• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Поэзия
Форма: Поэма

Любовь и жизнь

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
ВСТУПЛЕНИЕ


Любимая — жуть! Когда любит поэт,
Влюбляется бог неприкаянный.
Б. Пастернак

1
В потоках ритмичного в ала
Розой вечной любовь расцветала —
В миражах, средь забот и затей,
В фантастическом празднестве дней.
Жизни счастье с тревогой мешалось,
Но ничем пока не кончалось,
А живительность светлых снов —
Связь и помощь иных миров.
В неспешном течении буден
В суете, заботах пребудем,
Жизнь — движенье, усилье, борьба,
Каждый день нужна всем еда.
Остальные смысла причины
Нам узнать не дано до кончины.
Проживем свою жизнь без затей,
Круг очерчен проблем и идей.
Не смущайте ум новизною,
Мы от стрессов стремимся к покою.
Бережем мы себя и свой сон —
Ну подумаешь — кто-то влюблён.
Про любовь мы эту читали —
От неё сплошные печали…
В жизни всё должно быть размеренно,
И любовь должна быть умеренной.


ГЛАВА ПЕРВАЯ

Образ твой, мучительный и зыбкий,
Я не мог в тумане осязать.
О. Мандельштам

1
Поклонник девушек — художник средних лет,
Незрелой красотою опьяненный,
Сидит пред Музой и ее портрет
На холст наводит, вдохновленный.
А та прелестница — кокетка и колдунья,
Капризная и властная шалунья,
Головку наклоняет и рукой
Приглаживает локон золотой.
Художник задыхается мгновенно
И прячет взгляд в палитру откровенный,
Боясь дитя прелестное смутить,
И начинает быстро краску разводить.

2
Поэт страдает… Предмет
Любви его — лишён примет.
Он образ видит — не в деталях,
Рисует милую — в мечтах,
Слагает оды ей — в стихах.


От автора

Зачем нам сюжета простая канва?
Не лучше ль свобода, игривость ума?
Смешаем все краски — абстракция моды.
Отбросим границы! Больше свободы!
Пусть веет над нами случайности ветер
И дух намечает знаменье столетья.
Не станем пугаться: мудрая проза
Наш стих разредит, как упавшая роза.
Не будем спешить. Многословья, мой друг,
Надеюсь я, вместе прославим недуг.
Терпенье и выдержка — вот наша тайна,
Она нам раздвинет границы познанья.
Суть жизни мы все познаём постепенно,
Лишь гений её прозревает мгновенно.
Для нас в жизни важен комфорт и уют,
Где смысла и веры — по каплям дают.
Вернемся к рассказу. Торопит он снова.
Сюжет для рассказа — фундамент, основа.



ГЛАВА ВТОРАЯ


Вместе они любили
сидеть на склоне холма.
И. Бродский

Теперь же — в назиданье иль урок —
Преподнесем вам новые страницы
«Любви-капризницы», и дайте только срок —
Нам разгадать, то быль иль небылица.

1
Итак, в деревне глухой и от шума вдали
Красавица выросла, жаждет любви.
Она в одиночестве книги читает
И кажется ей — про любовь понимает.
И слезы в подушку горячие льет,
С героями книг день и ночь напролет.
И мальчик, влюбленный в неё, появился,
Но в чувствах своих до поры затаился.
Теперь же пора подыскать нам ей имя.
Допустим, звалась она просто — Людмила.
Ей также подходит имя Светлана.
Не хуже — Татьяна, Оксана и Анна.
Так скоро случилось — они полюбили,
Хотя их наклонности разными были.
Мальчишка был проще. Она — недотрога
И верила тайно в незримого Бога.
Любовь и мальчишку она возвышала,
Себя недостойной любви той считала.
Однажды домой он её проводил,
Дыханьем согрел, поцелуй подарил.
И тот поцелуй Татьяной храним,
Как будто её целовал херувим.
Любовь её взмыла до крайней черты.
Чуть выше — и рухнут и жизнь, и мечты.
А мальчик был проще — туда не прорвался.
Он ниже той грани намного остался.
Не знали они, что любили друг друга,
И были их встречи взаимным испугом.
Боялись — прорвутся признаний слова,
Другой свысока лишь посмотрит едва.
И скоро разлука на помощь пришла —
Мальчишка — уехал. Сирень зацвела…


