• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: История
Форма: Очерк

Мемории и архивы

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
"Рассудка француз не имеет, и иметь его почёл бы несчастьем своей жизни".
Фонвизин

Восемь округлых пятиэтажных башен, соединённых мощными кирпичными стенами; ров, наполненный водой из Сены; ворота, оснащённые подъемным мостом; рядом калитка со своим собственным подвижным мостиком; мемориальная доска слева от входа – так по всей видимости выглядела бы сегодня Бастилия, если б её не снесли во время очередной французской смуты. Построена она была по приказу короля Карла V парижским градоначальником Обрио в далёком четырнадцатом веке. Одна из башен словно в издёвку называлась "Свобода".
На сорок два посадочных места при условии размещения по одному заключенному в каждой камере была рассчитана тюрьма.
Случилось так, что первым узником Бастилии стал именно Обрио - так бывает, и не только в России. Обрио обвинили во всех смертных грехах, главный из которых заключался в сожительстве с еврейкой. Девица подтвердила обвинения. Строительство Бастилии завершалось без бывшего градоначальника. Так что именно он возглавил бы мемориальный список знаменитых узников Бастилии. Когда б на то не Божья воля…
Французский король Карл IX известен тем, что инициировал Варфоломеевскую бойню. Знаменитый Нострадамус предсказал ему долгую и счастливую жизнь (99 лет). Прожил король всего ничего, точнее 24 года, но об этой несуразице не любят вспоминать преданные почитатели еврейского предсказателя. Так вот, при Карле IX в Бастилию были заключены два маршала – Монморанси и Коссэ, преступление которых заключалось в глубоком и искреннем сочувствии к гугенотам. Надо заметить, что военные часто попадали в Бастилию – гораздо чаше, чем представители иных французских сословий.
Выпустили маршалов уже при Генрихе III, том самом, что "красил лицо, одевался женщиной, публично вступал в брак с солдатами и ездил на колеснице, запряжённой обнажёнными куртизанками". Гейпарадил во всю свою королевскую мощь.
Следующим в списке почётных узников Бастилии по праву должен значиться известный французский писатель и философ Мишель Монтень – летние месяцы 1588 года он провёл в тюрьме за поддержку этого самого женственного короля.
Шарль Бирон, сын маршала, сам маршал. Четырнадцати лет произведён в полковники, в 27 лет - в генералы, в 30 лет стал адмиралом, в 32 года - маршалом. Герцог, пэр Франции и так далее. Назначенный французским королём Генрихом IV послом при брюссельском дворе, дал вовлечь себя в заговор против короля.
Связь Бирона с Габсбургами была раскрыта одним из участников заговора. Бирон был вызван в Фонтенбло, имел беседу с королём, но ни в чём не признался. Был арестован немедленно, едва лишь расстался с его величеством. Предстал перед парижским парламентом, был обвинён в государственной измене и приговорён к смертной казни.
Обезглавлен 31 июля 1602 года во дворе злосчастной Бастилии.

Принц Конде. Этих Конде так много в истории Франции, что можно запутаться. Так вот, один из них провёл некоторое время в Бастилии. Его жена, поселившаяся вместе с ним, как могла утешала мужа, тем не менее, однажды он опасно заболел. Люинь, фаворит французского короля Людовика XIII, женатый на знаменитой герцогине де Шеврез, испугавшись ответственности за возможную смерть принца крови, перевел Конде в Венсенский замок, где условия содержания были намного лучше, нежели в Бастилии…
В общей сложности принц провёл в заключении три года и два месяца. Без суда и следствия, кстати. По прихоти миньона.

Маршал Бассомпьер, очередной военный, о котором так много и так весело написал де Рео в своих занимательных историях. Снискал неудовольствие кардинала де Ришелье и провёл в Бастилии двенадцать лет жизни. Освобождён после смерти кардинала.
Надо заметить, что крепость Бастилия была предназначена для обороны Парижа от внешних агрессоров, но со своей задачи не справлялась и часто без боя сдавалась захватчикам - нет им числа.
Сдалась Бастилия и Фронде. Случилось это 12 января 1649 года. Захват Бастилии был осуществлён при непосредственном женском участии. Честь стрелять по Бастилии восставшие доверили знатной даме и девчонке из народа. Дама промазала, зато девочка разнесла ворота в щепки.
Пишут: "после сноса ворот крепость могла бы обороняться и далее, но комендант предпочёл сдаться на милость победителя".

