• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
23-ий век. Компьютеры себя изжили, их заменили белуны, летающие за своими обладателями и говорящими с ними на равных. Легковушек на улицах нет; самопланы, парящие над небоскрёбами, оказались более удобным личным транспортом. А вот обжить даже ближние планеты человеку так и не случилось... Но всегда ли принятое за реальность, на деле ей является? И если учесть парадокс, что в самом центре любого космического гиганта гравитация равна нулю... Словом, представляю вариант из 23-го века.

Гипноз гравитации

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста






  Близнецы с прабабушкой катались на самопланах. Детям взлетать не разрешалось, поэтому на их транспорте и была включена блокировка, зато их куратор кружилась в воздухе в свою волю - надо же поддерживать форму, иначе, того гляди, старухой могут назвать.
  Пропел контрольный сигнал прогулочной площадки - всё, четырехлетним детишкам пора отдохнуть, полученная нагрузка - оптимальная.
- Всё ребята! Пора домой на тихий час.
- Ну, грэнди...
- Вы, что забыли моё имя - отчество?
- Его долго выговаривать... Да и вообще, ты родилась еще в двадцать первом веке, вот и любишь командовать.
- Ты хоть до двадцати одного считать умеешь...
Хоть и близнецы, а разные - Пересвет молча съехал с площадки, а этому Семарглу палец в рот не клади; вот и возраст дамы, практически выдал.
Тихий час после полученной нагрузки рекомендуется, но как быть, если малыши все равно спать не хотят...
- В белуне сказочку найдите и незаметно засопите. - Прабабушка опустила детский поисковик пониже. - Когда я была маленькой, в семьях были и телевизоры, и интернет. Там мне показывали «В гостях у сказки».
- Сказки не интересны... Грэнди, а в своем белуне ты, что так рассматриваешь? Сказку?
- Прогноз погоды.
- Ха! Это и есть в гостях у сказки...
- Семаргл, тебе всего четыре...
- Четыре с половиной! А сон для человека - пережиток.
- Ну - ну, посмотрим, как ты со своим пережитком справишься до конца дня. Пересвет, вон... Уже в пережитке.
Семаргл включил тонировку окна.
- Не любишь солнечный свет?
- А ты любишь, когда солнце в глаза светит?

* * *

Белун предупредительно пропел и через минуту в нем появились фигуры экзаменаторов.
- Итак, молодые люди, введите свой индивидуальный код...
Экзаменаторы на время убрали звук - совещались:
- Уже судя по изображению кода - перед нами юные интеллектуалы.
- Набор изображений - в белунах...
- Но выбирали - то они код сами. А у того, что пониже ростом...
У Семаргла... Изображение еще и доработано.
- Вообще странно, близнецам только по семь лет, а они уже отличаются по росту...
И экзамен по математике стартовал. Первое впечатление о Семаргле быстро поблекло. Пересвет отвечал правильно почти на все вопросы, у его брата, в итоге, математических знаний отложилось менее двадцати процентов.
- В чем причина, Семаргл? Ты хочешь свой «Достаточный интеллект» получить только лет в пятнадцать?
Все засмеялись, в том числе и Пересвет.
- Но я не люблю формулы, которые в жизни никогда не пригодятся! ...Да вот, надоедливое - как разложить «а» квадрат плюс «б» квадрат... Назовите чью - нибудь взрослую жизнь, в которой такое разложение будет нужно?
- А ты уже был взрослым?
- У меня теперь подростковый белун! Он мне сказал, что это нужно только на математических мероприятиях.
- Ладно. Давай о другом. Чем ты восполнишь свои математические пробелы?
- Я... Вообще - то... А, вот! Восход и закат солнца из года в год на каждый день указывается в одно и то же время, но это не так!
- ...И о таком факте сообщил тоже твой белун?
- Нет. Это я сам заметил.
- Интересно, какова точность твоих наблюдений? Даже если поручить такое белуну, то при ясной и пасмурной погоде он будет выдавать разные показания. А держать все это у себя в памяти... Пока ты  не показал, что с памятью у тебя всё в порядке.
Обделённый, на данный момент, вниманием Пересвет вмешался радостным дискантом:
- Он даже совсем не помнит, что, когда нам было три года, нас родители взяли с собой на облёт Земли! Видео столько раз смотрели, как мы все летим в космосе... Я - то почти всё и так помню, это разве забудешь! А он только молчит при просмотрах. Видит там себя и удивляется...
Семаргл сидел потупившись. Экзаменаторы опять убрали звук:
- Ну, что, коллеги, проведём скрытую диагностику?
- Если его родители разрешат...
- Так мы не для огласки. Просто для информации - как нам быть с ним.
А Семаргл действительно грустил. «Странно» - думал юный интеллектуал - «что было в шесть лет - помню, в пять - тоже,  что - то - в четыре. Но чтобы совсем забыть экскурсию в космос, пусть даже в три года...». А закат солнца каждый год по времени, хоть немного, но отличается. И заметить это легко - по лучам в моём окне. В какое время они появляются из - за соседнего строения я - то помню...
Но в детстве легко и приукрашивать. Некоторые данные об этом Семаргл все же помещал в белун.

* * *

Долгожданный день рождения! Наконец - то четырнадцать! Теперь  с самопланов снимут блокировку и можно перемещаться по воздуху без родителей. Прямой путь над домами всегда короче, а чего стоит воздушная акробатика! Подарки приняты, теперь - в самостоятельный полет.
...На крышах - камеры наблюдения, но это по большей части формальность - на самопланах защита: с большой скоростью друг к другу не подлетишь. Да и если ты не закреплен, самоплан просто не запустится. С ними в воздухе Боян и Мила, брат и сестра, вот только дружат они больше с Пересветом. Семаргла же они именуют часто малышом, что уже обидно, он хоть и ниже брата, но всего лишь на четыре сантиметра.
- Малыш! - Мила была далековато, и Семаргл слышал ее через динамик. - Ты у нас продвинутый, что такое... лехха... леххавой автомобиль?
- Легковой.
- Ну да, наверно...
- Это в прошлые века было средством индивидуального передвижения, но только по земле.
- А что самопланов тогда не было?
- Были самокаты. Но они тоже только по земле двигались. Наши же автомобили именовались грузовыми, и работали они тогда сжигая жидкое топливо, как, в прочем, и легковые. Чуть атмосферу совсем не загубили. Кстати, современный самоплан тоже не идеал: хоть тихо, но шипит - пневматика по - другому не умеет, да и подзаряжаться надо... Мила, а у тебя уже индикатор моргает. Во-он, на крыше зарядник, тебе - туда.
Мимо медленно проплыл двухместный самоплан с сидениями. Немолодая парочка с каменными лицами держалась за окна своей кабины. Да, вот они - то точно тоскуют о легковых автомобилях.
Голос Бояна:
- Малыш... Ой, извини... Семаргл! Пересвет сказал, что ты «Достаточный интеллект» так и не заработал. Может, помочь? Пора же на жизнь зарабатывать.
Семаргл отвернулся. ...«Зарабатывать».
- Не хочешь помощи, как знаешь. Передумаешь, обращайся. - Боян не стал навязываться.
А Семарглу как - то сразу расхотелось летать. Вот напомнил, некстати! Он этого никому не разглашал - нашли в его мозге какой - то особый участок. Вот что значит - быть под постоянным виртуальным наблюдением! Нашли, а мне - то что из того... Я здоров. Кажется даже на расстоянии «лечить» пытались, но хорошо, что почему - то отстали...
Парадокс: все знакомые отмечают положительно мой интеллектуальный уровень, а засвидетельствовать это официально без тупых формул и пустой болтовни, считай невозможно! Живу, вобщем - то, не нуждаюсь, но и к шеям предков тоже отношение имею... Как - то надо выкручиваться.
Четырнадцать лет - значит своё жильё! Семаргл просил себе последний этаж небоскрёба и такое нашлось. Здание было новым, с двумя проёмами для следования самопланов и пневмолётов; ему теперь можно стартовать прямо с крыши, но не все понимают, что это удобство. Пересвет вот, где - то в середине небоскрёба оказался, хоть вниз спускаться - хоть на крышу подниматься; время только терять.
Семаргл перепрыгивал из комнаты в комнату - все новенькое! Под потолком плавает новенький белун, ждет контакта с хозяином. «Домашняя хозяйка» ползает по его следам, придирчиво выискивая следы грязи и пыли... А вот спальное место чересчур мягкое, надо бы уплотнить.
Всё! Можно, как говорили раньше, и на воздух.
Над его небоскребом не было никого. Зачем так высоко подниматься, если спешишь, а для занятий воздушной акробатикой такая высота уже мало подходит из - за обилия мошек. К нему, на последний этаж, мошки не попадут, окна и двери там «продвинутые», но вот с крыши улетать вниз надо побыстрее.
Семаргл так и сделал, но вдруг его транспортное средство резко затормозило, и он сам даже повис на страховке! Что такое!?... Аварийный индикатор ничего не показывает... Непонятое чаще пугает.
При любой аварийности самоплан данной серии будет медленно опускаться вниз, а Семаргл висел в воздухе! Немало испугавшись, он нажал «вызов спасателей», но сигнала о том, что вызов прошел, не было! ...Впрочем, всё - таки кто - то подлетает. Семаргл посмотрел в лицо подлетевшему...
Мужчина, далеко не юноша, среднего роста, одет, скорее старомодно, но что за чёткие черты лица! Да так не бывает... И он говорил; говорил, не разжимая губ! Стоп, может на нём маска... Но если даже так, то маска не простая, мимика - то есть. Семаргл даже не сразу осознал, что уже испытывает окрылённое состояние, если применить данный устаревший термин к его неожиданно переменившемуся настроению. Речь на очень красивом, четком языке, которая сейчас звучала, была понятна Семарглу! ...Да и этого незнакомца - то он знает! «Что же вы так долго!?» - также не разжимая губ перебил его Семаргл. - «Я ведь даже забыл наш язык!». Ответом были краткие новости последних одиннадцати лет.
В состоянии, в котором прибывал Семаргл, внимательность притупляется, и только сейчас ему стало ясно, что оба они уже находились в какой - то затемнённой длинной комнате, а его визави стоял на полу, без какого - либо самоплана. Осознав всё это, недавний новосёл хотел тоже спрыгнуть на пол, но был остановлен как жестами, так и вразумляющими словами. Происходящее Семаргла уже нисколько не удивляло - он вспомнил всё! ...А его визави подошел ближе. Затем он коротеньким стикером стал выводить узор над головой всё вспомнившего.
...Семаргл сидел на своём спальном месте.
- Это был сон?! - почти крикнул он вслух.
Как же так? Я же говорил на этом языке... Но на каком... Нередко сны быстро стираются из памяти, так было и сейчас. Но хоть что-то осталось - срочно записать!
- Белун! Запоминай... Я здесь одиннадцать лет. Я где - то в чём - то провинился... И я должен здесь что - то сделать...
И все? ...Не богато. «Одиннадцать лет». Вот почему я не помню космическую экскурсию в свои три года! Но мне четырнадцать! Значит... А на самом деле я намного старше. Семаргл посмотрел на своё отражение, усилил резкость. Да нет, выгляжу четырнадцатилетним. Белун, а ты что об этом скажешь? Ответ последовал - что так можно выглядеть и в тринадцать лет.
Но некоторые слова «того» языка ещё не стёрлись.
- Белун! Кайшé - сегодня; Кáннесе - осень в одиночестве... У-у всё. Всё забыл! Белун, из какого языка эти слова?
Всесильный помощник задумался. В конце концов, прозвучал ответ, что похожие слова с таким переводом есть в четырех наречиях, но вместе оба слова не присутствуют ни в одном языке.
Вот так. Но не мог я это видеть во сне! Я днем давно уже не сплю!
За входной дверью послышался шорох. Белун тут же выдал лица подошедших, это был Пересвет с его друзьями.
- Милости прошу...
Те быстро вошли, но потом замерли, будто видя Семаргла в первый раз.
- Я какой - то не такой? - Семаргл, на всякий случай, отряхнулся.
- ...Мы уж подумали, что тебя мошкара съела. - Это сказала Мила, но каким - то чужим голосом.
- Я не съедобный. А почему ты так подумала?
- Но, я же видела в окно... Ты пролетел, и тут же тебя облепила туча мошек... А потом... Я даже сейчас не могу успокоиться! - И её голос задрожал. - Потом мошки разлетелись, а тебя нет.
Чувствуя, что пауза может затянуться, Семаргл сымпровизировал:
- Ну, а чтобы все сделали на моём месте? Я сквозь этот рой и бросился обратно на крышу.
- Да как - то я не заметила, чтобы ты...
- Попадешь в такой рой - и тебя не успеют заметить.
Все трое ушли, а Семаргл уставился в одну точку. Потом ещё раз посмотрел на продиктованные белуну слова... «Кáннесе - осень в одиночестве». Может ли у какой нации быть слово с таким смыслом?
Ну там - осень сухая... холодная, ветреная... Но чтобы - в одиночестве?
Вряд ли, чтобы это был сон. И что же от меня хотят «свои»? Я уже всё забыл. ...Да и говорил ли он мне об этом.
То, что возле его головы водили подобием стикера он как - то помнил. Может на моей голове уже узор? Белун, быстро став зеркалом над его головой, это подозрение не подтвердил. А вдруг, тот визави какую - то инфекцию на мои волосы занес?! Срочно в горячий душ! ...Не-е, белун, ты знаешь только земную заразу!
Действительно горячий душ смыл с волос не только мошек, но изменил настроение. И что я так перевариваю то событие? То ли было... А может, всё же - сон. Должен что - то сделать, а что именно? ...Поди туда, не знаю куда. Он надел шапочку против мошек и направился на крышу.
Став на самоплан, он невольно посмотрел вниз. ...Какая - то подслеповатая тонкая полоса мешала обзору. Что ещё с глазами... Наверно, сегодня не мой день, хоть и день рождения.
Новосёл вернулся назад (теперь - к себе домой; надо бы радоваться, да где уж тут), с досадой сорвал шапочку и повернулся к белуну:
- Что с моими глазами?
- Твои глаза функционируют без отклонений. - Ответ последовал практически сразу.
А действительно, полоса пропала бесследно. Семаргл подозрительно посмотрел на шапочку, затем, поразмыслив, медленно, с опаской, втянул свою голову в неё. Тонкая, желтая змея не заставила себя долго ждать... Итак, вспомнить бы, где я это чудо - изделие покупал... Он снова её снял и уже нормальным зрением стал разглядывать. Глупость какая - то! Данный примитив на шапку - невидимку явно не тянул. И материал самый обыкновенный... Тогда займёмся исследованием.
- Белун! Видишь, на мне шапка! Что с моими глазами?
Желтая змея, не дожидаясь ответа искусственного интеллекта, плавно к нему растянулась, и уже совсем по - змеиному стала его обвивать! А в глазах у Семаргла появился ещё один гость - маленький сигнальный огонёк. Вспышечка, двойная пауза, снова вспышечка, и снова двойная пауза... А белун, выражаясь образно, в рот воды набрал.
Итак, уже есть гипотеза. ...Посмотреть бы на меня со стороны: то надеваю шапку, то снимаю; если что, скажу - хобби такое.
- Белун, почему ты ничего не сообщил мне, когда я был в шапочке.
- Восприятия тебя в данном головном уборе зафиксировано не было.
Развиваем гипотезу: визави, теперь точно был реален, и он что - то во мне активировал. Может быть тот, непонятный медицинским светилам, участок моего мозга. Таких извивающихся линий и сигнальных индикаторов я и так насмотрелся в обучающих программах, да и  не только. Я теперь что - живой  белун? ...Или же, учитывая, что  по - прежнему, мало что могу и, вспоминая прежние термины, я - живой компьютер?
Семаргл дал команду белуну не следовать за ним, а сам ушел в самую дальнюю комнату. Шапка надета, вон и индикатор уже мигает...
Что от меня хотят - то?... Рискну.
- Мой брат Пересвет.
Реакции на фразу, ровным счётом ни какой.
- Где сейчас мой брат Пересвет?
Он уже сорвать шапочку, но полоса вдруг быстро закрутилась спиралью, и в глазах Семаргла появилось подобие аватара со знакомыми очертаниями лица. При этом конец полосы был на голове Пересвета! Испугавшись, Семаргл сорвал шапку и бегом вернулся к белуну.
- Вызови мне Пересвета!
- Пересвет, у тебя всё нормально?
Удивленное лицо брата уже было понятным ответом. Отшутившись от своего же вопроса, Семаргл получил предложение оценить особенный кофе, который заваривает Мила.
Но эксперимент надо попробовать развить. Дальняя комната, шапочка, индикатор со змеёй...
- Где сейчас девушка Мила, сестра Бояна, который дружит с моим братом Пересветом?
И вот она, Мила... С желтым шнуром в голове...
- Пусть она забудет мою встречу с... - Семаргл запнулся. Как же его назвать? - Когда я о нем думал, я именовал его как визави.
Пауза затягивалась, но вдруг, где - то в голове прозвучали очень чёткие слова «от дзурниг гаи». Понимая авантюрность положения, он, тем не менее, закончил свою фразу данными тремя словечками. И Семаргл помчался к Пересвету, Мила - то была там.
- Мне обещали милое кофе.
Напиток оказался весьма своеобразным, но попробовать его явно стоило.
- Мила, а что ты так испугалась за меня сегодня?
Та посмотрела на Семаргла с нескрываемым недоумением. - Сработало!? С недоумением, но уже на Милу, смотрели Боян и Пересвет:
- Мила, у тебя даже голос срывался.
- Когда? ...Вы о чём?
Семарглу дальнейший диалог стал неинтересен. Посидев, для приличия, еще немного, он поднялся к себе.
Я теперь могуч! Море событий за один день! Событий - и странных, и впечатляющих! Теперь, по - видимому, о моей встрече с этим... как его... с «От...» никто не ведает.
Только вот уже на следующий день выяснилось, что могучим он, вообще - то, не стал. Чуть ли полдня просидев в шапочке, Семарглу стало ясно, что его возможности ограничены удалением из чужой памяти каких - либо кратких событий; ничем сверхъестественным больше желтая змея с мини - пультом его награждать не желали.
Он решил кое - что проверить. Приобрёл шапочку для морских ныряний, а когда её надел, то всё те же жёлтые атрибуты в его глазах без проблем проявились! Дело не в шапках - они обыкновенные. Просто они обтягивают голову и нажимают одновременно на тот «узор», который был начерчен при вчерашнем контакте.
И вот ещё... Сначала Семаргл принял это за совпадения... Чуть ли не каждый второй проходящий или пролетающий мимо него, вдруг резко менял свой курс движения. Причем, чаще люди словно хотели столкнуться с Семарглом! Реальных столкновений не случилось, но настроение такие «случайности», вообще - то портили.
Он забрался на свой этаж, здесь пробегать мимо него некому. Так, а солнце опять не вовремя заходит... Неужели такое нормально?

* * *

Шестнадцать лет это уже полное совершеннолетие. Что уже удалось? За два с лишним года после получения незримого узора на своей голове, выиграл «Достаточный интеллект», заставив экзаменаторов забыть и его неверные ответы, и информацию о необычности моего мозга. На полигоне, под руководством корифеев, занимаюсь дифференцированием наночастиц, участвуя в создании умных материалов. Нравится ли мне это? Вот если доверяли бы побольше... Друзей как не было, так и нет... Попробуй только заикнись о возможностях своего «узора»! - Тут же приходится шапочку одевать... Спрыгивая с крыши почти всегда смотрю по сторонам. Но нет, «От дзурниг гаи», похоже, про меня забыл. Но я, вообще - то и не расстраиваюсь... А уворачиваться от летящих навстречу самокатчиков я хорошо научился; здесь даже своя психология сформировалась - не так уж это и плохо.
Но простая логика подсказывала, что узором Семаргла одарили не ради завершения его официального образования. И вот однажды, возвращаясь поздно вечером с полигона, он опустился на свою крышу, зашел в свой этаж...
От привычной обстановки не было и следа. Та самая длинная полутемная комната! «От дзурниг гаи» на сей раз был не один, позади него стояла молодая девушка, но она в сторону Семаргла даже не смотрела. Снова зазвучала стертая из памяти прекрасная речь... «Осень в одиночестве» - как это удивляло! Но ведь у нас шесть времён года, да и год наш - почти двенадцать земных... А «осень в одиночестве» - это специальный отрезок времени, когда мы вот так можем общаться! ...Но «От дзурниг гаи» - не один, значит сейчас не кáннесе?
«Сейчас - каннесе» последовал ответ. «А эта девушка - почти такая же, как и ты, с миссией».
«Зачем во мне стирать настоящую память? ...Забывать свой язык?»
«А разве твои голосовые связки озвучат нашу речь?»
Семаргл понял, что это действительно так: у нас в звуковом общении ротовая полость не участвует...
«В чём же моя миссия?»
«Передатчик на твоей голове, ты его узором называл, созрел для применения... Ты хоть теперь понимаешь, почему ты висишь в воздухе, а не стоишь как я... пусть будет, на полу?»
Семаргл посмотрел на девушку - как и у него, её ноги не касались пола.
«К делу. Ты со своего детства следил за поведением Солнца относительно Земли. Сказалась прежняя информация, хотя она в тебе сейчас и спящая. Используй свой передатчик для воздействия на влиятельных лиц. То, что будет происходить на ночном небе никого не должно удивлять».
«А подробнее?» - Семаргл почти ничего не понял: каких лиц и как это делать, когда можешь только стирать память...
«Твой передатчик созрел. Теперь он тебе будет подсказывать. Каннесе не безгранично, а вы у нас не одни. Не дал бы тогда, у нас, ложную информацию - не отрабатывал бы здесь. Хотя, кажется, тебе на Земле и не плохо. Возможно, в следующую «осень в одиночестве» будет новое задание».
...Нет, на этот раз он не «проснулся». Комнаты его этажа просочились наружу, как в анимационном переходе. Из висячего положения прыгать не пришлось, он стоял на своём полу. ...В прошлую встречу я стоял на самоплане, значит его ролики пола той комнаты всё же не касались. Но в мыслях вдруг что - то шевельнулось: какая - такая «комната», это же магнитный корпус для связи! ...Или всё же придумываю? Раздвоение личности... Ой, только бы не вслух! Семаргл покосился на белуна... И снова внутренне ойкнул! То, что висело под потолком и близко не напоминало его продвинутого «друга».
Но удивление оказалось совсем кратким. Его окликнула девушка, присутствовавшая на аудиенции и «материализовавшаяся» вместе с ним
в той же его комнате. Девушка - то его окликнула, но не по-русски, хотя в ее внешности никаких иноземных особенностей не наблюдалось.
Она произнесла еще что - то не разжимая рта... Ясно, меня опять заставили забыть свой язык! Но висящее под потолком новоявленное чудище вдруг заговорило девичьим голосом:
- Выпусти меня отсюда.
Выпусти... Мой белун такого умел, а этот переводчик... Но после кивка Семаргла за стенкой сразу обозначилась площадка перед лифтом.
- До свиданья, наверно мы ещё пообщаемся.
Кого тут слушать, её или переводчика...
- Постой, а ты по - русски разве не говоришь?
- Мне русский не нужен, моя миссия - в Китае.
Всё. Лифт с неожиданной гостьей умчался вниз.
...Так, а где мой белун? Почему этот «От дзурниг гаи» у меня расхозяйничался! Там я какую - то неправду допустил. А здесь за такое не ссылают. Так кто всё - таки я на самом деле: землянин в двадцать третьем веке или... Эмоции в магнитном корпусе были положительными, а теперь? «От дзурниг гаи» гортанью и не выговоришь... Буду здесь называть его «ОДГ». Вот так! Имею права!
- Чудище, ты хоть белуном работать можешь?
От висящего под потолком не последовало никакой реакции.
- Переведи на русский «От дзурниг гаи».
- Координатор осени в одиночестве - «чудище» тут же ответило, причём голосом самого Семаргла.
Стало как - то неприятно. Впечатление, будто теперь от моего имени можно говорить что угодно...
Но в отличие от услужливого друга - белуна, «чудище» считало себя хозяином положения. Из него вытянулись два манипулятора, которые зигзагами затанцевали над головой Семаргла. Инстинктивно отмахнувшись от бесцеремонных щупальцев, он профессионально подметил, что материал манипуляторов очень похож на то, над чем он, вместе с остальными, трудится на своём полигоне.
А в глазах - знакомая змейка с индикатором... Шапочка уже не нужна... Он машинально поднял глаза на «чудище». А по нему, словно титры, пробегали какие - то снимки, причем так быстро, что ничего разглядеть было нельзя. Желтая же лента в его глазах намертво впилась в корпус «чудища».
- Съешь его - съязвил он вслух.
Как же теперь от этого избавляться, шапочку уже не снимешь... Но подкатилось и чувство гнева! Мной теперь распоряжаются! И где мой информатор - белун? Без него, в наше время, как без рук и без ног!
Семаргл подпрыгнул и, ухватившись за манипуляторы, притянул «чудище» к себе, благо никакой силы эти горе - руки не выказывали. ...Так, а вот и разъем, правда, глухой. Ничего, справимся. Где моя электронная аптечка...
Разъём быстро раскрылся, но из него вырвался какой - то газ. Семаргл резво отпрыгнул, мгновением заметив под разъемом корпус своего белуна.
- Белун, тебя заковали? ...Что это за газ?
- Включи вытяжку сам! Я - не могу! - звуки белуна прозвучали непривычно глухо.
Понятно, он сейчас, как бы в скорлупе. Через некоторое время признаки выброса газа прекратились, а вытяжка сделала свое дело.
И змейки в глазах нет - теперь знаем, как с этим бороться.
Наконец Семаргл освободил своего домашнего друга от внеземного кожуха. Хоть на самом деле белуны и не живые, но было впечатление, что его информатор сейчас выглядел опечаленным.
- Семаргл, тебе надо меня снова поместить в кожух, замкнуть его и дать ему час на самовосстановление.
- А мне это нужно?
- Меня немного доработали. Когда на этом, как ты его назвал, чудище, появятся бегущие слайды, произнеси чётко вслух: «Это обычное ночное небо. Так было всегда, просто вы не замечали». После того, как слайды погаснут, можешь кожух снова разобрать, и мы будем контактировать в привычном режиме. А о новом сеансе, который, видимо будет не скоро, я тебя предупрежу.
- Да я смотрю ты уже не мой, а их... Или, точнее не совсем мой.
- Но ведь и ты, как выяснилось, их...
- Философствовать тебя они уже научили?
- Это не философия. Это информация.
Белун его никогда не обманывал, да этого не могло и быть, если только данный «воздушный шар» исправен. Поэтому Семаргл полностью проследовал совету друга, и еле дождавшись бегущих слайдов на корпусе «чудища» с достоинством попугая произнес семь или восемь раз:
- Это обычное ночное небо. Так было всегда, просто вы не замечали!
При этом, когда он произносил второе предложение бегущие слайды начинали слегка искриться. Наконец кино закончилось, и Семаргл, не без удовольствия, разобрал эту корявую оболочку.
- Белун, ты теперь совсем умный. Растолкуй двойственной личности, что на самом деле она напопугайничала?
Странно. Белун ответил не сразу. Или это такой сложный вопрос?
- Твой, незримый никому, передатчик вживил сказанное тобой в сознание тех людей, от которых зависит многое.
- Вживил в слайды? Сказки! Я даже в детстве без сказок обходился...
- Я исправен, а значит, не обманываю. Их ты воспринимал как слайды. Это были окна преобразователя звуковых волн в команды памяти головного мозга. Твои фразы из них никто не слышал, но все они теперь точно знают, что обычное ночное небо - такое, каким оно будет с сегодняшнего вечера.
- И что такого с небом случится?
- А вот этого я не знаю. Увидишь.
- Есть ли опасность?
- Ни-и-какой. - Видимо для убедительности белун растянул слово.
- Вот здорово! Что будет - не знаешь, но точно не опасно!
А до вечера с его ночным небом ещё немало времени. Вот не знал бы ничего... А сейчас уже как - то не по себе. Спросить у «чудища»? Да уже надоело его собирать - разбирать, а потом проветривать... Надо кое - что проверить - слетаю на полигон, тем более что там средств защиты предостаточно.
На полигоне Семаргл почти кругом обошел плазменный реактор, пока, наконец, не увидел своего коллегу по должностной миссии, Аскольда. Над ним висел технологический белун.
- Семаргл, представляешь, эта технологическая надутость вместо советов по получению металлического аргона вдруг впала в лирику! Мол, несколько лет Земля пролетала сквозь запыленный участок космоса, а теперь она из него выходит, и небо сегодня вечером будет, наконец, почти настоящим. Надо этот белун отдать на тестирование, а то, чего доброго, ещё стихами заговорит.
Потянувшись к технологическому белуну Аскольд чуть не натолкнулся на Семаргла. И натолкнулся бы, но, натренированный на такое, обладатель головного узора легко увернулся.
- Я дождусь вечера здесь?
- Ты такой трудоголик? Тогда последи за реакциями, пока я отнесу этого зануду на тестирование.
Вечер, наконец, подкрался. Только вот у климатических служб на данный вечер был запланирован локальный дождь. Тучи, правда, были не сплошными...
Сколько звезд в неправильных черных щёлочках! Семаргл вызвал Пересвета:
- Посмотри на небо.
- Это еще зачем? ...Ну, смотрю. Какая - то птичка пролетела. И, кажется, дождь устраивают...
- И больше ничего не видишь?
- Послушай, Семаргл! Ты думаешь, мне больше заняться не чем? Или говори, что я там должен увидеть...
- Звезд не многовато?
- А это очень важно? ...Звезды как звезды! У тебя всё?
Вот так! Но, что - то, как - то не верится в то, что это моя работа...
Чуть позже вернулся Аскольд, но разговор с ним о ночном небе прошел, примерно в том же ключе, что и с братом.
Семаргл полетел домой, то и дело задирая голову. Хотелось верить, что эти звездные скопления к Земле не полетят. Но что происходит? И что кроится за моими заклинаниями к «чудищу»? Мой белун теперь поумнел. Пусть рассказывает!
- Белун! Откуда столько звезд на ночном небе?
- Это в том числе и твоя работа...
- В том числе? Значит я не один такой?
- Одну из других ты здесь видел.
- М-да... Русская китаянка... Белун, за кого вы меня принимаете? Я не могу управлять небом! Я обыкновенный!
- А ты и не управлял. Управляли твои... Те, кого представляет «От дзурниг гаи». А ты, вместе с такими же как ты, были чем - то вроде самопланов.
Семаргл затих. Вообще - то нового белун и не сказал, что - то подобное и так вертелось в его голове. Что же, попробую добраться до истины сам.
На следующие вечера дождей не заказывали. Темное небо копировало ночные огни огромного города, но пролетающие и проходящие обыватели на это даже не обращали внимание. Семаргл уже привык к некоторым своим особенностям, но такой пропасти между собой и остальными он ещё не испытывал.
Доверие, к «обновленному» кем - то, своему белуну стало падать. Хотя откуда именно данный кто - то сомнений и не было. Семаргл зашел в общественную обсерваторию, быстро авторизировался и прильнул к зенитному тахеометру. Вот они, небесные светящиеся гости. Тахеометр сразу выдал нужную информацию - «новые» звезды перемещаются по видимому небосводу. Но это перемещение было не в сторону земной поверхности, невооруженным глазом такое и не заметить. Также, практически сразу, тахеометр отделил небесных новичков от старожилов видимого космоса и от околоземных спутников, хотя все они также были в незаметном глазу движении. Новички летели по траекториям, все вместе напоминающим усечённый конус, хотя усечённым конус был лишь потому, что его возможная вершина была скрыта земным горизонтом. А вот определить, куда направлена вершина конуса, а следовательно и пункт назначения полета «новых» звезд, общественному тахеометру оказалось не под силу.
...Следил я за нашим светилом, и необъяснимая логика нашёптывает - куда именно эти новички несутся по космосу. К Солнцу! Вернее - в Солнце... И в чём тут такой страшный секрет? Может Солнце надо спасать?! ...Спасай, могучий Семаргл, спасай.
С такими невеселыми размышлениями он вернулся домой. Но, в конце концов, «ОДГ» на злодея как - то не тянет; тем более я общался с ним чуть ли не с радостью, на сколько котакт можно вспомнить...
Однако в общественную обсерваторию Семаргл зачастил теперь чуть ли не ежедневно.

