• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Драматургия
Форма: Пьеса

Как бы дала. Пьеса на 5 человек

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЁ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА. ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.
Пьеса на три, четыре, пять человек (3 мужские роли, 2 женские)
«Как бы дала!»
Комедия. Продолжительность 1 час 30 минут.
Одноактная пьеса.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
СТАНИСЛАВ – муж;
ГАЛИНА – жена;
МАША – подруга жены;
ИГОРЬ – друг мужа.
ГЕРМАН – первая любовь жены.
Мужские роли не пересекаются, три или две мужские роли может играть один актёр.
1 КОМНАТА
Семейная обстановка. Диван, шкаф, стол, три стула, книжные полки, комод. Что-то где-то валяется, что-то где-то стоит. В квартире живут отнюдь не перфекционисты, и это очень мягко сказано.
Играет негромкая ритмичная музыка.
Из-за кулис в комнату вылетает железная миска с остатками борща, за ней кастрюля и с лязгом ударяется об пол. Брызги воды и часть содержимого красноватого цвета разлетаются по сцене.
Музыка стихает.
ДОНОСИТСЯ РАЗГНЕВАННЫЙ ВОПЛЬ СТАНИСЛАВА: Да етить твою налево! Сколько можно-то уже? Вся соль России (Италии, Германии... - возможны варианты для стран, в которых идёт постановка), похоже, в этой кастрюле! Галя! (Крик с усилением) Галя!!! Жена моя мать моих не родившихся ещё пока к счастью детей! (Злобно) Где ты, радость!
ДОНОСИТСЯ ГОЛОС ГАЛИНЫ: Ну чего тебе, ну здесь я, ну?
Раздаётся крик Галины переходящий на визг.
КРИК СТПНИСЛАВА: Явилась? Ну что, солонка моя ненаглядная... Как обещал. Получите – распишитесь!
Звучит затейливая громкая музыка.
Галина с криком вылетает из-за кулис, проносится через всю сцену и скрывается по другую сторону сцены. За ней с половником в руке мчится разъяренный муж, скрывается там же за кулисами.
Музыка стихает.
Доносится звук рвущейся одежды.
ГОЛОС СТАНИСЛАВА ИЗ-ЗА КУЛИС (растерянный): Упс...
Раздаётся крик Галины переходящий на визг, только ещё более яростный.
Звучит затейливая громкая музыка.
Станислав вприпрыжку выскакивает из-за кулис, опасливо оглядывается и мчится через всю сцену вновь за кулисы. За ним в разодранном платье яростная и свирепая мчится Галина с половником в одной руке и с тапком в другой. Один тапок у неё задержался на ноге, вторая нога босая. Разодранное платье свисает, мешается, она его всё время поправляет, старается придерживать, догоняет мужа.
Пара скрывается за кулисами.
Музыка стихает.
На сцену с половой тряпкой в руке выходит Галина. Бросает тряпку, поднимает кастрюлю, миску. Обречённо кивает головой.
ГАЛИНА: Убёг, паразит. Ну, Стасик, ну поквитаемся ещё...
Вытирает борщ с пола.
В квартиру входит Маша, останавливается в замешательстве, глядя на картину происходящего.
Галина замечает гостью, стирая пот со лба.
ГАЛИНА: О, привет, Машунь. Какими судьбами?
МАША (с интересом): Галочка, здравствуй. Да я так... мимо шла, дай, думаю, зайду к подруженьке. А ты чего это тут вся такая... это... а?
ГАЛИНА: Да... (вздыхает, продолжает вытирать пол). С мужем немного повздорили.
МАША (с интересом): Ничего себе немного...
ГАЛИНА: Поверь мне, подруга, это ещё немного! Когда много, то там тряпкой последствия не устранишь. Приходится бригаду отделочников вызывать, покупать новую бытовую технику, иногда мебель... в общем - всё по-семейному. Ну, тебе не понять, ты ведь птица вольная.
МАША: Да уж... Нет, я на самом деле иногда начинаю всерьёз задумываться над тем, чтобы обзавестись семьёй. Муж там, дети, ну как у всех. Потом прихожу к тебе в гости и...
ГАЛИНА: Да понятно-понятно. Не начинай.
МАША: Я тебя не осуждаю, живи, как хочешь, но я так (обводит рукой разгром) по-семейному не хочу.
ГАЛИНА: Не хочешь не надо. Никто не заставляет.
МАША: Чего вы на этот раз не поделили?
ГАЛИНА: Да понимаешь...
Галина откладывает в сторону тряпку, садится на пол поуютней.
ГАЛИНА: В общем, я пока борщ готовила, разочек посолила лишний. Видимо. Ну, заболталась. Мы же с тобой как раз по телефону в этот момент общались.
МАША: Ну и что такого?
ГАЛИНА: Ну, так я же до этого разочка ещё несколько раз подсаливала.
МАША: Зачем?
ГАЛИНА: Да потому что пробую – не солёный борщ получается. Брошу ещё щепоточку, пробую – опять никакой. Ещё добавила. Ну а потом с тобой заболталась и ещё сыпанула.
МАША: Так, пересолила, с кем не бывает, ну и что вся трагедия в этом?
ГАЛИНА: Да понимаешь, он вообще солёное не любит. Ест какое-то такое всё постное. А тут ещё я маху дала. Ну, вот и воюем за эту тему. Все мои старания псу под хвост. Как дала бы! (замахивается в чувствах).
МАША: Ладно. Слушай, знаешь, кого я сейчас встретила?
Маша проходит по комнате, располагается, создаёт интонацией и мимикой интригу.
ГАЛИНА: Кого?
МАША (откидывается на диване): Ну, угадай?
Маша хитро улыбается, но Гале не до гадалок.
ГАЛИНА: Ну не знаю. Кого?
МАША: Ну..., подумай-подумай...
Галина встаёт с пола, поднимает тряпку, кастрюлю, миску, смотрит на подругу.
ГАЛИНА: А чего это мы так хитро улыбаемся-то, а?
МАША: Ну-ну? Ну?
ГАЛИНА (меняется в лице, предельно удивлённо): Да ладно...
МАША (победоносно): Даааааа!
ГАЛИНА: Нееееет..
МАША: Да даааа!
Галина вновь возвращается к обычному своему состоянию, возбуждение и интерес моментально улетучиваются.
ГАЛИНА: Слушай, я вообще без понятий о ком ты говоришь. Так, решила немного подыграть, не удержалась.
Маша меняется в лице. Она разочарована.
Галина уходит на кухню, уносит кастрюлю, миску и тряпку.
ГАЛИНА (кричит с кухни): Чай будешь?
