• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Вот ведь по-хорошему даже в мозгах не желает укладываться, что подобное может иметь место на самом деле! Насколько всё тесно взаимосвязано в экобалансе природы, проистекает в безусловной и полной взаимозависимости! Можно лишь удивляться тому, насколько же силён самый главный животный инстинкт! Поразительно! Обитатели глубин просто рвали на части друг друга, очумело поедая своих невзначай зазевавшихся сородичей! В принципе, и приплыли они в эту бухту на свой банкет, но при этом в любую секунду могли и сами пасть чьей-то невольной, случайной жертвой. Вот она - во всём своём полном развороте и великолепии - извечная пищевая цепочка мирового океана! Особо рельефно и впечатляюще она просматривается именно здесь, в этой поистине удивительной и уникальной бухте под названием Кочин

ТАЙНА БУХТЫ КОЧИН. Часть 2. Время Диву Дивиться

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

  

Мореас Фрост
 
                                                ТАЙНА БУХТЫ КОЧИН

                                            Часть 2. Время Диву Дивиться!

       …У борта уже успели устроить водные процедуры кое-кто из экипажа, понятное дело, свободные от вахт и работ (вот ведь свинство, даже не свистнул никто заранее!). А если откровенно и конкретно, то не только народ, кто был не при делах, натурально купался за бортом, а практически все, кто хотел, мог окунуться. Разумеется, подобные вольности происходят на судне с позволения капитана.
      Оказывается, только закончилась постановка на якорь, как боцман – главный ихтиандр - любитель водных дел – с компанией матросов поспешили наладить парадный трап, и как только портовые власти покинули судно, приспустили его к самой поверхности и попрыгали в воду, открыв купальный сезон. Поскольку погода лишь радовала тропическим обволакивающим теплом, а водичка зазывала своей изумрудной чистотой, то компания купающихся прирастала ежеминутно. В общем, к воде потянуло всех, кому не лень. Тем более что начался обеденный перерыв. Даже кое-кто из женского персонала отважились телеса свои помочить…  
      Отобедав и, как обычно, поднявшись на верхотуру, я отирался в штурманской рубке, точа лясы с вахтенным вторым помощником Валентином. И тут, ненароком выглянув с левого крыла мостика, с удивлением узрел внизу под бортом судна солидную компанию купающихся. Что говорить, подобная экзотика меня взбодрила и привлекла. Ещё бы! Поплавать в водах тёплого и блаженного Индийского океана! Есть разница - не с берега или даже благородного пляжа, а прямо посреди бухты, на самой глади натуры океана! Это тебе не в каком-то ничтожном судовом бассейне бултыхаться…
      Последний раз, пришло на ум, точно так же я купался в Средиземном море. И не столь уж и давно это было, чуть более полугода назад, будучи курсантом на практике, возвращаясь как раз из Кубы в Союз. Кстати, тогда я изрядно припаздывал к давно идущим занятиям по программе пятого курса. Это было в конце сентября прошлого года. Тогда наш пароход просто остановился посреди Средиземки, не доходя до Греции, чтобы синхронизировать день нашего ожидаемого подхода к Одессе с небольшим перебором выданных нам суточных в инвалюте, когда мы делали заход на отоваривание в славный Лас-Пальмас на Канарских островах. Тогда капитан чуток с денежкой не под-рассчитал, и всего-то полсуток перебора случилось, но за лишние сутки валюта была заранее получена экипажем и, естественно, растрачена. Вот мы и тормознули, считай, на целый день, устроив отработку нескольких учебных тревог, ну, и в качестве бонуса заполучили неожиданное купание в море… Вот примерно как сейчас здесь.     
      - О, Валик, красотень-то какая, пойду-ка и я побалуюсь водными процедурами… А что, погода шикарная, водичка, не сомневаюсь, превосходная и, гляди, голубизна какая чистейшая! Так и манит… Понырять с высоты хочу, шальную юность свою школьную вспомнить, как с моста когда-то нырял в своём родном Геническе…
      - Давай-давай, иди-иди, может, какая-нибудь злющая каракатица схватит тебя за задницу. Чем глубже занырнёшь, тем больше шансов… - не замедлил подколоть коварный «ревизор»*.
      Понятное дело, скучать теперь ему одному на мосту. Разве меня удержишь?..   
      Но вот был он где-то и в какой-то мере прав по поводу разного рода неожиданностей, могущих подстеречь кого угодно в непредсказуемых водах экзотических южных морей. Много чего коварного там обитает…
      - Ну, спасибо тебе, утешил, умеешь «приятное» настроение обеспечить. Типун тебе на язык!
      С тем и покинул мостик, спустившись в каюту, облачаться в плавки.


