• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Однажды случилась любовь. Часть 3. Я ждала тебя. Глава 10. Чужой "Последний звонок"

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Как темно и тихо вокруг меня. Но где-то не здесь – не в этом ужасном, постоянно куда-то спешащем мире. Нет, точно не в нем. Ощущения были непривычные – странная легкость в теле, состояние сонное, потому что даже в этом «нечто» очень хотелось спать.
Я лежала, или парила в темной плотной субстанции и, что с открытыми глазами, что с закрытыми – никакой разницы. Сколько времени я нахожусь здесь? Сколько буду находиться? Хотя это такие несущественные и глупые вопросы? Смысл тревожиться? Сколько надо, столько и буду! Вот можно попробовать поспать, но только какие-то далекие нервные голоса еле-еле раздражают. Ну ничего, перетерплю.
Закрываю глаза, сосредотачиваюсь на спокойных тихих ударах своего сердца и потихоньку куда-то  проваливаюсь, будто  в лифте еду на нижний этаж. Но волнений это совсем не вызывает, наоборот – даже успокаивает, убаюкивает. Главное, что здесь тихо и можно поспать. Но только мое сознание начинает растворяться в этой плотной темной тишине, как всё тело, не нос, нет, а именно всё мое тело улавливает противный терпкий запах нашатырного спирта. Казалось, что сам воздух состоял только из него, и он все впитывался, впитывался в меня, и вот я сама уже вся состою из нашатыря, и даже в теле не кровь, а противный въедливый нашатырь.
Начинаю мотать головой из стороны в сторону, скулить, хныкать, потому что запах ужасно раздражает, несчастный нос не выдерживает этой пытки и выдает громкое смачное "апчхи".
«Лифт» стремительно несет меня вверх, и я просыпаюсь в спортивном зале, а склонившаяся над моим лицом медсестра взволнованно и нервно выдает:
- С возвращением, спящая красавица…

В колледже мне запретили появляться неделю. В тот же день папа отвез меня на обследование в поликлинику. Там мне выписали учебный больничный. Несчастный доктор после 20-минутной нудной утомительной папиной речи готов был выписать все, что угодно, лишь бы мы скорее ушли.
Папу все-таки удалось выставить за дверь, и меня осмотрели, внимательно выслушали, скептически высказались о синяках под глазами, спросили про «женские» дни. На все вопросы я старалась отвечать обстоятельно и точно. Доктор кивал и наконец разрешил одеться.
- И почему свое здоровье для себя же любимой не бережешь? – вопросил врач, склоняясь над столом и периодически неодобрительно поглядывая на меня из-за огромных круглых очков.
Я пожала плечами в ответ, параллельно застегивая блузку. А что тут скажешь? Что нервничаю, переживаю и слишком мало сплю? Не соблюдаю режим питания, не думаю о собственном здоровье на фоне обострившейся аллергии? Я это и так уже сказала.
Вот спроси меня сейчас: «Маша, почему тогда ты так халатно к собственному здоровью относилась?» Отвечу кратко: «Дурой была, но понимать начала это позже».
А в тот момент осознавала, что придется наверстывать целую пропущенную неделю, и каждый день тратить немалое количество времени на переписывание лекций и домашнее задание.
Зато спать могу хоть до обеда!
Неделя летела быстро, заданий было много, зато отсыпалась я теперь, наверное, за весь учебный год.
С Сергеем мы увиделись только раз. Он приехал ненадолго поздно вечером в конце недели. И накануне предстоящего свидания я опять противилась, искала любые отговорки, чтобы не встречаться, даже, если они казались очень глупыми, но это же инженер! И очень упрямый инженер! Если что задумал – никак не отговоришь.
- Мы не каждый день с тобой видимся. Я приеду ненадолго, посидим 5 минут, и можешь бежать, дальше делать свои важные дела, - произнес мужчина, когда мы созвонились накануне.
- Да не в них дело… - произнесла горько в ответ.
- А в чем тогда? Почему каждую встречу у тебя приходится выпрашивать? Я тебе совсем не нравлюсь?
Сложный вопрос… Учитывая, как начинает рядом с тобой кружиться голова, и как выстраиваются дружными рядами гормоны с воплями: «В атаку!», очень нравишься. Только вот, одной проще, без волнений, тревог, без постоянных мучений. Ведь поддашься искушению, пустишь в сердечко человека, не просто какого-то там, а любимого всей душой… И когда тебе плюнут в твою распахнутую настежь душу, тогда приходит отрезвляющее разочарование, и остаешься ты одна одинешенька наедине с болью и растоптанным сердцем.
Только ответила я вопросом на вопрос, и он вылетел внезапно – из глубин дальних полок в сознании, где некоторые из них хранились под табличкой «запрещенные»:
- А ты неужто влюбился?
И неожиданно было услышать в ответ:
- А, если и да…
- Так «если» или «да»?
- Ты мне очень нравишься. Может и больше, чем просто очень нравишься - признался мужчина.
- И ты мне… - проговорила второпях, и только потом поняла, что сказала правду. Правду, которую не хотела открывать.
- Завтра увидимся, - подытожил Сергей и отключился.
«Господи, как страшно и сладко одновременно… Пусть всё будет по воле Твоей… Но только пережить это ещё раз, хватит ли сил?» - спросила я, чувствуя, как в груди ускоряется сердце, а душа, не я сама, а то, что находится внутри меня – душа улыбается.
И вечером следующего дня она ликовала и светилась какой-то особенной радостью, потому что рядом был он, обнимающий, целующий, поддерживающий и ободряющий. И в груди колюче-щекотно теребилось сладкое чувство, когда губы касались покрасневшей щечки, пробегались нежно-торопливо по открытой шейке, касались ласково глаз, волос, вновь избавленных от резинки сильными ласковыми руками.
Он говорил много приятного, но запомнился лишь горячий нежный шепот у ушка:
- Чудо мое, маленькое мое чудо…
- Твое, твое, - отвечало сердце и сильно стучало где-то в голове.
Пять минут длились час, такой короткий и совершенно счастливый час.

