• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

М Е Д Л Е Н Н О

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
***

это тайная паника старения,
красный трепет напуганных мышц,
но этих птиц не выпустишь.
ведь ты не божий сын, о нет, и ты это понимаешь.
генетическая подделка, лабораторный шедевр.
маленький полубог вписанный в пузырь эксперимента.
так Титаник сквозь мазутный сон, гул турбин и поршней
чувствует страшный запах льда:
сине-зеленый хрусталь разевает пасть. беспощадный.
когда он с легким, пробитым шилом,
затопленный кровью, накреняется, о нет.
еще есть время, еще есть время,
но уже мышонок различает ноздрями:
земля где-то рядом в тумане. десять, двадцать, тридцать лет,
а может и раньше начнутся отмели, розовые рифы слабоумия,
появятся птицы, видения Альцгеймера,
созвездия набранные таблетками, крупным бисером. особенно ночью
ты слышишь, как шипит двигатель в ванне,
как несет горящим торфом из щелей. и тогда наступает паника -
слепой муравьед.
тело начинает чесаться, как термитник. но не отползти.
замереть?
зеркала пахнут шоколадом. внутри зеркала кто-то дышит -
зеркало запотевает изнутри и нечто МЕДЛЕННО выводит
ледяным пальцем "тссс".
реальность истончилась, издряхлела, как бронежилет -
от миллионов ударов и тычков
песка, гвоздей, перьев. о, дворцы старения,
заброшенные в джунглях, обхваченные деревьями баньяном,
точно удав медленно сжимает живую, послушную корову.
ломаются кости. медленно, медленно.
медленно, медленно. МЕДЛЕННО - о боже, ты заметил?
слово начинает оживать, шевелиться. почему
еще не придумали бессмертие, почему?
и волосы на шее любимой встают дыбом - рыбки на мелководье,
белые позвонки истаивают в нежной дымке волос.
она чувствует сквозняк лицом.
как будто смотришь в трубу, в дрожащее дуло заведенного танка.
старые балерины - они танцуют в пылинках рассвета
на кухнях. и ты осознаешь страшную истину. истина всегда была рядом,
как человеческий ноготь в котлете. ты ел. ел, эту ложь всю жизнь.
но вот правда проступает, как хромированные скулы терминатора -
красные горящие глаза - сквозь фальшь, воск и жир.
эта усталость бытия, это сигаретный дым внутри троянского коня.
и воины постарели - их мучает артрит, подагра, отдышка.
дурацкого величественного коня так и не запустили в город. мир
так и не принял тебя. не поверил.
хотя были моменты и ты сам верил, и думал - да,
я останусь здесь навсегда, навсегда.
но - это мина "никогда" -
она срабатывает годами и ты разлетаешься на куски - сверхмедленно,
медленно, медленно, МЕДЛЕННО. так отрастают скалы и тают ледники.
отрастают зобы и зубы у скал и тают холодильники.
и существо коленей воет на луну, нет - оно мычит
лицом без рта и без глаз, без ушей и носа.
и чайное дерево звенит ложечками во мраке, хромированными позвонками,
аборигены танцуют вокруг разряженного аккумулятора,
жгут благовония и валидол. ребенок просыпается
и нюхает апельсиновую кожуру или ему кажется?
и апельсины только приснились в сладком пахучем сне?
и он плачет: жизнь, ты приснилась мне
медленно-медленно, МЕДЛЕННО...

***
пещерный рассвет. идет серый цементный дождь.
город увязает по горло, как спрут,
шевелит щупальцами в строительном растворе.
ветер раскачивает деревья - тягучие колокола из грязи,
потоп, нашествие незастывших статуй,
город облит тестом: дома, деревья, машины.
птицы падают живыми серыми тряпками,
прохожие будто в пятнах помета, прячутся под навесами,
а в окнах загорается утренний свет -
тонкие пальцы внутри кубика рубика - мерцают бледным,
стеклянно-яблочным свечением ухоженные ногти окна,
а серый цементный дождик уже давно перерос
в ливень, и я шатаюсь, продираю пальцами глаза,
сквозь раскатанное тесто прочищаю рот для дыхания, скользко идти,
кашляю, больно бьюсь головой об столб, почти ползу,
теперь в этой серой каше алеет кровь, теперь мне сорок,
и я не знаю ,
что мне делать. ввалился в подъезд, в серой тяжелой одежде
пахнет рыбностью, сдираю с себя
рубашку, будто новорожденная статуя
освобождаюсь из мягкой скорлупы, мерзкая на ощупь.
но я еще не весь застыл, нет, еще что-то можно спасти,
толкнуть, сдвинуть. еще можно подняться к семье на
тринадцатый этаж.

