• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Кольцо Алишера

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
У моей мамы была подруга тётя Мила. Мне было лет шесть, когда она приходила к нам в гости в последний раз. Но я хорошо её помню, потому что тётя Мила жила одна, детей у неё не было, и она всегда меня баловала оригинальными подарками и вкусняшками собственного приготовления. Тётя Мила появлялась на пороге нашей квартиры увешанная авоськами, которые она связывала за ручки и носила через плечо. Её необъятное, потерявшее цвет и вид демисезонное пальто, которое она носила даже зимой, всегда занимало всю вешалку в прихожей. Потому что тётя Мила была большая, и не просто большая, а очень большая. Мама никогда не разрешала ей воспользоваться нашими напольными весами, и только теперь я понимаю почему. Они бы просто сломались. Когда тётя Мила перестала к нам приходить, я часто дёргала маму за рукав и спрашивала – где наша тётя Мила? Мама молчала примерно лет пять, а потом, когда я уже и спрашивать перестала, видимо, устав держать в себе эту невеликую тайну, которую знали все, кроме меня, однажды выдала:
- До сих пор никто не почесался, чтобы найти Милку!
- Чего, чего? – Я пила на кухне чай и не заметила, что мама смотрит в окно и плачет. И тут на меня обрушилась вся горькая правда про тётю Милу.
В тот день тётя Мила пришла к нам без предупреждения. Мы жили на первом этаже, и она постучала в окно, чтобы мы открывали ей дверь. Она так часто делала. Когда мама пошла открывать, удивлённо сказала папе:
- Чего-то Мила сегодня без своих авосек. Может, случилось чего?
Она открыла дверь и прождала несколько минут, но тётя Мила в подъезд так и не зашла. Мама накинула пальто и вышла на улицу, тёти Милы нигде не было. Соседские бабушки сидели на скамейке, и мама спросила их – где Мила?
- Так она же в твоё окно постучала, потом зашла в подъезд. Вот только что. – Удивились бабушки.
Тётю Милу искать не стали. Слишком загадочным было её исчезновение. Получалось, что она исчезла между первой и второй дверью подъезда, на пятачке метр на метр. В нашем подъезде даже входа в подвал не было. Мамино заявление пролежало в милиции несколько лет, потом тётю Милу признали пропавшей без вести, а ещё через несколько лет - умершей. Её кооперативная квартира была завещана мне, но мама не спешила что-то там переделывать. Долгих двадцать лет, она ходила туда прибираться. И вот мама заболела, а спустя два года умерла. Перед смертью она мне сказала: «Хватит ждать Милку. Выброси из квартиры все её вещи, отремонтируй и сдай кому-нибудь. Жить ты там всё равно не сможешь. Когда бы я туда не пришла, мне всегда казалось, что Милка дома, только я её не вижу. Иногда была постель заправлена по-другому, а иногда даже чайник тёплый был. Но я всегда думала, что принимаю желаемое за действительное». Ещё я узнала, но не от мамы, а от другой подруги тёти Милы, что у неё когда-то был муж. Он был южных кровей, и страшно ревновал тётю Милу буквально к каждому столбу. Он тоже пропал без вести, и тётя Мила искала его несколько лет. Ездила к нему на родину, но там про него ничего не знали. Муж тёти Милы был сиротой, и его мало кто помнил в родном селе. Потом Мила заболела и начала толстеть, пока её не разнесло окончательно. «Всё на нервной почве» - говорила та женщина – «Если бы Алишер был жив, он бы обязательно дал о себе знать, ведь кроме Милки у него никого не было».
Я тоже не спешила исполнять волю мамы – отремонтировать и сдавать квартиру тёти Милы. Но жизнь повернула так, что мне пришлось поторопиться, и не для квартирантов, а для того, чтобы переехать туда самой. Папа привёл в дом новую жену, а я не смогла с ней ужиться. И вот я начала хлопоты по освобождению квартиры тёти Милы от вещей, чтобы подготовить её к ремонту. Вещи уже вынесли на улицу, я следила за их погрузкой в машину. Всю мебель у меня купили тёти Милины соседи за сущие копейки. Они увозили эту мебель к себе на дачу. Случайно посмотрев на детскую площадку, я поймала взгляд пожилого мужчины, который курил сидя на качелях. «Странный какой-то», подумала я, «Такая жара, а он драповую кепку на глаза надвинул». И тут же забыла о нём. Мебель увезли, а ко мне пришли мастера устанавливать новую железную дверь. С дверью мы провозились до вечера и, отпустив мастеров, я вымыла в квартире полы. Когда я уходила, странный мужчина в кепке всё ещё сидел на качелях.
Когда назавтра я пришла, чтобы встретить маляров, ко мне зашла соседка и сказала, что ночью, кто-то пытался вскрыть мою новую железную дверь, но муж соседки спугнул злоумышленника, когда вышел, чтобы вынести мусор.
- Он ничего не успел. А ведь уже приставил какое-то приспособление, похожее на домкрат. Муж его в глазок увидел и зашибуршился под дверью, чтобы вор услышал, а потом вышел с мусором, но тот уже сбежал. Дворник сказал, что так любые двери отжимают.
