/2020/03/09/695)

Но кто обращает внимание на теорию? В Вашингтоне уловили главное: Китай прямо объявлял Западу, что в Китае нет социализма. Уловили – но решили не спешить. Ждали до 1972 года, когда у премьера Чжоу Эньлая обнаруживается онкологическое заболевание, он избирает Дэна Сяопина в качестве своего преемника и убеждает Мао вернуть Дэна Сяопина в политику. В 1976-м его объявят контрреволюционным элементом, но умирает Мао, и в 1977-м пленум ЦК КПК восстанавливает Дэна Сяопина в должностях члена ЦК, Политбюро и Постоянного комитета, заместителя Председателя ЦК и Военного совета, заместителя премьера Госсовета и начальника Генерального штаба НОАК. В ноябре - декабре 1978 на рабочем совещании ЦК КПК сторонники Дэна одерживают победу над группой Хуа Гофэна, Дэн Сяопин становится фактическим лидером Китая и начинает перестройку.

После смерти Брежнева в 1982-м, после начала кризиса на Западе отношения между КНР и СССР тоже начали постепенно восстанавливаться. При Андропове и Черненко начались переговоры о нормализации отношений.
Внимание! Окончательно отношения были восстановлены при Горбачёве, который в мае 1989 года совершил визит в Китай - первый за 30 лет после Хрущёва (подробнее см. «Китайская народная республика. Политика, экономика, культура. 1986». М.: Наука, 1988),

***

Таким образом, видим, что версия о вредительстве Хрущева путем ссоры с Мао – вымысел.
Помимо мифов, восхваляющих Сталина и объясняющих распад СССР действиями одного-единственного человека, сталинисты оправдывают убийства невиновных, либо занижая их число, либо объявляя миллионы репрессированных виновными, провалы в аграрной политике объявляют ложью, провалы во время ВОВ переваливают на головы генералов, будто главнокомандующий нипричем. Вера сталинистов подпитывается единственным – сопоставлением СССР с сегодняшней Россией. Поскольку разоблачения мифов и подтасовок с оправданием и обвинением стрелочников рано или поздно будут широко распространены, сталинизм обречен.

МАО ПРОТИВ СТАЛИНА
Русский с китайцем — братья навек.
Крепнет единство народов и рас.
Плечи расправил простой человек,
С песней шагает простой человек,
Сталин и Мао слушают нас!

Сталинисты уверяют, что проклятый Хрущев своим докладом о культе личности разрушил союз СССР и Китая. Как мы видели, на самом деле КПК Китая приветствовала критику культа личности, Китай сменил курс только в 1958-м – когда в виду провала пятилетнего плана было принято решение на сближение со США, и для «внутреннего употребления», т.е. для китайцев и для лагеря «социализма», был создан миф, что КПК недовольна нападками на великого Сталина и обвиняет СССР в том, что СССР… хочет мирно сосуществовать со США! Несмотря на ботинок Хрущева на трибуне ООН, несмотря на советские ракеты на Кубе и взрыв «кузькиной матери».
Понятно, что при таких фактах последнее обвинение просто нелепо.

И Сталин, и Мао были последовательными антикоммунистами. Первый провозгласил идиотский тезис о возможности победы социализма в отдельно взятой стране. Второй объявил главной движущей силой социалистической революции не рабочий класс, а крестьянство.
Даже малограмотный Молотов, которого Сталин отправлял изучить Мао, сделал вывод, что тот скорее является «китайским Пугачёвым», чем марксистом.

То, что Китай на момент завоевания власти «коммунистической» партией Китая по уровню развития производительных сил был еще более далек от социализма, нежели Россия в 1917-м, было очевидно. Однако Мао купил помощь СССР простейшим путем и бесплатно: размахивая коммунистическим бантиком. Он положил начало, многие правители, чтобы получить помощь Москвы, стали декларировать явную нелепость: «курс на построение социализма». Но то, что это нелепость, ни Москву ни Вашингтон не интересовало. Как и то, что VIII съезд КПК установил, что в стране – госкапитализм.

19.11.1957, беседуя в Кремле с Андреем Громыко, Мао оценивал Сталина следующим образом: «В целом, по нашему мнению, Сталин имеет примерно 70% заслуг и 30% ошибок. Возможно, историки произведут другой расчёт заслуг и ошибок Сталина. Может быть, речь пойдёт о 10% ошибок. Мы не согласны с вами, главным образом, в том, что в начале постановки этого вопроса не были должным образом определены масштабы заслуг и ошибок Сталина... Некоторые из ошибок Сталина носят принципиальный характер, другие связаны с конкретной работой; некоторых ошибок можно было бы избежать, а некоторых трудно было избежать в условиях отсутствия прецедента диктатуры пролетариата».