Отступление
(риторическое)

1
Для женщины любовь и ложе
Различны. Редко вместе схожи.
Бывает — страсть в крови кипит,
Любовь же в сердце крепко спит.
Супружеством скреплен союз
Взаимных обязательств, уз —
Страсть растворяется в привычке,
И к ней теряются отмычки.
Исчезнет в чувствах новизна —
И в браке трещина видна.
Понять нам трудно иногда —
Не в узах дело, вот беда.
Вперед мы думаем о том,
Чтоб не раскаяться потом
И, жизни дав своей сравненье,
Не оказаться в невезенье.
Но тема эта широка
Её коснемся мы слегка.
Лишь дух почувствовал измены,
Брось Свету и беги к Елене.
Не то в страданиях своих,
Безумцем станешь для других.

2
Влюбившись, жизнь свою кончали
И уходили — навсегда.
В отчаянье — враз забывали,
Что впереди у них — года,
Ждут встречи новые, прощанья…
Тогда и первое свиданье
И даже первая любовь
Рассеются. Останется зола
От чувств горящего костра.
Ну, в общем, годы всё сотрут,
И чувства превратятся вдруг
Из сладкой страсти и томленья
В брюзжанье и недоуменье…

3
На равных будь в любви всегда,
Пусть равно светит двум звезда.
Едва заметил перевес —
То знак сомнения небес.
Вам лучше вовремя расстаться,
Не то с бедой не разобраться.
Пора нам подвести итог:
Любовь коварна. Дай ей срок —
Трагедия — ее отмашка
И на комедию замашка.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Весна, весна, пора любви…
А. Пушкин

1
Поэт влюбленный песню пел…
Страдания — сродни с Пьеро.
В любви — мечтателен, не смел.
Всю ночь не спит, скрипит перо.
И тени падают, дрожа,
И свеч нагар — тугой,
И тяжесть в голове… Ножа
Касается в бреду рукой.
О, нет! Поэт, остановись!
Опомнись, остудись!
За жизнь свою, прошу, держись,
Её не возродишь.
Но он затравленно глядит,
И, бог мой, горяча
С руки его сбежать спешит
По капельке свеча.
Не знал поэт в свой час последний —
Он был во власти своих бредней, —
Что и любимая его
Стихи писала для него.

2
Но нам подвластны все сюжеты.
Поэта мы оставим жить.
Хоть рифма не сложилась эта,
Мы просим нас за то простить:
Не хотим слагать мы песни
Про несчастия и горе,
Их достаточно на свете —
Так велик мешок Пандоры.


Отступление
(разъяснительное)

1
Вот скажет мой читатель трезво:
Она запуталась, наверно,
То слово «нам» она твердит,
То — «мне», и тем меня смешит.
Размер и ритм она меняет,
Похоже — смыслу изменяет.


2
Не спорю, с критикой согласна.
Смотрю на стих я беспристрастно,
Но вам хочу я объяснить,
Меня ж — прошу вас — пощадить.
Когда я что-то объясняю,
То слово «нам» употребляю,
Когда сужу же по себе,
То говорю покорно — «мне».


3
Теперь же в путь. Вперед! За мной!
Свой слух для прозы и стиха раскрой!
Я вольность с детства обожаю.
Преград для формы я не знаю.
Желаю, чтобы этот стих
В пределах смысла не затих.
Дадим, дадим стиху свободу
И обнажим его природу.
Быть может, стилей всех смешенье
Расширит круг воображенья?
Не просто быть поэтом, верьте.
Поэты — то же, что и дети,
Они порядок разрушают
И на обломках — созидают.
Закончим это отступленье
И дальше в путь — без промедленья!
Нам надо много одолеть
И многое успеть воспеть.


ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Любить иных — тяжелый крест
Б. Пастернак


1
Художник молодой томится,
Ему давно уже не спится.
Холсты и краски он забросил,
А на порог вступила осень.
Страдает он, и в отдаленье
Его преследует виденье —
Измена дорогой Людмилы
Предстала яркою картиной.
Да, он умрет! Она узнает,
Заплачет, будет горевать
И день трагической кончины
Свечою в церкви поминать.
Им дело было решено,
Но как исполнится оно?
Дуэли в прошлое ушли.
Двадцатый век дымит в пыли.
Вина художника… Но в чем?
Любви он не был палачом.
Возможно, рано он открылся,
В любви своей ей изъяснился?
Но что он лишнего сказал?
Чем вызвал вспышку и скандал?
Она кричала, что не любит,
С другим уходит, не таясь
И над художником смеясь,
С негодованьем и глумленьем
Поведала ему с презреньем:
Она с ним время проводила
Лишь потому, что он умен,
Но он страшнее крокодила,
И не сказать ей тех «имен»,
Которых в сердце безразличном,
Скрывает только из приличья…
Какие могут быть сомненья?
Измена! Подлость! Невезенье?!


2
Бредет, несчастием ведомый,
Шатаясь, словно опьяненный,
Художник, путаясь в ветвях
Деревьев, и на их стволах
Он метки боли оставляет;
Бредет — куда и сам не знает…
И в сумраке вдруг различает:
Пред ним какая-то ограда
Стеной возвысилась. Кусты…
За ними видятся кресты.
И хладный пот его прошиб,
И он уже уйти спешит.
Но встал тут утренний туман.
Присел герой наш у могилы
И милое лицо Людмилы,
Её измена, её обман
Вновь развернулись перед ним,
За час — он сделался седым.


3
Туман рассеялся как раз…
Мы продолжаем наш рассказ.
Герой наш надпись разглядел
У той могилы, где сидел:
«Здесь похоронен мальчик юный.
Влюбился он и стал безумный.
Покончил с жизнью он, и вновь
Не посетит его любовь».
И слезы хлынули потоком…
Художник вскрикнул: я — спасен!
Был я влюблён, но то был сон.

Пока прервём повествованье —
Сюжет — для нас не основанье.
Любовь, как тайна, нас влечет —
С ней счеты, от нее отсчет.


ГЛАВА ПЯТАЯ

Две верных дороги — любовь и разлука —
проходят сквозь сердце мое.
Б. Окуджава


1
Поэт наш жить остался тоже,
Любовь и страсть его тревожит —
И дни, и ночи напролет
Он о возлюбленной поет.
Его же Муза — Валентина
(Такая вышла тут картина)
Давно замужняя живет
И третьего ребенка ждет.
Поэт её боготворит,
Мечтает стать ее рабом —
Прислугою войти к ней в дом.


2
Она же любит Окуджаву
И Вознесенского стихи —
(Они лились на всю Державу),
Поэта же стихи — тихи,
Она их в стопку собирает
И потихонечку сжигает,
И муж ее спокойно спит,
И совесть у неё молчит.


Отступление
(описательное)


1
В Союзе многие грешили.
По-тихому, скрываясь, жили.
Мужей частенько уводили
И жен с мужьями разводили.
Смысл виден в этом прежних лет:
Лежал тогда на всем запрет.
Ну чем, скажите, ещё жить,
Чтоб стужу сердца размягчить?
Держались тихо и пристойно,
И Бог не дай кому невольно
Крамолу выпалить случайно.
При Брежневе — дремотней стало.
Страна трудилась, отдыхала.


