• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Остров четвертый. Остров Исполнения Желаний

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Утро было чудесное. Я сидел за одним из столиков кафе «El Sueno» почти у самого края пешеходной зоны береговой зоны Города. Крепкий кофе, сигарета, океанский воздух, кружение чаек, плеск воды, яркое, но еще не жаркое солнце - кто мне может описать, более прекрасное начало дня?
Я прищурившись смотрел на блики, переливающиеся в мелких волнах, но вот какая-то тень заставила меня полностью открыть глаза.
- Вадим? Какими судьбами?
Передо мной стоял Томи: белоснежные брюки, темно-синий китель с золотыми пуговицами, капитанская фуражка с яркой морской кокардой в виде Герба Островов.
- Томи, привет! - я встал и пожал его руку. – Кофе?
- Конечно. Что еще может быть в этих краях символом утра? – улыбнулся он, присаживаясь к моему столику.
Я помахал рукой и камареро появился возле нас, будто вырос из-под земли.
- Caffe espresso, - заказал Томи, положил на край стола фуражку и вытащил из внутреннего кармана кителя шикарный портсигар.
Я протянул ему зажигалку.
- Что же ты тут делаешь, Вадим?
- Не поверишь, отдыхаю, играю роль туриста-бездельника. Что еще тут можно делать?
- Завидую. Безделье – это самое мое любимое занятие.
Мы с Томи познакомились на пляже северной части Острова Светлый, где он проводил отпуск, а я, как обычно, спасался от дождливого и серого ноября родного города, сидя с зажмуренными глазами в пробке на улице Карбышева.
Официант принес кофе.
Томи прикрыв глаза, как сытый кот на солнце, поднес чашку с ароматным напитком к губам. Пока он пил кофе разговор было бесполезно продолжать, это я помнил еще по первому с ним знакомству.
Наконец чашка опустилась на блюдце, из пепельницы в пальцы вернулась сигарета, что означало, что Томи опять готов воспринимать слова.
- А ты? Что ты здесь делаешь в полном параде в такую рань? – спросил я.
- Предстоит тяжелый день, вечер и ночь, - тяжело вздохнул он.
- Работа или…?
- Вадим, какое «или»?! Я же женат, - он широко улыбнулся.
- Я помню. Кстати, передавай от меня поклон Молли.
- Спасибо, обязательно. Мы часто тебя вспоминали. Такое отличное время провели тогда на Светлом! Сегодня у меня рейс необычный. Вернее, рейс обычный, но с нами идут руководители компании. Они на каждом направлении раз в год устраивают инспекционные выходы в рейс. Придется быть все время, как на смотре.
- Куда идете?
- На остров Исполнения Желаний.
- И такой есть?
- Ты, будто, не знаешь! Ты же тут частенько бываешь. Неужели тебя еще можно чем-то удивить?
- Я в основном на Центральном. Ну, еще на Светлом. Еще на паре бывал, но весь Архипелаг еще не изучил.
- Тогда тебя еще можно удивить. Хочешь, я тебя с собой возьму? Кто-то из пассажиров не смог прилететь, каюта пустует. Я тебя по знакомству, - он, хитро улыбнувшись, склонился ко мне, - как у вас в России принято, ты же говорил, бесплатно возьму. Как ты это называл?
- Халява?
- Да, красивое слово! – он рассмеялся.
- Конечно, хочу. Я бы даже оплатил билет. А чем этот остров знаменит?
- Ты действительно не знаешь?
- Нет.
- Ты меня поразил. При твоей страсти к изучению Островов не знать одну из главных жемчужин нашей страны! – он хитро улыбался, было не понятно, всерьез он или издевается. – Название этого острова полностью отражает то, чем он знаменит. Все места на рейсы туда расписаны на много месяцев вперед, билеты стоят кучу денег, но поток из Европы, как на Мекку.
- Правда, что исполняются желания?
