• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Не стоит снимать жилье у той, кого считают не от мира сего, особенно когда и сам такой же. А еще... мир без магии - это такая нелепость!

Не от мира сего

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Говорят, моя беда в том, что я не от мира сего. Так утверждают люди, с которыми приходится общаться. К счастью, круг этого общения узок. И сам я вовсе не считаю, что мое несоответствие ожиданиям окружающих большая беда. Если это и проблема, то не моя. Лично меня все вполне устраивает. Точнее, мне это безразлично. Я живу так и делаю то, как и что считаю нужным.
Плохо лишь, что мое отношение к жизни не устраивает родителей - их я, независимо ни от чего, искренне люблю. Оттого куда больней слышать упреки отца:
- Тебе двадцать пять, Мишка! Не пять, как ты думаешь, а впятеро больше!
- Не надо, Дима, - не особенно рьяно вступалась за меня мама. - Миша не думает, что ему пять, просто…
- Просто он не от мира сего! Когда нормальные мужики в его возрасте работают, женятся, да хоть футбол под пиво смотрят - наш переросток в комп свой уткнется, только пожрать ему вовремя дай!
Вот это он зря. Это очень обидно - попрекать меня едой. Уж на это моих денег точно хватает. И отдаю я их родителям регулярно. Да, может, не так много, как те, что «работают» - фриланс, увы, не всегда прибыльное занятие, - но родителей я точно не объедаю. Отдавал бы и больше, но откладываю на первый ипотечный взнос - мечта жить отдельно для меня словно факел в ночи.
Я резко поднялся, набросил куртку и пошел к двери.
- Ты куда?.. - ахнула мама.
- За пивом, - сказал я.
Когда я вышел на улицу, меня потряхивало, хотя к середине октября вернулись вдруг погожие дни. И меня трясло, конечно же, не от холода. Впрочем, как раз от него, но не от погодного - от холода отцовского отношения, от его нежелания меня понять. Мама не понимала тоже, но она хотя бы не выставляла это напоказ. А разве так сложно понять, что если я не соответствую чьим-то ожиданиям, то это еще не значит, что их ожидания и есть моя цель? Что кому-то для счастья хватает пары бутылок пива или осознания того, что у него «все как у людей», а кому-то непонятно, что такое в принципе счастье и почему его непременно нужно хватать? А когда у тебя «все как у людей», ты и вовсе никто, перекатываемая волнами галька на пляже.
Не таким как все, не от мира сего, я был с самого детства. Что в детском саду, что потом, в школе, сторонился других детей, пытался отсесть, отойти, отдалиться. Одиночество мне казалось гораздо комфортнее. Оттого и друзей у меня практически не было. Один только Славка, с которым сошлись на любви к космосу, да и то лишь уже в старших классах. Правда, и учась в универе, я поддерживал с ним связь, но только с ним одним, больше я друзей не завел, да, собственно, к этому и не стремился. Он потом уехал в другой город, занялся бизнесом, который вроде как даже пошел в гору. По крайней мере с полгода назад Славка звонил, хвастался, звал в помощники - заведовать финансами. Мол, ты любишь космос, а бухгалтерия - она тоже своего рода космос, о-го-го с какими туманностями и черными дырами. Приколист! За юмор он мне тоже нравился - шутил хорошо, нестандартно, что, как все нестандартное, было мне по душе. Но бухгалтерия, будь она хоть галактикой, хоть целой вселенной, все равно меня привлечь не могла. Я не мог ее, что называется, пощупать, она была для меня нереальной, а все нереальное я не любил. Даже мистику, фэнтези и прочее в этом духе не читал, не смотрел. Никакой магии, некромантии и драконов с вампирами! Если уж фантастика, то исключительно «твердая». Желательно про космос. Ведь я, смешно сказать, до самого универа мечтал стать космонавтом. Хотел пойти в летное, но… выбрал в итоге накатанный путь. Как у всех. А ведь я не был как все - я был не от мира сего. И «накатанный путь» завел меня в тупик. Космос для меня так и остался фантастикой. А научная фантастика была сегодня не в тренде. Как и все, на мой взгляд, настоящее. Искусственность и фальшь сквозила во всем. Даже природа - и та порой казалась неживой, нарисованной.

