• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Поэзия
Форма: Сборник
Кажется, только что к столетию альманаха футуристов «ПОЩЁЧИНА ОБЩЕСТВЕННОМУ ВКУСУ» я выпустил в свет альманах Доосов и Миражистов «ПОЩЁЧИНА ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗВКУСИЦЕ»… А уже 5 лет как не бывало! И вот передо мною и перед вами, дорогие читатели, новый воплощённый замысел: альманах «КРУТНЯК» - 10 замечательных поэтов и поэтесс -Константин Кедров Елена Кацюба Николай Ерёмин Евгений Степанов Михаил Мельниченко Андрей Кручинин Ольга Ильницкая Геннадий Васильев Ольга Погорелова Вова Рыжий В книге, увидевшей свет благодаря финансовой поддержке руководителя сети магазинов посуды Tescoma Михаила Шапиро, предпринимателя и человека, понимающего искусство и знающего ему цену. Скачивайте и читайте! До новых встреч! Николай ЕРЁМИН 11 июня 2019

КРУТНЯК

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

М И Р А Ж И С Т Ы

. . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . .

К Р У Т Н Я К
Альманах Доосов и Миражистов
Константин Кедров Елена Кацюба Николай Ерёмин Евгений Степанов Михаил Мельниченко Андрей Кручинин Ольга Ильницкая Геннадий Васильев Ольга Погорелова Вова Рыжий
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

«ДООС»
Добровольное Общество Охраны Стрекоз

«ДООС»
Добровольное Общество Охраны Стрекоз . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Читайте журнал ПОэтов! На Мегалите http://www.promegalit.ru/magazines/zhurnal-poetov.html
и Лит Лайф http://litlife.club/UserBooks/?UserId=191742 

КРУТНЯК

Константин Кедров Елена Кацюба Николай Ерёмин Евгений Степанов Михаил Мельниченко Андрей Кручинин Ольга Ильницкая Геннадий Васильев Ольга Погорелова Вова Рыжий
М И Р А Ж И С Т Ы
. . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . .





К Р У Т Н Я К
Альманах Доосов и Миражистов

Константин Кедров
Елена Кацюба
Николай Ерёмин
Евгений Степанов
Михаил Мельниченко
Андрей Кручинин
Ольга Ильницкая
Геннадий Васильев
Ольга Погорелова
Вова Рыжий
КрасноярсК
«Литера-принт»
2019
ББК 84.Р6
КРУТНЯК - Альманах Доосов и Миражистов, Красноярск: «Литера-принт», 2019. - Тираж 100 экз. Автор идеи, составитель и издатель Николай Николаевич Ерёмин: Перед вами - новый альманах Доосов и Миражистов «КРУТНЯК», в котором предстают во всей красе 10 неповторимых по форме и содержанию поэтов, продолжающих традиции русского андеграунда и авангарда, Читайте, выбирайте поэта по душе:
Константин Кедров Елена Кацюба Николай Ерёмин Евгений Степанов Михаил Мельниченко Андрей Кручинин Ольга Ильницкая Геннадий Васильев Ольга Погорелова
Вова Рыжий
Книга увидела свет благодаря финансовой поддержке руководителя сети магазинов посуды Tescoma Михаила Шапиро, предпринимателя и человека, понимающего искусство и знающего ему цену.

Альманах украсили кошки Кристины Зейтунян-Белоус, репродукции Пабло Пикассо и Василия Кандинского, фрагменты фотографий из портала «Мой мир»
Сверстала книгу Марина Богданова
1SВN 978576-025-5 © Коллектив авторов 2019г
КОНСТАНТИН КЕДРОВ




……………….Константин Кедров……………..

