• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Пантагрюэль и братья Караваевы

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Не сочтите рекламой

Заведения "Кулинарной лавки Братьев Караваевых" заполонили Москву. И где только не расположены: и в Мало-Афанасьевском переулке, и на Солянке, и на улице Щепкина, и на Покровке, и на Мясницкой, на Земляном валу, на Неглинной, на Большой Ордынке, на Спиридоновке, да мало ли где ещё. А лучшее из этих заведений находится на проспекте Мира. Примыкает оно к Аптекарскому огороду – бывшему когда-то Ботаническим садом МГУ. Место замечательное во всех отношениях. Прозрачные стены создают эффект безразмерности, столь ценимый адептами чревоугодия.
Многочисленные столики на два, на четыре места, разбросанные абы как, стулья, диванчики, сама обстановка – вкрадчивая как речи соблазнителя, электронная очередь, непривычная пока что в столичных едальнях и едалишках, молодые и шустрые продавцы, сменившие тёток (печальное наследие советского общепита), создают непритязательный уют и необъяснимое притяжение.

Вошёл толстячок.
Оторвал номерок у входной двери.
Встал в очередь.
Огляделся…
Две лёгкие московские бабули, засушенные до состояния гербария, ходили вдоль длинной, дугообразной витрины и выбирали "что-нибудь вкусненькое".
А кроме них в зале присутствовали:
- девушки с ноутбуками – то ли блогерши, то ли ушлые девицы, косящие под них;
- мамаша и грудничок с рюкзачком, в котором лежал запасной подгузник на всякий случай - в люди вышел как-никак киндерчонок;
- новобрачные; он - в строгом костюме с красной бабочкой, молодой, самоуверенный юноша, она – взбалмошная девица в роскошном белом платье; странно, однако, то, что они вдвоём, без свидетелей и родственников, отмечают столь значимое событие в кулинарной лавке, неприспособленной к торжественным мероприятиям; судя по суетливому и натужному поведению новобрачной, ей хотелось произвести впечатление на окружающий люд;
- женщина рыжая настолько, что ржавчина сыпалась с неё как перхоть;
- интеллигент, потерявший лоск (у нас даже интеллигенция ныне – люмпен)…
Наконец, ветхие старушки остановили выбор на тарталетках с клубникой и кофе латте, после чего сели в уголок и, шепча что-то на ушко друг дружке, принялись исподлобья рассматривать посетителей заведения.
Бравый толстячок нетерпеливо дожидался своей очереди, переминался с ноги на ногу, раздражая тем самым стоящих за ним девушек, по всей видимости студенток.
"Толстый, как бройлер", - произнесла полушёпотом одна из девушек. "Пузан", - согласилась с ней подруга.
Мальчонка-продавец выкрикнул очередной номер – пузан понял, что подошла его очередь.
- Так, - повелительным тоном сказал он продавцу, - дай-ка мне помидоры с моцарелой.
- Вы здесь будете есть или с собой возьмёте? – учтиво поинтересовался мальчонка.
- Что я носильщик с собой таскать? – недовольно пробурчал толстячок. - Здесь, конечно. Дома я давно уже не ем. Дома у меня кусок в горло не лезет – не знаю почему… Больше, больше накладывай - не жмотничай.
- Так на тарелку не умещается!
- Да что же они у вас такие маленькие? А другой посуды нету?
- Другой нет, но я могу в пластмассовый судочек положить. Они у нас вместительные. Если, конечно, вы не возражаете.
- Клади в судочек, - повелел толстячок и плотоядно, глотая слюну, уставился на мальчонку, который безмятежно расправился с весёленьким салатиком, поместив его в прозрачный пластиковый карцер. И вместе с ним за происходящим действом наблюдали все посетители, стоящие в очереди. И даже другие работники, обслуживая клиентов, искоса бросали взгляды в эту сторону.
- Теперь чукку давай, - произнёс привередливый покупатель.
- Тут немного осталось - чукка у нас пользуется спросом. Подождёте, пока принесут ещё?
- Некогда. Положи то, что есть. И соусом, соусом залей…
Так. Теперь положи салат с лососем.
- На тарелку или в судочек?
- Положи в судочек. А что у тебя ещё интересное имеется?
- Салат с грибами.
- Вкусный?
- Очень вкусный.
- А ты пробовал всё, что здесь есть? – спросил обжора.
- Всё, - ответил мальчонка.
- Пойти что ли к вам работать? – раздумчиво произнёс бройлер. - Ложку в рот себе, ложку – покупателю.
- Пантагрюэль, - шепнула одна из студенток. - "Неужели съест?" – не поверила вторая.
Но это было только начало.
- Ладно, клади креветки с соусом, - потребовал толстячок.
- Сколько?
- А сколько не жалко. – И через некоторое время остановил его: - Достаточно…
Теперь сельдерей с индейкой. Четыре ложки… Нет – пять… Ага… И ещё одну… Зелёной лазаньи с морепродуктами – столько же…
Но это всё мелочи. А что-нибудь серьёзное у вас имеете?
- А как же! – с воодушевлением ответил мальчонка. – Конечно, имеется. – И начал перечислять: карп по-еврейски, баранья нога, пекинская утка, каспийская осетрина, мраморная говядина, енисейская стерлядь…
- Енисейская?
- Енисейская.
- Дорогая?
- Три тысячи рублей штука.
- Вкусная, наверное?
- Не то слово – бесподобная. Ел бы и ел - с утра и до вечера.
- Не блазни, - сказал Пантагрюэль. – Ой, не блазни - времени у меня кот наплакал. Это, как я понимаю, готовится по заказу? Так что в другой раз…
А сейчас – дай-ка мне рыбу по-французски.
- Одну?
- Парочку. – И хохотнул. – Больше мне не съесть. А ещё курицу с арахисом в соусе Терияки… -
и, и, и… -
шашлыка три палочки, только те, на которые я укажу…
Вон ту, вон ту и вот эту…
Булочку ржаную – нет, булочки мне мало. Дай-ка хлеб с пармезаном и луком…
И на десерт… Что бы мне взять на десерт? Тирамису. А ещё сырный пудинг с клубникой.
- Целиком?
- Весь как есть – больше мне не осилить.
- Знаешь, сколько стоит этот пудинг? – спросила студентка свою подругу. - Тысяча шестьсот двадцать рублей! – "С ума сойти! – ответила девушка. - Ты посмотри сколько набрал! Вагон… нет – три вагона и маленькую тележку!"

