• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Детектив
Форма: Повесть
В Ничеево, в маленький уездный городок на севере Тиллурской империи, пришли большие перемены. Рядом с ним началась грандиозная стройка. Военные инженеры принялись возводить большой мост через Витаку, великую северную реку, а так же прокладывать железную дорогу. Как на грех, в Ничеево начинают происходить странные события. Пропадают и даже гибнут люди. Так главный инженер стройки был найден в зимней тайге совершенно голый. Обыватели грешат на проклятие нишранов, на месть богини давно изгнанного народа. По личным мотивам губернатор отправляет в Ничеево Турана Атиную. Молодому чиновнику сыскной полиции предстоит разобраться, где тут мистика, а где вполне реальные уголовные преступления. Серия: «Особый порученец» - 2.

Под снегом. Глава 07-2

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Глава 7-2. Лекарь для мёртвых

– Когда Варму Ксижену зашивали рану, ему было больно? – Туран вновь взял карандаш на изготовку, хорошо, когда важные мысли не тонут в глубинах сознания.
– Ну-у-у…, – складки на лбу фельдшера Дартина сложились в глубокой задумчивости, – девица изнеженная от боли непременно заверещала бы. Мужик настоящий, конечно же, стерпел бы, но и он от боли сморщился бы преизрядно. Хотя… Вот вы спросили… Да, точно: витусу Ксижену больно не было. Стежки достаточно ровные и аккуратные. Такое бывает очень редко, особенно если раненный от боли дёргаться начнёт.
Уже кое-что, Туран быстро записал последние слова смотрителя морга. На первый взгляд невероятные обстоятельства смерти Варма Ксижена безнадёжно запутывают дело. Но это только на первый взгляд. Да, будет трудно. Но! Если получится найти рациональное объяснение всем этим странностям, то убийца главного инженера непременно будет изобличён.
– В принципе, с телом Варма Ксижена разобрались, – грифель карандаша подвёл жирную черту под последней записью. – Тела мещанок Юраны Афрон и Вачизы Тинкун вы осматривали?
– А кто же ещё? – фельдшер Дартин усмехнулся.
– Что можете о них рассказать? – грифель карандаша изрядно затупился, Туран тут же вытащил из внутреннего кармана второй.
– Ну, – складки на лбу фельдшера Дартина вновь сложились в узор глубокой задумчивости, – с телом Юраны Афрон проще всего было. Её убил очень сильный удар по голове. Так со всей дури бьют.
– Например, – тут же подсказал Туран.
– Например, – фельдшер Дартин задумчиво почесал висок, – обухом топора. Лезвием, мастер, оно боязно, это же убийство настоящее получается. А вот обухом, вроде как, не до смерти собираются. Только обух, он же, не хуже лезвия убивает. Вот у Юраны Афрон затылок вдребезги, смерть мгновенная, точно вам говорю. При этом на теле женщины больше никаких ран не было, не насильничали её также. Хотя жизнь несчастной Юраны Афрон не сахар была. Муж её бил часто, на теле полно синяков и ушибов в разной степени заживления было.
Карандаш бойким воробышком скользит по листу блокнота. Туран перевёл дух. Вот так, слово за словом, вырисовывается жизнь жертв пресловутого «проклятия нишранов». Любая трагедия не происходит сама по себе, внезапно, вдруг, с бухты-барахты. У любой трагедии есть предыстория и мотив.
– С Вачизой Тинкун сложнее было, – в эмоциональном фоне фельдшера Дартина зелёным огоньком горит тихая радость, не часто местному смотрителю морга выпадает удовольствие выступать перед высоким начальством аж из самой губернии, – ведь она голой была. На одежду её вполне мог беглый каторжник позариться. Тогда как раз последний месяц осени наступил, серьёзные такие холода ударили.
– Так кто же её убил? – Туран на мгновенье оторвал карандаш от блокнота. – Неужели и в самом деле беглый каторжник?
– Может и беглый был, по горлу «пером» полоснул и был таков, – фельдшер Дартин выразительно провёл большим пальцем по горлу. – Не могу знать. У Вачизы Тинкун горло сильно подрано было, так что волк точно был. Да и крови много было. И нет, – фельдшер Дартин предугадал очередной вопрос, – Вачизу Тинкун не насильничал никто.
А вот это плохо, Туран недовольно поморщился. Если бы Вачиза Тинкун была бы изнасилована, то места для «проклятия нишранов» не осталось бы вовсе. А так гадай на кофейной гуще: то ли беглый каторжник её по горлу ножом полоснул и одежду снял, то ли дикий волк горло выдрал. Вполне может быть, что второе скрыло первое. Следов на костях фельдшер Дартин не искал, да и вряд ли подозревал об их существовании. Что ни говори, а диплом квалифицированного патологоанатома никакой опыт заменить не может.
– Что с телами Юраны Афрон и Вачизы Тинкун?
– Ясно дело, – фельдшер Дартин усмехнулся, – родственники забрали и огню предали.
