• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Долгий разный день

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
ДОЛГИЙ РАЗНЫЙ ДЕНЬ
(четыре маленькие истории, никак не связанные между собой)

История первая. Прекрасное раннее утро
Действующие лица:
Муж, жена, ангелы
Раннее утро в городе. Только-только взошло солнце. Тишину, кроме голосов утренних птиц и суеты пожилого дворника, ничто не нарушает. Солнце яркое и теплое.
На балкон седьмого этажа типового дома выходит немолодой мужчина. Опирается на перила и просто наслаждается прекрасной погодой. Через какое-то время раздается женский голос.
Жена: — Прикрой дверь. Сквозняк.
Муж не реагирует. Достает сигареты.
Жена (громче): — Дверь балконную прикрой, говорю. Сквозит. И хватит курить на балконе. Дым в квартиру тащит. Сколько я могу говорить? Выглядывает на балкон. Видит сигареты. — Ну вот, что и требовалось… Иди на лестницу.
Муж просто убирает сигареты обратно.
Муж: — Доброе утро.
Жена: — Доброе, доброе. Не спится в такую рань. Выходной день. Ни свет, ни заря.
Жена исчезает в квартире. Муж улыбается чему-то своему. В дверь звонят.
Жена (из квартиры): — Открой, я не одета.
Муж не реагирует. Просто плотнее прикрывает дверь. Звонки продолжаются. Муж на балконе. Жена что-то кричит, но теперь это неразборчиво. Наконец она влетает на балкон.
Жена (раздраженно): Что, не слышно, в дверь звонят? Ору тебе: сходи, открой. Нет, ты будешь стоять.
Муж (спокойно): Ты просила плотнее дверь прикрыть. Я и не слышу.
Жена: — Не слышно ему, да. Пару шагов лишних сделать невмоготу. Лень-матушка вперед тебя родилась
Звонки настойчивы.
Жена: — Да иду я. Зло машет в сторону мужа рукой и скрывается в квартире.
Муж улыбается, достает сигареты, закуривает. Жена возвращается на балкон с букетом цветов.
Жена: — Очень смешно. Ранним утром. В халате, бигудях и перед курьером. Лучше и не надо. Курить завязывай.
Муж: — С годовщиной, любимая.
Жена (чуть мягче): Я в курсе, что ты помнишь. Спасибо, конечно. Но вот можно было попозже. Можно как-то позднее, чтобы вот не в этом во всем выходить к постороннему человеку.
Муж подходит к жене, обнимает, целует.
Жена: — Да подожди, успеешь. Цветы поставить надо.
Уходит...
Жена (из квартиры): — На когда?
Муж: — Не понял, что «на когда»?
Жена выходит на балкон.
Жена: — Ресторан, на какое время заказал? Ты же заказал? Утром цветы, вечером ресторан. Живем в ожидании перманентно предсказуемого сюрприза. Я хотела сегодня со Светкой встретиться. Где-то в четыре.
Муж: — Успеешь. Такси возьми.
Жена: — Так, время-то какое?
Муж: — Восемь.
Жена: — Конечно восемь, пораньше было никак.
Муж: — Так ты ж со Светкой…
Жена: — …с ней я успею. Но ты сам головой подумай? Подумай-подумай. К восьми. Это значит, что пока туда, пока сюда, пока зайдем уже половина девятого. Там-сям два-три часа. Обратно минут сорок. Опять туда-сюда ванна-туалет… еще время. Уже ночь-полночь. Это если без секса, а если секс, то… Утром на работу, между прочим.
Жена спохватывается.
Жена: — Только не говори, что ты… заказал…
Муж: — Прости, но я там предложение делал. Тридцать лет назад.
Жена: — Господи. Ты же знаешь, как я терпеть не могу морепродукты. Мне это совсем не здорово.
Муж пожимает плечами.
Жена: — Одно дело молодая влюбленная дура, которая после того вечера два дня с горшка не слезала. Другое дело я.
Муж: — Немолодая невлюбленная и не дура?
Жена: — Я тебя люблю. Я очень тебя люблю… конечно. Но может иногда лучше спросить меня, а я-то чего хочу? Вроде, не дети уже.
Муж: — И чего ты хочешь?
Жена: — Вот правильно, нашел время спрашивать. Ладно. Костюм я тебе приготовлю. Постарайся сделать так, чтобы я тебя там не ждала. Это будет, по меньшей мере, неприлично.
Муж: — Как скажешь… любимая.
Жена уходит в квартиру. Слышно, как она разговаривает по телефону: «Света, да, привет. Нет, сегодня все в силе. Встречаемся, да. Просто я уеду чуть раньше. Ну, годовщина у меня сегодня… Да, спасибо. Так что… А кто? Девчонки? Да? И Ленка. Я все равно не смогу. Да… Решим. Да нет… Она?... Ее тысячу лет не видела… Да»
Муж слышит разговор жены. Усмехается.
Мимо пролетают ангелы. Один из них подлетает к мужу и отдает ему пару крыльев. Муж надевает крылья, перелезает через балкон и присоединяется к ангелам. Через какое-то время слышен истошный вопль жены и голоса на улице: «Ужас!», «Вызовите скорую!», «Люда, отвернись»
Солнце все ярче и теплее. Птицы настойчиво радуются новому дню.