МАША (кричит в ответ): Тащи!
Маша садится поровней на диване, достаёт косметичку, смотрится в зеркало, пудрит носик.
МАША (бубнит себе под нос): Непонятливая какая... А ведь понимали друг друга с полуслова пока замуж не вышла! Вон теперь как...
С чашками в комнату возвращается Галина, угощает подругу, садится рядом.
ГАЛИНА: Ну..., так кого ты там встретила?
МАША: Германа!
Галина замирает с чашкой в руке, не донеся её до рта.
МАША (подметив реакцию подруги): Ааааааа... Живы ещё чувства-то, живы...
Галина не сразу отходит от зависания. Всё-таки доносит чашку в заданном направлении, отпивает и давится. Начинает откашливаться.
Подруга похлопывает её по спине.
ГАЛИНА: Что? Кто? Какие чувства? Ты о чём? Столько лет прошло. Да и потом... Я его особо-то и не любила...
МАША: Ой-ой-ой..., не любила она. Ты уж мне-то не рассказывай! Сколько слёз было пролито на мои многострадальные колени по поводу тех отношений, которые у вас тогда...
ГАЛИНА (перебивает): Так! Маша! Стоп!
МАША: Ну...
ГАЛИНА (перебивает): СТОП! СТОП! СТОП!
Галина вновь подносит чашку ко рту, начинает пить, Маша в этот момент как бы невзначай заканчивает свой рассказ.
МАША: Я ему сказала, что иду к тебе.
Галина опять давится, откашливается. Отставляет чашку на стол. Маша похлопывает по спине подругу.
Галина, отдышавшись, смотрит неодобрительным взглядом на Машу.
Та, кривится в виноватой ухмылке.
ГАЛИНА: Ты что с ума сошла? Ты зачем ему про меня-то вообще напомнила?
МАША: Так ведь я не просто так! Я вообще не хотела ничего о тебе говорить. Само как-то так вышло. Пересеклись случайно, поздоровались. Слово за слово. Он спросил как ты, ну я и сказала что всё хорошо. Иду сейчас как раз к тебе.
ГАЛИНА: Обо мне, значит, спрашивал...
Галина смущённо уводит взгляд в сторону.
МАША: Угу...
Качают обе головами.
МАША: Знаешь, какой он стал... ой... Я бы прям запала на него, честное слово. Но у меня ведь Витя.
ГАЛИНА: А у меня Стасик. Так что давай это... без этого всего ладно?
МАША: Ладно.
Молчат.
ГАЛИНА: Какой он там сейчас? Такой же блондин?
МАША: Нет. Тёмненький. Но ему даже так лучше. Выправился, статный такой.
Качают обе головами в нелепой задумчивости.
ГАЛИНА: Ясно. Ну, встретились и встретились. Перекинулись словцом да разбежались. Что тут такого.
Галина берёт свою чашку, начинает отпивать, но Маша как всегда вовремя успевает сказать веское словцо.
МАША: Он сказал, что тоже забежит через полчасика ненадолго.
Галина выдувает ртом всё, что успела туда набрать, смотрит со злобой на подругу.
ГАЛИНА: Что?
МАША: Что? Я-то тут при чём? Чего ты на меня так смотришь? Он спросил, живёшь ты, дескать, по тому же адресу или нет. Я ответила, что там же. Ну, он и сказал что заскочит.
ГАЛИНА: А ты что?
МАША: А я что?
Маша разводит руками...
ГАЛИНА: В смысле?
Галина повторяет жест разведения рук.
ГАЛИНА (на пределе сдерживания эмоций): Что ты сказала, стерва!!!
МАША: Я сказала, что ты наверняка будешь рада повидаться...
ГАЛИНА (в бешенстве): Ах ты...
Галина хватается руками за горло подруги, но тут раздаётся звонок в дверь.
Маша спасительно показывает на дверь.
Звонок в дверь повторяется.
Галина машет отрицательно головой, давая понять, что она не намерена открывать дверь, и продолжает душить Машу.
МАША (сдавленным удушающим криком, громко): ИДУ!!!
Галина разъярённо вскакивает с места, вскидывает руки вверх, растопырив пальцы, наконец, освободив горло подруги.
ГАЛИНА (не сдерживания эмоций): Как бы дала! (замахивается одной рукой на подругу)
Маша пытается отдышаться, пользуясь случаем..., подбегает к двери открывает её.
Галина стоит спиной к двери. Она изрядно нервничает.
Играет тихая лирическая композиция.
Входит Герман.
Он прекрасен. Высокий, широкоплечий, ухоженный. В белом пиджаке и белых брюках. Приятная располагающая улыбка.
Герман аккуратно прикрывает за собой дверь, окидывает взглядом Галину, потом смотрит на Машу.
Маша показывает сигналами, что Галина не очень расположена к данной встрече. Но это ничуть не смущает Германа. Он подмигивает Маше, дарит ей большую шоколадку. Маша млеет.
Герман уверенно, но почтенно подходит к Галине.
Она не оборачивается. Чувствует, что за спиной стоит он, нервничает ещё сильней, кусает губы, смотрит в потолок, томно вздыхает, но не поворачивается.
Герман разворачивается, отходит медленно, Галина поворачивается. Герман останавливается.
Они словно чувствуют друг друга. Их действия очень хорошо согласованны.
Маша умильно наблюдает.
Герман стоит спиной к Галине, медленно поворачивает голову в пол оборота, Галина резко отворачивается всем телом, вновь встаёт к Герману спиной.
Герман понимающе кивает, отворачивается обратно, делает ещё пару шагов в сторону двери.
Галина оборачивается к нему, протягивает руки, делает к нему шаг и замирает. Она вся на нервах, она неуверенна в себе. Она не знает, что ей делать и как себя вести.
Герман останавливается. Не оборачивается.
Галина смотрит ему в спину, подпирает рукой локоть, закрывает лицо.
Герман расстёгивает пиджак, достаёт небольшую, но очень красивую бутылку коньяка. Протягивает её на вытянутую руку в сторону, не глядя. Не понятно кому и для кого.
Не понимает никто, кроме него и Галины, которая обращает внимание на этот жест. Взгляд её меняется. Робость исчезает. Она смотрит на бутылку с неподдельным интересом и восхищением. Подходит ближе... ближе... Берёт бутылку в свои руки, Герман отпускает, коньяк, опускает голову, не смотрит на Галину.
Галина прижимает бутылку к груди, подходит сзади к Герману и нежно его обнимает.
Маша совершенно ничего не понимает. Смотрит на всю эту ситуацию, пребывая в полнейшем замешательстве.