      …Окунувшись и чуток поплавав, я таки потянулся понырять с борта ограждения спардека*, что как раз рядом с трапом. Когда вскарабкался на фальшборт и с высоты взглянул вниз, на воду, то, честно говоря, стало немного не по себе. Всё же высоковато для начала. Никак не меньше восьми метров. Конечно, когда-то, было дело, и с большей высоты нырял достойно. Но только когда это было, сколько годков протянуло с тех пор?.. А вот сейчас «заочковал» чуток. Но как-то стыдно перед ребятами стало, когда начали подкалывать меня, уже стоящего и внутри трясущегося на парапете. С непривычки холодок где надо забродил в теле… И всё-таки, собравшись с мыслями, довелось включать волевой импульс, и, пересиливая свои страхи, прыгнул-таки «ласточкой». В момент вхождения тела в воду чуть полностью не выскользнул из плавок - поймал их в районе щиколоток – слабо была затянута завязка на них. А мог и конфуз случиться, если бы на глубине они совсем соскочили с меня. А тут как раз косяк наших женщин сбежался... Эх, Вячеслав Павлович, что-то уж совсем позорно вы дисквалифицировались!.. Даже плавки для процедуры ныряния не сумели подготовить, как следует.
      Парадный трап был приспущен прямо в воду, так что вылезать и подниматься на борт было очень удобно. Ещё пару раз, но уже увереннее себя чувствуя, нырнул с той же высоты сначала «бомбочкой» - начало прыжка – «солдатиком», а заход в воду, сгруппировавшись, задним местом с поджатыми к телу коленями, охватив их руками в замок, а затем сделал прыжок так называемым «заливом» - вначале летишь «ласточкой», но в момент касания с водой опять же поджимаются колени к груди руками, а спина, уже оказавшись в воде и слегка опрокидываясь назад, даёт резкий выхлоп высокого целенаправленного столба воды чётко вверх. Причём вздымается этот столб почти до высоты, с которой прыгаешь. И когда выныриваешь на поверхность, поднятая тобой вода, как раз обрушивается на тебя сверху солидным водопадом, заливая. Чувствую, неплохо получилось, а со стороны так и вообще красиво смотрится. В общем, восторг дикий! Я бы, честно говоря, эти своеобразные прыжки внёс в олимпийскую программу, оценивая их по высоте и красоте подъёма водяных брызг. А потом попробовал забраться выше - на шлюпочную палубу, но уже с той приличной высоты решился прыгнуть только солдатиком. Слишком уж высоко и страшно. И, возможно, дальше бы продолжал осваивать водные прыжки, но тут, спугнув купальщиков, по внешней трансляции раздался строгий призыв с капитанского мостика.   
       - Палубной команде принять агентский катер по левому борту!   
      Это, понятно,  по нашему «купальному» борту. На рандеву с капитаном, ну и, разумеется, с грузовым помощником поспешал «свой» человек - портовый агент от здешних грузополучателей, он же и от отправителей будущего груза. И все купальщики поневоле потянулись из воды. На этом купание естественным образом завершилось. Но и то дело – чуток приятно освежились… Сгрудились на палубе спардека, вблизи трапа, обсыхая на сквознячке, покуривая…  


