• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Эмансипэ

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Какая ситуация предпочтительнее: когда вопросов больше, чем ответов, или наоборот?

В районное управление социальной защиты, проще говоря – собес, вошло амёбообразное существо, имеющее, тем не менее, ярко выраженные человеческие признаки: две руки, две ноги, но – тело сферой, поверх которой покоился второй шар меньшего размера, как у зимней детской забавы - снеговика. И этот второй шарик состоял из нескольких голов, которые то появлялись, то исчезали и вместо них тут же вспучивались новые.
Одна из голов заговорила на непонятном работникам собеса языке. Вторая - перебила её и начала речь на прекрасной русской мове, но вот ведь незадача – завершала спич третья голова, и потому смысл речи терялся в её окончании.
Голоса у голов были разные, интонации тоже. "О, ес!" – то и дело выкрикивала четвёртая голова. "Вау!" – взвизгивала пятая - с восторгом, немыслимым в приличном обществе (а собес без сомнения относил себя к таковым).
Наконец, шестая, центральная голова навела порядок в собственных рядах, выкрикнув в повелительном тоне волшебное слово: "Угомонись!" В дальнейшем именно она вела разговор с работницей собеса Василисой Премудрой, женщиной ответственной и доброжелательной.
Василиса, увидев фантасмагорическую особу, поначалу растерялась, но быстро взяла себя в руки. "Подумаешь – амёба, - решила она. – Что я амёб не видела? И чего только не бывает на белом свете. Надо больше путешествовать, чтобы ничему не удивляться".
И потому:
- Простите, вы кто? – спросила она у этого никогда не виданного ранее существа.
- Мы – женщина, - ответило существо.
- Что значит "мы – женщина"? Вы одна или вас несколько?
- Нет, одна, но мы вчера посовещались, обмозговали всё, как следует, и решили, что мы – женщина.
- Понятно. Вас много, но вы женщина - так?
- Именно так…
- И как ваше имя?
- Наше имя Эмансипэ.
- Отчество?
- Отчества у нас нет, как и фамилии.
- Даже девичьей?
- Даже девичьей. Была когда-то, но мы её забыли – давно это было. И отец был, и мать – тогда без этого было нельзя, не то, что теперь, но они погибли в автокатастрофе, и нас воспитали бабушка и дедушка.
- Ну, хорошо – с папой-мамой мы разобрались. А дедушка у вас кто?
- Как кто? Дед Пихто!
- И кто он - этот Пихто?
- Понятия не имеем. Помним, что бабушка называла его "брандахлыстом". А ещё шаромыжником и аферистом. Она вообще любила иностранные прозвища, но и отечественными не брезговала. То и дело мы слышали словечки и определения, адресованные дедушке: жук, мошенник, пройдоха, прохиндей, ну и, конечно же, бездельник.
- Вы замужем?
- Мы, являясь высокоэмансипированным самовоспроизводящим существом, в мужчинах не нуждаемся, потому как в результате длительной эволюции смысл существования некогда сильного пола нивелирован до ничтожного и вскоре может исчезнуть за ненадобностью. Настоящие мужики перевелись, а те, что остались, с кандибобером: познакомишься с иным, сочинишь себе сладостную перспективу, а он, изверг, оказывается либо геем, либо трансгендером, либо вообще андрогином…
- Ну да, ну да, - согласилась с ней Василиса, несмотря на то, что муж её был традиционной ориентации – пил, как все, и очень любил баб. Глаз да глаз за таким надобен! Глаз да глаз…
- И вообще, мужчина – это вчерашний день, - закончило речь амёбообразное существо.
- А я слышала от специалистов такое мнение: если б цивилизация осталась в руках женщин, как во времена матриархата, мы бы до сих пор жили в хижинах.
