• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Причиняй добро

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
- Вы слышали эту новость? – девушка влетела в аудиторию.

- Какую новость, мисс Смит? – под хохот студентов спросил преподаватель, продолжая стирать что-то с доски и не обращая внимание на опоздавшую.

- Простите, - смутилась девушка, потупив взгляд.

- Займите свое место и не отвлекайте других студентов, - строго скомандовал преподаватель и начал новую тему.

Девушка кивнула. Быстро прошла к группе ребят, которые о чем-то тихо шептались, шлепнулась рядом с ними. Через парту от меня.

- Вы слышали, на днях изобрели какое-то сенсационное лекарство! – начала шептать девушка достаточно громко, что бы я услышал.

- Это то, которое продляет жизнь?

- Да!

- Что, серьезно?

- Угу, и угадайте, кто спонсировал его разработку?

- Ох, это не сложно, - усмехнулся какой-то парень, - снова старик Бекер?

- Он самый!

- Это который?

- Ты о нем не слышал? Он же один из самых известных миллиардеров в мире!

- Это тот, который в прошлом месяце организовал строительство десятка приютов и детских домов?

- А до этого оплатил долги какой-то левой обанкротившейся компании?

- Да! – вскрикнула девушка слишком громко.

- Мисс Смит, я же просил не отвлекать студентов от работы, - преподаватель покачал головой.

- Простите, больше не буду, - сладко улыбнулась девушка, открыв тетрадь и взяв ручку. Мужчина покачал головой и вернулся в объяснению темы.

- Если честно, я им восхищаюсь, - прошептал какой-то парень, - этот человек за последние пятьдесят лет сделал больше для человечества, чем кто-либо другой.

- Знаешь, будь у меня столько денег, я бы тоже мог бы помогать всем направо и налево, - фыркнул другой, поправив очки.

- Дело даже не в деньгах…

- Да, кстати, я где-то читала, что он и в жизни такой… очень нравственный человек. Жена и дети от него в восторге. Он, говорят, даже соседям как-то ремонт помогал делать… Сам!

- Я слышала, он на велосипеде ездит без охраны.

- И как-то какого-то пацана тонущего спас.

- Капец, вы серьезно?

- Угу, он нем журналисты трещат двадцать четыре на семь.

- А в интернете столько фейковой информации, что непонятно, что правда, а что нет.

- Он настоящий добряк! Вот уж человек с большой буквы.

- Возможно, именно он спас нас от экологической катастрофы.

- Меня тоже мучает этот вопрос, - заметил парень в очках, - он добился в жизни небывалых высот… будучи буквально никем. У него же нет образования даже!

- На самом деле, я понятия не имею, как он стал таким богатым, будучи… хорошим. Ну, вы поняли, о чем я.

- В наше время трудно поверить, что человек, делая реально хорошие вещи, может быть настолько успешным и обеспеченным. Но, бесспорно, это великий человек, - кивнула девушка.

- Мисс Смит, мне это надоело, - преподаватель скрестил руки, - живо на первый ряд.

Девушка скривилась и поплелась вниз. Мужчина перевел взгляд на меня и на мгновение нахмурился. Вероятно, не узнал. Ну, конечно, новый студент, тихий и не общительный, сидящий на последней парте, не привлекает в себе особого внимание. До поры до времени…

- Кстати, - преподаватель улыбнулся, - вы, скорее всего, уже заметили, что в вашей группе пополнение. Мистер Бекер, встаньте, пожалуйста.

Все мгновенно повернулись на меня. Кто-то из студентов начал вращать головой, пытаясь найти этого мистера со знаменитой фамилией, но им быстро указали правильное направление. Повисла напряженная тишина. Мисс Смит как-то странно на меня посмотрела. На ее лице растянулась улыбка, от которой по спине пробежали мурашки.

На улице пели птицы и шумели автомобили. Ярко светило солнце, люди медленно прогуливались по широким тротуарам рядом с колледжем. Кто-то спешил, громко стуча по брусчатке. Рядом с окном расцвел куст сирени. Стоял конец мая.