История вторая. Полдень и немного дальше
Действующие лица:
Директор, курьер

Разгар рабочего дня. Кабинет директора коммерческой компании. Директор сидит за столом, смотрит на компьютере сводки новостей. Плазменная панель на стене настроена на один из деловых каналов. Срабатывает селектор. Голос секретарши: «Курьер, как вы и просили, пришел»
Директор: — Пусть войдет.
В кабинет входит пожилой человек явно далеко за пенсионный возраст. Директор встает, идет навстречу курьеру, пожимает ему руку, указывает на стул. Курьер садится и ждет, когда директор вернется на место.
Курьер: — Вызывали?
Директор (немного смущаясь): — Да. Надо поговорить.
Курьер: — Ну, надо так надо.
Курьер спокоен. Директор нервничает.
Директор: — Дело в том, что… Наверное… Не знаю. Как сказать. Пришло время наши отношения…
Курьер: — Выгоняете?
Директор: — Да нет же.
Курьер: — Выгоняете-выгоняете. А в чем дело? Плохо справляюсь? Ошибки, оплошности?
Директор (еще больше нервничая): — Да не в этом дело.
Курьер (спокойно): — Мне, между прочим, через месяц семьдесят. Юбилей.
Директор: — Так вот и…
Курьер: — Я думал, что фирма отметит меня в связи… Столько лет. Верой и правдой. Торжества. Речи. Подарки. Почетная грамота, хотя бы… Если уж совсем моих заслуг не признаете.
Директор: — Зачем ты так. Все будет. Ты ж понимаешь. Яснее ясного. Время пришло. Время. Возраст. Отпразднуем юбилей и давай. На покой.
Курьер: — Мать надоумила?
Директор (срываясь): — Папа, во-первых, не мать, а мама. Во-вторых, она права. Чуть менее уверенно. — Абсолютно права.
Курьер: — Права? Где права?
Директор: — Она тебя совсем не видит.
Курьер: — Она меня видит. Видит-видит. Мое дело курьерское. Пришел-ушел и остальное дома. Это она тебя не видит. Мы тебя не видим.
Курьер встает и начинает ходить по комнате.
Курьер: — Сын у нас директор. Большой человек. Весь в работе. Дозвониться до него дело невозможное. Передразнивает сына — «Перезвоню позже», «У меня вторая линия», «Сейчас неподходящий момент». Домой же дождаться…
Директор: — Хватит, папа…
Курьер: — Хуяпа. Спасибо, что хоть дни рождения наши не забываешь, звонишь. Есть надежда, что и дни смерти помнить будешь. Запиши в телефон на всякий случай. Как и дни рождения.
Директор пытается возразить, но курьер не дает.
Курьер: — Когда ты к нам последний раз заезжал, а? То-то и оно.
Директор: — На пасху прошлую… кажется.
Курьер: — Кажется ему. Кажется. Ну да, на пасху. Когда это было? Да на кой черт ты бы нам сдался, но! Сорок пять лет — ума нет — ни семьи, ни детей. Живешь как урод моральный.
Директор: — Папа…
Курьер: — Как урод!!! Моральный!!! Твоя мать…
Директор: — Мама!!!
Курьер: — Жена моя!!! волком на меня смотрит. Каждый день. Если бы я знал, что все так выйдет, я бы этот бизнес тридцать лет назад не выстраивал. Здоровье свое не портил. И тебя — щегла пестрожопого — в него не втягивал. Воспитали на свою голову. Успешного менеджера. Убил бы.
Курьер присаживается обратно на стул.
Курьер: — Значит так. Торжества само собой. Тут деваться некуда. Пусть я даже это все и терпеть не могу. Ни о каком увольнении, конечно, речи нет.
Директор: — Я решу.
Курьер: — Нашелся мне тут. Решала. Люди, смотрите на него. Ты с кем разговариваешь? Вот забуду, кто ты есть и настучу на тебя. Сначала в трудовую, а потом в налоговую. Ты мне напомни, кто раз в квартал блеет как овечка: «Папа, ты бы не мог…» Вот однажды очень не смогу. От слова «совсем» Смогулка сломается.
Директор злой и раздавленный.
Курьер: — Теперь с… мамой. Я правильно говорю? Видишь, какой я молодец. Откроешь рабочее место. Буфетчицы. Пора в фирме людей кормить домашней едой. Надоело жрать на стороне. Изжога и пустая трата денег. Зарплата курьера — слезы. На гамбургеры и шаверму не напасешься. Хотя, откуда тебе знать за зарплату курьера. Можешь, правда, у бухгалтера поинтересоваться.
Директор: — Что-то, когда ты был директором, буфет тебе был по барабану. О людях вспомнил на старости лет?
Курьер: — Да насрать мне на людей. И на старость лет. О мате… маме забочусь. Твоей, если что. Хоть таким макаром каждый день сыночку домашним побалует.
Курьер встает, собирается уходить.
Курьер: — Да. Напоследок. Вдруг что-то вспоминает… нет, впрочем. Бесполезно. Горбатого могила…
Курьер уходит.