- Но квартира пустая, зачем было ломать дверь? – Удивилась я.
И вот ремонт закончен, осталась только «вишенка на торт» - поменять полы. Я была на работе, когда мне позвонили мастера и попросили срочно приехать.
- Мы уже милицию вызвали. – Сказал бригадир.
- А милицию то зачем? – Удивилась я.
- Приезжайте, увидите.
Когда я приехала, то поняла, что бригадир просто не захотел меня пугать. Вскрыв полы в маленьком кухонном чуланчике, они нашли тётю Милу. Она лежала в своём старом пальто с петлёй на шее. Я её, конечно, не узнала и опознала только по пальто. Прошло около тридцати лет, и моя пышная тётя Мила превратилась в мумию.
- Вот почему матери всё время казалось, что Милка дома. – Сказал папа. – И приходила она к нам в тот день уже как призрак. Сроду ни во что такое не верил, но она точно пришла к нашему дому, когда он её уже убил. Поэтому и исчезла без следа.
Но вскоре выяснилось, что и чайник был часто тёплым не случайно. Поймали убийцу, которым оказался Алишер – пропавший муж тёти Милы. Он часто приходил к дому, пока шёл ремонт и иногда заходил в подъезд. Соседи стали замечать, как человек в кепке постоянно ошивается рядом с квартирой тёти Милы. Они заявили в полицию, полицейские устроили засаду, и в один прекрасный день взяли этого Алишера под белы руки.
Он долго не давал показаний, ссылаясь на то, что он никакой ни Алишер. Но экспертиза показала, что документы у него поддельные. Потом информация потекла как из рога изобилия. Оказывается, Алишер бросил тётю Милу ради другой женщины, и по поддельным документам работал на нефтяном севере. Но и с новой пассией он долго не прожил. Она выставила его за скупердяйство и ревность. Алишер решил вернуться к тёте Миле через десять лет после того, как «пропал». Он пришёл домой и открыл квартиру своим ключом, который почему-то сохранил. Тёти Милы не было дома. Он уютно расположился в гостиной, поедая содержимое холодильника тёти Милы. Когда Алишер услышал, как щёлкнул замок входной двери, он вышел в прихожую со словами: «Милочка, как я соскучился по твоей стряпне!», и обомлел. «А где Мила?» - спросил он грузную женщину с авоськами через плечо. А грузная женщина грохнулась в обморок. И тут Алишер понял, что передним и есть его Мила - она всё ещё носила обручальное кольцо. Без кольца он бы её не узнал. И, как сам признался, скорее всего, просто ушёл бы, потому что пока не увидел кольцо, подумал, что Милка там больше не живёт. Он сам не знает, почему тогда рассвирепел, и начал избивать тётю Милу. Он пинал её ногами, бил головой об стену, а она только тихо стонала, видимо потому что и так была без сознания. Тогда он крикнул, что такую тушу ничем не пробьёшь, схватил с тумбочки тёти Милин платок и задушил её.
Когда он успокоился, и осознал, что натворил, то решил спрятать тело тёти Милы под полом в чуланчике. Когда-то он сам устроил там «ямку» для того, чтобы хранить картошку. Подняв пол, он увидел, что Мила там картошку не хранила, видимо ей не нужно было столько картошки. С трудом перетащив тело тёти Милы в чулан, он тщательно накрыл его досками. И ещё удивился, что Мила поместилась в таком узком пространстве. Прибрав за собой в квартире, он ушёл. Алишер по-прежнему ездил работать на нефтяной север, а когда приезжал  и если ему некуда было пойти, жил в тёти Милиной квартире. Алишер пользовался только газом и водой, и никогда не включал свет. Свои вещи он хранил у знакомых на даче. Он уже знал, в какие дни приходит моя мама, чтобы сделать уборку, и уходил на это время. Он так привык шифроваться, когда входил в квартиру и выходил из неё, что ни разу не столкнулся, ни с кем из соседей. Со временем он даже забыл, что в чуланчике лежит тётя Мила. И вот однажды, он вернулся с вахты и увидел, что всю мебель тёти Милы вынесли на улицу, потом подъехал грузовик, мебель погрузили и увезли. Вечером он попытался вскрыть квартиру, чтобы ночью вынести тело, но ему помешали.
Во время следствия выяснилось, что Алишер по настоящим документам гражданин другого государства, где он объявлен в розыск за тяжкое преступление. В молодости он кого-то избил так, что человек остался инвалидом. Поэтому Алишер и уехал в Россию, где женился на тёте Миле, и даже взял её фамилию. Отбывать наказание Алишера отправили на родину, где его судили ещё раз и, как сказал мой папа, он вряд ли доживёт до конца двух сложенных вместе сроков.
А тётю Милу мы похоронили рядом с мамой, и сделали им общий памятник. Теперь, когда я прихожу к ним на могилу, на меня с фотографии смотрят две молодые девушки, которые стоят, обнявшись около цветущего куста сирени.
Cвидетельство о публикации 575328 © Шлыкова О. Б. 09.10.19 13:00