• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: История
Форма: Очерк

Человек-локатор

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
А к к и. Чем государство совершеннее, тем глупее его чиновники.
П о л и ц е й с к и й. Это ты пока так говоришь. А станешь чиновником — примешься восхвалять наш строй. Его несравненное величие откроется и тебе...
Фридрих Дюрренматт

Бюрократ — это избранник человечества, которому доверено охранять человека от жизни.
Мне доставляет удовольствие думать о чиновниках... Скребут по бумаге с утра до вечера. Скребут и скребут, и вот результат — Британская империя. Как удобно жить в мире, где можно поручить другим заниматься всеми скучными делами, начиная от управления страной и кончая приготовлением колбас.
Для чиновника бюрократия является цельным образом жизни. Бюрократия выдвигает требования, создает жесткие правила и строгие стандарты, она накладывает на индивида особый отпечаток.
Так в чем же сущность этого брата — бюрократа?
В том, что — человек.
Вот сидишь ты перед ним в его кабинете — никакого кафкианства — человек перед человеком, проситель перед разрешителем — и что же? Кто бы он ни был — столоначальник, жандарм, судья, крыса серомордая — и всегда одно и то же: пение Лазаря, служба собачья, мы-де в государстве последние пешки, а в сущности те же люди-человеки, отцы ближним своим, а не враги, но что мы можем, когда закон, начальство, система...
Впрочем есть и другое мнение. Гениальный предшественник Мавра по части диалектики считал, что чиновник воплощает в себе если не Абсолютный дух, то Абсолютного Человека: ум, образованность, моральность, правосознание.
Так где же истина?
В составе каждый организации большого масштаба есть разные по уровню культуры и образования люди. У «самых низших» из них, безусловно, мало того и другого, и это, в сущности, вполне устраивает руководство. С другой стороны, в организациях существует ложное мнение, будто бы иерархическая верхушка всегда состоит из людей, обладающих глубокими познаниями и особыми талантами. Иногда так и бывает; но если бы нам потребовалось выявить один, самый характерный для представителей бюрократической иерархии талант, то мы могли бы сказать, что это «способность прилипать».
На самом деле руководители организации не являются обычно столь учеными, как кажется другим, а члены — не столь невежественны, как принято о них думать. Стремление к знанию у руководителей всегда сковано опасением узнать нечто невыгодное для организации. Такое опасение в меньшей степени присуще рядовым членам организации; они могут поэтому заниматься исследованием реального мира, познавая его истинную природу, даже при отсутствии у них формального образования.
Исходя из этого, надо признать возможным и даже вполне вероятным, что рядовые члены организации могут лучше разбираться в создавшейся обстановке и быть более проницательными, чем их лидеры.
Подавляющее большинство ведущих администраторов почти никогда не читает пьес, художественной литературы, философских и поэтических произведений. Те, кто рискует углубиться в эти сферы, явно принадлежат к редкостной разновидности администратора, и их коллеги относятся к ним со смешанным чувством благоговения и опасливой настороженности.
Они основательно усвоили деловой стиль эпохи кратких сводок и резюме, двухабзацных докладных записок. То, что им приходится читать, они предварительно отдают другим, кратко излагающим главное. Они больше склонны беседовать и слушать, чем читать или писать. Значительную часть своих знаний они приобретают на деловых совещаниях и в беседах.
В какого рода индивидах нуждается бюрократия? — вопрошает Фромм. Она нуждается в индивидах, способных легко притираться к стандартизированным ценностям, которым легко приказать и легко оказать на них влияние. Оно нуждается в индивидах, считающих себя независимыми и свободными, но охотно готовыми подчиниться и делать то, что от них ждут, стать хорошо притертыми деталями социальной машины. Оно нуждается в индивидах, которыми можно руководить без принуждения, вести без лидеров, подталкивать на действие без всякой цели, кроме одной: действовать, функционировать, идти вперед.
