• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Быль
Форма: Эссе
Идею писать книгу одного дня я нашла у Паустовского.Я уцепилась за эту идею. В это время я лежала в больнице, и мне нужно было найти способ выживать.

Книга одного дня. Больница. Пятница. Часть 2

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Наступило утро пятницы. Ночевала я уже с новой соседкой Наташей. Моя дочь тоже Наташа, поэтому имя легко было запомнить. Рита уехала домой в четверг. Рите я наказывала на прощанье полюбить себя, себя слушать и не таскать тяжелые баки с кормом для кур, чем она и заработала себе грыжу, и даже две грыжи. Она рассказывала мне, что на нее специально доктора приходили смотреть, как на редкий экземпляр. Такого вида и в таком количестве грыжи у женщин попадались редко. Рита живет в деревне, у нее есть муж, но женщины часто не любят просить о помощи, им легче и быстрее сделать все самим, иногда это плохо для них заканчивается.
В пятницу у меня не было обследования. Оставалась только встреча с анестезиологом. Утром пришел мой доктор, отдал мне пропуск и сказал, что после встречи с врачом я могу ехать домой, но вернуться я должна к двум часам в воскресенье, так как мне предстоит подготовка к операции. Обедать мне в этот день можно, а на ужин только чай.
    Анестезиолог появился после обеда. Это был стройный брюнет лет сорока с глубоко посаженными в темные глазницы карими глазами. Вида он был слегка демонического. У моей соседке по палате анестезиологом была женщина. Мужчина анестезиолог котировался у меня выше. Женщина всегда занята домом, кастрюлями, детьми. Это ее отвлекает. У мужчины работа на первом плане. Так, руководствуясь гендерными признаками, я решила, что мой хирург выбрал мне самого лучшего анестезиолога.
Доктор положил передо мной бумагу и попросил, чтобы я прочла ее и расписалась, где надо. В бумаге были перечислены те необходимые сведения обо мне, которые я должна была рассказать врачу и все возможные неприятности, происходящие от анестезии. Похожую бумагу с перечислением всевозможных тяжелых осложнений вплоть до летального исхода мне пришлось подписывать накануне перед процедурой гастроскопии и еще раньше перед компьютерной томографией. После прочтения этих бумаг уже не хотелось делать ни того, ни другого, а просто хотелось уйти от двери злополучного кабинета подальше и навсегда. Кому же захочется умирать во время компьютерной томографии, если вполне можно обойтись и без этого. Люди пришедшие на обследование вместе со мной просто ахали, прочитав эти бумаги. Их составители конечно погорячились, насмерть запугивая пациентов. Я, да и многие другие предпочли бы проходить соответствующие обследования не зная о всех возможных катастрофических последствиях данных процедур. Хотя я понимаю причину такой вопиющей бестактности- медики хотели подстраховаться, чтобы в случае чего сказать вам, что мол сам дурак, а мы не виноваты, предупреждали.
И так, я прочла бумагу анестезиолога и сказала, что нервным пациентам такие тексты лучше не читать. Доктор же, вместо того, чтобы меня и мои страхи успокоить, попросил повнимательнее вчитаться в страшноватый текст. Для чего это делалось? Для того, чтобы покойник потом не обижался на врача? Я и без этой бумаги боялась на проснуться, у меня еще было много планов и большая жажда жизни, поэтому умереть мне казалось очень обидно.
Мы поговорили с врачом обо всем, что ему необходимо было знать- прошлых операциях, аллергиях, хронических болезнях, вредных привычках, которых у меня не было, разве что привычка вечно налегать на сладкое.
- А что вы пьете, какие лекарства?
Я начинаю перечислять свои препараты от давления.
- Я уже на самом деле все о вас знаю, прочел-говорит врач.
- О- думаю я - все обо мне прочел, это ему в плюс.
Поговорив о необходимых вещах, мы расстались. То, что доктор обратил мое внимание на возможные неблагоприятные последствия операции мне не понравилось, и я восприняла это как дурной знак.
- Может быть мне лучше бежать из этой больницы – думала я .
Но у меня уже все на мази, на понедельник назначена операция. Да и убежав в другое место, я и там буду бояться, может быть, еще больше.
Наконец, врач ушел. До приезда мужа оставалось еще полтора часа. Мне не терпелось уехать домой, но приходилось ждать назначенного времени. Я собрала сумку с вещами. Взяла с собой книгу Даниила Гранина, которую перед этим купила и начала читать. Треть книги я прочла, но это было серьезное чтение. Оказалось, что мне легче читать здесь, в больнице что – нибудь смешное, или, например, Паустовского с его «Золотой розой».
    Зашла соседка и угостила кусочком запеканки, дочка передала. Есть не хотелось, но я постеснялась отказаться, соседка была настойчива. Запеканка оказалась вкусной, но творог я плохо перевариваю, поэтому потом всю дорогу до вечера я ждала, что мне станет плохо. Вот так всегда, из- за своей вежливости я делаю все себе во вред, не могу противостоять натиску уверенных в себе людей, а это ошибка. Пора бы уже научиться поступать по -другому. От предложенной дальше капусты брокколи я уже решительно отказалась. А надо было решительно отказаться от запеканки, потому что от брокколи меньше вреда. На запеканку же я польстилась потому, что за обедом есть было как обычно нечего.
И так приближался мой отъезд домой. Накануне я поручила мужу купить курицу и еще кое- что из продуктов. Муж, конечно, не купил, оставил на потом:
- Вот будем ехать, по дороге и купим- рассуждал муж.
Только он не подумал, что после больничного обеда я буду ехать  голодная, а потому я позвонила внуку и попросила его купить мне курицу и некоторые другие продукты. Я три раза ему перезванивала, все время что- то еще вспоминала.
Мой замечательный самостоятельный внук, который и сам от голода не умрет и мне не даст, сварил мне кусок куриной грудки и гречневую кашу, поэтому, когда я в половине шестого вечера приехала домой, все уже было готово. Я смогла вкусно поужинать. Была сытая и довольная. А на дорогу я еще брала с собой печенье в столовой.
Пока мы ехали до дому я позвонила отцу Александру- моему духовнику и хорошему знакомому . Правда, я у него очень редко появляюсь, только, когда жаренный петух клюнет.
Отец Александр сказал, что будет в церкви на службе, а это означает, чтобы поговорить мне надо подъехать часам к семи- восьми вечера. Суббота- завтра у него день занятой и суматошный. В общем, со временем у меня не очень складывалось, я не поехала. Хотелось мне еще в «Молодую гвардию», но муж сказал, что сейчас пробки, и что после заедем.
Дома я ужинала и лежала перед телевизором. Дома хорошо
Cвидетельство о публикации 571358 © Нина Латай. 02.07.19 12:13