• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Драматургия
Форма: Пьеса

90*60*18. Пьеса на 3 женские роли

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЁ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА. ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.
Пьеса на 3 человека (три женские роли)
«90*60*18»
Комедия. Продолжительность 1 час 20 минут.
Одноактная пьеса.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
ИЯ – дочка, 18 лет;
АВРОРА – мама, 60 лет, хороша собой (выглядит на ухоженные 40-45);
ЕВДОКИЯ – бабушка, 90 лет (выглядит на 70-80);
1 ГОСТИНАЯ
Уютная домашняя обстановка. В квартире живут три дамы, и это ощущается во всём. И в цветах на подоконнике и в рюшечках на шторах и в накидках на креслах, скатерти, убранства. Но больше всего это видно по множеству кучек вещей, аккуратно и не слишком аккуратно сложенных по всей гостиной.
В комнату в обтягивающем спортивном одеянии для фитнеса, с полотенцем на плече входит Ия. Она бодра, воодушевлена. В руке её мерная лента, которую она кладёт на столик. Вытирает полотенцем пот со лба, небрежно бросает полотенце куда-то на диван. Берёт мерную ленту, самодовольно встаёт перед большим зеркалом, смотрится, поглаживает ручками по животу, проглаживает по ягодицам, принимает, как ей кажется, сексуальную позу, любуется собой.
ИЯ (деловым тоном): Так! Приступим!
Берёт мерную ленту, подходит к зеркалу, замеряет нижнюю часть, область мягкого места.
В комнату, опёршись на костыль, медленно ступает ещё более-менее крепкая старушка Евдокия. Она исподлобья наблюдает за тем, как внучка кривляется перед зеркалом. Медленно неслышно движется к дивану, берёт там полотенце, брошенное Ией, направляется к внучке. Внучка её не видит.
ИЯ (деловым тоном): Тааак. Девяносто... почти.
Мерит талию.
ИЯ (деловым тоном): Шестьдесят... почти.
Мерит грудь.
ИЯ (деловым тоном): Девяносто... почти.
Мягкого места Ии настигает крепкий удар полотенцем от Евдокии.
Ия одёргивается, оборачивается.
ИЯ (досадливым криком): Бабушка! Ты чего!
ЕВДОКИЯ: Я чего? Это ты чего! Полотенце мокрое на диване валяется. Думаешь, высохнет оно там?
ИЯ (досадливым криком): Да я его туда на минутку положила, сейчас собиралась померить результаты своих стараний и повесить сушить!
ЕВДОКИЯ (с издёвкой): Ага... Посмотри вон кофточка лежит (указывает на кресло), вон джинсы (указывает на диван), вон туника (показывает на стул). Всё на минуточку положила... три дня назад, и, наверное, как раз сейчас собиралась убрать?
ИЯ (вредным тоном): Да! Именно сейчас и собиралась. А туника вон та не моя вообще, это мама бросила, с неё и спрашивай!
ЕВДОКИЯ: Ия, внученька, ну нельзя же быть такой... такой... как бы это тебе помягче...
ИЯ: Неряшливой, да?
ЕВДОКИЯ (на нервах) Да, засранкой, господи, к чему уж тут изысканность сравнений. Посмотри, во что дом с матерью превратили! Сесть некуда, всё шмотками завалено! Тряпичницы!
ИЯ: Да бабушка! Мне всё-таки не девяносто лет и зовут меня, слава богу, не Евдокией! Ты что хочешь, чтобы мы с мамой одевались, так же как и ты? Одна шаль на все случаи жизни!!!
ЕВДОКИЯ (на нервах) Я не поняла, а чем это тебе моё имя не нравится. Ну, Евдокия. Очень почётное имя... было.
ИЯ: Было! Вот было и было. Тогда когда-то тогда... может и было принято носить всю жизнь одну серую юбку и одну белую кофточку. А сейчас время другое! Смирить ты уже с этим, наконец! Много вещей – это необходимость для современной девушки! И ничего они не валяются по всему дому, а аккуратненько лежат. Мне всё это нужно и всё нужно именно там где лежит!
ЕВДОКИЯ (на нервах) Вот и мать такая же. Я её в тридцать родила, долго не могла забеременеть, а она так вообще развлекалась до сорока, вот и результат!
АВРОРА (из-за кулис): До сорока двух!
В комнату дефилируя, входит элегантная и не по годам молодо выглядящая Аврора. Она берёт у дочери мерную ленту и тоже встаёт перед зеркалом, мерится с чувством собственного достоинства.
Ия нервно хватает свои джинсы, кофточку, покидает гостиную.
ЕВДОКИЯ: О..., ещё одна красотка нарисовалась в нашем жемчужном царстве. Вот, полюбуйся, Аврора, (разводит руками) во что вы дом с дочерью превратили. Это же не дом, это склад вещей! А в ванной? Там же повернуться невозможно. Пятьсот тюбиков, семьсот флакончиков, четыреста бутыльков... Что одна что другая!!! Только одни мужики на уме! Ну, для кого вы всё это делаете, на что жизнь растрачиваете? Неужели больше ни на что ума не хватает?
АВРОРА: (сняв замеры, спокойно проходя по комнате): Мама у тебя всё?
ЕВДОКИЯ: (спокойно) Нет. Знаешь, что ещё хотела...
Бабушка совершенно ненавязчиво подходит к дочери, как бы на ушко по секрету что-то хочет сказать.
Аврора наклоняется к маме и получает хук слева полотенцем по причинному месту.
Аврора вскрикивает.
ЕВДОКИЯ: (спокойно) Вот теперь всё!
АВРОРА: Мама, ты не меняешься. Года идут, а мудрости не прибавляется. Я же тебе уже не девочка, так со мной...
ЕВДОКИЯ: (спокойно) Ты для меня всегда девочка. Убери-ка свою тунику, (указывает на стул) красавица.
Аврора напыщенно кладёт мерную ленту на столик, берёт свою тунику, уходит с ней.
Бабушка смотрит по сторонам. Никого в гостиной не остаётся кроме неё. Берёт мерную ленту, направляется к зеркалу, начинает замерять свои параметры с затейливым хитрым видом, навевая песенку.
Музыка.
ЗТМ.
2 ГОСТИНАЯ
В гостиной никого нет. Ия забегает в расстроенных чувствах, истерично бросает сумочку на диван, сама бросается на другой край дивана, скомкав подушку руками, хнычет.
В комнату входит бабушка с лейкой, поливает цветы, время от времени поглядывает на всхлипывающую внучку, но не подходит.
Внучка видит, что бабушка здесь, старается на публику показать свои настроения, но бабушка держится молодцом.
ИЯ (бабушке, гневно): Я не понимаю, как можно быть таким черствым человеком. Неужели тебе вообще всё равно, что со мной происходит?
ЕВДОКИЯ: (спокойно) Милая внучка, скажу тебе по секрету, что не было ни одного дня, с того момента как ты появилась на свет, когда бы я о тебе не подумала. Мне очень важно знать, что у тебя всё хорошо, но порой, когда вижу, что это не совсем так, ты не всегда меня к себе подпускаешь для разговоров. В последний раз, когда я попыталась узнать, в чём причина твоих страданий, с твоей стороны была предпринята попытка нокаутировать бабушку подушкой, той самой что у тебя сейчас под рукой. А я ведь со временем теряю сноровку, могу и не увернуться в иной раз.
Ия успокаивается, садится ровненько, виновато поглядывает на бабушку. Бабушка заканчивает с поливкой цветов, упирает руки в бока, смотрит на внучку.