- Всем привет, - как-то уныло произнес я, слабо улыбнувшись.


В конце дня за мной приехала машина. Едва вырвавшись из тесного круга одногруппников, распрощавшись со всеми девушками, которые то и дело норовили прыгнуть мне на колени, я поспешил в спасительный черный джип. Боги, наконец-то покой! Тонированные стекла и приятная прохлада салона.

- В чем дело? – спросил я, пристегивая ремень. Обычно я сам добирался до дома. Машину отец из принципа присылал только в каких-то экстренных ситуациях.

- Он хочет тебя видеть. Срочно.

- Хорошо, - я пожал плечами. Автомобиль тронулся.

На улице медленно темнело. За окном проносились яркие машины, фонари, светофоры, броские вывески, мелькающие экраны. Я вздохнул.

Зачем он хочет меня видеть? В последний раз мы виделись около недели назад. Он улыбался, говорил всем комплименты, открывал первым двери, подавал руки, проявлял заботу и доброжелательность при малейшей возможности. С охотой слушал о моей жизни. Дал пару каких-то советов. Тепло попрощался и уехал по делам… Как и всегда.

Мы выехали на длинный мост. По широкой реке плыл пароход. Он громко гудел, пускал дым, быстро двигался, разрезая черную холодную гладь на бурлящие волны.

Любил ли я отца? Сложный вопрос. Чертовски сложный вопрос. Все, что о нем сегодня говорили студенты, было чистой правдой. И он действительно был в этом смысле чудаком. Иногда опаздывал на работу, помогая какой-нибудь бабульке дотащить до дома ее пожитки. Иногда приносил в дом всяких щенят, котят, раненных птичек, после ниже по улице открыл приют для бездомных животных. Иногда казалось, что он из кожи вон лезет, чтобы кому-то помочь. Это было просто невероятным!

В детстве я его обожал, души в нем не чаял… Я так им гордился! Но взрослея, стал замечать то, о чем не говорилось в сми и интернете, что не афишировалось и иногда даже тщательно скрывалось. Например, тот факт, что отец и мать никогда не любили друг друга. У каждого была своя личная жизнь, и обоих это устраивало. По ночам к нашему особняку приезжали машины, разные женщины входили и выходили из раза в раз через черный вход.

Также я заметил, что основной заработок отец получал не зарплатой. Никто понятия не имел, откуда у него такие деньги. А самое удивительное, никто даже не пытался это прознать. Журналисты строили теории, плели заговоры, но реально ни один не копал под этого человека.

Кроме того было много откровенно странных вещей: в своем уже престарелом возрасте он выглядел лет на тридцать, имел хорошую физическую форму и здравый рассудок. Плюс его дата рождения постоянно смещалась вперед по календарю, но отчего-то никто никогда этого не замечал.

Эта таинственность вперемешку с невероятно доброй душой и дьявольской харизмой прельщало женщин и привлекало мужчин. Я же его боялся. Были для страха основания, определить с каждым годом становилось труднее.

Автомобиль повернул, въехал в большие ворота, сделал большой крюк вокруг сада и остановился. Кивнув в благодарность водителю, я вышел.

На небе появились первые звезды, показалась большая луна. Несмотря на прохладный ветер, было тепло. Сильно пахло сиренью и наступающей ночью. Где-то далеко лаяла собака.

Поднявшись по лестнице к большому красивому крыльцу, я вошел в дом. Стояла тишина.

Быстро скинув куртку и кроссовки, я поспешил в отцовское крыло. Матери еще не было, но это не удивляло: она всегда возвращалась очень поздно. Пройдя зал, две лестничные площадки и несколько коридоров, я оказался у кабинета отца.

- Входи, - произнес мягкий голос. Я медленно открыл дверь, вздохнул и вошел в комнату.

Он сидел в мягком богатом кресле. Курил трубку и пил коньяк. Через открытое окно слышались шелест и треск веток под сильным ветром. Вид отца удивлял: я впервые видел его таким… не идеальным.

