• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Миниатюра

Крестик (март)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Это была пятница, 13 марта. Племянник встретил на вокзале и сразу отвез на красном «ситроене» в госпиталь. Радостная встреча с отцом сменилась моей пламенной речью к нему о страшной болезни, от которой умирают. Просьбы о покаянии для спасения души в будущей жизни, ради чего я приехала на несколько дней, не воспринимались. При госпитале была часовня, батюшка, как выяснилось, бывает по пятницам. Но меня предупредили, что он уже ушел, и добрая женщина у свечной лавки сказала папе «слово»: «Христианин – это воин, мы должны защищать церковь, вон как на нее нападают. Крест есть? Крест носите?» Креста не было.
«Как же батюшка из часовни будет говорить с папой, а у него и креста-то нет?!» - разволновалась я. На другой день, в субботу, перед заездом в госпиталь, племянник подвез меня к красивому храму, где был куплен серебряный крестик на блестящей веревочке. Папа отказался надевать крестик, положил его в столик к лекарствам и ушел обедать. От безпомощности я решила звонить батюшкам. Тот батюшка, который посещает госпиталь, сказал, что придет в любое время, только отец должен сам стремиться к исповеди: «Молитесь Крестителю Иоанну Предтече».
– А я молюсь апостолу Павлу!
– Ну и ему тоже.
А батюшка из Москвы немного утешил: «Что могли, мы сделали».
Завтра, сказала папе, задержусь, потому что не знаю, где буду на воскресной службе, сестра обещала взять в соседний городок, там есть храм. Ну, хорошо. Вот сидим мы уже вечером с сестрой за столом, отмечаем нашу редкую встречу. Телевизор у нее всегда включен, и идет новостная строка: «Сегодня в Москве умер именитый русский писатель из Сибири». А я говорю: «Мама наша из тех же мест! Очень они похожи, чалдоны». – «Ну да, – отвечала сестра, – коренные сибиряки, в одном университете учились, мама выпускалась из того же университета, а он только поступил в университет, потом, в какой-то юбилей факультета русского языка и литературы он тоже был среди выпускников». Объявили, что всего несколько часов не дожил писатель до своего дня рождения. «Но по-сибирски, – предположила я, – все-таки дожил, разница-то с Москвой пять часов». Сестра согласилась.
В воскресенье утром она передумала брать меня с собой, и я решила, что отправлюсь в городской собор. Подъезжаю на маршрутке к центру, смотрю – стали появляться женщины в платочках. Маршрутка остановилась почти у храма. Подхожу, а там полиция. Ступенек много у собора, почти на каждой ступеньке молодые полицейские – у прохода в металлоискатель сумки проверяют. Как странно, думаю, они тут попадают на службу. Спрашиваю женщину в желтом платке, она шла почти рядом: «Почему полиция? Что, у вас всегда так?» – «Да! Всегда! Для безопасности!» Я в трепете представила гонения на христиан, с охраной полиции, а они идут и идут в храм.
В соборе неожиданно для меня оказались разложены ковровые дорожки, по краям которых стояли аккуратно одетые мужчины. «О, будет, наверное, епископ или архиепископ!»
– А кто будет служить? – спрашиваю тех, кто был вдоль ковра.
– Патриарх!
«Ах, из Москвы приехала, чтобы попасть на патриаршую службу!» – и заняла место справа от алтаря, впереди меня стояли лишь только власти города. Появились дьяконы, служба мощно зазвучала, священники – в два ряда, храм полностью заполнился народом.
Прошла первая половина Великого поста, начиналась крестопоклонная неделя, середина Великого поста. Читалось Евангелие от Марка: «… отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк., 8:34). Патриарх с амвона сказал проповедь на слова Евангелия, о том, что человек, живущий ради себя, живет в пустоте, душа сохраняется, да как бы ее нет. А когда душа отдается для Христа и Евангелия – заполняется Христом и хранится им. И надо научиться нести крест, который Бог нам вручает!
После двух дней, проведенных в госпитале, патриаршая служба случилась для меня непредвиденной радостью.
По дороге к отцу, я завернула в лавку с вывеской «Горячие пирожки и кебаб», перекусить. Взяла два пирожка с капустой. Их сунули в печку с другими пирожками, чтобы подогреть. Потом раздали мне и еще одному зашедшему после меня человеку.
– Какая служба! – решил он поделиться впечатлениями. – Сколько народа! Я сложил руки, вот так, даже креститься не мог, а мне какая-то женщина говорит, что вы сложили руки, так в церкви не стоят, ваши костяшки пальцев мне мешают!
Я откусила пирожок, и он откусил, и спрашивает раскосую продавщицу с черными волосами:
– Пироги сдобные? С яйцами?
– С яйцами, – ответила она.
– Нельзя, пост, – и стал прятать пирожки в кулек. – Внукам отнесу.
– Да, пост, – вздохнула я и стала собирать свои пирожки, один надкусанный, – племяннику отдам.
Отец ждал меня. Пришла и одела ему крестик: «Ты же не безродный».
Сила Креста Господня укрепляет нас и Своим Воскресением предваряет победу Христа над смертью. Светило теплое весеннее солнце, отец вышел на улицу провожать, я уезжала, это была последняя наша встреча.

Он исповедался и причастился за два дня до смерти.


(С) Наталья Муратова

Cвидетельство о публикации 583662 © Муратова Наталья 22.03.20 23:27