МАША: Может, объясните? Я что-то... ничего не понимаю. Что всё это значит?
ГАЛИНА (нежно, продолжая трепетно обнимать Германа): Ты просто не знаешь, подруга, что это за бутылка...
МАША: Насколько я разбираюсь в алкоголе, смею предположить, что это коньяк!
ГАЛИНА (отпускает Германа, подходит к подруге): Эту бутылку мы купили с ним на нашем первом свидании. Для того чтобы распить её на втором. (Делает небольшую паузу, смакует момент воспоминаний) Но, на втором свидании до неё как-то руки не дошли. (Делает небольшую паузу, смакует момент воспоминаний) Всё произошло так стремительно, так... Словом, было не до того. Потом... Потом третье, свидание, четвёртое... А коньяк всё стоял и стоял, ждал нужного момента.
ГЕРМАН (подняв взор на Галину): И этот момент настал!
Галина улыбается, трепетно смотрит на бутыль, нежно держит её в руках.
МАША: Да прям... Ну... это может быть такая же бутылка, жест понятен, но это факт уже не тот самый коньяк, столько времени прошло...
Галина утвердительно качает головой.
ГАЛИНА (смотрит на бутылку): Это тот самый коньяк... Мы поставили на нём свои росписи, вот они.
Галина показывает росписи на бутылке подруге. Подруга восхищена.
Галина оборачивается к Герману.
ГАЛИНА (нежно): Ты хранил её столько лет... Ты... ты ждал, надеялся, верил в то, что ещё что-то может быть... Я права?
Герман опускает взгляд.
ГАЛИНА (нежно): Сейчас принесу бокалы.
Галина ставит бутыль на стол, уходит на кухню.
Маша отодвигает стулья, приглашает жестом Германа за стол.
Герман проходит, садится.
Маша садится рядом, открывает подаренную шоколадку.
МАША: Значит... Ты до сих пор любишь её...
ГАЛИНА: Маш... ну посмотри на неё сама, как её можно не любить?
Маша прокашливается, потирает рукой горло, поглаживает те места, за которые её только что душила подруга.
МАША: Ну... так-то да...
Герман в томлении смотрит в сторону ушедшей Галины.
МАША: Что реально та же самая бутылка?
Герман кивает в ответ.
МАША: Ммм...
Галина возвращается с тремя бокалами.
Подорванная мужем часть платья у неё свисает, но она совершенно об этом не помнит.
ГЕРМАН (Галине, обратив внимание на рваное платье): Похоже, в следующий раз мне нужно будет принести новое платье. Какой у тебя? Сорок второй?
ГАЛИНА: Что?
Галина вдруг понимает, о чём речь, обращает внимание на себя.
ГАЛИНА: А...., это..., нет, тут просто... Я сейчас.
Галина убегает из комнаты, оставив бокалы на столе.
Герман переводит вопросительный взгляд на Машу, она в ответ разводит руками, жмёт плечами, сочувственно играет мимикой.
ГЕРМАН (Маше): Она совсем не изменилась...
МАША: Галка-то?
ГЕРМАН: Ну да.
МАША: Ну... Не знаю. Мы с ней часто видимся, когда на глазах всё время, то сложно судить об изменениях. Но ты изменился очень сильно, это я тебе говорю с полной уверенностью!
ГЕРМАН: Да... спорить не буду. Более того, я ведь сознательно сменил имидж. Всё изменил.
Герман томно вздыхает, берёт бутыль, начинает её открывать.
ГЕРМАН: После того как мы расстались, я... Сначала пытался всё забыть, потом залить всё алкоголем. Вот эта вот бутылочка едва не попала под раздачу, но я сумел себя остановить. Были попытки забыться и в женщинах конечно... Всё было, но...
В комнату тихо входит Галина, она в красивом платье. Герман её не видит, продолжает изливать душу Маше.
Маша видит подругу, но не выдаёт её.
ГЕРМАН: Знаешь, Маш... Скольких девушек в жизни я не встречал..., ни одна из них даже близко с Галей не стояла. Прости, тебе, наверное, это не очень приятно слышать...
МАША: Всё нормально.
ГЕРМАН: Она такая... Не знаю, как сказать. Она настоящая, понимаешь? Она – это настоящий подарок судьбы. Я этот подарок не сумел оценить по достоинству... В итоге потерял его.
Галя осторожно крадётся назад, чтобы не попасться на глаза Герману. Встаёт за перегородку, слушает.
Герман разливает по бокалам коньяк, по чуть-чуть.
ГЕРМАН: Я... конечно, повёл себя безрассудно, придя сюда. Меня никто не звал, да и не позвал бы, разумеется. Я понимаю, у Гали сейчас своя семья, я ей уже давно не интересен. Просто... Просто плохо мне без неё, Маш. Очень плохо. Столько времени прошло, а я всё никак не могу забыть её. А может..., может, просто не хочу её забывать. Очень хотел увидеть её хоть ещё разок.
Герман берёт свой бокал, выпивает, ставит бокал обратно уже пустой, встаёт.
ГЕРМАН: Я пойду. Не хочу создавать никому проблем, всё понимаю.
Герман направляется к выходу, Маша срывается с места, бежит за Германом, но не знает что делать, лишь успевает вскинуть заполошно руки и открыть рот, глядя на подругу.
Галина вбегает в комнату.
ГАЛИНА: Ну, вот и я!
Герман оборачивается, смотрит на Галину влюблёнными глазами.
Галина смущённо опускает взор, окидывает взглядом столик.
ГАЛИНА: Оу, я смотрю, вы тут без меня уже пьянствуете!
МАША: Нет-нет, только сняли пробу.
Маша неловко показывает пальчиком на Германа.
МАША: Герман снял.
ГАЛИНА: Ну, так давайте теперь снимем пробу вместе. Подходите, чего как не родные?
Маша и Герман неуверенно подходят к столику.
Все садятся на стулья.
Герман наливает себе, немного доливает девушкам.
ГАЛИНА: Хорош – хорош. Я моментально пьянею, и могу начать плохо себя вести. Мне много нельзя. (Игриво, Герману) Или ты специально?
Герман покорно убирает бутылку в сторону. Вид у него виноватый.
Галина ловит руку Германа с бутылкой и доливает своими и его рукой в свой бокал ещё. Льет до краёв.
Герман и Маша смотрят на Галину с немым вопросом.
ГАЛИНА (Герману, доливая полный свой бокал): Что же ты со мной делаешь, бесстыдник.
МАША (Галине): Галя? Ты уверена?
Галина выставляет подруге указательный палец, демонстрируя приказ молчания. После этого поднимает свой бокал, звучно выдыхает и выпивает его залпом на одном дыхании.