- Что смотришь с раскрытыми глазами? – криво усмехнулся он, задымив трубкой. Я вздрогнул.

- Ой, думаешь мне так нравится вечно улыбаться, пожимать всем руки и говорить лестные слова? – отец скривился. – Если бы не желание жить в роскоши и удовольствии, я бы давно перестал маяться этой ерундой.

Вздохнув, он указал на стул поодаль. Я молча сел. Впервые мне было так страшно при виде этого человека.

- О, мой мальчик, почему ты так удивлен? – отец засмеялся. – Я думал, ты давно заметил все те странности и несостыковки, которые меня окружают. Кстати, именно об этом я хотел с тобой сегодня поговорить.

Я молчал. Неужели сегодня именно тот самый день, когда откроется правда?

- Послушай, - отец замялся, - я знаю, что все, что ты сейчас услышишь, прозвучит очень странно. Но думаю, скоро ты сам во всем убедишься.

- О чем ты? – я слабо подал голос.

- Думаю, ты понимаешь, я не всегда был так богат, - начал рассказывать мужчина, потягивая коньяк, - когда-то, много-много лет назад, я жил, не поверишь, крайне бедно. Сбежав из сиротского приюта, выживал как мог: воровал, подрабатывал по мелочи, таскал тюки и старался удержаться на плаву.

Я молча слушал историю отца. Все происходящее было каким-то нереальным: темный задымленный кабинет, освещенный только камином, открытое окно, из которого тянуло сладким запахом весны, и самый знаменитый человек, решивший отчего-то исповедаться своему сыну.

- Как-то я решил обокрасть одного барахольщика. Он был старым и не очень умным, - пожал плечами отец. Слышать такое от самого доброго в мире человека было неожиданно и отвратительно, - я прокрался к нему в дом майской ночью. Через открытое окно. Помню, комната была завалена всяким хламом. Я изо всех сил старался не издавать звуков, но налетел на что-то и упал. Понятное дело, грохот свалившихся на меня вещей разбудил хозяина дома. Схватив первое, что попалось в руки, я кинулся прочь. Позднее, уже в доме, я узнал в той вещице, которую удалось спереть, старую лампу… Прямо как в сказке про джинна!

Я не понимал, к чему клонит отец. История казалась такой же странной, насколько нереальной.

- Ради интереса и смеха я потер ее и загадал… не помню… в общем, загадал какую-то большую сумму. Конечно, ничего не произошло. На следующий день я решил не рисковать, и оставил барахольщика до лучших времен. Пошел в порт – заработать деньги, чтобы протянуть еще некоторое время. И по дороге мне попался какой-то паренек. Он, кажется, потерялся. И я, добрая душа, решил ему помочь… Не знаю, почему… Наверно, он чем-то напомнил мне самого себя. У меня получилось найти его родителей, в благодарность они дали мне еды и отпустили восвояси. Я был очень счастлив… вернулся домой и охренел! На столе в комнате лежала именно та сумма денег, которую я загадал прошлым вечером! Конечно, мне показалось это странным… Я решил попробовать снова. И снова… И через какое-то время выяснил интересную закономерность: мои желания исполнялись за какие-то добрые дела… Как ты понимаешь, дураком я не был и использовал эту волшебную штуку до сегодняшнего дня.

- Что? – только и мог сказать я. Исполнение желаний? Лампа джинна? Отец придуривается? Или, может, у него что-то с головой случилось?

- Пап, - я впервые называл отца таким образом, - все хорошо? Может, случилось что-то? Когда в последний раз ты был в больнице?

Отец раздраженно взглянул на меня. По спине пробежал холодок от этого взгляда. Я сглотнул. Через несколько секунд раздражение сменилось разочарованием.

