• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Перевод сказки Jungfrau Maleen, 1850

Братья Гримм. Девица Малеен

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Жил да был король, у которого был сын, что сватался к дочери могущественного короля, невероятной красоты, которую звали девица Малеен. Но было ему в её руке отказано, ибо отец её пообещал другому. Да только полюбили они друг друга всем сердцем и сказала девица Малеен своему отцу:
- Я не могу и не хочу никого другого называть своим мужем.
Разгневался отец да приказал построить глухую башню, чтобы не один луч, солнечный или лунный, не попадал внутрь. Когда башня была готова, сказал он: "В ней ты и просидишь семь лет, а после я приду да посмотрю, не сломлено ли твоё упрямство?" Итак, принесли в башню еды и питья на семь лет, а после ввели принцессу и её фрейлину в ту башню, да там и замуровали, разлучив с землёй и небом. И сидели они во тьме, не зная, когда наступает ночь и день. Влюблённый принц часто ходил вокруг башни, выкрикивая их имена, да только даже самый громкий звук не мог проникнуть сквозь толстые стены. И что же они ещё могли делать, кроме как стенать да плакаться? А меж тем, время шло, и по убыли запасов еды и питья приметили они, что семь долгих лет подходят к концу.
Они подумали, что пришёл миг их избавления, но ударов молота так и не послышалось, и ни один камень не выпал из стены; казалось, будто бы отец забыл о них. Когда запасов провизии осталось совсем чуть чуть и впереди замаячил плачевный исход, промолвила девица Малеен:
- Надо бы нам напоследок попытаться и посмотреть, проломим ли мы стену.
Взяла она хлебный нож и стала царапать да ковырять цемент у одного из камней в кладке; когда же она устала, сменила её фрейлина. Долго продолжалась работа, прежде чем они вынули первый камень, а после второй и третий, и через три дня первый луч света прорезал окружающую их темноту, и, наконец, отверстие расширилось настолько, что они смогли выглянуть наружу. Висело голубое небо, навстречу им устремился свежий воздух, но как безотрадно выглядела округа! - королевский замок лежал в руинах, и насколько простирался взгляд, были видны одни лишь сожженные деревни, разореный город, да выжженные поля: и ни одна живая душа так и не показалась. Когда отверстие в стене было настолько широким, что они смогли в него выскользнуть, то первой протиснулась фрейлина, а за ней последовала и девица Малеен. Да только куда им было идти? Враги разорили всю страну, король изгнан, а жители перебиты. Они пошли вперёд, надеясь найти другую землю, но пока они нигде не могли найти ни ночлега, ни того, кто бы им подал немного хлеба, и нужда их была столь велика, что вынуждены они были питаться крапивой, дабы утихомирить свой голод. Когда они после долгих скитаний пришли в другую страну, предлагали они везде свои услуги, но, куда бы они не стучались, отовсюду их прогоняли и никто не хотел их хоть чуть пожалеть. Наконец, добрались они до большого города, и там пошли на королевский двор. Да и там им говорили идти далее, пока, наконец-то, повар не сказал, что они могут остаться на кухне чернорабочими.
А сын короля, на чьей земле они находились, был тем самым женихом девы Малеен. Однако, отец ему назначил жениться на другой, что была так же дурна на вид, как зла сердцем. День свадебного торжества уже установили, прибыла невеста, но, из-за своего немалого уродства, не позволяла она себя никому увидеть, заперлась в комнате и должна была девица Малеен носить ей еду из кухни. Когда наступил день, когда невесте с женихом следовало идти в церковь, устыдилась она своего уродства, да испугалась, что стоит ей показаться на улице, будут над ней потешаться, да осыпать насмешками. Тогда сказала она девице Малеен:
- Тебе очень везёт: я стёрла себе ногу и не могу посему достойно пройти по улице; тебе же следует надеть моё подвенечное платье и занять моё место; большей чести тебе не предоставится. Девица Малеен стала было отнекиваться, говоря:
- Не желаю я той чести, что мне не принадлежит.
И золото ей предложили, да только напрасно. В конце концов разозлилась невеста:
- Если ты посмеешь мне перечить, то это будет стоить тебе жизни: мне потребуется лишь слово, чтобы твоя голова лежала у твоих ног.
Пришлось ей подчиниться и одеть роскошное подвенечное платье вместе с украшениями. И когда она вошла в королевскую залу, сказал король:
- Вот невеста, что я тебе выбрал; её поведёшь ты в церковь.
Жених удивился и подумал: "Она так похожа на мою принцессу Малеен; ах, как бы хотелось, чтобы это была она, да только та девица столь долго сидит в башне, что уже, наверное, и в живых её нет..." - после взял он её за руку, да повёл к церкви. На их пути стоял маленький крапивный кустик и обратилась девица к нему:
- Крапивка-крапивушка невысокая,
Что здесь ты стоишь, одинокая?
Тебя я я когда-то убила
Без соли я тебя ела
Нежареную, невареную.
- О чем ты там говоришь? - спросил принц
- Ни о чем, - ответила невеста, - я только подумала о девице Малеен.
Удивился принц, что ей о том известно, но виду не подал. А тем временем они подошли к мостику, что ведёт в церковь и невеста произнесла:
- Мостик церкви, не подломись
Истинной невесте дай счастье-жизнь.
- О чем ты там говоришь? - спросил принц
- Ни о чем, - ответила невеста, - я только подумала о девице Малеен.
- Ты знаешь о девице Малеен?
- Нет, - ответила она, - откуда же мне о ней знать, коли я впервые о ней услышала только сегодня?
