• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Повесть

Рассказы о Шивоносове 08 Сетка вещания

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
08 Сетка вещания
 
– Анна Владимировна, вы телевизор вчера смотрели? – Иватников хитро прищурился, словно знал что-то такое, чего не знали другие.
– Мы всегда с мужем смотрим, – Полудурова отложила калькулятор, сняла с носа очки и придвинула чашечку с кофе, приготовившись к долгому разговору. – С самого утра и до позднего вечера. «Просыпаемся с Максимом Спозаранковым». Затем…
– Это что же, Спозаранков – ваш муж? – спросил Стрюцкий. По нему никогда не было видно, шутит он или серьезен.
– Стрюцкий, ваша необразованность переходит всяческие возможности, – Полудурова скорчила презрительную гримасу, стараясь при этом не потерять в привлекательности.
И судя по тому, что Иватников выдохнул восхищенное «ух!», ей это удалось…
– «Просыпаемся с Максимом Спозаранковым» – это название ежедневной утренней передачи на первом федеральном канале, – пояснил за бухгалтера Шивоносов.
Шивоносов считал, что Стрюцкий не безвозвратно ушел в мир искусственного интеллекта и потому не окончательно потерян для коллектива и общества.
– Господа, пожалуйста, не перебивайте, – Иватников по-военному одернул халат. – Продолжайте, Анна Владимировна. Ваши сведения всегда имеют весомую ценность для нас.
– Продолжать особенно нечего. Дальше все как в программке, а программа – сетка вещания у всех одинаковая: «Туалет с Викторией Шарапузовой», «Чистим зубы с Вадимом Щеткиным», «Переходим улицу с прапорщиком Мозговым». Ну, а потом работа...
– На работе телевизор смотреть нельзя! – раздался голос Арбузова.
Самого начальника в офисе не было, зато под потолком, между изъеденной плесенью штукатуркой и окрашенным под мрамор гипсокартоном, была установлена скрытая камера наблюдения. Или камера скрытого наблюдения. Порядок слов Шивоносов так и не смог запомнить.
– На работе телевизор смотреть нельзя! – повторил с потолка Арбузов.
– Зато сразу же после – можно, – продолжила Полудурова, безошибочно определив, что сейчас с ней говорит не Арбузов, а его автоответчик. – Уже по дороге домой включаюсь в трансляцию, смотрю по мобильному «Делаем покупки с Зиночкой Борщ»…
Анна Владимировна поднесла ко рту чашку вместе с блюдцем, понюхала воздух и сделала небольшой глоток.
– Борщ – настоящая фамилия? – спросил Стрюцкий.
– А вы – настоящий Стрюцкий? – зло парировал Иватников.
Полудурова в знак признательности кивнула и продолжила:
– «Открываем покупки с Бориславом Разносчиковым» и «Готовим ужин с Оксаной Миксер».
– Затем «Ужинаем с Афанасием Едоковым», – подхватил Иватников.
– И «Ложимся спасть с Людочкой Бонабо», – подвела итог Полудурова.
– Анна Владимировна, – встрял неугомонный Стрюцкий, – как это у вас так получается, что ложитесь спать с Людочкой, а просыпаетесь с неким Максимом?
– Стрюцкий, можно подумать, у вас в интернете, – Иватников постучал по розетке, – как-то иначе. Я уверен, что там те же самые передачи, те же самые рецепты, те же самые шутки и те же самые люди.
– Те же самые, Николай Николаевич, – кивнул Стрюцкий, – но, в отличие от вас, я сам выбираю, когда мне смотреть и что, причем безо всякой рекламы. Я живу вне вашей сетки… вещания. Я от нее свободен!
– Вы живете в другом плену, – Иватников, окинул собеседника строгим, суровым взглядом. – В цифровом. Помяните мое слово, Стрюцкий, они однажды подключат интернет напрямую в ваш мозг, а органы заберут на опыты…
– Кто они? – спросил Стрюцкий.
– Все эти ваши браузеры, Браудеры и их секретные ти-си-пи протоколы, – Иватников подкрутил вверх усы.
– Мне пора, – объявил Стрюцкий и вышел вон.
– Беги-беги! – прокричал ему вслед заведующий, – беги и слушай, как хрустит сапог моей правды на твоих очках близоруковых! – И, повернув голову к Полудуровой, грозно добавил: – Скоро так будет с каждым, кто, как говорится, симпатизирует пятой колонне.
– Вы, Николай Николаевич, сейчас выглядите прямо как главный герой из кинофильма «Чапаев», – Полудурова не пыталась скрыть свой восторг. – Андрей, – обратилась она к Шивоносову, – берите пример.