История третья. Полный романтики вечер
Действующие лица:
Он, Она, Бродяга

Вечереет. Уже зажглись фонари. Небольшой сквер в центре города. Он и Она на скамейке. Вроде и больше никого рядом, но невдалеке, на соседней скамейке расположился бродяга.
Он: — Выйдешь за меня?
Она: —Прямо сейчас? Или что? Дату нашел?
Он: — По расписанию прикинул. Через квартал у нас мертвый сезон на работах. Можно и расписаться и в медовый месяц. Опять же прикинул по турагрегаторам, есть скидки. Или Ирка сделает.
Она: — У тебя же с ней как сейчас?
Он: — Все. Давно. Не парься.
Она: — А когда у нас мертвый сезон?
Он и Она достают смартфоны и начинаю проверять даты. Бродяга наблюдает.
Она: — Ну да. В целом, норм. Хорошо. Юре надо позвонить.
Он: — Смысл?
Она: — Контракт кто мне кроме Юры составит?
Он: — Да… мне казалось, Игоря хватит.
Она: — Игорь твой. Юра — мой.
Он: — Слушай, они все равно спят вместе. Пусть и договариваются. Есть проблема круче.
Она: — И?
Он: — Жить…
Она: — Ох, да. Твоя квартира — мне неудобно. Моя квартира - тебе неудобно.
Он: —Мой риэлтор нашел.
Она: — Подготовился. Смеется.
Он: — А то. Хорошая квартира в центре. Кусается, но если сдавать обе наши…
Она: — Надо смотреть.
Он: — Я тебе сейчас скину, посмотри.
Он и Она опять уткнулись в смартфоны. Немного времени прошло.
Она: — Неплохо, да. Надо съездить, глянуть.
Он: — Можно, я сам еще не видел.
Бродяга резко поднимается с соседней скамейки, берет первую попавшуюся палку и направляется к парочке.
Бродяга (зло и резко, грозя палкой): — Взяли! Быстро! Пошли! Отсюда! Вон! Нахер!
Он и Она испуганы.
Он: — Мужчина, успокойтесь. Вы что? Я сейчас полицию вызову.
Бродяга: — Пока менты доедут, я тебя угондошу и телку твою оприходую и вдовой несостоявшейся сделаю, хипстер сопливый. Вон пошли с моей скамейки. Пошли вон. Мне пора на звезды смотреть.
Он: — Это вообще-то не ваша скамейка, общая она.
Бродяга: — Ты своему пидору адвокату это скажи. Вон пошли! Моя скамейка.
Она (в шоке): — Пойдем. Мне не по себе.
Бродяга: — Штаны сниму — по тебе будет!!!
Бродяга стучит палкой по земле. Хватается за ширинку. Настроен он решительно. Он и Она напуганы и, стараясь не раздражать бродягу, быстро ретируются. Увидев, что они ушли, Бродяга садится на скамейку.
Бродяга смотрит на вечернее звездное небо.
Бродяга: — Звезды у тебя получились красивые. Кто бы спорил. А вот по поводу людей я бы с тобой поспорил. Хотя… Хули с тобой спорить. Ни хрена у тебя люди не получились. Говно, а не люди. С другой стороны, может, тебе нравится именно так. Значит, мудак ты. Лучше бы закончил на звездах.


