• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Философия
Форма: Статья
Фиктивная философия – это всё то, что называется философией, но по сути таковой не является.

Феномен фиктивной философии

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
(Отрывок из книги "Феномен фиктивной философии")

Оглавление:

1. Как определить философию
2. Философия – это всё
3. Философия – это осмысление
4. Фиктивная философия
5. Бытовая философия
6. Предфилософия
7. Причины возникновения фиктивной философии
8. Результаты фиктивной философии
9. Филоистика – научная философия

1. Как определить философию

Что такое философия? Каждый думает, что знает ответ на этот вопрос. Но почему-то философы и учёные философиоведы уже не одно тысячелетие бьются над этим вопросом, но никак не могут прийти к единому мнению. В чём же причина? А причин тут, оказывается, несколько.
Первая причина заключается в том, что философия – это многоуровневое явление, вмещающее в себя как бы несколько слоёв, наподобие многослойного пирога или торта «Наполеон». И каждый уровень, каждый слой, имеет свои особенности, свою начинку. Это значит, что философия как явление имеет определённую многозначность, потому и понимается она по-разному. Чтобы дать точное и полное определение философии как целому явлению, нужно вначале увидеть этот многослойный пирог со стороны и понять, что именно он собой представляет, понять общую суть этого многоуровневого явления под названием философия, и характеристику каждого её слоя в отдельности.
Вторая причина вытекает из первой и заключается в том, что, не видя и не понимая этой многослойности философии, человек не может понять и сути самого явления. А не понимая сути, невозможно дать правильное определение этому явлению в целом, и каждому его уровню в отдельности. Поэтому каждый понимает философию на своём уровне знаний, и применяет к ней своё определение. Конечно, это ещё не значит, что каждое из определений верное или не верное. Но всё же, эти уровни должны иметь свои определения, как и вся философия в целом должна иметь обобщающее определение для себя, как для целого явления. В значительной степени этому процессу мешает эффект Даннинга – Крюгера, который говорит о невозможности понимания более высокого уровня при нахождении на более низком.
Третья причина заключается в том, что само название философии, то есть сам термин «философия» не отображает полной сути философии как целостного явления. Проблема в том, что смысл термина всего лишь частичен по отношению к самому явлению, которое названо этим термином. С понимания того, что философия – это любовь к мудрости, преподаватели традиционно начинают знакомить с философией студентов на лекциях по философии. Именно это чаще всего и выдаётся за определение философии как явления, как процесса. На первый взгляд всё кажется просто и понятно: филия – любовь, софия – мудрость, а философия – любовь к мудрости. Именно такой ответ на вопрос «что такое философия?» даст сегодня большинство преподавателей философии, философиоведов, самих философов, да и прочих людей, интересующихся, или хотя бы что-то слышавших о философии. И ответ этот будет неверен. Вернее, – верен лишь частично.
Эти три причины являются довольно серьёзными проблемами на пути понимания философии. Из этих проблем естественным образом появилась четвёртая проблема. И она, пожалуй, стала более значима в современной философии. Заключается эта проблема в том, что слово «философия» (не термин и его перевод, а само слово) стало сегодня самым многозначным словом, которое может обозначать практически всё, что угодно, и употребление которого можно встретить в самых неожиданных местах. То есть, философию сегодня понимают не только как «любовь к мудрости», но и как саму мудрость, и как мировоззрение, и как размышление, и как смысл, и как идеологию, и как стиль, и как теорию, и как систему, и как мироощущение, и как культуру, и как искусство, и как теософию, и как метафизику, и так далее, и тому подобное до бесконечности. А в результате даже философиоведы (люди, изучающие философию как явление) не могут определить, что такое философия и чем она должна заниматься.
Понятно, что весьма затруднительно дать одно общее определение всем этим представлениям о философии. Также понятно, что такой подход к философии низводит саму философию практически до фиктивности. Так возник новый феномен, который мы назвали «феноменом фиктивной философии». С нашей точки зрения, фиктивная философия – это всё то, что называется философией, но по сути таковой не является. В этой книге мы как раз и постараемся рассмотреть, что собой представляет философия как целостное явление, что такое фиктивная философия, и что такое научная философия.

2. «Философия – это всё!»