Внучка похлопывает рукой по дивану, призывая бабушку сесть рядом.
Бабушка отставляет лейку, садится рядом, Ия её приобнимает.
ИЯ (бабушке, смиренно): Баб... почему так, а? Может со мной что не так? Ну не могут же все парни быть круглыми придурками. Или у меня просто на них рука счастливая?
ЕВДОКИЯ: (спокойно, приобняв внучку) Обидел кто?
ИЯ (бабушке, смиренно): Да нет... не то что бы обидел... Понимаешь... Тут другое. Мне ведь уже восемнадцать, сама понимаешь, возраст поджимает. В этих годах быть девочкой смерти подобно. А я до сих пор берегусь.
ЕВДОКИЯ: Ты умница, это лучше чем с ранних лет и с кем попало!
ИЯ: Да, я много читала об этом. Один человек... Он психолог, я обращалась в интернете удалённо, об этом никто не знает. Ты первая кому я об этом говорю. В общем, год назад я отчаялась, была уже готова броситься на первого встречного, лишь бы не быть белой вороной среди подруг. И случайно... ну не случайно, но так вышло, что в интернете попала на страничку психолога. Он давал первую консультацию бесплатно, и я спросила, как мне быть.
Евдокия внимательно слушает, поглаживая внучку по голове.
ИЯ: Вот, и он мне рассказал про эффект первого самца. Представляешь? Оказывается, нельзя с кем попало вот так первый раз. Он – первый, оставляет свой след на всю жизнь и даже спустя годы, и, сменив множество партнёров, ребёнок потом может родиться именно с теми качествами, которые были у этого первого парня. Представляешь? Ты об этом знала?
ЕВДОКИЯ: (спокойно, приобняв внучку) Не слышала, но ты знаешь... в наши годы отношение к данному вопросу было несколько иным. У нас было не принято до свадьбы быть с кем-то. Замуж выходили отнюдь не ради скорейшей реализации интимной связи.
ИЯ: А зачем тогда?
ЕВДОКИЯ: Милая, мы искали спутника жизни. Опору, верное плечо. Благо, достойных мужчин тогда было много. Было другое воспитание, другие нравы, другие ценности.
ИЯ: Баб... не начинай, а?
ЕВДОКИЯ: Да, прости. Ну, так и что? При чём тут все парни придурки? Почему ты пришла такая расстроенная?
ИЯ: Так я же тебе объясняю! После того как психолог мне всё объяснил, я поняла, что на самом деле всё делала правильно. Что не нужно спешить, нужно найти достойного человека, от которого возможно мне хотелось бы иметь впоследствии детей.
ЕВДОКИЯ: Это разумный шаг, внучка. Тут уже работает не только привязанность и инстинкты, тут уже и голова включается в процесс.
ИЯ: Да! Но ведь в этом-то и вся проблема!
ЕВДОКИЯ: Почему же?
ИЯ: Да потому что как только я начинаю присматриваться к понравившемуся мальчику, неизбежно рано или поздно понимаю – идиот.
ЕВДОКИЯ: Вот как?
ИЯ: Да, именно так. Ты не представляешь, со сколькими мальчиками я уже перезнакомилась. Они сами отовсюду лезут, прямо как наваждение какое-то. В интернете каждый день кучи страждущих, желающих погулять, покататься, в кино сходить, в кафе и так далее. На улице подходят – знакомятся, в транспорте суют мне свои мобильники с надписями: «привет».
ЕВДОКИЯ: Ну... Это немудрено, ты у нас девушка видная.
ИЯ: Да нет, по этому поводу я как раз и не жалуюсь. Мне конечно приятно, что я пользуюсь популярностью у мальчишек. Но общаться-то я с ними долго не могу! Пока они мне поют дифирамбы – всё здорово – прекрасно. Но как только их словарный запас иссякает – всё... Либо они сами отваливаются, либо я теряю интерес.
Бабушка смотрит на внучку внимательно, сочувственно, добро.
ИЯ: Баб... Я так ведь и останусь старой девой нетронутой, если так и дальше пойдёт. А психолог этот – гад, второй раз бесплатно консультировать не хочет. И что мне делать?
ЕВДОКИЯ (настороженно): У меня пенсия маленькая...
ИЯ: Да я вообще не об этом. Ну, ты ведь старая... В смысле – мудрая. Посоветуй! Скажи, что мне делать?
ЕВДОКИЯ: А скажи-ка мне вот что. Сколько времени обычно проходит с того момента, как парень тебе интересен и до момента, когда у вас всё с ним катится в тартарары?
ИЯ (задумчиво): Ой, баб... ну..., по-разному. Когда-то сутки, когда-то двое... Ну, наверное, самое долгое – это дня четыре – пять.
ЕВДОКИЯ: Всё понятно, внученька. Все те, с кем ты имела удовольствие общаться... встречаться... Они преследовали всего лишь одну не самую оригинальную цель.
ИЯ (задумчиво): Думаешь, всем им от меня нужно было только...
ЕВДОКИЯ (перебивая, уверенно): Да!
Ия задумывается.
ИЯ (задумчиво): Подожди, но ведь многие из них так красочно обо мне отзывались, они говорили о своих планах на мой счёт, обещали много чего такого...
Бабушка умильно смотрит на внучку. Ия ловит на себе этот скептический взгляд.
ИЯ (задумчиво): Что думаешь, что все тупо врали, преследуя одну единственную цель?
Бабушка виновато, сочувственно пожимает плечами.
ИЯ (задумчиво): Значит... я была права... Все они придурки. Но где же мне найти достойного человека?
ЕВДОКИЯ (задумчиво): Послушай..., а почему бы тебе не поговорить на этот счёт с матерью? Она как-то... мне кажется, побольше моего понимает в таких вопросах. Всё-таки четыре раза была замужем и каждый раз удачно, как она утверждает.
ИЯ (возмущённо): С мамой? Ну, нееееет. Мы с ней не подруги, а скорее конкурентки. Представляю, какие советы она мне может дать...
ЕВДОКИЯ (не понимая): Что? В каком смысле конкурентки? Тебе восемнадцать, ей шестьдесят. О какой конкуренции может идти речь, Ия?
ИЯ (возмущённо): Шестьдесят-то шестьдесят, но выглядит-то она, зараза на сорок! Ну... сорок пять – максимум. Это мы с тобой знаем, что ей уже давно пора досточку покрепче выбирать, а парни-то думают, что она ещё вся в цвету! Ты видела, какие фотографии она публикует на своей странице в социальных сетях? От меня к ней уже восемь мальчиков ушло. От меня к ней, понимаешь? А ты говоришь – какая конкуренция...
В комнату грациозно, самодовольно и зная себе цену, входит Аврора.
АВРОРА (самодовольно): Вообще-то не восемь, а одиннадцать. Сегодня ещё трое беженцев ко мне в друзья постучались. Все с твоей странички перешли. Спасибо тебе доченька, помогаешь матери. Пустяк, а приятно!
ИЯ (возмущённо, бабушке): Нет, ты видишь, что происходит? Баб! Ты скажи своей дочери! Это что за дела вообще такие?
ЕВДОКИЯ (не понимая, не веря, дочери): Аврора, это что правда? Ты увела у Ии одиннадцать парней?
Раздаётся громкий звук уведомления мобильного телефона.
Аврора демонстративно достаёт смартфон, что-то там смотрит, нажимает.
АВРОРА (самодовольно): Нет, на самом деле это не правда.
Евдокия и Ия облегчённо вздыхают.
АВРОРА (самодовольно): Только что ещё парочку кобельков приняла, итого – тринадцать. Ну-ка что тут они мне пишут? Ага... «Привет, красотка, познакомимся?» Это от Гавра. А это от...