- Вот все сам и узнаешь, - он неожиданно стал серьезным, - только будь острожен. Все мне пора. Отходим через шесть часов, а сейчас побежал принимать комиссию из компании, им надо еще всю бухгалтерию до отправления предъявить. Ох, терпеть не могу эти цифры! Но капитан, как мальчик для битья, за все отвечает. Жду тебя на борту «La Estrella» за час до отхода. Не опаздывай.
Он поднялся, надел фуражку, поставив ладонь вертикально, проверил положение кокарды, улыбнулся и ушел в сторону причалов.

У трапа «La Estrella» меня встретил вахтенный офицер, проверявший билеты у пассажиров. Я назвал свое имя, и он, подтвердив, что имеет указания капитана относительно меня, предложил подняться на борт:
- Ваша каюта номер тринадцать, поверните направо, в сторону кормы.
Каюта была просторна, кроме койки, прикрепленной к одной из стен, имела диванчик, стол, кресло, телевизор и шкаф. Иллюминатор смотрел в сторону океана. Решив, что я еще буду иметь достаточно времени, чтобы любоваться водой, я вернулся на палубу, по которой прогуливались несколько моих попутчиков.
Облокотившись на перила, я наблюдал, как убрали трап, отдали концы и наше судно начало медленно отделяться от причала. В этот момент, скрипя резиной покрышек, на причал вылетело такси, резко затормозив у того места, где только что был трап.
«Вот и опоздавшие», - подумал я.
Из машины так никто и не вышел, только опустилось слегка тонированное заднее стекло. В салоне был виден неясный силуэт мужчины, наблюдавшего за отходящей «La Estrella». Через пару минут такси рвануло с места и устремилось к дальним причалам, где стоят частные яхты.
В ожидании ужина я бродил по палубе, сидел в шезлонге на корме, посетил бар, выпил бокал вина.
Перед ужином меня нашел Томи:
- Извини, просто нет ни единой свободной минуты. Я бы хотел с тобой переговорить до того, как вас увезут на гору. Постараюсь утром выкроить время. Надо тебе кое-что объяснить заранее, - и он убежал.

За ужином стюард усадил меня за столик по правому борту, за которым уж изучал меню мужчина моего возраста в темном костюме, белой рубашке и строгом однотонном галстуке. Я даже почувствовал себя неловко в его присутствии в своей футболке и джинсовой куртке.
- Феликс, - представился мужчина.
- Вадим.
- Очень приятно.
Какое-то время мы молчали, выбирая блюда и напитки.
Сделав заказ, мой сосед с облегчением откинулся на спинку стула и закурил.
- Вы в первый раз? – спросил он.
- Да. Совершенно случайно.
- Так многие говорят, - усмехнулся он, - а что собственно стесняться, каждый же хочет, чтобы сбылось что-то для него важное. Почему все стесняются признаться, что ходили к гадалке или какому-нибудь магу? Или вот сюда - на остров. Почему-то в церковь со своими просьбами и пожеланиями ходить не стесняются.
- Не знаю. Наверное, не хотят прослыть суеверными.
- А церковь разве не суеверие?
- Видимо, это считается общепринятым суеверием. Оно как бы носит характер официального.
- По мне так все едино, что потереть руку какой-то статуи, мысленно прося себе счастья, что те же мысли шептать перед иконой. Знаете, много есть таких статуй или камней, про которые сложили легенды, что они исполняют желания, лечат, привораживают и прочее.
- Конечно, знаю, - улыбнулся я, - я много путешествую.
- Я вот не стесняюсь признаться в своем суеверии. Я уже не первый раз еду на этот остров. А все почему-то говорят о себе: я так просто посмотреть, просто любопытно, хотя сами в душе лелеют надежду.
- Вы уже не первый раз?
- Да.
- И как сбывалось? - не удержался я.
- Я еще ничего не просил.
- Зачем же тогда?