внутренний мир залили прозрачным бетоном -
по желобу
из оранжевой цистерны на колесах.
бетон дает кривизну и замутнение мысли, плотность, да.
песочница с детьми внутри жемчужины, размером с самосвал.
да, да, серый цементный дождик весело накрапывает:
так начинается время в детстве.
а ведь ничего не предвещало трагедии,
мы пили белое вино на террасе в Валенсии, вечерело,
синька и пурпур проступали сквозь
голубовато-яблочные потертости, как сквозь бинты,
и летучая мышь пронеслась низко над столиками кафе,
уронила в мой бокал жука-плавунца,
и я вздрогнул, а ты ничего не заметила.
ты мечтательно смотрела в даль, как попугай в лужу бензина.
и это было красиво.
жук барахтался в бокале, я сказал - смотри,
это мгновение точно гвоздем прибило время
и пространство - крыло ястреба - к пустоте.
и мы вечностью покрыты как бородавками.
когда сдирают обои пространства - остаются гвозди
с клочком кожи, воздуха под. и я вижу ясно -
канава с проточной водой, прорвало трубу,
мальчик пускает парусник - сосновую шишку с пером голубя,
и парусник плывет по прозрачному течению и я вижу дно,
устеленное листьями, плотно оранжевые, темные, цвета фиников и кураги,
и чек из супермаркета на дне, как затонувший лайнер.

а дальше - красивая девушка, похожая на поросенка,
с черными длинными волосами и камушком - фионит - в пятачке.
это капитошки детства простые, прозраченые и легкие,
первые капли времени. а сейчас, а сейчас мир заливает
серая цементная цапля. окна забиты несъедобным тестом,
мы уже давно не жених и невеста, тяжело дышать
принцессе под грудой мраморных одеял, и я держу как горошину
этот мир, а внутри - мы - и нас заливает
серый цементный ливень. или Господь с четырнадцатого этажа.
и не видно лиц, но я знаю, они есть.
химеричный зонтик бессмертия, а вот его попросту нет.
запятые в застывающем цементе, как треугольные следы птичьих лап,
вспоминаю фотографию - мужчины, пальто, играют в шахматы в парке
на скамейке во время сильнейшего снегопада,
и уцелевшие фигуры на доске увязают в снегах,
люди и кони, их заносит мокрой сахарной ватой,
рыхлой белизной.
так никогда и не узнаю - выиграл я или проиграл...
Cвидетельство о публикации 577925 © Дмитрий Близнюк 30.11.19 11:16

Комментарии к произведению 3 (5)

Интересно, а ты (мы вроде перешли на тыльную сторону "вы"?))) действительно так думаешь или специально забредаешь в бурелом образов? Не, конечно, если записывать все обрывки хвостов мыслей, плывущих сквозь сморщенные полушария, то примерно это и получится. И всё-таки интересно как?))

девушка со спящим леопардом

на глазах)

ты конечно ты ты ты

захожу в бурелом образов - твое отличное сравнение

не оглядываюсь - разве что запятые расставить

когда поэт идет и машет факелом как лох во вселенной

это смешно и прекрасно

ты такая же только изящней)

Злата с леопардом на плечах

тьма, пошла ты на.

х.

мы бессмертные

нет смерти то есть чуть-чуть

жизни

и смерти

да

привет))

  • Volcha
  • 03.12.2019 в 09:01
  • | кому: Дмитрий Близнюк

Ну, да, жизнь и смерть - всего ли две полярности одной вселенной и вообще всего сущего. Если сломать замки на памяти, то можно вспомнить все свои предыдущие жизни. А впереди их ещё несчитано. Это ли не условное бессмертие?)

С интересом.

Действительно - медленно.

"Сгинет всё - корова и лужок,

Я и ты, как это ни печально.

Ведь эсхатология, дружок,

В нас с тобой гнездится изначально. "

©antz

Спасибо, Дим.

Рома, спасибо

хотелось написать триллер за старение

предугадать

ибо могу не дожить)

идет переломный момент в творчестве

за жизнь и эротику много написал

теперь ищу новые темы

философские камушки в желчном

старение пусть будет фундаментом благо оно всегда под рукой

но для 40 я ван дам

ван дам в есенинском стайле

))

не дожить

не дожить до старения

Вот и дожили мы до старения

не дожать до старения

Тема уходящего поезда - по-моему, не твоё.

Хотя кто знает, что сейчас чьё.

Буду посматривать - как человек, который дожил.

)))

а говорил в рифму не пишешь(умеешь, хочешь)... :)

прочитал первых три звёздочки - там много рифм нашёл

и много чего ещё

по содержанию: без "страшных истин" и вечная молодость не была бы так вожделенна, ибо кому она нужна, если б смерть (и старость) были не так страшны, как сейчас?

отдохну, приду дочитывать

рифма? хм. это наверное рэп кое-где прорастает как сорняк внутри верлибра)

/стихи - два долговязых великана

специально взял их, чтобы влезть в 10 килобайт и на первую страницу

подольше повисеть на мосте над

высохшим руслом/

по содержанию: Ницше что-то подобное говорил, только другое

"люди слишком близко держат смерть к себе, чтобы бояться жизни" (дословно не помню) по моему все упирается в богиню Морту,

думаю, смерть уже можно "выкл" или - переносить в нейтральное/ компьютерное положение хотя бы для людей -

смерть на планете/эволюции свое дело сделало, но в отличии от мавра, уйти не может)