 КОНСТАНТИН КЕДРОВ-ЧЕЛИЩЕВ

ПАРТАНТ

I. Судьбант

Восьмиконечная луна вернеет
третья падая восьмерит
лунеет отрицант цвета тосковатого
Металл Металит Метально

параднит судьбант тьмея
наверхно-западно-востоко-
нижне-верхне-средне-
наружно-внутренне-вверх-сегментально
Винт винтин смертит мерцает винтеет
винтно стелется тангенсеет
больная актрисит или
над-право леветь нутрь нутрит
запад западает в сирый роялит
а над спинально-будуще-вчерашним
воркует сегодня-бывшее под печалью
хотя длительно-ожидант
востоко-ночительным человеча
чашея над-вокруг чая

II. Чайная церемония

Мне Чашельно И Немного Чайно
и беря в руки над я чай нутрю
все чаея и даря чай
хотя всем уже чайно
и остроконечно
в внизу глаза под-впереди стеной
Мы начинанты среднеем ли-бы
и всем слегка благородно от-до гортани
мне горизонтно
в правом подкоченительно прошлое
печенеет и сердцеет завстраль
все жизнее и плачно мерцают ли светлы
звезда промечтала высоко над темечком
и темечко очерчивает синергетический винт
мне синергетно кибернетикально
и космологея
я отченашу сигулируя в до рояль
рекеет любовь
и отлегаль дифференциально легло
в отречение
хотя стена
выкрашенная в цвет отречения
цветела стенала
было-будет-есть-не было стеналь.

III. Сатурналии

Я-мы-он-ты вошли-вышли-ушли-взлетели
входя-взлетая-падая-выходя.
Ты Пёс и Тебе Псово и Псу Тебейно
и Я-Ты Пёс и Мне-Тебе Тобойно Псово
вот простейшее простейше вотное.

Мне говорят
что я слишком отрешен от чувства
но чувствее меня говориль
чтоет отрешенно-отно
сатурно марсно и плутонно
марсеет юпитериально
венеря в землю и меркуря
сатурнит и юпитерит
землеет венерит и саднеет
Таков Дракон и Таковы Законы Дракона
драконя законя и таково
Итака Атака Киото

Блажен муж иже не иде на совет нечестивых
мужен блаж иже не иде на нечест несоветых
дорожно гробно дервенеть
дорожить гробить дервенея
над деревянной высотой
я нахожусь вне глубины
она глубинит стонно двестно тристно
четырестно пятьсотно восьмисотно
двухсполовинно и пятьсотно
я пятьсотню
и мне я дал отлегаль в логово
игра пятнеть в гости
дочки-матереть и запоминально отчекант
лунить лунея лунив
дотошнит завтро
и вечер деленный на две печали
все еще являет собой ступени
к новооткрыто-будущему-вчера
но терзостно и над девичя и плодно
оповещая любить гибнущему значению
я-бытельно-быльно-килограмм-быть

IV. Партант

Партант оповещант
сыновне-дочерне-вечерне-прахно
древне-ново-открыто-заперто
юго-радостно-восточно-печально
парашютно и вне-губнея
летне-легочная зимне-ночная
сердечно-тропическая
летально-летняя
кораблит на влекомо-давнее
давить издавна влекомое
кораблея корабльно
темно-атомно-глупо
реакторно-ядерно-горлно
клубнично-дремотно-полярно-грудно-лимитно-плачно
нейтринно-распадно-лысо-больно-гортанно-пожарно-мертво
простирательно в ничтожесумняшеся
из-над кобальто-грустного цвета-все-же
тканит лазурно-глубокий значно
и за туманно-серо-прохладно-горько-
официальн-документационно-апрельно-мартно-январно-
тролейбусно-двоеженно
паскальнее все надежно-умирально-близкие
валторнит перспективя телефонея
божно-прилагательно-зурня-гармоня
Бог Ангел Зурна Гармонь
колибренький ангелея леталь диагонально-прозрачно
трансценденталит законно-посмертно-глупо
нежно-тарифно
градицируя интимнит
окско-винительно-забывно
и сослагательно-брюшно-вздошно
северит южит нежит
голограмовая инстантка истнея
и молнит в над
всемирно-ближне-отклоненный
Коронарно-Югенд

V. Летант

я не нах ступенеть от-из-до вагонетка
сирин-южно-подохнуть
явнеть златоуст-отдатно
нательно-подкожно
кладезь-обозначительно четырнеть
марсиант восходя любить
печенеет геноциидально
куда не ступанто ног менша
Я йес ист но Йезус
нихт анемаль нематериально
упаотреблейшн над нематериаль
Мариус-Петипально Летант
дурх сцена
обворожиль
да
но я нет даваль
1987