- Я изучаю эту возможность. Я, видите ли, привык ко всему в жизни относиться серьезно. Все надо подготовить. То желание, которое я хотел бы озвучить на острове, слишком важно для меня. Если оно сбудется, то моя жизнь может принципиально измениться. Поэтому важно его точно сформулировать, оценить риски, которые связаны с его исполнением.
Нам подали ужин.
Какое-то время мы молча занимались едой.
В это время за наш столик посадили ухоженную, шикарно одетую женщину лет сорока.
Мы представились.
- Валентина, - ответила женщина.
Она заказал кофе и вино:
- Не могу есть, когда волнуюсь, - ответила она на удивленный взгляд стюарда.
Она курила, непрестанно пытаясь стряхивать в пепельницу пепел, который еще не успевал образоваться.
Когда нам подали кофе, мой сосед продолжил беседу:
- Я знаю некоторых, кто посещал остров. У одной дамы была трагедия, ее сын попал в автомобильную катастрофу, было неизвестно, удастся ли его спасти, все висело на волоске. Она ринулась сюда и озвучила желание. Но она не совсем точно его сформулировала. Оно сбылось. Сейчас ее сын жив. Но он не может двигаться, он не узнает даже ее, он уже не человек, но он жив. Видите, как опасно неточно сформулировать свое желание.
- Да, я как-то об этом никогда не задумывался.
- Видите, вы тоже. Вот вы ляпните так, как на ум придет, а результат? Результат может быть совсем не тот, который вы ожидали, о котором мечтали. Она просила спасти жизнь сыну. Жизнь в биологическом смысле спасли, но мы-то под словом жизнь подразумеваем совсем иное.
- Какие ужасные вещи вы обсуждаете! – вмешалась наша новая соседка.
- Ничего ужасного, - ответил Феликс, - так же бывает и в обыденной жизни. Неточность формулировок часто приводит к непониманию, к спорам между людьми, которые на деле отстаивают одну точку зрения. Поэтому никогда не надо торопиться.
- Неужели там, на острове, могут выполнить только то, что я произнесу? Неужели эта сила не может почувствовать, что я хочу? – женщина прикурила очередную сигарету.
- Я так понимаю, что там могут исполнить только то, что вы просите. Не то, что вы подразумеваете, а то, что просите.
- Как это сложно! – вздохнула женщина.
- Ничего сложного. Когда мы что-то формулируем словами, мы всегда их понимаем так, а не иначе, потому что, кроме озвученных нами слов, мы еще многое знаем, мы знаем на каком основании мы произнесли эти слова, и для нас естественна именно такая трактовка наших слов. Но окружающие не знают, какой путь проделала ваша мысль, прежде чем быть озвученной. Вот вы точно знаете зачем едете на остров?
- Да! – воскликнула она, слишком быстро и громко, будто этот ответ был у нее давно заготовлен или будто ответ она адресовала самой себе, чтобы побороть какие-то сомнения.
- Может быть и другой вариант, - продолжал Феликс. – Один мой знакомый не был большим оригиналом, он пожелал денег. Когда он вернулся в наш город, он выиграл в национальной лотерее уйму денег. Желание исполнено, но он умер через несколько недель. Его убили, отравили наследники. Вот тоже вопрос, а принесет ли вам счастье, если исполнится ваше желание.
Повисла пауза.
- Все надо взвесить, все обдумать, - прервал ее Феликс. – Исполнение желания, важного желания – дело очень ответственное. Я здесь не говорю о сиюминутных, мелких желаниях: желание поесть, желание согреться, желание отдохнуть и прочее. За этим на остров не едут. Сюда едут за тем, что должно изменить вашу жизнь.
- Послушав вас, начинаю опасаться исполнения желаний, - ответил я, сам не понимая в шутку или всерьез.
- Отнюдь, Вадим. В этом нет ничего страшного, если они исполняются так, как и должны.
- А как они должны исполняться? – вмешалась Валентина.