* * *

Прошел год. За это время поток астероидов, летящих к Солнцу, порядком поиссяк. Да и интерес самого́ Семаргла к данному космическому явлению заметно поубавился - ради чего раскапывать истину, когда всем другим это не только не интересно, но даже факта события никто не видит!
Но за это время на его этаже появился электронный телескоп, прибор без оптики, но демонстрирующий объекты видимой части звездного неба. В итоге облик ближайших соседей матушки - Земли он представлял уже не хуже, чем лицо родного брата.
Семаргла давно смущало одно обстоятельство. Двадцать третий век, многое ушло вперед по сравнению с предыдущими веками... Многое, но не всё. Слетать в космос на экскурсию, для любителей такого - дело обыденное, но только вокруг Земли. А вот - к планетам, не говоря
уж - за пределы солнечной системы... Понятно, что двигатели, основанные на сжигании топлива, не на многое способны, но почему до сих пор так и неподвластна, ни гравитация, ни энергия космических излучений... Не улетишь далеко и на солнечных батареях... Не держат ли людей в сторонке, кто - нибудь, типа «ОДГ»... И то, что сам Семаргл связан «с ними» для него же выглядело, скорее, недоразумением. Семаргл - старинное славянское, земное имя, и он им гордился. А «тот» язык, хоть и красивый, но он уже от других существ. Теперь уже других...
Экскурсия вокруг Земли! Четырнадцать лет назад такое уже было, но «было» для Пересвета, для меня же - только по слухам... Сначала - самолёт, из него - в аэродинамический диск и, через полчаса - высота 200 километров. Телескоп с собой Семаргл не брал, здесь такой есть, даже получше. Экскурсантов - двадцать человек, девятнадцать из них любуются красавицей - Землей, но один прильнул к телескопу.
...Что - то не узнаю я Юпитер. Почему за земной атмосферой он выглядит по - другому? Та же овальность, те же размеры, но - поверхность? Откуда такие полосы? Семаргл настроил телескоп на максимальное разрешение...
Из полос на Юпитере, которые незаметны с самой Земли, то и дело проступали маленькие огоньки. Значит, вот откуда астероиды! Такое даже немного разочаровало, он - то думал, что «ОДГ» хотя бы из другой звёздной системы! Но на Юпитере жизнь невозможна... Эх, Семаргл! Во - первых, какая жизнь! А, в - десятых, почему на Юпитере? Внутри можно создать куда больший комфорт, чем на открытой поверхности...
- Молодой человек, что в этой черноте Вы нашли интересного?
Семаргл оглянулся. Девушка рядом просто сверлила его глазами.
- А я, девушка, фанат чёрного цвета.
Стоп. Что - то знакомое лицо. Русская китаянка! Но когда садились в самолёт, что - то я её не заметил...
- Перейдём в магнитный корпус! - Девичий голос из неразжатых губ послышался приказом.
- Так сразу, взяла и раскомандовалась!
Одновременно Семаргл глазами считал пассажиров диска - вместе с ним двадцать. Тогда как могла здесь взяться эта девица? А она, может быть, понимая его недоумение, отвела в сторону свой кулон на короткой цепочке.
- Не упрямься. Нас могут услышать. - Голос исходил из её «кулона».
- Что же ты от меня хочешь? - Семаргл опять прильнул к телескопу...
Ответила ли ему русская китаянка, нет ли... Но на Юпитере появилась и стала расти тёмная точка, быстро оформилась в идеальный квадрат, который закрыл собой всё в телескопе! Приключения в космосе... Они вдвоём висели над полом магнитного корпуса. Посещение номер три. Но на этот раз без «ОДГ»...
Когда рушатся планы, то такому никто не радуется:
- Послушай, китаянка!
- ...Я Джия.
- Да хоть «ОДГиха»! Я на экскурсии в космосе. Ты другое время не могла выбрать! Да и вообще, как ты попала сюда?
А Джия, не создавая перебранки, сняла, просто неоткуда, с совершенно гладкой стены магнитного корпуса, нечто уместившееся в ладонь и протянула ему.
- Отдай это своему компьютеру... Забыла, как теперь помощника называют? ...Подсказывают - белун. Ну да, он же летать может... Отдай  это белуну, он знает, что с данной вещицей делать.
С её последними словами магнитный корпус пропал. Вместе с ним пропала и сама Джия. Семаргл стоял, как и раньше около телескопа, как - то украдкой, поглядывая на остальных экскурсантов.  ...Нет, для остальных здесь ничего не произошло! А уж не гипноз ли всё это? То, что ему протягивала Джия, он всё же аккуратно взял, а теперь... Да это же обыкновенная губка, которыми моют младенцев! Да ещё и со знаком стерильности! Не исключено, что надо мной заодно и посмеялись.
Ворох вопросов и все без ответа. Джия эта, что, летать умеет? Впрочем, рта она не разжимала, и в прошлый раз, кажется, тоже... Значит она полностью «оттуда»? А «оттуда» это, всего лишь, Юпитер... С виду же чисто наша девчонка, даже мне казалось, что я её где - то раньше видел.
Однако, если уж не праздник, то знаменательное событие было испорчено. Разве устроит положение, когда в любой момент тебя могут куда - то выдернуть, причём, из пустого места... Он снова посмотрел на Юпитер в телескоп. И как этот магнитный корпус в один шаг допрыгнул до орбиты Земли? Мистика! А может правда - гипноз? Только зачем? А разве не было разновидностью гипноза мои фразы для чудища «Это обычное ночное небо. Так было всегда, просто вы не замечали»? От последней мысли Семарглу стало совсем не по себе.
Диски для экскурсий обладали подобием искусственной гравитации, но её хватало только на то, чтобы не переворачиваться с ног на голову. Семаргл дождался, пока всех остальных понесёт в противоположную от него сторону и быстро бросил детскую губку в уловитель мусора. После одним взмахом подплыл к экскурсантам, а то другие не поверят - был на орбите, а Земли из космоса не видел.
Из - за пульта поднялся проводник. Он двинулся в сторону телескопа, а потом приплыл к Семарглу:
- Уважаемый экскурсант, это Ваше. Больше не теряйте.
Губка! Но, я же её выбросил!
- Вообще - то, мне она не нужна. Я её в накопитель отправил...
- Значит, накопитель мусора такое не принимает. Да и странно: взять с собою вещь в космос, чтобы там её выбросить!
- Возможно, надо мной подшутили... Подсунули, одним словом.
Но чтобы не привлекать к себе совсем уж лишнего внимания пришлось губку снова взять. Только какая - то девочка - подросток ещё долго смотрела в его сторону и, почему - то радостно, улыбалась.
Оборот вокруг планеты завершился, вновь самолёт, теперь уже для плавного спуска. Несколько минут позже он уже стоял на своём самоплане, как казалось такое средство перемещения по воздуху куда современнее самолёта, хотя на нём высоко и не подняться - просто замёрзнешь.
До дома далековато, но в этом ничего страшного. Семаргл взмыл вверх, но тут же чуть не столкнулся с двумя другими, куда - то опаздывающими. Его свойства притягивать других научили и хорошо уворачиваться, но здесь даже защита самоплана не успела сработать - пришлось сделать сальто. Лишь мельком увидев площадь аэропорта, он вернулся в вертикальное положение, но после того не полетел, а приземлился. Семаргл внимательно посмотрел, на то, что увидел мельком. Двухместный пневмолёт готовился с комфортом унести двух пассажирок - Джию и девочку - подростка, ту, что летела с ним на диске. Хоть это и не этично, но сумел тихо снять их на камеру. Возможно, пригодится - появились дополнительные вопросы.
Вбежав на свой этаж, экс - космонавт тут же обратился к белуну:
- Белун, что ты знаешь о гипнозе?
Ответ последовал не сразу. Видимо, не обиходная информация обрабатывалась.
- Для тебя сейчас более актуально то, что ты сам, совсем недавно, был под сильнейшим гипнозом.
- !? ...Значит, не зря я подумал. А это без ошибки?
- Любой гипноз, а их несколько видов, есть дезинформация, вносимая через органы чувств. Для человека такое не естественно. Эта дезинформация из твоей головы, если так можно выразиться, просто торчит.
- Чего она касается?
- Но вот это мне не известно. Когда видишь примятую головой подушку, значит на ней кто - то спал. А вот кто...
- При последней встрече с «От дзурниг гаи» тебя усовершенствовали. Как это происходило?
- Семаргл, я же аппарат. Добавили информации... А как...
- То, что «От дзурниг гаи» представляет планету Юпитер, ты знаешь?
Белун взял паузу. Потом нравоучительно выдал:
- Этот объект не планета. И именуют его по - другому.
- И как?
Произнести название объекта звуковыми волнами белун так и не смог. После неудачных попыток, он сознался:
- У меня информация об объекте на наречии людей «От дзурниг гаи».
- Людей?
- Ты меня допрашиваешь, а я, ведь, аппарат.
- Хорошо. Что ты знаешь про планету Юпитер Солнечной системы?
- Период обращения вокруг Солнца 11,86 земных лет, примерная масса...
- Про его времена года что - нибудь знаешь?
- Только то, что там есть каннесе. И эта информация от тебя.
- Там шесть времён года. Это я, всё же, помню. Проанализируй - чем они могут различаться.
- На поверхности только силой ветра и плотностью смёрзшегося газа. - Белун сделал паузу, совсем как человек, который раздумывает. - Ну, а если под поверхностью, то, скорее всего, там только одно время года.
- Так и я думаю. Но почему - то их шесть.
- Семаргл, ты же сам не совсем земной... А спрашиваешь у меня, совсем земного.
- Когда я был моложе, мне моё положение казалось интересным. Сейчас же куда меньше. Мне не нравится, что меня могут использовать как аппарат. ...Белун, посмотри это видео. Сможешь его прокомментировать?
И он дал посмотреть свою видеозапись с площади аэропорта. Анализ белуна затягивался, но это говорило о том, что он за что - то «зацепился». Наконец он заговорил, причём, как - то задумчиво:
- Понимаешь, Семаргл, девушка, что была тогда здесь, при приближении не выдаёт никаких своих грудных колебаний. Она не дышит.
- Триллер наяву?
- А ты дышал, когда с тобой общался «От дзурниг гаи»?
- Конечно!
- Значит, на самом деле, она и ты не одного ранга.
- Белун, ты сегодня особенно толковый, почему бы это?
- Ты последнее время стал мало со мной общаться. Возможно, я потерял твоё доверие после доработки «оттуда». А я устроен на продолжительную работу, иначе у меня могут появиться технические проблемы.
- Тогда давай двигаться дальше. Придумай, как разобраться в моей особенности. Что такое мне вбили в мозг, в результате чего, я
какими - то жёлтыми шнурами память у других стираю. Ты понимаешь, о чём я?
А вот про жёлтые шнуры или змейки белун и не ведал. Пришлось ему подробно всё рассказать. При рассказе, для убедительности, потребовалась шапочка, но вытаскивая её, Семаргл наткнулся на ту самую детскую губку, которую до сих пор так и не выбросил. Но это упущение он быстро наверстал, и губка вторично отправилась в мусороприёмник.
Наконец, объяснения о невидимом для белуна были закончены:
- Ну что, поможешь разобраться?
- У тебя в аптечке должен быть глушитель изотопов. Выпей его, а я потом просканирую твой мозг рентгеном - может, что - то отыщу. Но на такое мне нужно время.
Неожиданно белун подлетел к мусороприёмнику:
- Семаргл, ты это недавно выбрасывал?
На полу, как ни в чём не бывало, лежала та самая детская губка.
- Да, выбрасывал...
- Семаргл, это не совсем губка... Точнее - совсем не губка... Это маскировочная имитация. Лучше пока не трогать...
Далее главным персонажем на этаже Семаргла стал его белун. Он провёл рентгеновскую съёмку, довольно долго её анализировал и, наконец, зазвучал:
- Семаргл, введи в меня запрет на передачу данной информации другим сторонам.
Совет белуна был выполнен. Началась демонстрация рентгеновской съёмки в максимальном увеличении.
- Вот, Семаргл, видишь едва заметное облачко? Так вот это не твоё. Не с твоим мозгом, не с черепной коробкой оно никак не связано. На разных кадрах это облачко в разных участках головы и, скорее всего, оно мягкое. Но оно, по - видимому, всегда под теменной частью твоего черепа. Считаю, что это передатчик, он у тебя и работал, передавая внушения. Но самое странное - другое. Это микрооблачко значительно старше тебя.
- Как мне такой чип вживили? Следы трепанации есть?
- Нет. Всё чисто.
- И почему ты считаешь, что чип старше меня самого?
- Клеточных связей в облачке не видно, но при сканировании кадров различными частотами оно всегда размыто, что говорит о долгой предыдущей эксплуатации.
«В принципе, ничего удивительного» - подумал Семаргл. Я же сюда сослан. Но неужели в данном пятнышке весь бывший я? И теперь бывший я - всего лишь передатчик? Выражение лица у экс - космонавта стало соответствующим, и белун не остался безучастным:
- Я такую работу провёл. Столько сравнений, столько анализов! А тебя, вот, расстроил! ...Сейчас с тобой хочет пообщаться Мила. Подключить её?
- Подключай. Я же воспитанный.
- Малыш, мы нашли запись твоего полёта в диске! Что за юная сеньорита тебе губку подарила? Неужели у тебя такой круг общения?
Семаргл какое - то время молчал.
- Что молчишь? Нечего ответить?
- А ты не могла мне эту запись показать через белун?
- Тебе интересно как всё выглядело со стороны? Сейчас... Смотри.
Семаргл уже догадывался о том, где и когда он подвергся гипнозу. Запись его полёта, которую продемонстрировала Мила, окончательно расставила все точки. Вот он возмущается, машет руками, а та девчонка протягивает ему губку. Никакой Джии! Тем более - магнитного корпуса... Стоп, а как же тогда она назвала мне своё имя? Или здесь тот же гипноз?
- Мила, подожди... Ты мне видеоролик, я тебе тоже. Не оставаться же в долгу.
И он прокрутил отснятое на площади у аэропорта. Реакция Милы стала неожиданностью:
- Так эта девочка с Джией знакома? А где ты с Джией познакомился?
- А ты где?
- Она же ведёт видеоуроки китайского. Но ты - то китайским не интересуешься!
- Много вы с Бояном обо мне знаете... Эта девчонка помощница Джии. В губку был завёрнут полный курс китайского языка...
- Не умеешь врать, малыш, не берись. Чтобы получить электронный учебник, для этого надо лишь полететь в космос! Ха - ха!
И Мила прервала связь. А белун завис над губкой:
- Семаргл, вообще - то, данное изделие для меня. Подсоединить?
- Не многовато ли информации для одного дня? Даже оборот вокруг Земли ушёл на второй план...
- Можно и отложить, но она будет ползать за тобой по пятам.
- Ладно, давай. Хотя, чувствую, не развлечения мне уготованы.
Дважды оказывавшаяся среди отходов и ползавшая по не идеальной чистоты полам стерильная детская губка, присоединённая к белуну тут же его отключила! Но экран белуна остался рабочим. Как, вобщем - то и ожидалось, в экране появилась голова русской китаянки Джии, которая, как выяснил семарглов помощник, к тому же и не умеет дышать по - земному. Переводчик с шеи Джии по - русски уведомил о двух насущных проблемах. Во - первых, надо срочно убедить землян, что завтра атмосфера их планеты будет создавать оптический обман и они могут увидеть две Луны. Вторая проблема была не срочная, но не менее важная - с Джией ему надо будет встретиться, и желательно на дикой природе. Диалог «губка» не предусматривала; ему было заявлено о проблемах, с обоснованием, что сейчас не «осень в одиночестве», а быстрое решение необходимо. По поводу встречи, Семаргл ответил, что - если только в выходные, а вот услышали ли его...
Джия с экрана пропала, тут же включился белун. А вот «губка» выскочила, уже привычно упала на пол и словно загорелась невидимым пламенем, с шипением выделяя газ, чем очень напомнила, сложенную по - соседству в контейнер, оболочку «чудища». Когда «губка» совсем исчезла, и шипение прекратилось, Семаргл даже повеселел.
- Белун, не слышал, что мне сказала Джия?
- Меня же выключили. Впрочем, догадываюсь: тебе вновь надо собирать, «чудище», как ты его называешь.
- Это так, но не только. Джия хочет со мной встречи в безлюдном месте. Что скажешь?
- Я твой помощник, но не предсказатель. Фактов по данному поводу у меня нет.
- Хорошо. Тогда, что можешь сказать по поводу всего цирка? Поясняю: зачем нужен был этот сверхгипноз, да ещё в космосе? Зачем вообще нужна была «губка», если можно было мне просто сказать на словах?
- Здесь твоя, человеческая, логика. А какая она у них... Наверно, если бы эта Джия пришла к тебе, так сказать, в гости, ты бы, приняв её за равную, мог и не прислушаться к ней. О том, что ты летишь на экскурсию, было известно заранее, и это не тайна. Если тут не закралась где - то ошибка и Джия действительно не умеет дышать, то перед полётом такое бы точно заметили. Поэтому - одно дело видеоурок, другое дело - скрупулёзный осмотр перед полётом. А взял бы ты детскую губку от юной незнакомки... Вот подумай, взял бы?
- Взял, не взял... Эта бяка сама же за мной ползала...
- Семаргл, ты ставишь передо мной человеческие задачи, а я, если несколько раз ошибусь, могу отправиться и на утилизацию. Почему бы тебе не посоветоваться с Пересветом, с родителями, наконец?
- Они не готовы. Медосмотры в детстве выявляли в моём мозге непонятный участок, хорошо ещё, что до операции не дошло. Так что, мне с ними лучше помалкивать.
- Ну, может быть с Джией у вас будет больше общего.
- Да что - то мне так не кажется... Выглядит - то она ровесницей, но уже появилось предчувствие, что всё несколько иначе...