Ия вскакивает с дивана, взмахивает руками.
ИЯ (перебивая возмущённо, истерично): Что? От Гавра? От Гавра Малинкина?
АВРОРА (смотрит в телефон): Сейчас посмотрю.. А... да, от Малинкина. Не идёт ему эта фамилия, тут скорее подошло бы Богемов или Апполонов... такой красавчик... а ничего, кстати, парнишка, ну-ка, пообщаемся....
ИЯ (истерично): Стерва!!!
В максимально расстроенных и возмущённых чувствах Ия покидает комнату.
АВРОРА (дочери вслед): А по поводу внешности и физического здоровья, так у нас весь род такой. Вон на бабушку посмотри. Кто ей девяносто-то даст? Бабка ещё вполне живенько выглядит...
Бабушка, поправляя очки, смотрит на Аврору с немым вопросом.
АВРОРА: Что?
ЕВДОКИЯ: Ничего... всё в порядке. В самом деле, что такого... Почему бы не увести у дочери парня?
ИЯ (истеричный выкрик из другой комнаты): Тринадцать! Тринадцать парней!
Раздаётся громкий звук уведомления мобильного телефона Авроры, она смотрит в свой смартфон, самодовольно смотрит в сторону ушедшей дочери.
Ия, с подозрением глядя на мать, входит в комнату.
ИЯ: Это что такое сейчас плюхнуло?
Аврора издевательски моргает невинными глазками в адрес дочери, молчит, но улыбка её становится шире.
Ия достаёт свой смартфон, смотрит там что-то...
ИЯ (расстроено): Гавр удалил меня из друзей... И Антон, и Витя... (Смотрит дальше в телефон, лицо её наполняется «желчью») Зато они появились в друзьях у тебя.
Раздаётся громкий звук уведомления мобильного телефона Авроры.
Ия убирает свой смартфон в задний карман, закатывает рукава, набирает побольше воздуха в грудь, бросается на мать, вцепившись ей в волосы.
Громкая музыка.
Кричат все втроём!
ЗТМ.
3 КУХНЯ
Все три героини сидят в обнимку. Перед ними накрытый стол. Чайная церемония уже подходит к концу. Нервы, ужин и перемирие канули в лету, сейчас им так хорошо, так спокойно... да, по сути, просто обессилили ругаться, драться и кричать.
ЕВДОКИЯ: Эх, хорошо сидим. Так по-семейному. Так по-родственному. Когда ещё так посидишь, как не после хорошей взбучки.
АВРОРА (дочери): Когда мой Олежек стал косить своим лиловым глазом на тебя, я поначалу жутко ревновала. А потом подумала – ладно, Бог с ним. Почему нет. Уж лучше пусть, если вдруг чего мало ли... пусть ты будешь с ним, чем с кем попало. Так-то он мужчина не плохой.
ИЯ: Я вообще сначала не знала, как реагировать. Был с тобой и тут вдруг начал ко мне клинья подбивать. Нет, он интересный конечно, видный такой, но как-то я не знаю... Неудобно как-то. Да и в возрасте у нас с ним разница двенадцать лет.
АВРОРА (дочери): У нас была большие, и нас это ничуть не смущало.
ЕВДОКИЯ: А что за Олег-то? Может... если он так нашей родословной заинтересовался, и я на что сгожусь?
Ия и Аврора смеются.
ЕВДОКИЯ: А что... (Авроре) Сама ведь говоришь что я бабка ещё хоть куда.
АВРОРА (Евдокии): Я не говорила что хоть куда. Я сказала, что ты ещё живенько выглядишь. Это не одно и то же.
ИЯ (с хитринкой, Евдокии): Ладно, баб. Если у нас с ним ничего не выгорит, то я его с тобой познакомлю. Ну а там уж, действуй сама, не маленькая, чай. Знаешь что к чему...
ЕВДОКИЯ: Ой, ну вас.
Бабушка встаёт из-за стола, собирается уходить, отмахиваясь в полруки.
ЕВДОКИЯ: Всё шутки шутите. А, между прочим, в девяносто тоже иногда хочется... какого-то волшебства.
АВРОРА (Евдокии): Мам, ты что, «Дом-2» пересмотрела? Волшебства ей захотелось. Я даже боюсь себе представить это волшебство. Бррррр (трясёт головой). Зачем ты это сказала. Мне теперь к психологу обратиться придётся, чтобы самой нормальную полную жизнь вести. Всё... у меня психологическая травма.
ЕВДОКИЯ (Авроре): А ты вон... к дочери обратись. Она подскажет тебе психолога. Кстати первая консультация бесплатно.
Аврора крутит головой то на мать, то на дочь.
Ия возмущённо разводит руками, глядя на бабушку.
Бабушка показывает язык внучке и, кряхтя, покидает кухню.
ИЯ: Ух..., бабка вредная. Никогда ей не буду ничего больше рассказывать. Вообще водичка не держится...
АВРОРА: Это да... Замучилась ей прокладки покупать...
Мама с дочкой смеются.
АВРОРА: Ну что... по чайку?
ИЯ: Можно.
Аврора ухаживает за дочкой, наливает себе.
АВРОРА: Если не хочешь... Я не буду тебя терроризировать с вопросами про психолога или там про какие ещё проблемы. Но если нужен будет мой совет – я всегда открыта и готова тебе помочь. Стерва я конечно - стерва, но это больше внешне – на показ. Это мой... так сказать, привлекающий внимание фантик. Кстати очень хорошо работающий фантик. Мужики стерв обожают. А знаешь почему?
ИЯ: Не знаю..., не логично как-то. Сами же мне жалуются, что не любят когда им мозг выносят.
АВРОРА: Жалуются. Это факт. Но ищут, тем не менее, именно стерв.
ИЯ: Но почему так?
АВРОРА: Да потому что стервозная женщина – это, прежде всего вкусная энергетика. Это ураган! Это буря эмоций и страстей. Это жизнь, дочка. Полная, яркая, насыщенная жизнь. А с серой мышкой всё спокойно, тихо, размеренно. Но нифига не интересно, уж поверь, я у стольких мышек мужиков по... (Осекается, смотрит на дочку осторожно). Просто поверь, это так.
ИЯ: Мам?
Аврора смотрит любящими глазами на дочку, вопросительно кивает.
ИЯ: Ты знаешь... мне вот всегда интересно было. Как ты умудряешься находить каждый раз интересных мужчин. Я ведь многих твоих ухажёров в жизни видела. И все они как на подбор. Нет, они все были разные, но все поголовно были интересными. Интересными и в плане внешности, интересными в плане общения. Со мной ведь они часто перекидывались словцом, пока ты переодевалась или принимала душ...
АВРОРА: Да... Они были интересными во всех планах, в частности в том, с которым ты ещё не знакома.
ИЯ: А откуда ты знаешь, что я ещё не знакома с этим интересным планом?
АВРОРА: Это просто, доченька. После того как у девушки всё случается – она меняется. Меняется в одночасье. В первую очередь меняется взгляд. Далее формируется новое видение положения истинности вещей и обстоятельств. Как правило, падают хрустальные замки в головах, сказочные принцы на конях куда-то улетучиваются. Вуаль перед глазами растворяется и человек ступает в новый, совсем иной, малознакомый как оказывается мир.
ИЯ: Что всё на самом деле так плохо да?
АВРОРА: Нет, дочка... Вовсе не плохо. Просто совсем не так, как нас тому учили в книжках, фильмах, добрых детских сказках и мультиках...