Такие индивиды всегда имеются в изобилии. Это organization man, automation man, homo consumens. Человек организации, человек-автомат, человек-потребитель.
Порядок, о котором печется бюрократия, это, в сущности, уничтожение воли других. Свобода воли членов организации — вот с чем борется любая система. Воля члена организации должна быть подавлена; должно остаться только покорное согласие на диктуемое ему поведение.
Бюрократия — верхушечный конформизм. И это естественно: ее функция — поддерживать status quo настолько, насколько это возможно. Отсюда любимое слово бюрократа: «нет!» Для него хорошо и правильно то, что существует. Всё действительное разумно — его формула!
Бюрократию можно определить как сложное институционное управление, направленное на застой и обезличку.
Я не мог себе представить, чтобы могла существовать где-нибудь такая административная каста, которой роль заключалась бы в том, чтобы мешать.
Бюрократия — порождение конформного поведения, обезличивания отношений, с одной стороны, и обожествления процессов и вещей, с другой. Незначительные и второстепенные моменты освящаются, бессмысленные операции становятся самоцелью, возникают абсурдные символы и ритуалы. Чиновник свято верит в непоколебимую силу инструкции и испытывает страх при каждом шаге, не предусмотренном ею.
Иерархи придают большое значение тайне и информации, так что смысл действий может раскрываться лишь на высших ступенях. Это настолько обезличивает деятельность низших, что ведет к сильным стрессам, депрессиям и даже психическим расстройствам.
Ритуалы и необходимость соблюдения этикета, как и жесткая зависимость от вышестоящих, порождают скрытую взаимную ненависть, находящую свое выражение в мстительности, подхалимстве и низкопоклонстве. Соперничание за место создает атмосферу подозрительности и вражды. Взаимная недоброжелательность скрывается лицемерием, недостаток информации компенсируется сплетнями.
Любовь руководителей к организации имеет то свойство, что чем больше они любят организацию в целом, тем больше недостатков усматривают в каждом из ее членов в отдельности. Здесь полная аналогия с утопией: любовь к человечеству в целом не препятствует ненависти к каждому из членов коммуны.
Важный элемент бюрократического сознания — чувство статуса, выражающееся через символы престижа и успеха: количества власти, ее атрибутики, личного благополучия. Тех, кто внизу, бюрократический характер презирает; теми, кто наверху, он восхищается и их боится. Чувство статуса рождает стремление к росту любой ценой. Но бюрократия же способствует кастовости и создает препятствия вертикальной подвижке — всяческие барьеры, защищающие высшие страты от посягательств снизу.
В мире «бюро» выдвижение определяется оценкой начальства. Большинство руководителей весьма гордится своей способностью «оценивать людей»; но каково мерило, с помощью которого они производят эту оценку? Применяемые критерии не отличаются четкостью и объективностью, они почти неуловимы. Характер и даже подобающая администратору внешность становятся более важными качествами, чем личное дарование. Выдвиженец должен оправдывать ожидания своих патронов, по своему характеру и политическим взглядам он должен походить на избранных, от оценки которых зависит его собственный успех. Особенность корпоративной этики такова, что достигшие верхов не могут и не станут восхищаться тем, чего они не понимают и не могут понять. При всем том притворство и восприимчивость являются более важными качествами администратора, чем полученное им образование. Чтобы поймать удачу, они готовы на всё. Здесь ценят не ищущих и самостоятельных, но прилежных и послушных, полагающих соблюдение правил канцелярской рутины главной управленческой добродетелью. Подобно трудолюбивым паучкам, они стараются спеленать любую идею и инициативу.