Вполне закономерный итог, можно было бы даже не спрашивать. От досады карандаш в правой руке тихо треснул от напряжения. Древний обычай предавать тела усопших огню частенько встаёт на пути следствия. Это из земли тело можно достать и посмотреть даже спустя годы, а горстка праха в керамической урне с гарантией уничтожает все следы и улики.
– Так, с телами Юраны Афрон и Вачизы Тинкун разобрались. Последний вопрос – Варма Ксижена дактилоскопировали?
– Чего? – седые брови фельдшера Дартина изогнулись от удивления.
Блокнот тихо захлопнулся, Туран прикрыл глаза. Главное, не злиться, не злиться. Мастер Луган предупреждал, предупреждал. Глубокий вдох и медленный выдох. Грязное ругательство, что едва не сорвалось с губ, благополучно растворилось в груди.
– Пальчики с Варма Ксижена сняли? – Туран вновь распахнул блокнот.
– Пальчики? Зачем? – фельдшер Дартин упорно не понимает, чего от него хочет залётный начальник. – Мы, это, пальцы не отрезаем.
В душе шевельнулось нехорошее предчувствие. Мастер Луган как в воду смотрел.
– Смаг, – Туран повернулся к молодому помощнику, – что такое дактилоскопия?
Растерянный взгляд и распахнутый рот красноречивей любых слов.
– Простите, мастер, а что это такое? – Смаг не сразу справился с собственной растерянностью.
– Ты детективы читал?
– Книги? Читал. Детективы? Нет.
Святая простота, прости господи. Пусть в Ничеево появилось паровое отопление, а центральную улицу по ночам освещают фонари, однако уездный городок как был богатым селом, так им и остался. Простым обывателям некогда книги читать, даже если это новомодные и очень популярные в больших городах детективы.
– Вот, смотри, – Туран растопырил перед собой левую ладонь, – у каждого из нас на кончиках пальцев есть узор, так называемые папиллярные линии. У каждого человека этот самый узор свой собственный и никогда не похож на узор другого человека. Именно по этому самому узору человека можно опознать. Это надёжней чем паспорт. Но и это ещё не всё.
Когда человек дотрагивается до окружающих предметов, там… – Туран стрельнул глазами по кабинету фельдшера, – до стола, стула, шкафа, стекла на окне, то он оставляет свои отпечатки пальцев. По этим самым отпечаткам можно точно сказать, был ли человек в комнате и что он там делал.
Что Смаг Руф, что фельдшер Дартин, оба уставились на Турана с широко распахнутыми от удивления глазами. О том, что ни тот, ни другой не поверили залётному начальнику, ярче всего кричат их эмоциональные фоны. Для них таёжный дьявол, что якобы уволок тело Юраны Афрон в тайгу, и то гораздо реальней.
– Ладно, по ходу дела разберёшься и поймёшь, – Туран вновь повернулся к фельдшеру Дартину. – Труп Варма Ксижена нужно разморозить. Целиком и полностью не нужно. Главное, чтобы подушечки пальцев стали мягкими, а кисти подвижными. Сделаете?
– Это можно, – фельдшер Дартин кивнул.
Что такое отпечатки пальцев и с чем их едят местный смотритель морга так и не понял. А вот конкретное задание его даже обрадовало.
– Только на разморозку не меньше часа потребуется, – торопливо добавил фельдшер Дартин.
Целый час на разморозку, Туран задумчиво глянул в блокнот для записей. Если учесть, что на улице мороз не больше минус двадцати градусов, то это ещё быстро. Чем же занять это время? Хотя, Туран улыбнулся, появилась отличная идея.
– Смаг, – Туран захлопнул блокнот, – где можно сытно и недорого пообедать?
– Так, это, рядом, на площади, в гостинице «Вольный казак» ресторан имеется. Хороший, говорят.
Блокнот для записей и пара карандашей вернулись обратно во внутренний карман сюртука. Не забыть бы подточить грифели. Туран улыбнулся, не иначе самому Смагу обедать в самом дорогом ресторане города никогда не доводилось, не по рангу, так сказать. Зато у молодого помощника сложились о «Вольном казаке» самые превратные представления.
– Впрочем, – Смаг выпрямился, – я предлагаю вам немного прогуляться до берега Витаки. В Торговом посаде имеется отличный трактир «Господин лосось». Там любят собираться купцы, то есть, общество там приличное. В трактире хорошо кормят, сытно и недорого, говорят.
Даже менее престижный и дорогой трактир «Господин лосось» молодому посыльному, неполноценному полицейскому, не по карману. Впрочем, рекомендация более чем хорошая: купцы народ прижимистый, за пустопорожний престиж, золотые ложки и экзотические названия блюд, платить не будут.
– Хорошо, – Туран поднялся со стула, – пусть будет «Господин лосось». Где-то через час, уважаемый, – Туран глянул на фельдшера Дартина, – мы вернёмся.
– Непременно буду ждать, – фельдшер Дартин торопливо поднялся следом из-за стола.

Уважаемые читатели, прочитать «Под снегом» до конца вы можете на сайте «Author.Today».
Cвидетельство о публикации 571565 © Волков О. А. 09.07.19 21:36