      …По трапу на борт бодро впорхнул моложавый, лет тридцати, индус, вполне по-современному приодетый в синие джинсы и свободного покроя белоснежную рубаху-марлёвку на выпуск, парень приятной артистичной наружности. Поздоровавшись с нами на шикарном русском, а далее, почти без акцента (сто процентов проходил обучение у нас на родине), порадовался за нас, но и одновременно предостерёг.
      - Купаетесь?.. Ну и правильно делаете. Жарковато сегодня. Впрочем, у нас тут всегда жарко. Завтра уже не получится покупаться, утром к причалу пойдёте. Днём тут вполне безопасно, купаться можно, только не вздумайте лезть в воду в вечернее время, с заходом солнца… Чревато!
      - Интересно, и что же здесь вечером не так? – кто-то из ребят решил уточнить.
      - Сами увидите… Не хочу вас расстраивать или пугать, но живности разной будет полно.
      - А за косой, что рядом с портом, за бухтой, купаться можно? – спросил третий помощник Сергей, показывая рукой на простиравшуюся полоску берега в недалёкой видимости от нас. – Там явно шикарнейший пляж просматривается…
      - Да, там место хорошее, открытое, океанский накат волн. Мы тоже думали, что можно… Но две недели назад на том пляже парня с английского парохода, в порту стоявшего, акула утащила прямо из полосы прибоя. Покупаться захотелось. Я бы не стал испытывать судьбу…
      «Во дела-а!.. Страсти-то какие! «Не зная броду, не суйся в воду!». Верная поговорка. И дёрнул ведь меня чёрт спокуситься на тутошнее купание!.. Не ровён час, действительно, мерзость какая-нибудь поднялась бы из глубины - и того… кирдык!.. Надо бы как-то поаккуратнее в другой раз в воду лезть, с оглядкой, вдумчиво… Не зря же говорят: «бережёного и бог бережёт»! И на что именно он намекал, говоря про вечер? А вот вечером и поглядим… Недолго ждать осталось…» – запоздало оценил я народную мудрость на фоне ненароком полученной от агента информации.  
      Естественно, после плодотворной беседы с грузовым агентом у всех как-то резко пропало желание вновь залезать в воду. Зачем судьбу искушать излишним баловством?..      