Немного остыв, я вернулся домой. Хотел извиниться перед мамой, но тут налетел отец:
- За пивом ходил?! И где твое пиво?!
- Раздал женатым футболистам.
- Не хами, сопляк, в моем доме!
- Он пока и мой тоже. Но погоди немного…
- Что?! Ты будешь указывать, что мне делать?! А твоего здесь - стульчак в сортире, на большее не заработал!
Отец нехорошо побагровел. Вот хватит кондратий, а мне потом себя всю жизнь корить. И вообще, а ну-ка все на хрен! Надоело быть красной тряпкой. И тряпкой в принципе. Маму жалко, но так ей тоже не лучше.
Долго собираться не стал - покидал в рюкзак первое, что попалось в шкафу под руку: белье, пару футболок, рубашку. Главное - сунул в отдельный карман документы. Ноутбук тоже влез, порядок.
Я быстро оделся и чмокнул маму в мокрую щеку:
- Прости, ладно? Я позвоню.
- Ты куда хоть?.. - схватила она меня за руки.
- Да пусть хоть на Луну летит! - взревел отец. - Отпусти его, Люба! Жрать захочет, придет!
- Стульчак оставляю, - процедил я ему. - Пользуйся.
И ушел, жалея, что это сказал. Ведь так же нельзя, это папа мой, папка!..

Да, как бы я ни говорил, что мне безразлично отношение ко мне окружающих, но вот не всегда и не всех. Расстроен я был сильно. А еще сильнее - зол на себя. За несдержанность, за ненужное, пижонское хамство - за то, что сам не терплю в других. Да, отец меня вывел, достал капитально, но ведь он вдвое старше меня, и он - мой отец! Хоть возвращайся. Но теперь это было немыслимо. Для кого-то другого, наверное, ничего особенного, но только не для меня.
Между тем куда-то податься все равно было нужно, а в нашем городе, как ни странно это звучит, мне пойти было не к кому, а уж чтобы остановиться на ночлег - и речи идти не могло. Гостиница тоже отпадала: сколько бы я там прожил? Мои невеликие сбережения она бы сожрала за месяц-другой, и это без учета того, что мне самому нужно было питаться. Но пусть даже два месяца. И что потом? Возвращаться домой с дырой в кармане? Просто несусветная глупость!
Вариант у меня имелся только один, и подспудно я с самого начала знал, что поступлю именно так. Я пошел на вокзал, сел в поезд и поехал к Славке.
Сутки на вагонной полке под мерный стук железных колес привели меня в чувство. Я решил: приеду и сразу позвоню домой, извинюсь перед отцом. Перед ними обоими извинюсь, но перед отцом особенно. Но домой не вернусь. По крайней мере в ближайшее время. Для начала посмотрю, что там для меня придумал Славка, - на первое время, может, сойдет. Для поддержки штанов. Потому что жить я, понятно, у друга не стану, разве что пару дней, пока не сниму квартиру. А там посмотрим. Не понравится эта работа - поищу другую. Мне главное, чтобы зарплаты хватало на съем квартиры. На еду я и фрилансом заработаю. Пока же у меня какие-никакие сбережения имелись, не пропаду. И в самом-то деле - не пять же мне лет!

Мне вот что интересно: то, что я такой особенный, не от мира сего, сказывается на моих умственных способностях? Я думаю, да. Причем не в лучшую сторону. Спрашивается, что мешало мне позвонить Славке перед тем как переться за полторы тысячи километров? Сюрприз ему хотел сделать? Да, сюрприз получился. Самый настоящий - неожиданный и фееричный. Вот только не для Славки, для меня.
Дверь открыла женщина. Молодая. Сестра или?.. Я вдруг понял, что даже не знаю, женат ли мой друг.
- Здравствуйте. Можно Вячеслава?
- А ты кто такой? - прищурилась незнакомка. - Посыльный от дружка? Чего ему надо? Как уперся, так и уперся!.. - Дверь стала закрываться, я успел схватиться за ручку в последний момент.
- Подождите! Я не понимаю, о чем вы! Я только приехал. Я Славин одноклассник.
