• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Черновик

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста




Я вышел из нетей,
я пропал в лесах и полях,
Я ушёл в сырые пространства,
в глухую тоску бурелома.
Я брёл, спотыкаясь,
и пел (глупо как!): «О-ля-ля»,
А воздух скрипел, царапая глотку,
как сухая солома.

И казалось, что я на свете один,
только кляксами птиц
Было испачкано весеннее бледное небо.
Но кто же придумал, что нет в этом мире
ни лиц, ни границ,
А только молчание, полное гнева.

Напомните, где я, зачем я живой,
Куда я иду, какие ищу города,
где не буду вовек одиноким.
Но вздыбились чёрные сосны
над бедной моей головой,
И чёрные травы
хватают меня за ноги.

На выдохе выйду к окраине,
к серым башням и ржавым трамваям,
И крикну: «Я здесь, я дошёл,
позвольте к теплу прислониться...»
Но ветер забьётся, и пыльные смерчи
расскажут, как мы умираем,
И вылепят всех, кто здесь жил ,
и растают прозрачные лица.
Cвидетельство о публикации 584375 © Ян Бруштейн 06.04.20 21:58