Маша опасливо смотрит на подругу.
ГЕРМАН (глухо, протяжно в себя, с интересом глядя на Галину): Угу..
ГАЛИНА: Да!
Герман и Маша берут свои бокалы, догоняют Галину своими небольшими порциями.
ГАЛИНА (Герману, расхрабрившись): Ну? Как живёшь?
Герман отвечает неоднозначным кивком.
ГАЛИНА (Герману, громко, эмоционально, расхрабрившись окончательно): Да ты что? Серьёзно? Никогда бы не подумала... И что прямо всё вот так вот да?
Герман кивком даёт понять, что в общем, примерно да, всё так.
ГАЛИНА (Герману): Как интересно... Нет, правда. Вот так вот живёшь – живёшь, и не знаешь, что у людей-то вон как бывает!
Галина удивлённо отклячивает губу.
МАША: Похоже я тут лишняя. Пойду я.
Маша ставит бокал на столик, встаёт, собирается уходить.
ГАЛИНА (Маше, громко, в приказном тоне): Стоять!
По стойке смирно встаёт и Маша и Герман.
ГАЛИНА (Герману, дружески): Ты можешь выдохнуть..., пока, сядь.
Герман выдыхает, расслабляется, садится обратно.
ГАЛИНА (Маше): Значит, ты мне всё вот это здесь устроила и теперь ей видите ли пора? Нифига! Будешь тут с нами! (Герману) Что там? Коньячок ещё есть?
ГЕРМАН (подняв бутылку на свет): Немного есть ещё.
ГАЛИНА (Герману): Давай по второй.
Маша возвращается к столу, садится. Герман разливает равномерно остатки.
ГАЛИНА: Дааааа... Думала ли я, что буду вот так распивать эту злосчастную бутылку...
Поднимают бокалы. Чокаются, опустошают их. Садятся кто куда.
ГАЛИНА (Герману): Слушай, а чего ты вообще припёрся? Нет, мне просто интересно. Ты на что вообще надеялся? Ты что думал, что придёшь вот так спустя столько времени, и я кинусь тебе на шею? Ты, правда, так думал? Ты вообще думал?
ГЕРМАН (виновато, негромко, Галине): Извини..., думать было некогда... Прости меня, пожалуйста. За всё прости.
Герман встаёт, смотрит как в последний раз на Галину, передав в этом взгляде всю свою любовь, разворачивается и целенаправленно направляется к выходу.
Галина окликивает его.
ГАЛИНА: Герман?
Герман оборачивается.
Галина подходит к нему..., глаза потуплены в пол, спесь вся сбита.
ГАЛИНА (Герману): Спасибо что пришёл... Да... Конечно, время мы своё бездарно упустили... И ты мне до сих пор небезразличен. Я замужем сейчас, увы... Тебя ждала-ждала... Не дождалась. А чувства... Чувства, как и прежде живы... Спасибо что пришёл.
Лирическая музыка.
Галина обнимает Германа очень трепетно, очень нежно, очень любя. Герман отвечает тем же. Пара обнимается, нехотя отпускают друг друга. Герман уходит, напоследок несколько раз кивнув головой понимая всю ситуацию.
Маша и Галина стоят как в воду опущенные.
Музыка стихает.
ЗТМ.
2 КОМНАТА
В комнате в задумчивости сидит на стуле Маша. Галина на диване раскинулась, полулёжа, обхватив руками голову.
МАША: Нннннда...
ГАЛИНА (в себя, глухо): Угу...
Небольшая пауза.
МАША: Нннннда...
ГАЛИНА (в себя, глухо): Угу...
МАША: Что думаешь делать?
Галина убирает руки с головы, преодолевая тяготы затёкшего тела, встаёт, потягивается.
ГАЛИНА: Я думаю...
Небольшая пауза...
МАША (вопросительно, жаждая получить ответ): М?
ГАЛИНА: Я думаю, что мне просто необходимо сходить в душ, освежиться! И голову остудить, да и ... да и сама понимаешь..., чего объяснять...
МАША: Ну да, ну да...
Галина достаёт из шкафа полотенце, уходит в ванную.
Играет тихая лирическая музыка.
Маша встаёт, убирает по-хозяйски всё со стола. Бутылку, бокалы. Приносит корзинку фруктов, ставит на стол.
Раздаётся звонок в дверь.
Музыка стихает.
Маша растерянно крутит головой.
Звонок в дверь повторяется.
Маша мечется, не зная то ли позвать Галину, то ли крикнуть что за дверь, то ли открыть...
В итоге открывает дверь.
Входит Игорь. Конкретный мужик. Именно мужик, не мужчина.
ИГОРЬ (уверено): Здорова, мать! Как оно?
МАША (робко): Здравствуйте. Я... м... Вы простите к...?
Игорь по-хозяйски закрывает за собой дверь, проходит в комнату, потирая руки завидев корзинку с фруктами. Хватает сливу (ну или то, что найдёт режиссёр) и закидывает себе в рот, довольно улыбнувшись, поворачивается к Маше.
Обтерев руки об рубаху, протягивает по-мужицки правую руку и представляется с набитым ртом сквозь чавканье.
ИГОРЬ (уверено): Я Игорь.
МАША (робко, неуверенно, нехотя, протягивая свою руку в ответ, несколько замешкав): Очень приятно, Маша.
ИГОРЬ (уверено): Да не Маша, а Игорь!
Игорь начинает ржать горловым дурацким смехом, над своей же искромётной шуткой, но в итоге давится косточкой, начинает кашлять, хватать воздух.
Маша подбегает, начинает колотить его по спине. Игорь, наконец, выплёвывает косточку прямо на пол.
Оба облегчённо выдыхают.
ИГОРЬ (сквозь одышку): Похоже, Всевышний, моего юмора не оценил. Хотя шутка была славная, скажи?
МАША (робко): Да... шутка была что надо!
Маша показывает жест – большой палец вверх.
Игорь довольно тычет указательным пальцем в Машу, демонстрируя знак признания и расположения.
МАША: Ну, ты как? Всё нормально?
ИГОРЬ: Всё ништяк! Спасибо что не дала сгинуть за понюшку табака.
МАША: Да ладно... Чего там.
ИГОРЬ: Слушай, а ты, кстати, кто?
МАША: Маша я...
ИГОРЬ: Да это я «вкурил». Я в том смысле... Ты чего тут делаешь? Здесь-то ты кто? Ну, там... сестра, жена кого из Стасяновских?
МАША: Я подруга Гали...
ИГОРЬ: Подруга Гали? А я подруг Стаса!