* * *

Свою сомнительную миссию, касающуюся «второй Луны», Семаргл исправно выполнил, что на следующий вечер вывело под звёздное небо чуть ли не каждого второго, только лишь затем, чтобы снять редчайшее небесное явление. Сам же Семаргл тот вечер провёл у телескопа. И действительно второй объект был весь в кратерах, и неспециалисту мог видеться и Луной. Только вот расстояние до этой, обречённой на расплавление, планеты было куда бóльшим, чем до настоящей Луны.
А всё ли «у них» рассчитано как надо? Быстрый нагрев такой массы может обернуться серьёзным взрывом! ...И откуда «они» целую планету стащили? Она - то уж точно не из Юпитера вылетела...
А вот встреча с Джией не состоялась ни тогда в его выходные, ни в последующие свободные дни. Он даже сам иногда прилетал на дикую природу, насколько она виделась в его представлении. Но то ли природа была не очень дикой, то ли Джию из Китая не выпускали.
И понемногу Семаргл начал об этом забывать. Но уверенность в том, что просто так от него не отстанут, в нём уже была твёрдой.
И вот, привычным маршрутом вернувшись с полигона на свой этаж...
Магнитный корпус... В нём стоит «ОДГ»... Всё это и раньше видели... А так хотелось поспать! Может быть, опять гипноз? И как же он затуманивает - то мозг? Уже не трудно додуматься, что всё вокруг - сплошное гипнотическое восприятие, а на самом деле - стол пыток...
«ОДГ» - координатор осени в одиночестве на этот раз смотрел на него очень пристально, но не издавал вновь ставшей знакомой старой речи.
- Что молчите, координатор. Мне бы поспать. - Взрослый Семаргл чувствовал свою беспомощность, и координатору он уже не радовался, как тогда, в первый раз.
- Последние четырнадцать с половиной земных лет ты имел какую - то местную метку?
- То есть? - Но потом Семаргл вдруг понял, что «ОДГ» интересуется его именем и назвался.
- Так вот, Семаргл, восстановление Солнца завершено. Ты нужен на другом объекте.
Семаргл молчал. Его образование до земного бытия было явно подзабыто. Но точно, что перемещаться можно только во время «осени в одиночестве», а она очень короткая. Как оттянуть время?
- Меня завтра ждут на полигоне, будем проводить серьёзные испытания.
Теперь уже молчал «ОДГ», но такое молчание было контрастным. Вообще - то надо что - то делать... Неужели я настолько беспомощен?
Семаргл собрался и хотел прыгнуть, но... Бесполезно! От чего отталкиваться, когда висишь над полом! Резко, как было возможно, он рванулся к тому, что здесь можно было назвать стеной, и в прыжке от неё оттолкнулся... Всплеск низкочастотного гудения и, похоже, Семаргл получил хороший разряд! Словно спрыгнув на ходу с наземного транспорта, он катился... Но кувыркался он по полу своего этажа! Получилось! Магнитного корпуса - как не бывало!
А тряхануло его прилично... Это ещё хорошо, что я висел и не был связан с землёй, а то бы... Но, вряд ли, чтобы концерт был окончен; где мои шапочки? Шапочки, обтягивающие его головной «узор» быстро нашлись, и он спрятал их под одеждой.
- Белун, какое твоё мнение, меня на долго оставят в покое?
Электронный друг никак не отреагировал.
- Белу-ун!
Попытки включить домашнего собеседника ни к чему не привели. Не было и контейнера с оболочкой «чудища»... Кажется ясно: «они» сильнее! Впрочем, кто бы сомневался...
В любом жилье половина вещей хранятся по инерции или на всякий случай. Не был исключением и этаж семнадцатилетнего Семаргла. Потеряв привычного белуна, пришлось раскопать старенький телефончик, вот и пригодился.
- Пересвет, возможно я скоро надолго уеду. Присмотри за жильём. Как куда? В командировку. На сколько, точно не знаю. Ладно, спокойной!
Ещё полчаса назад ему хотелось поспать, а теперь... А нежданно разбуженный полудетский телефончик стал радостно обновляться. Появилась панелька с вопросом «Смонтированные видео перенести в фильмы?» Видео мне в детстве сбрасывали родители, они, что - монтажом занимались? Странно... Семаргл нажал на кнопку «Показать смонтированные видео».
Трёхлетние дети с родителями на экскурсии в орбитальном корабле... И где здесь монтаж? Телефончик, ты не бредишь? Так, покажи монтаж. Раньше ты такого не умел... Дисплей выделил трёхлетнего Семаргла, сопровождая выделение целой лестницей непонятных знаков.
Я вмонтирован в видео?! Вот это новость! Хотя доверять полуигрушке... А ещё, на твой взгляд, что смонтировано?
Вот мама с коляской на двоих. В коляске малыши, тут нам, наверно, и года нет. Где монтаж? Выделилась коляска... Хорошо, а как было на самом деле, можешь показать? Телефон напрягся, но всё же показал одноместную коляску!
Ну и денёк... Как я мог помнить полёт в детстве, если меня там не было... Да и «ОДГ» на три года уменьшает моё пребывание здесь. Гипнотизируют меня, через меня же напускают гипноз на массу людей, этого же не избежали и все мои родные... От смысла такой информации перспектива возвращения к истокам уже стала менее отталкивающей. Но не происки ли это господина «ОДГ»? И где здесь правда... Правда - во сне! И Семаргл растянулся на своём спальном месте.
Иногда люди во сне летают. В эту ночь такое состояние постигло Семаргла. Началось всё во сне, только когда скорость стала совсем пугающей, пришлось поднять голову.
...Он вновь в магнитном корпусе, но один - висит, как и спал, в горизонтальном положении. Непонятным чувством Семаргл точно осознавал, что магнитный корпус куда - то перемещается с космической скоростью. При этом никаких перегрузок не было, хотя воздух в корпусе был. И сколько же до Юпитера так лететь? Надеюсь, не девять месяцев? Хорошо, что догадался не раздеться, когда ложился спать, а то бы...
Но, кажется, скорость стала спадать. Значит, меня не на Юпитер везут! Далее держать его висящим, магнитному корпусу, видимо, надоело. И Семаргл стал медленно опускаться вниз и впервые ногами аккуратно опёрся на горизонтальную плоскость, с облегчением отметив, что здешний пол током не дерётся.
Дальняя стенка корпуса куда - то исчезла, её заменил проём, очень похожий на бесстворчатые высокие ворота. Не стоять же на месте, раз куда - то приглашают. Как только он вышел из магнитного корпуса, тот тут же пропал, а за спиной проступили внутренние очертания какой - то веранды с высоченным потолком. В комплексе с высотой ворот веранда смотрелась как убежище для слонов или даже мамонтов.
Для такой оценки Семарглу потребовались секунды, а в следующие секунды он увидел возле ворот Джию и ту самую девочку - подростка, от которой он получил в космосе свою порцию гипноза. Но юная сеньорита, похоже, плакала и была одета во что - то совсем неприглядное, вряд ли являющееся одеждой. Появление Семаргла обе они восприняли по - разному: Джия отвернулась, а сеньорита засеменила к нему.
Однако внимание Семаргла несколько притупилось и неспроста - он «вспомнил» свой старый язык и также всё известное ему тогда, но запретное для землянина. ...Так, а дышу ли я? Дышу, ну и ладно... Он вспомнил про спрятанные под одеждой шапочки и одну из них быстро надел. Сразу в его глазах зашевелились жёлтые шнуры - змейки, один из которых прилип к голове, подходившей к нему, сеньориты.
- Тебя тоже украли или ты сам пришёл, как эта Джия?
- А плачешь ты почему?
Вместо ответа девушка зарыдала в открытую. Погладить бы её для успокоения, но вообще - то она уже не ребёнок, неудобно...
- Тебе Джия сказала, где мы находимся?
- Она говорит, в каком - то... Юпитере... Это что, другая звезда?
- Планета. - Да, кругозорчик у девушки так себе. - Что, всё - таки, тебя так расстроило?
- Я легла спать... И вдруг всё пропало... А я в одной пижаме. И вот, что мне Джия здесь дала... Это даже не одежда! Ещё она говорит, что я родных и знакомых больше никогда не увижу... - И она снова зарыдала.
Каково положение дел, Семаргл не знал и сам. Хотя он теперь со своей прежней памятью, а оставаться здесь навсегда он твёрдо не желал. Надо обдумать. Но девушке он произнёс многозначительно:
- Ну, это мы ещё посмотрим. Тебя как зовут - то?
- И-зольда...
- Земляне, вам туда. - Это был «голос» Джии, который понял только Семаргл. 
Почему - то Изольда его явно не слышала, а такое  было  странным.  «Туда» - это были те самые ворота, возле которых все они стояли.  Бояться, не бояться, но выбора, похоже, нет. За воротами было темно, но впереди мигала какая - то сигнализация и Семаргл с Изольдой медленно подошли к ней. Джия же с ними не пошла, «туда» это, ведь, только землянам.  ...Под мигалкой неожиданно раскрылись две створки!
- Изольда, что скажешь? Похоже на наш лифт.
- Похоже... У нас дома такой...
- А тебе не кажется, что нас разыгрывают, и ни на каком мы не на Юпитере. - Едва договорив, Семаргл осёкся. Почему тогда он свой прежний язык понимает? - Была, не была!
Он вошел первым. Действительно, лифт. Вылитый наш! Впрочем, не совсем вылитый: кнопок на пульте было множество, но активными были только две. Наконец зашла и сеньорита Изольда. Лифт двинулся и остановился по первой активной кнопке. Двери открылись...
- Ой, это что? Наш дом? - Уже не плачущая Изольда, спросила это, повернувшись к Семарглу.
- Чей наш?
- Моей семьи. И мебель наша. Так я дома? - И опять вопрос был обращён к Семарглу.
- Сеньорита, я, что, был у вас дома?
А Изольда, без страха, просто вбежала в предоставленные апартаменты. Но, немного побегав, призадумалась:
- Белунов нет. Вернее, есть один, но не наш...
Семаргл смотрел на всё молча, но то, что его ждёт за второй кнопкой лифта, он уже себе представлял.
Так оно и оказалось. Ему предоставили «его этаж», где место белуна занимало знакомое «чудище», вещающее только на старой, бездыхательной речи. Эту речь он вновь понимал, но Семаргла, как он понимал, оставили человеком, и говорить - то он мог только как земной человек. Но оказалось, что у «чудища» был хороший переводчик и общение получилось.
- Где сейчас я?
- В Юпитере, Солнечной системы, Млечного пути. Мы в промышленной сфере. ...А зачем тебе твоя шапочка? Ты меня тестируешь с её помощью?
Какие - то мгновения Семаргл набирался смелости, но всё же негромко выдавил:
- Да.
Семаргл теперь уже был и со своей «прежней» информацией. Как я рассматривал Юпитер в телескоп, пытаясь распознать что - нибудь новое! ...А тогда, раньше - то, я владел простой информацией, до сих пор так и недоступной землянам!
Внутри Юпитера шесть сфер; то есть шесть времён его года... И «осень в одиночестве» это на Земле кажется чем - то нелепым, а здесь, собирая в пучки энергию далёкого Солнца, регулируется комфорт пребывания. И «в одиночестве» может быть любой из природных циклов, но это уже по земным понятиям. Пучки солнечной энергии, в том числе и той, о которой на Земле даже не знают, распределяют по поверхностям сфер или снабжают работающие приводы. Их как раз много в промышленной сфере, второй, если считать от поверхности Юпитера. В какой же ты находишься сфере по внешним признакам не узнать. Вот, пожалуйста - создали нам «земные условия». ...Но кое - что земными словами и сказать - то нельзя. Как называть всех работающих здесь, в том числе «ОДГ» и Джию? ...И меня самого - тогда, раньше? Перевода нет, а произнося человеческим языком... Пусть и будет без перевода - люди!
- Каков у меня распорядок дня? - Обратился он к «чудищу».
- Вольный. Когда готов будешь получить задание, скажешь сам.
- А мне нужна будет «осень в одиночестве»?
- Этой информации у меня нет, но, как наверно сам понимаешь, да.
Раз я попал сюда, значит сейчас «осень в одиночестве», то есть шестая сфера, в самом центре Юпитера, ещё не застыла. Но сколько ей осталось до замерзания, до уровня «осень - зима»? А мне бы не мешало и оглядеться... Впрочем, от меня чего - то хотят, а значит, должно быть и время для подготовки.
Не уверенный в том, что сейчас удастся уснуть, он всё же принял горизонтальное положение. Как - никак, он почти на своём этаже. Почти...
Семаргл до конца и не понял - спал он или нет, но скорее всего да. Он поднялся, привычно подошёл к окну. Привычный пейзаж с его этажа... Но только это явная анимация... Да, голубого неба здесь не увидишь! Жизнь подземная... Вернее, подъюпитерная - в любом земном языке такого слова точно нет!
- Тебя хочет видеть Джия. - Сообщил белун - «чудище».
- И где она?
- Отсюда дорога одна. Через... Вы это лифтом называете? Через лифт.
Джия была на том же месте, где они с ней и расстались. Неужели не уходила? Но на Семаргла она смотрела как - то не так.
- Сними шапку. - Это было её первой фразой.
- Мне в ней спокойнее.
Семаргл, видя как его жёлтая змейка «воткнулась» в её голову, тихо прошептал «забудь». Такое работало на землянах, а как на них?
Сработало или нет, так и осталось неизвестным, но Джия, всё же, сменила тему:
- Как ты стал Семарглом тебе известно?
- Отец назвал, при выписке из роддома.
- А может, подумаешь лучше?
Семаргл теперь отлично помнил, что в трехлетнем возрасте с семьёй в космосе его тогда не было, но зачем с ней - то откровенничать? Тем более, с кем он беседует? С девушкой, внешне его ровесницей, да ещё назначившей тогда встречу, но так и не появившейся.
- Джия, что ты от меня хочешь?
- Хочу не я, хочет Главный инженер.
- А нельзя сразу и подробно?
- Для начала: ты самого себя помнишь?
Семаргл понял, что она имеет в виду. Речь о его доземной жизни.
- Допу́стим.
- Показать тебе тебя? - И в руке Джии, словно ниоткуда, появилось что - то, которое стало надуваться как гелиевый шарик.
Но жёлтая змейка его шапочки повела себя как - то не так, а её товарищ - индикатор замигал слишком быстро. Джия готовит гипноз? Семаргл сделал несколько быстрых шагов назад и отвернулся.
- Куда ты? Не хочешь видеть самого себя?
А он, отвернувшись, прошептал:
- Если меня попытаются загипнотизировать, заблокируйте гипноз.
Тут же повернувшись он ей громко ответил:
- Я издали лучше вижу!
Гримаса Джии ему совсем не понравилась. Но в её руке, оказывается, ничего и не было. Значит, он не ошибся. А вот если я тебя заставлю показать и меня, из прошлого, да и тебя саму, заодно...
Аватарчик быстро явил нескольких трудяг, склонившихся над какими - то цветными паутинами. Но он быстро выхватил глазом своего бывшего. Почти пятнадцать лет не виделись... Солидный дядя... Но нет, не хочу назад, отвык я от такого бытия. На Земле интересней. Ну, а ты, Джия... Кем ты была раньше... Это что, правда она!
В демонстрационном окошке лежала древняя старушенция. Семаргл из «той» жизни далеко не всё сейчас помнил, но, кажется, до такого старения там себя не доводили. Вернее не там, а теперь уже здесь... Он посмотрел на Джию уже пристально. Та, перехватив его взгляд, вдруг поняла, что под гипнозом так не смотрят.
- ...Ты видел, кого я тебе показывала? - Выдавила она упавшим тоном. - Это был тот, кто дал тебе твоё имя. Именно он назвал тебя Семарглом.
- Видел. - Негромко ответил Семаргл, понимая, что под гипнозом он бы увидел нечто другое.
- И тебя не трогает, что он так мучается?
Так. Я что - то никаких мук не заметил. Человек работает, как и его коллеги... Не очень понятно, откуда ветер дует...
- Джия, что Вы предлагаете?
Она резко вскинула голову: он назвал её на Вы! Её, его ровесницу! И, кажется, начался второй сеанс гипноза...
- Джия, может это зря. Я задал вопрос, Вы не ответили.
Она опять не ответила, упорно продолжая «колдовать». Вобщем, теперь это выглядело даже смешно.
Змейка его шапочки вдруг бросила Джию и улетела куда - то назад. Семаргл обернулся; за его спиной стояли двое - «ОДГ» и ещё кто - то, очень высокий. Но оба они были обращены не к нему, а к Джии.
- В чём дело, Джия? Ты теперь уже совсем молодая, но можешь выбирать: либо почётный отдых в Курортном пространстве, либо оставаться здесь. Но если здесь, то и работать. - Это говорил высокий, почему - то назвав её по - земному Джией.
- Что я хочу, Главный инженер, ты знаешь. Это вы оба знаете.
- Но на Земле миссия закончена! Солнце восстановлено, землян ничего не взбудоражило...
- Парень этот без меня не справится! - Без особого почтения перебила его Джия. - Да, может, ещё и не захочет справляться!
- С ним будет отдельный разговор. А твоя страсть к гипнотическим воздействиям по любому поводу и без, нас не устраивает. ...И о другóм: зачем ты доставила сюда полуребёнка, не имеющего к нам никакого отношения? Нам что, везде ей кислородную атмосферу создавать?
«Так вот, почему Изольда не слышит нашего языка!» - подумал Семаргл и тут же внутренне осёкся. «Нашего! Я что, перерождаюсь вспять? Нет, этого не надо».
- Изольда мне вместо внучки. Я её хорошо обучила. Её гипноз уже не хуже моего.
Словно от того, что она сейчас была упомянута, из темноты ворот выскочила Изольда и ухватилась за руку Джии:
- Доброе утро. Хорошо, что ты здесь, а то мне чужой белун подсунули, но я его почти не понимаю.
- Ну, мы оставляем вас. - Фраза Главного инженера относилась к Джии. - Определись, где ты будешь далее.
А «ОДГ» пристально посмотрел на Семаргла:
- Ты нашу подноготную уже всю изучил? - И он кивнул на шапочку. - Когда ты активируешь участок твоего донора, он чувствует себя неважно. Он сам по себе и один. Двоих из одного сделать не получится.
- Не получится? А как же я и Пересвет?
- Давайте, не здесь. - Вмешался Главный инженер. - Семаргл? Я правильно называю? Готов побеседовать о конкретном? Тогда - вперёд.
«Вперёд» не длилось и секунды. Они, все трое, в каком - то помещении, с извилистыми стенами. Что - то подобное я, тогда раньше, кажется, видел, но за пятнадцать земных лет изменения появились... Хотя, для Юпитера это, всего лишь, год с небольшим.
- Так вот, Семаргл, ты хоть веришь, что мы люди цивилизованные и ничего злого тебе делать не собираемся? - Главный инженер, для убедительности, свою фразу сопроводил интенсивным движением рук.
- Однако, забрали вы меня, не интересуясь моим желанием. Полигон, где я сейчас должен быть, может стать для меня и недоступным. Это мне добро?
- Речь о куда более значимых вещах... Ты землянин, но я говорю с тобой на нашем языке, которым ты тоже владеешь. А как у тебя это получается, не задумывался?
Для Семаргла вопрос оказался хорошим... А Главный продолжал наступление:
- Наша речь не звуковая, как у вас, вы же живёте в атмосфере. И как ты незвуковую речь слышишь? Как отвечаешь, не используя голосовых связок?
Семаргл потух. Возникла пауза, Главный хотел знать земное видение такого явления.
- По - моему, всё проще. - Семаргл, наконец, начал рассуждение. - Когда я жил у вас...
- Ты никогда не жил у нас.
- Но я же многое помню, и строение Юпитера, и здешние времена года, да и откуда тогда я знаю язык...
- Твой донор поделился с тобой важными частицами, на уровне молекул. По - другому я его назвать не могу. У нас нет имён, фамилий и прочих личных характеристик. У нас это лишнее. ...И ты воспринимаешь информацию донора как свою, но бывшую.
- И очень была нужна мне информация донора? А я, ведь, его самого уже здесь видел.
Главный инженер взглянул на «ОДГ», а тот кратко кивнул на шапочку Семаргла.
- Понятно... Ну если, родные донору, твои клетки уже навели контакт, то они показали тебе именно его, а никак не бывшего тебя.
- Так всё - таки? ...И верить ли Вам, Главный инженер? Тем более я точно знаю, что я появился на Земле не новорождённым, а уже в возрасте старше трёх лет! И где же мне довелось быть минимум три года?
- У тебя просто не было первых трёх лет.
- То есть как?
- Давай начнём издалека. Во - первых, вот ты проделал работу, сотрудничая с нами. Ты эту работу оцениваешь положительно?
- Н-не знаю...
- Ну как же? Мы восстанавливали нормальные параметры солнечной активности, а это нужно не только нам, но и вам, землянам. Явиться к вам на Землю и объявить, кто мы и чем занимаемся... Ты хоть представляешь, что бы было... Там, у вас!
- ...Вобщем - то представляю.
- А каков выход? Вот вы, земляне, появляетесь на свет так, как и всё живое у вас. Вас рожают. Нам же создать живое существо, в том числе разумное, давно не составляет труда. Нужен только точный образец...
- И образцом стал мой Пересвет?
Главный столкнулся с непонятным словом и посмотрел на «ОДГ», но тот только пожал плечами.
- Брат - близнец у тебя есть?
- Я и говорю, Пересвет. Так он был здесь?
- Нет, конечно. Что было наиболее трудно, так это дать новый облик нашему ветерану. Назвали её китайским именем, но молодой её облик вышел, как у вас считается, европейским. Среди нас просто нет образца, подходящего для Китая, а нужна молодая энергия и самый популярный у вас язык. После того, как Джию отправили на Землю, стало всё просто.
- Я знаю, что в моей черепной коробке есть участочек, который, скорее всего, от вас.
Главный опять посмотрел на «ОДГ». Тот немного развёл руками:
- Парень неглупый.
- Ну, если ты об этом знаешь, то речь и идёт о клетках твоего донора. Мы же смотрим не только за Солнечной системой. И твой донор, вместе с целой группой учёных, сделал неверные расчёты, что, в конечном итоге, погубило звезду, в планетной системе которой есть разумная жизнь.
В разговор вступил неразговорчивый при Главном инженере «ОДГ»:
- Когда ты вырос, я решил первый раз показать тебе магнитный корпус. А ты заговорил как твой донор, даже провинность его себе приписал. Я понял, что отступать уже некуда и активировал его клетки, хотя, сначала спешить не собирался. Но пришлось тебя усыпить: если что, это был сон.
- А я, где - то, так и думал... - Приукрасил истину Семаргл, а потом сменил тему - Вот Вы говорили, что нельзя из одного существа сделать двоих, а как же я и мой брат... Если, по вашим словам, я был... рождён здесь...
- Никакого противоречия. Клетки твоего донора это он, а не ты.  С братом же своим вы сами по себе. Ты здесь, он на Земле. Думаю, что он и не ведает, где ты сейчас. Джия, как и было условлено, «списала» по всем параметрам здорового трёхлетнего малыша, мы вырастили требуемую нам копию, и твоя семья стала в два раза счастливее.
- Я вот говорю с вами на вашем языке... Хотя, в понимании землян, здесь слово «говорю» и не очень подходит... А на доноре это как - то отражается?
- Когда ты просто беседуешь, то, практически, не отражается. Но, если ты начинаешь действовать через его молекулы, он даже может неожиданно заснуть. Но все доноры под контролем, от серьёзных неприятностей у них есть гарантии.
«Всё ли здесь правда» - подумал Семаргл. - «Когда аватар мне донора показывал, я действовал через его молекулы, но он, ничего... Работал».

* * *

Завтра что - то вроде экзамена... Хотя дни у них тут весьма условные, то короткие, то длинные. Многого землянину не говорят, а так, что называется с миру по нитке... Прочитаю ещё раз.
"«Осень в одиночестве» - это когда одна из внутренних сфер Юпитера по своему расположению теряет контакт с нагревающими пучками солнечной энергии и начинает остывать. Внутренние сферы созданы искусственно без придания им монолитной оболочки. Поэтому, остывающая сфера, сжимаясь, уходит вниз, к центру Юпитера. А в самом центре любого тела, обладающего гравитацией, её просто нет. Но есть сильнейшее давление верхних слоёв космического тела. Энергия этого давления выбрасывает, потерявший гравитацию и свой вес, объект с колоссальной силой, если его поместить в такую «нулевую точку». Естественно, что такими объектами, чаще всего, становятся магнитные корпусы, умные конструкции, способные силой магнитных полей распылять монолитные горные породы. Остывание сферы, в состоянии «осень в одиночестве», это отдача энергии. Такой энергии вполне достаточно, чтобы собрав её под теплоизолирующий слой магнитного корпуса, дать дополнительное ускорение уже невесомому объекту.
Сфера в состоянии «осень в одиночестве», как правило, нежилая и нерабочая: все переходят в более комфортные пространства внутри Юпитера и не только. Времена года «осень - зима» и «зима в одиночестве» не форсируют искусственно только в особых случаях и существуют они больше теоретически.
Когда магнитный корпус «оторвал» меня от своего этажа, время, которое я провёл внутри корпуса, было временем достижения им центра Земли. При потере воздействия всякой гравитации объект можно переместить в любую точку, практически мгновенно. При этом никакая астрономическая служба ничего даже не заподозрит - освобождённый от физических законов объект не отражает ни света, ни других волн, а сама световая скорость для такого объекта сравнима с топтанием на месте. Но именно энергетическая комбинация, полученная от «осени в одиночестве», даёт наибольший эффект в мгновенном перемещении, другие спектры энергий пока дают побочные явления".
- Что мне тут запоминать, если толком ничего не сказано! - Семаргл обратился к «чудищу» - белуну. - Вот ты, сможешь наизусть всё это рассказать, а потом ответить на любые вопросы?
- Я? Что за вопрос. Конечно могу. Для чего тогда меня сюда определили.
Семарглу показалось, что «чудище» как - будто рассмеялось. Стоп! Мимика и жесты у здешних людей вроде бы такие же, как и у нас. Но, по - моему, я ни разу не видел, чтобы они смеялись.
- Белун, а ты смеяться можешь?
У «чудища» запинка! Но, наконец, оно выдавило:
- Смех это мимическое выражение радости, или реакция на странное, у землян и жителей некоторых других развивающихся колоний.
- Эх, машина... Вот поймёшь ли меня: «Это чёрная смородина?». «Нет, красная». «А почему она белая?». «Потому, что зелёная». - Вряд ли, чтобы Семаргл при этом смеялся, но улыбка на его лице точно была.
- А что здесь понимать? Ты говорил про земные ягоды. Незрелая смородина белая, а незрелые плоды и ягоды на вашем языке называют ещё и зелёными.
- Ну у тебя и познания... И у вас все белуны это знают?
- Такой информации у меня нет.
- А ты можешь мне связь с Землёй наладить? Например, с моим братом?
- Я всего лишь бытовой прибор. Такие решения я не принимаю.
- Значит, можешь. Буду иметь в виду.
«Чудище» деликатно промолчало. Но на нём вдруг появилось лицо Изольды:
- Семаргл, можно к тебе?
- Ты знаешь, что мне Джия сказала, - затараторила она, вбежав - что главный здесь теперь уже хочет меня с тобой отправить. Кого - то, там, лечить моим гипнозом...
- Да ты им экзамен не сдашь...
- Я вообще хочу домой! Украли меня, ни о чём не спросив. Здесь ни солнца, ни неба... И речь слышу только белуна и Джии! Да вот ещё твои подкалывания...
- Не обижайся. Но мы очень разные.
- А могу я Джии сказать, что отказываешься со мной лететь?
- Сказать - то можешь... Только кто нас услышит...
Голос подало «чудище»:
- Можно вмешаться? ...У меня информация, что граница между гипнозом землян и существующими реалиями фактически уже стёрта.
- А что раньше была не стёрта?
- Для вас, между Землёй и Юпитером огромное расстояние. А вы его преодолели за мгновение. Так есть это расстояние или его нет? Где реальность? Или всё можно назвать гипнозом гравитации? Моя миссия отвечать, а мне приходится вам ставить вопросы. Гипноз в разных формах он повсюду. А куда вас доставят, тоже за мгновение, это вообще другая галактика.
- Я уже знаю: ты обучающий белун. - Затем Семаргл повернулся к Изольде - И у тебя тоже такой?
- Кто его знает... Но как совершенствовать приёмы гипноза мой белун говорит часто.
- И в какую галактику меня или нас запихнут? - Поинтересовался Семаргл у «чудища».
Было такое впечатление, что «чудище» задумалось.
- Не знаешь русское название этой галактики?
- Там цифры... Не ваши буквы... Впрочем, а тебе это нужно? Выполнишь миссию, вернёшься на Землю... Но помнить - то о текущих сейчас событиях все равно не будешь.
- Это ещё почему?
- А ты додумайся сам.
- Донор напортачил, а отдуваться за него мне...
- Не напортачил бы донор, тебя бы не было.
- Говорите что - то совсем непонятное... - Немного обиженная Изольда собралась уходить. - Так я скажу Джии, что ты против?
- Как хочешь. Но помни, что они и ремень могут достать...
Когда она ушла, Семаргл снова принялся вытягивать правду из «чудища»:
- Насколько я понимаю, землян здесь только двое. Но я также понимаю, что на Землю отсюда направили не одного меня...
- Да, ты не единственный.
- И сколько нас?
- Зачем тебе эта информация? Простое любопытство? Отвечу так: вас не двое, но и не тысяча.
- А я спросил не просто из любопытства. Чем я такой особенный, что оказался здесь, а, пусть сотня, других, таких же как я, спокойно припевают на теперь уже родной планете?
- Я, на твоём месте, этим бы гордился. Значит твой брат, с кого тебя «списали», оказался наилучшим.
- Что - то не получается гордиться. А что будет с Изольдой? Все говорит о том, что она просто девчонка с Земли и к вашим людям отношения не имеет вообще.
- Да. Изольда находится здесь из - за самодеятельности Джии. Джия это уважаемый ветеран, ей многое прощали... Но на Землю и в другие колонии её вряд ли теперь пустят. ...Перед экзаменом тебе надо хорошо выспаться. Разреши, я тебя просканирую.
- Сканируй, учитель - врачеватель...
Поскольку такая процедура перед сном ещё со второго дня проводились регулярно, Семаргл равнодушно наблюдал, как манипуляторы «чудища» просвечивают его разноцветными лазерами, которые даже не отражались на теле, а явно проникали внутрь.
- Ну что, белун, всё в порядке?
- Да... Хотя меню для тебя надо чуть подправить. Пища твоя здесь всё же искусственная...

* * *

Думал, что - то вроде экзамена... Да до такого экзаменища на Земле, слава богу, ещё не додумались! Столько информации про магнитные корпуса! Сначала рассказывают - потом, повтори... Проходит какое - то время, опять повтори! А то, что рассказывают - не то, что половину, четыре пятых невозможно понять! Эта энергия с такими параметрами, а эта с такими, совсем уже с другими...
И такой сверхинструктаж посвящен их одной глобальной цели. Учёные, среди которых был и его донор, неумышленно, но погубили звезду. Планета той звезды, на которой есть жизнь, сейчас обогревается искусственно, о чём позаботились «отсюда». Времени, за которое Семаргл рос из малыша в молодого человека, хватило для накопления массы диких космических тел и взрыва из них сверхновой звезды. И это уже произошло. Семарглу же надо на той обитаемой планете делать то же, что и на Земле: отвлекать их население, пока оправившуюся от взрыва звезду не приблизят на необходимое пространство и не уберут искусственный обогрев.
...А экзамен всё не заканчивался. Сколько же можно!
- Итак, Семаргл, могут магнитные корпуса со стопроцентной гарантией перемещать двоих людей одновременно?
- Нет, не могут. - Уже вяло ответил землянин, но тут он кое - что вспомнил: - Уважаемая комиссия, а как же тогда, в один из визитов ко мне, в магнитном корпусе были сразу и «ОДГ»... простите, и Координатор осени в одиночестве, и Джия?
Вопрос его был чистосердечный, но реакция комиссии оказалась неожиданной: все молча посмотрели на «ОДГ». Тот быстро отреагировал:
- Я её перевозил в пределах Земли. Она же висела в воздухе, Семаргл, помнишь?
- Да, кажется так...
Семаргл уже понял, что не спросил, а ляпнул, но слово не воробей...
А взгляд «ОДГ» на него стоил многого. Ну, может теперь меня забракуют?
Не забраковали...
- Семаргл, одна сфера уже достаточно прогрелась и скоро будет опускаться к нулевой гравитации. Понимаешь меня?
- То есть, скоро кáннесе, осень в одиночестве.
- Вообще - то не очень удачный перевод на твой земной язык, но это мелочь. Когда твоя отправка, говорить не буду. - Главный инженер, для убедительности, подтвердил отрицание руками. - Так всегда лучше, чтобы не переживать перед, так сказать, стартом. Текущие инструкции будешь получать с магнитным корпусом, а если что - то срочное, вне кáннесе, то получишь земную детскую губку. Помнишь, что с ней делать?
- Но без белуна - то, что мне с ней делать?
- Почему без белуна? Всё у тебя там будет. И твой этаж по - земному... И такая же еда. Мы что варвары? Ну, всё. Помоги бедному народу.
Практически измотанный, Семаргл вернулся в свой юпитерский этаж и сразу лёг.
- Белун, тебе передали мой экзамен?
- Да, конечно. Главный инженер не всё тебе сказал, из того, что тебя, наверняка, интересует. Просто для всех в комиссии это естественно, но ты - то об этом не знаешь. Итак, планета, куда тебя направят, имеет такую же атмосферу, что и Земля. Но сама планета меньше Земли, поэтому и люди там несколько ниже.
- Они не чудовища?
- Ну и мысли у тебя... Люди, которые работают здесь на Юпитере, контактируют только с внешне подобными себе. Условия естественного существования могут быть совершенно разными, как, например, для тебя и для тех, кто здесь, но визуальная схожесть быть должна. Это один из законов Вселенной. Есть разумные существа и в других формах, но мы с ними не пересекаемся.
- А почему ты говоришь, что планета та меньше, а люди на ней ниже? Должно же быть наоборот: меньше гравитация и существа разрастаются.
- Это заблуждение. Гравитация не влияет на рост клеток. Размеры существ зависят от условий их существования. Например ваши киты: кто обитает у поверхности океана не столь велики, кому нужны огромные лёгкие, для жизни на глубине, те великаны.
- Ты даже это знаешь... - Заинтересованный Семаргл даже встал. - А про мою жизнь на Земле что - нибудь знаешь?
- Что - нибудь знаю. Меня же готовили для тебя.
- Однажды координатор доставил мне твой тип белуна. Что - то я не очень нашёл с ним контакт.
- Внешне, мы, последние модели, унифицированы. Тебе же тогда доставили совсем другую модель. Она для массового воздействия.
- А мне... ну, на той планете... какой дадут белун?
- Этого я не знаю, но, скорее всего, тот, с которым ты в первый раз познакомился. Но время пóзднее, готов к осмотру?
- Пóзднее... Да как только вы тут дни считаете... Под землёй... То есть, под поверхностью... А где на самом деле здешние живут?  Юпитер - то, как я понял, всего лишь огромное предприятие.
- Где находится их Курортное пространство, тебе знать не надо.  Далеко, одним словом.

