• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Повествование от лица студента-старшекурсника Ильи Героева, человека далеко не последнего ума.

ГРАБЛИ И РЕКА. Часть первая.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Тушить мясо в Эрленмейеровой колбе удобно. Кусочки нужно поменьше, с полкоробка, чтобы в горлышко проходили. Добавить лук, паприку, приправы, соль, щепоточку сахара – и включить сушильный шкаф на двести градусов. Всё то же можно и в банке 500 мл, но велик риск: чуть с температурой ошибёшься – тара дзынь от первого прикосновения, и – привет, пруд: я пришёл вынимать рыбу!
Картошку же оптимальнее запекать в кристаллизаторе. Клубни располовинить, уложить поплотнее, и в тот же сушильный шкаф, на среднюю полку. За пять минут до готовности смешать с содержимым колбы – вот и весь рецепт героевского гуляша – гуляша от Ильи Героева. Съедобно, уютно, тепло, и только размытые цветные пятна вывесок кафе и магазинов в исчерченных пунктиром дождинок заоконных сумерках растравливают душу.
А встречаться с девушкой, у которой лучшая подруга – малахольная собачница, лучше не...
Сначала лёгкая увертюра:
– Мой-герой, я ещё на две недели пропаду, ладно?
– Теперь по какой причине?
– Ну, Альбинка ж с Эдиком в Чехию поедут, просили с Тэксиком погулять. На две недели остаётся один, малы-ышечка...
– Гулять? Но не пасти же круглые сутки!
– Ну-у, мой-герой, если с ним не побыть, пёсик обидится! Эти псинки такие ранимые! В тот раз на неделю его оставили – он месяц простить не мог!
– Ах он бедняжечка горемычная! А я, типа, не обижусь, нет?
– Ну, мой-герой, ты же у меня у-умный! Оставь злобу! Злоба – порок... А давай вместе у них поживём?
– У меня аллергия на крысообразных псин!
– Тебе трудно принять супрастин?
– Правда: всего и делов-то! А ничего, что у нас с тобой тоже путёвки? В Камнеград. И тоже на две недели?
– О-ой, я забы-ыла! Столько дел кругом, столько дел... Их же ещё не поздно сдать?
– Ещё не поздно позвонить твоей Альбиноске и сказать, чтоб шли они с их Тэксиком на... Карлов мост!
Далее идёт крещендо:
– Я уже пообещала, мой-герой, я – пообещала! Впрочем, можешь позвонить сам. Скажи, так и так, моя девушка – дура, наплела с три короба по глупой доброте, а я – эгоист с ледяным сердцем, мне собственный комфорт души так важен, я ж в Камнеград путёвки купил, а другие пусть сидят дома и не смеют высовываться! Давай, звони, говори!
Мысль настолько не новая, что скоро станет казаться дельной!
– Именно так, сам позвоню и всё скажу! Зато честно. Честность – не порок? Какой у них номер?
И под финал – длительное диминуэндо:
– Ты же этого не сделаешь, мой-герой, ты же не сделаешь? Плак-плак, мой-герой! Ты же простишь свою глупышку? За это и люблю... Ну плак-плак же! В Камнеград мы и попозже сможем поехать! Зачем усложнять? Всё и так непросто! Зато какая возможность поскучать! Ты же будешь скучать по мне? Я по тебе – буду, очень-преочень!
Зырк-зырк глазками... Шмыг-шмыг носиком... Ещё зырк-зырк – и кап-кап ледяное сердце, кап-кап... Худо, уходи: добро на тебя не променяю!