Никола Фуке, суперинтендант финансов Людовика XIV. Самый богатый человек во времена абсолютизма, и это единственная причина, по которой его ненавидели люто – все без исключения, даже король.
5 сентября 1661 года Фуке был арестован лейтенантом королевских мушкетеров д'Артаньяном и доставлен в Анжерскую тюрьму. Отсюда начались его двадцатилетние скитания по тюрьмам и крепостям Франции. Из Анжера его перевезли в Удон, затем в Агранд, Амбуаз, Тур…
Наконец, он попал в Бастилию.
На его имущество был наложен арест. Судей назначил сам король. Процесс тянулся три года. В декабре 1664 года было вынесено судебное решение: большинством голосов Фуке был приговорён к вечному изгнанию и конфискации имущества. Король нашёл приговор излишне мягким и заменил вечное изгнание на пожизненное заключение. Бывшего суперинтенданта отвезли в замок Пиньероль, где он и провёл 15 лет жизни. 23 марта 1680 года Фуке скончался от сердечного приступа.

Людовик де Роган, последний феодал Франции, вступил в заговор против короля Людовика XIV. Заговор был раскрыт, Роган арестован, доставлен в Бастилию и там же, спустя некоторое время, казнён.

Герцог де Лозен. Происходил из гасконского рода Комонов, в молодости носил имя маркиза де Пюигильена. Обладал вспыльчивым гасконским характером. Приближенный к Людовику XIV, часто дерзил ему, позволяя себе наглые выходки. После смерти отца унаследовал титул герцога. Дважды побывав в Бастилии, окончательно осел в Пиньероле, где провёл десять лет. Стараниями любящей женщины был освобождён, примирился с королём, остепенился и жил счастливо. Умер девяноста лет от роду.

Исаак (как же без Исаака?) Арме Даву-Асетта, гугенот – прости его, Господи! Знаменит тем, что просидел в Бастилии дольше всех других заключённых - пятьдесят четыре года, шесть месяцев и двадцать дней.

Железная Маска. Легендарная личность. Вообще-то этот заключенный никогда не носил металлическую личину - токмо бархатную. Железную приписал ему Вольтер. Ох уж этот Франсуа-Мари Аруэ! Вечно что-нибудь выдумает! Он же пустил слух, что "Железной Маской" был старший брат Людовика XIV. Некоторые считали, что под маской прячется незаконнорожденный сын Оливера Кромвеля, кто-то настаивал что это Фуке.

Граф Дюбюкуа. Знаменит этот персонаж с трудно выговариваемой фамилией тем, что первым в истории совершил дерзкий побег из Бастилии.

Герцог де Ришелье сидел в Бастилии три раза: при Людовике XIV и дважды при регенте – герцоге Орлеанском. В первый раз он попал в Бастилию, когда был уличён в любовной связи с замужней придворной дамой. К счастью, Людовик XIV вскоре умер, и все узники Бастилии, благодаря этому счастливому обстоятельству, получили свободу.
Второй раз Ришелье сидел как дуэлянт. Сидел недолго - полгода.
В третий раз он угодил в Бастилию за то, что соблазнил дочь регента, герцогиню де Валуа. Обвинялся при этом совершенно по другой статье. Ришелье уповал на то, что герцогиня де Валуа вступится за него перед своим отцом…
Надежды не обманули его. Герцогиня тоже.