* * *

Семаргл надеялся, что экзаменационная встряска для него закончилась. Но куда там! Чуть ли не каждый день его вызывали, инструктировали, тестировали, только что не выворачивали наизнанку. Вернусь на Землю - пойду в преподаватели. Ну и отыграюсь!
Но однажды его вызвали и, вместо наставлений, предложили переодеться.
- Что это? Вы что, предлагаете мне роль в художественном фильме? - Семаргл с удивлением смотрел на фрак, чёрный цилиндр и узкие светлые брюки. - Из какого музея это?
- Всё это местного покроя.
- Я историю знаю, так одевались четыреста лет назад... - И вдруг Семаргла словно осенило - Мне что, уже сегодня... в дальний путь?
- Угадываешь.
- Хоть скажите, это надолго?
- Ты же в ремонте Солнца тоже участвовал. Это долго длилось? Примерно столько и теперь. Вот, возьми. Это переводчик, спрячь его под манишку. Но наш язык там ты опять забудешь.
Семаргл переоделся... Какая же неудобная одежда! Да ещё этот цилиндр, жонглёром надо быть, чтобы такое на голове удерживать.
- Вперёд, Семаргл. - Главный двумя руками натянул ему цилиндр поглубже. - Полвселенной на тебя смотрит.
...За воротами магнитный корпус. Такое уже было. Вот и стенка закрылась. Дали бы хоть в зеркало посмотреться, на кого я похож...
Он быстро ощутил движение: значит я уже «там». Исчезла, словно растворившись, передняя стенка. Вот и обещанный мой этаж... Семаргл, бросив трость и саквояж с запасной одеждой, подошёл к окну. В окне, как и в юпитерском этаже, видно ничего не было. Впрочем,  что - то, кажется, всё же проглядывается... Сейчас здесь ночь? Но экзаменаторы говорили, что эта планета к своей звезде всегда повёрнута одной стороной, значит здесь ночи вообще быть не должно. Или я на обратной, холодной стороне? Как у них с промашками? Пример - то есть: донор и компания.
- Белун, почему за окном темно?
Как и ожидалось, это «чудище» ответило его же голосом:
- Здесь пока это естественная освещённость. Но сначала тебе надо убедить всех, что ты сам из Восьмого Села, и что вот решил и здесь, в Четвертом Селе, построить себе усадьбу. Когда увидишь на мне бегущие слайды произнеси данное более пяти раз.
На «чудище» засуетились слайды... Но в это же время раздались звуки ударов, в одну из его стен стучали! Как быть?! Всё же Семаргл скороговоркой протараторил то, что пожелало «чудище» и потом, на цыпочках, подкрался к источнику стуков.
- Кто стучит! - Как смог басом крикнул он, достав переводчик  из - под манишки.
Конструкцию такого устройства правильнее бы было назвать шпионом, чем переводчиком: он глушил звуки произнесённого на самом деле, зато тут же голосом Семаргла пропел что - то невообразимое, возможно только из одних гласных. Почти тут же из ушной части переводчика раздался полушёпот:
- О, по - нашему толкует...
Потом раздался другой, более громкий голос:
- Не откажи́те нам в беседе, сударь.
Впускать кого - то сюда всем планам явно противоречило. Да и дверей, в классическом понимании, его ещё земной этаж не предусматривал. Выходить во тьму неизвестно к кому?!
- Белун, - прошептал Семаргл, зажав рукой переводчик - это не опасно, если я выйду?
- Наверно нет.
- Так нет или наверно?
- Смотря как ты себя поведёшь.
- Поговори с таким...
Нет, это уже не юпитерское «чудище». Взяв трость, которую, если что, можно использовать и по другому назначению, он сделал первый шаг по планете. Семаргл аккуратно ступал по чему - то проминающемуся, а на четвёртый шаг почувствовал перед собой препятствие. Сначала тростью, а потом рукой он потрогал преградившее ему движение... Похоже на кору дерева, только почему ни вправо, ни влево это дерево не заканчивается... Может, это древний деревянный забор?
- Сударь, Вы не ответили. Беседа с нами Вас докучает?
- Нет - нет. Просто очень темно здесь. - Поспешил ответить Семаргл, вспомнив про вежливость, тем более на чужой планете.
Он потрогал то, почему он ступал. Под его ногами было что - то, похожее на очень густую траву или даже на карликовый густой кустарник. Наверно, идти по такому допустимо. Семаргл сделал шаги к внешней стенке своего этажа - и она оказалась деревянной!
- Э... Господа! Видите свет из окна? - Семаргл запнулся, не зная как назвать то окно, которое ему сейчас стало видно. - Будьте любезны, подойдите сюда для ознакомительной беседы.
То ли он говорил? Ну, ничего, до спасительного входа в этаж всего четыре шага...
Интуитивно Семаргл понимал, что такой театральный наряд был ему выдан неспроста. Когда же под оконный свет медленно выдвинулись две фигуры, всё сразу стало на свои места. Одна фигура была облачена во фрак и цилиндр, одной рукой опираясь на трость. Второй был одет попроще, но тоже, скорее всего, по моде тех же лет. Вот тебе и машина времени.
Семаргл склонил голову в поклоне и взмахнул рукой над своими туфлями. Но с таким приветствием он скорее не угадал, а как это тогда было принято он то ли не помнил, то ли вообще не знал. Стараясь придать своей поступи важность, Семаргл тоже подошёл под оконный свет. И сразу стало ясно, что местные ростом ниже его плечей.
- ...Какой огромный! - Не столько сказал, сколько выдохнул его переводчик. - Ну, точно бездыханный...
Семаргл смекнул о ком, возможно, были эти слова, того, кто попроще. А они что, о «юпитерцах» знают? Впрочем, здесь у них может быть и свой «юпитер». Не найдя ничего умнее, Семаргл демонстративно глубоко вздохнул... Местные даже попятились.
- Сударь, окажите честь сообщить, как звучит Ваш род и Ваше происхождение. - Сказано это было с поклоном и при приподнятом цилиндре.
Врать, как заложено в сценарии? Но что - то тут было не то. Если бы гипноз «чудища» подействовал, они бы так не интересовались. Буду импровизировать?
- Господа, я отвечу просто. Имя моё Семаргл. Я... Я из будущего.
- Род... Эеа? - Согласные звуки для местных составляли явную проблему.
Однако господин в цилиндре, его имя, с трудом, но всё же выговорил:
- Любезный Се-ма-р-гл, сам я Бал, происхождением из Древних, а подле меня, близкий помощник, Корень, Простого происхождения.
Кажется ясно, у них не имена, а переводимые прозвища... Но тот, что в цилиндре, как теперь выяснилось, Бал продолжал свою учтивую речь:
- Я человек опытный, любезный Се-ма-р-гл, но, совсем только вот, пролетели две волны колдовства, вторая полетела на наши сёла, а первая оказалась в Вас.
Инквизиторы!? Что делать? Забежать в этаж? ...А Бал ещё не умолк:
- То, что простые селяне теперь будут думать о высоком человеке, как о барине из Восьмого Села - пустое. Пускай думают. А вот Вас, с Вашего милостливого дозволения, я бы мог избавить от этой коварной околдованности.
Инстинктивно Семаргл коснулся деревянной внешней стенки своего этажа, собираясь рвануться назад и заблокировать там вход. Но Бал расценил это по - своему:
- Этот сруб построен давно. Я тогда ещё отроком был. Но в нём давно никто не жил, вот и очам дурно.
- А откуда тогда свет из окон, не скáжите? - Не ждавший, что его будут забалтывать, Семаргл отбросил показную вежливость.
Второй, из простого рода, всплеснул руками:
- Да как же ещё... Срубы только из лучевых стволов и ставят! Да откуда он, такой неуч? - Последняя фраза была уже отнесена к Балу.
Семаргл лишь только вот - вот, как появился на планете, а на него уже навалились совсем непонятные события. Что мне говорили «там»? То, что у меня будет привычный мне этаж... Но ведь он должен быть скрыт, а не быть на обозрении в деревенском сарае...
- Господа, а как вы узнали, что я нахожусь здесь?
- Это Корень мне поведал. - Бал благодарно посмотрел на помощника.
- А как об этом Вы узнали, ...Корень?
- Я не узнал... Дума вдруг пришла... В старом срубе новый барин из Восьмого Села... Вот мы и пришли.
- Теперь скажите мне как долго вы сюда шли? ...Пожалуйста скажите.
Местные оба немного замялись.
- Ну, я к барину пришёл, рассказал о моей думе. Барин всё смеялся... Ну, правда ведь? Потом собрались и пошли.
- И долго вы шли?
- Не очень, раз десять по десять шагов...
- Нет, Корень. Мы прошли больше, шагов пятьсот. А почему, любезный Се-ма-р-гл, Вы такое спрашиваете?
Что было ответить? Получалось, что об его появлении, здесь узнали заранее? Надо пока перевести разговор.
- Господин Бал, Вы хотели избавить меня от... от околдованности.
Как Вы это сделаете.
- Мы, дворяне, все такому обучены. Сожалею, но Вы, любезный
Се-ма-р-гл, кажется данным действом не обладаете.
- Снимите околдованность, господин Бал. - Семаргл, на всякий случай, посильнее сжал свою трость.
Бал снял свой цилиндр и передал его напарнику. Затем он приложил свои руки к ушам, и такое походило на произнесение заклинаний, но дворянин молчал. Резкое движение обеими руками в сторону Семаргла!
В ответ была тут же вскинута трость! ...Но ничего страшного не произошло, Семаргла окатили две воздушные волны, взявшиеся ниоткуда.
- Вот и всё, любезный Се-ма-р-гл, околдованности больше нет. - Довольным тоном молвил Бал, надевая цилиндр.
Последнее событие, ничего не испытавший Семаргл, отнёс к местному цирковому номеру. Но не приглашать же здешнее средневековье в свой этаж, пусть даже и в сарае...
- Господа, раз теперь со мной проблем нет, не могли бы вы показать мне ваши окрестности?
- От чего же... С радостью, любезный Се-ма-р-гл.
- Я только на секунду зайду... в сруб... и вернусь. - Семаргл хотел, на всякий случай, прихватить с собой шапочку, под цилиндром её можно неплохо спрятать.
Четыре шага... Вход... Что это?! Где мой этаж! Вместо блокируемого входа обыкновенный деревянный проём в сарай! Впрочем, сарай не был копией земного: огромные доски, из которых он состоял с одной стороны светились ровным мягким светом. Вот от какого «колдовства» его избавляли! На грязном полу сарая валялся только его саквояж...
- Белун! - Произнёс он достаточно громко.
Никакого белуна... Зато в переводчике послышалось:
- Он что, сам с собой говорит?
- Да, слово какое - то непонятное... Да от бездыханных он, попомни моё слово.
Второй раз бездыханных вспоминают... Значит прямой контакт, наверно был...
Если бы Семаргл был следопытом, то он бы мог заметить недалеко от саквояжа два глубоких следа от обуви совсем не характерной для земной моды начала девятнадцатого века.

* * *

Экскурсия в четыреста лет назад, всё же оказалась познавательной.  Во - первых, то, что ему показалось забором, возле его, как выяснилось, сарая, было обыкновенным здешним деревом. И если население села, по которому они шли, отличалось от землян только речью, то растительность вокруг была очень обильная и, как правило, огромная  по размерам. И это снимало все сомнения Семаргла в том, что он на другой планете. Однако совсем непонятным было другое: местное население, чисто земной европейской внешности, в точности дублировало земную манеру одеваться, но только, где - то, четырёхсотлетней давности! Очень странное совпадение... Может, к такому причастны, говоря их понятиями, бездыханные?
В селе было значительно светлее, чем возле сруба - сарая, к которому подступали деревья - гиганты. Вместо неба вверху был космос, без Большой медведицы, без Ориона, и вообще без Млечного пути. Но свет сверху всё же исходил, его излучали семь бледненьких «лун», создававших здесь ощущение земного полнолуния, хотя, может быть, в селе всё же было и посветлее.
Все, кого во дворах уже увидел Семаргл, были маленького роста, не выше 175 сантиметров, о чём, впрочем, и говорил юпитерский белун. Но, опять - таки, это вобщем - то соответствовало как раз росту землян четыреста лет назад! Снова совпадение? В двадцать третьем веке Семаргл, ростом в 206 сантиметров, именуется кое - кем малышом. И хотя такое, скорее, по инерции, но и к высокорослым он себя причислить не может. Зато в одном дворе он издали увидел просто гиганта: кажется это был носорог, размером с земного слона.
- Это для парка животных? - Спросил Семаргл у Бала, показывая на зверюгу.
- Парка животных... Не совсем я понял Вас, любезный. Семьи побогаче коней у себя держат. У меня самого аж три коня.
То, что огромный носорог не мог быть лошадью, даже Семаргл понимал, но переводчик назвал его именно конём, как и было сказано Балом.
- Любезный Се-ма-р-гл, когда мы повидались, Вы сказали, что Вы из будущего... Вы имели в виду Ваш молодой возраст? Вы ещё не женаты?
Ну и вопрос! В моём положении только об этом и думать... Без белуна - как без рук. Даже крыша над головой куда - то убежала. А Бал, ожидая ответа, внимательно смотрел на его губы. Заметил несовпадение артикуляции с тем, что он слышал?
- ...Да, господин Бал, тогда именно то, я и имел в виду. Давайте на чистоту, господин Бал. Вы уверены, что меня привели к вам бездыханные. Вы их видели?
Его спутники переглянулись. Потом тоже сделали ещё раз.
- Но Вы же, молодой барин, откуда - то взялись. - Корень решил выручить своего деликатного дворянина. - В Восьмом селе мы намедни были... Таких высоченных там нет.
- Так бездыханные это по - вашему кто?
- Наш государь про них знает, любезный. - Выдавил Бал, как - будто выдавая серьёзную тайну. - Они тоже высокие.
- И они что - нибудь плохого вам сделали?
- Не знаем мы, любезный. Но, говорят, что они очень гордые и наших к себе не допускают.
- Но я - то допустил.
- А почему тогда Ваш голос звучит из манишки?
Что было делать? Саквояж он собой прихватил, значит, всё его было с ним. Повернуться и уйти куда глаза глядят? И Семаргл так и сделал.  Но, где - то через минуту сзади послышался топот бегущего:
- Ну, что же Вы, молодой барин? Не хотели Вас обидеть - то... Вам, поди, и ночевать негде? - Запыхавшийся Корень остановился возле него.
- Не побрезгуйте остановиться у меня, я живу близко.
- Доверяете мне?
- Да какой там... Кто бы Вы не были, а крыша над головой у всех должна быть.
А был ли у Семаргла выбор?

* * *

То, что на планете нет дня и ночи, Семаргл уже стал догадываться. Семь местных «лун», которые, на самом деле, были искусственными энергетическими объектами, медленно кружили вокруг незримого центра. Так может быть, когда планета повёрнута к своему светилу всегда только одной стороной. Вскоре это подтвердилось: ночь так и не наступила, хотя и днём такой полумрак назвать трудно.
Двор Корня больше напоминал старокнижный табор. С Семарглом все здоровались, он едва успевал отвечать, представляясь Эеа, веселя всех таким необычным Родом, который здесь заменял имя. Но, в земном понятии, имена у них всё же были, которые использовались для общения в своих семьях. Здороваться к нему приблизился и слоноподобный носорог - конь Корня. Все это восприняли, как что - то естественное, Семарглу же такая радость никогда даже не снилась.
- Ч - чем вы коня кормите? - Почти пискнул он, уворачиваясь от огромных ноздрей и надеясь, что ответа «мясом» всё же не будет.
- Как и все, корой. Да ещё колючками, он их любит... Дождинка, забери коня, он же не даёт барину пройти!
Дождинка, наверно старшая из многочисленного потомства Корня, быстро подбежала и втиснулась между Семарглом и шевелящимися ноздрями.
- Дай барину пройти. Ты меня слышишь? Дай пройти.
У неё не было ни кнута, ни плётки. Хотя, наверно, попробуй такого стегануть...
- Дай пройти. Иди к себе. - Она говорила совершенно спокойно,  как - будто зверь понимал слова. - Вон, видишь, колючки недоеденные...  А то отдадим другому...
Другая планета, другие правила, но после этих её слов, живой троянский конь стал нехотя поворачиваться. Не подхватить бы тут мне вшей, есть информация, что в те века такое было нормой... Но платок Дождинки, который упирался ему в солнечное сплетение, даже из полумрака выглядел чистым.
Да, с древесиной тут всё в порядке. Все постройки выполнены с размахом, только ничего металлического что - то не заметно. И ещё... Кони - носороги у них - то имеются, а где телеги, брички? И не вижу ни одного колеса! Может быть, плохо смотрю, а может - святые люди...
- Мы уже поели, а это тебе, Эеа. Ничего, что я на ты? Мы же, похоже, ровесники.
В огромной комнате, где все стеновые доски светятся, было совсем непривычно. Дождинка поставила перед ним плетёную корзину с  чем - то пахнущим неожиданно аппетитно. Во время юпитерской командировки он принимал искусственную пищу, а здесь - настоящая.  Похоже на нашу свежую картошку с каким - то соусом... Но, все равно вкусно.
- Положить ещё? - Дождинка взялась за опустевшую корзину.
Он поднял на неё глаза. Какие же глаза у этой Дождинки! Голубые - голубые! У нас только в фильмах такие глаза увидишь. А она, видимо, что - то прочитав на его лице, слегка улыбнулась:
- Сейчас, я положу ещё. Хочешь другой соус?
Да, эти могут улыбаться, не то что мои бездыханные... Почему всё так произошло, совсем не по сценарию? Надо поразмыслить, если меня оставят одного.
Наедине с собой Семаргл оказался довольно скоро. Дождинка была вся в хозяйстве, а другие члены семейства, даже если и забегали в эту комнату, то подходить к барину не решались.
Итак, что мне втолковывали на экзамене? Когда магнитный корпус может прибыть в запасную точку? Тогда, когда линия перемещения занята другим корпусом. А ведь моё перемещение состояло из двух этапов: сначала грузовой рейс с исходным материалом для обустройства моего быта, и только потом перемещают меня самого. Но обратный грузовой рейс помешать не мог, там всё рассчитано. Значит, был ещё рейс... Но ведь там отправкой командует только «ОДГ». Получается, что не только... Так, что мне ещё говорили? Магнитный корпус по прибытии подаёт сигнал о доставке. Значит, если поступит сигнал «доставлен в запасную точку», там поймут, что что - то не так. «Осень в одиночестве» у них ещё не застыла? Но два - то дня она ещё продержится...
А откуда взялось моё гипнотическое состояние, поставившее, уже здесь, меня в глупейшее положение? Может кому - то надо было убедить меня, что я на месте, что я через белун передал первоначальное внушение, а в это время, через настоящий белун массового воздействия, привести ко мне кого - то из местных. А после этого могло быть разное, но шансов, что я не буду знать настоящее положение дел хотя бы два дня, было достаточно. А следующая «осень в одиночестве» в Юпитере - так это ещё когда будет!
Кое - что напрашивалось само... Без специализированных белунов, гипнотизировать можно только с визуально близкого расстояния. А кто этим так любит заниматься? Кандидатура бесспорная... И даже не одна, причём обе кандидатуры не мужского обличия. Запасная точка далеко от основной быть не может, об этом мне также говорили. По - моему, теперь многое сходится, завтра попробую поискать. Вот только бы в проводники кого - нибудь завербовать, но вопрос - как?
Массовый отбой по местным правилам. Спальня тоже большая и высокая. Знали ли на Земле четыреста лет назад про многоэтажные нары? - Возможно, вряд ли. А здесь знают и делают. Подъём наверх по гибким, но очень прочным лестницам. Знали ли земляне четыреста лет назад как делать двери и как делать окна со стёклами? - Это уж точно знали. А вот здесь не знают... Хотя, здесь достаточно тепло, и если данная сторона планеты всегда повёрнута к светилу, которого хоть временно и нет, то все равно опасаться перепадов температур бессмысленно.
Спать надо обязательно в пижамах белого цвета; это хорошо, что они такие чистюли. Но в саквояже Семаргла, естественно, такого не было. Но их гостеприимство просто подкупало, и белая чистая пижама уже была у него в руках. Только, как ему, двухметровому, в нее
влезть - то?
Опущены светоизолирующие шторы, в том числе на оконные и входные проёмы: темно. Все дружно переодеваются. Снять фрак и другую древнюю атрибутику Семарглу удалось в два раза быстрее, чем втиснуться в пижаму, при этом, ещё и не порвав её. Когда, всё же такое удалось, он испытал приятное облегчение.
Сон пока не удавался; ещё бы! Такой денёк! И ведь никому не расскажешь, что самое обидное! Где явь, где гипнотические иллюзии - можно сказать, всё смешалось. И неужели правда, что межпланетное пространство это тоже всеобщая иллюзия? Гипноз гравитации... Неверится... Однако, я как - то сюда попал. Вероятно, я даже в другой галактике...
Что - то мокрое и шершавое упало на его лицо! Семаргл резко вскинул руки к лицу, но скинуть эту гадость не удалось, тем более, что она шевелилась! Тогда, держась за мерзость руками, он вывернулся, слетев со своего ложа и крикнул:
- Корень!
Благо свой переводчик он предусмотрительно прикрепил к шее. Многие спящие зашевелились. Послышался топот босых ног и кто - то подошел:
- Иди к себе... - Говорилось это явно не Семарглу, а кому - то ещё. - Убирай голову, убирай... И не надо никого облизывать.
И огромная бочка медленно уползла за штору.
- Это был ваш конь?
- Да... Не понимаю, с чего бы он, в спальню - то...
- Мне бы сейчас умыться.
Кажется, это не Корень, в темноте было не разобрать, но к воде его проводили, которая была в доме, но в чём - то вроде колодца.
- Эеа, здесь мягкая лавка, она далеко от стенок. Можете здесь расположиться, конь до Вас уже не достанет.

* * *

Всё же Семаргл эту ночь спал, несмотря на полученный стресс. Засветились стеновые доски, и уже одетый род Корня шёл сюда умываться. Семаргл же, пропустив подъём, был в белой пижаме, что напрашивалось на проявление безнравственности. Быстро оторвав переводчик от шеи и зажав его в кулаке, он хотел рвануться в спальню, где была корзина с его одеждой, но тут же понял, что это уже глупо. На выручку пришёл сам Корень, который нёс его одежду и, судя по всему, был в курсе о ночном событии. Взяв Семаргла под локоть, он завёл его в какую - то каморку, загораживающую обзор умывальника.
- Одевайтесь здесь, барин. Умоетесь, и прошу к столу. Где трапезная, Вы уже знаете.
Переводчик прятался в кулаке Семаргла и в закрытом положении он, как и должно быть, смолчал. Когда же Корень отошёл подальше, записанное было переведено, а Семаргл отметил про себя, что интонация тоже несёт достаточно смысла.
Завтрак состоял из молока и сыра, только в местном варианте. Молоко было ярко жёлтое, может быть это были даже сливки, хотя откуда столько сливок на такую большую семью... Была и местная разновидность хлеба, но он Семарглу не понравился: в нём были
какие - то волокна, тянувшиеся как карамель. И тем не менее, он не знавший такой простой пищи до этого вообще, был едой скорее доволен. Когда Дождинка убирала, опустошённые Семарглом, плетёные корзинки, он у неё спросил:
- А у вас здесь бывают балы?
- Конечно, каждые пять дней. Завтра днём и я выступлю.
- Выступишь? И что это будет за танец?
- ...Не поняла последнее слово.
- Ну, бал... На балах танцуют.
- Опять не поняла. - Засмеялась Дождинка. - Хочешь показать свою учёность? Я готовлюсь кружиться в воздухе как можно дольше. Другие, кто готовился, тоже чем - нибудь повеселят селян.
- А, ну да. Это ведь тоже бал. - Семаргл быстро перестроился.
Упомянутое в разговоре с ней слово скоро сработало: во дворе послышался величественный топот, и носорожья морда, слегка просунувшись в оконный проём, уставилась на Семаргла.
- Барин приехал! - Засуетились люди Корня.
«Они что, своих коней по лицам различают?» - Подумал Семаргл. - «Но, похоже, что и второго зверя я собой удивил, а, следовательно, в этом нет ни какой случайности». Ему очень хотелось посмотреть, как солидный господин будет спускаться с верхушки своего транспорта, но выходить и, в лучшем случае, вновь быть облизанным, у него никакого желания не было.
Бал степенно, как и положено барину, вошёл, обменялся с Семарглом учтивыми приветствиями и сел, опершись руками на трость. Напрашивалось, что прибыл - то он к загадочному Семарглу, однако сидел молча и даже немного отвернувшись. Местная тактика? Корень, как его помощник, стоя неподалёку, поглядывал на обоих баринов.
- Господин Бал, - Семаргл решил не терять времени - семь лун в небе были всегда?
- Простите, любезный. Семь чего?
- Как вы называете то, что с неба светит на всех вас?
О чём идёт речь, Бал явно понял, но с ответом не торопился.
- Наш государь говорит, - тихо и словно нехотя выдавил он наконец - что нам семиокое небо сделали... Как бы это выразиться...
- Бездыханные?
- Да. Только я не хочу Вас обидеть!
- Ну вот видите, хоть я сам и дышу как вы, но многое вы и так понимаете. До семиокого неба на вас светило солнце?
- Когда я был совсем молодой, на небе было солнце. Тогда было жарко, иногда шли дожди...
- Хотите, чтобы такое вернулось? - Перебил его Семаргл, явно нарушая этикет.
Корень подошёл поближе и посмотрел на своего барина. А тот ответил вопросом на вопрос:
- Почему, любезный, Вы об этом спросили?
- С неба должно светить солнце. Такое естественно. Помогите мне.
- Лукавите, Эеа. - Хитровато заулыбался Корень. - Вы хотите сказать, что можете вернуть солнце? Только дети в такое поверят.
- А я не говорил, что верну именно я. Но мне надо посодействовать этому. В том месте, где мы вчера с вами встретились, я оказался по ошибке. Я должен быть в другом месте, и оно где - то близко. Вы должны хорошо знать окрестности, в отличие от меня. Вот я прошу вас помочь найти нужное мне место и выполнить свою задачу.
- И всё же, любезный, Вы говорите, больше, загадками.
- Тогда найдите всему своё объяснение. - Семаргл встал и отвернулся от них.
В это время к ним подошла Дождинка:
- Отец, я всё сделала.
- Ну тогда... Тогда займись воспитанием коня. Он сегодня ночью плохо себя вёл.
- Да я знаю. - Дождинка засмеялась и посмотрела на Семаргла.
- Понимаете, любезный Се-ма-р-гл... - продолжил Бал прерванный разговор - Я не исказил Ваш род? ...Так вот. Почему Вы вчера нам не сказали то, что говорите сейчас?
- А мы были знакомы? ...Да, в конце концов, вы просто уверены, что я связан с бездыханными, как вы их называете. Но они другие, они же отличаются от вас! Так вот, я тоже другой! И не говорите, что вы этого не видите.
- Любезный, ни я, ни Корень бездыханных никогда не видели.
Всё это теперь слышала и Дождинка, уже не спешившая уходить на дрессировку.
- Одним словом, наш разговор зашёл в тупик. Дайте мне уйти по своим делам. Но для этого попрошу придержать ваших столь милых коней, у которых, почему - то, я на особом счету.
Семаргл, не без опаски, вышел во двор. Действительно, два слононосорога как будто поджидали его, и сразу четыре сопящих пылесоса с двух сторон неотвратимо потянулись к голове. Но между зверями зиял коридор, и Семаргл, с места набрав скорость, в мгновение оказался между ними. С барского коня свисала лестница, и чтобы не бежать куда попало, он, как мог быстро, ей и воспользовался. Спину зверя можно было сравнить с площадкой. И такая «площадка» была ещё и оборудована: двумя креслами и долблёной деревянной ванной. Как это всё там держалось...
Сверху двор был как на ладони; а вон и проем в ограде... Прыгать высоковато, но надо не медлить, а то зверь начал поворачиваться. Чем бы такой прыжок обернулся на Земле - это ещё вопрос, но здесь практически везде росла густая и проминающаяся трава, и Семаргл даже не отбил себе ступней.
Хоть и с приключением, зато теперь уже можно искать свой спрятанный этаж. Надо побыстрее уйти из села: я всё ещё не знаю их порядков.
- Эеа, подожди. Я с тобой! - За шагающим Семарглом бежала Дождинка.
Он шага так и не убавил, но она, на полметра меньшая, его догнала и даже не сбила своего дыхания. ...Да, не знаю я их!
- Отец - то тебе за это не всыпит?
- А он мне сам сказал, чтобы я тебя проводила. Ты совсем ничего здесь не знаешь?
- Представь себе, нет.
- Так откуда ты?
Семаргл остановился и показал рукой на звёзды:
- Это, по - твоему, что?
- Как что? Звёзды.
- До них далеко?
- Не знаю... А зачем ты это спрашиваешь?
- Ты спросила откуда я. С одной из таких звёзд.
Она шла рядом и смотрела куда - то себе под ноги. Затем заговорила будто сама с собой:
- Эеа рос, рос, а когда вырос в такую махину, перестал помещаться на звезде и упал к нам.
Всё сразу стало ясно. Надо переменить тему:
- Здесь в лесу звери есть?
- Конечно.
- Хищники есть?
- Кто? Что же у тебя слов столько заумных!
- Хищники это те, которые питаются другими зверями.
Она даже остановилась и уставилась на Семаргла.
- А что, на твоей звезде такое бывает? - Скорее возмутилась, чем спросила Дождинка, после некоторой паузы.
- Нет, что ты... Просто я подумал, а вдруг у вас такое есть. - Семаргл знал, что не умеет врать, поэтому произнёс сказанное, отвернувшись от неё. - Темновато тут у вас, птиц не вижу... Насекомые - то есть в лесу?
Дождинка опять остановилась:
- Эеа, ну хватит. Пожалуйста! Я не такая глупая, как ты думаешь. Я хорошо училась. А если заумных словечек не набралась, то ты потом мне о них и расскажешь.
Вот и сарай, он же - запасная точка... Дальше уже лес... По дороге Дождинка вкратце просветила упавшего с неба об особенностях здешней фауны. Животные, в основном, здесь большие и их, говоря нашими понятиями, две группы: млекопитающие и яйценесущие. Те, кто откладывает яйца, живут на деревьях и могут подраться с млекопитающими, если те начинают поедать ветки возле их гнёзд. Но люди, если видят такое обязательно их разнимают. На вопрос Семаргла, а не наступит ли дерущаяся махина на разнимающего их человека, последовал удивлённый ответ, что неловких здесь в лес не пускают.
Словно в унисон разговору, послышался треск сучьев. Дождинка, которая в этом густейшем лесу, угадывалась с немалым трудом, откуда - то у себя что - то достала... Какой сильный свет! Не фонарь, целый прожектор! Семаргл такого никак не ожидал... Свет Дождинкой быстро был переправлен в сторону треска. Там из - за огромных стволов проглядывалась очередная морда.
- Сюда идти не нужно. - Дождинка заговорила с обладателем бревноподобных свисающих губ. При этом она водила световым зайчиком из стороны в сторону. - Вон видишь ветки, такие ветки очень вкусные, их и ешь.
Нельзя сказать, что этими фразами всё ограничилось, но, кто - то средний между жирафом и длинношеим динозавром, к ним так и не проломился.
- Ты уверена, что он тебя понял?
- Но он же к нам не пошёл.
Семаргл нагнулся, что рассмотреть её чудо - фонарь. Это были всего лишь две складывающиеся дощечки, но очень хорошо обработанные. Светилась только одна их сторона, и она, при касании рукой, ощущалась как зеркальная.
- Это из тех же деревьев, что и внутри ваших домов?
- Световая сторона из тех же. Чтобы дощечка так светилась, её надо долго тереть льном. Женская работа.
- И много таких деревьев в лесу?
- Мало. Но мы их в огородах растим.