МОЯ СТАЛИНГАДСКАЯ  БИТВА
Чтоб ты сдох ещё раз Сталин

Что б ты сдох ещё раз Сталин
Так мы от тебя устали
Твоё имя ранит слух
Что б твой дух в гробу протух

Что б твои наследники сегодня
Задохнулись вновь от этой вони
Ленин-Сталин или Сталин-Ленин
Вурдулаки в третьем поколеньи

Вурдулаки выродки погодки
Два кола осиновых вам в глотки

2.2.13
Сталин и Гитлер ПО Пушкину

Они сощлись - волна и камень
Гулаг Освенцим лёд и пламень
Не столь различны меж собой

***     
Баллада о Шикельгрубере из пьесы Голоса

Маяковский.

        Коммунизма
                призрак
                по Европе рыскал,
        уходил
                и вновь
                маячил в отдаленье.
        По всему поэтому
                в глуши Симбирска
        родился
                обыкновенный мальчик
                Ленин.

Я.

        Коммунизма призрак по Европе рыскал,
        Говорил: "Я тут, поскольку умер".
        Оттого-то в глубине австрийской
        Родился обыкновенный Шикльгрубер.

Притча о Шикльгрубере

        И прежде чем укрыть в могиле
        Навек его арийский прах,
        В бетонный бункер положили
        Его в солдатских сапогах.
        Потом облили из канистры
        И зажигалкой подожгли
        Его товарищи фашисты
        И схоронили, как смогли.
        Но не успели, не успели
        Дожечь беднягу до конца.
        Врагу достались только челюсть
        И две скорлупки от яйца.
        Те яйца бережно Андропов
        В свинцовой ступке истолок,
        Чтобы запомнила Европа
        И извлекла живой урок

2000г (Из пьесы Голоса)

Гитлер и Сталин -близнецы братья


Гитлер и Сталин- близнецы братья
Какая разница от кого принять гибель
Мы говорим- Гитлер-подразумеваем Сталин
Мы говорим-Сталин-подразумеваем Гитлер*

1959г.
*Это стихотворение-пародия на любимого мною Маяковского. Оно было написано мной в 9-ом классе, когда мы проходили поэму "Владимир Ильич Ленин". Я понял, что нет разницы между Лениным, заколовшим штыками девушек-царевен,Сталиным-его верным учеником и последователем,и Гитлером верным последователем и учеником Сталина, поднявшим руку на своего главного учителя и союзника.

***
Cталин был кунАком и абреком
Словом был хорошим человеком
Главное в нем было чувство долга
Если убивал то ненадолго

***
Вождю родному на обед
Мы принесём себя
Он человеческих котлет
Отведает любя

Он самый лучший из вождей
О Сталине споём
Подливу кровушки своей
Ему мы подольём

Он любит пить родную кровь
Закусывать тобой
С ним победим мы всех врагов
Идя на смертный бой

Вновь оболваненный народ
Любуется вождём
И снова задом-наперёд
За Сталиным идём

***
Сталин-Чикатило с лампасами

Вот волна внещапно подкатила
Как же так великий Чикатило
Столько перегрыз он сухожилий
В мавзолей едва не положили

Для таких не строят пантеонов
Сталин вот- десятки миллионов
Потому ему среди аллей
Поначалу тоже мавзолей

А ведь героичен был финал
Пел в суде Интернационал

Из Ростова родом этот гад
Ныне будет Чикатилоград
Но не на совсем, а дней на шесть
Городу зато такая честь

***
Сталин и сталинята

Расстрелял сотни тысяч
Как ни в чем не бывало
А потом миллионы
Только этого мало

Милионы украл
Как не в чем ни бывало
А потом миллиарды
Только этого мало

(Почти А.Тарковский)
4.2.13
***
Сталенин

Вурдулаку вурдулак
По ночам кричит: Гудлак!
А в ответ кричит:"Всех благ!"
Кровью залитый Гулаг