Игорь опять начинает истошно ржать горловым смехом, тем временем подбираясь к корзинке с фруктами, но в последний момент останавливает себя, припомнив столь недавний горький опыт.
МАША (оценив ситуацию): Лучше не надо...
ИГОРЬ: Да..., пожалуй.
Игорь оборачивается к Маше, на лице ухмылка хитрого мартовского кота.
ИГОРЬ: А что, Машенька? Как же я теперь без вас? Кто в случае чего теперь меня будет спасать?
Маша млеет, смущается.
МАША (колеблясь): Ну..., у меня вообще-то есть парень.
ИГОРЬ: Серьёзно?
Маша виновато кивает с детской улыбкой на лице.
ИГОРЬ: А у меня вот парня нет!
Игорь заливается в горловом смехе, трясёт головой, пребывая в полнейшем восторге от своей очередной шуточки.
Маша сдержанно улыбается, глядя на эту святую непосредственность.
Игорь по-хозяйски садится на диван.
ИГОРЬ: Слушай, а где все-то?
МАША: Ну..., Стас ещё на работе, а Галя... Она в душ ушла...
ИГОРЬ: В душ?
МАША: Ну да...
ИГОРЬ: Средь бело дня?
МАША: Ну а что тут такого?
ИГОРЬ: Как-то это странно... Девки, вы чем тут занимались без меня, м?
Игорь подозрительно присматривается к Маше. Встаёт, крадётся к ней.
МАША: Да..., ничем особенным, так.
ИГОРЬ (опасно намекая на грядущие события): Так мы получается сейчас здесь одни?
МАША: У меня есть парень, Игорь, не забывай.
Маша отступает на два шага.
ИГОРЬ (наступая): А мы никому не скажем...
Маша в смятении, она перестаёт отходить назад.
Игорь приближается к ней на максимально близкое расстояние, между лицами остаются всего несколько сантиметров.
МАША (неуверенно): Ну..., я не знаю, всё это как-то так внезапно... так...
Маша уже сама начинает тянуться к Игорю, чтобы его поцеловать, но тот резко меняется в лице и начинает резко принюхиваться, отпрянув назад.
ИГОРЬ (с призрением обнюхивая губы Маши): Что это? (нюхает) Коньячок?
Маша смущённо, виновато тупит взор.
ИГОРЬ (ещё несколько раз занюхав): Да точно коньяк!
МАША (виновато): Да, было дело.
ИГОРЬ (яростно): Где он?
Игорь кидается искать бутыль, заглядывает под стол, шарит в полках.
МАША: Его там нет...
ИГОРЬ (досадливо): Как нет? Что? То есть совсем?
МАША: Абсолютно (икает разочек).
Игорь с печальным видом садится на диван.
В комнату входит Галина в махровом халате, домашних тапочках. На голове у неё полотенце, в руке кружка с чаем. Игоря она не замечает.
ГАЛИНА (Маше): А ты знаешь, полегчало! Душик, чаёк... нормально.
ИГОРЬ (Галине): Мои поздравления! Что там, душ освободился? А то не всем здесь полегчало... Может тоже попробовать проверенный рецепт.
Галина замечает Игоря на диване, радости это событие ей не придаёт.
ГАЛИНА (Игорю): Я тебе попробую! Иди вон к себе домой, и там пробуй. Ты, кстати, чего тут делаешь?
ИГОРЬ (Галине): Да представляешь..., шёл мимо, слышу – чпок!
ГАЛИНА (Игорю): В смысле, чпок?
ИГОРЬ (Галине): В смысле пробку из бутылки достали!
Маша и Галина переглядываются.
ИГОРЬ (Галине): Я, значит, по запаху источник нахожу, захожу и ...
ГАЛИНА (Игорю, перебивает): И ухожу! Давай-давай, нечего тебе здесь рассиживаться.
Галина подходит деловито к Игорю, тянет его за руку и ведёт к двери.
ГАЛИНА: Стас придёт поздно, в другой раз лясы точить будете. Сегодня тебя не звали, так что без обид!
Галина наступает на косточку, которую выплюнул Игорь.
Останавливается в непонимании. Смотрит, что там под ногой.
Поднимает косточку, смотрит одновременно вопросительно на косточку, Машу и Игоря.
ГАЛИНА: Это что за фигня?
ИГОРЬ (Галине): Это смерть моя! У Кощея была в яйце, а у меня вот в этой косточке. Чуть кони не двинул тут. Как попадаешь к вам в дом, так вечно какое-нибудь дерьмо происходит!
ИГОРЬ (Маше): В прошлый раз... Пришёл к другу помочь с электрикой – эта вот (показывает на Галину с пренебрежением) рубильник включила!
ГАЛИНА (яростно, оправдываясь): Мне срочно нужен был стакан кипятка!
ИГОРЬ (Маше): Ага! И главное как раз в тот момент понадобилось, когда я в полной уверенности о своей безопасности делал скрутки на проводах. Понятное дело – шандарахнуло!
ГАЛИНА (Игорю): Да иди ты уже!
Галина выталкивает Игоря за дверь, захлопывает её. Отходит на пару шагов, дверь опять открывается, и снова в квартире Игорь.
ИГОРЬ (Маше): Или вот ещё, тоже! Колю я как-то орехи. Грецкие. На кухне у них, вон там (показывает в сторону кухни). Колю, никого не трогаю, со Стасом общаемся, всё путём. И тут я в очередной раз молоточек только занёс, появляется эта... (показывает на Галину с пренебрежением). Как чёрт из коробка выпрыгнула, и как заорёт! (кричит, передразнивая Галину мерзким писклявым голоском) Куда смотришь! Всё печенье сгорело!
ГАЛИНА (Маше): Да я этих придурков попросила последить за печеньем в духовке, сама отлучилась по женским делам. Пока то да сё, захожу на кухню, а там чад уже. И ничего. Ржут, что-то там за рыбалку обсуждают. А то, что угольки уже в духовке румянятся – вообще пофигу мороз!
ИГОРЬ (Галине, возмущённо): Угольки твои выбросили и всего делов, а палец у меня после удара молотком потом ещё неделю болел!
Игорь отмахивается с презрением от Галины, подходит к Маше, приобнимает её.
ИГОРЬ (Маше, по-дружески, тепло): В общем, подруга, будь с ней поосторожней. Это сатана в юбке. Я ведь больше чем уверен, что и коньяк она в основном весь выжрала!
Маша нелепо улыбается, глядя на подругу.
Галина в ярости! Она оставляет свою кружку в сторону и выталкивает обеими уже руками Игоря за дверь.
ГАЛИНА (Игорю, яростно): Вот и вили отсюда, пока ещё что-нибудь тут с тобой не произошло!