* * *

Вокруг запасной точки Семаргл бродил, естественно, наугад. Периодически просил Дождинку посветить, но тех признаков, о которых его инструктировали, пока не видел.
- Эеа, мне кажется, ты что - то ищешь.
- Знакомлюсь с вашей природой...
- Но ты отцу и барину сказал, что идёшь по делам. ,..Ой! Что это за пещера? Её тут раньше не было... Эеа, что - то я боюсь, пойдём отсюда.
Значит, всё же нашли! Всё сходится: чужие этого места должны бояться! И звери, кстати, тоже.
- Дождинка, ты немного отойди, чтобы было не страшно, а я сейчас... Я скоро вернусь!
Семаргл нырнул в зияющий проём в почве, надеясь, что сейчас увидит свой этаж. Но... Он завис над полом магнитного корпуса, на котором стоял «ОДГ»!
- Семаргл, в твоих апартаментах Джия. Джия и девушка - землянка.
- Это уже не новость, координатор.
- Совсем скоро я пришлю пустой магнитный корпус, а тебе надо Джию туда посадить, может даже силой. Следующим рейсом тоже надо сделать и с землянкой.
- А Вы сами...
- Я сам? Как? - Перебил его «ОДГ» - Тебя же учили!
Семаргл понял, что хотел сказать глупость: корпус только на одного, а отправить Джию вместо себя, значит прекратить всю навигацию, так как корпуса в Юпитере настроены только на команды «ОДГ». Джия же у них вышла из - под контроля.
- Тогда есть один нюанс, координатор. Кроме этого, хочу задать один вопрос.
- Нюанс? Слушаю.
- Если я буду не деликатен с Джией, она меня просто загипнотизирует. И это уже было, не далее как вчера, при моём прибытии сюда.
- Мы знаем, что здесь было: вернувшийся корпус зафиксировал обстановку. Только гипноз был не от Джии. Она, на самом деле, уже старенькая, и у неё теперь не всё получается.
- И каков выход? - Наверно в первый раз при общении с «ОДГ», Семаргл оказался хозяином положения.
Действительно, координатор призадумался. Видимо, хороших вариантов не просматривалось. Тогда он спросил:
- Ты по - прежнему хочешь задать ещё и вопрос?
- У меня вопрос даже банальный. Раз вы меня нарядили в старомодные одежды, значит, вы знали, что Джия уже на моём месте?
- Конечно знали. Поэтому тебя и немного замаскировали.
- Но я же рисковал!
- Не больше, чем всегда. Здесь добрый народ... За зоной безопасности стоит местная девушка. Поговори с ней, может она найдёт замену твоим шапочкам. Не делать же мне рейс через вселенную из - за твоей шапочки. ...Сосчитай до ста и приходи сюда же. Будет пустой магнитный корпус.
Пространство вокруг «ОДГ» растворилось, как и сам координатор. Зато метрах в десяти в подземелье просматривался его, захваченный Джией, этаж.
Выпрыгнув из импровизированной пещеры он подбежал к Дождинке:
- Видишь, я не обманул, вернулся скоро.
Она посмотрела на него исподлобья:
- А что, ты часто обманываешь?
Ну вот как на этой планете говорить? Риторический вопрос...
- Я мог нечаянно задержаться. У меня к тебе смешная просьба: давай поменяемся головными уборами. Я тебе - цилиндр, а ты мне - свой платок.
- Правда смешная... Зачем, не спрашиваю. Значит в пещере так надо. Только, что ты хочешь там найти?
- Уже нашёл.
- Мне потом покажешь?
- А вот этого не знаю, не от меня зависит. Так меняемся?
Семаргл стоял согнувшись, а Дождинка всё туже затягивала вокруг его волос платок. Жёлтая же змейка то появлялась, то опять исчезала.
- Ещё туже! - В который раз выдыхал из себя Семаргл. - Тяни ещё...
Наконец жёлтая змейка в его глазах перестала гаснуть, теперь гипноз не подействует. Но старинный платок это не эластичная шапочка, через виски затянут так, что лишний раз голову повернуть уже проблема.
- Дождинка, ты в цилиндре не утопай. Вот так, на затылок... Даже хорошо смотришься. ...Понимаешь, на сколько я сейчас уйду - не знаю. Если меня не будет долго, иди в село. А я, как смогу, так вернусь: у вас же мой саквояж остался.
На самом деле, покидая двор Корня, про саквояж Семаргл просто забыл, так он ему был нужен.

* * *

До ста, как ему советовал «ОДГ», Семаргл конечно не считал, но в своём захваченном этаже он оказался весьма вовремя. За его спиной сразу же обозначился магнитный корпус, конечной точкой которого был именно этаж, в отличие от предыдущего рейса с координатором. «Чудище» - белун, висящий под потолком этажа, по команде корпуса мгновенно отключился. Операция по возвращению недисциплинированной Джии выглядела серьёзно.
Сидящие рядом Джия и Изольда подняли головы, увидев сразу и Семаргла, и открытую створку магнитного корпуса.
- Всё, это за мной. - Произнёс переводчик Джии Изольде.
- А давай Семаргла туда загрузим! - Изольда выдала мысль, уверенная, что вчерашний её фокус вновь сработает.
- Только сначала его пиратский платок надо сорвать...
Джия собиралась это сделать всерьёз?
- Джия, корпус не исчезнет, пока не заберёт Вас.
- Что ты знаешь обо мне! - Её переводчик повысил голос. - Мне здесь нужно быть! И в Курортном пространстве с этим согласны...
- Даже я знаю, что из вашего Курортного пространства перемещают только на предприятия, типа Юпитера. А в Юпитер, как я понимаю, такое согласие не поступало.
Семаргл говорил для Джии, а Изольда, на цыпочках, направилась ему за спину. Он вытянул сжатый кулак в её сторону и так взглянул на неё, что она тут же стала обиженной овечкой.
- А следующий рейс будет за тобой. - Недобро произнёс он ей.
Неожиданно Изольда просветлела:
- А давай я запрыгну туда. - Она показала на раскрытый магнитный корпус. - Я по дому очень соскучилась.
- Не дури! - Оборвала её Джия. - Сначала дело, а потом уже дом.
Чувствуя, что сцена затягивается, Семаргл подумал о более решительных действиях. При активации его жёлтой змейки никакой гипноз ему не грозил. Джия это теперь понимала, и, кажется, уже просветила Изольду, которая в данном направлении сейчас совсем не дёргалась. Попробую своей змейкой Джию «уговорить», а не получится, тогда - по сценарию «ОДГ». Но Изольда, в этом случае, будет явно лишней...
- Джия, Вы же можете убедить Главного в Юпитере, что равноценной замены Вам нет. Подключите своих из Курортного пространства... И не каких проблем не будет! А сейчас... Ведь этот корпус без Вас не уйдёт, он даже белун выключил. Вы сейчас просто беспомощны.
Семаргл повернулся к Изольде:
- А тебе лучше сейчас погулять. Там недалеко должна стоять местная девушка... Только ты с ней без своих фокусов! Это у них числится колдовством, а в те века с колдуньями знаешь что делали?
- В какие «те века»? - Изольда, вряд ли всё поняла, но выглядела уже робкой.
- Иди, подружка, - неожиданно поддержала его Джия - и, на всякий случай, скажи мне: до скорого свидания.
- А как я тут одна... Ну, до свидания... - Изольда, разблокировав защиту, исчезла за стенкой этажа.
- Семаргл, чувствую, ты знаешь, что мне много лет. - Джия смотрела на него в упор. - Меня воссоздали по особой технологии, куда более сложной, чем при твоём появлении на свет. Но на Курорте, а значит и в Юпитере, много бессмысленно упрямых. В том, что в технологии была ошибка, они ни за что не признаются. Я, работая на Земле, то и дело натыкалась на окружающих! Такое нормально? Учти, такое ждёт и тебя...
Семаргл, уворачиваться от встречных на Земле, считал спортивной игрой, но Джии, по этому поводу, он ничего не ответил. ...Кстати, странно - во дворе Корня на меня никто не натыкался. ...Если, конечно, не считать «троянских коней».
А переводчик Джии всё продолжал вещать, словно сейчас его хозяйка исповедовалась о своей столь нелёгкой и неправильной жизни. Семаргл, заподозрив - не пропускает ли он какого подвоха, стал медленно к ней приближаться. Затем протянул ей руку... Она с силой ударила по его руке! Но, видимо, поняв, что теперь для неё уже всё кончено, ровным голосом спросила:
- Ты хоть знаешь, что означает «Джия»? - После паузы, она сама же и ответила - «Красивая».
Она сорвалась с места, увернувшись от рук Семаргла, и с разбегу прыгнула в пространство магнитного корпуса, сделав при этом даже сальто.
- Как видишь, тюфяк, я молодая! И красивая...
Возможно, её переводчик похвалил бы хозяйку ещё, но створка корпуса закрылась... Ну, наконец - то всё! Почти тут же под потолком заиграл индикаторами белун. Но с белуном такого типа не очень - то пообщаешься.
Интересно, как там девушки с разных планет, что - нибудь общее для себя нашли? Хотя, как такое может быть, ведь у Изольды, наверняка, нет переводчика, и ей может помочь только белун... В настоящем, земном этаже у меня, где - то был фонарик... О, здесь тоже есть.
Освещая огромные деревья и мягкий мох, который, оказывается, был разноцветным, Семаргл нашёл место, где они расстались с Дождинкой. Но её уже не было. Не было нигде и Изольды, что уже хуже. Идти опять в село? А если второй рейс магнитного корпуса прибудет? Так как быть?... Но может, этот строптивый белун массового воздействия, всё же, посоветует...
В ветках над головой послышался шорох, было похоже, что сверху некто прыгает всё ниже и ниже. Луч фонаря ответа ему не дал, но когда он, на всякий случай отошёл, в мох что - то шлёпнулось. Это «что - то» оказалось жёлтым шаром с пятнышками. Решился поднять: такой местный плод? При входе в этаж плод быстро стал стерильным.
- Белун, земному человеку есть такое можно?
Гордое «чудище» в ответ лишь прохрипело:
- Ужас!
Значит, отнесу обратно, не буду вмешиваться в здешнюю жизнь. Но плод в его руке вдруг сам зашевелился, и Семаргл инстинктивно отдёрнул от него ладонь. Шар упал на пол, который был значительно твёрже привычного ему мха... И шар разбился!
Семарглу стало понятно, что это было яйцо, а из него уже кто - то выползал, совсем не похожий на земного птенца. Да птиц здесь и нет, если верить Дождинке. Но вылупившийся был не длиннее пальца. Что с ним делать? Его «Домашняя хозяйка» уже подъезжала к образовавшемуся беспорядку на полу, но в результате она поглотила только скорлупу, живой объект размером более трёх миллиметров в её программу не входил.
Семаргл достал одноразовый пакет, чтобы взять им новорождённого. Но этот субъект стал активно сопротивляться... Миниобезьянка? - Руки, ноги, хвостик. Ну нет, посиди в пакете, а на волю я тебя сейчас выпущу. Только сначала, давящий на виски платок, заменю на более привычную шапочку.
Шапочку - то он успел надеть, но повернувшись, увидел гостя: магнитный корпус! И не пустой... Что за сундук? Да ещё деревянный! Откуда у них древесина... Сундук оторвался от нижней плоскости корпуса и перевалился на пол этажа. У них что, изменились планы?
Сундук был полностью деревянным, и даже крюк, который удерживал крышку, был тоже вырезанным из дерева. Случайно ли? Напрашивались параллели со здешним населением.
- У магнитного корпуса энергия на нижнем пределе. - «Чудище» массового воздействия и на Семаргла воздействовал как на массы. - Где землянка?
- О, да тебя не выключили на этот раз? Значит, действительно, энергия на исходе.
- Ты должен найти землянку!
- А что её искать: мы в землянке. Вон, за моим этажом, вход под землю. Язык тебе, белун, надо лучше знать. А о ком ты ведёшь речь, зовут Изольда. Так научи, где её найти. - Посмеиваясь над малополезным помощником, Семаргл с усилием сдвигал крюк крышки сундука.
Тем временем, оставленный без присмотра обезьяний птенец, повинуясь зову крови, вылез из пакета, и в несколько бесшумных прыжков подался прочь. В данном случае понятием «прочь», в охраняемых стенах этажа, могла быть только открытая створка магнитного корпуса...
Открыв, наконец, тяжеленный сундук, Семаргл, скорее инстинктивно, оглянулся. Магнитного корпуса уже не было...
Осознание произошедшего пришло уже через несколько секунд. Второй день моей вахты здесь, и оба комом! Можно представить, каким словом помянут меня в Юпитере.
- Белун! Ты хоть мог мне сказать, что происходит за спиной!
- Я контактирую только с разумными существами. А животное тебе не угрожало.
- Вообще - то, это не ответ!
Но спорить с прибором было бессмысленно, тем более, когда дело уже не поправить. Семаргл заглянул в сундук: ещё один «чудище» - белун! Это что, запасной? Вот порадовали... А вот то, что он увидел дальше - действительно обрадовало, да так, что он даже заподозрил подвох: земной самоплан! Но не просто макет ли это? И ещё в сундуке была целая стопка, уже виданных, детских губок и рулон какой - то ткани.
Самоплан он достал первым. Похоже, что правда настоящий, но тогда как здесь его заряжать? Семаргл вытащил тканевый рулон: под ним лежала незнакомая конструкция, и ему очень захотелось, чтобы это была «их» зарядная станция. Попробуем освоить, но такое в помещениях не делается.
Придерживая руками самоплан, зарядник и фонарь, он неуклюже выбрался наружу: по периметру безопасной зоны стояли фигуры. Однако вместо людей, свет фонаря осветил обезьяньи морды...

* * *

Посылка из Юпитера практически вернула Семаргла к привычной жизни. Как заряжать самоплан он освоил быстро. Ткань из рулона была чудом инженерной мысли, не постигнутой пока на Земле. Эта ткань не отражала свет, а проводила его сквозь себя по принципу электрического тока. В результате такая ткань, закрепленная на специальном каркасе вокруг самоплана, делала и сам самоплан, и его пассажира невидимыми с поверхности. Белун в посылке оказался не запасным занудой массового воздействия, а тем самым консультантом, с которым он так легко общался в юпитерском этаже. Но в посылке всё же были предметы про запас: это губки, но его белун - консультант обещал показать когда и как ими можно будет воспользоваться, в зависимости от складывающихся ситуаций.
И одна губка уже была подключена к делу. Самоплан ему скрытные юпитерские умельцы скопировали с чисто земного, не добавляя от себя ничего, если не считать зарядника. Но по информации консультанта, слой атмосферы здесь значительно более тонкий, чем на Земле, а центр гравитации у планеты смещён к противоположной стороне. В результате высотомер самоплана будет давать неверные показания, и Семаргл может оказаться в сфере с недостатком кислорода. Барометрический высотомер для самоплана вообще не подходит. Поэтому одна из губок была наделена белуном - консультантом функциями газоанализатора на его средстве перемещения.
Первый пробный полёт Семаргл провёл с повышенной осторожностью: здесь нет службы спасения, а приземляться в лесу, даже невидимому, наивно. Звери все равно почувствуют чужака, а древесные обезьяны, ростом с местных людей, вообще теперь будут его караулить. Он аккуратно покружил невдалеке от землянки с этажом, поднялся над лесом. Темновато, многого и не увидишь, но высота взрослых деревьев не менее трёхсот метров, такое видео показать бы на Земле, но...
На следующий день Семаргл твёрдо решил во что бы то ни стало найти Изольду. Он чувствовал груз ответственности за то, что девушка не попала домой, в том числе и из - за него. Хотя, как тут считать дни без коллективного отбоя?
Обёрнутый тканью самоплан нёс его к селу. Остаться полной невидимкой для местных будет не просто: шипенье выталкиваемого воздуха не маскируется, кроме этого он взял с собой фонарь, а ткань поглощала только природные излучения.
То, что его затея провалилась, он сразу понял, как только подлетел к двору Корня. С высоты никого не рассмотришь, а спуститься ниже и кого - то осветить - значит себя выдать. А ведь самоплан и ткань с каркасом, вряд ли бы ему просто так прислали... Люди - то здесь хорошие, но такая техника, для не знающих о металлах и даже о колесе, может посеять непредсказуемое. В его ситуации, толк от самоплана лишь в том, чтобы не ходить по враждебному лесу.
Но вдруг Семаргл увидел дерево, под самой верхушкой которого была какая - то плоскость. Действительно, несколько досок, хитро обвязанных со стволом, служили, скорее, сельской смотровой площадкой. Аккуратно поставив на неё самоплан, а тут было и чем его закрепить, он по свисающей лестнице, наконец, вернулся в село. Подумав, он забросил низ верёвочной лестницы до высоты вытянутых рук, два с половиной метра для местных - серьёзная преграда.
На Семаргле были сразу две шапочки; переводчик был зажат между ними для лучшего голосового эффекта от головы, а не из - под манишки.
Но двор Корня был неожиданно пуст. Лишь малыши играли на воздухе, под присмотром старушки.
- Здравствуйте, уважаемая. А где хозяин?
- Так сейчас бал, барин. Все там.
Теперь Семаргл знал, где местная площадь. Да тут - деревянные трибуны и на них местных жителей не одна тысяча... Большое село. Он сел на свободное местечко, стараясь не привлекать к себе внимания.
Балом у них называлось цирковое представление с выставлением оценок увиденного всеми зрителями. Освещённость по - местному устою создана была вполне достаточной, и Семаргл пожалел, что у него нет дощечек с баллами, которые были у всех зрителей. Хотя, конечно, сначала бы выучить их письменность, состоящую из трёх - и четырёхугольников.
То, что местные всё же отличаются от землян, здесь он убедился твёрдо. Маленькие и с виду простые селяне показывали удивительную силу и ловкость. Как - то одно с другим не вязалось. Семаргл не относил себя к полудистрофикам, и все основания для этого были, но то, что он видел... Получается, что если случится конфликт с ними... Одним словом, такого лучше не надо.
Выступила и Дождинка с акробатическим номером. Наверно на Земле, она сразу попала бы в какую - нибудь спортивную сборную, но местные зрители, похоже, видели номера и посильнее, подняв лишь небольшое количество дощечек.
- Барин, Вас не обидит, если я присяду рядом?
Сзади уже стоял Корень - главный. Хотя, его - то мне и надо.
- Здравствуйте, Корень. Давайте лучше отойдём отсюда, нам есть о чём поговорить. ...Ой, платок Дождинки! Извините, забыл.
- Вы, барин, эту ночь - то провели исправно? А то можете выспаться у меня.
- С этим теперь у меня порядок. ...Вы чужую молодую девушку не встречали?
Корень взял некоторую паузу, затем уточнил:
- Высокую и не умеющую говорить?
- И где она сейчас?
Глава рода Корней опять ответил не сразу.
- Она такая плаксивая... Отвёл я её барину, а он связался с государем...
- А как он связался с государем?
- Как? По телеграфу.
«Интересно, что у них за телеграф без металлов и электричества» - про себя усмехнулся Семаргл, но уточнять не стал.
- Ну, а теперь что с девушкой?
- Да барин её не обидит. А она, то и дело плачет, звуки какие - то  чудны́е выдаёт... Так чую, молодой барин, она Вашего... ну, роду - племени?
- Да, нашего. Как к Балу наведаться?
- Так он здесь. Вон, его ложе.
Но внимательный Бал уже заметил Семаргла, и сам шёл навстречу:
- Приветствую Вас, любезный. Ждём обещанного Вами солнца.
- С солнцем чуть попозже... Я хочу знать, где высокая девушка.
Семаргл стал не слишком вежлив, его смущало их затягивание с ответом на сейчас основной для него вопрос.
- Наш государь распорядился доставить её к нему. Сейчас она в пути.
- Как долго добираться до государя?
- А зачем это Вам, любезный?
- А Вы не понимаете?
Бал как - то странно покрутил головой, затем снял цилиндр и стал им обмахиваться как веером.
- Я конечно, любезный, не понимал её бормотания... Но, кажется, она зла на Вас. Тем более, что догнать - то её не сможете: Вы же не быстрее коня.
Семаргл стал понимать, что большего, из знакомых ему местных, не вытянуть:
- Хорошо. Я Вас понял... Господин Бал, рад был Вас снова видеть. И Вас, Корень, тоже. Давайте посмотрим на выступающих.
Он сел на прежнее место, но Бал с помощником оставались стоять за спиной поодаль. Даже просто рисковать самопланом ему уж совсем не хотелось. Лестницу он закинул высоко, но с такими циркачами лучше не шутить, за один час мнение о местных у Семаргла резко переменилось. Он встал и по большой дуге обошёл наблюдавших за ним. Скосив глаза, он заметил, что те двинулись за ним. Пора применить змейку, если, конечно, она на них подействует.
...Кажется сработало: Бал с Корнем остановились и о чём - то заговорили. Но в его сторону в красной спортивной пижаме профессиональной спортсменкой бежала Дождинка.
- Эеа, тебе понравился мой бал?
- Отлично! Извини, забыл твой платок захватить. Принесу, может даже завтра.
- А тебе без цилиндра даже лучше... Такую ткань на голове носят у вас?
Семаргл всё больше чувствовал, что конспиратор из него никудышный. В той или иной степени, все его воспринимают именно тем, кем он и есть на самом деле.
- Дождинка, когда я освобожусь, я могу тебе показать много нового для тебя. Только ты потом это никому не рассказывай.
- Эеа, у нас не бывает тайн.
- Совсем - совсем?
Она задумалась...
- Ну, почти...
- Где дорога к государю ты знаешь?
- Что тут знать... У нас одна дорога к другим сёлам и к государю. Деревья так быстро растут, что одну - то с большим трудом храним.
- Дождинка, я вообще - то спешу...
- В свою пещеру? - Она засмеялась.
- Так надо, Дождинка.
Семаргл тронул её за плечо и зашагал к лестнице.

* * *

Когда, наконец, его самоплан благополучно взмыл над деревьями, у него отлегло от сердца: обошлось! Однако, что теперь делать? Лететь вслед за Изольдой? Но в одноместном самоплане двоим тесно, да и что делать в моём этаже воспитаннице Джии? До следующей «осени в одиночестве» ещё не скоро, а мне всё это время оставаться в шапочке? Дистанционно связаться с белунами здесь, конечно же, не получится, а надолго оставлять свой пост... Мало ли что...
Действительно, в этаже Семаргла ожидала новость. Эту новость приняла одна из чистых губок, которая уже находилась в «чудище» массового воздействия: «Доведённую до равновесных параметров внутренних реакций сверхновую звезду, направили в требуемую точку пространства. Уже завтра она станет наблюдаемой в небе над планетой. Необходимо принять меры по успокоению населения этой планеты». На самом деле послание было куда длиннее, но цифры, шифраторы и координаты Семарглу ни о чём не говорили; видимо в облачке Донора в его голове такая информация не поместилась.
Но, по смыслу, понятно. Повторю то же, что недавно делал на Земле. Но только нужно ли успокаивать такое местное население? Глупостей от них я пока не видел; да умеют ли они вообще волноваться?
Тем не менее, уточнив детали у белуна - консультанта, Семаргл выполнил эту со стороны глупую процедуру. После её окончания, он всё же решил пройти по следу Изольды, не планируя конечного результата, при этом заодно и получше ознакомиться с планетой, на которой уже был третий день, но практически только в одной точке.
Дорога нашлась быстро, но лететь над лесом, значит, ничего не видеть на дороге. Ошибался Бал, когда говорил, что я не быстрее их слоноконей... А ширина дороги вряд ли больше размера их гужевого транспорта... Как же такие животные здесь продираются? Словно в ответ впереди засопела тёмная гора. Семаргл не захотел стать раздавленным и, выключив фонарь, резко взмыл вверх. Вся спина местного коня была завалена поклажей. Да здесь идёт целый караван! Ещё вопрос, перевозят ли наши автомобили столько?
Оказалось, что невдалеке есть ещё просека, наверно для встречного движения. Если это так, то движение у них левостороннее. Выбрав именно ту дорогу, по которой можно лететь по ходу движения, он набрал высоту, достаточную, чтобы перелетать животных и помчался как можно быстрее.
Гипнотическая установка, проделанная над ним Изольдой, при его прибытии на эту планету, соответствовала действительности - вдоль дороги он облетел ещё три села. То есть, по логике, нумерация идёт от места пребывания государя, село Бала - четвёртое, про восьмое - говорил Корень... А откуда Изольде всё это знать? Здесь явно присутствовала подсказка Джии... Получается, что Джия была здесь не в первый раз и не зря она так рвалась сюда... Не всё понятно во взаимоотношениях людей из Курортного пространства.
Впереди показались хорошо освещённые постройки. Как это назвать городом ли, царским селом, но всё намекает на то, что их государь живёт именно здесь. И если в местных сёлах нет даже дверей, то данный объект был окружён высоким художественно выделанным забором с могучими закрытыми воротами. А перед воротами стоял искомый им конь, с которого какой - то дворянин помогал спуститься Изольде.  Семаргл опустился чуть выше хребта местного коня и включил фонарь.
- Как же так, было - то внушение, что маленькое солнце в небе появится только завтра, а оно уже появилось... - Это, сопровождавший Изольду дворянин, вслух выразил своё недоумение.
Теперь Семаргл снял внешнюю шапочку и выключил свой переводчик:
- Изольда! Ты хоть шипение самоплана слышишь? Ты по своей воле сюда приехала?
Но она недоумённо уставилась на дворянина:
- Вы слышали чей - то голос?
В ответ дворянин певуче что - то произнёс.
- Да неужели вы все не можете говорить нормально... - И Изольда, привычно для неё, заплакала.
Семаргл ткнул своей жёлтой змейкой дворянина: «Забудьте делать ей зло!». И, видя, что тот открывает ворота, а его высокая, но плаксивая спутница идёт за ним, крикнул вслед:
- Через какое - то время я за тобой вернусь! И ты окажешься дома!
При его репликах дворянин стал с силой тереть свои уши. После этого Семаргл опять включил свой переводчик и услышал слова дворянина, обращённые к Изольде:
- Проходи, Жёрдочка... Не споткнись. Государь, наверно, тебя заждался.
Хм... Жёрдочка. Уже переименовали. Но мне встреча с государем пока не нужна, тем более что - то мне подсказывает, а местный ли он...