2
А в Ленинграде — БДТ гремел.
На Товстоногова — молились.
Спектакль со Смоктуновским — мечты предел,
Билет достать — как божья милость.
Катил гремуче год за годом
Спокойным, равномерным ходом.
Высоцкий пел, рвал жилы —
Аж до хрипа.
Сердца дрожали от любого
Скрипа.
Наш поезд медленно тащился,
И дым над ним едва клубился.
Свободы сладкий дан глоток.
Изгоям — преподан урок.
И многие вдруг поумнели,
Хотя не очень сытно ели.
Продукт еще не стал «вторичным»,
Но дефицит в стране — привычен.
АМЕРИКУ МЫ НЕ ДОГНАЛИ.
И странно было знать об этом.
Народ наш трудится прилежно,
А базис и его надстройка,
Гремя и гикая, летит…
«Народ безмолвствует» и спит.
Как дух народный пробудить,
Идеей общей возродить?
И взмыл Гагарин над Землей
И всколыхнул страны застой.


3
Но обывателю привычней
Простые, мелкие дела.
Да что там Космос безграничный?
Жена сегодня родила.


4
Девчонки тощие росли
И расцветали, как цветы.
Друг другу открывали тайну,
Шепча на ушко: «Вот ведь странно —
С мальчишкой не целуйся в губы,
От этого ребенок будет».


ГЛАВА ШЕСТАЯ

Хочу я быть невестой,
Красивой, завитой…
Б. Ахмадулина

1
И муравей торопится скорей
Работу завершить до первых
Хладных дней.
Мужчины — нежные, поверьте:
Останутся детьми до смерти.
Песня покинутой
Синеньким цветочком
На лугу,
Реченькой бурливою —
Я к тебе иду.
Девонькою доброю
Под твое крыло.
Женушкою верною —
Для тебя одного.

И гудели свадебки в тот год —
На любовь, на верность, на удачу…
И кружился судеб хоровод
И невест невинных плачи.
И художник наш, и наш поэт
В этот год согласный поженились,
Выбрав юных для себя невест.
И как заново оба родились.


Отступление

О милые наивные девчонки!
Запястья ваши, талии так тонки.
В любви вы, милые, беспечно любопытны.
С мужьями — недоверчивы и скрытны.
Себя ведете скромно и несмело,
На страсти откликаясь неумело.
Мужья глупее вас, и в этом они схожи —
В постелях жен на варваров похожи.
А вы тоскуете — бесстрастные сестрицы —
И бьетесь в клетках, как измученные птицы.
Вам не достичь гармонии в любви.
Отпели песни звонко соловьи.
О милые, здоровьем вы не дорожите.
Аборты делать дружною толпой бежите.
И там — средневековой пытке —
Сквозь слезы — жалкие бросаете улыбки.
А надо б было каждого рожать,
Но как потом всех на ноги поднять?
Отцы в запои часто уходили.
Случалось — жен своих нещадно били.
За что вы мучились? За что страдали?
Любви-капризницы — вы так и не познали.
А там детишки, кухня, недостатки.
Жилищные условия в упадке:
Теснитесь в комнатушке вшестером.
Короче — коммуналка, а не дом.
Конечно, пьянка, ругань да скандал…
И муж соседу засадил фингал.
Но было много доброго, и вера
В сердцах жила: построим коммунизм!

2
Прости, мой друг, заметил —
рифма сбилась.
Пусть не впаду в глазах
твоих в немилость.


Плач

я ли не любила,
Я ли не ждала?
Сына я растила
И пирог пекла.
Дом я сберегала
От лихих невзгод,
Мусор не мела я
За родной порог.
Белою фатою
И как снег бела —
Ты ушел с другою,
И метель мела.
Вот и я с сыночком
Вышла за порог.
Вот совью веночек
Ото всех невзгод.
Видимо, одной мне
В поле выходить
И сыночка малого
Без тебя растить.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Люблю тебя сейчас
Не тайно — напоказ.
В. Высоцкий


1
Мы изложенья стиль меняем
И вместе с критиком — грустим.
Даем ему мы повод, верно,
Ругать рассказ наш вдохновенно.
Он скажет: автор воду льет.
О чем он, в сущности, поет?
И где конфликт, где сердца боль?
За что наш автор рвется в бой?
Чему ж тут можно научиться?
Ему бы — строить небылицы.
Страшась подобного сужденья,
Мы усложняем изложенье.
Настало время, выбран срок.
Дадим премудрости урок
Для тех, кто от любви вздыхает
И страстью пламенной пылает.