Хуже подруги-собачницы у девушки может быть только бесколёсая подруга с правами.
– Мой-герой, мой-герой, понимаешь, раньше того забора там не было! Ну, правда, не было! Ну, клянусь! – прозвенели деликатнейшие шёлковые струны.
– Только один вопрос: ты зачем своей Кире ключи дала? Или забыла, как тогда?..
– Не Кире, а Кирэне! Прошу уважать моих друзей! – шёлковые струны зазвенели сталью. – Хочешь, чтоб уважали тебя – сам уважай других!
– То-то, смотрю, эти «другие» нас с тобой просто обуважались!
– Мой-герой, не будь занудой! Кирэна не виновата, что у неё машины нет. Была б – она бы нам не отказала, она ж не ты! А эта машина, на секундочку, папина – не забывай! – стальной звон обернулся свинцовым, насколько можно считать звоном лязг, извлекаемый ударами кувалды по свинцовой болванке. Только б сохранить бархатность голоса, только б сохранить: бархат – тоже тряпка, но он и свинец шлифует, и сталь полирует на раз-два!
– Так-то оно так, только жаль потерянного времени...
– Да сколько там времени-то – машинку из сервиса забрать?
– А Кирэна твоя из сервиса её брала? По идее, откуда взяла – туда потрудись и вернуть.
– Хорошо, мой-герой, как скажешь, – внезапная замена свинца на аргентум. – Но ты, пожалуйста, заплати...
– Хоба! Это мне нравится! Позволь спросить: с какой радости?
– Ну ты же знаешь: Кирэна сейчас одна, денег у неё нет. И потом, я же папе сказала, что это ты вЪехал... Ну, не обижайся, мой-герой, хорошо? Папа, если узнает, не простит ни меня, ни Кирэну, а тебя он всё равно недолюбливает... Всего-то одна фара да крыло одно, кры-ылышко...
– «Всего»??? Это ж тридцатка!
– Ну-у, как бы не совсем... Там ещё забор... Но только один пролётик! Мой-герой, не дуйся, ну, не дуйся, ну, пожалуйста...
– Да нет, я полон счастья! Спроси тогда, никому из твоих друзей ноутбук не нужен? А то ж там ещё забор...
– Ну, понимаешь, так получилось... Кирэна хотела песни твои послушать... Чего плохого, если твоими замечательными песнями восхищусь не я одна? А тут этот забор, ноут слегка и стукнулся об торпеду, слего-онечка... Клавиатура совсем и не пострадала, а экран можно же и приделать...
– Это же неправда, скажи, неправда? Ты же пошутила? – хлоп душа в пятки.
– Мой-герой, ну, вот так получилось...
– Статья! Моя статья! Ты понимаешь? Ты же видела, как я лелеял её, как растил два года! Мне сдавать её через месяц... Диск, там же был диск, полное собрание! МОЁ полное собрание! – и бархат не вечен. Здравствуй, золото! Слово-серебро, прощай...
– Мой-герой, тебе жалко диска? Ты ж у себя на Кафедре сто таких нарежешь. Ты же все их и так помнишь – это же твои песни! А статья... Тебе трудно восстановить диск? И не кричи на Кирэну: она не виновата, что тебе пришло в голову оставить ноут в машине! Мой-герой, ну, не молчи на меня! Слышишь? Не молчи! Ну, что опять не так? Ну, убей меня – тогда тебе полегчает? Тогда ты снова со мной заговоришь и цветы купишь, да только поздно будет: я при всём твоём желании не смогу тебе ответить! Ты этого хочешь? Мой-герой, не топчи душу молчанием! Весна ж на пороге, а у тебя один лёд – и во взгляде, и в сердце...
Слёзы... Средство – список А. Применяется в случае, когда использование менее сильных средств невозможно, используются строго по назначению, согласно дозировке, с учётом побочных эффектов.
– Пусть твоя Кирюха молится, чтоб я нашёл на Кафедре последнюю распечатку статьи, и чтоб пяти суток ей хватило набрать её снова, со всеми графиками и таблицами. Да, и с презентацией. Да, пусть все дела свои бросает! Да, пусть добавляет к суткам по шесть часов! Да, я – самовлюблённый эгоист, мне диски и флешки дороже человека! А не успеет – ей-богу, последую твоему совету, и любой суд меня оправдает!
– Хорошо, мой-герой, будь по-твоему, – и влажный покаянный взгляд через глаза прямо в сердце. Нежность – самое страшное оружие, пронзает неотвратимо и беспощадно, антидот неизвестен... Привет, грабли! Это опять я...
Впрочем собачницы и автомобилистки – ещё не предел в сравнении со... Нет, надо разбавить момент позитивом.

В (название города),
ФГОУ ВПО «Университет»,
И. С. Героеву.

Уважаемый Илья Сергеевич!
Федеральное министерство образования и науки, Камнеградский технологический институт и оpгкомитет ХL Гильбертовских чтений извещает Вас, что Ваша статья «Электрохимическое осаждение блестящих сплавов» включена в программу Чтений и приглашают принять участие в их работе. Просим сообщить дату и время Вашего приезда и предоставить данные для оформления билетов и бронирования места в гостинице.

Руководитель образовательных и научных проектов КТИ,
учёная степень,
должность, подпись.

Позвонить Георгичу, обрадовать? Или не надо? Старик волноваться будет дольше, чем радоваться. Хотя волноваться он будет всё равно, его отеческая натура не может без этого, так пусть эти волнения окажутся приятными...
Трынннь-трынннь-трынннь...
– Алё, мой-герой, мой-герой, заедь за нами, пожалуйста... Мы в «Ночнике». Ты сейчас где?
– На Кафедре, вестимо. Буду через полчаса. Вы такие упитые?
– Нет, мой-герой, ты домой заскочи, пожалуйста, деньги там в шкатулке, а мы подождём... Только скажи, чтоб «Форд» прислали, а не «Мазду» – не поедем же мы на девочке!