* * *

На следующий местный день в небе между «лунами» появилось маленькое солнышко. Свету оно, правда, не прибавило, тепла - тоже, хотя прибавлять тепла здесь было совсем не обязательно. С точки зрения физики такое выглядело странным. Семиокое небо, как здесь называют временное освещение, по своим параметрам вряд ли могло обеспечивать достаточное количество теплового излучения для естественной биологической жизни. Своим недоумением по этому поводу он поделился с белуном - консультантом. А белун неожиданно разоткровенничался:
- Семаргл, ты мне полностью веришь?
- А в чём проблемы?
- Мне специально добавили информации, в том числе аналитической, перед отправкой сюда. И знаешь почему?
- Что я могу ответить? Говори дальше.
- Джия под гипнозом получила от нужных сотрудников кодовую информацию о трёх ближайших магнитных корпусах и отправила сначала твой смоделированный этаж, затем девушку, потом переместилась сама. И тебя уже намеренно отправили в запасную точку... А потом, сопоставив всё, оценили, что поступили с собой бесчеловечно.
- Даже так?
- Вот поэтому у тебя и привычное транспортное средство... Ну, и я.
- Всё это конечно интересно, но ты не отвечаешь на мой вопрос.
- Сейчас отвечу. Просто без сказанного вступления, я был бы малоубедителен. Так вот, об этой планете. Центр тяжести у неё смещён к обратной стороне, где вечная ночь и космический холод. Но лёд, на контакте с тёплой стороной, которая совсем небольшая, постоянно подтаивает и обильно увлажняет почву. Стабильная влажность обеспечивает постоянство климата, а что касается «лун», то их энергия, в первую очередь, тепловая, которую ты не видишь. А атмосфера здесь тоненькая, её прогреть совсем не трудно. На свет же расходуется минимум энергии - местным такое неудобств не приносит. Я теперь ответил?
- Ну, вобщем, да... Хотя возникает уже другой вопрос. А зачем людям, так скажем, Курортного пространства, такие заботы? Сначала Земля, теперь эта планета... Энергетические затраты, как я понимаю, здесь колоссальные. Или они считают это своей миссией?
- Просто бы миссия, это уж совсем наивно. Конечно, есть в таких действиях у них свои цели. Но тебе о них нужно знать? Люди ни на Земле, ни здесь, от достижения на Курорте своих целей ничего не теряют. Вы даже не знаете об этом! ...Ты, правда, не совсем землянин, но сам себя причисляешь к их кругу.
В это время одна из губок подскочила и прилипла к белуну - консультанту.
- Так. Сообщение... Семаргл, уже можешь оторвать её от меня и приклеить здесь к моему двойнику...
Теперь Семарглу надлежало успокоить население, что завтра семиокое небо станет шестиоким, и что такое явление вполне нормальное. Кроме того надо обрадовать людей, что маленькое солнышко при этом немного вырастет и всем станет светлее.
Все действия его были схожи с тем, что уже приходилось проделывать на Земле, при необычных для неё небесных явлениях. И эффект тогда был налицо. Но сейчас... Семаргл не мог отделаться от ощущения, что делает какую - то глупость, никому не нужную на этой планете. И к вечеру, такой его настрой получил подтверждение. Консультант неожиданно включил обзор зоны безопасности:
- Семаргл, кажется они к тебе.
На границе зоны безопасности стояли четверо местных: Бал, Корень и еще два незнакомых дворянина. Никакой конспирации. Но и тупо прятаться долго не будешь. Он вышел, даже не надев цилиндра.
- Добрый вечер, господа. У вас ко мне дело?
- Да, любезный. Не надо Вам колдовством заниматься. Не к чему это. - Бал ответил, видимо, за всех. - Мы, дворяне, сами убедим население, что всё в небе нормально, когда что - нибудь там увидим. А так нам приходиться сначала с себя колдовство снимать, а такое отвлекает от дел.
- И что ваши простолюдины все до одного такие послушные?
- Да! - Бал даже глаза вытаращил: мол, как можно в этом сомневаться.
Дворяне и Корень тоже согласно закивали головами. Один из дворян, просто сверкавший интеллигентностью, заговорил с расстановкой:
- Мы понимаем, молодой господин, что Вы принадлежите к некоему другому народу. Возможно, у вас не все живут по хорошим правилам, но тогда, у вас должны быть и те, кто наказывает. У нас же никто никого не наказывает. Мы потому и дворяне, что обучены приёмам для убеждения людей Простого происхождения, говоря проще колдовству. Мы можем колдовство и снимать; как мне рассказывал господин Бал, с Вами такое уже случалось.
- Я и не знаю, что вам всем ответить... - Немного вяло возразил Семаргл. - Что именно плохого в том, что о грядущих событиях все будут предупреждены заранее? А ведь события могут наступить и не столь хорошие. Как тогда быть?
- Сообщите об этом господину Балу, он к Вам ближе всех...
С деревьев спрыгнула целая семья обезьян, в несколько прыжков оказавшаяся на границе зоны безопасности! Не имея возможности двигаться дальше, они, изо всех сил, тянули лапы к Семарглу! Одна обезьяна даже толкнула одного из дворян, цилиндр которого упал на мох, но тут же он оказался на обезьяньей макушке. Дворяне, в местном, по - видимому совсем традиционном для них стиле, стали уговаривать обезьян прекратить безобразие.
Семаргл счёл, что данная ситуация как раз ему на руку:
- Уважаемые господа! Перед нами ответ и на мои вопросы, и на ваши пожелания. В конце концов, надо мной тоже есть... государь!
Будет его решение другим, тогда и изменения будут... А пока, извините.
И он исчез в пещере.

* * *

Утром Семаргла разбудило «чудище» массового воздействия:
- Надо вставать. Местное население недовольно.
Что ещё?... Он выбрался из пещеры. Ого! Светло, как на Земле днём! ...И жарковато. «Маленькое солнышко при этом немного вырастет...» - цитата из моего монолога «чудищу»... А - на самом деле!? И ещё одна невидаль: всё небо над головой белого цвета, «лун» не видно вообще! Похоже, не все их учёные являются таковыми на самом деле. Не многовато ли накладок? У нас, на Земле, картина схожая, но цена ошибки учёных Курортного пространства просто несоизмерима!
Конечно, Семаргл занервничал, он вернулся и стал пытать о происходящем консультанта, но выяснилось, что он, с людьми, устанавливающими здесь новое солнце, никак не связан. Однако, довольно быстро белун выдал новую информацию, что в запасную точку, то есть в знакомый Семарглу сарай, прибыл магнитный корпус. Прибыл, но исчез, куда - то переместившись по планете.
- Белун, но сейчас же не «осень в одиночестве».
- А это был не наш корпус. Он с какой - то другой промышленной зоны.
- Значит, есть шанс на исправление ошибки?
- Видимо. Там же ответственные люди... А вообще - то, было бы умнее, если бы они тебя к этому процессу подключили: ты же здесь, значит и результат легко зафиксируешь.
- Белун, а почему сейчас небо сплошь почти белое? Это потому, что из - за тонкой атмосферы свет не преломляется, а рассеивается?
- Да. Но здесь может быть и другая беда. Свет - то рассеивается по всей атмосфере, в том числе и над тёмной, ледниковой стороной.
- Может быть потоп?
- Да не допустят такого... Успокойся. Хочешь, я тебя развлеку?
- Да как - то развлекаться сейчас... Или ладно, развлеки.
- Ещё в Юпитере мне удалось одно видео достать... Оно тебя касается напрямую. Смотри. ...Это твой же этаж, но настоящий.
Пересвет, Мила, Боян... Ну, да! Я же просил Пересвета за моим этажом присмотреть! Все трое удивлялись, куда и зачем я спрятал свой белун. Вобщем, коротенькое видео было посвящено только данному факту.
- А говорил, что не имеешь связь с Землей.
- Я так не говорил. С Юпитера связь возможна, но по дополнительному коду. После твоего отбытия мне его включили.
- Ну, вот это видео... А почему меня на Земле лишили белуна?
- Чтобы он зафиксировал то, что ты мгновенно исчез?
- Тогда почему, уже здесь, магнитный корпус сам не похитил Джию, как это было проделано со мной на Земле?
- Семаргл, технические средства я не разрабатываю и не внедряю. А если я скажу правду, то ты обидишься.
- Хм... Понятно! Уже обиделся.
- Надеюсь, не на меня?
Прошло совсем немного времени, и белун вновь заговорил:
- Вот тебе много говорили про магнитные корпусы. Вот может сейчас магнитный корпус оказаться именно здесь?
- А почему же...
- И с пассажиром?
- А нет... Здесь я... С пассажиром не может.
- Поэтому, к тебе идут пешком. Открывай апартаменты.
Вошёл высокий человек в странной одежде. Придирчиво оглядевшись, он, не разжимая губ, что - то сказал Семарглу. Именно «что - то», вне магнитного корпуса «курортный» язык опять стал не понятен. Но есть консультант - он заодно и переводчик.
- Он спросил, ты регулировщик?
- Ну и вопрос... И что ему ответить?
- Давай, я поговорю за тебя с ним сам. Разрешаешь?
- Говори. Только без разглашения персональных данных.
Их беседа оказалась достаточно долгой. Семаргл, тем временем, разогрел завтрак. ...Странно, но в доме Корня всё же было повкуснее.
Наконец, душевная беседа человека с прибором закончилась, и незнакомец покинул этаж.
- Белун, беседа согрела душу?
- Если поддержать твой юмор, то ты в беседе принимал активное участие.
- И что я наговорил?
- Завтра они пришлют два аппарата. Через них ты будешь поддерживать связь с группой, устанавливающей звезду на стационарную орбиту. Аппарат будет сканировать тебя на восприятие всех излучений от звезды, а ты, через меня, будешь передавать результаты. Такой контакт уже не допустит сегодняшнего сбоя.
- А я разберусь в этом приборе?
- Это их забота, чтобы ты разобрался. И не только ты. Со вторым прибором должна быть женщина. Женский организм отличается от мужского, а даже малейших недочётов в таком деле быть не должно.
- А даму они тоже пришлют?
- Зачем? Ты же говорил, что твою землячку отвели к местному государю. Она же была здесь, защита её пропустит.
- Иногда у тебя всё просто: открываю пинком дверь в государевы палаты и приказываю Изольде идти со мной.
- Кстати, государь приглашает тебя на аудиенцию.
- Это странный гость сказал?
- А ты ещё ничего не понял? Если бы государь не успокоил через своих дворян толпу, все бы ринулись сюда. Они - то подумали, что сегодняшняя жара, это твоя работа.
- Как быстро они успели подумать! Ещё только утро. ...Значит государь здесь «курортный»?
Белун, будто бы задумался. Семаргл даже махнул рукой:
- Ладно, не выдавай тайну. А до гостя ты об этом знал?
- Откуда мне было знать... Поэтому мы так долго и говорили. Местный государь - древний старик. Это муж Джии. А тот, кто был здесь, он из их, так сказать, клана. Главный канон Курортного пространства - ни при каких обстоятельствах не передавать сведений о месте его во вселенной, а эти люди такой канон ставят под удар. Быть главными для них важнее. Но сделать с ними ничего нельзя: магнитные корпусы принудительно их забрать не могут...
Если честно, Семаргла такие нестыковки с канонами Курортного пространства интересовали не очень. Но пообщаться с царём ему ещё не доводилось, да и доведётся ли далее.
- Белун, я жду твоего анализа. Мне лететь на аудиенцию - это риск?
Тем более, что Джию - то я с планеты отправил! Рассмотри все «за» и «против».
Анализ занял почти полчаса. Результат вышел положительный: «Риска практически нет; исключением могут быть наставления не препятствовать появлению здесь Джии впредь. Какие - то насильственные действия здесь совсем не практикуются, и это исходит от государя. И сегодня такая линия только  подтвердилась: государь успокоил напуганное население.»
Насильственные действия не практикуются... А как же с Изольдой?

* * *

Долой атрибуты несостоявшейся конспирации. Я же в копии своего, земного этажа - значит, здесь должна быть моя одежда, всё то, что носят на себе в двадцать третьем веке. Вот! Всё на месте... Интересно, а на самом деле, где это было сделано?
Одевшись в привычное, но по - прежнему в двух шапочках, Семаргл отправился к монарху. Уже за время полёта над дорогой, белое небо стало мутнеть, жара ослабла, а при подлёте к ограде государевых палат, небесные нестыковки начала дня пропали совсем. Быстро исправились! ...Вот только видимость опять стала подслеповатой.
Перелететь царский забор труда не составит, только как - то не этично такое проделывать. Он постучал в ворота: ворота ответили продолжительным музыкальным треском. Деревянный звонок! По - моему на Земле и сейчас до такого ещё не додумались! Очень скоро по верху ограды пришёл человек, судя по одежде, простолюдин. Семаргл разъединил светопроводящую ткань на самоплане и высунулся наружу. Но заготовленные объяснения не потребовались вообще: сторож, ничего не спрашивая, просто открыл ворота. Это что, меня здесь уже все знают? Получается, что в Юпитере не знают все особенности здешнего народа.
- А как государя найти, любезный?
- Да поймёте сами, молодой барин... Или как Вас там величать...
И Семаргл, никак не скрываясь, полетел внутрь государевого городища. Действительно огромный сруб с резными фресками на округлом фасаде, выделявшим его из других строений, явно претендовал на дворец. Несколько дворян, мимо которых он пролетал, молча провожали его глазами, подняв головы. Никакой реакции! Будто бы самопланы были здесь совсем не в диковинку.
Дверь во дворец ему также быстро открыли. Но оставлять свой транспорт на улице, Семаргл не захотел, как - никак это его единственная спасительная ниточка. И хотя дворянин - привратник возражал против такого, он полетел по дворцу, благо низких потолков здесь ещё не придумали. Дверь в тронный зал вообще была открыта.
Государь сидел на настоящем произведении искусства из светящейся древесины. Но приблизиться к нему не давал также высокохудожественный сплошной заборчик; государя можно было наблюдать лишь метров с пятнадцати. Также за оградой, недалеко от монарха сидела... Изольда! На ней был богатый наряд екатерининских времён, блеск камней на пальцах виден был даже из - за ограды... Интересно, откуда здесь ископаемые минералы? Хотя, кто государь - известно, а как их достать, уж он - то знает.
- А вот и регулировщик... - Голос государя с такого расстояния звучал громко, здесь явно был какой - то усилитель.
Но монарха перебила Изольда:
- Самоплан! Семаргл, дай прокатиться!
- Эта модель тебе не по возрасту. - Скороговоркой бросил Семаргл. - Здравствуйте, Ваше Величество. Чем обязан Вашему вниманию?
- Оставьте нас одних. - Монарх провёл рукой в сторону дежуривших здесь придворных.
Шапочки Семаргла работали: он понимал среди кого он сейчас находится.
- Жёрдочка, ты тоже нас оставь. - Государь сказал это, скорее, ласково.
Всех переименовали: я - регулировщик, Изольда - принцесса Жёрдочка... Смех! Проходя мимо Семаргла Изольда пискнула ему, что он зануда, но интонация её была скорее весёлой, чем злой. А он заметил на её шее переводчик, значит, теперь с ней говорят.
- Регулировщик это миссия, с которой тебя сюда направили. - Монарх, как ему и положено, заговорил медленно, с расстановкой. - Только, думаю, что ты уже понял: зря это здесь. Судя по одежде, ты с Земли? Верно? На Земле, при тех же обстоятельствах, такое очень бы пригодилось... А здесь... Здесь живут счастливые люди. Если гипнозом пользоваться во благо, то легко убедить, объяснить, предотвратить ненужное... Думаю, прибор под твоим потолком тебе уже всё поведал. Стар я, скоро уйду на спячку в Курортном пространстве. Джия, молодухой тоже долго не продержится, природу - то не обманешь. Поэтому и воспитали мы себе замену. Конечно, умом она не блещет, но мы её довоспитаем.
- Ваше Величество, а захочет ли она здесь остаться? Даже государыней? Почему Вам не подобрать кого - то из Курортного пространства? Жёрдочка привыкла к куда более комфортным условиям.
- Ты наверно думаешь, что Джия выбрала на Земле первую попавшуюся? Она знала, что делает. Слишком умный землянин для таких целей не подойдёт, слишком избалованный тоже. Я знаю, что она Изольда, но здесь она уже, специально для местных, Жёрдочка, и такое её устроило. С моей помощью, конечно... Земляне и местный народ генетически идентичны, ростом вы, правда, отличаетесь, но в вашей атмосфере много продуктов окисления, вот вам и требуются большие лёгкие. ...Кстати, когда в тебе включили мозговую деятельность, так скажем, «по - юпитерски», на тебя окружающие стали натыкаться?
- Да, Ваше Величество. Ещё как!
- А здесь, я даже не спрашиваю, этого нет. Вы с местными, хоть и одинаковы, но психически вы разные. Посадить вместо меня кого - то из дворян, то он будет слишком правильным, чтобы предотвратить  какую - то беду. А знания? Эдак народ может и деградировать! А я, будь помоложе, в этом троне долго бы ни за что не усидел. Моя естественная среда не здесь. И кто - то другой, из наших, на моё положение не согласится... Если, конечно, он в порядке... Ты хочешь что - то спросить?
- Извините, Ваше Величество. Вы сказали, если он в порядке... А как же Вы сами?
- Курортное пространство, с его промышленными планетами, очень разнопланово. Всего на свете знать нельзя, вот и формируются группы по интересам. А доброе дело, надо взвешивать, насколько оно доброе, и для всех ли. Видел, что к сегодняшнему утру натворили! Хорошо, что успел вызвать знакомого... Но с моим менталитетом - таких уже мало...
Поэтому, говорить, что я в порядке... Понимаешь? ...А вот без змейки в глазах тебе уже, наверно, будет непривычно?
Семаргл и не знал, что ответить. Наконец, он выдавил из себя:
- А почему Вы это спросили?
- По юпитерской логике, после выполнения миссии регулировщика, тебя вернут на Землю очищенным, то есть таким, как все земляне. Это для того, что бы ты, упаси господь, не проболтался. Такое нормально?
А о чём ты можешь проболтаться? Или ты знаешь координаты Курортного пространства? Или ты знаешь, где ты сейчас? Да хоть бы и узнал, кто там тебя услышит!
- Ваше Величество, Вы тоже меня хотите оставить здесь?
- А ты бы остался? Хочешь, я перечислю здешние преимущества?  Итак, здесь нет птиц, насекомых, и всего того, что летает, кроме твоего самоплана, конечно. Но здесь нет и вредных микробов! Понимаешь, что здесь не болеют! И я сам, дожил здесь до своих лет, именно благодаря такому условию, а в своей среде, вероятно, мне повезло бы меньше...
- Неужели такая развитая цивилизация не победила болезни?
- Земных болезней у нас и не было. У нас другие напасти... Тебе, землянину, их не понять. ...А здесь нет вообще гниения. Хвоя, листья, ветки опадают и просто прессуются, но между ними остаётся пространство, которое хорошо кормит кислородом корни деревьев. Подпочвенная вода близко, но химически загрязнять её не́чему... Поэтому, растения здесь в изобилии, животные - в пищевом достатке, а люди физически развитые. Убедил?
Ответа на свой вопрос государь и не ждал. Он продолжил совсем о другом:
- Так вот, если ты бы, в правду, здесь остался... Насколько я помню, у вас есть выражение «белая ворона»... Так вот, здесь бы ты стал вороной не только белой, но ещё и не умеющей ни летать, ни каркать. Твой искусственный этаж обслуживает энергетическая установка, и подзарядить её, конечно же, нечем. На самоплане ты также долго не пролетаешь. ...Я у тебя спросил про змейки потому, что после выполнения твоей миссии, ты можешь вернуться на Землю и в обход Юпитера.
Семаргл молчал, нужны ли ему самому змейка с автарчиком впредь, он, как - то, не задумывался. Потом он спросил:
- Ваше Величество, Вы хотите сделать мне лучше? Но Вы же видите меня в первый раз.
- Вот ты и демонстрируешь разницу между землянами и местными...  Конечно, вижу воочию я тебя впервые, но и только.
- Нас не могут подслушивать?
- И опять, земной вопрос. Местный житель об этом бы и не подумал. ...Впрочем наш разговор затянулся. С какой целью я позвал тебя на аудиенцию тебе ясно?
- Если честно, я думал, что беседа будет о Джии.
- А что нам говорить с тобой о моей жене? Она скоро будет здесь, Юпитер - это ещё не вся вселенная.
- А в Юпитере знают, что главный на этой планете Вы?
- Кто - то, может быть, и знает... Но им, считающим себя гениями гипноза гравитации, такое не интересно. ...Вернусь к цели нашей беседы.  Ты громогласно обещал забрать Жёрдочку. Она сама мне об этом сказала. Такое было?
- Ваше Величество, но она же с другой планеты. Родители, наверняка, в панике...
- Поверь, не в панике. Не вмешивайся, пусть она сама решит, и всё будет правильно.
- Мне предстоит регулировать приближение светила. И мне необходима напарница.
- Знаю. Но правильнее взять кого - то из местных. Всё - таки им под новым светилом жить. ...На этом всё. Пора мне небольшую поправочку в местные умы внедрить. Позови дворян, когда выйдешь... То есть когда вылетишь.