ИЯ: Ну, хорошо. Я готова к пониманию того, что жизнь это вовсе не красивый бразильский сериал со счастливым финалом. Мне бы только как-то осторожно перестроиться на новые рельсы. А вот как это сделать...
АВРОРА: У всех это происходит по-разному, дочка. Но на счёт финала – ты не права. В жизни бывают красивые финалы. Не часто, но бывают. Бывают истории и вовсе без финала.
ИЯ: А это ещё как?
АВРОРА: Объяснить это сложно... это надо пережить.
ИЯ: Зачем же тогда вообще нужны такие жизненные сюжеты, которые не имеют финала?
АВРОРА (задумчиво): Нужны, дочка... нужны. Я вовсе не жалею о таких сюжетах в своей жизни. Я даже искренне благодарна жизни за то, что они в моей жизни имели место быть...
Ия смотрит на мать совершенно непонимающим взглядом.
Мать при этом качает головой, сжав губы, опускает взгляд.
ИЯ: Ладно... в эти дебри пока лезть не буду. Поговорим о приземлённом. Вот, например, тот же Олег. Где ты его нарыла? Ты где вообще берёшь таких мужиков интересных? Я их нигде в жизни не встречала, кроме как рядом с тобой. Как сама ищу – так сплошное отребье попадается.
Аврора улыбается с хитринкой в глазах, выдерживает небольшую паузу.
АВРОРА: Похоже, пришло время.
ИЯ: Время для чего?
АВРОРА: Рассказать один очень важный секрет.
ИЯ: Секрет? Я всегда знала, что ты от меня что-то скрываешь...
АВРОРА: Отнесись к моим словам, пожалуйста, максимально серьёзно, дочка. Если хочешь окружить себя в жизни по-настоящему достойным контингентом, тебе нужно знать, как это работает...
ИЯ: «Петушиное слово»?
АВРОРА: Как наладить контакт – это уже десятое дело и твоя внешность будет всячески способствовать сближению с интересующими объектами. Но вся проблема в том, как выявить эти интересующие объекты из толпы.
ИЯ (предельно заинтересованно): Вот... вот-вот-вот...
АВРОРА: Как заглянуть под «маски», под которыми прячутся люди и быстро понять, кто есть кто на самом деле?
ИЯ (предельно заинтересованно): Как же, мама?
АВРОРА: Для этого тебе достаточно знать принцип развития личности, он достаточно прост.
Ия настороженно смотрит на мать.
АВРОРА: Тебе известно как распространяется вирус? Не компьютерный, а вирус биологический. Ну, например, грипп.
ИЯ (растерянно): О - па... А это ещё здесь при чём?
АВРОРА: А при том, что принцип становления развитой личности идентичен распространению биологического вируса среди людей.
ИЯ (растерянно): Не понимаю...
АВРОРА: Как распространяется вирус?
ИЯ (растерянно): Ну... воздушно-капельным там, через рукопожатие...
АВРОРА: Словом через контакт, верно?
ИЯ: Ну... в общем да.
АВРОРА: Человек как личность развивается точно так же, через контакт. Ты можешь прочитать все книги мира, пересмотреть все фильмы и театральные постановки, но это не сделает тебя интересным собеседником, если у тебя не было большого количества контактов с другими людьми. И что ещё более важно – с развитыми людьми.
ИЯ (в сомнении): Нууу....
АВРОРА: Я не призываю тебя верить мне, я всего лишь делюсь секретом. Дальше тебе решать верить или проверить или вообще забыть то, что я тебе сказала.
ИЯ: Это как-то не логично. Как человек начитанный может быть неинтересным собеседником? Он ведь столько всего знает? Фильмы, театры – это всё тоже ведь определённая культура, это всё развитие, кругозор!
АВРОРА: Да... Однако, если человек при всём при этом не научился связать двух слов, то все его заумности погоды ему не сделают. Расскажу тебе, как я сама впервые столкнулась с таким опытом.
ИЯ: Интересно...
Ия устраивается поудобнее, облокотившись на стол. Аврора встаёт и повествует, прохаживаясь по кухне.
АВРОРА: Дело было ещё в школьные годы. Класс седьмой или восьмой... Где-то там, примерно. Я была девушка эффектная уже тогда и знала себе цену. Могла легко себе позволить встречаться с любым мальчиком не только из своего класса, но и из параллельных.
ИЯ: Ух, деловая, колбаса... Ты совершенно не изменилась.
АВРОРА: Не перебивай, пожалуйста.
Ия жестом закрывает себе ротик на замок.
АВРОРА: Так вот. Я естественно стала подыскивать для себя самого лучшего претендента. Руководствовалась именно твоей логикой. Самый умный, самый начитанный. Такой который лучше всех учится и соответственно имеет самые привлекательные перспективы в жизни.
ИЯ: Да ты продуманная тётя была уже тогда...
Аврора смотрит на дочку с укоризной, Ия опять жестом закрывает ротик на замок.
АВРОРА: Да, меркантильным соображениям в моих расчётах тоже было место. Я была не сильна в ряде наук и помощь сохнувшего по мне отличника была бы очень кстати.
Аврора задумчиво дефилирует по кухне, выдерживает паузу, надувает щёки.
АВРОРА: Построила ему глазки, задержалась пару раз рядом с ним, проявив интерес и деликатно представив взору свои «сильные стороны». И через два дня он предложил мне дружбу... ну ты понимаешь...
ИЯ: Угу...
АВРОРА: В первый же день когда мы с ним гуляли под ручку по аллее, я поняла, как сильно ошиблась в расчётах. Это был крайне неинтересный субъект.
ИЯ: Он что всё время молчал да? Может - стеснялся?
АВРОРА: Он вовсе не молчал. Он как раз таки, старался покорить меня своим мощным интеллектом. И я очень быстро поняла, что от этого зануды надо «делать ноги».
ИЯ: Не показатель. Единичный случай – это не повод утверждать теорию...
АВРОРА (перебивает): Он не был единственным, дочка. И я говорю не о теории, а о практике. В итоге в школе я дружила в основном с двоечниками. С ними реально было интересно, а знаешь почему?
ИЯ: Нет... Почему?
АВРОРА: Потому что они в угоду занятий дома, а порой и в школе, предпочитали где-то всё время тусоваться. Они были «шустрилами», а именно с такими людьми и интересно общаться. Интересно потому что они рассказывают не о каких-то заунывных заумных вещах в которых ты ничего вообще не понимаешь да и понимать не хочешь. Они рассказывают обо всём том, что происходит и с тобой. Они живые, весёлые, бодрые, яркие, эмоциональные, заряженные, понимаешь?
ИЯ: Нннннн... не совсем. Я так и не поняла при чём тут вирус?
АВРОРА: Каждый человек, с которым ты в своей жизни, так или иначе, соприкасаешься – обязательно накладывает на тебя свой отпечаток. Ты можешь даже не общаться, просто рядом постоять и почувствовать влияние чужой энергетики. Иногда такое безмолвное влияние способно изменить твою жизнь на сто восемьдесят градусов, но это правда, отдельные случаи.
Развитие человека подобно распространению вируса. Ты пообщалась там- сям. Тут словом перекинулась, там пообщалась, здесь что-то с кем-то обсудила – как следствие – повзаимодействовала со многими. И это взаимодействие оставило свой след в общем твоём сосуде мировоззрения и миропонимания. В определённый момент, в результате такого вот контактирования, человек начинает из себя представлять не какую-то отдельную личность, а по сути – целый мир. Именно поэтому он становится интересным, потому что он видит мир под разными углами, он имеет множество представлений о тех или иных явлениях, он не мыслит в рамках одной плоскости, пусть даже он не прочёл в своей жизни ни одной книги.