Наверное, было что-то такое в моем голосе или взгляде - неприкрытое отчаянье, наверное, - только женщина мне почему-то поверила.
- Зайдите, - перейдя на «вы», хмуро сказала она и пропустила меня в прихожую.
Но дальше не пригласила, встала напротив - руки в боки.
- Приехали, значит? К Славке?
- Да, - выдавил я улыбку. - Меня Михаилом зовут.
- Про Миху он что-то рассказывал… Это не вас он в главбухи звал?
- Конкретную должность не называл, но был разговор… А где он сам-то? Он ведь ваш муж?
- А он - тю-тю! - пошевелила пальцами женщина. - Муж объелся груш.
- Что значит «тю-тю»?
- Сбежал. К этой своей… Неважно.
- Вы меня извините, - затряс я головой. - Но я не понимаю. К кому… куда он сбежал?
- К своей… Не знаю. Мне все равно! - взмахнула рукой хозяйка квартиры.
- Ладно, простите, - повернулся я к двери. - Зайду к нему завтра на работу.
- Нет его там, - буркнула женщина. - Два дня уже не было. Наслаждается, кобель.
В итоге Зина, как она мне представилась, все же рассказала, что в последнее время стала подозревать мужа в измене. За руку поймать не могла, но улики, по ее словам, имелись. А три дня назад он пришел домой поздно, да еще и пропахший духами. Зинино терпение лопнуло, и она, закатив истерику, велела идти туда, откуда пришел. Он и ушел, хлопнув дверью.
- А телефон-то! - вспомнил я и полез в карман за гаджетом. Вот что значит не иметь друзей - телефоном я почти не пользовался, а потому вспоминал о нем редко.
- Не трудитесь, - остановила меня Зина. - «Вне зоны доступа». Симку поменял, гад. А на работу звонила, говорят, не приходил. Но у него дело хорошо поставлено, без него два-три дня не развалится. Вот и пользуется, паразит!
«И все-таки звонила, - подумал я. - Выгнала, а душа все равно не на месте».
Но в первую очередь мне сейчас нужно было думать о себе. Завтра пойду к Славке на работу - даже если он не появится сам, то попытаюсь выведать у сотрудников его новый телефон или адрес; я был почти уверен, что друг оставил подчиненным контакты, запретив сообщать их супруге. Но это завтра. А что сейчас? Как минимум ночь нужно было где-то перекантоваться. Кроме гостиницы вариантов не предусматривалось.
- Где у вас поблизости гостиница? - спросил я у Зины.
- А вам надолго?
- Не знаю, - признался я.
И правда, кто его знает, как теперь сложится? Если Славка и в самом деле слетел с катушек, то, может, подходящей работы я долго не найду. Сразу снимать квартиру тоже не айс - меньше чем на месяц не сдадут, а вдруг я уже через неделю пойму, что ничего у меня тут не получится?
Зинаида словно услышала мои мысли.
- Гостиница дорого. Но соседка, что прямо под нами, - ткнула она в пол, - сдает комнату. Что-то совсем дешево… И пускает хоть на день, хоть на год. Так что если вам только переночевать, то можно и к ней.
- А если не только? Если подольше - на месяц, два? - Я не собирался снимать на долгий срок комнату, мне нужна была отдельная квартира, но стало вдруг любопытно.
- Можно и дольше, - замялась женщина. - Только хозяйка немного странная. Она уже сильно в годах, но дело не в этом, она крепкая, не беспомощная… Но вот какая-то она… не знаю, как и сказать… не от мира сего.
Я даже вздрогнул. Ого! Свои люди.
- А что именно с ней не так? - спросил я, хотя мне уже захотелось снять эту комнату.
- Да она вроде колдуньи, что ли… Или как сейчас называют - экстрасенс. - Зинаида вымучила улыбку и махнула рукой: - Да вам-то что? Она же к вам не полезет. Пусть себе колдует, вы закройтесь в своей комнате да отдыхайте.

