• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза Быль
Форма: Рассказ
Студенческая поездка в колхоз.

СССР. Студенческая поездка в колхоз

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Тяжел труд крестьянина


     Каждое общество славится своими традициями. В СССР – это были демонстрации и парады, которые обычно заканчивались застольями, либо банальным распитием спиртных напитков. На Украине Елизавета, студентка института, познакомилась с еще одной не менее знаменитой традицией. Помогать колхозникам в «борьбе за урожай» являлось святой обязанностью студентов, учеников и других граждан нашей необъятной Родины во времена СССР. На Крайнем Севере собирать было не чего, поэтому данная традиция там отсутствовала.

     После окончания второго курса всем сделали прививки от столбняка, а мальчишкам еще и от энцефалита, потому что их отправляли в далекую Сибирь, строить какой-то животноводческий комплекс. Видимо, посылать студентов и выпускников ВУЗов «куда подальше» было основной линией коммунистической партии. Долго глотая и нюхая пыль сельских не мощеных дорог, которая без труда проникала в дребезжащие окна и двери старого автобуса, девочки прибыли в украинский колхоз. Одноэтажный сельский дом, для временного проживания студенток, имел три комнаты. Одну из них, самую маленькую, отдали в распоряжение единственного представителя мужского пола, так называемого «врача», который на самом деле был студентом третьего курса медицинского института, этот период засчитывали ему как производственную практику.
     Все оценили, что в этом колхозе условия немного лучше, чем в предыдущем, куда их посылали осенью на первом курсе. Хотя бы по одной простой причине, в комнатах стояли кровати, а не раскладушки. Лиза с содроганием вспомнила про неудобные раскладушке со скрипящими пружинами, которые издавали весьма неприятные звуки при любом движении, создавая какофонию звуков, будто начинающие музыканты мучают струнные инструменты вместе с орущими котами. Все удобства или точнее сказать неудобства, находились на улице: умывальник, в который постоянно приходилось набирать воду и деревянный туалет. Купание вообще предполагалось на местной речке или в тазике. Но сейчас было лето, а не октябрь, как в прошлый раз. Лиза засомневалась, что Спартак раньше жил в Древней Греции, а не в УССР. Либо его последователи сразу переселились в СССР и продолжили заниматься своим любимым делом - спартанским воспитанием населения. Лиза давно отвыкла в городе от таких сельских «прелестей», которыми пользовались в этом Богом забытой дыре. Создавалось ощущение, что цивилизация здесь остановилась еще лет 30 тому назад.
     - Говорят, что человечеству тысячи лет. Интересно чем оно занималось столько времени, если водопровод изобрели еще до нашей эры в Древнем Риме? Историки точно это не выдумали? Люди до сих пор продолжают жить в таких условиях, что не могут провести в дом воду и сделать туалет. Хорошо, что свет есть. А то бы подумала, что попали в средневековье. – Рассуждала про себя Елизавета.
      Питались в местной столовой, деньги предполагалось вычесть из будущей зарплаты. Кормили отвратительно, поэтому отходов оставалось много. Их собирали в огромные баки, к всеобщей радости местных, которые быстро разбирали остатки пищи для кормления поросят. Судя по всему, повара именно на поросят и работали. Елизавета постоянно возмущалась в столовой, что такую «гадость есть невозможно» и не понимает, как можно так испортить хорошие продукты с помощью термической обработки. На что ей подруги ответили, чтобы не портила людям аппетит, еда и так в рот не лезет. Лиза постоянно оставалась голодной, выручал только местный магазин со скудным ассортиментом.

      В колхозе студентки выполняли разные работы по принципу «куда пошлют». Лизу и еще пару девчат отправили работать на «тутовом шелкопряде» или шелковичном черве. Сотрудница перед началом работы провела со студентками ознакомительную лекцию.
      - Тысячи лет назад китайцы познали секрет производства шелковой одежды из прекрасного полотна, спряденного особой гусеницей при изготовлении кокона. Эта тайна держалась в строжайшем секрете, и если кто-нибудь вывозил из Китая тутового шелкопряда или его яйца, то его приговаривали к смертной казни. Тутовый шелкопряд - это единственное полностью одомашненное насекомое, не встречающееся в природе в диком состоянии. Самки его даже "разучились" летать. Взрослое насекомое - толстая бабочка с беловатыми крыльями размахом до 6 см. Гусеницы поедают листья без остановки и днём и ночью, из-за чего очень быстро растут. Пастер сравнивал громкий хруст, раздающийся с кормовой этажерки, с «шумом дождя, падающего на деревья во время грозы». В коконе гусеница превращается в куколку. Окукливаясь, гусеница плетёт кокон, оболочка которого состоит из непрерывной шёлковой нити длиной от 300—900 метров до 1500 м в самых крупных коконах. – Рассказывала сотрудница студенткам, чтобы они прониклись насколько важно это производство.