Собачницы и автомобилистки – сущие aнгелы в сравнении со стрекозами, которые попрыгуньи, которым круглый год лето красное.
– Мой-герой, мой-герой, мы сперва y Анжелки хотели, но там же ску-учно! Я сама предложила поехать в «Ночник» – там живая музыка, там просторно, там вку-усно! Друзья меня поддержали...
– Ещё б не поддержать-то задарма...
– Ну, а как ты хотел? Я – приглашаю, говорю, поехали в клуб, но платить за себя вы будете сами? Так, по-твоему, я должна была сказать? Это по совести?
– Но садиться на шею и ножки свешивать – по совести?
– Не знаю, как ты, а я никогда не обижу своих друзей разговорами о деньгах!
– Особенно, если уже есть кого пообижать такими разговорами...
– Дурачок ты и не лечишься! Я ж тебя прикрывала, глупый! Или хотел, чтобы говорили, что у моего-героя нет денег на девушку в клуб?
– А ничего, что эти деньги были отложены за квартиру? В четверг день оплаты. Жить-то теперь – где?
– Не знаю, придумай что¬-нибудь. Кредит возьми, займи...
– Занять? У кого? У твоих подружек? Нет уж, с ними сама разговаривай!
– Ага, сейчас! Сейчас позвоню и обЪясню, мол, так и так, парень мой – лентяй и белоручка, даже на квартиру сам заработать не может, помогите, люди добрые... Так, я звоню! Видишь – уже телефон беру! Перестань на меня молчать! Говори уже что-то! Ничего б этого не было, окажись ты тогда с нами! Но тебе ж на твоей Кафедре интереснее, чем с друзьями, чем с любимой! Это ж твоя черта – избегать тех, кто дорог, и терпеть тех, кто противен...
– Я и избегаю тех, кто противен! На Кафедре всяко лучше, чем с твоими друзьями!
– Сейчас ты на свою Кафедру молишься, а пройдёт время – и поймёшь ты наконец, что все твои усилия никому никогда нужны и не были, что ты сам обкрадывал и себя, и близких... Но тело усохло, душа пропала, и жизнь разбита! Толку-то с неё – где?
– А вот здесь. Посмотри, утром на Кафедру пришло.
– «Уважаемый Илья Сергеевич!.. Извещаем Вас...». Ой, как здорово! Ну, вот он тебе, твой Камнеград! А ты переживал! Мой-герой, ты у-умничка, обожаю! Ты уже на двоих билеты заказал? Закажи на четверых, давай Анжелку со Стасом возьмём! Ну, давай, ну, мой-герой, она так будет рада! Мы с ней давно хотели костюмированную фотосессию в Галыгиноостровском дворце... Так обалденно – платья до пола, болеро, веера, реверансы, старинные залы, музыка Вивальди... А вы со Стасом – бравые гвардейские офицеры, влюблённые в прекрасных барышень! – будь у неё стрекозиные крылышки – она б уже вилась под потолком.
– Спасибо. Я на одного заказал.
– Почему-то я так и думала... Ты ж и самой малости не пожертвуешь для другого! Что ж, езжай в свой чёртов Камнеград! Доброго пути! А потом продолжай спокойно смотреть в глаза и мне, и Анжелке: я весь, типа, умный, мне билеты прислали, а вам всем – ... Перестань выглядеть счастливым!
– Ваши билеты остались в «Ночнике». Пусть Анжелка там поищет.
– Ты меня до конца дней будешь попрекать моей добротой? – сейчас она достанет из списка «А», но лучший антидот к любым спискам – долгая лёгкость кошелька. – Ты понимаешь слово «друзья»?
– А ты понимаешь слово «ответственность»? А если твои друзья с моста решат прыгнуть...
– Да, чёрт возьми, пойду с ними! Что мне делать-то без друзей! Ответственность – это твоё, ты парень, не я! Давай, придумывай что-то, ищи выход! Вечно я из-за тебя краснею! – будь у неё раздвоенный язычок – она б уже вовсю хлестала бы меня им по щекам.
– А я придумал! Сходите с Анжелкой к твоему папашке и расскажите про фотосессию во дворце. Он тут же момент и прочувствует!
– Повежливее про папу! Тебе с ним ещё вопрос с квартирой решать!
– С ним???
– А как ещё? Пришлось сказать, что ты увидел казино и не смог пройти мимо... Но если ты повинишься, покаешься, в общем, если найдёшь подход – он готов одолжить на месяц за квартиру! Или, может, согласится приютить...
– То есть уже так? – ба-бах мои мозги!
– Или ты решишь проблему иначе?
– Да, решил. У меня ж сердце не лёд, мне ж нельзя больше допускать твоих подстройств и уступок... Ради такого ничтожества...
– И что ты придумал, мой-герой? Ты где-то подзаработал? Сколько? Или договорился с кем-то? – будь у неё хвостик – кончик его уже ходил бы веером.
– Договорился. С чемоданом. Даже с двумя. Они – мои друзья. А тебе – пусть твои помогают. Куда ж ты без друзей-то!..
В ответ – полное расслабление лицевых мышц, затем резкое их напряжение и список А, да в таких обЪёмах, при которых и почки не нужны.
– Да ради бога! Не сгину! Одна не останусь, не надейся! Сейчас позвоню любому, и везде меня встретят с радостью! А тебе не позавидуешь! Страшно за тех, кто не видит смысла в любви! Ты-то кому ещё нужен? Кафедре? Собирай шмотки, чеши на свою Кафедру и радуйся! – и капюшон на полную ширину, тот, что на задней стороне шеи, на нём ещё рисунок в виде очков.
– Да: и соберу, и почешу. Завтра. Одни оплаченные сутки в квартире у меня ещё есть.
– Что, разум побеждает сердце?
– Именно так.
– Ну и вали! Ну и живи со своими колбами и химикатами! – и раздвоенный язык наружу, на всю его длину.
– Повторяешься!
– Ты не прав сейчас. Не пытайся выглядеть счастливым! Я вижу твои глаза, но ты мои никогда и не хотел видеть. Жизнь сурова, вдвоём нам в ней не быть, врозь даже лучше. Ничего, сердце скоро выбьет последнюю память о тебе, и пойду я дальше, словно тебя и не знала. Только об одном прошу – пообещай, что я никогда не попаду в твои песни, ни явно, ни косвенно, ни в общем, ни вообще, – будь у неё клюв – она уже давно раскроила бы мой череп; а будь в моём черепе хоть зачатки разума – разве я попал бы сюда, где нахожусь?
Ах, корыто! Было ты ли когда-нибудь целым?..