Хозяйка квартиры и впрямь оказалась странной. Скрюченная, морщинистая, худая - Зинаида, когда сказала о ней, что та «сильно в годах», весьма ей польстила. А уж насчет того, что она ведьма - это и к бабке не ходи. Глаза так глубоко запали - почти не видно, зато взгляд из этих дыр - будто рентгеновский луч, я реально почувствовал, как он меня насквозь пронизал. А кончик длинного носа старухи задергался, как у ищейки. Обнюхала меня? Ладно. Только не кусайся.
- М-мм! М-ммм!.. - замычала вдруг бабка. Мне стало жутко.
- Он Михаил, - закивала приведшая меня к соседке Зинаида. - Ну, я пойду, договаривайтесь. - И тут же шмыгнула за дверь.
- Магией не заниматься! - необычайно визгливо сказала хозяйка. - Карамели не есть!
- Карамели?.. - заморгал я. - Почему карамели?
Вот интересно, карамели меня ошарашили, а насчет магии вроде как чего удивляться, конечно нельзя в чужом доме.
- Потому что мой монастырь - мой устав! - взвизгнула старуха. - Хошь карамели - к Зинке вертайся!
- Да я вообще карамель не люблю, - признался я.
- Сто рублев за ночь, - скрипнула бабка.
- Сто?.. - опять разинул я рот.
- Хошь дешевше… - начала хозяйка, но я ее перебил:
- Нет-нет, как раз наоборот! Я думал, будет дороже.
- Хошь дороже…
- Не хочу! Вот вам сто рублей, - достал я купюру. - Я пока только на ночь.
Больше хозяйка со мной не разговаривала. Провела сначала на кухню, достала с полки щербатую кружку, хлопнула донцем на стол - твоя, мол. Ткнула в чайник - пользуйся, дескать. И пошкандыбала из кухни. Ага, то есть, она мне позволила здесь только чаевничать. Ладно, готовить я в любом случае сегодня не собирался, а кое-какой сухпаек у меня еще с поезда остался.
Арендуемая мной комната была обставлена аскетично: железная кровать с никелированными шариками - я такую лишь в старом кино видел, - двустворчатый шкаф тех же времен, стул, столик. Под потолком - одинокая лампочка на проводе. Выцветшие желтые обои с васильками. И все. Даже штор на окне нет. Зато чисто. И если вспомнить, за какую цену мне эта роскошь досталась, быть чем-то недовольным я не имел морального права. Да и что мне еще в тот момент было нужно? Сухо, тепло, спать есть где. На постоянку я здесь, конечно, якорь бросать не собирался, но день-два, пусть неделю перекантоваться вполне было можно.
- Спасибо, - сказал я.
Старуха просверлила меня рентгеновским взглядом и молча вышла из комнаты. Лишь когда захлопнулась дверь, до меня дошло, что я не узнал имени хозяйки. Но идти спрашивать не хотелось. Да и зачем мне ее имя? Говоря откровенно, мне вообще не хотелось без нужды с ней видеться. Уж на что я не от мира сего, но эта старуха заткнула меня за пояс одной левой. Только карамель чего стоит! Почему, кстати, ее нельзя есть? Даже интересно. Впрочем, если вспомнить еще про упомянутую магию и про стоимость жилья в один «Большой театр», все становилось на места: старуха просто выжила из ума. Но порядок в квартире поддерживает, на людей не бросается - и ладно.

Спать я лег рано - дорога и последовавшие затем неожиданности слегка притомили. Да и делать все равно было нечего; ноутбук я даже доставать не стал - то, что в квартире нет вай-фая, можно было не сомневаться. Мобильный тариф у меня был самый дешевый, интернет в телефоне мне был не нужен.
И лишь когда я уже стал засыпать, в голове будто щелкнуло: телефон!.. Я же так и не позвонил родителям! Но когда я достал аппарат, с удивлением увидел, что уже второй час ночи. Значит, я не просто стал засыпать, а заснул вполне капитально, но что-то меня заставило проснуться. Я прислушался. В квартире было тихо. Где-то за перекрытиями и стенами кто-то ходил, кто-то кашлял - звукоизоляция оставляла желать лучшего, - но это были не те звуки, что могли меня разбудить. Наверное, причиной все же стала подсознательная вина - ведь я не просто себе обещал, я и маме сказал, что позвоню. А сам… Все-таки я эгоист. Неудивительно, ведь я одиночка. Но, справедливости ради, родителей я люблю все же больше, чем себя. Особенно маму. Спит она сейчас, или не может - ждет моего звонка? Позвонить?.. Но ведь ночь на дворе. Вряд ли мама ждет моего звонка ночью. Да и разбужу, если спит… Тьфу, идиот! Отправь эсэмэску! Булькнет разок - и все. Даже если маму разбудит, она прочтет, увидит, что со мной все в порядке, и заснет уже со спокойной душой. А позвоню завтра утром. Первым делом позвоню, как только проснусь.