Через неделю все вернулось на круги своя. Я возвратилась отдохнувшей и посвежевшей в колледж. Состояние улучшилось, даже аллергия отступила – всю неделю шли обильные дожди, поэтому дышалось гораздо легче. Ребята встретили радостно, но коротко – забот хватало под конец мая, только Гришка как-то странно поглядывал на парах. Что ж, от гляделок плохо не было, наоборот женское самолюбие довольно мурлыкало на пару с творческой натурой, мол, мы, красивые, нежные, ранимые, хрупкие, слабые, и вообще, вниманье лишним не бывает. Всё равно на переменах он так же окучивал первокурсниц, а я становилась «объектом наблюдения» лишь на скучных парах.
Так пробежала ещё неделя, и в ее конце написала моя закадычная подруга Светка. Она оканчивала одиннадцатый класс, и по случаю столь значимого события, приглашала меня на выпускной нашего (а моего бывшего) класса. Такое событие пропустить, конечно, не хотелось.
Даже окончив школу, я все равно продолжала туда приходить, навещать любимых учителей, бродить по знакомым ещё с детства коридорам, отмечать изменения и чувствовать, как родные стены наполняют силой и уверенностью, а разговоры с учителями мотивируют и подбадривают.
В общем, на выпуском побывать я очень хотела, о чем и сообщила своей подруге. Та обрадовалась, оглушив в ответ столь сильным радостным визгом, что у меня даже уши заложило. Мы договорились о встрече, Света подробно рассказала о завтрашнем мероприятии. Ещё мы «потрещали» о разных глупостях, не забыв очень подробно обсудить и теперешнего моего кавалера, и мои с ним отношения. Рассказала я ей и о ловеласе Гришке, и об его странном молчаливом внимании. Подруга только хмыкнула, высказав этим свое отношение ко всему происходящему в моей жизни. Больше, конечно, она волновалась обо мне и моем здоровье. В который раз отругала за то, что не высыпаюсь, думаю только об учебе или почти только об учебе, в общем, вела себя как самая настоящая подруга.
Распрощались мы с ней очень поздно, но очень довольные друг другом и скорой предстоящей встречей.
На следующий день я присутствовала в колледже только на первых парах. А после обеда постаралась незаметно уйти, уговорив нашу старосту Лерку не ставить мне неуважительную причину. Лере врать не хотела, да и нарушать единственное требование ее – если надо «смыться», то мы ей называем настоящую причину, чтобы потом не было проблем с куратором и администрацией. Но куратору я всё-таки соврала, что еду в поликлинику, а справку занесу потом.
Поскольку о проблемах со здоровьем всем было известно, то уйти получилось бы почти незаметно, если бы меня не задержал Гришка.
Он стоял в довольно большой компании курящих девчонок невдалеке от ворот колледжа, развлекая их какими-то байками и шутками. А те откровенно млели, смеялись, и каждой казалось, что бравый танцор смотрит только на нее и говорит, и шутит только с ней. Вот как ему это удается? Наверное, одному Гришке и известно!
- Эй, Машка, постой! – воскликнул местный ловелас и направился ко мне. Вслед ему понеслись обиженные возгласы оставленных без внимания студенток. Ох, ну как же не вовремя!
Я чуть ускорила шаг, спрятавшись за стеной гаража. Остановилась, оглянулась. Легок на помине!
- Что тебе, Гришк? Я опаздываю! – проговорила нервно, когда парень догнал.
- Так у нас ещё пары. И куда ты намылилась? – он странно смотрел на меня, словно сам не мог понять, какого вообще пошел следом и сейчас тратит время на этот разговор.
- Надо мне! Тебе-то какое дело? И знаешь, прекращай свои игры в гляделки. У тебя вон и без меня фанаток хватает, - выпалила на одном дыхании, собираясь уходить.
- Маш, погоди, - парень схватил меня за руку, но выпустил тут же под моим ошеломленным взглядом и глаза потупил. – Я и сам не хрена не понимаю. Правда! Да ты самая обыкновенная… Блин, ну не в том смысле – просто обычная нормальная девчонка, в меру симпатичная ну и прочее… Только после того, как тебе плохо стало… И когда потом мы тебя провожали, и ты на плече у меня уснула… Черт, да я сам не знаю, что происходит!..
И Гришка зло пнул окурок, на который смотрел все время, пока говорил.
И я, честно говоря, ничегошеньки не понимала. Совсем ничего! Это же бред! Ну полный абсолютный бред! Но от этого бреда так приятно становится, вот прям бы кинулась бы сейчас и поцеловала Гришку!.. В щеку, конечно!..
- Слушай, вот, когда поймешь, что происходит, тогда и поговорим. А сейчас я, правда, опаздываю! Беги к девчонкам, а то я за день себе врагов наживу больше, чем за все годы своей жизни! – я ободряюще похлопала по плечу все еще находящегося в странном оцепенении парня и скорее побежала к автобусной остановке.
А в салоне автобуса серьезно подумала над его словами. Понятное дело, ничего между нами быть не может. Вот совсем, даже намека. Гришка, конечно, красивый, танцует здорово, шутит так, что мы под партами валяемся на переменах, но, чтобы это переросло во что-то большее? Нет! Точно нет! Хотя хорош, ох, что и говорить, хорош! Природа не обделила парня ни сильным стройным телом, ни лицом, ни черными, чуть вьющимися волосами, светлыми голубыми глазами, правильными, чуть заостренными чертами, немного выдающимся подбородком с прелестной ямочкой, и как завершающий штрих – совершенно очаровательная, манящая, обаятельная улыбка на чуть полноватых губах. Тут даже, если не хочешь, все равно смотреть и любоваться будешь. Но только пусть другие любуются! А я уже представляла вместо ясных голубых глаз две бездонные шоколадные бездны, глубокие, манящие, и губы тоже – мягкие, ласковые, не раз целовавшие и заставлявшие желать этой ласки ещё и ещё!..
Вздохнула – тихо и грустно, вспоминая своего милого инженера. Чем занят сейчас, интересно? Что творит, что производит, над чем работает?.. А главное – думает ли обо мне?..