      - Опять тысячи лет назад. Какое совпадение, неужели и здесь  ничего не поменялось. Все открытия видимо делали только в тот период, а последующие тысячи лет отдыхали от тяжких раздумий или всячески тормозили процесс развития цивилизации. – Думала Елизавета, слушая лекцию.

     Девушка с опаской заглянула во внутрь неосвещенного деревянного сарая без окон. Она не сразу обнаружила гусениц на ветках, но хруст было слышно с порога. Студентка с трудом преодолевала свой страх и брезгливость при виде такой живности. В большом деревянном сарае, на многоярусных, дощатых стеллажах лежали ветки шелковицы (тутового дерева). Огромные зеленые гусеницы с хрустом поедали нежные листочки. Длина тела насекомых составляла около 8 см, толщина – около 1 см, а масса – 3–5 г. На конце туловища имелся тупой изогнутый рог. Голова у гусениц большая с двумя парами челюстей, из которых особенно хорошо развита верхняя. Гусениц было много, поэтому в сарае стоял довольно громкий хруст. При виде таких зеленых чудовищ Лизе стало не по себе, благо собирать их руками не требовалось. Основной задачей было разложить на полках сверху новые свежие ветки, когда приезжал трактор с очередной порцией еды. Гусеница питается исключительно листьями шелковицы. Поэтому распространение шелководства связано с местами произрастания этого дерева, которые росли вокруг многочисленных полей колхоза в посадках. Коконы были крупными до пяти сантиметров, овальной формы, как небольшое яйцо. Крепость коконной нити на разрыв доходит до 50 кг на кв. миллиметр. Аппетит гусениц растет не по дням, а по часам. Сотрудница предупредила, что если гусениц не докормить, то они могут умереть и испачкать соседние белые коконы или кокон будет неполным, мягким, а это уже - брак производства. Гусеница начинает превращаться в куколку, обвивая себя шёлковой нитью. Пройдя стадию куколки, бабочка прогрызает кокон и выходит наружу, поэтому важно собрать продукцию раньше этого момента, потом рассортировать вручную на три сорта. Готовые коконы отправят на фабрику, где их размачивают и разматывают на специальных станках. Из 100 кг коконов можно получить примерно 9 кг шёлковой нити. Тутовый шелкопряд прядет самую красивую пряжу. Из самых плотных, целых, белых коконов делали парашютную ткань. Если испачкан - шел на крепдешин. Через две недели работу закончили.
      Впереди Лизу ждал настоящий ад - тяжелый физический труд крестьянина, ее с подругами отправили на поле для прополки свеклы. Девушек вез в поле открытый грузовик с деревянными скамейками. Каждой студентке вручили по тупой тяпке, показали фронт работ. Лиза увидела поле длиной метров 500, сплошь заросшее сорняками, высотой выше человеческого роста, она никогда в жизни не видела растений такой высоты, кроме кукурузы и подсолнечника. Расстояние между соседками по прополке было метра два, но из-за сорняков увидеть подруг удавалось с трудом. Тупая тяпка не справлялась с рубкой толстых стеблей. Лиза работала инструментом как топором. Норма – прополоть четыре ряда на сильной жаре. Поле медленно начало обнажать свекольные листочки. Хорошо, что подруги показали, как выглядит свекла, а то подумала бы, что сорняком является этот корнеплод, а не наоборот. Обессиленные от тяжелого труда после прохождения первого ряда, девочки попадали на траву прямо в посадке. Приятный стойкий запах резных листочков щекотал ноздри. Лиза потерла пальцами ароматное растение.
     - Приятно пахнет. Что это за трава? – Обратилась Лиза к девочкам.
     - Это конопля.
     - Конопля? Это точно конопля? – Удивилась Лиза. – Так говорят это наркотик, его запрещено выращивать. Хотя мать рассказывала, что раньше было конопляное масло. И еще пеньку с нее делают и попугайчиков кормят. – Удивилась Лиза.
     - Ты что с дуба рухнула? Кто ее специально в посадке выращивает. Сама растет. – Сказала Люба. – Наркотики делают только из пыльцы конопли. Раздеваются до гола в период цветения и бегают по полю. От пота пыльца прилипает к телу, потом ее собирают и делают наркотик.
     - Фу. Собирают с потного голого тела. – Поморщилась Лиза. - А потом что с этой пыльцой? Едят или курят?
     - Откуда мы знаем. Мы что наркоманы?
Норму никто из девочек не выполнил, самые передовые осилили три ряда.
После трех дней такой работы вечером неугомонной Лизе захотелось еще поиграла в бадминтон. На следующий день ее правая рука сильно болела и опухла, поднялась высокая температура. Лиза отправилась к «врачу» - практиканту на консультацию, когда подруги снова выехали на поле. Студент медик вынес свой вердикт:
      - Лиза. Не хочу тебя пугать. Но у нас в армии был похожий случай у одного парня, оказалось туберкулез кости. Сначала ему отрезали ногу. А потом он умер. Так что я тебе справку дам, а ты обязательно должна пойти в студенческую поликлинику в городе.
- Умеешь ты успокоить. – Испуганно сказала Лиза.
