• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

НОЧНАЯ ПОПУТЧИЦА.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста


Возвращаясь поздно ночью домой от своей женщины, живущей на юго-западной окраине города, я бодро шёл домой пешком, уже не надеясь на городской транспорт. Время от времени я оборачивался и посматривал на дорогу, ведущую от аэропорта, когда вдруг увидел одинокий глазок такси, наполнивший мою душу радостью и надеждой, добраться до домашнего уюта и тепла за считанные минуты, а не после изнурительного полутора, а, может быть, даже и двухчасового пешеходного путешествия по заснеженной трассе.
Наконец, такси поравнялось со мной и притормозило. Мордастенькая физиономия водителя высунулась из машины.
– В город? – поинтересовалась физиономия.
– Да-да! В город! – я распахнул дверцу шире и сел на переднее сиденье. Устроившись поудобнее, оглянулся и увидел, что на заднем сиденье восседало ещё двое мужчин в синтепоновых то ли куртках, то ли пальто, впрочем, рассмотреть я, как следует, не успел.
– Здравствуйте, – поприветствовал их и отвернулся.
– Здрасте, – был одиночный ответ, сказанный мне в затылок. Вторым мужчиной в синтепоне, стало быть, я ответом не удосужился. – Ну и Бог с ним, – подумалось мне.
Слегка вьюжило, временами образуя маленькие вихри, напоминающие в миниатюре по форме и виду американские торнадо. Очередное снежное завихрение рассеялось по дороге и пешеходному тротуару с правой стороны, открыв обзор пассажирам такси на высокую женскую фигуру, двигающуюся нетвёрдой шаткой походкой в направлении города.
– Ещё одна заблудшая душа, – подумалось мне, а водитель прибавил газу, быстро нагнал женщину и затормозил, поравнявшись с ней. Дамочку внезапное появление такси настолько озадачило, что она, было, попятилась от него, но быстро сообразив, какие значительные преимущества имеет пусть и старенькая «Волга Газ-24» перед пешим ночным утомительным переходом, прилично нагрузившись спиртными напитками в весёлой и шумной компании. Да, конечно, надо было остаться у нового знакомого, но грубость хозяина, нахально лапающего гостью и, буквально матерясь, уговаривающего её сделать "это", погнала тридцатичетырёхлетнюю порядком захмелевшую женщину в ночь.
– Девушка, одно место мы специально приберегли для вас! – один из мужчин, сидевший на заднем сиденье, вылез из машины и радушно распахнул дверцу перед пошатывающейся женщиной, которая на поверку оказалась гораздо выше ростом любезного говорливого угодника. – Прошу! – и стал помогать ей садиться в такси сначала под локоть, потом под попку, наконец, залез следом за дамочкой сам. Симпатичная женщина, то похохатывая, то повизгивая, оказалась зажатой между двумя подёрнутыми сединой мужиками, которые пока ещё вели себя прилично, пытались, как могли, острить и рук своих нахальных не распускали. Когда в салоне горел свет, я через зеркало водителя успел рассмотреть её лицо, и сразу же узнал в попутчице высокую стройную девочку из нашей спортшколы. Она занималась на отделении баскетбола среди таких же рослых и даже высоченных девиц четырнадцати-пятнадцати лет. Ни имени, ни фамилии её я так и не вспомнил. Всё-таки боксёры с игровиками встречались только летом в спортлагере, и тесного общения между нами никакого не было на протяжении всего учебного года, да и не могло быть: поскольку боксёры были мальчишками мелкими и рослых баскетболисток, «холудин» и «дылд», откровенно стеснялись. Потом, знаю из городских газет и местного телевидения, эту девочку пригласили сначала в нашу городскую команду мастеров, а затем и в Москву. Больше она не попадала в поле моего внимания порядка двадцати лет. И вот судьбе было угодно нам снова встретиться в нашем старинном городе.