- Может так оно и есть, - сказала Эмансипэ, - но факт остаётся фактом: сегодня ваши женщины категорически отказываются рожать мальчиков…
- Подождите-подождите, я чего-то не поняла. Что значит "ваши"? Вы гражданка России или как?
- Мы – гражданка, - заверила её феминистка.
- А паспорт у вас имеется?
И тут эта самая Эмансипэ после лёгкой заминки честно призналась:
- Паспорта у нас нет. У нас вот что есть. – И она достала документ странного образца. "Свидетельство о рождении" – прочла работница собеса и даже присвистнула от удивления, разглядев год выдачи.
- Это сколько же вам лет? – ахнула она.
- Если по старой хронологии, то много, если по новой, то не очень. Как говорит наш дедушка…
- А он ещё живой?!
- А то нет.
- И сколько ему лет?
- Много – и по старой хронологии, и по новой. Пара сотен.
- Офонареть! – не сдержавшись, воскликнула Василиса Премудрая.
Вообще-то работницы собеса - сотрудницы вышколенные (школят их очень строго). Ко всему прочему они держатся за своё место: оно стоит того. Даже уборщицы с пиететом высказываются об этом учреждении.
- Я не просто так задаю вам эти вопросы, - сказала Василиса. - Я хочу понять причину вашей необычной внешности. Вы уж извините меня, если я в своём признании недостаточно толерантна.
- Ничего, мы привычные, - сказала Эмансипэ. – Нам и не такое приходилось выслушивать. Что касается нашей внешности, то мы ею довольны. Нам наше обличие нисколько не мешает, а очень даже способствует…
- Чему способствует? – заинтересовалась Василиса.
- А всему… Почитайте "Происхождение видов" Чарлза Дарвина и вам многое станет понятно.
- Обязательно прочту, - заверила её Василиса.
В этот момент лопнула одна из голов – звонко, как надувной шарик, и ошмётки разлетелись по комнате. Василиса смахнула остатки с колен, подумав при этом "а почему, интересно, они сухие?", и продолжила задавать вопросы.
- Где вы родились?
- В Сибири.
- В Восточной или Западной?
- В центральной.
- Понятно – сказала Василиса. – Понятно, что вы никогда не жили в Сибири. Мне кажется, что вы не та за кого себя выдаёте.
- Ну не та и что с этого? В любом случае с нами надо что-то делать.
- Надо, - сказала Василиса, а сама подумала: "Гнать бы тебя к чёртовой матери! Так ты тут же жаловаться побежишь, ни перед чем не остановишься. Мне же и попадёт за все твои безобразия! Себе, как говорится, дороже".
- И чего же вы хотите от нашего учреждения? – спросила она.
- Многого, – ответила Эмансипэ и перечислила свои желания, которых было столько, что не хватило слов в орфографическом словаре (а новое издание ещё не подоспело). В числе прочих были названы бесплатный проезд в общественном транспорте, включая электрички, бесплатное медицинское обслуживание, льготные лекарства, соответствующая группа инвалидности (одна из голов вмешалась в разговор и сказала: "желательно первая"), многочисленные пособия, освобождение от уплаты налогов, льготы по коммуналке и другие послабления, которые Эмансипэ надеялась получить по мере вживания в российскую действительность. А закончила она речь замечательной фразой: "Посмотрите на нас и честно признайтесь: разве мы этого не заслуживаем?"
Вздохнула и продолжила:
- Но и это ещё не всё. Мы хотим поднять вопрос о материнском капитале…
- У вас есть дети? – ахнула работница собеса.
- Много детей, - заверила её амёбообразная женщина. – Семеро. И все девочки.
- Офонареть! – произнесла юная особа. - Вот смотрю я на вас и обалдеваю – и когда вы рожать успеваете?! И все родились после 1 января 2007 года?
- Все, - решительно заявила Эмансипэ. - Стали бы мы рожать, если б не историческое решение вашего президента!