Я снова здесь, в чужой пустой квартире. В который раз меня пугают мысли,
Что есть такие люди в этом мире, Которые в любви не видят смысла.
Блуждаю здесь. Под ноги то и дело Бросаются куски разбитой жизни.
Пропащая душа, гнилое тело И слабость в изболевшем организме.
Пришла весна, но лёд повсюду: Во взгляде, в сердце и в душе...
Нет, тратить силы я не буду: Мне в Камнеград пора уже!

Кафедра... И чего страшного? Кафедра – это не только приборы и химикаты, Кафедра – это ещё и лаборантская! Диван, гардероб, холодильник и даже утюг! И всё бесплатно! Плюс непосредственная близость к месту учёбы и работы – это нулевые расходы на транспорт и дополнительное время ко сну. И спортзал в цоколе – можно и железо потягать, и грушу пооколачивать, и душ принять перед сном.
Плюс какое широкое поле для экспериментальной кулинарии! Надо при случае угостить Георгича гуляшом по-героевски. Ещё освоить запекание форели в муфельной печи, а на десерт – панкейки в чашках Петри. Нелегко только будет потом убедить старика, что всё хорошо, и приглашение пожить у него «пока уладится» – лишнее. Ещё, правда, нелегко вечерами смотреть на светящиеся окна жилых домов в исчерченных пунктиром дождинок заоконных сумерках...

Величава, словно кобра, Неприступна, как удав,
Усмехаешься недобро, Моё сердце обмотав.
За какое ж прегрешенье Ты теперь в закате дня
Удостоила шипеньем Недостойного меня?
Больше в злобе не посмею Я любовь к козлу винить:
Нет, она бывает злее, Если кобру полюбить!
Усмиряя килогерцы Частоты сердечных мук,
Я прошу покинуть сердце – В нём и так полно змеюк!
Cвидетельство о публикации 572784 © Дорохин С. В. 15.08.19 21:42

Комментарии к произведению 3 (4)

Как всегда - ВЕЛИКОЛЕПНО! Искромётный юмор, основанный на тонких каламбурах, мягком сарказме, впечатляет, заставляет восхищаться всеми своими гранями. Читая, наслаждаешься каждым словом, каждой фразой, как голодный, дорвавшийся до деликатеса!

+10, Сергей!

Вот из-за таких танцовщиц и королев танцпола портится мнение о девушках :(

Главное, чтобы не испортилось мнение о той, единственной)) Остальное фигня!!))

Так откуда ж той единственной взяться, если кругом одни королевы и танцовщицы?)))

Так не таращитесь на королев и танцовщиц, спуститесь на землю. Ангелы сейчас не на небесах, на земле))

Замечательный рассказ.

Помимо основной линии антураж превосходный.

Вы похоже биолог?

С уважением,

Игорь

Спасибо на добром слове)))

Химик. Вы тут и вторую часть гляньте!)