В школе было шумно, весело и людно. Администрация стояла у входа и приветствовала разодетых и нарядных выпускников, не менее празднично одетых родителей, братьев, сестер, бабушек, дедушек и иже с ними.
Весь коридор был переполнен людьми и буквально пропитался запахом лака для волос, женскими духами и даже легкой ноткой тональника.
Учителя – красивые, ни капли не постаревшие встретили, как родную! Поприветствовала каждого из дорогих педагогов, и постаралась хоть немного поговорить со всеми, но в то же время не слишком обращать на себя внимания. Ведь сегодня праздник не у меня, а у выпускавшихся бывших одноклассников.
Светка налетела, словно вихрь – неожиданно и сильно! Стиснула в своих тонких руках, но так крепко, что в спине что-то хрустнуло.
Выглядела она очаровательно – будто с обложки модного журнала сошла. Молочного цвета платье с открытыми плечами обрамляло стройную фигурку, выгодно подчеркивая тонкую талию. Длинные – до поясницы пшеничные волосы были распущены и красиво ложились мягкими волнами по спине. На лице – минимум косметики, но все равно выделялись большие зеленые глаза и накрашенные розовым блеском губы.
Что и говорить, настоящая принцесса! Я не смогла сдержать завистливого вздоха, но завидовала подруге по-доброму.
- Кто ещё придет из твоих? – спросила ее, когда мы прекратили обниматься.
- Бабушка, мама. Но они подтянутся чуть позже. Сейчас тут потолчемся немного, и пойдем в зал, - сказала подруга, и тут к нам присоединился ещё один собеседник.
- О! Машка! Привет! – меня вновь крепко стиснули в объятьях. – Послушай, здорово выглядишь! Прям так похорошела!
Это был Никитка Перепетов – веселый милый пацан, с которым мы любили соревноваться в стихосложении. Собственно, именно ему я скидывала свои первые творения, а он в ответ присылал свои. Но на литературных конкурсах мы становились чуть ли не врагами, борясь за первое место. И часто я выигрывала, но быть приятелями это нам не мешало.
Парню удалось меня удивить своим внешним видом. Всегда ходивший в потертых джинсах и разной степени помятости футболках – сегодня он выглядел очень солидно и даже взросло в отличном синем костюме, галстуке и начищенных черных туфлях.
Тут же буквально вслед за Никиткой подскочила Дашка Бойкина – веселая заводная девчонка, у которой никогда не кончался запас анекдотов, шуток и подколов на все случаи жизни. Выглядела она тоже здорово – в ярком темно-синем облегающем платье, ярким макияжем и со сложной прической – чисто на конкурс красоты собралась. Хотя всех девчонок, которых я успела встретить и увидеть сегодня в школе, можно было смело отправлять на конкурс красоты.
- О! Машунька! Привет! Давненько не виделись! Пришла проводить нас в «последний» путь? – скороговоркой прощебетала Дашка.
- Да ну тебя! Посмотреть пришла на вас! Такое событие как пропустить?! – воскликнула я.
- Ну молодец! Не каждый год ведь выпускной. Все всё когда-то делают в первый и в последний раз, - философски заметила девчонка. – Приходят в первый класс или уходят после одиннадцатого…
- Кстати, Машк, а не хочешь с нами пойти потом погулять после официальной части? Мы пойдем небольшой компанией, все свои… - внезапно предложил Никита.
- Ребят, это же ваш праздник, - попыталась возразить я, зная, как мне скучно в компаниях. – Каким там боком я нужна? Это же ваш выпускной…