Утверждение, вынесенное в название этой главы, безусловно, амбициозно, и вряд ли является истинным. Тем не менее, такое определение философии тоже встречается среди прочих. Есть философы, полагающие, что «философия – это всё». Тут многое зависит от того, как понимать данное высказывание. Возможно, для конкретного философа в его частном понимании так оно и есть. Например, писательница Франсуаза Саган как-то заявила: «литература – это всё!». Возможно, для неё так оно и было. Во всяком случае, подобный подход к делу жизни вполне понятен. Но верен ли он для самого явления? Верен ли он для явления философии?
Рене Декарт написал о философии следующее:

«Вся философия подобна как бы дереву, корни которого – метафизика, ствол – физика, а ветви, исходящие от этого ствола, – все прочие науки, сводящиеся к трем главным: медицине, механике и этике».

Эта красивая метафора философии как древа познания, олицетворяет практически всю сферу знаний человечества, от метафизики (непознанного), через физику (реальность) к наукам (осмыслению реальности). Иными словами, Декарт хотел сказать, что философия охватывает всё знание человечества. В некотором смысле такое понимание философии тоже говорит о том, что философия – это всё.
Эту мысль в разных её интерпретациях можно встретить у многих философов и мыслителей, и даже у поэтов, один из которых написал стихотворение «Есть философия во всём». Не случайно многие философы и философиоведы называют философию всеобщей наукой, то есть, наукой обо всём. Думается, что по той же причине всеобъемлемости философия считается матерью всех наук.
Но является ли наукой сама философия? Это, пожалуй, главный вопрос современной философии, над которым бьются все философиоведы и многие философы, потому что ответ на этот вопрос способен перевернуть всё представление о философии как явлении. С одной стороны, кажется, что если из философии выходят науки, то и сама философия должна быть наукой. С другой стороны, многие философы считают, что науки выходили из философии лишь в начале её развития, то есть в античности, а теперь науки из философии не выходят, поэтому и философия не является наукой. Немало философов сегодня выступают категорически против определения философии, как науки. К ним можно смело отнести, например, философов-мировозренцев, считающих философию мировоззрением.
Относить философию к науке многим мешает и сам термин, его значение. Например, доктор философских наук, профессор кафедры философии Московского Педагогического Государственного Университета им. В.И. Ленина Д.А. Гусев в своём учебном пособии для студентов «Популярная философия» пишет следующее:

«Сравним происхождение названий некоторых наук с происхождением термина «философия». Почти все эти названия заимствованы из греческого языка. В составе таких слов, как «биология» (биос – жизнь + логос – наука), «астрономия» (астэр – звезда + номос – закон), «геометрия» (гэ – земля + мэтрэо – измерять) обязательно присутствует какой-нибудь указатель на исследование, показатель научности (логия, номия, метрия). В случае же с философией мы имеем совершенно иную картину: вместо показателя научности выступает нечто весьма от него далекое – любовь (филия). Возникает вопрос – можно ли вообще философию считать наукой, если она не исследование и не изучение чего-либо, а всего лишь любовь, любовь к мудрости?»