- И подтвердить можете? Документы соответствующие у вас есть?
- Нету. Вот потому-то мы и просим содействия по данному вопросу. Помогите оформить нам нужные бумажки.
- Задним числом?
- Лучше бы сегодняшним - дабы мы, не мешкая, могли претендовать на получение материнского капитала.
- Одну минуточку, - сказала тут Василиса. – Мне надо… Я вернусь… Одну минуточку…
Выскочила в коридор, побежала в туалет и лихорадочно выкурила сигарету.
Потом заглянула в приёмную, чтобы выяснить на месте начальник или отсутствует. "Будет через час", - сообщила секретарша. "Нам бы только ночь простоять да день продержаться", - подумала Василиса.
Вернулась в кабинет и к своему ужасу увидела ещё одну амёбообразную просительницу, полную копию первой. Можно было бы сказать "одно лицо", но в данном случае такое сравнение более чем не корректно.
- Познакомьтесь, это наша единоутробная сестра – других у нас по определению не бывает, - сказала Эмансипэ. - А зовут её Эмми по кличке "Феминистка".
- Очень приятно, - сказала Эмми.
- И много вас таких единоутробных? – поинтересовалась Василиса.
- А сколько надо? – спросила Эмансипэ, и все её головы солидарно заулыбались: с чувством юмора у них был полный порядок. – Учтите, мы быстро размножаемся.
- Ну, не все такие охочие, как ты, - сказала, вдруг, Эмми. – Я, например, за количеством деток не гонюсь. И тебе не советую: у меня иное отношение к потомству.
- Вот-вот, - сказала единоутробная сестрица. - Сейчас она примется клеветать на нас, но вы её не слушайте - она из Сербского сбежала!
- А вот и неправда, - вскричала сестра, - нет в нас ничего сербского! Мы – русские. Отец наш абориген, а мама – папуасиха, причём папуасиха наша, чистокровная. Маргарита. Из Читы. Песня такая есть "Чита-дрита, Чита-Маргарита" – это о ней.
- Какой абориген, какая папуасиха - ничего не понимаю, голова кругом идёт, - сказала Василиса. - Вот идёт кругом – и всё. Кружится… кружится… как по заказу…
- Понимаю, - сказала Эмми. – С такими посетительницами, как мы, не только голова закружится.
- И чего вы хотите? – спросила Василиса у Феминистки.
- Того же самого, что и сестра, - ответила Эмми.
- С документами, как я понимаю, у вас полный швах?
- Швах, швах - увы и ах! – сказала Эмми. И засмеялась: - Хи-хи-хи…
- Да что вы к нам с этими паспортами доколупались, будто они самое главное в жизни! – вскричала Эмансипэ. - С паспортами мы бы к вам и не пришли – прямиком к Собянину направились. И запомните, нас просто так не… - Дальше шло матерное выражение, обозначающее соитие – действие, не противоречащее основам российской государственности.
- Что же мне с вами делать? – произнесла Василиса голосом, в котором не было ни одной живой нотки. Позвонила в приёмную и спросила, не вернулся ли начальник.
- А его сегодня уже не будет, - радостно сообщила секретарша. – У него тёща рожает.
- А он-то здесь причём, если тёща?
- Вот я и говорю, что не причём, а многие считают иначе.
- О, господи! - сказал работница собеса…
Cвидетельство о публикации 581269 © Кочетков В. 01.02.20 10:14

Комментарии к произведению 1 (2)

Всё чётко, в действительности, как на самом деле. >)))))))

Воистину так. Волей обстоятельств посещал собес. Насмотрелся и наслушался вдоволь. И среди них и среди нас - монстры.

Просто вспомнила, как при мне в собесе рыдала тётка, которой назначили всего 6,200 и только за советский стаж. Остальные годы она работала на дядю без соцпакета, мясом торговала и думала, что получит как все и всё. А ей кто-то сказал - ты свою пенсию давно получила обвешивая покупателей. Так она в обморок упала.