- Послушай, а Никита дело говорит, - перебила меня Дашка. – Мы не каждый день так собираемся, да и весело будет, обещаем! Пошли с нами!
- Машуль, ну как я без тебя буду, а? Пойдем, отвлечешься, не все ж тебе сидеть, учиться и днями, и ночами, - начала просить Светка.
- Светуль, ребята, ну, право, не знаю… Просто…
- Значит, пойдешь! Все веселее будет! – подвела итог Дашка. – Не переживай, просто пройдемся, посмеемся, выпьем, расскажешь заодно, что и как у тебя… Вот вроде, ты ушла, а ни капли не поменялась, все так же заучкой остаешься…
Я стыдливо потупилась. А Никита с Дашкой между тем подхватили Свету под руки и потащили в сторону актового зала. Там уже начинали выстраивать выпускников перед лестницей.
Я поспешила вслед за ними, но тут на меня кто-то налетел. Причем так неожиданно и резко, что упала бы наверняка, если бы чья-то рука уверенно не схватила за талию и не удержала.
- А повнимательней можно быть?! Куда так лететь, словно…
Я обернулась и мгновенно позабыла обо всем на свете, даже о том, что могла бы упасть и серьезно удариться, и вообще из головы вылетело, где нахожусь и для чего.
- Привет, - поздоровался Сашка, отпуская меня.
- Вот так встреча! – отозвалась я, почувствовав, как начинает кружиться голова.
Как я могла забыть, что он тоже в Светкином классе?! В моем классе, черт возьми! Вот как я могла об этом забыть?!
- Будь осторожна, - отозвался парень и направился к лестнице возле актового зала, а я осталась стоять, словно громом пораженная!
Прокручивая в голове разговор с подругой, пыталась вспомнить, возникали ли в принципе какие-то тревожные ассоциации при упоминании школы, выпускного, родного класса?.. Нет, их не было! По крайней мере, не возникло при разговоре с подругой.
Я так настойчиво пыталась выкинуть Александра Сенькина из своей головы, так жаждала избавиться от всех прошлых волнений и тревог, что успела забыть, что он учился в моем классе! В смысле учится! Ну и на фоне новых отношений, забот о здоровье, учебе, ещё и Гришкиного внимания, я же… Я совершенно забыла о такой противной гадкой мелочи как то, что наверняка должна была столкнуться с Сашкой в школе!
Вот и столкнулась в прямом смысле этого слова.
И что теперь делать? Уйти – глупо и неразумно. Остаться и никак не реагировать – это правильно, наверное.
Пока поднималась по лестнице к актовому залу, старалась вообще не смотреть на стоявших у стены выпускников.
В зале встала у стеночки, т.к. мест откровенно не хватало, и попыталась сосредоточиться на начинающемся торжестве.
Вот прозвучал сигнал к началу, выступила завуч, пригласили выпускников. Они входили по парам в зал – мальчик и девочка. Я успела увидеть Светку в паре с Никитой и Сашку в паре с Ветряковой, ну да, а с кем еще?..
Официальная часть длилась долго. Выступления старшеклассников сменялись монологами администрации и небольшими поздравлениями учителей. Было душно. Номера все не кончались, хотя я с интересом наблюдала и за смешными сценками, где ребята показывали, как они будут сдавать ЕГЭ, что их обыскивают, заставляют убирать телефоны, вытаскивают шпаргалки и т.д., слушала песни, с улыбкой смотрела на исполнение школьного вальса, где первой парой были кто? Да-да – он и она – прекрасные, идеальные, до зубовного скрежета гармонирующие друг с другом. И как она смотрела на него, а он почему-то постоянно куда-то в сторону зрителей.
