• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

ДНЕВНИК НАЧИНАЮЩЕГО ПЕДАГОГА. 6 "А" 63

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Давно я не смотрела КВН. Заценим сейчас, чем порадуют нас участники.
- Добрый день, дамы и господа! Сегодня мы собрались для того, чтобы найти самых весёлых и находчивых школьников! – вышел на сцену ведущий, улыбающийся, словно акула перед тем, как прикончить тюленя. - Радостно осознавать, что зал полон, значит сегодня у нас повальная эпидемия – болеть будут все! Интересно, готовы ли зрители поддержать свои команды? Проверим! А, ну! Покажите, как вы готовы подбадривать любимчиков!
Зал разразился рёвом, визгом, улюлюканьем. Мне показалось, что я на мгновение оглохла. Но вот стихли вопли, и в тишине ведущий снова поднес микрофон ко рту:
- Надеюсь, все будут внимательно смотреть выступления соперников и поддерживать их, если они понравятся!
Ведь сегодня не только день веселья и юмора, но и день дружбы! Тем более, что КВН - это игра, а не война! А на игре должны получать удовольствие все: и победители, и проигравшие. Итак, мы начинаем!
Зазвучала известная заставка, после чего ведущий представил членов жюри. Те вставали, кланялись залу и усаживались вновь.
- Ишь, какой толстомордый! – комментировала баба Рая. – Щёки-то того и гляди лопнут! А это что за гвоздь программы? Тощой, как хребёт от воблы. А этот, этот! Ты посмотри на него, а! Отрастил бородищу, словно архимандрит.
- Команды, их у нас четыре: «Реакция обмена», «Шпаргалка», «Жертвы ЕГЭ», «Интегральчики», уже приготовились к показу визитки. Они переоделись, загримировались. У каждой есть какие-то маленькие секреты, которые не хотят сразу выдавать. Что ж, господа, начнём игру! Команда номер один по результатам жеребьёвки – «Жертвы ЕГЭ». Встречаем!
Я с удовольствием смотрела выступление и думала о том, как разрешила конфликт с Ириной Олеговной Юлия Винеровна. Мне ни словом не обмолвился никто, видимо, не посчитали нужным. Или готовят пакость: приказ об увольнении. Ну и ладно, ну и уйду!
Публика свистела, гомонила, хохотала, баба Рая сидела насупившись, а я отбросила гнусные мысли и положила голову Лису на плечо.
- Так скучно, что в сон потянуло? – шепнул он.
- Нет, просто хочу чувствовать твоё крепкое плечо.
Лис улыбнулся.
- Следующая команда – «Шпаргалка», - завопил ведущий после того, как жюри выставило оценки за номер «Приветствие» первых выступивших. – Прошу на сцену, друзья!
- Готовьте глотки, мазурики! - повернулась к нам Раиса Максимиллиановна и внезапно, затолкав пальцы в рот, оглушительно свистнула.
Я подпрыгнула, сидящие впереди вздрогнули, оглянулись, но, увидев сухонькую бабушку, растерянно посмотрели на нас с Лисом, глядящих вперёд с невозмутимыми лицами, и повернулись к сцене.
А там уже расставили декорации квартиры и расположилась на диване группа старшеклассников, «зависающих» в гаджетах.
Выступление катилось ровно и весело, даже баба Рая не хулиганила. Она лишь восторженно ухала, когда слышала от нашей команды отличную шутку:
- Ух, шпана! Так их, сермяжников! Глуши рыбу, пока динамит свежий!
Команда нашей гимназии то лидировала, то шла второй за «Интегральчиками». Баба Рая по этому поводу громко кручинилась. Наконец игра подошла к финалу, и ведущий вышел объявлять результаты. Четвёртыми стали «Жертвы ЕГЭ», третьими «Реакция обмена».