Вольтер сидел в Бастилии дважды: в первый раз под своим настоящим именем Франсуа-Мари Аруэ. Сидел недолго (меньше года) за сочинение оскорбительных стихов на регента; второй раз пребывал в Бастилии под псевдонимом, принёсшим ему мировую славу. Кстати, исследователи насчитали у Вольтера 137 псевдонимов.
Но не только пребыванием в Бастилии в качестве заключённого знаменит свободолюбивый писатель: некоторые поданные Его Величества короля Франции становились узниками этого замечательного заведения благодаря ревностным стараниям Вольтера. Можно сказать, по его протекции. И среди них некая госпожа де Травер, владелица дома в котором проживал писатель. Прошения (точнее сказать доносы), написанные его рукой, подтверждённые другими жильцами, хранятся в архивах. В этих кляузах мадам де Травер характеризуется женщиной порочной. А ещё её именуют пьяницей, безбожницей и интриганкой.
Настойчивые старания Вольтера увенчались успехом: 6 декабря 1730 года де Травер была посажена в Бастилию. Вскоре, однако, выяснилось, что жильцы, будучи не в состоянии оплатить проживание, оклеветали домохозяйку. Начальник полиции счёл себя обманутым и 31 декабря того же года освободил заключённую.
Ещё одним протеже Вольтера оказался молодой писатель Ла Бомель, очутившийся в Бастилии при непосредственном участии Вольтера, о чём последний рассказывал с гордостью.

Некоторые парижане бахвалились тем, что проживают в центре французской столицы. – Где именно? – спрашивали у них. – "В Бастилии", - отвечали вопрошаемые.
По сообщению Шамфора, один француз, весь в долгах, как в шелках, мечтал, чтобы его засадили в Бастилию. "Когда же, чёрт подери, меня посадят?! – возмущался он громогласно. - Пришёл срок платить за квартиру".
Крепость разрушили. Отчаянию его не было предела.

В годы царствования Людовика 16-го Бастилия была практически пуста, но не до такой степени, чтобы кричать: "Караул!" Её содержание обходилось казне настолько дорого, что министр финансов Неккер, ничтоже сумняшеся, предложил упразднить знаменитое узилище – ради экономии бюджетных средств.
О ликвидации Бастилии говорили многие, в том числе архитектор Парижа Курбе, разработавший план создания "площади Людовика XVI" на месте тюрьмы. Так что снос Бастилии был предрешён…
А пока суть да дело её темницы заполняли новые известные стране персонажи. Среди них кардинал Луи де Роган, потерпевший по знаменитому "делу об ожерелье королевы". Его арестовали в присутствие короля. "Ваше Величество, – обратился кардинал к своему тёзке, – избавьте меня от позора быть арестованным в архиерейском облачении на глазах вашего двора". Король не удосужился внять этой просьбе.
Рогана отвели в Бастилию, позволив прихватить с собой трёх камердинеров.
Дело об ожерелье королевы было рассмотрено парижским парламентом. Кардинал был оправдан и выпущен из Бастилии после десятимесячного заключения.

Граф де Мирабо. Сидел в замке Иф, сидел в замке Жу, сидел в Венсеннской башне, где его соседом был маркиз де Сад, ну и, конечно же, сидел в Бастилии – как же без неё. Каждый порядочный француз обязан был отсидеть в Бастилии, после разрушения которой критерий порядочности утрачен - как видится, навсегда.
И ещё несколько фраз по этому поводу. "Порядочный человек - это редчайшая разновидность нашей породы", - любил повторять, глядясь в зеркало, граф де Мирабо. Он был страшен как смертный грех – всё лицо его изъела оспа.
Долгие годы этот порядочный человек жил с сестрой, как с женой. Расставшись, называл её "Мессалиной и проституткой".
А долгов у него было больше, чем любовниц…
- Что могут мне сделать вельможи и государь? – рассуждал Мирабо, сидя в тюрьме за очередную распутную шалость. - Разве в силах они отнять у меня способность мыслить?
Революция вознесла его на невиданную высоту – и опустила на грешную землю. И государь, и вельможи оказались ни причём. А погубили его две парижские девки, с которыми он забавлялся в постели, да ещё шпанские мушки - любимые французами насекомые.
И ещё о нём, о любезном. В книге "Воспоминания о Мирабо" приведены такие слова Лука де Монтини: "Неутолимая страсть к женщинам проявилась у него даже после смерти. Это, безусловно, странный, но факт". Факт, действительно, был настолько эрегированным, что вызвал оторопь. Даже у французов.