Шивоносов кивнул:
– Возьму.
– Шивоносов? – удивился заведующий. – Я вас сегодня не видел. Вы что, опоздали?
– Я пришел вовремя. Я все время сидел вот тут, – Андрей показал на свой стул.
– Что же это вы в коллоквиуме нашем не принимали участия? – заведующий нахмурился. – Вы что, телевизор не смотрите? Вы что, тоже вась-вась с интернетом, как этот? – Иватников опять показал на розетку.
– Смотрю.
– Тогда расскажите нам с Анной Владимировной, что вы в телевизоре любите.
– Я люблю новости. Полюбил еще в детстве. Особенно международные.
– Вам не нравились вести с полей и трансляции пленумов партии?
– Это, конечно, тоже, но международные новости нравились больше – «Международная панорама», – Шивоносов говорил осторожно, словно переступал по скользким камням, – американский империализм, израильская военщина, загнивающий запад и Ку-клукс-клан. Бовин, круглый, как мяч. Я все время думал, как он со стула не падает… и все время ждал…
– Чего ждали? – спросила Полудурова.
– Краха капитализма. Ничего другого, по-моему, тогда не ждали…
– Да, были времена, – протянул Иватников. – Славные времена.
– Ну а сейчас, какие новости смотришь? – уточнила бухгалтер.
– Сейчас смотрю мало. Честно сказать – боюсь. Смотришь в экран, а там музыка все время играет тревожная. И ведущие какие-то дерганые, говорят очень быстро, с наездом, как уголовники. Даже если про погоду рассказывают и даже, если погода хорошая, возникает ощущение, что ты провинился в чем-то и денег им должен. Вообще, мне все чаще кажется, – в этом месте Шивоносов сорвался и заскользил по липкой поверхности своих страхов, – все чаще кажется, что все это – американский империализм, израильская военщина, загнивающий запад и Ку-клукс-клан – все, кроме Бовина, переехало к нам сюда...
Шивоносов говорил и сам удивлялся количеству своих слов, а в какой-то момент у него даже появилась уверенность, что его словесный поток может завершиться каким-то сущностным выводом, но в дверном проеме внезапно показался Арбузов.
– Америкосы скупают туалетную бумагу! – прокричал он.
– Что же делать? – спросила Полудурова испуганным голосом.
– Работать! – Арбузов исчез.
– Как же теперь работать? – Шивоносов забыл все, о чем говорил еще минуту назад. – Надо бежать в магазин!
– Поздно, – сказал Стрюцкий, входя в контору. – В наших магазинах ее тоже нет. Наверняка. Паника интернациональна.
– А у меня бумага закуплена, восемьдесят четыре рулона, – прошептала Полудурова тем самым шепотом, который отчетливо слышен в каждой точке пространства вне зависимости от его размеров, тем самым, который неизбежно собирает взгляды присутствующих.
Стрюцкий посмотрел на бухгалтера с интересом, Иватников – с вожделением, Шивоносов – с недоброй толикой зависти.
Та, воспользовавшись общим вниманием, продолжала:
– Вчера еду такая домой, проезжаю магазин «Пятачок», и вдруг, словно кто-то за коленку меня ущипнул и шепчет «сюда иди». Я на стоянку и завернула. Вышла из машины такая, иду. Как во сне, как загипнотизированная. Сразу в отдел «хознужды». И на все деньги купила. Получилось больше, чем полбагажника. Муж тогда сказал, что я – дура. И вы знаете что? Я ему поверила. Поверила, дура. А теперь-то я знаю, что на самом деле дурак – это он…
– У меня тоже закуплена, – Иватников подмигнул Полудуровой и подкрутил ус. – И еще два поддона гофрокартона стоят в гараже, на всякий пожарный случай. Так что, Стрюцкий, передай этой своей Америке, что конец ее скоро…
Стрюцкий отделался тем, что хрюкнул вместо ответа.
Настала очередь сказать что-нибудь Шивоносову, но сказать ему было нечего. Он не мог говорить, поскольку хотелось кричать. Прокричать нечто грозное, что-то вроде: «А почему у меня нет бумаги?!» или «Почему у меня опять ничего нет?!» – и грохнуть кулаком по столу.
Вместо этого он провел рукой по торцу монитора и вытер пыльные пальцы о штанину.
 

 
 
 

Cвидетельство о публикации 587433 © БрБ 21.05.20 13:06

Комментарии к произведению 1 (1)

Виталий.

Безвозвратно ушёл в мир искусственного интеллекта.

Ведущие дёрганные. Говорят с наездом.

Ваше произведение можно уже разбирать на цитаты.

Большое спасибо! :)