Машина тронулась, и мы поехали по ночной пустынной трассе, которой пользовались все горожане, кому по разным надобностям нужно было в районы Юго-Запада города или Аэропорта. Наша новая попутчица о чём-то стала весело болтать с сидящими по обе стороны от нее мужичками, а те рьяно пытались веселить ее, рассказывая похабные анекдоты с матерком и всевозможными сальностями. Все, включая и водителя, громко принимались хохотать по поводу очередного перла рассказчиков. Довольно быстро под разговоры и смех компания вместе с шофёром, исключая меня, принципиально непьющего и некурящего, распила трёхсотграммовую бутылочку водочки. И весёлое ночное дорожное путешествие приобрело дополнительный импульс. Впрочем, и подвыпившей попутчице атмосфера тепла и веселья, было видно, пришлась явно по душе, и её высокий голос звучал звонче всех. Я перевалился на левую сторону, скосив глаза на заднее сиденье, и увидел, что полушубок нашей «холудины» расстёгнут, полы его распахнуты, платье на ней было очень коротко, задрано и смялось. Голые места ляжек между атласными бледно-розовыми панталонами и шерстяными ажурной вязки чулками, как магнитом, притягивали взгляды мужиков и водителя, который то и дело вертел голову на своих пассажиров заднего сиденья.
– Дядечка, на дорогу смотри, а то в аварию попадешь! Угробишь нас всех! – снова смех по поводу реплики и некрепкого подзатыльника, которым женщина наградила водителя.
– Какой же я тебе дядечка, холудина километровая?! – балагурил таксист.
– А кто же ты, тётечка, что ли? – спросила женщина, насмехаясь над ним. Она сидела и совершенно не замечала, что ее юбка, которая и так была намного выше колен, из-за ерзанья и самых различных телодвижений еще больше задралась, открыв её длинные ноги и всё ещё крепкие бедра, уже года три не сталкивающихся ни с какими накачками, тренировками или играми.
Я отвернулся, перевалившись на правую сторону, и привалился боком к дверце, закрыл глаза, пытаясь подремать.
– Не фиг, обзываться, когда одна против четверых! – пробубнил мне в затылок таксист.
– И что с того, что четверо, не поняла? – продолжала насмешничать женщина.
– Рискованно! Трахнуть могут, поняла, дылда валяная?! – ехидный голос таксиста выдал его довольство своей пошлой откровенно грубой репликой.
– Как это, валяная?.. – с недоумением в голосе спросила наша веселившаяся попутчица.
– А вот отваляем тебя вчетвером, тогда и узнаешь, малышка, почём фунт лиха! – водитель весело и зло одновременно заржал, как дикая лошадь.
– Эй, водила, чего пугаешь нашу попутчицу зря?! – с угрозой раздался голос за моей спиной. – Никто её не обидит, пока она под нашей защитой! Понял, ты-и, таксомотор хренов? А-а? – угроза была подкреплена звучной ухмылкой.
– Да понял-понял, – прозвучал недовольный ответ мордастого шофёра.
В салоне такси стало непривычно тихо. На заднем сиденье изредка вполголоса завязывался какой-то диалог, но я не вслушивался, а из разрозненных слов, долетавших до моего слуха, общая тема разговора в моём мозгу не складывалась абсолютно. Я провалился в какую-то странную дремоту, но мне казалось, что я не сплю, всё вижу и всё-всё-всё прекрасно слышу.
Такси резко дёрнулось и встало. Я открыл глаза и увидел перед своим носом рожу нашего таксиста.
– Чё, приехали? – спросил я его.
– Ты спи-спи, не обращай внимания. Это так… встали мы… просто, – излучающая угрозу харя надвинулась ещё ближе и попыталась меня придавить, не давая возможности приподняться на сиденье. Я отодвинул его от себя, резко выпрямился и стал озираться, пытаясь в окнах машины увидеть и узнать место, где мы остановились. Глаза мои, наконец, сконцентрировались на пассажирах, сидящих сзади. Наша «Волжанка» стояла рядом с уличным фонарём, поэтому я довольно быстро приспособился всех различать и даже видеть достаточно ясно детали их одежды. Сначала мне даже не пришло в голову, что мужик, сидящей с левой стороны от нашей попутчицы грубо держит её за волосы одной рукой, а другой – с силой прижимает её лицо к своему паху. Женщина беззвучно билась в его лапах, пытаясь вырваться, а второй мужик справа, задрав до пояса её платьишко, чего-то там шурудил под ним своими ручонками. Вот тут, наконец-то, меня и пронзила мысль: – Да они её трахнуть хотят!
– Эй, мужчины, вы что делаете?! – крикнул я грубовато, но в голосе моём всё-таки была заметна неуверенность и даже, наверное, испуг.
– Слышь, мужик, ты не лезь, давай! Сидишь себе скромно, ну и сиди, пока по сусалам не схлопотал. Ты понял меня, чудик?!
В этот момент, мужик слева, должно быть, ослабил свою хватку, и женщине удалось вырваться и высвободить свою голову. Она задыхалась, тяжело и шумно дышала, слюни висели на её бороде липкой гирляндой.
– Помогите! – пролепетала она мне с полными слёз глазами.