Отступление
(советы на память)


Распоряжайся сам собой,
Покорно следуй за судьбой.
А если хочешь быть любим —
Себе стань прежде господин.

Пристойным будь, за ум держись,
Стой на земле, но ввысь стремись.

Красавица, как мудрости услышит слово,
Так тут же мудреца любить готова.

Для женщин сила, красота —
Лишь в блеске мужнего ума.

И помни: женщин в мире много,
Но лишь к одной ведет дорога.

В любви ты женщин распознай
И тайну каждой открывай
А встретишь ту, что недотрога,
Оставь ее ты, ради бога.

Срок незначительный пройдет,
И про любовь тогда поймет.

Признанья чувств своих — храни.
До срока их держи в тени.

Кажись немного равнодушным
И не во всем ей будь послушным.

В любви выигрывает тот,
Кто умно говорит, не колется, не пьёт.

Смиряй огонь любви умом —
Не будешь каяться потом.

Ни пьянству, ни иным порокам
Не предавайся ненароком.

Наркотики — страшнее алкоголя,
Они лишают крох последних воли.

Держись слегка на отдаленье,
Чтоб чувствовать её томленье.

Взгляд незначительный бросай.
За ней — почаще наблюдай.

Ты чувством сильным дорожи.
Её — в смиренницах держи.

Огонь чувств — остуди умом,
Ходить не будешь дураком.

Любовь нам скромницы дороже.
На скрытый клад она похожа.

Боишься сильно ты влюбиться —
С двумя, тремя начни водиться.

В любви науки преуспел —
Снимай плоды, покуда смел.

Рассудком чувств огонь студи.
Пример с альфонса — не бери.

Любовь — поклонница искусств и знаний —
Постигни смысл, в любви признаний —
И женщин и девиц тебе — не счесть.
От них — и похвала и честь.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

И душою подкупленной веришь,
Что, как мир, бесконечна любовь.
А. Фет


1
И поэт, и художник в зрелых годах
Испытали то нежное чувство,
Что сильнее, чем в юности,
В снах и мечтах, возвело их
На гребень искусства.


2
Прошли года. И наш поэт стал забывать о страсти юной,
мучениях любовных. В душе — заиндевевшей —
оседала пустота с заметным, раздраженьем
от вспышек памяти о тех горячих и горчащих днях.

И думал он: да… преходящи чувства. Не стоят и ломанного
гроша. Жизнь коротка, потрачена на что? Едва ли вспомнишь.
И все же каждый год на день рожденья — возлюбленной своей
дарил стихотворенье.

3
И наш художник с грустью и недоуменьем
вспоминал о роковой любви.
Спасибо, время лечит. А он готов был умереть.
Так в чем же смысл любви? В уязвленном эго?
Любовь земная — вспышка чувств, болезнь,
помутнение рассудка, не боле?

4
Их жены не простыми оказались,
От мужей своих ума набрались.
Жена поэта лет десять маялась одна.
Нашла мужчину по себе она.

Жена художника мужчин всё сторонилась.
Чрез двадцать лет судьба ее сложилась.

Поэт — второй раз в брак, шутя, вошел
Стал толст и всем доволен он.

Ну а художник наш для вдохновенья
Портреты дев писал на удивленье.
И девушек, и женщин длинный рой
Водил он беспрестанно за собой.


Отступление
(лирическое)


В любви мы, как дети, смеемся, играем.
Любовь покидает — и мы увядаем.
Клянёмся и верим в любовь-быстролетку.
Любовью играем, как мячиком легким.
Взлетает оранжевый мячик под солнце,
Оранжевый купол и небо смеется.
И птица в полете счастливом застыла…
Со мною так было, со мною так было.