Но вот только себя я чувствовала чужой. Ведь мой выпускной был ещё в 9-м классе, а потом я ушла. И сейчас – это действительно не мой праздник, но есть возможность порадоваться за тех, с кем я училась, когда-то училась, и кто покинет вскоре эти стены насовсем.
Наконец, все закончилось. Школьники вместе с гостями высыпали во двор – запустить шарики и сделать на память фотографии.
Я ждала в стороне, чтобы попрощаться со Светкой, Никитой и Дашей, и уйти. Настроение почему-то испортилось совсем.
Не дождавшись, пока они вспомнят обо мне, решила сама попрощаться с ребятами. Но к моему удивлению те не захотели меня отпускать.
- Послушай, уже все закончилось! Сейчас фоткаемся и встречаемся на площадке у школы, - протараторила Дашка. – Погуляем, и иди домой! Не кисни! Такой день классный!
Примерно сорок минут ещё мы фотографировались, причем ребята таскали меня вместе с собой, и постепенно я заразилась от них их радостью, весельем, и сама идея пойти с ними погулять не казалась какой-то глупой или неправильной.
С Сашкой я больше не пересекалась, только мелькала пару раз знакомая шевелюра и тут же пропадала. Да и не до него, собственно, было.
Компания собралась немаленькая. Нас уже было четверо, плюс ещё двое ребят – Влад и Ромка, и две девчонки – Варя и Ритка, с которыми я не очень хорошо общалась.
- Когда пойдем? Все собрались? – спросила я Дашку, которая была негласным предводителем.
- Да, почти, сейчас ещё ждем одного и пойдем, - ответила та, сосредоточенно печатая кому-то сообщение.
- А кого?
Но ответить мне девчонка не успела - ей кто-то позвонил.
После короткого разговора она сообщила нам:
- Короче, идем в парк! Сейчас Сашка позвонил, сказал, что присоединится позже уже там, – сообщила она нам.
«Приехали!» - подумала я.
Наша компания разделилась на небольшие группки. Предводители – Дашка и Никита, мы со Светкой рядом с ними шли. И позади оставшиеся ребята.
- Маш, - подруга дотронулась до моего плеча, привлекая внимание. – В парке к нам присоединится…
- Да, я знаю. Свет, а почему ты мне ничего про него не сказала, когда мы с тобой созванивались?
- Я подумала, что… А что я должна была сказать?
- Что в школе я с Сенькиным по-любому столкнусь. Светк…
- Погоди, мне казалось, что тема эта для тебя неприятна, ты ж вообще даже имя его произносить запретила.
- Да? – удивилась я.
Подруга закатила глаза.
- Ладно, ладно, – согласилась я. - Просто, представляешь… Совершенно вылетело из головы, что он учится в твоем классе.
- Чего? – подруга уставилась на меня с недоверием. – Это как так?
- Ну вот так… Взяла и забыла… У меня и так Сергей, ещё Гришка постоянно на горизонте маячит… А Сашку я вовсе уже не вспоминала, почти. Ну в последний месяц очень редко думала, так – мельком пронесется воспоминание, и все.
Я немного помолчала и внезапно посетовала:
- Вот скажи мне, где найти эту «золотую середину»? То вообще ничего, то сразу очередь выстраивается…
- Ну… - подруга задумчиво почесала кончик носа. – Каждому свое, тем более в последний месяц ты выглядишь счастливой. В перерывах между обмороками.
- Это ты на что сейчас намекаешь?
- Машульк! А то ты сама не догадываешься?! Лучше скажи мне о другом, как можно забыть, что в моем классе, в нашем классе учится твой бывший? – подруга легко толкнула меня в плечо и тихо хмыкнула.
- Эй, девчонки! – Никитка внезапно обнял нас обеих со спины. – Кому тут косточки перемываем? Не мне ли?