***
Чтоб ты сдох ещё раз Сталин

Что б ты сдох ещё раз Сталин
Так мы от тебя устали
Твоё имя ранит слух
Что б твой дух в гробу протух

Что б твои наследники сегодня
Задохнулись вновь от этой вони
Ленин-Сталин или Сталин-Ленин
Вурдулаки в третьем поколеньи

Вурдулаки выродки погодки
Два кола осиновых вам в глотки
2.2.13

-Прятки-

Однажды Сталин к Ленину пришел
но Ленина он дома не нашел
и приказа искать его повсюду
пока не встретил Берия-Иуду

И Берия везде вождя искал
десятиклассниц к Сталину таскал,
н находили очень тосковал.

Он плакал, полумертвых обнимая,
а за окном кипело утро мая,
но маялся великий вождь напрасно,
ведь и без Ленина все было так прекрасно,
пока клевреты Берия-злодея
не вынесли вождя из мавзолея.

Без Сталина мы вмиг осиротели,
но все еще живет он в нашем теле,
и если злость в тебе свербит и свищет,
знай
это вождь вождя другого ищет.
1986

* * *
Небо падает куда то
снегом и дождём
Поздравляю вас ребята
с новеньким вождём
Старый вождь немного сбрендил
Но что было сил
Мы его отреферендим
Да и воскресим

А потом сам фюррер Гитлер
Челестью одной
Поцелует прямо в губы
Источая гной


***
-Дебилиада-

Иосиф Виссарионович Сталин
был выдающийся вождь и отец
он обо всех заботился ночью
его исключили из семинарии
но Ленин друга из ссылки спас
и умер как сокол

Берия был шпион
всегда обманывал Сталина
и всех расстреливал
а Сталин никого не расстреливал
только врагов убивал на месте

Ворошилов был верный сталинский сокол
его убили врачи переодетые евреями

Сталин каждый год снижал цены
при нем всем жилось хорошо
но была измена
на нас напали враги

под знаменем Ленина
под водительством Сталина
мы победили.
русские не сдаются
но умирают

на войне крепла товарищество и дружба
только чучмеки были тупые
а евреи отсиживались в тылу
но бывают хорошие евреи
дважды герои.

товарищ Сталин лично выступил на параде
мы все, как один, сплотились и отстояли отчизну
а сейчас в стране нет никакого порядка
цены выросли
а цены растут

Троцкий и Зиновьев отравили Горького
а Сталин его простил
Горький во всем раскаялся
Шаляпин остался за границей
и умер на чужбине
а Толстой вернулся на родину
и умер со всем народом

сына Горького отравили врачи
но их разоблачили
и предали всенародному проклятию
Сталин собственного сына не пожалел
а его дочь предала отчизну
и повесилась на суку как сука

Вертинский тоже эмигрировал
а потом вернулся на родину
и привез с собой целый вагон медикаментов
Сталин его простил
и теперь его дочери снимаются в фильме
«Алые паруса».

Сталин во всем советовался с маршалами
маршал Жуков
был выдающийся полководец
он беспощадно расстреливал
дезертиров и предателей
и умер на даче
а Власов в овраге сдох как собака

В блокаду многие ели людей но не сдавались

Сергей Есенин хулиганил пил
и повесился
как настоящий поэт
его дело сегодня продолжил Рубцов
но он тоже задушился
Маяковский писал агитки
а сам застрелился
а Есенин был настоящий лирик
хотя и повесился


Шолохов писал правду о колхозах
и Сталин его за это простил
а сейчас все врут и врут
Шушин писал правду
и умер

Горький знал жизнь
и писал всю правду
как Чехов
а сейчас никто не пишет правду
все изолгались.