А тем временем, они подошли к церковным вратам, и вновь она произнесла:
- Церквеврата, не обвалитесь,
Истинной невесте дайте счастье-жизнь.
- О чем ты там говоришь? - спросил принц.
- Ни о чем, - ответила невеста, - я только подумала о девице Малеен.
Тогда достал королевич дорогое ожерелье, повесил ей на шею и защелкнул карабин. Затем они вошли в церковь, где священник с алтаря соединил им руки и обвенчал пару. Принц повел ее обратно, и на пути она ни слова не сказала на своём странном наречии. Когда они пришли обратно в королевский замок, поспешила она в комнату невесты, сняла роскошное платье невесты и украшения и надела свой серый сюртук, оставив лишь ожерелье на шее, что получила от жениха.
Когда наступила ночь и невесте должно было следовать в комнату жениха занавесила она лицо вуалью, дабы не заметил он обмана. Как только остальные люди ушли, спросил её принц:
- Что ты сказала крапивному кусту стоявшему у нас на пути?
- Какому крапивному кусту? - удивилась невеста, - ни с каким кустом крапивы я не разговаривала!
- Если ты этого не делала, то никакая ты мне не невеста, - ответил принц. Она же, не растерявшись, пробормотала:
- Муж от горничной услышал,
Мне ж из моих мыслей выжать, -
вышла из комнаты и спустилась к девице Малеен:
- Что ты сказала кусту крапивы, девка?
- Ничего, кроме:
Крапивка-крапивушка невысокая,
Что здесь ты стоишь, одинокая?
Тебя я я когда-то убила
Без соли я тебя ела
Нежареную, невареную.
Побежала невеста обратно в комнату и сказала:
- Вспомнила я, о чём говорила с кустом крапивы, - и повторила принцу всё, что слышала ранее.
- А что ты сказала мостику по дороге церковь, когда мы по нему проходили?
- Какому мостику? - вновь удивилась невеста, - никакому мостику я ничего не говорила!
- Тогда ты ненастоящая невеста.
Она же вновь пробормотала:
- Муж от горничной услышал,
Мне ж из моих мыслей выжать, -
вышла из комнаты и спустилась к девице Малеен:
- Девка подлая, что ты сказала на мостике?
- Ничего, кроме
Мостик церкви, не подломись
Истинной невесте дай счастье-жизнь.
- Это будет стоить тебе жизни! - крикнула невеста, однако, поспешила в комнату, где сказала:
- Теперь вспомнила, что я мостику говорила, - и пересказала слово в слово.
- А что ты сказала церковным вратам?
- Церковным вратам? - переспросила она, - ничего я не говорила церковным вратам.
- Тогда ты тоже не истинная моя невеста.
Тогда выбежала она, спустившись к девице Малеен:
- Распутная, что ты сказала церковным вратам?
- Ничего кроме:
Церквеврата, не обвалитесь,
Истинной невесте дайте счастье-жизнь.
- Сломаную шею ты получишь, - завопила впавшая в гнев невеста, однако поспешила она в принцеву комнату и сказала:
- Теперь вспомнила, что я вратам говорила, - и повторила те слова.
- А где же украшение, что я тебе подарил у церковных врат?
- Что за украшение? - удивилась она, - не дарил ты мне никакого украшения!
- Я ж тебе его сам повесил на шею и застегнул замочек; нет, не невеста ты мне, ежели того тебе неведомо! - с этими словами сорвал он с неё вуаль и как открылись ему адовы бездны её уродства, так отпрыгнул он в ужасе, - Ты, как сюда попала? Кто ты?
- Я невеста твоя нареченная, просто потому, что боялась я, что будут надо мной насмехаться, когда увидят меня на улице, приказала я чёрной девке моё платье надеть, да вместо меня в церковь с тобой пойти.
- Где эта девушка? - спросил он, - я хочу её видеть, иди и приведи её сюда.
Невеста же, вышедший, сказала слугам, что та чернорабочая - плутовка и следует её вывести во двор да обезглавить. Схватили слуги девушку, и стали, было, её вытаскивать во двор, но закричала она так громко, вымаливая помощи, что королевич, услышав её голос, поспешил из своей комнаты и приказал чтобы сию же минуту невиновную отпустили. На девушку упал лучик света и принц увидел на её шее то самое золотое украшение, что подарил ей у врат храма.
- Ты - моя истинная невеста, - сказал он, - что венчалась со мной в церкви. Пойдём со мной в комнату.
Когда они остались вдвоём, королевич продолжил:
- По дороге в церковь ты упомянула девицу Малеен, что была любимой моей невестой; я тогда подумал, ах, если бы было возможно, мне просто необходимо было поверить, что она стоит передо мной, ведь ты так во всём на неё похожа. - и она ответила:
- Я и есть девица Малеен, что семь лет просидела в заточении в темнице, страдала от голода и жажды, и так долго жила в нужде и бедности; но сегодня вновь мне засияло солнце, ибо мы сочетались браком перед Господом Богом и теперь я твоя полноправная супруга.
Они поцеловали друг друга и были счастливы всю свою жизнь. А лже-невесте в наказание за обман отрубили голову.
Башня же, в которой заточили девицу Малеен, стояла ещё долгое время, и когда дети проходили мимо, то пели они песню:
Клинг, кланг, клория
Ты знаешь ту историю
Сидела в башне той принцесса
Войны увидеть не могла
И ядра стену не сломали
Не выбить было валуна
И Ганс и Якоб, друг ты мой,
Пойдёмте дальше-ка за мной.
Cвидетельство о публикации 580011 © Ганс Сакс 11.01.20 09:00