Толстячок сел в центре зала, выгрузил судочки с подносов на стол и, выпучив глаза, смотрел на неисчислимую снедь, силясь сообразить с чего начать? "Вот и попробуй сбросить вес при моей страсти ко всему вкусненькому! – подумал он вслух. - Ах, боже мой, боже мой, диета – враг хорошему настроению!"
Студентки взяли суфле в шоколаде (одно на двоих), пили кофе и не спускали глаз с толстячка. "Проглот", - сказала одна из них и облизала ложечку. "Троглодит", - провозгласила вторая.
Служитель зала, узкоглазый узбек, вкатил пустую этажерку для грязной посуды, поставил её впритык к железобетонной колонне и некоторое время искоса наблюдал за толстячком, уминавшим съестные завалы. Потом подошёл и жестом вопросил можно ли убрать пустые пластмассовые коробки.
- Да-да, убери, - сказал троглодит, - а то я ненароком свалю всё это нагромождение на пол…
- Нравится вам наше заведение? - на прекрасном русском языке полюбопытствовал узбек.
- Очень нравится. Мне вообще нравятся просторные залы. Ненавижу тесные кафе и ресторанчики. Когда человек маленький, его тянет запрятаться куда-нибудь в серёдку. Большому человеку хочется раскинуться на два гектара…
А ещё я терпеть не могу официантов…
- Не желаете платить чаевые?
- Неужто я похож на скупердяя? – опешил толстячок. И тут же попросил: - Не в службу, а в дружбу – налей-ка сюда кипятку. – И указал на металлический чайник с откидной крышкой.

За стеклом дремал Аптекарский огород – первый ботанический сад России, основанный Петром Первым. Сгущались сумерки - ненавязчиво, вкрадчиво – точно так же, как сгущались триста лет назад. Вспыхнули уличные фонари. Смешливый свет проник сквозь прозрачные стены и многократно отразился в никелированных поверхностях кухонных принадлежностей.
Заведение давно уже покинули и новобрачные, и ветхие старушки, и язвительные студентки, и даже усидчивые блогерши сложили и унесли восвояси целомудренные гаджеты. Обширный зал заполонили новые, не менее замечательные посетители…
Толстячок откинулся на спинку стула, меланхолически бросил взгляд направо…
налево…
подозвал учтивого узбека.
- Вы до какого часа работаете, любезный? – спросил у него.
- До двадцати трёх, - ответил узкоглазый уборщик. – Кстати, у нас после девятнадцати часов действует скидка.
- И какая? – заинтересовался обжоркин.
- Двадцать процентов.
- Да что ты?! Грех не воспользоваться! - воскликнул толстячок. - Спасибо за подсказку. – И, поднявшись со стула, на удивление легко, направился к витрине замечательной лавки чудес, принадлежащей братьям Караваевым.

Послесловие.
Этот рассказ был написан в сентябре 2018 года – отлёживался, ждал своей очереди. Ныне, в разгар пандемии, откладывать публикацию нет резона – трудно сказать, как будет выглядеть сеть быстрого питания после окончания смутного времени. Выживет ли дело рук братьев Караваевых? Подождём - увидим.
Cвидетельство о публикации 584097 © Кочетков В. 01.04.20 09:26