Я собрался набрать СМС, но увидел вдруг, что сеть отсутствует. Что за дела? Я вроде бы в городе, а не в джунглях. Может, дом неудачно стоит, сигнал слабый? Но разве такое бывает? И все же я встал, натянул зачем-то футболку и джинсы и прошлепал босиком до окна - вдруг там сигнал есть? Увы, его не было.
В окно светила полная Луна, ярко освещая мою конуру. Я огляделся. До чего же все-таки уныло! Такое ощущение, что я провалился в середину прошлого века. Как раз и сеть не ловит… Мне даже стало слегка жутковато. Я уставился в окно. Да нет же, вон виднеются здания явно недавней постройки. А главное - припаркованные возле дома автомобили. Сплошь современные модели, в основном импортные, одна только вазовская девятка прилепилась. Так что никуда я не проваливался. Это сеть куда-то провалилась. Как будто назло мне.
Я отбросил на кровать бесполезный телефон и перевел взгляд на Луну. Какая она сегодня яркая! И выглядит будто даже крупнее обычного. Я загляделся на каменный лик спутника нашей планеты. Сколько раз его описывали ученые, воспевали поэты! Про писателей-фантастов и говорить нечего. А двенадцать человек там даже и реально натоптать успели. Может, и я бы сумел, если бы… Ладно.
Я вдруг подумал: а что если мама тоже не спит? Что если она, измученная ожиданием весточки от меня-подлеца, тоже стоит сейчас у окна и смотрит на Луну? Эх, если бы можно было вот так, без гаджетов, посылать свои мысли: неважно, что мы далеко друг от друга, но мы одновременно видим то же самое… И я отправил к Луне мысленный импульс: «Мама! Я жив! Со мной все в порядке. Прости меня, засранца. И бате привет от меня».
За стеной вдруг затопало, дверь в комнату распахнулась и ко мне влетело… привидение. Именно так, кроме шуток, мне и подумалось в первый момент. Представьте сами: ночь, лунный свет из окна, а в нем - нечто белое, мечущееся, плещущее, визжащее. Вот этот визг и вернул меня к реальности.
- Я говорила! Магией не заниматься! Вон отсюда! Сгинь! Сгинь! Сгинь!!!
Размахивающая руками старуха-хозяйка в длинной, до пола, белой ночнушке, с растрепанными седыми волосами и сверкающими из дыр в черепе безумными глазами походила теперь не на призрак, а на пациентку закрытого медучреждения. Я невольно попятился. А она продолжала идти на меня и визжать:
- Сгинь! Сгинь! Сги-иинь!!!
Чокнутая ведьма взмахнула рукой прямо у меня перед носом. Инстинктивно я отпрянул назад и почувствовал вдруг, что падаю. «Да пусть хоть на Луну летит!» - вспомнились слова отца. Но Луна была выше.

Я еще умудрился прикинуть, что это третий этаж, что если я хорошо сгруппируюсь, то, может, отделаюсь синяками или переломом-другим. Но я вообще не почувствовал удара о землю! Я понял, что лежу, а по глазам полоснуло светом. Машина!.. Я вскочил, надеясь, что успею отпрыгнуть. И тут же закрутился на месте. Никакой машины не было и в помине. Вокруг меня зеленел лес. А яркий свет шел с неба. От солнца.