История четвертая. Не совсем тихая и нежная ночь
Действующие лица:
Старик, молодой человек, Смерть, дежурный врач, медсестра
Палата реанимационного отделения. В палате двое: старик и молодой человек. Молодой человек спит, старик кряхтит, ворочается, бессонница. В палату входит Смерть.
Старик: — Ну, наконец. Заждался. Так устал. Даже какое-то облегчение. Кончен бал, погасли свечи. И…
Смерть: — Не части. Не за тобой.
Старик: — А за кем?
Смерть: — Вас тут, видимо, много.
Старик поворачивается и смотрит на спящего молодого.
Старик: — Ты серьезно? Как-то несправедливо.
Смерть: — Мир такой. И работа такая.
Смерть проходит к кровати молодого человека, чтобы его разбудить.
Старик: — Стой. Просто поговорим. Придем, так сказать к общему знаменателю. Найдем общий язык. Люди вообще должны искать общий язык.
Смерть: — Вот пусть люди и ищут… если потеряли. Некогда.
Старик: — Послушай. Я, может, в своей жизни звезд с неба не хватал, но свой кусок неба в алмазах увидеть довелось. Все получилось. Дом полная чаша, дети, внуки… Семья, одним словом. И в труде, чтоб его, и в радости… все получилось. Мне отсюда пора. Не ему.
Смерть: — Ой, все! Успокойся.
Старик (переходит на крик): Да как успокойся! Этот сопляк и не жил еще. Ему тридцати нет. А что останется. Жена, дура молодая, беременная. Ни дерева, ни дома… И что?
Смерть: — А ты и в курсе?
Старик: — Медсестры шептались в коридоре.
Смерть: — Понятно.
Старик: — Значит договоримся?
Смерть: — Нет.
Старик (очень громко): — Знаешь что.
От крика просыпается молодой человек. Ему очень плохо.
Молодой человек: — Отец, заткнись. Что блажишь? Хреново, что мочи нет. Ты еще тут. Дай поспать.
Старик: — За тебя же воюю. Видишь, за тобой пришла…
Молодой человек: — Кто? Ты в себе?
Старик: — Я то в себе. Лежи. Сейчас все улажу.
Смерть: — Уладит он.
Молодой человек: — Я сейчас сам все улажу. Нажимает кнопку экстренного вызова. В палату вбегают дежурная медсестра и дежурный врач.
Молодой человек (указывает на Старика): — Уберите его куда-нибудь. У него голоса в башке, а мне бы поспать. Всех, наверное, перебудил.
Старик (пытается возражать): — Да я же… ради него… Стараюсь… Иначе все… И гаснут свечи.
Дежурный врач смотрит на старика. Дежурная медсестра ждет распоряжения дежурного врача. Смерть откровенно скучает, глядя на всю эту ситуацию.
Дежурный врач: — Так, этого в соседнюю палату. Успокоительного. Нам только помешательства на фоне инфаркта не хватало.
Дежурная медсестра вывозит каталку со стариком. Дежурный врач подходит к Молодому человеку.