Но в шорохе робком
Сквозило сомненье —
Любви несозревшей
Пустое цветенье.
И… скоро расплата
За встречу с тобою
Пронзила кинжалом,
Слепящею болью.
Тобой не любимая,
Я полюбила.
Тобою забытая,
Я не забыла.

Взлетали, летели и плыли созвездья,
Любовью созвучной светилась планета.
И падали звезды. То... слезы вселенной?


Прощание

1
Вчера сказал ты мне:
«Прощай».
Обычный вечер и
трамвай
по сердцу — звоном.
И печаль — печатью четкою:
«Прощай…»
Мгновенья множат этажи,
сомненье — вяжет зыбь
тоски,
и свет доверия —
в тиски.

2
Межа холодная меж шпал,
«Прощай!» — вчера ты мне
сказал,
мерцает чернотой канал,
и мост над ним навис,
как шрам.

3
Бегу — взахлеб,
и этажи мелькают —
это миражи,
и ты — мираж;
в пустыне я,
любовью выболев тебя,
обманным именем шепча,
и та молитва —
за тебя,
и в храме божьем — та
свеча…

4
Окно, диван —
в глазах туман…
бред наяву
иль яви сон
свершил пророчества закон,
свершил закон небытия
прощальным звоном
звонаря,
что, как колдун
угрюм и зол,
до срока вносит
приговор,
печатью черной закрепив,
разлуку звоном огласив —
трамвайным звоном,
что в ушах —
металлом стынет...
Душит страх,
страх неизвестности
немой,
прощанье с жизнью?
Нет, с тобой.

5
Мираж любовный умирал,
в тумане зыбком исчезал
под звук гитары,
звон стекла —
бокала красного вина.
Моя вина?
Твоя вина?
Ничья вина?
Моя вина...



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Люблю — но мука ещё жива.
М. Цветаева


1
Свет — тень.
Космоса — звень.
Планетарный Дух.
Баха — слух.
Любви восторг.
Рыцарь. Трубадур.
Восторг не торг.
Торг — ума дурь.
Тайна древних скал,
Папируса и бересты,
Таро карт, Кассандры —
Безумен беды оскал.
Гемон — Антигона,
Ромео — Джульетта,
Орфей — Эвридика…
Любовь = смерть. Дико?

2
Из поэмы — сей зрелый, правдивый урок,
Юный мой и любимый читатель
Зазубри поскорее совет назубок
И не станешь ты жизни предатель.
Когда чувство в тебе беспокойством вскипит,
Вспоминай жизни радостной прозу.
Жизнь — богатством вокруг, океаном шумит,
Ей любовь представляет угрозу.
Жизнь прожив, ты посмотришь потом с высоты
И поймешь, что любовь та не стоит
И мизинца с твоей быстроходной ноги,
Чувств угар — с годами проходит.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
(риторическая)


Сердце в будущем живет;
Настоящее уныло;
Всё мгновенно, всё пройдет;
Что пройдет, то будет мило.
А. Пушкин


1
Активный день сменяется пассивным,
А бодрость — утомлением и спадом.
Измены — состояньем депрессивным, —
Жизнь предстает кромешным адом.

2
Да и пища — щи да каша,
Йогурт, а не простокваша —
Очень даже не бодрит,
Не подъемлет аппетит.
От возникшей анемии, дискинезии путей,
От дурацких разговоров, от несносных новостей
Жизнь становится тускней.


Отступление
(философское)

Друг юный! Начал ты с усердьем развивать себя
в стремлении границу чувств познать, страсти
змеиной жало, бьющей наповал? Что ж, похвально.
Но кто решится пройти по краю, как по канату
над пропастью? Ведь нервы истончены вибрацией
любви и, как деревья без коры, обнажены.