Действительно, если судить по названию, то какая же философия наука, если она есть любовь? Любовь – это тяга, притяжение, привязанность. Человек порой и сам не знает, почему он любит, он не может объяснить причины и смысла своей любви. Сама любовь нередко является для человека загадкой. Будь то любовь к другому человеку, или к какому-нибудь предмету, или делу.
Человек порой сам не знает, за что он любит человека, он даже понимает негативные черты характера объекта своей любви, страдает, не получая взаимности в ответ, но его тянет к своему кумиру, он не может жить без него. Он ревнует, страсть переполняет его, сознание его туманится, он готов даже на преступление ради своей любви. Не даром говорят, что любовь ослепляет, лишает рассудка.
То же самое может происходить и с любовью к какому-нибудь делу. Порой человек даже бескорыстно занимается любимым делом годами или даже всю жизнь, терпя лишения, буквально голодая и понимая, что другое дело принесло бы ему больше денег и выгод, но он не может жить без любимого дела, поэтому отдаёт ему все силы и средства. Он пытается осмыслить эту свою любовь, пытается понять, почему его влечёт именно это дело. И не может понять. Он просто любит именно это дело, считает это своим призванием, и ничего больше ему не нравится.
А что такое любовь к мудрости? Философия как любовь к мудрости, – это порой даже не сама мудрость, это всего лишь тяга, влечение к мудрости. Нередко это даже не осмысление мудрости, потому что, как указано выше, влюблённый не всегда может осмыслить предмет своей любви. Он просто любит. По сути любовь к мудрости – это любовь к мудрым мыслям. Именно так на бытовом уровне сегодня понимается философия большинством людей. Так возникает бытовая философия, которую мы тоже отнесли к фиктивной философии, о которой речь пойдёт ниже.
Философия как любовь к мудрости похожа сегодня на многочисленные «философские группы» в социальных сетях, где просто цитируются мудрые мысли великих. И всё! И ведь это тоже любовь к мудрости. Значит, это тоже философия? Если человек любит мудрость и цитирует мудрые мысли, значит, он тоже философ? Если исходить из того, что философия – это любовь к мудрости, то выходит, что любой, кто любит мудрость – философ. Но кто же не любит мудрость? Мудрость любят все!
Однако проблема в том, что любовь к мудрым мыслям (к мудрости) не всегда делает мудрым самого человека. Для того, чтобы стать мудрым, надо не только любить мудрые мысли, но и самому научиться мыслить мудро. А как это сделать, если философия понимается всего лишь как любовь к мудрости?
Артур Шопенгауэр писал: «Те, которые надеются стать философами путем изучения истории философии, скорее должны вынести из неё то убеждение, что философами родятся, так же, как и поэтами, и притом гораздо реже». Иными словами, Шопенгауэр хотел сказать, что изучение философии как явления должно начинаться не с изучения её истории, а с осмысления самого явления. А для осмысления этого явления мало одной любви, тут нужны ещё трезвая голова и холодный ум, что редко сочетается с любовью. Становится ясно, что перевод термина «любовь к мудрости» не отражает сути философии как целостного явления.
Кроме того, все философы согласны с тем, что философская мыль должна основываться на логике, быть непротиворечивой и тяготеть к научности, то есть – к аргументированности, доказуемости и верификации. А это прямой признак науки. Значит, мы опять подходим к необходимости определения самого важного вопроса: является философия наукой, или нет.
Вопрос о научности философии давно уже стал не просто актуальным, но самым важным в понимании философии как явления. Потому что этот вопрос влияет и на преподавание философии, и на развитие философской мысли, и, в конечном счёте, на развитие всех других наук. Почему и других наук тоже? Потому что если философия – наука, то она неизбежно является (как и в античности) матерью всех наук, то есть – матерью научной мысли. Но если она не наука, то выходит, что и все остальные науки не смогут найти в ней поддержку, и, значит, – в ней не нуждаются. Но тогда что же такое философия, и какую пользу она может принести, если она не наука?
Это далеко не простой вопрос, потому что даже многие квалифицированные преподаватели философии не могут объяснить студентам, для чего нужна философия и какой от неё прок в повседневной жизни. Многие уже стали задумываться о том, нужно ли вообще преподавать философию. Ведь если она не наука, то зачем же преподавать её как научную дисциплину?
Так что же такое философия? Является она наукой, или нет? Может, она – и то, и другое? Что собой представляет само явление философии? Прав ли Декарт, показывая нам, что философия вмещает в себя всё знание человечества от метафизики до науки? Ведь если философия – это всё знание, то она должна вмещать в себя как науку, так и не науку. Но если философия и наука, и не наука, то что она такое есть, и как отличить научную философию от философии не научной, которую мы называем – фиктивной философией? И почему она, собственно, фиктивна?
Чтобы ответить на все эти вопросы и понять, что такое научная философия, а что такое фиктивная философия, нужно сначала определить, что же такое философия как целое явление. В следующей главе мы постараемся раскрыть этот вопрос.

3. Философия – это осмысление

Не только в этой работе, но и во многих других мы писали о том, что само понятие философии как любви к мудрости устарело. Причём, оно не только устарело, но и было неверным изначально. Такое понимание философии мешает воспринимать философию в её истинном смысле. Подробнее о проблеме термина «философия» можно прочитать в книге «Научная философия как она есть».
Когда преподаватель говорит студентам, что философия – это любовь к мудрости, то по сути он говорит не о философии, а всего лишь об изначальном значении самого слова «философия», он говорит о термине, а не о сути философии как явления. С таким же успехом можно сказать, что геометрия – это измерение Земли, психология – это изучение души, а филология – это любовь к слову.
В действительности же всё не совсем так, если не сказать, что на современном этапе развития науки всё совершенно не так. На самом деле геометрия – это наука, изучающая пространственные структуры, пространственные отношения и их обобщения; психология – наука, изучающая психику, психические свойства, психические явления и психические состояния; а филология – наука, изучающая языковую культуру народа в целом, как письменную, так и устную, а также её историю.
То есть, мы видим, что первоначальный и дословный перевод терминов научных дисциплин далеко не всегда отражает суть самих дисциплин. То же самое происходит и с термином «философия». Он не отражает сути самой философии как целого явления. Сегодня это уже понимают многие философы. Хотя все по-разному. Например, доктор философских наук, профессор Владимир Варава в своей книге «Адвокат философии» пишет:

«Взгляд на философию как на любовь к мудрости является в высшей и худшей степени дилетантским воззрением, исходящим из поверхностных представлений о том, что такое философия. Здесь искажение прямо пропорционально непониманию и, более того, коллективному умопомрачению».

Правда, Варава имеет другую претензию к этому термину. Он считает, что философы – не любители мудрости, а самые настоящие мудрецы, поэтому якобы термин и неправильный. В некотором роде претензия имеет свои основания, если учесть, что философов, до появления самого термина, как раз и называли мудрецами. Варава, конечно, прав в том, что термин неверен. Но всё же суть того, почему неверен термин, кроется в другом. Не в первом слове, а во втором, не в любви, а в самой мудрости. Мудрость, к сожалению, не всегда несёт в себе то, чего мы от неё ждём. И хотя термин «философия» обозначает «любовь к мудрости», однако само явление философии, то есть то, что следует понимать под словом философия, имеет совсем другой смысл.
Если найти для философии (не для термина, а для самого явления) более точное определение, показывающее саму суть этого явления, то лучше всего подошёл бы термин «осмысление». Этот термин точнее и шире раскрывает суть всей философии как целостного явления, и уж явно он более истинный, чем понятие «любовь к мудрости».
По сути философия – это обобщающее название разных форм (или уровней) одного и того же глобального явления – осмысления действительности. Философия – это осмысление, поиск истины. На самом деле, в глубине души большинство из нас чаще всего так и понимают философию, как осмысление, как поиск истинного смысла того, на что направлено наше внимание. Но осознать это многим мешает дословный перевод самого термина «философия».
В принципе именно как осмысление понимают философию широкие массы и девяносто девять процентов философов. Хотя термин «осмысление» философы и философиоведы почти не используют.
Да, философия как явление, это не что иное как осмысление. Философия – это осмысление действительности, а не любовь к мудрости. Ведь что мы делаем, когда философствуем? Мы пытаемся осмыслить. Осмыслить явление, процесс, феномен, суть, бытиё. Осмыслить и понять, найти истину. Если в философии нет осмысления, то нет и самой философии.
Проблема термина в том, что «любовь к мудрости» предполагает уже существующую мудрость. Пифагор относил такую мудрость к мудрости богов. Поэтому он и говорил, что только боги настоящие мудрецы, а он всего лишь любитель мудрости – философ. Но боги давно умерли. Тем более – боги Пифагора. Остались только фантомы богов в умах религиозных невежд.
Философия же напротив, не предполагает изначальной мудрости, она являет собой процесс осмысления действительности, поиск истины. Поэтому вернее было бы назвать философию филоистикой – любовью к истине, а не к мудрости.
Философ осмысливает природу вещей, природу существующего, природу действительности. Философ понимает, что сама природа не божество, она не мудра, она нейтральна. Она такая, какая есть. Но её необходимо понять и осмыслить, то есть – прийти к истине, чтобы не только выжить, но и улучшить жизнь человека. И речь тут не только о неживой природе, но и о природе самого человека. То есть, об осмыслении всей действительности. Этим и занимается философия. Философия как явление. Она осмысливает. Философия – это осмысление!
Однако проблема в том, что осмысление у людей происходит по-разному. Именно это «по-разному» и определяет различные уровни самого явления философии, и различные взгляды на саму философию, на её понимание. Это можно назвать также уровнями осмысления. Это и есть тот самый слоёный пирог философии, о котором говорилось выше.
Малограмотный и малообразованный человек тоже может философствовать на своём уровне знаний. И это тоже можно назвать философией в определённом смысле. Бытовой философией, о которой разговор ещё пойдёт. Хотя бытовая философия может присутствовать и у вполне образованных людей. Но бытовая философия – это по сути не философия в её высшем значении, то есть – не наука. Поэтому она относится к фиктивной философии.
В самом широком понимании философия как осмысление может присутствовать во всём. И именно поэтому можно сказать, что философия – это наука обо всём, всеобщая наука. Или что философия – это всё. Ведь философия – это осмысление, а осмысливать можно всё и на любом уровне.