- Ну что ты! – воскликнула я. – Даже, если мы вдвоем со Светулькой возьмемся, всех твоих косточек точно не перемоем…
Вот так, болтая и шутя, мы добрались до парка. Ребята сразу побежали к аттракционам. Мы скинулись, накупили билетов, немного поспорили, с какого аттракциона начать, и побежали к автодрому.
Время пролетело быстро и весело. Мы покатались на машинах, покрутились на огромной цепочной карусели, повизжали на громадном драконе, который быстро катился по крутым горкам.
А потом Дашка потащила нас к центральной площадке со сценой. На ней кто-то выступал, исполняли очень подвижную и заводную песню.
Ребята постояли, постояли, но все-таки не выдержали. Вышли вперед и начали танцевать. Как получается, как ноги-руки сами хотели. Они, конечно, смешно смотрелись со стороны, но в то же время я им жутко завидовала. Они выглядели такими счастливыми, непосредственными и настоящими. Вот им весело, радостно, и они этого не скрывают, танцуют, как получается. А мнение окружающих их вовсе не интересовало. Меня, конечно, тоже попробовали вытащить, но я отказалась, осталась стоять в стороне, наблюдая за их весельем.
- А ты почему не присоединишься к ним? – вопрос прозвучал неожиданно.
Я резко обернулась, почувствовав, как внезапно потеплели щёки.
Да, за спиной стоял он – Сашка.
Пожала плечами. Ну не хочется, что поделаешь.
Мы молчали и осматривали друг друга. Парень вырос, окреп и похорошел, конечно. Меня оглядывали тщательнее и дольше, словно Сенькин старался отыскать хоть какую-то мелочь, деталь, которая напоминала б ту прежнюю Машу. Но той наивной девочки больше не было. Она тоже выросла и повзрослела.
- Ты похудела, - подвел парень итог.
- Выплакала в подушку лишний жирок, - усмехнулась я. – Поздравляю с выпуском. Куда поступать будешь?
- Точно не определился пока… Есть на примете пара институтов, в оба подам документы.
- Что ж… Удачи. Уверена, ты пройдешь по баллам сразу в двух институтах…
- Маш?
- Что? – я резко вскинула голову, словно ожидала нападения.
- Ты сама как? – тихо спросил парень. Я еле расслышала его слова из-за воплей танцевавших ребят и музыки.
- Все хорошо. Даже замечательно, - произнесла медленно, почти на распев.
- Это главное. – Взгляд Сенькина потеплел, да и сам как будто расслабился.
Я улыбнулась. Так постояли, больше не разговаривая. Пока песня не закончилась, и к нам не присоединились оставшиеся ребята.
Больше оставаться мне не хотелось. Я почему-то почувствовала, что надо уйти. Им и без меня будет весело. Постаралась распрощаться с ребятами как можно быстрее, крепко напоследок обнялась с любимой подружкой. Но когда собралась отвернуться, внезапно оказалась в чужих объятьях. Как-то резко и неожиданно Сенькин стиснул меня своими накаченными ручищами. Я замерла, не зная, как реагировать. Так мы постояли буквально несколько секунд, он отпустил меня так же внезапно, сказав напоследок:
- Главное, будь счастлива, - и ушел догонять ребят.
Его последние слова повисли в парковом шуме и многолюдье, такие явственные и осязаемые. Мягко улыбнулась вслед уходящему Сашке и прошептала:
- Уже, - и в самом благостном расположении духа пошла к автобусной остановке.
В этот вечер я точно завершила и поставила жирную точку в конце главы «Александр Сенькин».
Cвидетельство о публикации 587416 © Мари 20.05.20 23:03