Галина захлопывает с грохотом дверь и налегает на неё.
ГАЛИНА (Маше, с томным усталым выдохом): Несносный человек. Хоть в пору опять в душ иди.
МАША: Я, пожалуй... тоже пойду. Давай, подруга. Приятного вечера тебе... Там вон фруктики я помыла, душик, отдыхай. Денёк выдался нервным.
Маша торопливо собирается и покидает квартиру, оставив в суматохе свою сумочку.
3 УЛИЦА
Сценка не большая. Можно параллельно вести действия на сцене, где Галина при слабом свете (эмитируя второстепенную тему) проводив подругу, закрывает дверь и, пребывая в некой прострации, прохаживается медленно по комнате, пробует без удовольствия фрукты, заботливо принесённые подругой. После снимает полотенце с головы, сушит полотенцем волосы, насколько это возможно, и томно вздохнув, глядя куда-то вдаль - уходит, достав перед этим из кармана косточку, и подбросив её на руке, ту самую, которой подавился Игорь.
В это время на авансцене, или в проходе между первым рядом зрителей и просцениумом происходят действия на улице (главная тема момента).
Играет негромкая лирическая музыка.
Игорь идёт не торопясь. Свет озаряет на его лице романтическую улыбку. Он останавливается, задумывается. Разворачивается, делает несколько целенаправленных уверенных шагов в обратную сторону, но... Останавливается. Некоторые нотки разочарования и обречённости выдаёт его мимика. Игорь вновь медленно начинает идти куда шёл.
Со спины его окрикивает слабый запыхавшийся голос Маши.
Игорь оборачивается.
Музыка стихает.
Галина к этому моменту покидает сцену (если действия идут параллельно).
Маша догоняет Игоря, устало согнувшись в поясе. Пытается отдышаться.
МАША: Догнала... Ещё раз Привет.
ИГОРЬ: Привет - выпить нет?
МАША: Нет..., но я бы тоже не отказалась...
ИГОРЬ (поучительно и поддерживая, показывает на Машу указательным пальцем): Вот!
МАША: Почему ты не спросил мой номер телефона перед уходом? Бессовестный...
ИГОРЬ: Потому что я как любой бессовестный человек, зная, что у понравившейся девушки есть парень не стал вмешиваться в существующие отношения. Да, я бессердечная дрянь, признаю. Но что поделаешь... таким родился...
Маша подходит к Игорю поближе, почти вплотную.
МАША (трепетно): Это так благородно, так мило. Знаешь..., ты ведь мне тоже понравился. Правда. А с парнем... С парнем со своим я давно подумывала расстаться. Чем дольше с ним встречаемся, тем отчётливей я понимаю, что мы не пара. У наших отношений нет будущего, я была с ним только для того, чтобы не быть одной. Я очень боюсь оставаться одна... Одна... Наедине со своими мыслями, со своими... не реализованными чувствами... Со своей женской сутью, не нашедшей того, кто бы принял всё это без поучений, наставлений и претензий... До сих пор я таких людей не встречала. Я..., конечно, я не идеальная, всё понимаю, но...
Игорь делает шаг к Маше и обнимает её нежно-нежно.
Маша обнимает Игоря в ответ.
ИГОРЬ: Ты знаешь, Маша... Я ведь прекрасно осознаю, что моим визитам в квартире Стаса не слишком-то рады. Я никак не мог себе объяснить, какого чёрта я туда всё время прусь. Словно что-то ищу, словно что-то чувствую... А теперь...
Игорь и Маша размыкаются в объятиях, трепетно смотрят друг другу в глаза.
ИГОРЬ: Теперь я знаю, что вело меня всё это время... Я искал тебя!
Игорь и Маша берутся за руки и их влюблённая пара под приятную нежную музыку продолжают путь в гаснущий световиком проход.
ЗТМ.
4 КОМНАТА
В комнате никого нет.
Открывается дверь, возвращается с работы Станислав.
Супруг раздевается, достаёт мобильный телефон, озирается по сторонам, читает сообщение, ухмыляется, что-то пишет в ответ. Убирает телефон. Подходит к столу с фруктами, угощается. Прохаживается по-хозяйски по комнате, проверяет пальцем пыль на полке, требовательно и сурово присматривается к тому, осталось ли что-то на пальце. Ищет к чему бы придраться.
В комнату входит Галина в домашней непримечательной одежде.
ГАЛИНА (совершенно не заинтересовано): О, ты пришёл, привет. Как прошёл день?
СТАНИСЛАВ: Тебе, правда, интересно?
ГАЛИНА: Вообще-то не очень. Так спросила... Ради приличия.
Галина начинает стелить постель (диван).
СТАНИСЛАВ (неуверенно, непривычно для самого себя, прерываясь): Ну... а у тебя... как... дела?
ГАЛИНА: У меня?
Жена оглядывается на мужа с непониманием. Окидывает его скептическим взглядом, продолжает готовить ложе ко сну.
Станислав не знает чем себя занять и не может придумать тему для беседы или придирки. Разговаривать им особо не о чем.
Руки в брюки, детализированное сканирование взглядом супруги и вот оно! В глазах Станислава появляется искра! Он придумал!
СТАНИСЛАВ (деловито скрестив руки на груди, с претензией): Ну вот! О чём я и говорю!
Галина в непонимании оборачивается, улавливает настрой мужа на скандал.
ГАЛИНА (уперев руки в бока, принимая вызов): Ну?
СТАНИСЛАВ: Ну, посмотри на себя! Жена моя, мать моих не родившихся к счастью детей!
Галина мельком оглядывает себя, вновь смотрит с укоризной на супруга.
СТАНИСЛАВ: Чего? Не бибикаешь, о чём речь?
ГАЛИНА (передразнивая): Не бибикаю! Давай, просвети, раз умный такой... бибикальщик!
СТАНИСЛАВ: Мы вместе уже... (забывает, сколько лет) И картина не меняется!
ГАЛИНА: Да чё надо-то тебе? Или ещё не придумал, до чего доковыряться? Так постой подумай. Я не тороплю.
СТАНИСЛАВ: Ты это... знаешь что?
ГАЛИНА: Ну что?
СТАНИСЛАВ (яростно): Муж приходит с работы, а его встречает не жена, а какой-то сожитель! Что это за тряпье на тебе, что за вид? Где радость в глазах, где встреча любимого супруга, где мой, мать его, пересоленный борщ!
Станислав набирает обороты, красноречие к нему вернулось, и он не теряет этого момента. Начинает активно жестикулировать и вносить собой смятения в тихую размеренную домашнюю обстановку.