Но проблема в том, что это играет не только положительную, но и отрицательную роль в понимании философии. Потому что в той же мере, и по той же причине философией в наше время может стать всё, что угодно, от науки до абсурда. Вы думаете, нет философии абсурда? Есть и такая! Сегодня философию можно вывести из любого понятия, явления, сущности и предмета: философия будуара, философия кухни, философия алкоголизма, философия трезвости, философия еды, философия голодания, философия стола, философия кармана, и так до бесконечности, вплоть до философии самой философии, или философии бесконечности. Сегодня есть даже философия Винни Пуха.
Думаете, нельзя создать философию кармана? Да пара пустяков. Надо только написать трактат, в котором глубокомысленно рассуждать о том, как карман появился, кто его изобрёл или мог изобрести, как он повлиял на сознание и подсознание человека, какие слои общества и как относятся к своим карманам, что они предпочитают класть в карманы; насколько культурен человек, если у него в кармане нет носового платка, или вообще нет карманов; можно ли носить в кармане деньги, или их нужно класть только в кошелёк; как карманы или их отсутствие влияет на детскую психику; как карман повлиял на историю моды и практический взгляд человека на жизнь… И так далее, и тому подобное, с конкретными примерами и научными рассуждениями. Вот вам и готова целая философия кармана. Можно даже организовать «философские» дискуссии вокруг этого, найти последователей и создать философскую школу. И готово целое философское направление «карманников».
Что угодно можно сегодня называть философией. Даже средний палец с его «факом» может удостоиться целой философской концепции, и школы, а потом дойти до обожествления и создания полноценной религии вокруг божественного «фака».
Можно также пройтись и по животным: философия обезьяны, медведя, барана, или даже таракана. Почему бы и нет. Человеческий разум очень гибок и изобретателен. Можно создать философию чего угодно.
Ведь, казалось бы, если философия – это просто осмысление, и ничего больше, то каждый, кто мыслит, вполне может и осмысливать. То есть, если мы понимаем философию в этом значении, а именно так её и нужно понимать, то каждый человек является философом. Не «может философствовать», а именно является философом, так как осмысливает мир. Выходит, что все люди – философы, просто на том основании, что они мыслящие существа. И это, в общем-то верно. Только все люди – философы в разной степени. Это так же верно, как и то, что все люди в разной степени математики, так как все производят расчёты; или все люди в разной степени политики, так как все рассуждают на политические темы.
Для наглядности можно рассмотреть сравнение с математикой. Например, если человек в определённой степени освоил математику, то можно ли его назвать математиком? На первый взгляд кажется, что можно, ведь он же всё-таки освоил математику в определённой степени. Но на самом деле всё зависит именно от степени освоения. Допустим, человек научился считать до ста, прибавлять и отнимать в этих пределах. Ведь это тоже будет означать, что он в определённой степени освоил математику. Однако, можно ли его назвать математиком? Разве что в шутку. Сегодня известно, что даже животные умеют считать. Можно ли их назвать математиками?
То же самое происходит и в философии как явлении. В определённой степени каждого человека можно, конечно, назвать философом. Это верно. Можно даже сказать, что все люди – философы, так как каждый осмысливает этот мир и свою жизнь в этом мире. Более того, все животные – тоже философы, так как, и они способны мыслить и осмысливать. Правда, они, как и многие философы древности, не оставят после себя письменных свидетельств своей философии. Но мыслить-то они могут! Значит – философы! Выходит, «мыслю, следовательно – философ»? А если вспомнить Декарта, то получится: «существую, следовательно – философ». Ведь если осознал, что существуешь, значит – мыслишь, а раз мыслишь, значит – философ.
Конечно, всё это – шутливые рассуждения, в которых, однако, есть доля истины. Даже в рассуждениях о животных – есть доля истины. Безусловно, животные тоже мыслят и осмысливают свою жизнь. Во всяком случае – такие высокоразвитые животные, как обезьяны. И уж, конечно, каждого человека в какой-то степени можно назвать философом. Вот только степень эта может разниться очень и очень сильно. А это значит, что и философия как явление не однозначна в самой себе, она тоже разная, тоже имеет разные уровни, или, можно сказать: типы, виды и формы. А раз так, то и определяться эти уровни должны по-разному. Например, далеко не всё, что сегодня называют философией, можно отнести к научной философии, то есть, к философии высшего уровня. Значит, есть и ненаучный тип философии, ненаучные её виды и формы, которые находятся на более низком уровне философии (или осмысления). Поэтому сегодня мы и говорим о таком феномене как фиктивная философия, или – номинальная философия, к которой как раз и относится ненаучный тип философии с разнообразными её видами и формами.