В моей голове сработал какой-то переключатель, и я без разговоров начал месить мордастую рожу шофёра такси. Я – природный левша, поэтому удары с правой руки получались не очень удачными, но достаточными, чтобы потрясти и испугать наглого водилу. За считанные секунды я успел нанести ему шесть или семь ударов, выдернул из гнезда зажигания ключ, мордой сильно приложил его к рулю, и вылез из машины.
– Вылезайте! – рявкнул я, выскочив из такси и широко распахнув его заднюю дверь.
– Кто? – хрипло и как-то очень неуверенно спросил меня приверженец орального секса.
– Ты, дядя! Сейчас твоя очередь, – я схватил его за отворот серого полупальто и потащил на воздух. Едва он выбрался из «Волги» и распрямился на все свои метр семьдесят или семьдесят пять, не знаю точно, сколько ему отмерила природа, я, как учил меня когда-то Анатолий Иванович, засветил ему с левой, «родной» руки, крепко сжав кулак и стараясь вращать туловище. Мужик бухнулся навзничь, смачно шмякнувшись головой о корпус машины.
В это время раскрылась задняя, дальняя от меня, дверца «Волги» и второй насильник, вывалившись из салона авто, опрометью побежал по заснеженному тротуару трассы. Я уже подумал, что этот малорослый любитель высоких женщин сможет убежать, но судьба была сегодня к нему явно не благосклонна: со страху и в спешке он не увидел границу тротуара и, взяв правее направление своего побега, завяз в рыхлом и глубоком снегу, который сваливали под небольшой откос рядом с дорогой. Я подошёл, посмотрел с презрением на эту трусливую скотину и мигом оценил, что достать его рукой будет трудновато.
– Интересно, а «холудина» сможет дотянуться?.. Хотя бы ногой? Всё-таки ноги у неё очень длинные, – размышлял я над барахтающимся в снегу пакостным мужичком.
– Зачем он вам? – услышал за спиной голос «холудины километровой», «дылды валяной».
– По идее, зло должно быть наказуемо, – ответил я с некоторым пафосом.
– Водителю вы разбили лицо и выбили два зуба, тому в сером – кажется, сломали челюсть. Может, маленького оставим в снегу? – озадачила меня ночная попутчица.
– Ведь выберется, – возразил я ей.
– Бог с ним. Не будьте кровожадны.
– Никогда не отличался кровожадностью. Всегда был спокойным и дружелюбным парнем… Не помните меня совсем?
– Смутно… – женщина сощурилась, вглядываясь в меня. – В спортлагере «Маяк», по-моему, были вместе…
– Да, точно. В «Маяке», – А вот имя ваше, уж простите, совершенно не помню.
– Надя… Надежда Баранчикова.
– Вот сказали и я сразу вспомнил! Ещё у вас есть две сестры, играли в местном «Спартаке», да?
– Играли. Но в Москву, в «Динамо» пригласили только меня.
– Ужасно подмывает спросить вас… – смущаясь, обратился я к Наде.
– Спрашивайте.
– А какой у вас всё-таки рост?
– Метр восемьдесят восемь, всего-навсего.
– Ничего себе!.. воскликнул я с присвистом
– Ни водителя, ни пассажиров нашего такси мой рост нисколько не смутил. Если б не вы, эти небольшие с виду мужички… «опустили» бы меня по полной программе, – она зло сощурилась, глядя на мужика в его снежной ловушке, который вслушивался в наш диалог разиня рот. Неожиданно Надежда резко сблизилась с ним и, махнув ногой, звезданула его носком сапога по скуластой харе. И мы пошли с ней назад, к нашему таксомотору, слыша как стонет и матерится трусоватый горе-насильник.
Эта ночная встреча случилась пять лет назад, но до сих пор мы живём вместе с Баранчиковой Надей, нисколько не смущаясь восьмисантиметровой разницы в росте. У нас родились уже две длинненькие девочки. Думаю, со временем, они подрастут и тоже, как и их мама, станут играть, как говорят баскетбольные комментаторы, в лучшую игру с мячом. На что я имею привычку всегда добавлять – в зале. Кстати многие мои товарищи боксёры, как бывшие, так и действующие, считают, подобно мне, лучшей игрой с мячом – только футбол. Ну а баскетбол?.. Конечно, нет.
Но мне всё-таки очень нравится смотреть, как моя высоченная жена, трясясь от напряжения, подгибает ноги, чтобы соответствовать моему ростовому габариту во время нашего с ней любовного соития. При этом я её крепко держу, и натягиваю на себя её смешной замысловатый кокон-рог, который она любит навертеть на своём темени, понуждая мою любимую «дылду» ещё больше выгибать спину и сгибать ножки.

13.04.20.
Cвидетельство о публикации 584769 © Щербединский В. В. 13.04.20 14:47

Комментарии к произведению 1 (1)

Хороший рассказ. Понравился. Пишите еще.

Спасибо, Свет.