- Нами самими. Тогда это происходит постепенно и именно так, как мы этого хотим, так, как мы это понимаем. Тогда их исполнение и приносит то, что мы желали, если мы были честны сами с собой. Мы не можем понять себя неправильно, если честны с собой, что тоже не всегда бывает. Когда же кто-то исполняет наше желание, то он его исполняет так, как он его понял.
- Но вы зачем-то ездите на остров? – спросил я.
- Я езжу, чтобы до конца определиться, чего же я на самом деле хочу, а чего опасаюсь. Как только я это пойму, я озвучу свое желание и поручу его острову, потому что боюсь, что мне не хватит отведенных лет на его исполнение. Не забывайте, что короток наш век, не все можно успеть, а хочется, вот мы и ездим на остров. Но, похоже, я вас заболтал, пора и честь знать. Завтра нас рано разбудят, мы прибудем к шести. По крайней мер, так обычно бывало. Приятно было познакомиться, до завтра, приятной ночи.
И он ушел.
Я попрощался с Валентиной и вышел на палубу, побрел к корме.
В темноте ночи за нами в кильватере шла огромная яхта, было впечатление, что она преследует «La Estrella». Простояв на корме более часа, я пришел к выводу, что прав – яхта повторяла все наши маневры, а где-то вдали стали видны огни еще одного судна, идущего за нами.
Вспомнив о необходимости рано вставать, я отправился в каюту, хотя ночной океан и очаровывал.

После очень раннего завтрака нас высадили на пирс острова Исполнения Желаний. Всего желающих что-то изменить в своей жизни, не прилагая для этого усилий, либо тех, кто об этом просто мечтал, было двадцать человек, включая меня.
Томи так и не выкроил утром времени, чтобы о чем-то, по всей видимости, важном рассказать мне.
Нас тут же, у трапа, пересчитали и посадили в автобус.
Уже когда мы выезжали с территории порта, я оглянулся на океан и увидел огромную яхту, входившую в бухту.
Дорога была недолгой, но трудной. Автобус, ревя своим дизелем, карабкался по узкому серпантину к вершине горы, которую мы видели еще за завтраком, задолго до того, когда нашим глазам открылся берег острова. Я сидел у правого окна и с ужасом глядел в пропасть, которая с каждым крутым поворотом, углублялась.
Не добравшись совсем немного до вершины, автобус свернул с дороги во двор небольшого отеля. Пытаясь зевнуть, чтобы побороть заложенность ушей, я выбрался из мягкого сидения и последовал в холл гостиницы за своими спутниками.
- Сейчас инструктаж будет, - шепнул мне оказавшийся рядом Феликс. – Будут объяснять, на что мы можем рассчитывать.
У стойки администратора стоял молодой приветливый человек, который терпеливо дождавшись наступившей тишины, приветствовал нас:
- Дамы и господа, очень рад встретить вас на острове Исполнения Желаний. Мне приятно, что именно я сегодня стану вашим гидом. Прежде всего, прошу прослушать краткую информацию. Сейчас вы первым делом пройдете регистрацию и разместитесь в ваших номерах. Затем начнется посещение горы. Вас туда будут доставлять группами по пять человек, таким образом, у нас будет четыре группы. Подъем на гору и высказывание желаний займет для каждой группы около часа. После возвращения последней группы в ресторане отеля вас ждет обед, потом свободное время, которое вы можете посвятить ознакомлению с сувенирными лавками селения, расположенного за отелем, а также прогулке по Главному парку нашего острова. Теперь еще минуту внимания, я хочу вас предупредить о некоторых правилах посещения горы. У каждого из вас будет не более пяти минут, которые вы проведете в Зале Просящих. Туда вы будете входить по очереди. В Зал Просящих запрещено входить, когда там кто-либо находится. Прошу вас с уважением относиться друг к другу и к тайне желаний. Теперь об ограничении желаний. Желание может быть только одно, и оно должно быть реалистичным. Прошу вас не загадывать желания, чтобы у вас выросли крылья, и вы стали ангелом, - улыбнулся молодой человек, - или чтобы ваше тело обрело упругость двадцатилетней девицы. Надеюсь, вы меня поняли. К тому же остров не воспринимает желаний, направленных во вред третьим лицам. Прошу вас со всем вниманием отнестись к моим словам. Итак, ближайшие сорок минут мы посвятим размещению в отеле, а потом отъезд первой группы. Когда автобус с первой группой начнет спускаться с горы, второй автобус отправится навстречу со второй группой, чтобы не терять времени. Поэтому прошу вас до отъезда не покидать отель. Теперь, внимание, я оглашаю составы групп. Первая…
Я оказался в первой группе, Феликс и Валентина, остальных имен я не знал, во второй.