ИЯ: Я никогда не думала об этом... Интересно.
АВРОРА: Именно такие мужчины, которые содержат в себе целый мир и становятся прекрасными любовниками, что чаще всего, потому что женщины чувствуют этот целый мир и у них, по сути, нет шансов устоять, если они женаты на каком-нибудь нудном начитанном очкарике...
Аврора смотрит в зрительный зал, поджав губы в неловкой позе.
АВРОРА (зрителю): Я сейчас, похоже, подложила кому-то свинью.
Поворачивается к дочери.
АВРОРА (дочке): Ну, так вот. Интересные мужчины те – которые представляют из себя целый мир. «Заразный» мир. Мир, который поглощает, утягивает тебя за собой, мир в котором хочется затеряться в каком-то нелепом беспамятстве...
Аврора смотрит с осторожностью на дочку.
АВРОРА: Впрочем... этого ты пока не поймёшь. Но... всему своё время. Пока просто запомни, а там смекнёшь, что к чему.
ИЯ: Но как тебе удаётся в общей толпе отсеивать зёрна от плевел?
АВРОРА: У меня уже опыт. Я своим набитым глазом стала годам к сорока видеть интересного мужчину издалека. Но поначалу при знакомстве проводила стандартный тест - опрос. Не официальный, конечно же. Лучше всего, чтобы мужчина вообще не понимал, что его в данный момент диагностируют.
ИЯ: А как? Как его диагностировать, тем более так, чтобы он этого не понимал?
АВРОРА: Ну... это уже искусство.
Аврора садится за стол рядом с дочкой.
АВРОРА: Начать можно с элементарных, общих, на первый взгляд, вещей. Когда знакомишься, ведь всегда для представления общей картины что за человек перед тобой задаёшь общие вопросы. Чем занимаешься, какие планы на жизнь. Эти сведения уже дают спектр представления об оппоненте. Если у человека предел мечтания должность управляющего в пункте выдачи интернет заказов – то, наверное, стоит подумать – твой ли это пассажир. Если парень, который красочно рассказывает о том, каким великим он станет, между дел говорит о том, как он с приятелями в гараже пивка попил славно – то это тоже повод задуматься, так ли он велик по сути. Потому что суть – вот что самое главное. Люди дела, как правило, говорят не много, но по существу. Это тебе первая подсказка. Совершенно необязательно быть болтуном, для того чтобы быть интересным собеседником и интересным человеком.
ИЯ: Так! Мам! Погоди... У меня голова кругом идёт.
Ия держится за голову.
ИЯ: Столько мелочей всяких важных... я думала всё просто...
АВРОРА: Ты права, милая. Именно мелочи. Именно им стоит уделять особое внимание, потому что в конечном итоге именно мелочи определяют общий результат.
Ия тяжело выдыхает.
ИЯ: Да... Похоже, мне ещё учиться и учиться...
АВРОРА: Это нормально, дочка. И я постоянно чему-то учусь, и даже бабушка втихую чего-то всё читает, всё ищет ответы в книжках.
ЕВДОКИЯ (Авроре, из-за кулис): И не вижу в этом ничего плохого!
Входит бабушка.
ЕВДОКИЯ: Конечно, читаю, а как? Человек может двигаться только в двух направлениях. Либо развиваться, либо деградировать. Вот я и придерживаюсь первого варианта. Тем более что хоть мне и девяносто, но я действительно ещё очень многого не знаю. А где же ещё искать ответы как не между строк? И вообще... я чего пришла. Вы время видели сколько? Давайте уже заканчивайте дискуссию, спать давно пора.
АВРОРА: И то верно, а то мучаем бабушку бессовестно и эгоистично. Ей же приходится подслушивать, а спать то охота. Нехорошо- нехорошо.
Ия смеётся.
ЕВДОКИЯ (неправдоподобно): Кто я? Я подслушиваю? Да... да как про меня такое можно думать! Почтенного возраста человек, между прочим, графских кровей, и уличить меня в таком неблагородном деле. Ну, дочка... ну услужила...
Аврора и Ия качают головами как бы подыгрывая.
Бабушка уходит.
ИЯ: Мам, а вот... Как среди вот этих уже интересных...
АВРОРА: Выбрать того самого?
ИЯ: Да...
АВРОРА: Хороший вопрос...
ЕВДОКИЯ (Ие, из-за кулис): Если бы твоя мама знала ответ на этот вопрос, то в нашей квартире сейчас было бы ещё теснее на одного человека!
АВРОРА (кричит Евдокии): Хватит уши греть! Иди, ложись, мы сейчас уже тоже идём..., (дочери) вот любопытная Варвара. Так о чём мы?
ИЯ: Про того самого.
АВРОРА: Ах да. Я отвечу, только... тебе наверное мой ответ не слишком понравится.
ИЯ: Ну, всё-таки...
АВРОРА: Видишь ли, дочка. Нас всех учили тому, что есть где-то тот самый, тот единственный, которого нужно обязательно встретить и вот тогда незримая искра прошибает обоих. У пары рождаются замечательные детки, жизнь открывается в новом, прекрасном свете. Всё по-настоящему становится хорошо, здорово, прекрасно и так далее...
ИЯ: На самом деле всё не так?
АВРОРА: Бывает и так, но... далеко не у всех. На самом деле половинок много. Тех самых с кем можно соединить свою жизнь – их много. И тому есть масса подтверждений. Когда, например, любимый муж умирает в молодом возрасте проходит год, два, три и вдова вновь выходит замуж. Снова по-настоящему влюбляется и снова живёт в полноценном счастливом браке. Это вовсе не говорит о её легкомысленности. Это говорит о взаимозаменяемости, как бы это коварно не звучало.
Ия хмурится.
АВРОРА: У меня всё было совсем иначе. Твой отец – прекрасный человек. Я была с ним на седьмом небе. Весёлый, добрый, заботливый. Всегда старался чем-нибудь приятно удивить и это у него здорово получалось. Мы прожили в браке пять лет, родилась ты. А потом... потом наступил тот момент, который далеко не все пары выдерживают. У нас не получилось сохранить отношения, но это не главное. Главное что у нас получилось остаться людьми. Поэтому ты в любое время можешь видеться с отцом, проводить с ним время... Мы минимизировали тот ущерб который ты получила в связи с нашим разводом, постарались сделать всё, чтобы ты не испытывала каких-либо сложностей на этой почве.
ИЯ: Да..., папа замечательный. И женщина его тоже очень хорошая, добрая. Правда..., тебе, наверное, это неприятно слышать, извини.
АВРОРА: Всё хорошо, милая, жена у него и вправду хороша. Это тебе к слову ещё один пример взаимозаменяемости. И у них в отличие от нас с ним получилось преодолеть тот рубеж, который мы с твоим папой пройти не смогли. Всё хорошо, дочка, это жизнь. Как бы ни было – самое главное правило – всегда оставайся человеком. Не уподобляйся животным повадкам, хоть эмоции и будут порой к этому склонять.
Молчат.
АВРОРА: У меня потом тоже было много интересных мужчин, очень хороших мужчин и с большинством из них я могла бы попытаться построить новую семью, но...
ИЯ: Почему же ты этого не сделала?
АВРОРА: Просто не захотела. Что ждёт меня в браке – я уже познала. Второй раз в этот омут я прыгать не решилась. Тем более что второй омут далеко не факт что был бы таким же прекрасным, как и первый. Меня стали устраивать свободные отношения. Прекрасная дочка у меня есть, внимание мужчин – хоть отбавляй. Здоровье, достаток и интерес к жизни присутствует. А что ещё надо?