Действительно, разве могут 30% перевесить 70%? Например, родил отец 10 детей, троих задушил. 70% заслуг, 30% ошибок. Словом, учитывая положительную характеристику, выданную Чикатило по месту работы… Либералы говорят, что Чикатило убил миллиард человек. На самом деле – всего 56 человек, курам на смех. Причем все его «жертвы» были виновны.
См. о еще одном мифе сталинистов: «Как Сталин заводы строил»,
http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=589030

Беда в том, что Мао судил о Сталине, не имея никакой информации, зная только о репрессиях. И винил его только за то, что эти репрессии были проведены с помощью НКВД, но не с привлечением народных масс. Мао же использовал кретинов – хунвэйбинов, трясших, как сумасшедшие, цитатниками Мао.

Из речи Мао (январь 1957): «Сталин в действительности был метафизиком, он не признавал единства противоположностей. В философском словаре метафизически утверждается, что война не превращается в мир, а мир не превращается в войну, что оба эти явления разорваны, не связаны и не переходят друг в друга, что между ними существует лишь борьба, но нет единства. Ленин говорит, что война — это продолжение политики, это специфическое средство, что мир — это результат войны, а политика — это борьба в мирное время. Во время войны вынашивается мир, а в мирное время зреет война. Сталин же многих ввёл в заблуждение своими поучениями, в которых было немало метафизики и идейной косности. Поэтому совершались ошибки в политике».

На самом деле Сталин сам противопоставлял диалектику метафизике – путем выписывания цитат из работ Энгельса. Дело в том, что Сталин не мог быть метафизиком. Потому что ничего не смыслил ни в диалектике, ни в метафизике. Как, впрочем, и Мао. См. «Уровень Сталина-теоретика»
http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=582503

Из доклада Сталина на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года:
«О чем говорит 1-я статья проекта Конституции? Она говорит о классовом составе советского общества. Можем ли мы, марксисты, обойти в Конституции вопрос о классовом составе нашего общества? Нет, не можем. Советское общество состоит, как известно, из двух классов, из рабочих и крестьян, 1-я статья проекта Конституции об этом именно и говорит. Стало быть, 1-я статья проекта Конституции правильно отображает классовый состав нашего общества».

Сталину с трудом дается написание текстов, он по два и даже по три раза повторяет одно и то же. Нет сомнений, что Сталин вычитывал свои тексты. И не вычеркивал повторы, то есть, считал свое неумение излагать мысли нормой.

Как же заочно оценивает данное Сталина Ленин?
«… я встретил, - пишет Ленин, - плакат с надписью: «Царству рабочих и крестьян не будет конца»… если бы царству рабочих и крестьян не было конца, то это означало бы, что никогда не будет социализма…» (ПСС, Т. 43. С. 130). «Мы ведем классовую борьбу, - напоминал Ленин, - и наша цель – уничтожить классы. Пока остаются рабочие и крестьяне, до тех пор социализм остается неосуществленным» (ПСС, Т. 40. С. 304).

Но есть более интересное замечание Мао, в том же 1957 году он говорит о методах Сталина: «Если вдруг появлялись другие мнения, то они преследовались, и для контрреволюционеров был один конец - казнь. Каждый, кто имел другое мнение в отношении Советского Союза, объявлялся антисоветчиком».
Можно подумать, в Китае было – да и есть – как-то по-другому.

В 1963-м Мао в своей очередной речи буквально повторял Хрущева на ХХ съезде: репрессии невиновных 1937-1938 гг. как «перегибы», противоречия внутри народа Сталин отождествил с противоречием между партией и врагами коммунизма, Сталин нарушал принцип демократического централизма в партии и т.д. И в заключении: «Он допускал некоторые ошибки и в отношениях с братскими партиями и братскими странами. В международном коммунистическом движении он давал также некоторые ошибочные советы. Все эти ошибки нанесли известный ущерб Советскому Союзу и международному коммунистическому движению».
Словом, лево- и правооппортунистом, ревизионистом и троцкистом оказался сам Сталин.

Представьте: двое плохо знают английский язык и пытаются научить друг друга.