Сталин подарил Горькому книгу
с собственной надписью
они и после смерти всегда дружили

Сталин любил детей
он давал им конфеты и шоколад
а теперь шоколадом никого не удивишь
дети совсем зажрались

Сталин любил священников
а с попами беспощадно боролся
после войны Сталин ездил на исповедь к патриарху
и патриарх ему все простил

у Ленина была светлая голова
Сталин продолжил его дело навсегда
на его могиле всегда цветут живые цветы

Сталин очень любил свою жену
н однажды нечаянно убил ее из пистолета в упор
потом он ее простил
и поставил Аллилуевой памятник
на Новодевичьем кладбище из белого мрамора

но туда сейчас не пускают
1980год

Памяти жертв политических репрессий

Наш расстрел
Везде поспел

Расстреляли яблони и груши
И растрелян был творец Катюши

Подите прочь, уходит в ночь расстрельный
ПроклЯтый наш прицельный баталъен

Расстреливали в парках и садах
В лесах в степях в деревнях городах
Все расстреляли кто умел стрелять
Кремлёвская поганистая ****ь

Вновь успешный менеджер Сталин
Расстрелял всех, кого только мог
Но пинать мы людей не устали
Трудимся не покладая ног

Снова менеджер успешный
Остается безутешный
Берия такая ****ь
Всех не может расстрелять

Вновь поет страна едва живая-
Сталин наша слава боевая

© Copyright: Кедров-Челищев, 2012

К ТАЛИИ ПРИТАЛЕНА
ПОРТУПЕЯ СТАЛИНА
А К СПИНЕ ПРИЛИПЛЕНА
ПОРТУПЕЯ ГИТЛЕРА

Автобиография март 1953

Над ветром с Запада довлеет ветр с Востока
У Сталина дыхание Чейнз-Стока
И у меня прерывисто дыханье
Над партою двух грудок колыханье

Приподнят фартук с крылышками сбоку
А ветер с Запада уже летит к Востоку
Вот тётушка вернулась из концлагеря
Из пионерского и я вернулся лагеря

А в лагере сказали:"Ты еврей!"
Для всех евреев хватит лагерей
Так трудно дворянином быть по маме
Но всё это конечно между нами

То Бериевшина, а не Ежовщина
На улицах сплошная понажовщина
А утром в школу открываю двери я
И слышу: "Берия выходит из доверия"


Ещё сказали он шпион английский
А девочка за партой близко-близко
Учитель наш с указкою над картой
Как хорошо, что девочка за партой!

С уважением
Konstantin Kedrov

ЕЛЕНА КАЦЮБА




…………………….. Елена Кацюба…………………………….

Льюис Кэрролл, фотограф

Ветер - дилинь-дилинь
голову запрокинь -
гусеница падает прямо в кадр
опережая тень
Птица - ти-ви - ти-ви
Пульт завладел рукой,
кнопка на палец нажала
нежится гусеница в пене сериала
Отправлю ее на Discovery
пускай оставит след в истории
Стальные гусеницы в кадре
на поле битвы Александра
парадоксальны не более
чем чайная партия Кэрролла и Набокова
на шахматном поле
«Математика - простейший способ
водить себя за нос», -
сказал Эйнштейн
но открыл это Кэрролл Льюис
вывел формулы за пределы английского парка
Логика - явление того же порядка
1 + 1 = нуль
Чайник сказал:
«Буль-буль, Джордж Буль!» -
и заклокотал от смеха
Следствие - всего лишь повод для причины
Алиса и прочие девочки -
переменные величины
но в мире величин переменных
фотопластинки нетленны
Фокусное расстояние изменяется в зеркалах
гусеница
дрожа спинными ресницами
исследует линии на юных телах
Перед камерой девочки -
что стрекозы или цветы,
свободны, легки - но
для фотографа согласие родителей
о-бя-за-тель-но
Впрочем, его карандаш своеволен
рис(к)ует забираясь под платье
Рисунки и снимки -
плоды бесплотных объятий
но не для Кэрролловых братьев
Братья не-кролики
костер во дворике
разведут
спляшут у всех на виду
Твидлди и Твидлду
остальное продадут
Гусеница в кадре раскроется мотыльком
Пепельный ком
костра
шевелится серой розой
Цифровые стрекозы
иксами неведомых уравнений
на авиасалоны будущих поколений
улетят
Столько зеркал и зеркалок сменила Алиса
что вся растворилась в магнитных дисках
Нажми play
и среди фото-матемаГических аллей
в кадре окажешься

пREDзимье
наCOLDовала осень холод
и птицы гнезд не view'т
а смотрят в небо
пуSKY летит за KRY небес
печаль надSADным криком
От WAS GLASS'ов
стекло воды живое
растрескалось в заLIVE
На черном оBLACK'е
заката BURN'ого ожог
Уже ночной пляSUN SET'ями ловит звезды
стареющего GOD'а
и LIPнет красный лист к губам

Собачий холод
поGODы бог…
DOG dam it!