- Не миновать нам первого приза! – потирала сухонькие ладошки баба Рая. – Им вся местная шпана в подмётки не годится! Скукотищу показали. А наши – любо дорого посмотреть! Внучок мой особенно.
- А кто ваш внучок, баб Рай? – поинтересовался Лис.
- А сатана ейный, Васенька, - бабка мотнула головой в мою сторону. – Всё ко мне: «Бабуленька, бабуленька». Видать, у самого-то бабушки нет, вот и ластится ко мне. А я и не противничаю, привечаю сироту.
- Итак, второе место занимает команда-ааа… «Шпа-ааааргалка»! Количество очков: 59, 25 баллов!
- А «Интриганцам» чего –ж место не дали? – удивилась старушка.
- Дали, баб Рай. Первое.
- Это с какого же боку они первые?!
Лис пожал плечами.
- И победителями сегодняшней встречи стала команда «Интегральчики»! Количество очков: 59, 38 баллов. Поздравим их, друзья!
Аплодисменты и восторженные вопли напоминали по силе приличное торнадо, и только они стихли, как пронзительный свист рассёк зал и старушечий голос завопил:
- Су-дью-на-мы-ло! Су-дью-на-мы-ло! До-лой! До-лой! Требую пересмотра голосования!
В зале рассмеялись, а бабка, видя, что слова её не возымели должного действия, вскочила и понеслась к сцене. Она проворно вскорячилась на возвышение, минуя лесенку, и ринулась к микрофону.
- Дай-ка мне, господин хороший?
- Медный грошик на расходы? – хохотнул ведущий.
- Микрозайм тебе на годы! Микрофон дай! – и не дожидаясь, когда ведущий протянет его ей, сама схватила.
- Товарищи артисты, члены жюри и зрители! Я, Раиса Максимиллиановна Буханкина, на правах Председателя президиума Совета Дворовых депутатов первого созыва, требую пересмотра дела команды «Шпаргалка»!
- Извините, но подсчёт голосов проходил в электронной форме, и ошибка исключена, - ведущий подхватил бабушку под локоток и вежливо повел к лесенке.
- А ты не пихай меня к сходням! Не пихай! У меня добавочный номер. На злобу дней моих суровых! Судьи, внимание! От команды «Шпаргалка» танец! Яблочко! Маэстро, музыку!
Зал притих, ожидая развлечения. Даже судьи вновь уселись на места.
«Маэстро» включил разудалую мелодию танца «оголтелой матросни», как говаривала моя прапрабабка, - с лихим пересвистом, - и баба Рая заголосила:
- Эх, яблочко, куда ты ко-ооотишся? В ДТП попадёшь - не воротишься! Эх, яблочко, давай наяривай! Ноги ты не береги, приударивай!
И тут же пошла выделывать живописные кренделя, не выпуская микрофона из рук. Зрители откровенно потешались, а бабка входила в раж. Она так лихо отплясывала, так куражилась, что заразила игривостью и зрителей.
Первым не выдержал Васька, вышел поддержать старушку. Он гоголем пошёл вокруг неё, замысловато перебирая ногами. К нему присоединились Сеник и Лёша, ухарски присвистнув и уперев кулаки в бока, они игриво поводили плечами и размахивали ногами. А затем встали рядком все трое архаровцев, сплели руки на манер «маленьких лебедей» из балета и принялись сновать вправо-влево по сцене, как двуручная пила по бревну.
- Эх, пароход идет, круги кольцами, будем рыбу мы кормить комсомольцами! Пароход идет да мимо пристани, будем рыбу мы кормить аферистами! Аферистами да грубиянами – не глумись, сатана, над Россиянами!
Взрыв хохота и аплодисменты вдохновили Раису Максимиллиановну, а на сцену тем временем вышли и все остальные участники игры. И когда музыка стихла, баба Рая произнесла, сипя и пыхтя:
- Победила дружба!
Сунула микрофон ведущему и сползла со сцены, поддерживаемая Кривозубовым и Рыжим.