- Конечно, ты мне не веришь, - он покачал головой, - ладно. Ты еще убедишься, что я не сошел с ума. А пока… Знаешь, родной, я очень устал. Устал все время улыбаться, выслушивать людей, вечно быть идеалистом и хорошим человеком. Я живу куда дольше, чем ты можешь себе представить… и живу не так счастливо, как ожидал. Я все перепробовал и все повидал, и единственно, что я, пожалуй, все еще хочу – прожить простую человеческую жизнь. Поэтому… думаю, сегодня мы с тобой расстанемся. Скорее всего, навсегда.

- Пап, послушай…

- Не перебивай! – вскрикнул отец. Резко встав, он подошел к своему столу. Открыл один из ящичков и достал какую-то вещь. Когда мужчина повернулся ко мне, свет от камина упал на предмет в его руках. Внутри у меня все похолодело… Это была какая-то старая лампа.

- Я хочу изменить внешность и сумму денег, которой бы мне хватило до конца жизни, - громко произнес отец и потер лампу. Ничего не произошло.

Я в отчаянии закрыл лицо руками. Мой бедный отец сошел с ума! Ну, конечно, это должно было случиться! Еще очень давно… На него же столько свалилось. А меня не было рядом с ним в трудный час. Надо было быть хорошим сыном, не прятаться от известности и журналистов, смело переносить бремя славы… Возможно, тогда бы все сложилось иначе.

- Сын мой, - произнес отец, подойдя ко мне, - ты единственный, кого я по-настоящему любил за свою жизнь… И поэтому… Я отдаю тебе эту лампу.

Он протянул ее мне. Я, тяжело вздохнув, чтобы порадовать больного папу, взял чертову лампу и улыбнулся.

- Что за…

На глазах внешность отца изменилась. Он превратился в молодого красавца. Расправив плечи и усмехнувшись, он подошел к своему столу. Взял набитый чем-то портфель. Но я мог поклясться, что за мгновение до этого стол был пуст!

- Теперь веришь? – рассмеялся мужчина. Подойдя, он крепко меня обнял. И ушел… Просто ушел, оставив меня одного посреди комнаты с лампой в руках.

Через какое-то время я обрел способность двигаться. Добредя до кресла, я свалился в него. Уронил лампу на пол, взял бутылку коньяка и отхлебнул из горла. Развалившись, тупо уставился в потолок. Мозг начал медленно соображать.

Отлично. Мой папаша-гребаный эгоист только что бросил меня и мать. Его состояния должно хватить на какое-то время… Если жить не слишком роскошно и не тратить деньги направо и налево, конечно. Но мы справимся. Мы же справимся?

Тут я вспомнил про лампу. И разозлился. На отца, на мать, на всю свою жизнь. Как же я ненавидел и этот огромный дом, и свой колледж, где каждый готов был ходить передо мной на лапках и тявкать, и своих родителей, которые еще в далеком детстве забросили меня, и эту чертову лампу! Ведь эта штука шла в разрез со всеми моральными принципами… Делать добрые дела ради… себя и своего будущего? Разве не сама идея заключается в том, что хорошие дела – это собственный человеческий выбор, стиль жизни, который всегда не актуален и не в моде… А тут…

Я не понимал, в чем проблема. Но что-то здесь определенно было не так… или может, со мной что-то не так?

- К этой мерзкой лампе не притронусь, - в ярости прошептал я и бросился прочь из комнаты.


В тот момент, когда за эмоциональным и глупым мальчиком, закрылась дверь, я выдохнул. Наконец-то! Силы вот-вот должны были покинуть меня…

Спрыгнув с ветки, на которой мне был слышен весь разговор, я приземлился на балкон. Дверь была закрыта, но мой бывший босс – хозяин этого дома - забыл закрыть окно.

- Так-так-так, - весело загоготал я, влезая через окно.

Подойдя к волшебной хреновине и немного побаиваясь к ней прикасаться, сел на корточки. Легонько коснулся пальцем. Ничего не произошло.

Улыбнувшись, я взял лампу в руки. Потер ее и задумался.

- Так… чего же я хочу?
Cвидетельство о публикации 584079 © Ольга Фаланд 01.04.20 02:27

Комментарии к произведению 2 (1)

Неплохая.

Игра воображения...

Спасибо за прочтение!