• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Попутчик

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Стоял полдень. Конец октября. Тонкие деревья, пролетающие за окном поезда, были окрашены в пестрые цвета. Холодное, как ледяная гладь озера, безоблачное небо застыло над землей высоким куполом. Появляющиеся и исчезающие деревеньки, грязные и пустынные, казались особенно серыми и унылыми. Тот тут, то там, на проселочных и асфальтовых дорогах, станциях и в полях, попадались люди с хмурыми скучающими лицами. Прячась в теплые большие куртки, они неуклюже куда-то брели. На широких шоссе и оживленных магистралях гудели машины.

Я пробирался к своему месту. Длинный вагон подпрыгивал, колыхался, качая людей из стороны в сторону. Пассажиры при виде меня что-то недовольно бубнили, убирали с прохода сумки и чемоданы, двигались в сторону, давая мне пройти. Пахло спящими людьми, лапшой и чаем. Стук колес, пустая болтовня и крики детей.

Оказалось, я был один во всем купе. Только за столиком боковушки сидел какой-то мужчина лет пятидесяти. Грустно уставившись в окно, он жевал бутерброд. Мы обменялись приветствиями, замолчали.

Я заказал кофе, открыл ноутбук. Принялся работать, скучно и монотонно, периодически поглядывая на часы и за окно.

- Откуда едете? – поинтересовался мужчина.

- Из Москвы, - улыбнулся я, - а вы?

- Из Казани, - протянул он.

Помолчали. Мужчина был одет не очень опрятно: растянутый свитер и брюки, грязная обувь. Кроме того, он весь зарос седой щетиной. Запах машинного масла мешался с резким запахом бутерброда. На лице застыла пустота. Этот человек не выглядел счастливым. Я отчего-то проникся к нему… Ко взгляду его, что ли. Такому пронзительному и печальному.

Знаете, у меня есть одна тайна: я безумно люблю людей. Очень быстро к ним привязываюсь, верю в них, черпаю вдохновение из их историй. Из людей, их жизней, таких разных и насыщенных, складывается история. И это особенно пленяет.

Поэтому каждая новая встреча, каждое новое знакомство для меня – открытие. Помогает во многом разобраться, сделать выводы, иногда даже посмотреть на мир глазами человек с «другой» стороны.

- Вас там кто-то встречает? – вдруг спросил мужчина, взглядом извиняясь за свой вопрос.

- Да, - улыбнулся я, - дочь. И жена.

- Она, наверно, у вас очень красивая?

- Жена или дочь?

- Я говорил о дочери, но теперь сомневаюсь, - усмехнулся мужчина.

- Да, - согласился я, - очень красивые. Обе. Мои любимые…

Мужчина кивнул. Повисло молчание.

- А, - спохватился я, - хотите, я вам их фото покажу?

- С удовольствием, - улыбнулся мужчина. В его глазах на мгновение появился огонек.

Я нашел на ноутбуке нужную фотографию. Открыл, повернул экран.

- Да, - кивнул собеседник, - действительно. Очень красивые, - мужчина долго смотрел на фотографию, по лицу трудно было понять, что творится у него внутри.

- И счастливые, - вдруг добавил он, устало улыбнувшись.

- А вас кто-то ждет? - спросил я, стараясь поддержать беседу.

- Нет. Еду в дом своих родителей, - он дернул плечами, - там уже давно никто не живет. Мы… не были с ними близки.

- Вот как, - заинтересовался я, подумав, сказал, - у вас, наверно, тоже есть дочь?

- Была, - осторожно поправил он, - умерла около десяти лет назад.

- Сожалею.

Я пристально посмотрел на своего попутчика. Он явно был одинок. Из тех людей, которые при встрече рассказывают тебе о своей жизни с дико горящими глазами. И безумно радуются. Тому, что их слушают. Для них компания – большая редкость. Брошенные всеми, унылые старички, готовые поймать первого попавшегося на остановке или в автобусе человека и рассказать ему все о себе.

- У меня есть два сына, - начал он. Я прислушался.