Распрощавшись с учениками, мы отвезли бабку домой.
- Куда теперь? – спросил Гришка. – Мы совсем забыли Васеньку.
- Я тоже о нём подумала. Едем?
Лис повернул «Инфинити» на проспект Вернадского, оттуда на Ленинский проспект и направо на съезд МКАД-ЗАПАД в сторону Можайского шоссе.
На часах светились цифры: 16:58, когда мы подъехали к сиротскому приюту.
Васенька, увидев нас, почему-то расплакался и, прижав крепче к себе бегемотика, что купил ему Лис, побежал навстречу.
- Касим, Касим! Еля! Где вы так долго были? Вы забыли про меня, да? А я вас ждал-поджидал!
Мы помогли малышу одеться и пошли гулять по территории детского дома. Васенька тут же забрался на качели и потребовал:
- Мотай меня, Касим! До неба!
- Не упадёшь? – рассмеялся Лис.
- Неа! Я уцепился, видишь? Еля, и ты сажайся вон на ту сидению, тебя Касим тоже будет до неба мотать!
Я уселась на вторые качельки, рядышком, и Лисий нас «мотал». Васенька заливался хохотом, мы с Лисом тоже, и было так хорошо, так светло на душе, что забылись все проблемы: Ирина Олеговна, её видео, ожидание увольнения… Всё стало призрачным и незначительным.
- Всё, я накатался, - сказал Васенька спустя полчаса и сполз с качелей. – Касим, почеши мне вот тама, где ушки, только подальше. Я не достаю.
Лисий выполнил просьбу малыша, почесав чуть ниже тонкой шейки, и тот зажмурился от удовольствия.
- Ты чеши-чеши, не останавливайся, Касим!
- С чего это ты обчесался, Васёк? Конфет переел?
- Нет, мне Людывановна только две дала. А я хотел пятнадцать тыщ миллионов.
- Куда тебе столько?! - рассмеялась я.
- В животик.
- Там столько места нет.
- У меня есть! Я большой уже! Как Касим. Мне много надо есть конфет. Вы привезли мне их?
- Привезли, пойдём к машине, сейчас получишь кулёк.
Васенька шагал рядом с Гришкой, держа его за руку и ёжась.
- Васенька, ты что всё червяком извиваешься?
- Спинка чешется. Касим, почеши спинку.
- Поросёночек шелудивый! – рассмеялся Гришка. - Вас не купают?
- Я не желудивый, я хороший.
- Что-то не нравится мне твоя чесотка, Васенька. Наверное, стоит повременить с конфетами, - я взяла мальчика за вторую руку.
- Не надо повременять, я не буду больше чесаться. Давай конфеты, - и полез в салон. – Еля, садись тут вота, со мной рядышком. А Касим за рулём будет. Мы станем кататься и есть конфеты, пока они все не кончатся.
Лис протянул малышу пакет:
- Рассказывай новости, Васёк. Как друзья? Конфетами их угостить не забудь.
Малыш прижал кулёк к себе:
- Ребята меня обзывали Жрихаркой.
- Кем? - не поняли мы с Гришкой.
- Жрихаркой. Это нам Людывановна мультфильм показывала. Его лиса хотела съесть, потому что он Жрихарка.
- За что они тебя так? – Лис вел машину по дороге.
- Ни за что. Это потому что у меня голова такого цвета. Как у Жрихарки.
- Жихарка, Вась. Красивая у тебя голова, яркая. И умная, - поцеловала я малыша в макушку.
- Правда? – Васенька задрал на меня голубые глазки.
- Самая настоящая!
- Но угащивать я их всё равно не буду.
- Угощать, - поправила я.
- Угощать. Не буду. Ты лучше возьми конфеты и потом ещё их принесёшь. В другой раз. А то они просить будут, а я не дам. И меня жадиной назовут, - Васенька протянул так и не открытый пакет мне. - А ещё ко мне приходила тётя. И дядя с ней. И приглашали к себе жить. Тётя Галя и дядя Боря.