Практикант сделал перевязку руки, отрезал длинный кусок бинта, связал два конца. Веревочку из бинта, торжественно одел на шею и вдел туда перебинтованную руку. Лиза, расстроенная побрела складывать вещи. Вернулись подруги с поля. Лиза, накрашенная и надушенная польскими духами «Пани Валевска», с собранной сумкой стояла посреди комнаты. Она не ожидала столь раннего возврата с работы. Ирина начала чихать. У нее была аллергия на духи, поэтому Лиза старалась не пользоваться ими в присутствии подруги в помещении, но надеялась, что к приходу студенток запах духов выветрится. Ирина, из-за любви Лизы к духам, спала в другом конце помещения.
      - Лиза, ты, наверное, помирать будешь, все равно духами надушишься. – Чихая процедила Ирина.
     -   Девочки, вы меня проводите, меня наш врач-практикант в город отправляет.
На улице к Лизе подошла девочка из соседней группы, Марина, которая жила в другой комнате. Узнав в чем дело, она сказала:
      - Не обращай внимание на всякие дурные диагнозы. Он такой же врач, как я балерина, даже хуже. Недавно попросила у него таблетку фенолфталеина, чтобы кишечник почистить. Он мне не дал. Посоветовал выпить стакан подсолнечного масла. Так у меня до сих пор этот запах и привкус во рту. Я теперь до конца жизни подсолнечное масло употреблять в пищу не буду. Наверняка и тебе глупостей наговорил. Ты едешь домой? Лечись и возвращайся к нам побыстрее. Счастливого пути.
Подруги проводили Лизу до остановки и посадили на проходящий автобус, который направлялся в город. Потрепанный ЛАЗ был полностью заполнен людьми, свободные места отсутствовали. Лиза присела на ступеньки возле заднего выхода. На каждой остановке девушке приходилось вставать, чтобы выпустить пассажиров, но на их место приходили новые люди. В автобусе стояла неимоверная духота, окна были закрыты. Пыль с грунтовой дороги проникала в неплотно закрытые двери, дребезжали плохо прикрученные металлические части. Лизу начало подташнивать, голова кружилась, на лбу проступил холодный пот. Неожиданно на студентку сверху что-то свалилось. Молоденькая девочка, лет шестнадцати на вид потеряла сознание, но благодаря плотности пассажиров, она не упала, а сползла на пол, задев и Лизу. Пассажиры засуетились вокруг нее, усадили на заднее сиденье и стали приводить в чувство, махая газетой и брызгая водой. Одни легонько хлопали по щекам, другие подносили к носу какие-то флакончики. Девушка пришла в себя. Лицо ее было бледным и несчастным. Она пыталась понять, что тут произошло. Лиза почему-то вспомнила индийские фильмы, в которых все беременные женщины теряли сознание. Но, оказалось, у девушки было больное сердце. Пассажиры открыли окно, чтобы впустить немного свежего воздуха. Автобус уже выехал на асфальтированное шоссе. Стало легче дышать.
Добравшись домой, Елизавета сразу же прилегла. Мама принесла теплый чай прямо в постель, но от сладкого чая тошнить стало сильнее. Плохие мысли о здоровье опять коварно закружились в голове. Мать предположила, что во всем виновата прививка.
Врач студенческой поликлиники, осмотрела Лизу, прочла записку врача-студента и рассмеялась.
      - Кто это додумался поставить Вам такой бредовый диагноз?
Лиза подробно изложила свою историю. Врач возмутилась:
      - Разве можно говорить пациенту такие вещи, даже если он и серьезно болен? Но в вашем случае нет никакого туберкулеза кости. У Вас острое воспаление сухожильного влагалища – тендовагинит. Я назначаю Вам повязку с мазью Вишневского и УВЧ. Будете приезжать каждый день на процедуры. И все «как рукой снимет». Вот возьмите рецепты и направления на анализы. Сейчас сдадите кровь, еще успеете до 10 часов. А через три дня опять ко мне на прием. Рука пусть будет в подвешенном состоянии, Вам нужно беречь свое предплечье, полный покой, нагрузки сейчас противопоказаны. Если запустить заболевание может перейти в хроническую форму. Нельзя было допускать чрезмерной нагрузки на сухожилия. А Вы еще в бадминтон решили поиграть. Зайдите в перевязочную, Вам там сделают повязку с мазью.
Лиза представила, как она покажет справку в институте, такой диагноз даже произносить стыдно. Причем здесь влагалище к руке? Врач оценила выражение лица Лизы по- своему.
     - Ничего страшного – «до свадьбы заживет». Следующий. – Крикнула она, приглашая очередного пациента.
     - Как я буду с мазью Вишневского по городу ездить? Она же воняет.– Неловко спросила Лиза.
     - Не о том думаете, девушка. – Ответила доктор. – Проходите.
В кабинет уже входил следующий пациент, Лиза поспешила удалиться. Лечение оказалось результативным. Врач настоятельно рекомендовала не нагружать правую руку больше чем на 3 кг. Иначе симптомы могут повторяться. Дополнительно по результатам анализов стало ясно, что у Лизы плохой анализ крови, лейкоцитов ровно на половину меньше нормы. Врач посоветовала хорошее питание. Лиза ответила, что ее и так неплохо кормят. На что доктор улыбнулась и посоветовала достать хорошей икры, красную рыбу и назвала еще несколько дефицитных продуктов.