У стойки администратора я получил ключ с биркой, на которой был написан номер комнаты.
Мой номер был на втором этаже – небольшая комната с балконом, с которого открывался прекрасный вид на склон горы и воды океана, далеко внизу. Бросив сумку на кровать, я спустился в холл и вышел на залитый солнцем двор. Там уже поджидал первую группу микроавтобус с логотипом отеля на борту.
Вскоре нас в него усадили. Первая группа, кроме меня, состояла из трех женщин лет пятидесяти и молодого человека.
Автобус выехал со двора и повернул в сторону вершины. Дорога больше напоминала тропу, настолько она была узка. Но каждые пару километров она имела площадки у правой обочины, видимо, место для того, чтобы разъехаться со встречным транспортом.
Путь занял не более пятнадцати минут. И вот площадка, где нас высадили у входа в одиноко торчавший на вершине горы Зала Просящих – сложенное из неровных, бугристых камней здание, высотой не более трех метров, покрытое красной глиняной черепицей. Более ничего на этой голой вершине не было, только ветер и солнце.
Водитель тоже вышел из автобуса, сверился со списком и назвал имя первого просящего. Им оказался молодой человек.
- У вас не более пяти минут, - предупредил водитель.
Молодой человек подошел к изъеденной временем деревянной двери Зала, потянул за железное кольцо и скрылся внутри.
Мне было интересно, и я засек время.
Просящий вернулся через одну минуту.
«Видимо, знал, что просить»- подумал я.
Потом за дверью скрылась одна их женщин.
Прошло пять минут, водитель начал проявлять признаки нетерпения. Женщина с заплаканными глазами появилась через восемь минут, ушла за автобус, чтобы не встречаться взглядом с остальными.
Вторая женщина вышла из Зала через три минуты, глаза ее были затуманены мечтой.
Третья женщина пробыла за дверью ровно пять минут, выйдя оттуда с совершенно спокойным и уверенным видом.
Пришла моя очередь. Неожиданно для себя я испытал робость, но все же дернул за кольцо и шагнул внутрь.
В Зале было прохладно и сумрачно. Площадь помещения не более пяти квадратных метров, голый каменистый пол, пыльные неровные стены и единственное маленькое окно под потолком в противоположенной от входа стене. В этом окне был виден кусочек бездонного неба, не позволявшего оторвать от себя взгляда.
Мне казалось, что я перестал ощущать свое тело. Я весь превратился только в этот свой взгляд, которому вдруг открылось понятие бесконечности, понять которую человеку не дано. Я устремился в эту бескрайность, вслед за взглядом, я растворился в этой голубизне, душа дрожала, разум пронизывали несвязанные мысли, которые сменялись, едва коснувшись какого-либо из желаний. Состояние невесомости укачивало. Мне казалось, что я теряю сознание.
Следующим моим воспоминанием были площадка и автобус. Я не помню, как я вышел из Зала.
На обратном пути, к моему большому удивлению, мы не видели автобуса со следующей группой, но зато отель нас встретил переполохом.