      То, что нас ожидало после захода солнца, ввергло попросту в шоковое изумление всех, кто посещал этот порт впервые! Но в экипаже кое-кто когда-то уже побывал тут… Уж они-то прекрасно знали, ЧТО надо делать этим вечером… А именно рыбачить! Но что рыбалка окажется настолько лихой и экстремальной, а обстановка в бухте нереально фантастичной, я, даже прилично напрягая воображение, не сумел бы столь ярко нафантазировать. Но всё же будет лучше, если обо всём по порядку.
      Ещё сидя за ужином между ребятами завёлся разговор о рыбалке – самое благородное дело досуга при стоянке на якоре в тепличных условиях. И когда мы с Николаем спустились на корму курнуть и прогуляться, рыбная ловля уже была в стадии разгара. И мы с удовольствием настраполились на созерцание столь пикантного зрелища, свесившись головами за борт, всякий раз дивясь очередному появляющемуся из-под воды трофею. Ловцов было немало. Кое-кто из-за азарта даже ужин пропустил, отдав предпочтение охоте на рыбу. А ловили на самую примитивную донную удочку - на очень толстую леску, увенчанную крупной гайкой и одним либо парой массивных крючков на конце. Примитивно, зато надёжно. Крючки частенько доводилось подвешивать новые – кое-какая рыба попадалась из разряда дико зубастых – с лёгкостью перекусывала поводок. Наживкой служила сама рыба, порезанная на мелкие кусочки - морская рыба не отличается гуманизмом к своим собратьям, она – всеядная. А здешняя - к тому же проявляла себя безобразно голодной, наживку хватала, как полоумная. Причём груз не успевал опускаться в направлении дна даже до трети глубины. Что больше всего впечатляло – так это ассортимент вылавливаемой рыбы – редко когда особи повторялись: самых разных видов и размеров, и плоская, и длинная, и толстая, и округлая, зубастая, и не очень, а величиной от ладошки и до длины руки. Да и разброс по цветовой гамме впечатлял… Никогда подобного рыбного разнообразия в одном месте не видел. И так её много! Уже приличный участок палубы был просто завален добычей. Ох, чую, крепенько под-затарим морозилку судовую, надолго рыбных запасов хватит! Возмущаясь, не в меру живая рыба в бессильной ярости билась по металлу, отбивая себе бока, временами высоко подпрыгивая. Попадались очень сильные рыбины. Уж на что палуба парохода широка, но кое-каким экземплярам удавалось постепенно доскакать до бортовых шпигатов и сваливать обратно в океан. Однако все были околдованы ловлей или просто неотрывно глазели за борт на сам процесс, и никто особо не обращал внимания на возможные потери позади себя.     
      - Как это неудачно фигово, Морик, что у нас с тобой полный голяк с рыболовными снастями! Это совсем никуда не годится. Надо будет в следующий свой заход в Союз непременно запланировать поход в рыбальный магазин и затариться всяким разным рыболовным барахлишком… Чувствуешь, какие вариации случаются порой!.. А мы без «оружия»!.. – расстроено пожаловался мой соратник Колян, безнадёжно загораясь охотничьим азартом.
     - Это верно, хоть захудаленькую какую удчонку заиметь совсем не мешало бы… Вряд ли кто при таких делах добровольно согласится своей снастью поделиться… - понятливо поддержал я друга.  
      Но нам подфартило. Или бог услышал наши молитвы. Рядом с нами рыбачивший матрос Игорь неожиданно вручил нам свою удочку, дав и нам шанс отличиться.
      - Нате, рыбальте. У меня вахта впереди маячит, а ещё надо успеть поужинать, не на голодный же желудок торчать до полуночи на «мосту»…
      И мы с превеликой радостью и удовлетворением подключились к знатному процессу, по очереди повадившись тягать рыбину за рыбиной. Чего только не попадалось на крючок!.. Мне даже ненароком подцепилась какая-то мерзкая зубастая змеюка, размером примерно в длину руки. Николай кинулся к ней, чтобы вытащить из пасти крючок, но где там – конкретно его заглотила, зараза!
      - Не трожь её, Калыч! Поди знай, а вдруг она ядовитая!.. – предостерёг я своего компаньона. -  Понятно, что экземпляр сей не из съедобных. Боюсь, придётся её приглушить, дабы не вздумала кусаться… Крючок – явно глубоко в желудке.
      Конечно, мы выкинули бы её за борт, в родную стихию… Хоть и мерзкая, но пусть бы себе жила… Но выхода не было, довелось её хорошенько дербалызнуть пару раз о палубу, а потом ещё и морду ей вместе с брюхом ножом раскромсать, дабы крючок высвободить. Ну, дурья башка, зачем на рожон лезла?!...
      Не, ну это просто из разряда фантастики! И трудно передать испытываемые ощущения. Когда кидаешь наживленную леску за борт, наблюдая, как она под весом груза начинает приспускаться вниз, скользя в твоих руках, и ещё даже не успела совсем скрыться из виду, как тут же крепенький рывок по рукам – это рыба уже схватила наживку, и не просто схватила, а конкретно заглотнула крючок. Даже подсекать её нужды нет, а надо лишь спешным делом вытягивать леску назад, что тоже не так просто. Здешняя рыба страшенно сильная, упирается в воде всеми своими «лопостями» будь здоров!.. А на руки наши смотреть уже страшно – сколько той рыбалки, а пальцы сплошь посечены леской. Ещё бы! Рыба-то порой попадается на крючок совсем не хилая по весу, так и тянет вниз да в стороны… Намаешься, вытягивая наружу. Но покуда тянешь, азарт ещё более в тебе подогревается, поскольку гадаешь, а что же на сей раз появится из-под воды?!.. И что там те руки?!... Времени совсем не замечаешь!..
      Да-а, все настолько увлеклись, что не заметили, как, реально, стало темно.
      В тропиках есть такая характерная особенность – столь привычного понятия сумерек, имеющих место в средних широтах, тут не бывает - с последним лучом заходящего за горизонт солнца темень наступает практически мгновенно.
      Электромеханик с электриком кинулись за специальной «люстрой» - подсвет организовать. «Люстра» - это специальный мощный фонарь-светильник с широким направленным абажуром. Его, включив, приспустили под кормой почти впритык к поверхности, охватив потоком света толщу воды довольно приличным радиусом.