Высокую карьеру делает тот, кто пришелся ко двору, а ко двору приходится тот, кто соответствует критериям уже ее сделавших. Чтобы ужиться с ними, надо действовать подобно им, выглядеть, как они, думать, как они, быть одним из них и действовать за них. Не чиновно-бюрократические правила старшинства и не объективная проверка деловых качеств, а вера тесного круга в то, что ты свой человек и готов служить ему, является непременной предпосылкой присоединения к высшим кругам. Люди, дорожащие своей индивидуальностью, в этой упряжке не пользуются спросом.
Один из руководителей выразил это следующим образом: нас не интересует называетесь ли вы Фи Бета Капа или Тау Бета Фи. Нам нужен хорошо отшлифованный человек, умеющий обращаться с хорошо отшлифованным народом.
Поскольку власть в глубинах своих не заинтересована в государственных кадрах, над которыми не довлели бы партийные интересы и которые являлись бы носителями беспристрастности, чиновничество формируется путем широко развитой системы патронажа и кооптирования соратников. Отсутствие способностей и ума не суть важно: их легко выдать за скромность и педантизм. Это приводит к заполнению аппарата посредственностями и приучает его к бездумному подчинению. Но бюрократия обладает свойством не только впитывать в себя ничтожность, но и преобразовывать ее в напыщенное чванство цахесов-цинноберов. И вот уже созданы миллионы руководителей, не владеющих профессиональными навыкам, а только техникой администрирования и аппаратных манипуляцией.
Плохая работа плоха везде, но в государственных делах она трагична, ибо от нее страдают миллионы, говорил Гёте Эккерману.
И вот уже табель о рангах проникает во все сферы жизни: искусство, науку, религию. Уже везде организаторы, уже сама духовность — ordo, должностная иерархия духа. «Будучи порождением иерархической системы, бюрократия стремится повсюду внедрять иерархические принципы».
Для бюрократа видение мира является туннельным, tunnelvision. Дьюи называл это профессиональным психозом. Чиновник обычно считает, что если не уделять его деятельности внимания, то наступит катастрофа.
Чиновник олицетворяет власть с ее атрибутами и ее носителями, роли последних — с самой сутью власти. Поведение иерархов и носителей власти отождествляется с механизмом ее действия.
Сообразно иерархии строится и само бюрократическое учреждение: величина и местоположение кабинетов, мебель, отделка. Пространственная близость к центру власти становится свидетельством статуса. Регламентация распространяется даже на мелочи: графины, письменные приборы, канцелярские принадлежности.
Имярек говорил: бюрократия — это богатырская власть, которую захватили карлики, поклонники всего ординарного, друзья справок и счетов.
Свойство любой бюрократии — автокаталитический рост. И если в обществе нет сил, препятствующих этой экспансии — многопартийной системы, демократии, разделения властей, — она превращается в ужасающих размеров спрута — нет, в раковую опухоль, убивающую государство.
В тоталитарном обществе интересы бюрократии становятся первостепенными. Из инструмента власти она постепенно преобразуется в саму эту власть.
С регламентированием общественной жизни роковым образом связаны экономические условия, которые с невероятной жестокостью превращают современного человека в несвободное, несамостоятельное, бездумное, лишенное чувства гуманности существо.
На всех уровнях бюрократического аппарата все заняты одним — разработкой техники лицемерия и приспособления. Уровень этой техники непрерывно растет, приобретая все более изощренные формы. Одновременно возникает своеобразная чиновничья этика, в соответствии с которой в интересах престижа организации скрываются некомпетентность, пренебрежение к обязанностям, неудачи и даже жульничество.
Паразитируя на конформизме, иерархи создают блестяще отточенное искусство маскировки, цинично и искусно орудуя «интересами общества», «высшими целями», «светлым будущим» и «социальным прогрессом». Эти ссылки, апелляции к мнению большинства, сознательное лицемерие и подавление голоса совести являются ритуальными «правилами игры». Таким образом внутри самого конформизма происходит разделение масс на стадо и пастырей, знающих правду, но умело подделывающихся под «всех».
Cвидетельство о публикации 587389 © Гарин И. И. 20.05.20 17:03