Во дворе стояли два полицейских автомобиля, микроавтобус пароходной компании, в которой работал Томи, и шикарный автомобиль с эмблемой прокатного бюро, широко известного на Островах.
Холл был заполнен людьми, среди которых я увидел Томи.
- Что стряслось? – спросил я его, потяну за рукав.
Томи на мгновение отвлекся от разговора с полицейским:
- Извини, Вадим. Минуту, сейчас поговорим. Мне надо тебя тоже опросить.
Я отошел к лобби-бару. Заказал кофе, но подумав, сменил заказ на порцию двойного виски.

Томи подошел ко мне минут через тридцать, когда я уже успел попробовать несколько сортов представленного в баре виски.
Если честно я так и не пришел в обычное, спокойное состояние. Последствия посещения Зала не оставляли меня, и не желали отпустить меня в состояние хотя бы легкого опьянения. Я не мог даже себе объяснить это состояние, такое впечатление, что я побывал у некоторой грани, за которую не посмел переступить, а был же шанс…. Или не было? Я только сейчас понял, что вчера, после разговора с Феликсом, подсознательно перебирал варианты, чтобы я мог попросить, есть ли у меня реально важные для меня желания, готов ли я ими с кем-то или чем-то поделиться, боюсь ли я, что я не смогу их сформулировать? А правильно ли я их трактую даже перед самим собой? А к чему их исполнение приведет? Оказалось, что это не так просто: четко и однозначно сформулировать, что же ты хочешь в этой жизни.
- Что стряслось? – спросил я Томи.
- Пропала Валентина, одна из членов этой группы.
- Я знаком с ней. Она должна была ехать со второй группой.
- В том-то и дело, что ее не найти. Тут объявился ее муж, известный миллионер из Европы, и несет какую-то околесицу!
- Откуда объявился? Что несет? Объясни толком.
- Короче, он преследовал ее сюда. Он опасался, что она озвучит свое желание, и оно сбудется. Он хотел с ней поговорить, остановить ее, но не нашел.
- Что не нашел?
- Он на яхте шел за нами, чтобы здесь окончательно с ней поговорить, чтобы удостовериться, что она решилась на озвучивание желания. Он приехал сюда на арендованной машине, еще было много времени до отправки ее группы, но он ее не нашел. И мы не можем найти. Вещи ее в номере, но ее нигде нет. Она пропала.
- Черт возьми, что же у нее за желание было? Или это не известно? Тайна все же.
- Какая там тайна! Ты что, всерьез? Ну, ты, Вадим, даешь! Короче, она влюбилась в какого-то молодого охотника за богатенькими дамочками. Муж что-то почувствовал и нанял детективов. Там, у них в стране. Они выяснили, что она выкупила тур на остров Исполнения Желаний. Тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что желание не относится к мужу. Вот он и бросился за ней следом, чтобы остановить, поговорить, убедить, разоблачить этого негодяя, который оказывается давно известен своими проделками.
- Я помню эту яхту, - вспомнил я, - она вчера шла за нами. Но там еще одна была. Слушай, это значит, он на такси прилетел в порт на Центральном.
- Нет. Он знал, что его частный самолет не угонится за ее Боингом, он заранее нанял яхту. Он надеялся ее только здесь перехватить. А что за такси и вторая яхта?
- Когда мы отплывали, кто-то на такси к трапу подлетел. Но так и не вышел, а потом уехал в сторону пирса для яхт. Там же прокат?
- Да, там. Но это не муж. Тот прямо из аэропорта на яхту попал.
- Кто же?
- А что за вторая яхта?
- Я вчера на корме вечерком курил. Видел две яхты, они обе за нами шли. Одна рядом, другая далеко.
- Интересно. Пойдем со мной. Вот ведь невезуха, стоит комиссии на борт подняться, и сразу же неприятности.
- А ты-то здесь причем?