* * *

Вообще местный государь произвёл на Семаргла сильное впечатление. Негатив, который через Джию также выливался и на него, совсем не подтвердился. А с родителями Изольды, видимо, «поработали»... Правда, непонятно - кто?
Утром следующего дня перед Семарглом возникла дилемма: или ждать прибытия обещанных аппаратов, или лететь вербовать местную даму, которой по умолчанию, читалась Дождинка. Белун - консультант посоветовал сначала слетать в село, поскольку договориться о проведении намеченной операции, может получиться не сразу, а аппараты, если даже они прибудут в его отсутствие, белун сам сможет их занести своими манипуляторами.
Семаргл с трудом грузил на самоплан деревянный ящик, присланный из Юпитера, содержимое которого во многом его вернуло к летающей жизни.
Если я с такой тяжестью смогу взлететь, то Дождинку - то самоплан поднимет, и вопрос с защитой этажа будет улажен. Надо подзарядиться по максимому...
Ну всё, взлетели! Трудновато управлять, стоя на ящике, но спешить особо некуда, лететь недалеко.
Вот и двор рода Корня. Но его, что - то не видно... А во дворе почти одни дети. Рискнуть? Он аккуратно подлетел к трём подросткам, чертившим на голой земле знаки местной письменности, ранее Семаргл видел её во время бала. Похоже, подростки вели, интеллектуальную игру. Он отодвинул светопроводящую оболочку самоплана:
- Парни, ящик не спустите вниз?
Семаргл был готов к любой их реакции. Они подняли головы и смотрели на него лишь несколько секунд, затем поднялись и быстро подошли, став в треугольник:
- Подавайте, барин.
Разгрузка прошла очень быстро. Силы у троих здешних подростков оказалось больше, чем у одного взрослого землянина. Что же будет дальше? А дальше ребята заинтересовались именно ящиком, а висящий в воздухе и создававший лёгкое шипение барин внимания их не стоил.
- Это что за древесина такая...
- Смотри, а крюк чем обработан! Здесь работали не деревянным зубилом!
Наконец, один из подростков повернул к Семарглу лицо:
- Скажите барин, эта древесина с Вашей звезды?
Семаргл, не имевший понятия, где росли такие деревья, в ответ кивнул. Но потом в голове мелькнула мысль, которой он сам даже испугался: а может ему и правда остаться здесь? Здесь уж точно никто даже не попытается обидеть. А я их научу... Стоп, а чему я их научу? Что я знаю от начала до конца? Без белуна, без подготовленного сырья... Прав их государь, я был бы здесь только обузой. А он молодец - оградился изгородью, шевелит губами, будто бы говорит, с трона не встаёт, чтобы не видели его двухметровый рост; и всё всех устраивает.
А к диковинному ящику стали стекаться кровные специалисты по деревообработке. Начала разгораться дискуссия. Семаргл переводил глаза то на деревянные постройки двора, то на ящик, но никакой существенной разницы в древесинах так и не заметил. Но внизу явно происходило событие дня! ...Наконец, чтобы хотя бы взглянуть на чудо, откуда - то появилась и Дождинка.
Семаргл подлетел к ней и поздоровался. Дождинка оказалась единственной, осмотревшей его самоплан с интересом:
- Такое заменяет вам коней?
- Ещё как заменяет. Прыгай сюда, давай руку.
От протянутой руки она отказалась, а легко подпрыгнула, стала на руки и одним движением уже была рядом.
- Забыл, что ты спортсменка...
- Сейчас ты меня хорошим словом назвал?
- Ой, Дождинка! Да пойми ты, у нас другой Мир! Есть понятия, не известные вам. И говорю я непонятные слова тогда, когда в вашем языке их нет.
- Но ты же говоришь так же, как и все. Или тут тоже, что - то не совсем так?
- Дождика, полетели. Сейчас много узнаешь нового. Только твой отец на меня не обидится, что я тебя увожу?
- Он у нашего барина. Что - то там решают...
Самоплан взмыл над селом, потом уже над молодыми деревьями. Дождинке лететь явно нравилось, как - будто она и раньше знала, что такое возможно. Семаргл попробовал представить, что было бы, если на настоящей Земле его, вот так же, вернули бы на четыреста лет назад. ...Нет, лучше, вообще не представлять; Прасковью - то, уж точно, не покатал бы по воздуху.
- Эеа, над большими деревьями лучше не подниматься! Там может быть мало воздуха.
Семаргл показал ей на губку, закреплённую на каркасе самоплана:
- А вот она нас об этом и предупредит.
Покатав немного голубоглазую спортсменку над лесом и попутно распугивая обезьян на верхушках, он повернул к пещере:
- Дождинка, нам обоим предстоит серьёзное дело. Вчера с солнцем вышла ошибка. Сегодня надо сделать всё как надо.
- Значит, ко вчерашнему ты всё же причастен? А нас разубеждали...
- Да не причастен я! А вот сегодня, должен быть причастен. Как выглядит ваш телеграф?
- А разве ты его не видел? Тонкие такие прутья из светящегося дерева...
- С государем связь есть?
- У дворян есть.
- Ну всё. Сейчас приземлимся, и вместе сразу входим в пещеру.
Оказавшись в этаже, Дождинка медленно огляделась:
- Эеа, и где много нового?
А в комнате стояли два вытянутых шара, это и были обещанные аппараты.
- Белун, что нам с этим делать?
- Сначала обратись к белуну массового воздействия. Надо же людей предупредить, о том, что будет вторая попытка.
А вот его разговор «ни с кем» на Дождинку уже произвёл впечатление:
- Эеа, с кем ты говорил, он живой?
- Нет. Это у нас такой говорящий телеграф.
Консультант деликатно промолчал. А Семаргл предупредил население, но не по инструкции. Он просто обратился к дворянам, чтобы они предупредили государя о начале операции по приближению солнца.
- Белун, что дальше делать?
- Заходите по одному в аппараты и настраивайте пульты в понятный вам вид.
- Эеа, мне командам твоего телеграфа, рода Белунов, нужно подчиняться?
- Пока зайди в тот аппарат... Короче, зайди вон в то яйцо и пока просто осмотрись.
Стенки аппарата были переливающегося цвета, но насквозь просматривались. А пульт представлял собой длинный зигзаг из коротких ячеек, которых было не меньше сотни.
- Белун, каждая ячейка соответствует виду излучения от звезды?
- Не только излучения. Там всё, что касается взаимосвязи звезды и планеты. Полностью заполненная ячейка говорит о недопустимости такого параметра.
- А оптимум?
- Любое другое значение, даже нуль.
- Ну, пусть ячейки пронумеруются, а их заполнение будет производиться в понятных мне процентах.
- Процент, это одна сотая? Не проблема.
Семаргл зашёл в «женский» шар с Дождинкой. А пульт для женщин был чуть ли в два раза длиннее! Как же она справится? Пока Семаргл недоумённо смотрел на её пульт, Дождинка спросила его:
- Мы будем управлять приближением солнца?
- Мы будем подсказывать, что следует продолжить, а что уже надо остановить. Но как же ты справишься с таким пультом? Давай, я тебе настрою...
- Эеа, ничего мне не надо настраивать. Я всё услышала. Господин Белун! Вы нашу письменность знаете?
Создалось впечатление, что консультант закряхтел.
- Так знаете? - Дождинке пришлось повторить вопрос.
- Сейчас найду... Всё! Есть у меня ваша письменность.
- Тогда приступим. - Непотопляемая в любой ситуации Дождинка, уже стала номером один.
Видимо консультант передал команду о готовности регулировщиков.
У Семаргла засветилась одна из ячеек, свет которой начал движение слева направо, меняя значения процентов. Но дойдя почти до середины,
полоска остановилась, однако засветилась другая ячейка. Он посмотрел на аппарат Дождинки, а её пульт уже светился десятком точек.
- Господин Белун, тридцать седьмое окошко показывает уже девяносто семь сотых. Наверно, уже хватит? - Голос Дождинки выдавал её сосредоточенность.
- Консультант, как ты её понимаешь?
- У меня такой же переводчик, как и у тебя. - Негромко проговорил белун.
Семаргл посмотрел на Дождинку и встретился с её пристальным взглядом.
- Ты так удивлена, что я на самом деле говорю на другом языке?
- Я удивлена, что в таком серьёзном деле ты отвлекаешься. Государь уже прислал убеждение в том, чтобы следили за небом.
- У вас то колдовство, то убеждение... Определитесь сначала. А на самом деле это гипноз.
- Эеа, не отвлекай! ...Господин Белун, 126 - е окошко уже 92 сотых частей.
Логично, что консультант, каким - то образом, передавал услышанные данные буксировщикам звезды, но Дождинке он ответил не сразу:
- В 126 - м окошке дождись 95 сотых и тогда скажи мне об этом.
- Господин Белун, а уже 96!
В отличие от женского пульта, пульт Семаргла высвечивался как - то лениво. Такое даже заинтересовало консультанта:
- Семаргл, у тебя сколько ячеек включилось?
- Только четыре. Максимальный показатель всего 50%.
А Дождинка то и дело сообщала о предельных параметрах излучений, и Семаргл уже больше смотрел на неё, чем на свой скучный пульт. И вдруг заполненная лишь на половину ячейка словно прыгнула на полное своё заполнение: 100%!
- Белун, у меня 100%... Надо как - то исправлять?
- В какой ячейке?
- В 21 - ой.
Через минуту регулировщики услышали неожиданное:
- Всё. Сегодня сеанс закончен. Но впредь не доводите показатели до ста процентов, предупреждайте заранее.
- Да как тут предупредишь! Было 50, и вдруг сразу 100!
- Ладно, завтра я вам скажу, какие ячейки надо держать на особом контроле.
Когда они вышли из аппаратов, Семаргл попросил консультанта показать Дождинке то видео с Земли, где сняты брат и его друзья. Но на Дождику оно сильного впечатления не произвело.
- Этого на самом же деле нет, Эеа. Ты здесь, а не там.
- Да там меня и не было. Там мой брат - близнец. То, что ты видишь, это было ранее, а смотреть теперь можно всегда, когда захочешь.
- Очередное слово с вашего языка... После брат... Что?
Оказалось, что ни двойни, ни, тем более, тройни местные женщины никогда не рожают; даже в школах о таком факте рассказывают, подчёркивая, что в этом и есть главное отличие человека от животных. Получалось, что по местным меркам, земляне от животных не отличаются. Но косвенно Семаргл получил и информацию, что женщины здесь всё же рожают, что сняло его подозрение - уж не несутся ли они здесь. Однако, от того, что Пересвет это его брат, всё же частично пришлось отказаться, тем более что в свете поступившей не так давно информации, такое уже скорее и соответствовало действительности. Но подробности своего появления на свет Семаргл, разумеется, опустил, а присутствующий при разговоре консультант его не выдал.
- Возьми свой платок. Или ты про него уже забыла?
- Оставь на память. Ведь ты же вернёшься на свою звезду?
Семаргл промолчал. Вернёшься... Если бы вот так взял, да и вернулся сам, а то... Они вышли из пещеры.
- Ого! Получается, всё это наша работа? - Семаргл даже раскинул руки.
- Мы в школе проходили про ветер. Наверно, это он и есть?
- Да что там ветер! Такая мелочь.
Семаргл радовался, что стало светлее, на небе остались только три «луны», зато здесь появилось солнышко, хотя и небольшое, и какое - то размытое. А вот Дождику всё это не радовало. На её бытности ничего такого не было, а диковинный порывистый ветер ощущался серьёзным неудобством.
- Эеа, смотри, даже ветки падают. Это из - за ветра?
- Да ничего страшного. Падают слабые ветки, которые и так бы скоро упали... Запрыгивай, отвезу тебя домой.
- Нет, я пешком. А то, в селе подумают лишнее. Ты свой цилиндр и саквояж нам тоже на память оставил?
- Конечно! Видишь, я одет совсем по - другому? Мне так куда удобнее.
- Да, значимая пижама... Наверно, сошью себе такую же.
В течение оставшегося дня ветер стал понемногу стихать, а к ночи он пропал совсем. И Семаргл стал понимать, что ветер здесь, скорее всего, был косвенным следствием его ошибки с ячейкой. При таких огромных деревьях, порывистый ветер постепенно наделает людям таких бед, что жизнь может стать и невыносимой.

* * *

Следующий сеанс по выводу звезды на расчётную орбиту начался с инструктажа, на какие ячейки надо обращать внимание в первую очередь. У мужского аппарата их оказалось значительно больше, и Семаргл делал на них пометки. В то же время, консультант заверил, что прыжка значения в ячейках, который уже подвёл Семаргла, больше не должно быть.
Семаргл поинтересовался у Дождинки о реакции жителей на небесные изменения. Она ответила, что люди в возрасте, преимущественно, довольны, а вот её ровесники... Словом, рады не очень.
После совершения протокольного мероприятия с белуном массового воздействия, наличие которого здесь на деле оказалось бессмысленным, начался сам сеанс. Но ячейки загорались и росли, в основном, опять у Дождинки. У Семаргла загорелись только три, причём не основные.
Первый сеанс был явно короче, этот же явно затягивался. Наконец, у Семаргла зажглась и зна́чимая ячейка, которую он довёл до оптимального значения, постоянно передавая данные консультанту. Неожиданностью стал возглас Дождинки:
- Господин Белун, у меня всё!
- Все до одной ячейки оптимальны?
- Я такого слова не знаю, но обо всех сотых долях я уже Вам рассказала.
- Ну значит, сеанс окончен.
Неизвестно, как Дождинка, но Семаргл это услышал с облегчением. Они вышли из аппаратов, и почти тут же из стены обозначил себя пустой магнитный корпус. Дождинка захлопала глазами:
- Эеа, сейчас всё как надо?
- Да, Дождика. Один аппарат уже лишний. Белун, а что, у них всё время «осень в одиночестве»?
- «Осень в одиночестве» только в Юпитере. Из других рабочих районов перемещаются на малой энергии. По времени это конечно не так быстро, поэтому они и спешат.
- Не так быстро? Но он - то появился сразу!
- Это из запасной - то точки?
Белун - консультант расправил манипуляторы и обхватил женский аппарат. Несколько секунд - и в этаже стоит уже только один аппарат, а призрак магнитного корпуса растворился, как ему было и положено. Дождинка не задала не одного вопроса, но было заметно, что увиденное не пролетело мимо неё.
- До свидания, господин Белун. Как я понимаю, я здесь больше нужна не буду?
- Не знаю, милая. Это ты у Семаргла спроси.
Достойно отработавшие регулировщики вышли из пещеры... Вот теперь настоящий день. Семиокого неба нет совсем; теперь оно снова белого цвета. Нет и жары. Сквозь белесый небосвод, какие - то искорки всё просачиваются, но это только если приглядеться. А звёзды?... Значит они теперь вообще не будут видеть звёзд? Правильно ли такое...
Дождинка, подбоченившись, смотрела вверх. Такая её поза была не совместима с удовлетворением от произошедшего.
- Эеа, а кто по рангу выше, ты или господин Белун?
Далее Семаргл потратил много времени, чтобы объяснить положение непонятных ей дел, но, похоже, что она не всему верила. В конце концов, он задал ей вопрос:
- Ну ты же летала на самоплане! Тебя такое не удивило?
- Удивило. Но есть же легкая ткань, которая над кипящей водой поднимается вверх... А тут одни слова, которые я даже выговорить не могу. ...Эеа, если ты завтра закончишь работу, то завтра же и исчезнешь?
На неожиданный вопрос, чаще всего, трудно ответить сразу.
- ...Ты бы этого хотела?
- Нет. - Дождинка ответила очень твёрдо, после чего, повернулась и зашагала в село.
- Я за тобой завтра прилечу! - Крикнул он ей вслед.

* * *

Утром следующего дня он действительно прилетел во двор Корня. Он не стремился к такому, но попал к завтраку. Естественно, его накормили, как он сам определил, большой порцией пудинга с ягодами. На Земле он пудинг терпеть не мог, но здесь... Объедение, словом.
- Ну, полетели? - Он подошёл к Дождинке.
- Молодой барин! - К нему подошёл главный Корень. - Солнце к нам уже вернулось. Куда тогда Вы увозите Дождинку?
- Корень... Доверьтесь, ещё не всё закончено. И женский аппарат её ждёт.
Дождинка скосила на него глаза, но промолчала.
Она заговорила только когда они уже были в этаже:
- Эеа, когда ты врёшь, у меня портится настроение.
- Но иначе отец бы тебя не отпустил! Белун, эта девушка считает тебя живым! Объясни ей.
- Семаргл, если у тебя не получилось объяснить, то пусть считает так, как для неё естественно.
- Но подтверди, хотя бы, что я ей вчера не врал.
- Так я ваш разговор и не слышал. ...Входи в аппарат, тебя ждут.
- Пусть подождут ещё чуть - чуть.
Он достал свой старый телефон с земными записями и показал его Дождинке:
- Вот. Нажимаешь сюда, затем сюда... И не говори, что это происходит на самом деле. Это было, но раньше. Сейчас, это просто запись.
Оставив подругу изучать ликбез, Семаргл принялся регулировать параметры стационарной орбиты местного солнца. Ячейки заполнялись, словно не́хотя.
- Белун, аппарат - то хоть в порядке? Он сегодня, как - будто, спит.
- Сейчас обрабатываются окончательные параметры. Они требуют тщательной сверки.
Увидев, что Семаргл оторвал глаза от ячеек, Дождинка, подняв телефон, спросила:
- Здесь записано на твоей звезде?
И, услышав утверждение, протянула:
- Как у вас необычно... И говорите вы совсем странно... Неужели нельзя выучить нормальные слова?
Услышав такое Семаргл только улыбнулся, и она спохватилась:
- Но, вообще - то, всё в порядке. Говор у вас сильный, я бы даже сказала, мужской!
Пульт у Семаргла наконец ожил. Но сразу стали заполняться все пустые ячейки! Как за всеми уследить? Он скороговоркой не переставал называть номера ячеек, приближающихся к стопроцентному заполнению. И на этот раз у него всё получилось! Не проглядел ни одного брака. Живите люди добрые с новым солнышком!
Вспотевший, он вышел из аппарата, и тут же увидел магнитный корпус. «А уж не пассажирский ли это?» - мелькнула злая мысль. Но наблюдая, как манипуляторы белуна потянулись к мужскому аппарату, Семаргл тут же успокоился. «Это что же получается? Я уже не хочу вернуться к себе домой? Глупость какая - то... Наверно, это потому, что я и так у себя дома».
А Дождинка, отложив телефон, явно грустила.
- Ну вот теперь я немножко представляю как вы там живёте. Только зачем мне это? Я на вашей звезде никогда не буду, ты здесь тоже не останешься... Ты даже и не сказал, когда сам исчезнешь...
- Дождинка, а я этого и не знаю. По логике, всё будет, как с нашими аппаратами, только заберут меня.
- А такое может быть только здесь?
- Точно не могу сказать, но, вероятно, либо здесь, либо в том сарае, о котором ты и твой отец знаете.
- Тогда пойдём отсюда! - Она схватила его за руку и буквально потащила наружу.
А с небом, похоже, ничего нового и не случилось... И зачем только он так потел?
- Вот видишь, Дождинка, теперь ваш народ вновь будет жить в нормальных условиях. И мы с тобой к этому причастны! Нормально?
- Эх, Эеа, для меня нормально семиокое небо. Я под ним родилась.  Но нет худа без прибыли: государь за это хочет сделать меня почётной дворянкой!
- О, поздравляю! Тебе это много даст?
- Ничего. Дворянин должен уметь колдовать... Как ты по - вашему такое назвал?
- Гипноз.
- Ну да, это слово он должен уметь делать, то есть примирять всех. А я и не умею, и не хочу, да и не работать, сидя на шее у других, тоже не буду. ...Ещё хотела спросить, тебе твоим летуном не тяжело управлять, когда я тоже на нём?
- Как видишь, справляюсь.
- Полетим к государю, мы сделали государственное дело. До конца дня, я думаю, успеем?
- Даже раньше. За шапочкой только сбегаю...
- Исчезнешь, не прощу! Беги быстро, как можешь!

* * *

Государь сидел, где и раньше, Жёрдочка - Изольда тоже, хотя сейчас она была ещё больше разнаряжена, а вот между ними стоял и третий трон, на котором царственно восседала Джия.
Государственные регулировщики, по подсказке Дождинки, отвесили монарху протокольный поклон. Не сказать, что Семарглу понравилось кланяться дамам, при сомнительных с ними отношениях, но пришлось.
- Я благодарю вас за службу, регулировщики. Свершилось большое событие - наша земля вновь обрела естественное светило. И это на долгие века! Тебя, дочь Корня, я наделяю званием почётной дворянки, это же звание будут носить твои дети и внуки. Об этом будет написано в государевом указе. ...Конечно знаю, что ты все равно будешь работать, но относиться к тебе с уважением обязаны все, даже дворяне. Ну, а что касается тебя, землянин... Для тебя новости будут позначительнее, но об этом лучше скажет Джия.
Но Джия сейчас чем - то отличалась от той, привычной, которая исполнив сальто, запрыгнула в магнитный корпус. Конечно, она, как и государь, сидела далеко и была одета как государыня, но даже с расстояния были заметны неуловимые изменения.
- Думаю, что новости покажутся тебе хорошими, Семаргл. В Юпитере сменилось руководство, а вместе с этим и взгляды на собственную деятельность. Что касается вас, землян - регулировщиков, то никакую чистку памяти вам проводить не будут. В следующую «осень в одиночестве» тебя вернут на Землю, без остановки в Юпитере. Точнее, с остановкой, но лишь для формирования нового следования. ...Но это ты проходил, знаешь. Но на Земле, в дальнейшем, будь готов к сотрудничеству с нами. Может такого больше и не будет, но случается разное. Мы могли бы тебя отправить хоть сейчас, по своему маршруту. Но это долго, там о тебе мало кто знает, а в Юпитере уже настроены на сказанное мной.
- Джия, Ваше Величество, вот я сотрудничаю... Цели, конечно, благие. Но я - то живой. На Земле у меня остановилась программа получения металлического аргона, там, как и в Юпитере, тоже есть руководство. То, что у меня будут проблемы, кого - нибудь беспокоит?
Государь ответил ему сразу:
- Во - первых, ты, вот, в шапочке... То, что облегает шапочка, у тебя кто - нибудь забирает? Да, ранее хотели вернуть донорам их клетки... Но хорошо, что глупые и бессмысленные идеи у нас есть кому пресекать. Поэтому, говорить, что ты не сможешь убедить руководство... Во - вторых, а зачем вам, землянам, металлический аргон?
- Отличный проводник без примесей...
- И где он будет использован? Вот, уже затрудняешься. ...Нам он достанется. Для Курорта это жизненно важный материал! А свой вопрос ты задал, думаю, с подтекстом. По - другому это звучит: «А платить мне будете?». ...Заплатили бы, но чем? Чего тебе на твоей Земле не хватает?
У Семаргла, то ли само вырвалось, то ли за него это сказал кто - то другой:
- Друзей...
После услышанного, государь выдержал какую - то паузу:
- А я не верил, что сознаешься... Впрочем, все убеждения - под твоей шапочкой! «Будь мне другом... Будь мне другом...» Шучу! Таким способом таких друзей насобираешь, что хоть в Юпитер бежать. ...Теперь переходим ко второй серии нашей аудиенции. Как ты вернёшься на Землю, думаю, мы решили. Но ведь за Жёрдочкой тоже придёт пассажирский корпус!
- Жёрдочка, лапочка, ты хочешь вернуться к себе на Землю?
- Нет, Ваше Величество, уже не хочу. Но только мне надо ещё подучиться. Например, какой отвар надо пить, чтобы сделать себе глаза зелёными?
- Не сейчас, лапочка. Наши дворяне тебе ещё всё расскажут.
Услышав такое, Семаргл повернулся к долго молчащей Дождинке, но она, заметив это, тихо шепнула:
- Потом.
А монарх уже смотрел на Семаргла:
- Так по второму вопросу какие - то предложения у тебя не возникли?
- Возникли. Но надо спросить и у неё.
- Спроси сам. Я хоть и государь, но в таком вопросе не властен.
Семаргл вновь повернулся к Дождинке, а её лицо стало красным.
- Заменишь Жёрдочку?
- Отец не отпустит.
Семаргл вновь повернулся к монарху. Тот отвёл руку за свой трон, и тут же в дверях появился привратник.
- Слушаю, Ваше Величество.
- Вызовите ко мне Бала. - Потом государь добавил как бы про себя: - ...Не отпустит. Он что, враг своей дочери?
Изольда встала, подошла к Джии, и они о чём - то пошептались.
- Семаргл, только имей в виду, что второй рейс пассажирского корпуса придёт в квартиру Изольды. - Джия говорила так, как - будто это вопрос уже был решён окончательно. - Тебе надо как - то принять дочь Корня, а то вы, земляне, скандалить умеете. Но у тебя есть ещё время об этом подумать, очередную сферу до «осени в одиночестве» в Юпитере нагреют не ранее, чем через двадцать дней.
- Ну у меня и командировка! Координатор говорил, что день - два...
- Тебя поздно сюда направили. Зато ты здесь налетаешься вволю. Заодно и внешность можешь поправить, если чем в себе недоволен. Сними свою шапку.
- Это ещё почему?
- Вобью в тебя адрес Изольды. Чтобы ты его ни за что не забыл.

* * *

Похоже, на этой планете ничего не скроешь. Только вот то, что местные люди создают свою внешность по своему усмотрению, Семаргл узнал далеко не в первый день своего пребывания. Здесь не любят спорить, но и лишнего вслух не говорят. Гипнотическое воспитание!
Конечно возможность изменять свою внешность на этой планете правильнее было бы охарактеризовать, как «подправлять». Такую возможность дала местным людям обильная флора, содержащая органические соединения, вообще не встречающиеся на Земле. Методический приём настоек, отваров или других видов снадобий довольно быстро приводил к намеченному результату. Таким образом здесь можно подрасти, пополнеть, похудеть, изменить пигментацию различных участков тела. Но Семаргл воспользоваться такой возможностью решительно не захотел, зато Дождинка очень интенсивно уже работала над увеличением собственного роста.
К государю они летали, практически, через день: возникали какие - то мелкие вопросы, но аудиенции всегда затягивались. Возможно, что монарх и Джия не были до конца уверены, что Дождинка приживётся в совсем не похожем для неё Мире, а, методически выращенную «под них», Изольду, в конце концов, не заставят вернуть на Землю.
То, что Джия уже не такая, какой была ранее, подтвердилось. Её «сборка», проведённая когда - то в Юпитере, начала давать сбой. В связи с этим, шансы у принцессы - Жёрдочки скоро оказаться на троне увеличивались. А она, Изольда, как выяснилось, на Земле жила в не очень хорошей семье, и получалось, что возвращение её назад было бы далеко не лучшим вариантом. Конечно, когда государь и Джия уйдут в свой Курорт, Изольду без присмотра не оставят, но пока всё шло по намеченному пути: девчонка с развитым даром внушения вживалась в образ, который, похоже, её захватывал.
От государя Семаргл узнал и некоторые интересные подробности своей работы регулировщиком. Оказывается, в последний день, когда он долго сидел в аппарате без дела, но потом пришлось крутиться в авральном режиме, велась настройка совместимости искусственной звезды с, вобщем - то, необычной планетой. Тогда была устранена всякая возможность сейсмической активности планетных недр; отсутствие магнитного поля и совсем тонкая атмосфера, ставящие планету под удары всякого там космического мусора, теперь компенсирует сама звезда, настроенная на значительно бо́льшую гравитацию вне орбиты планеты. Последняя, защитная функция ранее лежала на отражателях «семиокого неба».
Создавалось впечатление, что об этой планете, которая с местного языка переводится, все равно, как Земля, люди Курортного пространства заботятся куда больше, чем о Земле, но из Млечного пути. Значит, для них мы хуже? В конце концов такой вопрос Семаргл и задал государю.
- Хуже? Вопрос, как заумные говорят, некорректный. - Монарх и всегда говорил неторопливо, а сейчас тем более. - Дочь Корня, пока оставь нас. Что я хочу сказать, пусть слышит только он.
Естественно, Дождинка быстро вышла.
- Скажи... Семаргл?
- Да, Ваше Величество.
- Так вот скажи Семаргл, земляне более развиты, чем здешнее население?
- А разве нет, Ваше Величество?
- А вот теперь слушай. Здесь не знают металлургии, электричества, радиоизлучений... Здесь не знают даже колеса! А нужно это здесь?! Их кони тебя удивили? Удивили своей мощью! ...А ведь у местных есть и слоны! Но на них отвозят павших животных на тёмную сторону планеты, там температура около абсолютного нуля, органика быстро крошится и постепенно засыпается крупинками атмосферного льда. Ты можешь сказать, что эксплуатировать животных не гуманно. На вашей Земле, может, это и так. А здесь... Самки здешних коней, как и всюду, выбирают самого сильного. И если конь не вёз ничего тяжёлого дня три, то он начинает громко выть. Это он плачет! Плачет, что силу его она не увидела... Так нужно здесь колесо?
- Но цивилизация должна развиваться, Ваше Величество.
- Я не присутствовал и точно не знаю... Ты дочке Корня долго объяснял, как надо регулировать выведение звезды на орбиту?
- Да почти не объяснял... Она сама всё поняла.
- А ты видел их ручную работу по древесине, по тканям! Как они используют фосфорицирующую древесину, не отравляясь при этом! Большинство из того, что они умеют своими руками, я бы и в молодости не сделал... И они развиваются. Твой самоплан у дворян уже на заметке...
- Вы думаете, Ваше Величество, они смогут сделать летательный модуль из дерева и тканей?
- Боюсь, что это увидит лишь Жёрдочка...
- Ваше Величество, у меня есть вопрос, на который не нахожу ответа: почему местные, особенно мужчины, одеваются точно так же, как одевались мы, но лет четыреста назад?
- Да? А вот это для меня новость. Ты ничего не путаешь?
- Не путаю, я нашу историю знаю.
Вмешалась Изольда:
- Семаргл, это я сейчас одета, как одевались при Сталине?
- Как при Екатерине Второй... принцесса. Как же ты будешь управлять народом, с такими - то знаниями?
- Ой, Семаргл, дурой я была! Теперь так жалею... Но я... Словом, будет всё правильно. Окружу себя Советом дворян...
Затем она обратилась к государю:
- Ваше Величество, а Вы держитесь, чтобы я подольше настоящего ума набиралась.
- Попробую продержаться... Ну, что, Семаргл, аудиенцию пора заканчивать. Жёрдочка, передай ему ещё один переводчик, дочери Корня надо же как - то разговаривать на чужой планете. По поводу одинаковой моды кому надо вопрос задам. Есть у тебя ещё вопрос?
- Почти риторический, Ваше Величество. Как местные отнесутся к тому, что у них во главе будет стоять уроженец другой планеты?
- А я с дворянами на эту тему уже говорил. Объяснил им, что глобальное управление не их конёк... Думаешь они и правда не ведают откуда я? Знаешь как здесь нас называют? ...Знаешь. Но населению они об этом не говорят! А после нас, государь у них будет уже и не бездыханный...

