• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Лирика
Форма: Сборник
Стихи: осень - зима 1998 года.

В океане жизни бренной...

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
* * *

В океане жизни бренной
как станция слежения
ворочаю антеннами
на лезвии крушения.

Вновь из какофонии
выбираюсь ощупью.
Вижу даль червонную,
неба зорьку тощую,

где луна чумазая
мылит пятна облаком.
Сам по волнам лазаю
как медуза робкая.

Жду, подойдут опальные,
жду, подойдут поспешные
жизненной баталии
корабли потешные.

30.06.1998 / 21.08.2002 / 21.02.2012

* * *

Так нежданно осень.
Так некстати дождь.
Как обычно в восемь
вечера придёшь.

Сложишь мокрый зонтик.
Снимешь влажный плащ.
Вздорных мыслей сотню
Бросишь, словно мяч

в тину поздней скуки
и уснёшь, как слон,
вдруг расслабив руки
сидя за столом.

01.09.98

* * *

Мой племянник, заболевши,
Не пошел в детсад, поспешно
Собирает звездолет

Из подручных материалов.
Ведь ему, по данным мамы,
Стукнет скоро пятый год.

На вопрос: "Какой системы
Двигатель запустишь первым,
Чтоб взлететь под облака?" -

По слогам ответил скромно:
"Анти- грави- таци- онный", -
И потупился слегка

05.09.1998

* * *

Червонное солнце закатом сочилось.
Так было всегда, только что-то случилось.
Дотронусь ладонью до влажной коры.
Как жизнь замирает внутри до поры!

Ржавеющих листьев могильники мокнут.
Домишек озябших зашторены окна.
Топить батареи не начат сезон,
но холодно. Стынет увядший газон.

Детей авангардная живопись мелом
размыта, поблекла, понятен итог.
Свинцовой ордою охвачен восток,
и капли дождя, словно лучников стрелы.

Обычная осень, и парк покорен.
Опять в рядовые разжалован клен.
Октябрь листобоем срывает погоны.
Закатное солнце. Червонные кроны.

01.10.98

* * *

Дождь роится над бульваром:
то взасос целует зонт,
то, мелькнув в луче фонарном,
брюхом трется о газон.

На асфальте видно звезды
сквозь неоновый бедлам.
Пополам душа. И поздно.
Вечер. Чувства пополам.

Поднимаю ворот выше.
Память - свалка. Мысли - хлам.
Мокнут ноги. Мокнут крыши.
Зябко. Сердце пополам.

25.10.98

* * *

Что это роится, в самом деле,
в затемнённой страстью голове.
Что это бормочет не по теме
съёженный оракул на софе
и скребёт перстом в лавровом теме.

Сыт уже иронией вполне.
Капает вода ещё из крана.
Капает упрямо в ритме рваном.
Лермонтов... так... парус на челне,
ах, мятежный... что-то в океане...

Буквой «О» открыли дружно рты
сапоги, застыв от изумленья,
наблюдая, как увяз в сомненьях
музы жрец, в прекрасные черты
вперив взгляд, дымясь без заземленья.

Что скрывать, мадам, вы так томны,
блузочкой вздохнувши эпохально,
что меня мои пугают сны,
вламываясь в помыслы нахально
в маетном предчувствии весны.

08.11.1998

* * *

Вот календарь открыл листок декабрьский.
Зима спешит вступить в свои права.
Не нов сюжет, и рифма не нова.
Так не начнешь поэму залихватски.

Найдет не раз взгляд критика заправский,
что стих затерт, что истина стара.
Я сам не нов, признаюсь вам по-братски.
Да и сонет сжимает взмах пера.

Но есть закон: пройдя сквозь лабиринты
условных "нет", ограничений сито,
мысль отсечет ненужных слов нарост.

Надежда в том, что и со мной слепая
чеканность форм, те глыбы отсекая
тон скептика поставит под вопрос.

01.12.1998

* * *

Я сегодня один. Никого – у меня.
В стёкла тенькает дождь нескончаемый.
Нескончаемый вечер осеннего дня
опрокинул все планы нечаянно.

Похожу, поброжу от стены до стены.
Из углов покурсирую наискось.
Заскребётся внутри старый комплекс вины:
не впервой в одиночестве каяться,

что бездарен и слаб. Что тужи – не тужи,
а вопросы, как дождь, бесконечные.
Ну и холодно здесь!.. Скучно жить без души.
Даже чёрту закладывать нечего.

10.12.1998

* * *

Когда душа, что клоун – перед богом,
когда в душе сквозная вскрыта течь,
когда в душе нет ничего иного,
чем можно бы в минуте от порога
за давностью событий пренебречь,

подумаешь: смешно твое убранство
у зеркала опробованных лиц.
Идет паром, и пятки лижет Стикс.
Нет времени для выбора пространства,
как и у пары ластоногих крыс,

служивших шапкой до, по совмещенью.
Что хищник сам и брезговал едва ль
буграми мышц, побывшими мишенью.
Что, Арлекин, ты скажешь в продолженье?
С косой идет развития спираль.

Гашетку жал и думал – это выход.
Любил кино. В действительности лихо
прошёл в пылу боёв, но без побед.
Такой простой, нечопорный парниха,
котклетки фри любивший на обед.

А в остальном, приятельски внимая
моим словам ушастой головой,
бездомный пёс добавил лунный вой,
скорбя о всех шутах в преддверьи рая,
под гром оваций шедших на убой.

20.12.1998

* * *

Светодиоды факельным походом
проходят марш рекламного табло,
одну и ту же фразу о породе
шипучих вод твердя заикой вроде,
зацикленного в корне тяжело.

Вот первый снег легко кошачьей лапкой
цепляется за жестяной карниз.
У ноября очередной каприз
на пару дней. И память с неполадкой
подводной лодкой двигается вниз,

открыв дневник внешкольного значенья.
Десятый класс. Какой тоскливый бред
восторженный. Признанье в помещеньи
спортзала, где, не получив решенья
согласия, и получив в портрет

я не узнал о таинстве закона
четы Кюри и неуд получив
за свой прогул по физике "ядрёной",
одним мазком был опрокинут с трона,
от сов.секретов разбросав ключи.

Как осознал всю значимость инерций,
когда в мозгах все разом взвились герцы,
как полыхал отказ в младой крови,
рванувши двадцать километров, в сердце
простреленный, сдыхая от любви.

30.12.1998
Cвидетельство о публикации 577937 © Левашов В. Н. 30.11.19 14:48