- Один сейчас в Москве, Петька, успешный человек. У него свой бизнес, семья: жена и двое детей. Два сына, совсем как у меня. Младшенький еще совсем маленький, а старший уже в школу пошел: его все хвалят за хорошие оценки. Такой молодец!

- Вам, наверно, всегда рады?

- Ну, - мужчина замялся, - все они люди занятые. Иногда даже позвонить нет времени. Я-то все понимаю. Им работать нужно, у них жизнь бьет ключом. Куда им до меня, старика.

- А второй ваш сын?

- Он в университете преподает, - гордо поднял голову мужчина, - математик от бога.

- Тоже в Москве?

- В Казани. Но он тоже занятой. Приедет раз в несколько месяцев, узнает, как я, и снова пропадает.

- Совсем они вас забыли, - покачал я головой. Мужчина усмехнулся, махнул рукой.

- Да, нет. Я-то все понимаю. Я их не сужу.

Я кивнул, отпил теплого кофе, вздохнул.

- Извините, - мужчина встал, - нет у вас сигаретки?

- Есть, - я потянулся к карману куртки.

- Вы извините. Я на последние деньги билет купил, ни гроша в кармане.

- Возьмите, - протянул я одну попутчику. Тот кивнул, направился к коридору.

Когда он вернулся, мы перебросились парочкой фраз и замолчали. Дальше ехали в тишине.

Где-то около двух часов ночи я закончил работать, закрыл ноутбук. Мирно стучали колеса. Кто-то храпел. Было зябко и темно.

- Не спится? – спросил я у мужчины, все также сидящего у окна. Казалось, он не сдвинулся с места с нашего разговора.

- Да, - пожал тот плечами, - бессонница… Да и мысли всякие в голову лезут.

- Мысли? – я стелил простыну на свое место.

- Да, - мужчина посмотрел на меня пристально, внезапно спросил - вы где выходите?

- Екатеринбург.

- Я выхожу раньше, - задумчиво произнес он, - Можно с вами серьезно поговорить?

- Да, конечно, - я сел за столик напротив него.

- Понимаете… Я… Ну, вы уже знаете, что я не очень близок со своими детьми, - начал наконец мужчина. Я кивнул.

- Это не просто так. Я… не был хорошим отцом, - тихо проговорил мужчина. Я не перебивал.

- Ну, знаете… как у нас принято воспитывать. Я был излишне жесток. С детьми. Я… не хотел, понимаете. Это всегда получалось случайно. Я ужасно контролирую себя и свой гнев. Особенно, когда выпью. Не подумайте, я не пил часто, не был алкоголиком. Работал на нескольких работах, чтобы прокормить семью, безумно уставал. И тут еще дети и их истерики. Хочется, чтобы все замолчали, хочется тишины, покоя. Хочется отдохнуть, наконец. А дети кричат, мать их – тоже кричит. И…

Я молча слушал попутчика, вглядываясь в его лицо. За окном на мгновение в мглистой темноте вспыхивали огоньки и тут же тонули. Храп прекратился.

- Они все меня боялись. Я это чувствовал и думал, что так и нужно. Меня так воспитывали, моих родителей так воспитывали. А как по-другому то? Меня каждый раз мучила совесть, ведь любишь их, этих громких разгильдяев, но как что – хватаешься за плетку, начинаешь кричать.

- А потом, когда дети стали старше, жену посадили. Это был несчастный случай, знаете. Все случилось из-за меня, но она решила, что правильнее будет взять вину на себя. Потому что… Если бы сел я, вся семья оказалась бы на улице. И этого она боялась куда больше, чем оставлять детей со мной. Но в тюрьме она не продержалась и года, завяла.

- Потом сбежали сыновья. Сначала тот, что старше. После очередной ссоры, не выдержал, дал деру. Следом – младший, когда Надя попала в больницу. И… я остался один.

- А потом Надя… она… - у мужчины задрожали руки, - моя маленькая Наденька. Она умерла. Какая-то болезнь, сыновья пытались ее вытащить, много денег ушло. Но не помогло.