СТАНИСЛАВ: Ничего вообще, никакой заботы, никакого внимания! Это вообще нормально?
ГАЛИНА (с издёвкой): Ах, простите, ваше величество, разносолов, увы, не предвидится! Жена сегодня весь день занималась домашними хлопотами, бытовыми вопросами в которые вы не соизволили посвятить своё внимание ни разу за все эти годы нашей прекрасной, яркой, красочной семейной жизни. Уборка она же сама наводится, вещи сами стираются и гладятся, обед и ужин сам готовится, да и завтрак, кстати, тоже, утром встаёшь, а он уже хлоп и на плите. Только вот один сожитель чего-то тут ходит - бродит в тряпье... Ну, в самом деле, почему я не додумалась сама заняться домашними хлопотами, нарядившись в вечернее платье? Ты не знаешь?
Супруг недовольно отводит взгляд, понимая, что этот бой он проиграл.
ГАЛИНА: А я вот знаю! Да хотя бы потому, что у меня нет ни одного красивого нарядного платья. Одно, на все случаи жизни, в котором и на дни рождения и на свадьбы к друзьям и на похороны к родственникам. Ты когда последний раз жене что-либо из одежды покупал? Не помнишь? То-то... Так чего требуешь?
СТАНИСЛАВ: Ой, всё...
Супруг начинает спешно нервно одеваться, делая вид что он обиделся и готов бежать из этого дома куда угодно, только бы не находиться сейчас рядом с докучливой женой.
ГАЛИНА: О..., побежал – побежал... Смотрите-ка. Думаешь, я не понимаю, ради чего весь этот спектакль был затеян? Опять, небось, сообщение пришло с неизвестного номера: «Дико скучаю и жду!» Я же ведь дурочка, мне невдомёк, кто это тебе пишет и зачем. Где ты пропадаешь часами после завершения рабочего дня и куда срываешься среди ночи... То воздухом ему подышать срочно захочется, то какой-нибудь скандал затеет. И бежит... вот так вот и бежит. Артист больших и малых театров!
Станислав с разоблачённым недовольным выражением лица смотрит в зрительный зал, останавливается.
ГАЛИНА: Иди, чего уже... Ждут тебя очень. И дико скучают.
Галина продолжает готовиться ко сну. Взбивает подушку, не обращает внимания более на мужа.
Станислав начинает раздеваться с поникшим настроением.
СТАНИСЛАВ (неправдоподобно): И ничего я никуда не собрался. Придумаешь, тоже... Просто... Просто денёк нервный был. Да, я сорвался немного, извини. Всё ведь в дом несёшь. Но на счёт тебя, знаешь... Тоже претензии есть, между прочим, вполне имеющие основания!
ГАЛИНА: Конкретику, мой милый, конкретику!
СТАНИСЛАВ: Да, пожалуйста... На!
ГАЛИНА: Ну-ну?
Супруга начинает раздеваться, готовясь ко сну.
СТАНИСЛАВ: Ну, хотя бы то, как ты сейчас снимаешь с себя вещи!
Галина замирает в непонимании, с наполовину снятой блузкой.
ГАЛИНА (с интересом): В смысле? А как надо?
СТАНИСЛАВ: Ты раздеваешься как какая-то скряга, будто рядом с тобой сейчас вообще нет мужчины. Вернись в своём воображении в первый наш месяц знакомства и представь, что ты сейчас впервые передо мной раздеваешься.
Галина на какое-то время задумывается.
Начинает играть соответствующая музыка.
Галина затейливо, игриво улыбается с долей сдавливаемой скромности и начинает раздеваться сексуально и привлекательно.
Станислав смотрит на это сначала с юмором, потом с интересом, далее с возбуждением. И вот он уже готов наброситься на жену чувствуя сексуальное влечение.
Музыка резко прекращается, а Галина моментально меняет настрой, будто этого соблазнительного действия и не было.
ГАЛИНА (спокойно): Всё... я отдыхать, спокойной ночи, дорогой!
Станислав разводит руками.
СТАНИСЛАВ: Вот! Вот об этом я и говорю! Никакого уважения к супругу! Никакой дани зову природы! Ноль внимания, фунт призрения!
Жена довольно улыбается, засыпает.
Супруг, с обидой махнув рукой, уходит на кухню.
ЗТМ.
5 КОМНАТА
Позднее утро следующего дня.
Станислав уже ушёл на работу, Галина лежит на диване одна.
В дверь раздаётся звонок.
Галина ворочается.
Звонок повторяется ещё и ещё.
Галина недовольно смотрит на дверь, встаёт, идёт открывать.
Входит Маша.
МАША: Привет, подруга. Ты что это, дрыхнешь ещё? Уже одиннадцатый час.
ГАЛИНА (потягиваясь): Да... Много думала вчера... не могла уснуть. Так... Претворялась что сплю, чтобы муж не задавал ненужных вопросов, а сама всё думала-думала. Натворила ты делов с этим Германом. Жила себе спокойно, забот не знала и вот... как снег на голову. И я не могу теперь о нём не думать!
Маша понимающе кивает головой.
ГАЛИНА: Ещё этот Игорь, припёрся, козла кусок. Терпеть его не могу!
Маша внезапно, резко хватает подругу за грудки с суровым видом, потом аккуратно отпускает, прижав свой указательный палец к губам Гали. Настрой её совсем не шуточный.
ГАЛИНА: Не поняла? В смысле? Так это ты его побежала догонять вчера, так что даже сумочку свою оставила...
Маша сдержанно качает головой.
ГАЛИНА: Поняла...
Галина резко меняет стратегию.
ГАЛИНА: А ты знаешь, Игорь ведь... на самом деле не плохой парень. Дааа. Да, он мне как-то... ну не складываются у нас с ним отношения, но так вот я смотрю на него со стороны, он ведь и рукастый и юморной. И работник хороший и семьянин, наверное, не плохой будет. И фигурка у него ничего и он в общем даже посимпатичней моего будет... Так вы теперь вместе?
МАША: Ну..., вроде как.
ГАЛИНА: А Витя?
МАША (наиграно): Витя? Кто это?
ГАЛИНА: Вы что? Уже и переспали?
МАША: Долго ли, умеючи...
ГАЛИНА: Ну, ты, подруга даёшь...
МАША: Даю...
ГАЛИНА: Ты знаешь..., я тебе даже завидую. Я бы иной раз тоже, как бы дала-дала..., но...
Галина печально вздыхает.
ГАЛИНА: Так всё стремительно, так всё интересно... Никакого быта, сплошные эмоции... Я ведь видела, как ты вчера смотрела на Игорька... Видела.