       С появлением освещения обстановка на корме в корне изменилась. Теперь мы воочию и более контрастнее смогли увидеть и прочувствовать суровую реальность дикого хищного подводного мира во всей его страшной красе – перед нашим взором в ярком свете лампы рыбы беспощадно и без зазрения совести пировали друг другом! И их прожёрливости предела не имелось. Картина не для слабонервных! Зрелише было настолько невероятным и захватывающим по своему сюжету, что мы, засмотревшись, по сути, на некоторое время прекратили рыбалку, заворожено созерцая разворачивающиеся в рыбьем царстве драмы. Они того стоили! Они приковывали своим откровенно алчным и неизбежным фатализмом.
      А во всём повинен извечный морской закон пищевой цепочки. В ареале света люстры сконцентрировался планктон, он привлёк к лампе полчища кальмаров. Их появление вызвало буквально нервный ажиотаж среди рыб-хищников. Они, непонятно откуда появляясь, тупо врезались в стадо кальмаров, выхватывая тушки, вновь исчезали. Но и они, если не были проворными, рисковали попасть в смертельные неприятности. Из глубины под кормой на кровавой арене несли свой смертельный караул страшные особи. Мы воочию нет-нет да фиксировали на свету в толще воды их мрачные метровые и более силуэты. Порой эти тени скоростными торпедами буквально молниеносно выстреливали из глубины… Тогда горе зазевавшимся… После их шквальных атак и действий смертельными челюстями шматья рыбьего мяса клочьями порхали в толще воды. Ничто иное – сущие канальи!!!
       - Олег Иванович, - мой друг обратился к электромеханику, нашему соседу по рыбалке; тот, мы уже успели заметить, обладал практикой рыбной охоты в здешних местах, видать не впервой тут, всё у него было солидно схвачено, знал в деле толк… – А что за свирепые монстры, что ходят стаями там, глубоко внизу и трощат всех подряд?!
      - А-а, эти… барракудами зовутся – очень серьёзные хищники здешних вод. По-другому их называют морскими щуками. Но речным щукам ой, как далеко до этих ребят!.. Страшнее их нет! По сравнению с ними даже акулы - благородные создания. Бродят и охотятся они стаями, как пираньи. Этим и опасны. Нападают очень стремительно. Зубы – что бритва. Загрызть могут, кого хочешь. Если голодны, то размеры жертвы их не пугают.
      Мама мия! Воистину просветились!..
      Первый же наш закид на свету, а это была моя очередь, оказался для нас печальным – мы остались без орудия лова – толстенная леска вмиг оказалась предательски перекушена. И алгоритм нашей беды всё тот же – уже знакомый механизм пресловутой пищевой цепочки в действии. И кощунство это случилось прямо у нас на глазах!
      А всего-то после закида удочки, лишь только та скрылась из глаз, как тут же, как обычно, на наживку сходу присела небольшая рыбка. И только я её в спешном порядке начал вытягивать, сколько там было той глубины – всего ничего, удочку внизу тряхнуло настолько чувствительно, я бы сказал, чудовищно, что даже леску не получилось удержать в руках. Это, видимо, на мою рыбку, как на «живца», спокусилась другая, очень не мелкая, но хищная рыбёшка. Она настолько была сильна и настолько неутомимо и крепко упиралась в воде, не желая покидать родную стихию, что, видя, как неважно я справляюсь, к моим усилиям подключился и Николай.
      - Славка, надо шустрее вытягивать, пока эти здоровенные «крокодилы» на неё не позарились, не обгрызли!
      И вот рыбина уже показалась, почти у поверхности – да, очень даже солидного размера, извивается в свете лампы в своём последнем водном танце… Вот… ещё одно движение - и начнём поднимать на борт. Ишь, как гарцует, красавица!
      Да, реально, получился последний танец!.. Мы таки не успели… Из мрачных недр пучины две солидные тени парой, одна за одной, молнией метнулись к лампе. Первая – шутя, отчекрыжила полрыбины, вторая – следом сомкнула челюсти на остатках вместе с крючком, гайкой и шматом лески, и так же мигом скрылись под днищем судна.    
      Немая сцена… Ни фига себе, порыбалили одни!..
      Нам дружелюбно посочувствовал электромеханик Олег.
      - Крючок могу вам дать, у меня есть запас. А за грузом придется сгонять в машинное отделение, в хозяйстве токаря крупную гайку поискать. Но я бы посоветовал в качестве поводка для крючка использовать стальную гитарную струну. Но, к сожалению, запасной у меня нет. А иначе капец, рыбалки не будет. Вы же видите, что творится… Тут и струны порой не выдерживают.
      - Так, давай-ка, Колян, беги за струной! Иначе дела не будет... Ты же неделю назад, мне помнится, струны на своей гитаре менял...
      - Во, бля, а я-то, болван, старые струны взял да и по-выбрасывал. Кто ж знал, что пригодиться могут для доброго дела? Это что же, мне теперь гитару свою о-бесструнить?! Не, дружище, не готов я к такому подвигу...       
      - Ладно, Колюня, не горюй, значит, не судьба нам больше рыбалить, охотку сбили - и то ладно! Надо будет леску от удочки Игорю на мостик забросить. А рыбу… всю её, заразу, фиг когда переловишь. Сам знаешь, этому процессу конца-края не бывает.
      В этот момент тишину ночи мощным и звонким оглушительным хлопком по воде нарушило что-то очень крупное, причём совсем рядом. В общей темени, а поверхность моря освещалась лишь узким серпиком молодой луны, совсем близко промелькнуло что-то светлое – и очередной всплеск и звучный шлепок по воде.   
      - Не понял, это сейчас что происходит?
      - Скаты манты балуются, из воды прыжки устраивают, - вновь на помощь пришёл бывалый электромеханик. – Это они любят! Кстати, вон, смотрите, как раз совсем рядом, в зоне света кормы, ещё одна тварь разгон берёт, сейчас скаканёт!
      И точно - мы его хорошо рассмотрели - солидный красавец, плоский как лепёшка, с пёстрой спиной и белым подбрюшьем, с длинным тонким хвостом в следующий момент уже летел, выпрыгнув метров на пять в высоту и следом с характерным громким шлепком обрушившись всей своей массой на воду, резко пошёл в глубину.
      - Вот это зверюга, Морик, весом наверняка с тонну будет!.. И высоко же как взлетают!.. Охренеть! Орлы! Погнали-ка наверх, на мостик, к Валерке, третьему помохе, он ведь сейчас вахтит. У него там под рукой прожектор имеется… на крыле мостика. Пошарим им по акватории, в приличном свете понаблюдаем за этими могучими тварями с высоты.
      - Кстати, и на пеленгаторной палубе я тоже видел прожектор, даже, наверное, помощнее, чем на крыле. Лучше его попробовать задействовать. Это и выше, и обзор оттуда намного удобнее и шире.
   