Именно уровень осмысления действительности отделяет фиктивную философию от истинной философии, от философии научной. Поэтому не каждый, кто мыслит, может стать философом в истинном, то есть научном значении этого слова. Точно так же, как не каждый, кто занимается сложением и умножением, может стать математиком. Возможно, он будет неплохим бухгалтером, но, чтобы добиться уровня математика, одной бухгалтерии мало. Так и в философии.
Прежде всего, чтобы стать философом, чтобы заниматься научной философией, не достаточно просто мыслить, нужно уметь правильно мыслить, то есть – мыслить логично и научно. А этому нужно учиться. Отсюда следует первый и главнейший вывод: философии надо учиться! Философия не спускается с неба, не даруется через рукоположение, ей надо обучаться, как и любой другой науке.
Отсюда же следует и ещё один важный вывод, приводящий нас к знанию о том, для чего собственно нужна научная философия. Научная философия нужна в первую очередь для того, чтобы человек мог научиться мыслить правильно, то есть логично и научно! А это кроме всего прочего способствует развитию науки в целом.
Само понятие «логичность» в принципе уже подразумевает «научность», и наоборот. Но проблема в том, что можно научиться мыслить логично и при этом не знать наук, а можно наоборот, знать науки, например, через зубрёжку, но не уметь мыслить логично. Для философии то и другое – крах. Как, впрочем, и для науки. Поэтому здесь и указываются оба необходимых условия: «логичность» и «научность». Только вместе они могут сделать из человека философа, а из философии – науку. И только такая философия может научить правильному мышлению.
Самая большая ошибка в современном преподавании философии заключается в том, что преподаётся сегодня, как правило, только история философии, да и то не научно и не критично. Однако для человека куда важнее научиться правильно и научно мыслить, чем знать, какие философские школы существовали в античности, или в новом времени. Здесь опять можно вспомнить слова Шопенгауэра, приведённые выше. История философии не всегда помогает стать философом. Хотя в определённой степени вызывает интерес к философии.
Надо понимать, что история философии – это ещё не преподавание самой философии. Преподавание же философии – это, прежде всего, обучение критическому мышлению, основанному на логике и научном подходе, опирающимся на научные данные. В этом и состоит основная задача философии – воспитывать в людях научное мышление и научное мировоззрение.
Философия всегда должна заниматься только одним: осмыслением, то есть – поиском истины в любом поставленном вопросе, и формированием правильного, адекватного, научного мировоззрения. Именно поэтому философия обязана охватывать своим взглядом не только все науки, но и всю культуру, и всю прочую деятельность человека, и всю природу вокруг.
Итак, если понимать философию как осмысление (а так её и нужно понимать), то становится ясно, что уровни этого осмысления бывают разными, от примитивного, до научного. Это в свою очередь означает, что сама философия – явление многоуровневое. Поэтому она не только понимается по-разному, но и вмещает в себя несколько разных уровней самого явления, то есть – несколько степеней осмысления. Можно сказать – несколько видов философий. Значит, каждая степень осмысления – это совершенно разные виды философии, разные её уровни, высший из которых – научная философия. Поэтому во избежание путаницы каждый новый уровень философии должен иметь своё название и своё определение. Чтобы из философии вообще, как целого явления, выделить научную философию, мы и назвали последнюю филоистикой – любовью к истине.
Как уже говорилось, всю ту философию, которая находится по уровню осмысления ниже научного, предлагается называть фиктивной или номинальной философией. В следующей главе будет подробнее рассмотрен вопрос о том, что такое фиктивная философия, философия ненаучного типа.
Cвидетельство о публикации 570648 © Арк А. А. 12.06.19 00:46

Комментарии к произведению 1 (0)

Интересный угол рассмотрения понимания термина философия.

Надо бы добавить понимание термина любовь.

Не того набора бытовых глупостей, которое всплывают при упоминании этого слова, а.

Истинной смысловой нагрузки...