Мы с Гришкой переглянулись. Похоже, малыша присмотрели приёмные родители.
- Они сначала Машу заманивали, но Маша стала плакать, и они от неё отстали. И ко мне пристали.
- А ты хочешь идти к ним жить?
- Неа. Я к тебе хочу, Касим. И к Еле. И к Людывановне. Я к ней домой всегда хожу, когда у неё выходной. Там хорошо! И кот есть! Ты видел еённого кота, Касим?
- Её кота, Вась. Нет, не видел. Хороший зверь?
- Ага! Грома-ааадный! Сыночек его зовут. А у той тёти только дядя, а кота нет. Она сказала, что не любит котов. Я не хочу к ней.
- Часто она приходит? – спросила я.
- Как ей захочется. Она сегодня приходила с дядей. Она мне не нравится, от неё пахнет вонюче. И она злая. Когда в группе меня одевает, тогда улыбается. А на улице ничего не разрешает и ругает меня, чтобы я не бегал и не просил ничего. Вы меня ей не отдадите? У неё и дядя злой. Я когда с ними всеми гулял в обед, то дядя лицо делал вот такое и кричал на тётю, - и малыш скроил свирепую мину.
Мы снова переглянулись.
- Вы не отдадите меня? – Васенька смотрел мне в глаза с такой отчаянной надеждой, что сердце моё сжалось.
Но я ничего не ответила. Не ответил и Лис. Мы не знали, что сказать, и обещать ничего не могли.
Вернувшись в приют, мы обнаружили у Васеньки сыпь: крупные пятна расползались от шеи по спине, груди, животу.
- Фига се мухомор! – присвистнул Лис. – Отчего тебя так раскрасило?
- Я не знаю, - пожал плечами Васенька, почесал живот и крикнул, – Людывановна, я пришёл чесучий и мухоморный!
Воспитательница вышла в раздевалку.
- Что случилось, Васятка?
- Смотри, какой я! – и задрал футболку на животе.
- Васенька! - всплеснула руками женщина и посмотрела на нас. – Вы чем его накормили?
- Привезли кулёк конфет, но Васёк ни одной не взял, - честно ответил Гришка.
- И у нас ничего опасного не дают. Чешется сильно?
- Ага, - Васенька снова поводил плечами, пытаясь унять зуд.
- Давно? – Людмила Ивановна рассматривала сыпь.
- На прогулке. А сначала не чесался.
- На прогулке… Похоже, это новая футболка виновата. Васенька за полдником облился компотом, пришлось переодеть в новое.
- Это мне тётя Галя подарила.
Васеньку снова переодели, на сей раз в казённое. Он убежал в группу, а мы спросили Людмилу Ивановну, что за люди приходят к нему.
- Это будущие родители Васеньки. Очень хорошая семья, порядочная. Они молодые, чуть за тридцать, достаточно обеспечены, просторная трёхкомнатная квартира, домик в деревне от бабушки достался… Завтра его заберут.
Людывановна говорила, а у самой на глазах показались слёзы.
- Вы ведь не хотите его отдавать, - я посмотрела на прыгающего Васеньку.
- Не хочу. Но ничего поделать не могу. Подавала документы на усыновление, так мне отказали. У той пары условия лучше, а я не замужем, квартира однокомнатная, да и лет мне больше, чем им.
- А мальчика кто-то спросил? – помрачнел Лис.
Людмила Ивановна молча посмотрела на нас.
- Мне надо к деткам. Извините.
В машине Лис долго размышлял.
- Мы можем что-то сделать для Васька?
- Не знаю, Гриш.
Лис сорвался с места и помчал по улицам, лавируя, а я смотрела перед собой и думала о Васеньке.