Я затряс головой и снова опустился на землю. Спокуха, Миха! Ты жив-здоров, и это главное. Остальное сейчас восстановим. И я стал восстанавливать. Была ночь, а стал день. Значит, я проспал или провалялся без сознания как минимум часов шесть… Нет, судя по положению солнца, все десять. Что еще? Я находился в квартире, а теперь оказался в лесу. Значит, меня сюда привезли. И если я при этом ни разу не проснулся, то скорее всего и не спал, а в самом деле был без сознания. Почему? Потому что старуха, когда махнула рукой, что-то сыпанула мне в нос. То, что меня капитально вырубило. На десять часов! Но это ладно, это куда ни шло. Может, старая карга подшабашивает наркодилером, и у нее было, чем меня «усыпить». Но как она умудрилась стащить меня с третьего этажа и куда-то увезти - вот в чем вопрос! Зачем - тоже вызывает недоумение, но у психов своя логика. Только вот псих ты или не псих, но в свои девяносто или сколько там лет, будучи согбенной старушкой, ты никак не сможешь не то что куда-то унести, но и просто поднять взрослого мужика за восемьдесят кэгэ весом. А это значит, старухе кто-то помог. Может, их там целая банда! Вот только кому я сдался - проворачивать такую операцию? У меня и денег-то…
И тут я понял, что рюкзачок мой остался в бабкиной конурке. А в нем и документы, и банковская карта. Современных жуликов не смутит незнание пин-кода, эти умельцы своего добьются. Да, у меня там не миллионы, но там у меня в принципе все, что имеется. И позвонить сейчас в банк я не мог, потому что телефон тоже остался у бабки. Все, что у меня сейчас было - это я сам, а на мне - трусы, джинсы и футболка.
Вот что значит грамотно создать нужное впечатление: сумасшедшая старуха, сто рублей за ночлег, «карамели не ешь»… Карамели!.. Сколько раз тебе говорили: бесплатный сыр бывает только в мышеловке! Нет, поманили халявой - он и завилял хвостиком, понесся. Вот и соси теперь свои карамели!
Я внимательно огляделся. Лес… Что-то странное почудилось мне в этом лесе. Ах, да! Ведь сейчас же октябрь! А лес явно летний, июльский. Но дело не только в этом. Как я недавно размышлял: искусственность, фальшь, нарисованная природа… Так вот, этот лес тоже казался мне теперь нарисованным. Он был очень ярким и четким, но вот именно, что «очень». Он выглядел чересчур, подчеркнуто правильным, а потому был ложным. Липовым, хотя и без единой липы! Я уже мог в этом поклясться. Но для начала решил потрогать… да хотя бы вот эту березу.
Я вытянул руку - и лес вдруг расплылся, став зеленой субстанцией. Жидкостью? Газом? Я не мог понять, хотя и находился внутри. Или нет, наоборот, эта вязкая зелень находилась внутри меня. Вязкая? Почему вязкая?.. Вязким стал я. Нет, меня больше не было вовсе! Лишь вязкие зеленые мысли… Липкие, тягучие… Карамели. Или это ириски тягучие? Но они разве зеленые?
Что со мной?! Это бред? Глюки?.. Что сыпанула мне долбанутая старуха?! Я попытался тряхнуть головой, но не нашел ее. У меня не было головы! Ну да, я ведь говорил: меня самого больше не было… Э-э! А ну, проснись! Не вырубаться! Зацепись взглядом хотя бы за что! Ведь ты видел солнце! Где оно?

Но вместо солнца я увидел вдруг… Славку. Невероятно странно увидел: словно весь окружающий мир и стал вдруг моим другом. Я осознавал себя даже не букашкой, изучаемой всевидящим оком - я был его зеницей! Нет, и это неправда, поскольку Славкина жена Зинаида была тоже здесь. Я ведь не мог быть сразу двумя зеницами. Да мне скоро стало уже и неважно, чем я на самом деле являлся; меня так увлек разговор супругов, что я забыл обо всем.
- Опять не вышло! - сокрушался Славка. - Опять! Почему?
- Потому что ты затеял глупость, - сказала Зина. Спокойно, не сварливо сказала, будто они с мужем вовсе и не ссорились, будто и не прогоняла она его за измену.
Впрочем, какая ссора, какая измена? О чем я думаю? Я находился внутри горячечного бреда, внутри крутейшей нелепицы!
- И где же там глупость? - спросил Славка.