Аврора обнимает дочку, похлопывает её по-родственному по плечу.
АВРОРА: Живём!!!
ЗТМ.
4 ГОСТИНАЯ
Евдокия, удобно расположившись на диване, читает книгу. Аврора появляется в дверях, но не вся, а только её нижняя часть. Ножка романтично согнута в колене, каблук зависает на уровне пояса. Всё говорит о том, что передняя часть осталась в страстном поцелуе по ту сторону двери.
Евдокия неодобрительно поглядывает на это зрелище, возвращается к книге, кряхтя и проявляя своё возмущение всем своим нутром.
АВРОРА (негромко, нежно, тому, кто держит её за дверью): Ну, всё-всё... Прощаемся. Ну Ваааадииик... Ну... (кокетничает, смеётся, слышен страстный поцелуй) Всё, завтра. Всё остальное завтра.
Аврора полностью появляется в гостиной, закрывает за собой дверь и откидывается на неё в восторженных чувствах, вздыхает, смотрит в потолок.
Евдокия неодобрительно смотрит на дочку. Аврора чувствует на себе взгляд, смотрит на мать.
АВРОРА: Можно начинать!
Евдокия обречённо отмахивается в адрес дочери рукой, устраивается поудобней, закутывается в шаль, читает книгу.
Аврора проходит по гостиной, садится рядом с мамой, на диван, достаёт зеркальце, пудрит носик.
АВРОРА (удивлённо): Молчишь? Даже не верится. Неужели я наконец-то стала взрослой девочкой? И в коем веке могу обойтись без нравоучений с твоей стороны?
ЕВДОКИЯ (не отрываясь от книги): Возраст это же не года, это состояние души, зрелость понимания... Ты в этом отношении совсем ещё глупышка, девочка моя, но... мне кажется, что тебе уже бесполезно что-то говорить. Горбатую, как говорится, могила исправит.
АВРОРА: Нда... всё-таки не обошлось без нравоучений. Да ладно, привыкла уже.
Аврора убирает зеркальце, откидывается на диване, смотрит на мать.
АВРОРА (издевательски): Ну? Как прошёл день? Что нового в квартире? Какие новости на кухне? О чём галдят сточные трубы?
ЕВДОКИЯ (не отрываясь от книги): Очень умно. Вот подкузьмила, так подкузьмила. Что же думаешь, что раз я старый человек, то мне и занять себя нечем? Вот... (указывает на книгу) книгу интересную читаю. Познаю мироздание под другим углом.
АВРОРА (издевательски): Под каким таким углом?
Переворачивает книгу в руках матери, читает обложку.
АВРОРА (заинтересованно): Суфийский шифр!
Аврора смотрит на мать как на инопланетянина, так и не дочитав фамилию автора.
ЕВДОКИЯ (забирая книгу): Чего уставилась? Да... Суфийский шифр. Это тебе не хухры-мухры. Серьёзная литература для мыслящих людей.
АВРОРА (скептически): Ммм.
Евдокия возвращается к чтению. Аврору начинает разбирать любопытство.
АВРОРА (заинтересованно): Чего печатают?
ЕВДОКИЯ (нехотя отвлекаясь на дочку): Да... ты иди-иди. Ещё носик припудри, помаду всю вон съел твой ухажёр. Тут на интересующие тебя темы вообще ничего нет. Для тебя совершенно бесполезная литература.
Евдокия возвращается к чтению. Аврора не уходит. Интерес её растёт. Она выдерживает паузу, мать на неё не отвлекается, занята чтением.
АВРОРА (заинтересованно): Нет, ну ты скажи, хоть в общем смысле. Хоть намекни в общих чертах. Что это за шифр такой? Я ничего об этом не слышала.
Евдокия отрывается от книги, смотрит с интересом на дочку.
ЕВДОКИЯ: Понимаешь... это сложно объяснить в двух словах. В общем, много лет назад, Суфии, был такой народ, вот они придумали, как передать свои знания через века таким образом, чтобы эти знания смогли получить лишь пробудившиеся светлые души. Чтобы эти их знания могли быть использованы только в созидательных целях. Это сложно объяснить, но суть послания держится на вибрациях, которые улавливают далеко не все. Понять, что несёт в себе послание, способны далеко не все, и уж тем более то, что скрыто между строк.
АВРОРА: Хм...
Евдокия возвращается к книге, продолжает читать. Аврора неудовлетворенна ответом, любопытство её разбирает ещё больше.
АВРОРА: Прочти что-нибудь из этих заумных строк. Мне так... для общего развития...
ЕВДОКИЯ: Пожалуйста, слушай...
Евдокия переворачивает страничку, начинает читать из книги стихи:
Давным-давно,
Уж и не помню, сколько лет минуло...
Увидел взгляд..., и стало на душе светло,
Враз всё земное бремя в счастье утонуло.
 
А воды радости разлились к берегам,
В объятьях поглотив хмурную сушу.
Проснулся интерес к чужим глазам,
При этом обнажив созиданий душу,
 
Прекраснейших созданий. Эталон,
Который свою ценность знать не может,
И от того сомнений легион,
Ветшая личность домыслами гложет.
 
Всё будто бы понятно голове,
Но сердце свою линию сгибает.
И гнёт со знаньем дела в рознь молве
От мысленных процессов убегает.
 
Глаза – в них право всё отражено,
Все распри, что внутри у человека.
Всё что прожить им было суждено,
Отмечено за занавесом века.
 
Взгляд мудрых глаз способен изменить
Не только жизнь и области творенья...
Он так порой о многом говорит,
Он ищущих выводит из забвенья...
 
Евдокия переводит взгляд на Аврору. Она сидит, лупает глазами. Совершенно очевидно, что она поняла далеко не всё из услышанного.
АВРОРА: Ммм... Ну... всё понятно.
ЕВДОКИЯ: Понятно? Прямо всё понятно?
АВРОРА: А что тут не понять, ухажёр съел всю мою помаду, пойду, накрашусь по новой.
Евдокия кивает головой, Аврора встаёт с дивана, поправляется и уходит в ванную комнату.
ЗТМ.
5 ГОСТИНАЯ
Аврора проходит по комнате с несколькими платьями в руке, что-то прикидывает, смотрит, как одно ей идёт, как другое. Выражение лица у неё очень серьёзное, дама готовится к ответственной встрече.
Открывается дверь, под лирическую музыку, окрылённая, с благим выражением лица и практически парящим по воздуху телом проносится Ия и падает на диван. Ложится, ноги закидывает на спинку. Она счастлива на 200%.
Аврору настораживает эта невиданная прежде эйфория дочери. Она откладывает в сторону платья, подходит к дивану.
Музыка стихает.
АВРОРА (насторожено): Доча, привет...
Ия, расплывшись в идиотской улыбке, машет матери ладошкой в ответ.
Аврора прикусывает щёку, прищуривает взгляд. Принюхивается.
АВРОРА (насторожено): Алкоголем вроде не пахнет...
Аврора словно опомнившись, встрепенувшись, прикрывает рот рукой. Глаза её выражают ужас.
ИЯ (радостно): Мама всё в порядке, я не на кайфах!
Аврора облегчённо вздыхает, опускает руку.
ИЯ (радостно): Точнее на кайфах, но на естественных, так сказать, природных.
Ия заливается счастливым смехом.
Аврора всё ещё настороженная.
АВРОРА (насторожено, говорит замедленно): Естественный, это в том смысле, что...
Ия радостно кивает головой.