- Я, понимаете… Я был там. Когда она умирала. Просил у нее прощения, но девочка меня уже не слышала. А вот Петьку узнала. Помню, он сидел рядом с ней, говорил, что все будет хорошо… А она, моя девочка, просила его помочь одному человеку. - у попутчика треснул голос, - Знаете, кому?

- Мне, - пискнул мужчина, сгорбившись, - она меня простила. Ведь… я. Я был во всем виноват! А она просила их мне помочь! Мне, понимаете?

Собеседник замолчал. Казалось, он уменьшился раза в два. Усталая напряженная спина, опущенные плечи. Слова пропитаны болезненным отчаянием. Сжатые кулаки.

- Мои сыновья. Они сказали, что ненавидят меня. Что смерть Нади, смерть матери – все из-за меня. И они правы. Петька плакал, кинулся на меня, но его схватили.

- С тех пор я один, - закончил мужчина, вздохнув, тяжело и протяжно.

- Я знаю, вы меня осуждаете, - он опустил взгляд, - и имеете на это полное право.

- В последние годы жить в том городе стало совсем невыносимо. И я решил уехать… Туда, где все началось.

- И… что вы будете делать?

- Я не знаю, я совсем не знаю, как мне жить, - мужчина закрыл лицо руками, прошептал, - я прожил эту жизнь… прожил ее ужасно. И… я не знаю, способно ли хоть что-то искупить мою вину. И куда дальше, тоже не знаю.

- Вы хотите совета?

- Нет… Наверно, я просто хотел кому-нибудь рассказать. Хорошо, когда хоть кто-то знает.

- Понимаю.

- А скажите, - вдруг оживился мужчина, - а что бы сделали вы, окажись в похожей ситуации?

- Не знаю… Для начала, приехав в город, выпил бы кофе. Очистил голову. А потом бы посмотрел, что у меня есть. Попробовал бы найти что-нибудь хорошее в жизни.

- Было бы что-нибудь хорошее в этой жизни, - угрюмо пробубнил собеседник.

- А вы попробуйте, вдруг получится найти? Терять-то вам все равно нечего.

Повисло молчание. Решив, что разговор окончен, я ушел переодеваться. В голове роились мысли.

Поезд затормозил на очередной станции. Несколько человек толпились у выхода. Они тихо разговаривали, заспанно хлопали глазами, медленно и неохотно пробуждались. Дверь открылась, с перрона дунул ночной холодный ветер. Пофыркивая, люди спрятали носы в шарфы, натянули пониже шапки, начали спускаться. Оказавшись на улице, тут же падали в объятия близких людей. Радостные и счастливые. Они возвращались домой.

Я улыбнулся.

Около семи часов утра мой попутчик начал собираться. Вот-вот мы должны были прибыть на его станцию.

- Знаете, - я только проснулся. Сидел, уставившись в окно.

- Да? – мужчина, одетый в старую дубленку, с чемоданом наготове, обернулся.

- Вы не плохой человек.

Попутчик приподнял бровь, серьезно на меня посмотрел.

- Вы лишь человек, который много ошибался, - я улыбнулся, - а людям нормально ошибаться. И важно не то, что ошибка была совершенна. А то, что человек вынес из этой ошибки. Как справился с последствиями.

- А вы альтруист, - заметил мужчина. Усмехнувшись, добавил, - подумаю над этим.

Когда поезд тронулся, я выглянул в окно. Мой знакомый стоял на перроне, задрав голову. Смотрел на тусклое осеннее солнце. Из его рта вырывались клубы горячего воздуха.

В поезде было тепло и уютно. Я уселся, включил ноутбук. Принялся за работу.

Мой путь продолжался.
Cвидетельство о публикации 584078 © Ольга Фаланд 01.04.20 02:27

Комментарии к произведению 1 (1)

Хороша ткань рассказа. Хоть и есть некоторая незавершённость сюжета...

Спасибо за прочтение и отзыв!

Недочет учту)