Товарищ Цзы Сен Лао из Пекина рассказывает:
- НКВД и МГБ постоянно пытались проникнуть в ближайший круг Мао. Только лишь личное досье Мао до 1943 года, хранящееся в советских архивах, состоит из 15 толстых томов.
До 2-й мировой, когда у Мао была возможность убить Чан Кайши, Сталин настоял на безопасности последнего. Мао обижался на Сталина, который постоянно считал Гоминдан своим Планом Б, пока, наконец, Мао не решился вытеснить Гоминдан на Тайвань.

Добавим: во время войны с Японией, от Сталина Мао Цзэдуну шли напрямую указания объединяться с Гоминданом.

- Сталин хотел избежать прямой конфронтации со США из-за Китая в результате тлеющей войны между Мао и Гоминьданом с рекой Янцзы в качестве фронта. Его помощь Мао была ограничена так, чтобы держать конфликт в вялотекущей форме и низкой интенсивности, что раздражало Мао.

Добавим: летом 1947 г. Сталин выразил согласие на приезд Мао в СССР. Однако это могло вызвать осложнения Гоминьданом, который имел с СССР дипломатические отношения. Поэтому Москва переменила решение, заявив, что отсутствие Мао может повредить положению на фронтах. По той же причине Сталин отказал Мао в визите в 1948 году.

- Сталин постоянно показывал свое превосходство над Мао, чтобы напомнить ему о «роли младшего брата».

После 2-й мировой Сталин демонтировал и привез в СССР не менее 1000 промышленных фабрик и электростанций из Маньчжурии, которую Мао считал китайской собственностью. Сталин пообещал компенсировать конфискованные активы, оказав помощь в индустриализации Китая. Однако не торопился с выполнением обещания. Основная часть советской помощи КНР была оказана Хрущевым.

Сталин не пожелал делиться с КНР ядерными технологиями, это сделал опять же Хрущев.

Сталин ввязался в конфликт между Южной и Северной Кореей, не посоветовавшись с Мао, а кашу пришлось расхлёбывать Мао.

Действительно, добавим: численность китайских военных, воевавших на стороне КНДР, достигала почти 3-х миллионов.

Действительно, 14 мая Сталин обратился к Мао с секретным посланием, которое китайская сторона интерпретировала следующим образом: «В беседе с корейскими товарищами Филиппов [один из псевдонимов Сталина] и его друзья высказали мнение, что в силу изменившейся международной обстановки они согласны с предложением корейцев приступить к объединению. При этом было оговорено, что вопрос должен быть решен окончательно китайскими и корейскими товарищами совместно, а в случае несогласия китайских товарищей решение вопроса должно быть отложено до нового обсуждения».
Однако, когда в июне 1950 года южнокорейский диктатор Ли Сын Ман, поддержанный США, перешел с войсками демаркационную линию и совершил рейд внутрь территории Северной Кореи, СССР без всяких совещаний оказал помощь Северной Корее.

- Мао, продолжал Дзы Сен Лао, сильно заболел во время своего визита в Москву в 1949 году. Это произошло во время вспышки вражды между Югославией и СССР. Сталин в те дни уверял: «Стоит мне пошевелить пальцем, и Броз Тито сместят. Но сколько бы Сталин не шевелил своим пальцем, Броз Тито не смесили. В ходе переговоровс Мао Сталин сказал: «Мы опасаемся, что среди наших китайских товарищей есть и титоистские тенденции, не правда ли?» Позже сообщалось, что Мао сказал о том времени: «Мы все чувствовали огромный вопросительный знак, парящий над нашими головами».

Добавим: в своих мемуарах «Памятное» Андрей Громыко, который в те дни был зам. министра иностранных дел, писал: «Мне, как участнику этих бесед и встреч, бросилось в глаза, что между двумя лидерами – Сталиным и Мао Цзэдуном разговоры завязывались, так сказать, с заминкой. Обменивались они несколькими фразами, разумеется, через переводчика, а затем наступала пауза, которая, однако, длилась далеко не минуту. Это отмечалось и за обедом, где два лидера сидели рядом… На следующий день я услышал от других товарищей, что, по их мнению, за обедом у «большой двойки» не хватало сердечности. Через несколько дней атмосфера в общем не изменилась...»

Между прочим, по приезде в Москву Мао прошёл вдоль выстроенного почётного караула и выступил с короткой речью, которую заключил словами: «Десять тысяч лет дружбе и сотрудничеству Китая и СССР!»