- Как ты не понимаешь, я же, как капитан, являюсь ответственным за группу. Тут все же на деньги завязано, не дай Бог, что случится. Не оберешься неприятностей и проблем!
- Разве ты не только за доставку отвечаешь?
- Нет, тут все повязано, не успел тебе утром объяснить. Не успел. Ну, сейчас не до того, потому как-нибудь объясню, - он заторопился к выходу из холла.
Я, естественно, последовал за ним, нельзя же упустить такое приключение.
Во дворе Томи подошел к пожилому полному мужчине, который, сверкая на солнце лысиной, стоял рядом с офицером полиции, что-то диктуя ему.
- Прошу простить, сэр, - Томи приложил руку к козырьку фуражки. – Позвольте вопрос?
Мужчина с лысиной повернулся к капитану:
- Да?
- Вы видели яхту, которая ночью шла за вашей?
- Да. Но я не придал этому значения. Это было важно?
- Пока не знаю, - Томи повернулся к офицеру. – Свяжитесь с портом, входила ли в бухту еще какая-нибудь яхта сегодня утром?
- Секунду, - офицер бросился к машине и начал что-то говорить в рацию.
Через пару минут он вернулся:
- Да, была еще одна арендованная с Центрального.
- И…? – нетерпение Томи передалось и мне.
- Молодой человек, который прибыл не ней, арендовал машину и направился в горы.
- Офицер, срочно закрыть выход из бухты! – крикнул Томи, бросившись к отелю.
Убегая за ним, я увидел, как полицейский побежал к рации, а лысый вслед за нами. Уже от дверей гостиницы Томи крикнул:
- Пусть еще перекроют все дороги с горы!
Подбежав к администратору, Томи спросил:
- Был сегодня кто-то кроме просящих?
- Да, в бар заходил какой-то господин. Но он номер не просил. Только выпил воды и ушел.
В холл вбежал полицейский:
- Все! Мы их взяли! Они пытались въехать в порт.
- Кто? – выдохнул Томи.
- Синьора Валентина и какой-то господин. Она связана, он пытался довезти ее до яхты.
- За мной, - крикнул мне Томи и побежал к машине пароходства.
Машина устремилась вниз, скрипя покрышками на крутых виражах, я предпочел закрыть глаза, вцепившись в ремень безопасности, и не произносить всю дорогу ни слова, чтобы дрожь в голосе не выдала ужаса, обуявшего меня от этой гонки по краю пропасти.

В полицейском управлении порта нас проводили в комнату допросов, где сидел молодой очень симпатичной мужчина атлетического сложения.
- Какого черта?! - бросился к нему Томи.
Мужчина оторопело взглянул на него.
- Что вы хотели? - Томи вцепился в ворот рубашки задержанного.
Пара полицейских, подхватив Томи под локти, отвели его к другой стороне стола.
- Зачем вы похитили Валентину? – уже успокоившись, спросил капитан.
Мужчина с удивлением посмотрел на спрашивающего:
- А что мне оставалось? Ее было не переубедить.
- В чем?
- Она всерьез решила озвучить желание. Что ж мне оставалось, мне надо было ее остановить.
- Почему здесь?
- Я не успел. Я натолкнулся на ее дневники, прочитал, понял, что она задумала, бросился следом, успел взять билеты только на следующий рейс. Такси доставило меня в порт, когда корабль уже отходил. Пришлось взять яхту и плыть сюда. Я в последний момент перед ее отъездом наверх успел вытащить ее из номера и затолкать в машину. А тут меня схватили ваши…, - он кивнул на двух офицеров у двери.
- Что же вас так напугало в ее желании?
- Она хотела попросить, чтобы я на самом деле влюбился в нее, как она в меня. Это бы поломало весь мой бизнес….
Не дослушав, Томи громко расхохотался, он долго не мог успокоиться.
- Где сеньора Валентина? – успокоившись, спросил он у полицейских.
- Она в своей каюте на вашем корабле. Она в порядке, - ответил один из них.