АВРОРА (растеряно): Нет...
ИЯ (радостно): ДА!
АВРОРА (растеряно): Нееееет...
Ия радостно кивает головой.
ИЯ (радостно): ДА!
Аврора в задумчивости, граничащей с лёгкой контузией осторожно придерживаясь за спинку дивана, садится рядом с дочкой.
В комнату заинтересованно заглядывает Евдокия.
Лицо её отображает хитрость, и понимание того, что она слышала этот разговор.
Аврора, увидев крадущуюся маму, резко оборачивается к ней и недружелюбным отмахивающим жестом и мимикой недвусмысленно предлагает ей незамедлительно ретироваться по средствам исчезновения.
Евдокия пытается жестами как бы противостоять, но довольно быстро сдаётся, и уходит обратно, оставив свою тень за стеклом двери.
Аврора недовольно качает головой, глядя в сторону спрятавшейся матери, поворачивается к дочери, прокашливается.
АВРОРА (растеряно): Ну..., судя по твоей реакции, всё прошло более-менее гладко?
ИЯ (радостно, хихикая): Угу!
АВРОРА (растеряно): Хм... кхм, кхм. Ну а... так сказать... (с осторожностью поглядывает на дочку, выдерживает небольшую паузу). Всё хорошо?
ИЯ: Мама, всё просто обалденно! (Эмоционально) Это так круто, так классно... Это... У меня даже слов нет, чтобы описать. Почему я раньше этим не занималась? Надо было, как все девчонки в 13-14 лет уже начать, а я как старая дева только в 18-ть. Это же... даже лучше чем арбуз!
За дверью сквозь сдерживаемый смех покашливает Евдокия.
Аврора мельком оборачивается к двери, оборачивается обратно, оценив сравнение, качает головой.
АВРОРА (растеряно): Да уж... Тут не поспоришь...
Ия пищит от удовольствия и переизбытка чувств. Кидается к маме, обнимает её.
Аврора обнимает дочку в ответ.
АВРОРА (растеряно): Значит... Ты уже теперь не девочка...
ИЯ (радостно, хихикая): Угу!
АВРОРА (растеряно): Ну что же... тогда добро пожаловать во взрослую жизнь!
Ия с усилием обнимает маму, визжит от радости, отпускает, откидывается обратно на диван.
АВРОРА (спокойно): Так странно, дочка. Я ведь готовилась эмоционально к этому моменту уже... ну, в общем давно. Я начала свою полную, назовём это так, жизнь намного раньше тебя. И боялась, что ты пойдёшь по моим стопам. Но хоть я и ожидала, что это произойдет... всё равно оказалась не готова. Всё равно новость – как снег на голову.
ИЯ (насторожено): Мам... ты расстроена?
Аврора выдерживает небольшую паузу, потом как бы опомнившись.
АВРОРА: Да нет, дочка, ну что ты... Нет, всё хорошо. Это... Это в общем-то хорошо, да... да... хорошо. Я рада, что всё произошло, что этот момент не затянулся и не стал переходить в комплексы, как у многих бывает. Всё должно быть вовремя. И у тебя всё произошло очень вовремя. Я рада дочка.
ИЯ: Правда?
АВРОРА: Ну конечно!
Обнимаются. Дочка вновь садится рядом, прижимается к материнскому плечу.
ИЯ: Всё произошло так внезапно. На самом деле практика с теорией не имеют ничего общего, мама.
АВРОРА: Теорию знать надо, надо обязательно, но жизнь это практика, а практика от теории всегда сильно отличается. И, тем не менее, одно без другого существовать... наверное, не могут. Теория и практика – вообще очень интересные субстанции. Они как бы порождают друг друга, но при этом – умудряются иметь такие различия, от которых порой диву даёшься.
ИЯ: Даааааа!
АВРОРА: На самом деле, Дочка это всегда так бывает. Как бы ты не готовилась к этому событию, какие бы книги не читала, как бы не прогнозировала..., всё равно всё всегда происходит иначе. Тот не звал, он не знал... бах... и столкнулись лбами на какой-нибудь из дорог.
ИЯ: Ну, вот мы и столкнулись. Я сама, честно говоря, от себя не ожидала. Мы с этим парнем вообще не были раньше знакомы, буквально на днях в сети интернет пересеклись. Я знаю, это всё говорит о моей легкомысленности, но мама... Я не знаю, как это объяснить. С первых строчек у меня возникло стойкое ощущение, что я знаю его всю свою жизнь, более того, что я смогу за него поручиться в каком бы ни было деле. Это словно какой-то гипноз, причём он ничего такого особенного для этого и не делал. Мы просто общались, и с каждым сообщением я чувствовала помимо этого ощущения родственности душ ещё и составляющую притяжения. Мама... у меня никогда раньше ничего подобного не происходило. Я сама предложила ему встретиться, мама, представляешь? Я сама!!! Я забыла о гордости, о каких – либо канонах, вообще обо всём. В определённый момент мне всё стало не важно, и я даже не осознавала в тот момент, что готова с ним на всё.
Аврора внимательно слушает, не перебивает.
За дверью тень Евдокии переминается с ноги на ногу.
ИЯ (эмоционально): Я словно сошла с ума, когда его увидела. Он... он вроде бы обычный, но что-то в нём такое есть цепляющее, что-то прямо крепко-крепко захватывающее за нутро где-то там, мама!!! (показывает руками себе в грудь). Это... Это что-то необыкновенное. Мы с ним гуляли, держались за руку и... меня словно каким-то током непонятной природы подёргивало. Меня даже сейчас ещё трясёт только от одних лишь воспоминаний. Что это мама?
АВРОРА: Это доченька... любовь...
ИЯ (эмоционально): Это необыкновенное чувство... оно меня переполняет изнутри, и я не могу найти ему объяснений и описаний!!!
АВРОРА: Никто не может, дочка. Да это, в общем-то, и ни к чему. Я тебе больше скажу. Далеко не всем удаётся пережить это чувство. Тебе в этом отношении повезло и я очень этому рада. Ну а теперь расскажи о нём. Он хороший парень?
Ия светится от счастья, начинает что-то эмоционально рассказывать маме, но ничего этого не слышно, потому что начинает играть музыка, постепенно тускнеет свет, действие идёт своим чередом где-то там... на уютном диванчике.
ЗТМ.
6 ГОСТИНАЯ
Евдокия сидит на диване – вяжет. В комнату входит Аврора, осторожно прикрывая за собой дверь.
ЕВДОКИЯ: Ну что? Уснула?
АВРОРА: Да... Наговорилииииииись... Ну... повод сама понимаешь – есть.
ЕВДОКИЯ: Ну что мамаша – поздравляю! Тебе ещё повезло. Вот я помню себе места не находила когда узнала что моя тринадцатилетняя девочка совратила девятнадцатилетнего парня.
Аврора смущённо смотрит куда-то в сторону.
ЕВДОКИЯ: Причём узнала от родителей того парня! Как его звали, уж не помню...
АВРОРА (с ностальгией): Антон.
ЕВДОКИЯ: Антон... точно. Вот у меня-то тогда голова поболела. А у тебя тут что... Всё в порядке, всё вовремя.
Аврора садится рядом с мамой.
ЕВДОКИЯ: Знаешь, никак понять не могу одну штуку. Как так получается что у порядочных родителей рождаются такие как ты, а у таких как ты рождаются порядочные дети?
АВРОРА: Ну, спасибо, мама.
ЕВДОКИЯ: А что спасибо? Что я не права? Ты посмотри на себя!!! Ты же вообще не изменилась с тех тринадцати лет!