Комментарии к произведению 1 (1)

Добрый вечер, Мари!

Очень качественно изобразили вязкое состояние невесомости и парения - это пограничное состояние организма на грани улёта в потустороннее. Мне знакомы, если и не дословно Ваши ощущения, то состояние перехода точно. Причём не единожды. Были такие нюансы в моей жизни, когда Душа отделялась от тела. Единственное различие между моими «впечатлениями» и ими же у Вашей Героини, что она так и не доходила до черты окончательного улёта.

Процесс взаимного «пристёгивания» друг к другу у Маши и Сергея продолжается. На мой взгляд, хоть и медленно, но зато уверенно. И, пожалуй, птичка уже давно в клетке! В смысле влюблена! Хотя встречи крайне редки.

А на повестке дня Героини - выпускной вечер её бывшего школьного, 11-го, класса. И вроде не планировала провести время со «своими» выпускниками, но, видимо, всё же хотела, раз таки осталась со школьными друзьями…

Разумеется, встреча с бывшей любовью - Сенькиным - была запрограммирована с самого начала, какой бы забывчивой ни была на тот момент Маша. И она, эта встреча, само собой, никуда не делась. Серчишко, конечно, не без того, чуток поёкало, и это вполне естественно (первый мужчина), но... никаких трагедий, да и вообще внешние рамки приличий соблюдены. По выражению самой Героини, «поставила жирную точку в конце главы «Александр Сенькин».

Вот и славно! Да здравствуют новые приоритеты и горизонты!

С бесценными симпатиями и букетом благородных пожеланий!

Мореас Ф.

Здравствуйте, Мореас!

Благодарю Вас за очередной содержательный подробный отзыв и за то, что не забываете!

Спасибо!

С уважением, Мари