      - Если Вы сможете достать эти продукты, то восстановление пойдет гораздо быстрее. Думаю, что литровой банки икры будет достаточно.
     - А икра должна быть черная или красная? – Робко спросила Лиза, несмотря на то, что невозможно было достать не ту не другую.
Врач взглянула на Лизу с интересом из-под очков и ответила:
     - Любую. Только икра должна быть настоящая и свежая. Может у Вас есть знакомые на Дальнем Востоке? Пусть пришлют. Или связи в магазине?
     Икра в Советском Союзе всегда была дефицитом. Несмотря на высокую пенсию родителей, литровая банка хорошей икры была очень дорогим удовольствием. А главное, чтобы икра была свежей и настоящей. Лиза слышала всякие страшилки, что подкрашивают икру других рыб или выковыривают глаза из кильки. Она вспомнила, как отравилась черной икрой в ресторане в Москве в шестидесятые годы. Когда приезжали с матерью в гости к отцу, который учился в военной академии. А потом ее возили в больницу и заставляли пить стаканами неприятную мутную жидкость, чтобы промыть желудок. Жили в гостинице «Пекин». Отец с матерью постоянно ходили по разным ресторанам и не только в Москве. Обедать днем в ресторанах Лизе нравилось, потому что посетителей почти не было. А какие красивые и огромные были московские рестораны, похожие на дворец маркиза, только со множеством столов, укрытых белоснежными длинными скатертями, а сверху прекрасно сервированы красивыми бокалами трех видов. Тарелками и столовыми принадлежностями. Отец всегда брал суп с осетриной или солянку, селедочку, салат, бутерброды с икрой и красной рыбой и часто заказывали цыплят тапака. Процесс приготовления пищи занимал долгое время, поэтому посетители часто разминались хлебом с горчицей и солью. Корзинка или ваза с хлебом была постоянно заполнена красиво нарезанными кусочками разного цвета. Соль, перец, горчица и уксус были обязательными атрибутами. Стеклянные флакончики, похожие на хрустальные, красиво стояли в своих нержавеющих подставках и блестели своими нержавеющими крышечками с небольшими дырочками. В баночке горчицы торчала малюсенькая нержавеющая ложечка. Уксус наливали в специальный маленький графинчик, похожий на флакончик с волшебным зельем из сказки.
     Селедочка была нежной и очень вкусной. В магазине селедка продавалась сильно пересоленной, Лиза не могла ее есть. Другое дело селедочка из ресторана, она просто «таяла во рту», как говорил отец. Повара знали секреты приготовления и вымачивания селедки. Принося цыпленка тапака, официанты ставили на стол большую вазу с водой для мытья рук. Лиза чувствовала себя маленькой принцессой во дворце. Не каждый житель Советского Союза мог позволить себе такую роскошь, как ежедневные походы в ресторан во время отпуска или командировки. Но только не жители Крайнего Севера, Восточной Сибири и Дальнего Востока. Они всегда приезжали с большими деньгами. Ото всех воспоминаний о еде у Лизы разгорелся аппетит. В институтские годы она очень редко ходила в рестораны. Но на Украине никогда не было проблем с «быстро перекусить». Лиза много поездила по Советскому Союзу, но такого изобилия хорошей и недорогой еды она не встречала нигде. Через каждые 10 метров были закусочные, пельменные, сосисочные, гастрономы, столовые, рестораны. А между ними прямо на улице стояли столы, на которых красочно располагались ароматные еще теплые выпечки, манящие ванильным запахом, красивые пирожные, бутерброды и много разных вкусностей. Настоящий культ еды.
     Лиза заметила, что теперь от сладкого ее начинало тошнить. Поэтому пришлось исключить из рациона все сладкие выпечки и сладкие напитки. А ведь раньше она так любила сладкое. Она кинула беглый взгляд в сторону магазина, где на улице расположился огромный стол, заваленный разнообразной ароматной выпечкой, различными пирожными и бутербродами, затем на сосичную, на пельменную. К горлу подступила неприятная тошнота. Пожалуй, не одна страна бывшего Союза не обладала таким количеством точек быстрого питания на один квадратный метр, как Украина. Покушать тут считалось святой обязанностью. «Кто как ест, тот так и работает» рассуждал народ.
      Лиза решила повернуть на базар. Некоторые люди любили приходить сюда и пробовать разные домашние продукты, которые бесплатно предлагали щедрые сельские продавцы. Причем каждой порцией, которая предлагалась для дегустации, можно было запросто позавтракать, особенно Лизе, которая кушала очень плохо. Она купила продукты с собой, на скоро перекусила за высокой стойкой горячей сосиской с маринованным огурчиком и запила томатным соком. Конечно, мама консервировала томатный сок гораздо вкуснее, но в данном случае, выбирать не приходилось. Все остальные напитки в буфете были сладкими.