* * *

Подошли дни юпитерской «осени в одиночестве». Семаргл со своего этажа уже почти не выходил. Его командировка вылилась в отпуск, которого не один землянин так не проводил. А, хотя, кто знает... Вдруг такая же участь, за семью тайнами, у кого - то уже случалась? Но из хорошего отпуска уезжать бывает грустно. Немного грустил и Семаргл. Подросшая Дождинка была ему уже по плечо, на Земле она бросаться в глаза своим ростом уже не будет.
Белун - консультант теперь больше общался с Дождинкой, но не по собственной воле. Это она вытягивала из него всё, что только давало хоть какую - то новую для неё информацию. Семарглу, поэтому, приходилось подолгу молчать.
За этажом раздался шум капель. Вместе со спрятанным белым небом новым светилом на планету вернулся дождь. Дочери Корня такое явление показалось удивительным, особенно бурлящие тучи, до которых, казалось, можно было дотянуться рукой. Но источник дождя быстро улетел, на память оставив поблёскивание веток и мха. И ещё несколько капель на ладонях Дождинки.
- Эеа, видишь, вот мои сестрички. Как я понимаю, это был дождь? ...Ну вот, теперь тут растения ещё быстрее расти будут.
Магнитный корпус, как зима на Земле, всегда приходит неожиданно. Семаргл опасался, а не явится ли сначала первым рейсом сюда «ОДГ»? И вот это случилось, предупреждённая заранее Дождинка юркнула за стену! ...Но нет, пассажирский корпус был пустой. Впрочем, в нём губка.
Подсоединённая к белуну массового воздействия, она выдала совсем короткую информацию, что это рейс в дом девушки.
- Изольда! - Крикнул Семаргл. - Это за тобой!
«Изольда», поняв в чём дело, вынырнула и, почти на цыпочках, стала красться к корпусу. Но Семаргл в раз всё передумал. Он сделал ей останавливающий жест, и потом также жестами показал, что сначала переместится он. Дождинка его не сразу поняла, но он задействовал всю возможную мимику, показывая, что будет лучше, если она попадёт сразу на его земной этаж, а не в чужую квартиру. Но одну фразу всё же сказать было можно:
- Когда войдёшь в корпус, не касайся его стен, это может быть неприятным.
И Семаргл надел свою шапочку и сделал первый шаг домой.
Остановка. Похоже - Юпитер. Боковые стены немного помигали. А правду ли сказала Джия? Тётя - то не совсем однозначная... Но нет, чувствуется скорость, значит, уже бурим матушку - Землю.
Он спокойно вышел в открывшуюся стенку. ...Грязноватая квартирка. За столом целая компания. Что делать Семаргл знал: змейка быстро подтянулась к застольщикам, неся в себе пожелание хозяина «забудьте!». И хотя явно лишённые интеллекта личности по очереди порывались ринуться за ним вслед, жёлтая ленточка делала своё дело, и Семаргл спокойно вышел и из квартиры, и из дома.
Пешком до своего этажа далековато. Отвык от цивилизации, шумно, как - то здесь. Но, наконец - то: опять на меня все натыкаются! Как мне этого там не хватало...
Ну вот, мой этаж уже вблизи. Сколько близнецов у него по космосу?
Дождинка уже была здесь, она переходила от окна к окну и очень внимательно всё рассматривала. Далее, трудно определить, что случилось раньше: то ли когда Семаргл подхватил её на руки, то ли когда она повисла на его шее.
Вдруг появилась открытая дверь магнитного корпуса! Что такое?! Неужели распознали подлог? Но корпуса созданы только перемещать своих, из Курортного пространства! Существа, живущие в атмосферах, для них все на одно лицо! Семаргл решительно шагнул в магнитный корпус и завис в нём: пусть забирает меня, её я не отдам! Но дверь почему - то не закрывалась.
А на нижней плоскости что - то разбросано... Это что, нам посылка? Кто такой добрый...
Магнитный корпус доставил ему то, что до этого было прислано на дождинкину планету в деревянном ящике, так удивившим, впоследствии, местных. Семаргл молча освободил магнитный грузовик, чтобы случайно не произнести ключевых для него понятий, после чего неожиданный гость исчез.
Ранее белуна на его этаже не стало, теперь же их целых два. И самопланов у него теперь два, вернее, у нас: Дождинке - то надо на
чём - то летать. Но какой из белунов консультант? Выручила Дождика, указавшая на один из приборов - близнецов и, как выяснилось, безошибочно. Консультанта и подключили.
- Белун, а кто загружал магнитный корпус?
- Я и загружал. Пришёл транспортный с губкой, а в губке только указание отправить всё ранее присланное тебе.
- А себя как загрузил? Без питания - то?
- Отключил себя на малой высоте и, как видите, упал без повреждений.
- Тебе предстоит трудная задача: обучить Дождинку языку. Не всё же время ей с переводчиком ходить, когда - нибудь это да раскроется.
- Научу. Но только и ты сам подключайся.
- Дождинка, слышала? Каждый день, по часу. ...С самопланом справишься? Полетели, сначала к моему брату, затем на полигон... Что такое полигон? Ну вот и увидишь.

* * *

Трансляция подходила к окончанию. Ведущий репортаж сделал паузу, чтобы зрители могли услышать официальную часть, и, без комментариев, посмотреть церемонию награждения.
- Золотой медалью победителя Открытого чемпионата по спортивной акробатике среди женщин... награждается... Даша Корнева!
Чемпионка склонила голову, и медаль засияла у неё на груди.
- Серебряной медалью за второе место...
В это время оператор трансляции включил камеру обзора трибун, показав крупным планом какого - то молодого человека.
- Уважаемые зрители, вы, возможно, этого человека не знаете. - Торжественно заговорил ведущий. - Это супруг нашей чемпионки. Во время соревнований, сердцем он, наверняка, выступал вместе с ней.
Камера уже показывала другое мужское лицо, достаточно немолодое.
- А это тренер Корневой!
Награждение закончено, и ведущий пересёк путь чемпионки в раздевалку:
- Даша, несколько слов для наших зрителей...
Но одновременно с ведущим чемпионку догнал и её тренер:
- Я прошу у Вас извинения, но у неё разболелся зуб. Ей сейчас просто трудно говорить. Буквально через пару минут она приведёт себя в порядок и даст интервью из раздевалки.
Чемпионка согласно закивала и, уходя, приложила руку к груди в знак извинения.
- Тогда у меня вопрос к Вам, как тренеру. Трудно было Корневу так хорошо подготовить? Ведь не секрет, что на сегодняшний день, она на голову выше подруг - соперниц, хотя, в прямом смысле, всё, скорее, наоборот.
- Я её тренирую не так давно. Но моим методикам она следует неукоснительно. Если бы ещё и не болела, то она уже сейчас могла войти в историю спорта. Хотя, возможно, всё ещё впереди, и её голубые глаза мы когда - нибудь увидим среди спортивных корифеев.
...Кстати, вот проходит её супруг. Семаргл!  ...С ней сейчас интервью проведут.
- Мы этого молодого человека зрителем уже показывали... О, появилась связь с помещением для спортсменов! Итак, Даша, уже всё в порядке? Отлично. Скажите, сколько надо тренироваться, чтобы стать чемпионкой? Это зрителем узнать не безынтересно.
- Надо просто вести спортивный образ жизни. Тогда тренировки дадутся легко, и добиться можно немалого.
- Ваш тренер сказал, что если бы Вы не болели, то могли бы достичь ещё большего. А разве чемпионки болеют.
- В спорте такие же люди. Я родом из другой местности и никак не привыкну к здешнему климату. Но тренировки я почти никогда не пропускала.
- А откуда Вы родом, если не секрет?
- Это не секрет, но вряд ли зрители хоть что - то слышали о моём селе. Могу только сказать, что оно очень далеко.
- К сожалению, наш репортаж подходит к завершению. Напоследок, вопрос о ваших планах. Следующий чемпионат сможете выиграть?
- Именно следующий вряд ли.
- Почему?
- Хочу испытать радость материнства.
- Тогда Вам двойной удачи! Дорогие зрители, это было экспресс - интервью с победительницей Открытого чемпионата по спортивной акробатике Дашей Корневой!

* * *

Семаргл внимательно рассматривал золотую медаль:
- Тяжёлая. За второе и третьи места награждают металлами полегче.
- Ты думаешь, что я их в руках не держала? Но лучше бы меня наградили художественно выгравированной медалью из дерева... А! Все равно, ты названия этого дерева не знаешь, не растёт оно у вас. - Дождинка не по - чемпионски почему - то грустила. - У вас тут много чего нет. Вот, как ты жил в таких условиях?
- В наших условиях - лучше. Ещё привыкнешь. Когда без переводчика говорить - то начнёшь? А то, зуб заболел... Тренер - то тебя покрывает. Я, в своё время, ему сказал, что это у тебя речевой аппарат для немых, он и поверил.
- Вот мне и не нравится, что я здесь вру всё больше и больше.
К новоиспечённой чемпионке пришли Пересвет и его неразлучные друзья. Принесли цветы, сделали видео на память. Во время торжественных поздравлений говорится много рутинного и даже необязательного, но, по привычке, на такие шероховатости и не обращают внимания. Не обратил внимания и Семаргл, снимавший чемпионку с гостями, что Боян, исконный друг Пересвета, как - то странно посмотрел на голову Дождинки, а именно в волосах та прятала свой переводчик. Друзей Пересвета он знал с детства и не провожал их. Семаргл не видел, что уходившие как - то кратко перешёптываются, оглядываясь на Дождинку.
Несколько дней спустя Дождинка, уже по традиции, репетировала с белуном русскую речь без применения переводчика. Понимала она уже практически всё, но вот произнести согласные звуки, без искажения, пока составляло трудность. Услышав шаги вошедшего она попробовала выговорить:
- Тьи чьо такь риано?
- Я возьму твой переводчик. Аппарат требует ухода за ним. Вечером принесу назад.
Она оглянулась на знакомую шапочку у дальней стены и рукой показала туда, где лежал её переводчик.
С полигона Семаргл вернулся в обычное для себя время. Обняв супругу, он спросил:
- Что у тебя живот не растёт? Вроде бы уже пора.
- Аа тьи риажаль?
- Надевай свой переводчик, а то мы так не договоримся. Я не только не рожал, но и сам в утробе матери не был. Помнишь, я тебе рассказывал, как всё было?
Вмешался белун:
- Семаргл, её переводчик забрал Пересвет.
- Как? И вы отдали? - Семаргл отдал Дождинке свой аппарат. - Зачем же ты отдала? Как это произошло?
- Я думала, это ты... Твой брат шапочку не носит. А шапочка была... Теперь уже не знаю, на ком из вас.
- Белун, ну а ты - то, что молчал?
- Я не вмешиваюсь, без указаний на такое.
- Соедини меня с Пересветом.
- ...Брат, ты был сегодня у меня? Ведь только ты имеешь возможность сам сюда войти.
- Семаргл, а ты хоть сам знаешь, что женат на инопланетянке?
- Да что ты говоришь... Даша иностранка, русский язык ей не родной. И ей нужен аппарат - переводчик. Отдавай, и быстро.
- Так у меня его забрали. Это была идея Бояна, они там, в своей академии, аналогичное создают. Спектральный анализ провели: больше половины элементов вообще неземные, а схемы в аппарате такие, что нам ещё и не снились. Теперь там все на ногах. Да и наверно уже не только там. ...Пусть твоя Даша, что - нибудь по - русски скажет, без переводчика.
- Скажу, что ты животное. Люди не воруют. - Спокойно и чётко произнесла Дождинка.
- Тогда, я ничего не понимаю... Постой, Семаргл, а может у неё запасной есть? ...Ты, брат, с ней поаккуратнее. Что у них там на уме...
- Белун, выключи его! - Гаркнул Семаргл, потом он нежно обнял Дождинку. - Права ты, и как я здесь жил...
Утром белун - консультант сообщил не самую лучшую новость: то, что Даша Корнева является инопланетянкой, узнали уже многие, и интерес к такому факту растёт чуть ли не поминутно.
- Ничего, я разубежу тех, кто будет приближаться. Стоп. А у нас же есть белун массового воздействия! Сейчас соберу его и он сможет сделать такую информацию вполне естественной.
- Он проводит такие операции только по распоряжению представителей Курортного пространства или его филиалов. - Последовал ответ консультанта.
Дождинка подошла к телескопу и заглянула в него:
- Эеа, а мою звезду я в него увижу?
- Нет, она слишком далеко.
- Странно... Мы так быстро добрались сюда...
Улетая на полигон, Семаргл обратил внимание на два самоплана, подозрительно круживших возле этажа. Так. В отличие от «чудища», мне указания с Курорта не требуются... И его змейка сделала своё дело: двое любопытных забыли зачем прилетали. ...Вот только кто им адрес дал? Неужели, опять эта троица?
О свежей новости, расползающейся по информационному полю, на полигоне знал уже и его коллега Аскольд.
- Семаргл, это правда или «правда как всегда»?
- Аскольд, ты её видел. Она очень похожа на зелёного человечка?
- Ростом, отдалённо смахивает... Шучу, конечно, Семаргл. Но я хочу тебе сказать другую вещь, о которой ты, может, и не ведаешь. Когда ты был в отпуске, металлический аргон, ну просто «не шёл». То ли плазма температуру не держала, то ли газ захватывал примеси... Целая беда была. И вот, ты возвращаешься... И всё! Сам видишь, идёт как по маслу! Начальник полигона заинтересовался этим, кажется, всерьёз.
- Ну вот, теперь и я инопланетянин. Одно к одному.
- Не горячись. Просто, может, у тебя есть какое - то поле, о котором ты и сам не знаешь. И ещё, с тобой все так и пытаются столкнуться. Этим наш начальник тоже заинтересовался.
- О дополнительном поле технологический белун бы сказал.
- Это, смотря каковы параметры поля.
На производственное время их разговор прервался, но, ближе к перерыву, Семаргл с серьёзным лицом вновь подошёл к коллеге:
- Аскольд, моя Даша в положении. Если разносящаяся глупость зайдёт далеко, поможешь здесь её спрятать?
- Не вопрос. Я даже знаю где.
Новость о Корневой - инопланетянке расползлась по тем ушам, обладатели которых проявляли к данной теме интерес. Но сильно такое привлекает не всех. Также, далеко не все интересуются спортивной акробатикой, и, для большинства, Даша Корнева просто фигурант информационного поля, о достоверности которого не язвил только спящий. Поэтому, события с её переводчиком, в основном, вылились в неудобство общения: один переводчик на троих (третий - белун). Появлявшихся же, периодически, возле этажа радостных гостей, Семаргл методически «отстреливал» своей змейкой.
Но вот на полигоне... Наступил день, когда Семаргл, следя за работой реактора, вдруг получил толчок в спину. Не слишком ли глупые шутки рядом со столь серьёзным оборудованием? Прошедший мимо человек глупым совсем не выглядел. И кто это?
- У Вас есть пропуск? - Поинтересовался Семаргл, хотя иначе этот человек появиться здесь просто не мог.
Назвав Семаргла по фамилии, незнакомец попросил согласия пройти мимо него ещё раз. Стало всё ясно: решили выяснить причину потери равновесия при встрече со мной.
- Не надо меня толкать на плазменный реактор. Что Вы действительно хотите и, главное, кто Вы?
- Я врач, профессор нейрологии. А что я хочу, вернее, что хочет наука, Вы уже в процессе моего ответа, уверен, стали понимать.

* * *

Вроде бы, Семаргл никого не трогал... На полигоне его ценили, несмотря на его молодость, личная жизнь нежданно наладилась, не столь далёк день, когда станет отцом... Но вот - слишком пристальный взгляд, и перевернулось практически всё...
Сначала светила от науки захлёбывались в аргументах, лишь бы уложить его на всестороннее обследование. Затем появились сверхвнимательные лица, вычислившие, что информация о дате и месте рождения Даши Корневой поступила не из прямых источников, а была кем - то «подсказана». Следуя по цепочке, к таким же выводам пришли и при анализе информации о рождении самого Семаргла. ...«И кто же вы, молодые люди?» - такой вопрос постепенно стал привычным, и задавали его люди с серьёзными лицами.
В прошлые века Семарглу и Дождинке такое обернулось бы куда более суровыми проблемами. Но на дворе двадцать третий век, проблемы, всё же, помягче... Только, намного ли?
То, что нет никаких сведений о том, что «молодые люди» рождены в какой - либо части земной суши, уже было доказано. Но в этаж, к счастью, никто не пытался ворваться, но если бы такое произошло, то проблем бы только прибавилось: белунов такого типа на Земле придумать ещё не успели. Однако, внешнюю связь его белуну ограничили, обоим ограничили возможность покидать этаж, а начальник полигона предоставил Семарглу бессрочный отпуск, хотя было ясно, что это не по собственной воле.
Давление, может и сравнительно мягкое, сводилось к единому - Семарглу надо пройти всестороннее медицинское обследование, которое может привести даже к открытиям.
- Белун, подскажи, и что теперь делать?
- Обследуйся. Тебя же не распотрошат. ...Надеюсь.
- Вот утешил!
- Эеа, вот ты был у нас... Все знали, что ты не наш... И что? А у вас почему не так?
- У нас, во всём поиск. Всем до всего дело. ...Белун, а ты связь с координатором поддерживаешь?
- Только по его воле.
- ...Помнишь, на дождинкиной планете, ты мне эпизод показывал с Земли? Ну, где Пересвет в моём этаже?
- Помнишь... Я не умею забывать сам.
- Попробуй этот эпизод отправить в Юпитер. Может, там поймут, что здесь проблемы.
- По - моему, такое слишком тонко. Да и кому это ещё попадёт... И попадёт ли вообще? Мой дополнительный код связи могли и заблокировать.
- Все равно, пробуй!
Белун начал мигать индикаторами, а Семаргл внимательно на них смотрел, будто бы понимал что - нибудь в этом. Дождинка же, повернувшись к Семарглу, смотрела на него, что называется, в упор. Наконец, чувствуя, отсутствие внимания к своему взгляду, она произнесла:
- Эеа, а вы с аппаратом, не слишком всё усложняете? Надо просто белуну записать наше обращение о помощи и постараться передать туда.
Семаргл словно очнулся:
- Дождиночка, там существа серьёзные. Как они отнесутся к тому, что ты здесь, на нашей Земле? Кроме этого, а я обучался у них по таким вопросам, любой материал, даже на электронном уровне, передаваемый магнитными корпусами в обход гравитаций, у них регистрируется. А то, о чём сейчас ты говоришь, будет не по их правилам. Они, хотя такого никогда не говорят, но равными себе нас не считают. Даже меня, не рождённого на ставшей мне родной планете, а искусственно собранного у них... Да я тебе об этом рассказывал.
Наконец, белун перестал тужиться.
- Ну как, получилось?
- Этого не знаю. Всё, что требуется, произвёл. А дальше, как повезёт. По логике, должны обратить внимание. Вопрос - когда? И как ещё поймут...
- Белун, у меня щекотливый вопрос: тебя сильно ограничили во внешней связи. А связи с Юпитером это не коснулось?
- Здесь такое местным не по зубам. Не знают, что на самом деле возможно, и, как выясняется, хорошо, что не знают.
- Аскольд, коллега по работе, обещал, в случае больших проблем, нас спрятать. Как ты думаешь, к нему сто́ит обратиться? Я его знаю, у него бы получилось.
- Подумай сам. На улице вы под контролем. Раз в день мне разрешено кого - либо вызвать, так это тоже фиксируется. Так ли вам плохо сейчас?
- То ли ещё будет...
- Если из Юпитера до завтра не последует реакции, снова пошлю этот же ролик. А потом, можно будет и почаще. Не возражаешь?
- Ты у меня умный, консультант. Вроде, как отец.
- ...А вот, как твои официальные отец и мама отреагировали на новую, для них, информацию о тебе, этого Семарглу лучше не знать.
- Наверно, ты и в этом прав...

* * *

Прошло четыре дня. Круг вокруг молодой пары, неизвестного совсем происхождения постепенно сжимался. Теперь, чтобы выбраться на улицу или получить продукты надо было подробно изъясниться. Но вот ночью их разбудил белун, и Семаргл увидел открытую стенку пустого магнитного корпуса.
- Семаргл, это транспортный корпус. Губки у нас есть, отправь сообщение. ...То, какое тогда тебе предлагала Дождинка.
И Семаргл отправил. Дождинку он, на всякий случай не снимал, но о ней в послании, всё же, упомянул. Рассказав о ситуации, он попросил помощи. При этом, выход из положения Семарглу виделся простым. Раз его змейкой такого количества людей разубедить невозможно, тем более, когда они, к тому же, на официальном посту. И более того, теперь «работать» змейкой означает навести на себя последствия, связанные с наказанием. Однако, если дать команду из Юпитера аппарату массового воздействия о наведении порядка вокруг нас двоих, использовав такую же губку, то всё станет на свои места. Такие действия Семарглу хорошо знакомы, А далее - готов к новым заданиям, если они потребуются.
Послание отправлено, можно теперь досматривать уже весёлые сны!
Семаргл уже давно знал, что имитация земной детской губки для того и создана, чтобы можно было совершать срочные действия вне «осени в одиночестве». Только вот грузовой магнитный корпус с приказом в губке, почему - то, явно запаздывал. Зато за этажом события развивались по восходящей. Сначала его белуну пришлось мямлить страшилки, что в мозге Семаргла есть опухоль, что она инфекционна, а сам её носитель подлежит принудительной госпитализации. Причём аналогичная чушь звучала почти весь день. Выходить на улицу теперь стало просто опасно. А, к вечеру, появился человек, с прибором, который в просторечии именовали «семейный друг». Он улавливал очень тонкие излучения и, фактически, позволял видеть сквозь, даже защищённые, стены. Такой прибор нельзя приобрести без специального разрешения, но атакующим Семаргла и Дождинку формальности проблем не создавали.
Ладно, пусть полюбуется на нас до ночи. А перед сном, учитывая, что он один, я его своей змейкой и прогоню. Ночью никто разбираться не станет. Будет тот случай, когда меня ещё поймать надо... Но где же магнитный корпус?
Среди ночи Семаргл проснулся от какого - то толчка... Дождинка! Рядом её не было!
- В Юпитере твоя суженая, Семаргл. Видимо, «осень в одиночестве» пришла. - Белун говорил с грустной интонацией. - Через несколько минут и тебя подхватят. А сам я разговариваю в последний раз.
- Почему?
- Я был создан для тебя, а теперь...
- Но что за глупость! Почему нельзя было сделать так, как я просил!
- Это ты у координатора спроси. Любимым тобой землянам, я не должен достаться. Во мне заложено самоуничтожение...
Возможно, белун недоговорил. Пассажирский магнитный корпус, резко обозначил себя и, в какие - то секунды втянул в себя Семаргла! Всё!
...Немного подзабытая веранда с очень высоким потолком. Дождинка стоит рядом с возвышающимся над ней «ОДГ», и они, через его переводчик, о чём - то разговаривают. Но увидев Семаргла, она бросилась к нему на шею:
- Ну что, Эеа, не судьба нам жить на твоей Земле. Полетели на нашу!
Семаргл, глядя на «ОДГ», только развёл руками:
- Координатор! Вы же получили моё послание. Почему нельзя было сделать так, как я просил?! Это же было бы куда проще и естественней!
- Проще? - «ОДГ» переспросил с долей удивления. - А сколько энергии надо затратить на массовое воздействие? Одно дело, ремонт звезды, после чего обитаемые планеты начинают приносить нам пользу.
Другое дело, ваш случай... Не повезло вам. А ты раз в год сможешь посещать свою Землю, но как турист. Тогда для тебя это станет загранпоездкой, за границу галактики...
- Вот, вы, курортные люди, смеяться не умеете, а всё же смеётесь. Я же на дождинкиной планете сосем лишний! Работал на вас... Для вас! И вот благодарность!
- А у тебя другие реальные предложения есть? Можешь считать, что ты зачислен в наш, юпитерский, штат. Не столь далеко от солнечной системы, одна планета сошла с орбиты и теперь влияет на климат обитаемых участков. Ты представляешь планету с семью спутниками, которые все заселены вашим видом людей? Так что скоро тебе предстоит туда командировка...
- А не рабский ли, такой труд?
- Не рабский. Помни, что ты создан здесь и именно для таких целей.
А на Землю твоей супруги, мы и белун для тебя подкинем, правда, не столь мощный. ...И самоплан. ...И может, что - то ещё, по необходимости. То, что произошло на твоей Земле, на её Земле не случится. В беде мы тебя не бросим, если только ты сам её не накличешь.
Открылась панель следующего магнитного корпуса. Это за Дождинкой... Всё, она уже у себя...
- Координатор, так пространство, всё - таки, есть, или же это просто всеобщий гипноз?
- Это откуда смотреть. Пространство, конечно, есть. Но есть и тоненькая, по вселенским меркам, нить, соединяющая центры космических объектов с нулевой гравитацией. И вот эта нить не знает пространства. ...Кстати, до нас дошёл твой вопрос о схожести моды на планете твоей супруги и у вас, но, только, много лет назад. Так вот, очень давно, кто - то из наших людей, вывез несколько семейных пар из вашей планеты на новую, где до этого были только животные. А там оказалось так хорошо, что ничего менять просто не было смысла. ...Так, не заставляй корпус себя ждать! До встречи!
Запасная точка, знаковый сарай... Следовательно, Дождинка прибыла в пещеру. ...А шапочку, второпях, не захватил! Хотя на обезьян жёлтая змейка вряд ли подействует. Стоять и ждать? Как - то, не по - мужски...
Он уже начал искать какой - либо сломанный сук, чтобы был поувесистей, но тут из леса появилась, явно счастливая Дождинка.
- Эеа, а это тебе.
- Переводчик! А я и забыл, что у меня его нет...
- Это координатор мне дал для тебя.
- Он как отреагировал, что вместо Изольды на Земле оказалась ты?
- Никак. Мы хорошо разговаривали. А Жёрдочку назад, на твою Землю, они требовать не будут. Это потому, что здесь ей будет даже лучше. Но одним он меня расстроил.
- Это чем же?
- Он сказал... Он сказал, что у меня в животе двойня... И как теперь быть?
- А говоришь, что у вас всё идеально. Предрассудки - то надо выбросить!
- Но правда, у нас все женщины всегда рожали только по одному ребёнку. А вот животные...
- А на Земле и троих, бывает, осиливают...
- Эеа, здесь тоже земля. Говори про свою звезду «на нашей Земле».
- Кажется, знаю, чем буду здесь заниматься: буду дальше просвещать тебя. Будешь различать звезду и планету... Стоп! А тебе со мной в командировки, координатор отправляться не предлагал?
- Предлагал.
- Так что ж ты молчишь?!
- Он предлагал, но только на тот случай, если будут требоваться двое, он и она.
- По логике, такое будет требоваться чаще всего.
Семаргл поднял глаза на белое небо над бегущими тучками:
- Конечно, звёзд здесь никто уже не увидит... Не будут они вас искушать собой... Но тебе теперь о них знать просто нужно.
Дождинка, на какое - то время, впала в задумчивость. Но, потом, всё же, повеселела:
- Будь, что будет. Я же теперь дворянка, значит, у нас скоро будет особняк. К дворянам в их личную жизнь не заглядывают. Рожу, и скрою, что двое. Твоя Земля врать - то меня научила.
- А знаешь, что плохо? Что ты свою золотую медаль не захватила. Всё же, дополнительная честь...
- Нет. Никакой потери в этом нет. У вас, из - за полюбившихся металлов, всё нехорошее и происходит. А у нас, может, и полезных ископаемых - то нет... Эеа, я сейчас правильно это назвала?
До села, они шли обнявшись. Но в селе, их руки опустились. Нельзя навязывать этикет, принесённый из другой галактики...

* * *

Новость, что Даша Корнева, оказалась простой преступницей заполонила информационное поле. Оказалось, что если бы она была инопланетянкой, такое вызывало намного меньший интерес, а вот преступница! Подробности о том, как она со своим мужем, устроили взрыв в жилом небоскрёбе лезли, что называется, из всех щелей. Правда, информация о том, что преступников ищут, почему - то отсутствовала. ...Или почти отсутствовала. Снимки полностью сгоревшего последнего этажа небоскрёба просматривались даже детьми, хотя такая информация детям не предназначалась.
Федерация спортивной акробатики назначила повторное вручение наград по итогам Открытого чемпионата. Золотая медаль была вручена спортсменке, занявшей второе место.
Пересвет, Боян и Мила, смотревшие церемонию повторного награждения в белуне, выглядели раздосадованными. Девушка, получившая золото, была просто счастлива, но в пространном своём интервью, ни разу не упомянула Дашу Корневу.
- Пересвет, ты лучше знаешь своего брата. - Из всех троих, Мила, пожалуй, была больше всех расстроена. - А мог он покончить с собой? Ведь их так прижали...
- Не брат он мне, как выяснилось.
- И всё же?
- Чужая душа... Нелюдимый он какой - то. Думаю, всё же, их спрятал тот Аскольд. Семаргл его упоминал, а белун - то его прослушивался.
- Плохо, что мы все к этому событию имеем отношение. - Боян, для убедительности, покачал головой. - С нас всё началось. Но, кто же знал! Вы - то со мной согласны, что событие раздуто, но совершенно в кривом направлении?
- Ты про то, что этажом ниже никто даже не проснулся? - Мила, хоть и была его сестрой, но соглашалась с ним не часто. - Горение и даже взрыв, могут быть и бесшумными.
- А какая же была температура у этого горения, если выгорело абсолютно всё! Даже то, что не может гореть. Вот только чёрные стены почему - то остались, а этажом ниже - даже никакой царапинки!
- Но, откуда у тебя такие подробности - то?
- Давай смотреть. Есть интервью соседа снизу.
Пожилой дядечка в интервью явно занимался самолюбованием. О Семаргле отзывался только плохо, но при увеличении фона, куда попадал и его потолок, виднелась только паутина, никаких признаков пожара вверху видно не было.
- Пожалуйста! Я зря говорить не буду.
- Ну, и твоя версия?
- Версии нет... Тут или, действительно, Аскольд, или... Даша Корнева где - то же таким переводчиком обзавелась?
- Я хоть и говорил Семарглу, что его жена инопланетянка, но это, вобщем - то, под твоим влиянием. Но ты, за свою жизнь, хоть одного инопланетянина видел? - С явным скепсисом переспросил Бояна Пересвет.
- Ночью и родную маму можно не разглядеть...
В информационные поля немного просачивалось и то, что коллега Семаргла по полигону, Аскольд, проверяется на возможную его причастность к взрыву на последнем этаже, уже ставшего известным, того самого небоскрёба...






Cвидетельство о публикации 585836 © Йольз Джангерс 01.05.20 18:59