Дежурный врач: — Все образуется. Опасности нет. Отдыхайте. Утром я зайду.
Дежурный врач выходит из палаты. На выходе здоровается со Смертью. Та отвечает ему рукопожатием. После этого Смерть подходит к молодому человеку.
Смерть: — Собирайся. Пора.
Только теперь Молодой человек видит Смерть. И все понимает. Верить, правда, не хочет.
Молодой человек: — Но… как… я не готов… не хочу…
Смерть: — Никто не готов. Никто не хоч… осекается… нет, вот тут были желающие… Разговаривали громко. Но пора тебе, а не ему. Пошли.
Молодой человек лепечет «Я не хочу, я не готов, у меня семья… беременна она», при этом покорно следует воле Смерти. Встает, и они выходят из палаты.
В палату возвращается дежурный врач. Следом возвращается Смерть.
Дежурный врач: — Что у нас сегодня по графику дальше? У меня еще трое лежат в критическом состоянии.
Смерть:— Откуда я знаю, что у вас сегодня по графику? Работайте. Мне бы со своими делами разобраться.
Дежурный врач: — Почему не старик-то?
Смерть: — По кочану. Много будешь знать — скоро состаришься. У него еще правнуки впереди. И вообще: не твоего ума дело.
Смерть уходит. Уставший дежурный врач сидит на каталке молодого человека.
Дежурный врач: — Везде бардак. Везде. Нельзя разве по-человечески? Без сюрпризов. Без суеты. Без суматохи. Выспаться хотя бы, много не прошу. Каждый раз одна песня.
А где логика? Нет логики. И не предвидится в обозримом будущем. Надеешься на завтра, а оно никакое потом не завтра. Оно опять сегодня. Такое абсолютное, ненавистное, ежедневное сегодня. Каждый день это самое сегодня. И ни конца ему, ни края.
В палату входит дежурная медсестра.
Дежурная медсестра: — Вы меня звали?
Дежурный врач: — Кого я только сегодня не звал.
Дежурная медсестра: — Простите?
Дежурный врач: — Идемте.
Они уходят. Сцена погружается в темноту.

Эпилог (Сара Тисдэйл, пер. Льва Жданова)

Тьма начинает отступать. Занимается новый рассвет.
Голос за сценой:
— Будет ласковый дождь, будет запах земли,
Щебет юрких стрижей от зари до зари,
И ночные рулады лягушек в прудах,
И цветение слив в белопенных садах.
Огнегрудый комочек слетит на забор,
И малиновки трель выткет звонкий узор.
И никто, и никто не вспомянет войну —
Пережито-забыто, ворошить ни к чему.
И ни птица, ни ива слезы не прольёт,
Если сгинет с Земли человеческий род.
И весна… и весна встретит новый рассвет,
Не заметив, что нас уже нет.












1




Cвидетельство о публикации 580110 © Драматург 12.01.20 18:33