Кто станет доводить себя до самоистязанья,
дабы познать предел возможностей своих,
как Диоген, дойдя в эксперименте до самого предела,
до грани, за коей нечто непознанное обитает?
За сим — отрицание себя, любви своей? Возможно ль
страсть пережить, свой дух врачуя опытом
приобретенным, барьер поставить любовным
схваткам, по-умному держаться середины,
то бишь — неба светлых, голубых тонов? Ведь сказано же
мудрецами: огонь любви сжигает безжалостно
любого, а это значит — не ЭГО тешить, а выбор —
сделать — «быть или не быть?», застыв у края бездны.
Жить — приводить чувств вихри
к равновесию квадрата, самопознанием
(в работе непрестанной) — инстинкты
подвергать ума контролю, сублимировать
себя, согласно Фрейду?
Зачем же чувства нам даны? Страсть изведать?
Род продолжить?
Лишь мудрецу присуще самонаблюдение?
Хилону следуя Спартанскому, Сократу —
себя познать, затем — другого?
Так в чём же мы едины? В инстинкте
рода продолженья?
В стремлении познать Любовь, что движет
солнце и светила?


Отступление
(лирическое)

1
Воля, волюшка, поле —
Без края. Светлому образу
Высветли разум. Образ
Надуман? Образ опасен?
Нет — он прекрасен,
Огненно-ясен. К духу
Стремленье, ответного
Чувства жаждет
Влюбленный. Не скажет
Ромашка, гадай — не гадай,
Чувств однозначен
страсти пожар? Ноет и ноет
Сердце горящее. Кружат
И кружат мысли звеняще.

2
В церковь — противу
Трезвости разума.
Об пол главою,
Слезой безотрадною.
Вихри энергий —
Бежать заставляют.
Крылья вздымают —
Похоже, летишь,
Дурь ударяет
Презрением — тишь.

Воля, заботушка,
Побоку — время.
Ночь краснощекая,
Месяц в зрачках.

Спать полминуточки,
Бредить во снах.
Вот бы дождаться
Встречи скорей.
Будет день светел,
Ночи — длинней.
Важности — побоку,
Вздох — поцелуй.
Ноженьки слабнут,
Дрожь в теле, гул.
Вот и свершилось.
Зачем обманул?

4
Мне бы Несмеяною слыть,
Да не ждать венца.
Боль прошлась отравою.
Стоп! Бегом с крыльца.
Четкие намеренья,
Да в делах —
Простой.
Выдохся, изверился,
Вышел на покой.
Где она, голубушка,
Ветряная связь?
Воля, воля, волюшка,
Ой, красу не сглазь.
Зависть завиточками
В сердце не ползи.
Вереска цветочками
Ненависть уйми.
Поплывут цветочки
По реченьке-реке
К милому порожку
Рано по весне.

5
А знаешь, любовь — та же птица,
Полетела, куда захотела
(Не сидится ей долго без дела),
Одарила — успей насладиться.
Не заманишь ее словами,
Не удержишь ее замками
И слезами не остановишь,
Не уходит, когда ее гонишь.
Вот такая небесная кара,
Или «пропись» — небесного дара?
Грозою весенней приходит,
С ума, даже умного, сводит.
Любовь — это та же птица,
Каждый к любви стремится.


Отступление
(риторическое)

1
Любовь, любовь, любовь… о, состоянье открытости,
о, возвышенье духа до возможностей границ
пространств вселенной, в осознанье единства —
разбитого на электроны, кварки, струны и т. п.,
пронзающих объем пространство-временной любви,
разлитой в вечности, в ее неукротимом постоянстве
изменений,
покоем неизбежности венчаемом, как выдоха и паузы
пред вздохом;
приятие без спешки, суеты и нервности излишней,
в спокойствии нетленном мига, дуальность оставляя
за гранью,
за пределом невозвратности…

2
Страсть пережить, свой дух врачуя?
Раны зализывать, изнывая от боли,
И опытом приобретенным барьер
Поставить будущим любовным
Схваткам?

Глядишь — переживешь и поумнеешь.
Чем-нибудь займешься, то есть
Отыщешь хобби для себя и легче,
Проще на прошлое страдание
Посмотришь. Вспомнишь, что древние
Сказали: «Слишком в беде не горюй
И не радуйся слишком при счастье».
Согласись, кто внемлет разуму,
Не сдаст себя любви ударам,
А станет обучаться владению
Собой, укрощению чувств, мешающих
Углублению в себя, раскрытию
Возможностей своих и встречи с «Я».