В 1957-м состоялся второй визит Мао Цзэдуна в СССР. В беседе с Громыко, который встречал гостя уже в ранге министра иностранных дел, Мао заверял, что «Китай никогда не пойдет на ухудшение отношений с Советским Союзом и будет совместно с вами выступать в борьбе за мир».

Но именно Мао начал конфронтацию с СССР.

В статье «Величайшая дружба», опубликованной 11.3.1953 «Известиях», Мао без тени смущения пишет: «Все произведения т. Сталина - это бессмертный вклад в марксизм. Его работы «Об основах ленинизма», «Краткий курс истории ВКПб», а также его последний великий труд «Экономические проблемы социализма в СССР» — это энциклопедия марксизма-ленинизма, обобщение опыта мирового коммунистического движения за последние сто лет. Его речь на XIX съезде Коммунистической партии Советского Союза — драгоценное завещание для коммунистов всех стран мира. Мы, китайские коммунисты, как и коммунисты всех стран мира, в великих трудах т. Сталина находим пути к своим победам».
А после ХХ съезда Мао сообщил: «Я сам когда-нибудь напишу книгу о Сталине, и она будет намного хуже, чем все прошлые и будущие книги о Сталине». Частично мы уже знаем, как Мао оценивал Сталина.

Еще бы, скажем, еще бы.
Во время войны в созданном на месте Маньчжурии марионеточном государстве Маньчжоу-го, помимо основных источников угля, железной руды и леса, оказалось сконцентрировано более 70% промышленного потенциала Китая. Там же находилась и сформированная японцами “армия последнего императора Китая”, в арсеналах которой имелось до 100 тысяч винтовок, несколько тысяч артиллерийских орудий и огромные запасы военного снаряжения и продовольствия.
9.8.1945 Красная армия начала «Маньчжурскую операцию». Сталин не преминул воспользоваться богатствами Манчжурии.
По договорённости с Чаном Кайши, советская сторона поэтапно передавала трофейное японское оружие представителям Гоминьдана. Коммунистов же СССР, бывало, поддерживал, а бывало, что и разоружал. Как, например, маньчжурских партизан под командованием Чжу Дэ и Линь Бяо.
14.8.1945 между СССР и Китаем был подписан договор о дружбе и сотрудничестве. Во исполнение договорённостей, достигнутых Рузвельтом, Сталиным и Черчиллем на Ялтинской конференции, СССР признал Маньчжурию и Синьцзян неотъемлемыми частями Китая и обязался не вмешиваться в китайские внутренние дела. Со своей стороны, Китай признал независимость Монголии и согласился на советскую военно-морскую базу в Порт-Артуре.
На переговорах Китай представляло правительство Чан Кайши. Китайские коммунисты в процессе не участвовали. В итоге Мао заклеймил этот договор как «предательский удар ножом в спину китайской революции». Сталин в ответ назвал его «авантюристом».
Из Манчжурии Сталин вывез всё, кроме демонтированных заводов - сырьё, продовольствие, прочие ценности, в т.ч. 33 млн долл. золотом, найденных в одном из банков.
И лишь позднее Сталин начал снабжать Мао тяжелым вооружением. В обмен на продовольствие.
Даром Сталин отдал Мао лишь КВЖД, построенную Россией в 1897-1901 гг., по очередному договору о дружбе от 14.2.1950. По тому же договору Сталин возвращал арендованный незамерзающий порт Дальний, предоставлял кредит на выгодных для КНР условиях и присылал Китаю специалистов для подъёма промышленности.

В чем тут дело?
Великобритания опасалась послевоенного усиления США в Азии. Сразу после приезда Мао в СССР Лондон признал в качестве легитимного правительства Китая компартию, а не тайваньское правительство Чан Кайши, которое поддерживали США. Одновременно в американском руководстве боролись два подхода: поддерживать Чан Кайши до конца или признать Мао Цзэдуна и включить Китай в сферу своего влияния.

Тем не менее, безвозмездную военную помощь от СССР Китай получил лишь при Хрущеве.

На расширенном заседании Военного совета ЦК КПК 11.9.1959 года Мао заявил: «Мы должны покорить земной шар. О том, как работать на Солнце, мы пока говорить не будем. Нашим объектом является весь земной шар. Непременно надо проникнуться такой решимостью».
Специфика, однако.

Июнь 2020
Cвидетельство о публикации 589934 © Ихлов Б. Л. 02.07.20 13:17