18. 03. 2019
Солнце лупило прямо в глаза, напоминая, что зима давно прошла, на дворе весна, и пора выползать из зимнего гардероба. Дети сопели и пыхтели, выполняя задание, а я созерцала класс. Тема сегодняшнего урока: «Паронимы». Надеюсь, все уяснили, что к чему.
Дзинькнул таймер.
- Время вышло, отложили ручки, приступим к проверке. Лёша, хочу услышать тебя. Прошу!
Куковалин моргнул, закрыл и открыл тетрадь и уставился на меня.
- Ты не готов?
- Готов.
- Ну так читай, не веди время. Интересно, какие рекламные фразы с паронимами ты придумал.
Куковалин вздохнул, откашлялся и зычно гаркнул:
- Только сытые завтраки и обеды поджидают вас в нашей гимназии!
Класс расхохотался.
- А чё не так-то, чё ржёте? – обиделся Куковалин.
- Кто объяснит Лёше, в чём его ошибка?
- Сытыми могут быть только люди и кошаки. Ну и другие звери, - пояснила Таня. – А завтраки и обеды бывают сытными, питательными.
- Какая разница? Что так, что этак. Однофигственно.
- Ты не прав, Алексей. Таня верно поправила. Надеюсь, остальные примеры у тебя без изъянов.
- Мы развели костёр, и он запылал, всё сильнее распалялся.
- Тупак ты, Валя! Про костёр так не говорят. Распаляться - прийти в сильное возбуждение, стать охваченным сильным чувством.
- Ну сам и отвечай тогда, раз такой умный!
- Да у меня всё тики-таки! Борзый конь обогнал борзую собаку.
- Это он про тебя, Валёк! Борзая собака ты, а он борзый конь, - схохмил Манукян.
Класс разразился хохотом.
- Скунс он плешивый, а не конь! И ты тоже! Упырь блохастый!
- Мальчики! Все склоки – после урока. Но, надеюсь, обойдётесь без них. Сеник, ты уже понял, что стоит извиниться перед Алексеем?
Манукян вздохнул:
- Я пошутил.
- Неудачно, - я многозначительно взглянула на мальчика.
- Ну, извини. Не хотел обидеть.
Куковалин скрючил недовольную гримасу и принялся что-то строчить в тетради.
А я продолжила урок, который всё никак не кончался. Хорошо, что последний на сегодня.
Я посмотрела на часы. Ага, всё успела. Осталось объяснить домашнее задание.
- Я предлагаю вам побыть сказочниками. Самыми настоящими! И написать сказки с любым сюжетом и разнообразными героями, но в них должно быть соблюдено одно условие: все приключения связаны с неправильным употреблением паронимов. Задание понятно?
- Да-аааа! – дружно ответил класс.
И тут же посыпались вопросы:
- А про что писать?
- А какие слова брать?
- А сколько страниц? Половинки хватит?
- А про носорога можно?
- Писать в тетради или на листочке?
- Картинки рисовать?
- А каким шрифтом набирать?
Я ещё раз уточнила особо непонятные детям моменты.
- А сейчас возьмите листочки, что я раздала вам перед уроком. Вы уже раскрасили по одному шарику в тот цвет, который характеризовал ваше настроение в начале урока. Закрасьте оставшийся шарик. Напоминаю: настроение радостное – шарик жёлтого цвета, вам грустно – шарик серого цвета, вы устали – синего.
А у мой шарик какого цвета? Скорее всего, чёрного.

После урока пошла к Юлии Винеровне. Надо выяснить, чего мне ждать в дальнейшем. Эта неопределённость выматывает посильнее ножевой раны в спину.
Директриса хмуро оглядела меня, кивнула на кресло и продолжила что-то писать. Минут пять я слушала клацанье клавиш, наконец она оторвалась от компьютера.
- Слушаю, Эля, что ты хотела?
- Узнать о своей дальнейшей судьбе.