3
Жар чувств своих скорее остуди,
К познанию себя настойчиво иди.
И мудрецов познай советы,
В которых сам найдешь ответы.
Ведь мудрость — что маяк в пути.
От жизни тайн найди ключи.


Признание в любви
(неотправленное)

В художника, допустим, влюблена
Светлана (Анна иль Людмила…)
не первый год. Художник же —
женат.
Её любовь не ведает преград.
и, как у Пушкина
Татьяна,
решила чувство выразить в словах,
излив на страх и риск — в стихах.


Письмо

Каким мне именем назвать
то безымянное начало,
что из пучины вод взывало
и вверх летело — не догнать?
Мне чудилось, иль это было явью?
в твоей улыбке и словах
так явственно любовь лилась.
Её заметить было — страх,
и потому не замечала.
Настойчивей, смелей и… ах!
Как птичка бьюсь в твоих сетях…
Фантазий милых хоровод —
сижу, повержена, у Ваших ног.
Как, кап — по лужам дождик серый.
Сегодня воздух с хрустом — свежий.
Свежий.
Вмерз в лужу бурый лист осенний.
В любви к тебе боюсь признаться.
Ведь для тебя — никто, никто.
Купила новое пальто
(тебе хотела показаться),
парик — каре
(зачем? Не знаю)
и пару модного белья.
Но не хватает мне огня.
Как будто разум лишь один
царит — над чувством — господин.
А сердце? Сердце приустало.
Твоей улыбки стало мало,
любви оно, как солнца, ждало.
Нет, нет! Не нужно мне ответа.
Любовь моя другим согрета.
Цветет в фантазиях, мечтах!
Чуть прикоснешься — россыпь, прах.
Ты обольстительно умен,
талантом свыше наделен.
Глаза твои манят и жгут,
но для меня ты друг ли? Друг?
Я дружбы жажду, но и тут
меж нами — линия и круг.
Нет, нет… Мое ты вдохновенье!
Год как с красавицей женой,
но не со мной, но не со мной.
Я не нарушу твой покой.
Будь счастлив, милый мой, с другой!
О вы, фантазии мои,
куда меня вы занесли?
Дай, Бог, побольше добрых слов
И светел мир! И жизнь — ЛЮБОВЬ!


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Пусть же в сердце твоем,
как рыба, бьется живьем
и трепещет обрывок
нашей жизни вдвоем.
И. Бродский


1
Призыв любви разлит в природе,
А человек — властитель ль чувств? —
Любовь свою облагородил
Посредством знаний и искусств.
Призывны песни обольщенья —
Захватывают враз волной,
Рождается к любви стремленье
Эрота пущенной стрелой.
Сердца подвержены смятенью
От счастья — до паденья вниз.
Любовь уводит в сновиденья;
Реальность — не ее мотив.
Вернуться сможешь ль к жизни прежней,
Когда любви познаешь дух мятежный?


2
Пролетели ласточками годы…
Мужчины повымерли или в разводе;
И женщин оставили в вечной тревоге.
Вот и осень с зимою готовится слиться.
У женщин — уставшие, хмурые лица
И кошек заводят, собак или рыбок,
Подводят итог, не считают ошибок;
Глаза не слезятся. По-прежнему — ждут,
В квартирах наводят несложный уют.
И время пришло: разрешили молиться.
И женщин светлеют усталые лица.
И в церковь заходят, свечку поставят,
Ошибок тем самым, увы, не исправят.


3
Знаю, читатель, прочтешь между строк,
Воспримешь, поймешь сей несложный урок.
В душе твоей пусть радость и покой живут!
На этом попрощаемся, мой друг.

2003—2017
Cвидетельство о публикации 581853 © Квитко Т. П. 12.02.20 15:14