      Лечение затянулось на долгих две недели. Врач выписала освобождение от колхоза, в связи с тем, что физически нагружать руку запрещалось. На этом борьба за урожай для девушки и закончилась.
     Денег за колхоз никто из группы не получил, потому что правление решило, что «проели они больше, чем заработали, потому что плановые суточные нормы выполнить никто не смог» и даже остались еще, якобы, должны, но денег с них тоже не взяли. Куратор группы на собрании в начале года торжественно огласил список долгов каждой из студенток. И добавил, что сельсовет остался недоволен их работой.
     - «Да. Тяжела жизнь крестьянина» - Сделала вывод Лиза после поездки в колхоз.
Cвидетельство о публикации 587353 © Королева А. 20.05.20 01:49

Комментарии к произведению 1 (1)

"Денег за колхоз никто из группы не получил, потому что правление решило, что «проели они больше, чем заработали, потому что плановые суточные нормы выполнить никто не смог» и даже остались еще, якобы, должны, но денег с них тоже не взяли"

Не может быть. Хотя, как у нас говорили, трудно жить в деревне без нагана. А мы хорошие деньги зарабатывали. Одевались и до нового года хватило заработанного. На Украине куркули живут, жалко наверно студентам платить было

Павел. В это время наших мальчиков из группы отправили в Сибирь, на строительство коровника. Они хорошо заработали. Сводили женскую половину группы в ресторан.

Был и другой колхоз. Где собирали урожай осенью. Килограмм помидор осенью в магазине на Украине стоил 5 копеек!!! После Крайнего Севера, где килограмм помидор стоил 15 рублей, это вообще смешная цена. И в эти 5 копеек входила зарплата колхозников и продавцов, транспортные расходы, хранение и др. Мы учились не в сельхозинституте, в колхозы отправляли и школьников, и физиков, и лириков, работников предприятий. Главное, что тогда был урожай. А теперь овощи все импортируют. ))) На полях рицина, зерновые, подсолнечник, которые идут на экспорт.

Зато на производственной практике на заводах студентам платили хорошо.

Меня всегда удивляло, что в СССР существовала традиция отправлять "куда подальше " в армию, на стажировку, на курсы или на работу по распределению после окончания института.