- Я не Пифия, рассказать, что ждёт тебя в жизни, не могу. Что касается работы… Иди работай, Эля.
- А… Видео, Ирина Олеговна… Репутация учебного заведения.
- Эля, - женщина едва заметно улыбнулась, - иди работай…
Фу-уууухххх…. Гора с плеч. Нет, я, конечно, не особо расстроилась бы, если… Да не ври ты себе, Элька! Расстроилась бы! Ещё как расстроилась! Ты вросла в школу, а корни обрывать больно!
- Спасибо, Юлия Винеровна! – улыбнулась я в ответ.
- Не за что! Но с тебя спектакль на конкурс школьных театральных коллективов «Мир фантазий». Первого июня во Дворце пионеров.
- Спасибо, Юлия Винеровна!
- Не за что! – усмехнулась директриса.

27. 03. 2019
Гришка позвонил после пятого урока. У детей каникулы, а педагоги ровным строем под бравурные марши, звенящие в голове от усталости, топают на работу.
- Сегодня едем к бабушке Наташе. Я договорился с дядей, он встретит её и двух сопровождающих, приютит в гостинице – это его гостиница, если что, ну и свозит к мемориалу и к братской могиле, где похоронен её Шурик.
- Лисик! Какой же ты у меня!..
- Какой? – Лис сиял улыбкой во весь экран.
- Самый-самый-самый-самый! – улыбалась я в ответ.
- Да, я такой! А ещё очень скромный!
- Мне с тобой несказанно повезло, ты знаешь об этом, Лисий?
- Знаю… А мне с тобой… Что бы я делал без тебя?
Бабушка Наташа встретила нас у порога, словно там и ждала с того самого момента, как Гришка позвонил ей и сообщил о нашем приходе.
Она угощала нас чаем и пирожками, что сама испекла с утра.
- Как сердце чуяло – гости будут! Дай, думаю, пирожков состряпаю. Вот вы и пришли. Раньше-то я каждую субботу пекла, а теперь реже. Силы уж не те. Да и сноровку растеряла, не такие красивые выходят, как раньше.
- Не знаю, какие получались прежде, но эти пирожки очень красивые и, главное, наивкуснейшие! - я жевала пирожок с яблоками и запивала горячим травяным чаем.
- Это самые вкусные пирожки, которые я когда-либо ел! – шамкал Гришка. – Оторваться не могу. Можно, я ещё один возьму?
- Кушайте, кушайте! Мне приятно, что вам нравится, - бабушка откусывала мелкими кусочками и прихлёбывала чай мелкими глотками. – Скоро и Алёнушка придёт, вот и поговорим все по душам.
Алёнка пришла через полчаса. Мы просидели у старушки ещё часа два, обговорив все детали, касающиеся поездки, выслушав в который раз рассказы старушки о Шурике, о жизни её. Погрустили, посмеялись… Жаль, что жизнь Наташи сложилась не так, как могла бы сложиться с любимым… Не тот муж, не те дети и внуки… Но она любит их всё равно… А смогла бы я любить их на её месте? Их, рождённых от нелюбимого… Не знаю…
В машине Лис притянул меня к себе и поцеловал.
- Знаешь, куда в субботу пойдём?
- Куда?
- К Лизавете. У неё днюшка, мы приглашены.
- О, нееееет!
- Эль, сестра всё же!
- Днюшка со стриптизом?
- А ты хочешь стриптиза? – Лис укусил меня за ушко.
- Жажду!
- Тогда… Попробую тебя не разочаровать сегодня!
- Хм… Ну, попробуй! – я хитро сощурилась и посмотрела ему в глаза.
- Тебе понравится, - шепнул Лис. – Готовься!
И машина понеслась к дому.
Cвидетельство о публикации 587221 © МИКАЭЛА 18.05.20 17:32

Комментарии к произведению 1 (0)

Хорошая глава, Эля.

Правильно развиваете.