• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Стакан

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Стакан стакану рознь.


Славные раньше были времена. Даже «лихие» девяностые. Мы были молоды, полны сил, оптимизма и надежд. И ничего, что стаканы в столовых прикованы к барным стойкам цепочками и тросиками. А в самих столовых капуста да картошка. Зато после горбачевского сухого закона в них этих самых столовых стали наливать. Конечно не во всех. В столовой номер двадцать семь, что располагалась на улице Ванеева у мореходного училища, не наливали. Но и не мешали наливать из с собою принесенного. Мы, слушатели курсов повышения квалификации, отсидев на лекциях несколько часов, решили завернуть в столовку с бутылочкой коньяка. Заказав по второму и чаю, мы устроились в углу зала так, чтобы не бросаться в глаза немногочисленным посетителям заведения.
Выпив сходу чай, разлили принесенный с собой коньяк, и, сделав по доброму глотку, начали обсуждать то, что слушали сегодня на лекциях. Наши лица уже порядочно раскраснелись когда в столовую вошел, выражаясь флотским языком –«бич» (бывший интеллигентный человек). Или человек на мели, так как «бич» в английском языке означает мель.
О том, что это именно бич говорил его костюм и поведение. Одет человек был в старенький, но довольно опрятный костюм. Потертый воротник белой рубашки был затянут у горла аляповатым, когда то модным галстуком. Туфли, почти по моде, но с ободранными носками, были не чищены, но протерты и без следов пыли. На голове вошедшего была одета фетровая шляпа с широкими полями. И все его одеяние было немножко помято. Он осмотрел почти пустой зал и направился к стойке, за которой о чем - то переговаривались работницы столовой.
- Извините, - прокашлявшись, обратился он к девушкам.
- Чего тебе, - довольно грубо ответили те.
- Не могли бы вы мне стаканчик дать.
- Вы брать чего – нибудь будете?
- Нет. Мне бы стаканчик.
- Стакан только с чаем!
И, видя, что посетитель нерешительно мнется, девушка играя на публику ( которой и не было) громко крикнула,
- Гражданин отойдите! Не мешайте работать!
Мы сидели и смотрели, что же будет дальше. То, что человеку нужно выпить было понятно по его страдальческому лицу. А вот почему он пришел в столовую, выпить можно было и за углом из горла, нам было не понятно.
Мужчина медленно двигался вдоль столов и неожиданно замер у одного из них. Стол как стол отметили мы. Но, «бывший интеллигентный человек» аккуратно присел на стул, огляделся и достал из внутреннего кармана пиджака «маленькую». Он вытащил из пластмассового стаканчика стоящего на середине стола салфетки и вылил туда водку.
Обхватив правой рукой стаканчик, мужчина потянул его к себе, но стаканчик остался стоять на месте. Целая гамма чувств отразилось на его лице. Здесь было и удивление и нетерпение и растерянность. Человек еще крепче сжал рукой желтые ребра стакана для салфеток, дернул, но безрезультатно, стакан остался на месте. На лице его появилось выражение злобной решительности. Он собрался с силами и что есть мочи рванул посудину. Стаканчик с хрустом оторвался от стола, оставив на нем часть днища с шурупом вкрученным в стол. Тонкая струйка водки лилась через отверстие в стаканчике на стол.
Мужчина метнул взгляд в одну сторону, в другую, наверное, в поисках затычки и ничего не обнаружив заткнул дырку пальцем. Он поднял стакан вверх, заглянул под донышко, и неумело выругавшись, приложился к дну губами. Через несколько секунд стакан был осушен. Человек удовлетворенно крякнул и выдохнул. Затем он бросил взгляд на стол и увидев , что струйка водки вот - вот сорвется со стола крикнул,
- К черту приличия.
Подставив ладонь левой руки он, буквально сгреб лужу водки в нее другой рукой и тут же отправил все в рот. Затем мужчина буквально свалился на стул и, достав из пиджака не первой свежести носовой платок, вытер обильно выступивший на лбу пот. По лице «бывшего интеллигентного человека» растекалась блаженство и умиротворение. Что было на наших лицах я не знаю. Мы едва сдерживали хохот.
- Интеллигент всегда остается интеллигентом, сказал кто-то из нас, под дружный смех остальных.


Cвидетельство о публикации 583686 © Голтвин С. А. 23.03.20 17:05