   
      …Когда мы вместе со штурманом, включив прожектор, наведя его луч на воду, начали ощупывать прилегающую акваторию, перемещая по округе, то попросту обомлели от необычности картины. Такого нам ещё не доводилось воочию наблюдать!.. Похоже, вся бухта просто кишела крупной живностью. То здесь, то там вокруг парохода в воздух взлетали десятки гигантских мант, со звонкими шлепками падая в воду, а рядом с ними, словно походные стражники, ровными рядами дефилировали скопища двух-трёхметровых акул.  
      - Мама дорогая, ты смотри, что тут творится-то! Вот только акул и не хватало для завершающей зловещей картины в этом вселенском хороводе! Как же без них?! Но сколько их тут?!... Тысячи! И, гляди, прут чётко выстроившись, словно на параде! – изумлению Николая не было предела.
      Да и мне было трудно сдерживать эмоции.
      Акулы, действительно, далеко не беспорядочно носились по акватории бухты, а будто по чьему-то повелению, барражировали строгими плотными шеренгами по пять-шесть особей в разных направлениях и в несколько ярусов, будто прочёсывали определённые зоны, и двигались довольно бодро. Те, что дефилировали в поверхностном слое, шли с торчащими над водой спинными плавниками. Это смотрелось угрожающе и впечатляло. К тому же в лучах прожектора глаза их дьявольски горели красными углями. Конечно, слегка жутковатая, но завораживающая своей необычайной красотой и гармонией картина, лихо будоражащая нервную систему.
      Рядами и колоннами прочёсывают воды страшные акулы, промеж них порхая, словно на крыльях, вздымаются вверх на манер воздушного эскорта пугающе гигантские манты, а внизу, ближе ко дну, свершая свою кровавую жатву, это мы уже ранее оценили, орудуют коварные барракуды. А промеж них снуют, отчаянно пытаясь выжить, мириады разнообразных морских обитателей. И эти аттракционы смерти – каждую божью ночь, они нескончаемы во времени!  
      И в самом деле, увиденное нами в финальной, законченной сцене зрелище явно смахивало на парад, смертельный парад господствующей в океане морской фауны. Но мы-то уже воочию познали настоящую цену этого жестокого циничного и бескомпромиссного шоу – это жизнь по её извечному Закону естественного отбора, а если говорить проще, то выживают сильнейшие, а если ты слаб, то, значит, чтобы выжить, должен быть либо ловким и изворотливым, либо хитрым.
      Но вот что самое примечательное, главное действующее лицо этого праздника смерти - Его Величество ПЛАНКТОН. Именно он правит тут балом! Не приди он в бухту – осталась бы она, по сути, мертвой и пустынной.
      Вот и вся тайна… С рассветом животворный планктон покидает зловещую арену битвы, растворяясь в океанических просторах, за ним убегает и скрывается мелкая рыба вместе с примечательными скатами, страстными любителями планктона, а следом разбегаются и одиозные насытившиеся хищники.
      И вновь тишь да благодать воцаряются на просторах этой странной и удивительной бухты под названием Кочин. И, оказывается, пожалуйста, купайся на здоровье! Вот только помни… исключительно ДО… захода солнца!