- Слава Богу, - облегченно вздохнул капитан и, продолжая усмехаться, двинулся к выходу. – Займитесь этим горе похитителем, а нам пора, - и он поманил меня за собой.
На улице он запрокинул лицо, подставляя его солнцу, снял фуражку, вытер взмокший лоб и с нескрываемым удовольствием сказал:
- Вадим, у меня праздник, все завершилось, все кончилось хорошо. Пошли, я угощаю, а заодно и расскажу тебе то, что хотел сказать утром.
Мы двинулись в портовое кафе.
- Что ты будешь? – спросил Томи.
- А ты?
- Кофе, ты не забыл, у меня комиссия, и через три часа мы отходим. Сейчас уже заканчивают возить остальные группы, потом они погуляют по острову, и в обратный путь. Что будешь?
- Вино.
- Окей, - он поманил официанта и сделал заказ.
- Почему так быстро назад? – спросил я.
- Деньги, дружище, деньги, там, на Центральном, уже ждут новые группы, сменится команда и опять сюда. Большие деньги. Весь вопрос в них. Не нужны нам тут скандалы. Я тебя еще утром хотел предупредить, чтобы ты ко всему этому цирку не относился всерьез, но, смотрю, ты даже поехал на гору. Надо было погулять по селению за отелем, там очень красиво и сувениры такие, какие ни на каком другом острове не купишь.
- Сюда же все-таки не за сувенирами ездят.
- И ты туда же, - засмеялся Томи. – Ты что веришь во всю эту чушь с исполнениями желаний?
- Но…?
- Что но? Это, Вадим, бизнес, это реклама, это супервыгодный бизнес – вложений почти ноль, а доход! Доход такой, что даже трудно представить. За центы построили хибару на горе, пустили слух, и повалили народ, платя бешенные деньги за пару ночей на корабле, пару ужинов и обед на горе, готовы за это порой последнее отдать.
- А желания?
- Ты меня удивляешь, Вадим. Ты поверил в эту сказку? Ты, как маленький ребенок, которому рассказали, что Санта Клаус приносит на Рождество подарки, и который не замечает на подарках штрих-кодов соседнего супермаркета. Ну, развеселил! – смеялся Томи.
- Но желания же, озвученные здесь, сбывались, мне говорил один из пассажиров?
- Конечно, Вадим, но они бы сбылись и в случае, если бы их здесь не озвучили. Ты не задумался, почему тебя предупредили, чтобы ты не загадывал несбыточного? Все для этого, для увеличения числа сбывшихся, якобы благодаря горе. Этим ограничением просто увеличивают процент сбывшихся в силу каких-то обстоятельств. А чем выше процент, тем громче слухи, тем ярче легенда, тем больше желающих, тем больше денег. Все очень просто. Главное, чтобы верили и несли свои кровные.
- А ты не думаешь, что крепкая вера помогает желанием сбыться? – озвучил я мысль, неожиданно пришедшую мне в голову.
- Как-то не думал, - через некоторое время задумчиво ответил Томи. - Но меня все равно поражают взрослые, серьезные люди, которые верят в эту чушь. Вспомни сегодняшних. Ладно, Валентина – богатенькая недалекая дурочка, но ее муж! Серьезный человек, сколотивший себе немереное состояние, не слабого ума человек? А этот жиголо, тоже же хитрости и ума у него должно быть много, он же должен понимать, чувствовать людей. А тоже купился на сказку. Видите ли, она попросит у горы, и он бедный влюбится, перестанет за богатенькими дамочками бегать. Ну и народ! Серьезные же люди, а на поверку – дети малые!

Обратный путь я провел в каюте, на ужин не ходил. Не хотелось никого видеть. Мне все чудилось мое состояние там, на горе, неужели, я просто перегрелся на солнце?

15-17 января 2016 года
Cвидетельство о публикации 580291 © Сазонов В. 15.01.20 19:50