Маркиз де Сад происходил из знатного рода. Кстати, любимая женщина Петрарки носила фамилию де Сад. А звали её Лаура. Мужа Лауры звали Хьюго. Не понимаю Петрарку: как можно влюбиться в женщину, мужа которой зовут Хьюго?!
Маркиз де Сад любил снимать проституток и заниматься с ними тем, что впоследствии назовут его именем. Полиция Парижа время от времени предупреждала владельцев публичных домов, что представляет из себя маркиз, и он вынужден был подбирать для своих опытов женщин других французских профессий.
Роз Келлер звали попрошайку, работавшую на пляс де Виктуар. Ранним утром, в воскресенье, маркиз де Сад уселся ей на ноги и ножом изрезал ягодицы, заливая раны расплавленным воском.
Издевательство над женщиной произошло в Пасхальное воскресенье, и именно это обстоятельство вызвало возмущение судей: "Неужели вы не могли выбрать другой день для вашего мерзопакостного поступка?"
Де Сада, в свою очередь, возмущал закон, ставивший задницу шлюхи выше свободы его аристократических поползновений и прихотей.
В феврале 1789 года маркиза посадили в Бастилию. Условия содержания считались божескими. В июле, за несколько дней до взятия Бастилии, де Сада отправили в Шарантон – дом для умалишённых. В марте 1790 года он вышел на свободу по решению Учредительного собрания, освободившего заключенных, арестованных по произволу королевских властей.
И последнее: во времена Большого Террора либеральный отщепенец заделался революционным судьёй – наступило время для садистских устремлений.

Бастилию называли "тюрьмой для аристократов". В комнатах, соседних с камерой заключённого, располагались лакеи и прочая прислуга. Отсюда, предполагают, и произошла путаница в количестве заключённых, освобождённых взбесившимися парижанами, – трое? семеро?
Так что, тюрьма, как это ни странно, считалась учреждением для избранных, и поэтому штурм Бастилии расценивают, как борьбу с привилегиями.
Бастилию осаждали восемьсот парижан, один Шамфор и два русских дуралея с фузеями. Ну и что, что Голицыны, а всё равно – дурни!
Площадь перед Бастилией была забита глазеющим народом. Спектакль продолжался несколько часов.
"Ценой этого незабываемого зрелища были голод, террор, всеобщее озверение и гибель шести миллионов французов", - пишут историки.
"Жестокость и зверство французского народа проявились в тех же чертах, что и во время Варфоломеевской ночи… - указал в донесении русский посол во Франции Иван Матвеевич Смолин. - Все поражены при виде того, как в течение тридцати шести часов французская монархия была уничтожена…"
Народ громил ненавистную тюрьму, разорял архив – исписанные бумажки осенними листьями шуршали под ногами. Петр Петрович Дубровский, скромный чиновник русского посольства в Париже, ходил и бережно подбирал бесценные исторические раритеты, и потому архив Бастилии сегодня хранится в Российской национальной библиотеке. Зато ключи от ворот Бастилии покоятся в загородной резиденции президента США - победителю, как говорится, от побеждённых, и попробуйте убедить меня, что Великая французская революция не являлась оранжевой!
"Камни из стен Бастилии, - пишут историки, - шли нарасхват: оправленные в золото, они появились в ушах и на пальцах европейских дам".
Как это напоминает разрушение Берлинской стены!
Долбоёбы в мире не переводятся.
И не переведутся.
В результате штурма были освобождены два графа, таких старых, что не могли вспомнить, где они находятся, четыре мошенника, посаженные в Бастилию по обвинению в подделке векселей и один фабрикант, попавший в узилище по собственному желанию: в тюремной камере он спасался от гнева обманутых рабочих - чудны дела твои, Господи!
Имена освобожденных узников, конечно же, отсутствуют на мемориальной доске, хотя и значатся в архивных списках. Вопрос: кому нужны сегодня эти второстепенные персонажи?
Cвидетельство о публикации 570788 © Кочетков В. 16.06.19 08:36

Комментарии к произведению 1 (1)

Супер! Прочитала с удовольствием.))))

Спасибо.