-----------------
*ревизор – на морском жаргоне грузовой помощник на морском судне, составляющий грузовой план
                    размещения грузов и отвечающий за погрузку судна, он же второй помощник капитана.

*спардек – наружная палуба на жилой надстройке судна, находится выше главной, грузовой палубы; обычно
                    на ней располагается входная дверь в жилую надстройку, и к этой же палубе пристраивается
                    парадный трап.
   


                           К О Н Е Ц

Cвидетельство о публикации 572214 © Мореас Фрост 29.07.19 20:03

Комментарии к произведению 3 (3)

Мореас, в восторге от вашего рассказа! Читала на одном дыхании. Для меня он был познавательным. Стиль замечательный! Интрига - что же дальше манила окунутся в истории бывалого моряка. Спасибо!

Здравствуйте, Светлана Ивановна!

Прошу извинить, что задержался с ответом. Просто как-то упустил опцию "комментарии".

Я рад, что Вам понравился рассказ, и Вы узнали для себя что-то новое! Спасибо за "стиль".

Это приключение и для меня оказалось тоже эксклюзивным.

Давно это было, аж 44 года назад, а на кончик пера попросилось совсем недавно. Я ведь поздно начал писать. Всего лишь несколько лет назад.

С уважением,

Мореас Фрост

Мне понравилось. в том же духе

Добрый вечер, Илья!

Рад, что мне удалось заинтересовать тебя своим рассказом.

Теперь могу лишь порекомендовать прочесть ещё один мой рассказ "Игривая Акула". Если , конечно, не боишься акул....

С пожеланиями успехов,

М. Фрост

Море... Как я хочу к морю! Но работа, любимая работа не отпускает. А вы так вкусно пишете, что чувствуешь плеск волн и ощущаешь их мягкое касание босыми ногами... И пенные пузырьки лопаются на пальцах и щекучут кожу. И бредёшь по мокрому белоснежному песку Барбадоса - мягкому, словно пшеничная мука, и лопухатые пальмы укрывают резной тенью от палящего солнца... И тропические птицы, яркие, как и тропические цветы, прячутся в густой зелени, пересвистываясь...

Вечер добрый, Микаэла!

Эх, смотрю, ностальгия Вами прямо безоговорочно овладела, бесстыжая!..

Не знаю, как там обстоит с песочком на пляже Барбадоса, не пробовал, не был, увы, но зато по нежно поющим пескам пляжа Дананга довелось пошлёпать. Это во Вьетнаме, на побережье их Южно-Китайского моря. А порт Дананг - некогда был американской военно-морской базой. И, в самом деле, когда тянешь ступню по тамошнему песку удивительные мелодичные звуки издаются! И довольно громкие. Нигде больше подобного чуда не наблюдал.

С неунывающими симпатиями и чрезмерно благородными пожеланиями,

Вячеслав М.