МАША: Ну, смотрела! У меня есть для этого причины, ты ведь знаешь, что Витя – это временный вариант... был.
ГАЛИНА: Догадывалась.
МАША: Ну вот. Ладно. Будет обо мне. Расскажи, что ты там надумала на счёт Германа?
ГАЛИНА: Ой, Машка... Что я только не надумала...
Играет тихая лирическая музыка.
ГАЛИНА: Из всех моих бывших – он единственный человек, о котором приятно вспоминать. Он всегда как-то умел дарить не только всё то, что не чуждо каждому... Он умел одаривать тем, что за гранью. Это очень редкая особенность. Очень своеобразная особенность, очень... очень дорогая сердцу особенность. Он появился вчера на какой-то миг, и всё нутро мне перевернул, хоть и почти не сказал ни слова..., так всё больше... общие фразы адресованные тебе... Я стояла, слушала и душа моя плакала... Плакала как младенец, понимаешь, Маш?
Галина закрывает лицо руками.
МАША (сочувственно): Что будешь делать?
ГАЛИНА (со слезами на глазах): Не знаю... вот вообще не знаю... Не хочу его забывать, не хочу оставлять его в своём прошлом...
МАША (сочувственно): А Стаса?
Музыка стихает.
ГАЛИНА (вытирая слёзы): А Стаса... А Стас мой муж.
Маша понимающе кивает головой, проходит, берёт свою сумочку, и возвращается к двери.
ГАЛИНА (расстроено): Ты что же? Уже уходишь?
Маша оборачивается к подруге, двусмысленно пожимая плечами.
ГАЛИНА (расстроено): Не оставляй меня одну, пожалуйста, не оставляй. Давай, хочешь чаю? Кофе? Давай может за коньячком сгоняем в магазин?
МАША: Да нет-нет..., коньячком мы вчера уже побаловались, хватит. А чайку... Галка, меня там Игорь у подъезда ждёт...
ГАЛИНА (расстроено, протяжно): Мммммм... Всё понятно.
МАША: Прости... Мне нужно бежать...
МАША: Давай... Удачи тебе с Игорем...
Маша уходит со своей сумочкой, оставив у двери потерянную подругу...
ЗТМ.
6 КВАРТИРА ГЕРМАНА
Минимальная меблировка. Чисто, ничего лишнего. Холостяцкое жилище.
Играет нежная лирическая музыка.
Тусклое освещение, с кружкой чая в руке, вторая рука в кармане брюк. Медленно задумчиво выходит Герман.
Проходит по комнате туда и сюда. Останавливается, думает, вспоминает с тёплыми чувствами, опять прохаживается.
Музыка стихает.
ГЕРМАН (зрителю): Ну не дурак ли? Какого чёрта попёрся? Ведь ясно же что там уже давно чужая семья, что тебя там не ждут, что тебе как минимум не рады... А вот... Хотел увидеть. Увидел... Думал, может легче станет... А стало только тяжелей.
Герман вздыхает, проходит по комнате, ставит кружку на столик (комод, полку – не важно).
ГЕРМАН (зрителю): Галя... Милая Галя... Она ничуть не изменилась. Она... Она точно такая же... И как будто не было всех этих лет разлуки. Будто бы вот только вчера мы с ней расстались, а сегодня утром встретились. Всё в ней есть, что должно быть в женщине. И загадка, и сдержанность, и в меру распущенность и конечно то, что невозможно объяснить словами. Вот ведь как бывает... Ведь женщин много, но к кому-то ты чувствуешь некую незримую нить связывающую вас обоих, а к кому-то вообще ничего. И этой нити совершенно неважно у кого какое положение, какой социальный или гражданский статус...
Так как представишь... сколько нитей... этих самых незримых нитей пронизывает наше пространство, так аж озноб берёт от восторга. Представляете? Целый мир, переплетённый незримыми глазу нитями. И так бы всё ничего, но эти нити имеют свойство стягиваться... сжиматься. Они тянут всё ближе и ближе... Они притягивают два объекта совершенно, невзирая на обстоятельства. И как бы ты не сопротивлялся, как бы умом не понимал, что нельзя... не положено, неверно и неправильно, нехорошо! А эта нить... она всё стягивает и стягивает. Вы становитесь всё ближе и ближе...
Так всё интересно происходит в этом мире...
Герман проходит несколько шагов
ГЕРМАН (зрителю): А вообще, наверное, это правильно, что эти самые ниточки, они незримые глазу. Ведь они имеют массовый характер, но при этом очень личный, очень индивидуальный. Что было бы, если бы все видели эти нити тянущиеся друг от друга? Коллапс бы произошёл. Ни семей, ни отношений... и никаких оправданий. Всё бы только усложнилось. Нет, всё-таки как всё в этом мире продумано...
В дверь Германа раздаётся звонок. Он переводит заинтересованный взгляд на дверь. Задумывается на короткое время, снова смотрит на дверь, идёт открывать.
Входит Галина в том же платье, которое у неё на все случаи жизни.
ГЕРМАН (удивлённо, обрадовано): Вот так сюрприз...
ГАЛИНА (робко): Как видишь, я не забыла этот адрес... Долго стояла у двери..., не решалась позвонить.
Галина и Герман смотрят друг на друга, оба испытывают робость, переминаются с ноги на ногу.
ГАЛИНА (робко): Я, наверное, зря сделала что пришла... Мне уйти?
Галина разворачивается и ступает к двери, но Герман её останавливает, схватив за руку.
ГЕРМАН: Я уже второй день мучаю себя тем же вопросом... Не уходи... пожалуйста, Галя...
ГАЛИНА (робко): Я... я очень хочу остаться...
ГЕРМАН: А если я попрошу остаться тебя навсегда?
ГАЛИНА: Ты действительно этого хочешь?
ГЕРМАН: Я очень этого хочу..., но возможно ли это?
ГАЛИНА: Я не знаю что делать... Правда, не знаю... Но... Но давай что-нибудь сделаем! (сквозь слёзы) Сделай что-нибудь, очень тебя прошу... Сделай что-нибудь!!!
Звучит громкая финальная музыка.
Герман и Галина обнимаются что есть силы, вложив в это обнимание всё, что наболело.
ЗТМ.
ЗАНАВЕС
 
Условия постановки пьесы оговариваются индивидуально.
Николай Лакутин
Новосибирск
Июнь 2020г
Все пьесы Николая Лакутина представлены в открытом доступе на официальном сайте автора http://lakutin-n.ru раздел «Пьесы»
Почта автора Lakutin200@mail.ru
 
Cвидетельство о публикации 589862 © Лакутин Н.В. 01.07.20 10:40