- Да везде. Ноутбуки, вай-фай, интернет какой-то… И что за телефоны? Зачем? Для связи? Обязательно так усложнять, нельзя общаться просто позвав, кого нужно?
- Как позвать? В том мире нет магии, это и есть самое главное!
- Самое глупое! Мир без магии! Глупее только мир без воздуха. И, кстати, да! Что это еще за космос? Что за Луна, по которой можно ходить? Ты никогда не поднимал голову и не видел, что такое Луна? А звезды? Ты сошел с ума, придумав, что они…
- Погоди, - перебил ее муж. - Звезды!.. Ну конечно… Ведь в прошлый раз, помнишь?.. Помнишь, чем тогда все закончилось?
- В тот раз, когда он согласился поработать главным бухгалтером?
- Да, и когда я устроил ему испытание…
- Когда ты подставил парня, и его подозревали в хищении.
- Вот именно! Он все сделал не так. Залез на ту крышу и… Нет, он не прыгнул, он выпал из мира. Я не мог понять, почему. А ведь он смотрел на звезды! Он что-то шептал им, будто просил прощения. Или помощи… А в этот раз он что-то говорил Луне.
- Он просто прибег к магии - вот и все, - сказала Зинаида.
- Да, прибег к магии. Как сделал бы любой из нас. Мне удалось придумать новый, отличный от нашего мир, но у меня не хватило фантазии на нового человека - полностью не от мира сего!
- Твой мир без магии просто нелеп.
- А человек… - Славка запнулся. - Зинуля, я понял!.. - Лицо бывшего друга заполнило собой все, задрожало, расплылось. - Я смог представить мир, в котором нет магии, но человек без магии - вот что для меня было нелепым! Я машинально наделил его магией, и они оказались несовместимы - тот мир и Михаил, мой герой. Человек не только не от мира сего, но и от мира того - тоже.
- И что же теперь?
- А теперь все, - вздохнул Славка. - Мне надоело. Ты права, нелепый мир. Глупая выдумка. Пусть сгинет.
Э-ээ! Что значит «пусть сгинет»? Кто дал тебе право распоряжаться мирами? Ты его, что ли, создал?.. Ах, да, пардон… И все равно! Мы тут живем! Сам сгинь!
И тут мне вспомнилась безумная старуха, ее визг: «Магией не заниматься! Вон отсюда! Сгинь!..» Это ведь она мне - про магию! И Славка… или кто он там… сказал сейчас, что наделил меня магией, что я уже прибегал к ней. Так может, и правда? Может, сейчас самое время к ней снова прибегнуть?
Что было катализатором в прошлый раз? Луна. А еще - я не помню, но если прав этот гад - были звезды. Где мне взять их сейчас? Где?!.. Стоп! Но было же солнце… Где оно, где?! Весь белый свет застили две эти рожи! Нет, уже только одна Славкина. А вот и она исчезла - маг-неудачник отправился уничтожать нас?.. Хрен тебе! Вот оно, Солнце! Родная звезда! Солнце, солнышко, сохрани этот мир! Пусть гад-недомаг идет липовым лесом!..

Отец, когда я вошел, рывком поднялся с дивана. Я видел, как ему хочется броситься ко мне, обнять, но он сдержался. Неторопливо приблизился, сказал: «Привет», будто мы вчера расстались, но когда пожимал руку, я чувствовал, как дрожит его ладонь. А потом он все же обнял меня:
- Горжусь тобой, сын! Всего двадцать пять, а ты вон уже!.. Космонавт. Не от мира сего! С пяти лет ведь мечтал - и добился.
Мама же и вовсе не скрывала эмоций. Обнимала, целовала меня, не стесняясь слез. Плакала и смеялась, смеялась и плакала.
- Ну, ну, - гладил я ее худенькие плечи. - Вот же я! Я вернулся.
- Опять улетишь…
- Улечу. Такая работа. Но сейчас я с вами.
Мама наконец отпустила меня, чуть отодвинулась, стала разглядывать.
- Ты так загорел, Миша!
- Разумеется, мама. Ведь мы же летали на Солнце.
Cвидетельство о публикации 577408 © Буторин А. 21.11.19 11:45

Комментарии к произведению 1 (0)

Легохонько узнаю"Дочь небесного духа")))