У Авроры раздаётся громкий звук уведомления мобильного телефона. Она достаёт телефон, читает сообщение, улыбается.
ЕВДОКИЯ: Вот из-за таких как ты пенсионный возраст и поднимают!
АВРОРА: Ладно тебе. Да, я хорошо для своих лет выгляжу, мне не интересно обсуждать на скамейке с бабками новости подъезда. У меня душа молодая! Я хочу и могу жить полной жизнью. Почему я должна жить так, как кто-то думает жить правильно?
ЕВДОКИЯ: Все так живут!
АВРОРА: Вот все пусть и живут, а я буду жить так, как я считаю нужным.
ЕВДОКИЯ: Да живи уж... Что теперь.
Небольшая пауза, сопровождающаяся обидчивыми, но отходчивыми взглядами.
ЕВДОКИЯ: Что за парень?
АВРОРА: Да кто его знает. По описанию что-то среднее между персидским божеством и голливудским секс символом.
ЕВДОКИЯ: Хмм... стало быть, этот союз ненадолго.
АВРОРА: Скорей всего да, но... кто знает.
ЕВДОКИЯ: А сколько ему лет?
АВРОРА: Он постарше на два года Ии. Ему двадцать.
ЕВДОКИЯ: Двадцать? Ну..., всё равно молодо – зелено. В головах в это время мозгов-то ещё не бывает.
АВРОРА: Ты права. Этот парень полгода назад открыл своё первое кафе, сейчас их у него три в разных концах города. В одном из них они как раз и встречались. Машина у него импортная не сильно старая, не запомнила марку. Квартиру пока снимает, но снимает с шиком. Трёшка в центре, там всё собственно у них и произошло. Так что да... откуда у него мозги...
ЕВДОКИЯ: Уууу. Деловая колбаса. Ну, сам он вряд ли до всего этого дотумкал бы. Наверняка папа или мама всё это оплачивает.
АВРОРА: Папа и мама у него живут в селе. Просто у него есть полезные знакомые и предпринимательская жилка. Делится, с кем нужно, и всем хорошо.
ЕВДОКИЯ: Так не бывает...
АВРОРА: Бывает. Я знала одного такого.
ЕВДОКИЯ: Намекаешь на отца Ии?
АВРОРА: Да.
Аврора нежно улыбается, воспоминания отражаются в её глазах.
Тихая лирическая музыка, не мешающая речи заполняет фон.
АВРОРА: Я ведь с ним примерно похожим образом встретилась. Интернета тогда конечно не было, но нас познакомили, и как только наши глаза соприкоснулись взглядами – я ощутила то самое чувство, которое Ия пыталась мне описать.
Что это было за чудо... Это чудо, настоящее. Ничего из всего материального, земного, из всего того что можно почувствовать во плоти не имеет ничего общего с тем чувством, которое передаётся на неуловимом уровне. За пределами каких-либо рамок.
ЕВДОКИЯ: Ну... ты мне это рассказываешь?
АВРОРА: Ты была замужем лишь один раз, да и когда это было. Уже и не помнишь наверняка ничерта.
ЕВДОКИЯ: Да нет..., милая, такое не забывается.
АВРОРА: Верю...
Аврора встаёт с дивана, берёт свои платья, которые отложила при виде удивительно счастливой дочери, смотрит на эти платья как-то с печалью. Убирает их в шкаф.
Музыка стихает.
ЕВДОКИЯ: Слушай, а... Твой первый муж, отец Ии... как не крути, а ведь он был лучшим из всех твоих мужчин.
Аврора проходит, садится на диван рядом с мамой, прикладывается головой к плечу Евдокии.
АВРОРА: Почему же был... Он и есть лучший. И этот лучший подарил мне лучшего в мире ребёнка.
Евдокия хитро посматривает на дочку.
Аврора переживает смутные чувства и это видно по её лицу.
ЕВДОКИЯ (с хитринкой): Ты знаешь... А мне сорока на хвосте принесла, что он расстался со своей...
Аврора смотрит на маму с очень серьёзным лицом. Потом опускает голову обратно. Ноль эмоций.
Опять поднимает взор на маму.
ЕВДОКИЯ: Ну и что ты сидишь? Чего ждёшь-то?
Аврора срывается, бежит к телефону.
ЗТМ.
7 ГОСТИНАЯ
Тихий уголок гостиной. Уже поздний час. Евдокии в помещении нет.
В полумраке Аврора стоит с трубкой телефона где-то рядом со шкафом. Она не знает, куда притулить руку, как поставить ногу... Она нервничает словно школьница перед свиданием.
АВРОРА (в трубку): Привет.
Кусает губы, переминается с ноги на ногу.
АВРОРА (в трубку): Да, это я. Ничего, что позвонила в такой поздний час?
Слушает, улыбается.
АВРОРА (в трубку): Правда, рад?
Слушает, улыбается.
АВРОРА (в трубку): А я думала, ты меня уже забыл. Мы с тобой очень давно не созванивались, всё как-то не было повода.
Хватается рукой за рот, выпучивает глаза.
АВРОРА (в трубку): Да нет, нет, не то чтобы сейчас повод появился... Всё в порядке, ничего не случилось. Просто...
Выдерживает паузу, крайне осторожно, выражая переживания возможной реакции:
АВРОРА (в трубку): Просто..., я соскучилась.
Аврора меняется в лице.
Убирает трубку от уха. Проверяет связь.
АВРОРА (в трубку): Алло? Ты здесь?
Лицо её вновь наполняется краской.
АВРОРА (в трубку): Ты просто так резко замолчал, я подумала, что... ты положил трубку. Почему ты так резко замолчал? Я зря это сказала да?
Улыбается.
АВРОРА (в трубку): Правда? И ты тоже соскучился? Как приятно это слышать. А почему не звонил? Звонил? Когда?
Выдерживает паузу.
АВРОРА (в трубку): Хм..., надо же, как совпало. Да, мы уезжали тогда, а бабушка, наверное, была на улице. Но ничего главное, что ты скучал. Послушай... А это правда, что ты сейчас один?
Улыбается, набирается смелости.
АВРОРА (в трубку): Знаешь, мы ведь уже не дети, чего ходить вокруг да около. Спрошу прямо. Как ты смотришь на то, чтобы мы с тобой снова сошлись? Ты знаешь меня, я без внимания не остаюсь, но я никак не могу отделаться от мысли, что ты лучший. Если у тебя хоть что-нибудь ко мне осталось... может быть нам стоит попробовать...
Аврора замирает.
Пауза и в мимике и в речи.
Аврора набирает побольше воздуха в грудь, томно выдыхает.
АВРОРА (в трубку): Гад ты всё-таки... Вот именно за это я тебя всё ещё и люблю!
Кладёт трубку, улыбается.
Евдокия и Ия выглядывают из-за двери.
ЕВДОКИЯ, ИЯ (хором): Ну что?
АВРОРА: Мы решили сойтись!
ЕВДОКИЯ, ИЯ, АВРОРА (все вместе): УРА!!!
Праздничная музыка.
ЗТМ.
ЗАНАВЕС
 
Условия постановки пьесы оговариваются индивидуально.
В пьесе «90*60*18» были приведены стихи Николая Лакутина,
 
Николай Лакутин
Новосибирск
Апрель 2020г
Все пьесы Николая Лакутина представлены в открытом доступе на официальном сайте автора http://lakutin-n.ru раздел «Пьесы»
Почта автора Lakutin200@mail.ru
 
 
 
 
 
Cвидетельство о публикации 589861 © Лакутин Н.В. 01.07.20 10:38