Памятник
слову «памятник»
(анагриф)
Я
МАЯК
МАНТИЯ
времени

МЯКИНА
довольства

МАНИЯ
величия

МАЯТНИК
истории

КАМНИ
протеста

ТАНКИ
власти

ЯМА
ПАМЯТИ -
ПАМЯТНИК


Чаепитие в саду
ЧрезвыЧАЙное происществие,
удивительный слуЧАЙ -
встреЧАЙтесь в саду!
ЧАЙная роза, каЧАЯ лепестками,
приглашет:
- ОбуЧАЮ ЧАЙной церемонии!
ВенЧАЕМ красоту и аромат.
РуЧАЮсь за качество, не скуЧАЙте!
Уже не ЧАЕМ попробовать, но…
не хватает ЧАЙшек!
- Лилия, выруЧАЙ!
Вот так неЧАЯнный купаж
высоЧАЙшего качества:
роза и лилия - лилиерозовый ЧАЙ.
Не часто такое приклюЧАЕтся,
отЧАЯнно вкусно!
Небо нам - синий чайник,
чайки - белые чаинки.


Язычные сады
Сад итальянского языка подобен райскому
каждое дерево мужчина - Адам
каждый плод женщина - Ева
melagrano - гранат, melagrana - граната
pero - груш, pera - груша
amareno - вишнь, amarena - вишня
mandorlo - миндаль, mandorla - миндалина
melo - яблонь, mela - яблока
В садах русского языка
от мужчин происходят мужчины
от женщин женщины
гранат - гранат
груша - груша
вишня - вишня
миндаль - миндаль
только от яблони -
нечто среднего рода - яблоко
Впрочем немецкий мужской Apfelbaum
произвел себе подобный Apfel
В англоязычных садах все - it
итого - полная бесполость
Алхимик
Свинец непроницаем для радиации
но силы вошли в СВИНЕЦ
как бесы вошли в СВИНЕЙ
С ВИНОЙ ветхой
С ВИНОМ новым
С ВИДОМ неведомым
С АИДОМ античным
с криком - ДАЙ ДОМ -
РАЙ ДАМ
Рай - всем нам дом, Он лозой пророс
Золото лоз - это свет
Нет земного золота в свете
но от золы лоз этих
все золото на земле
Две тропы ведут из рая
это плоть и путь
Первая:
РАЙ-РОЙ-ПОЙ-ПОЛ-ЗОЛ
Вторая:
РАЙ-ДАЙ-ДАО-ДНО-ОНО-ОКО
Так скажи раю «прощай» и превращай
ЗОЛ ОКО
в
ЗОЛОТО

Дневник ангела
Орос - танро - нидегор
флабель - дугрида - амбур
ничель - вестатор - фемель
гладуль - нивека - саум
Заповедь - орос
догма - танро
практика - ничель
дугрида - амбур
вестатор - мизинец
флабель - число
саум - зеленая точка
нивека - ладонь
саум нивека - сиреневый крест
Гладуль - двойная волнистая линия
между амбур и дугрида
Недегор отменяет заповедь
опровергает догму
пересчитывает число
Но - сопрягает сиреневый крест
и зеленую точку
Вестатор и нивека в принципе
величины постоянные
хотя флабель
периодически меняет
смысловое число
поэтому
двойная волнистая линия
должна
постоянно преодолевать гладуль
посредством ороса и танро

Инженер воды
Гидросфера занимает 71 %
поверхности Земли
1.
Инженер ВОДЫ
планет ХОДЫ сверил
светил ХОРЫ озвучил
пробурил НОРЫ черных дыр
2.
Инженер ВОДЫ
свел к нулю ГОДЫ
пустил по небу ГОРЫ облаков
льдом покрыл ГОРБ горы
утвердил ГЕРБ солнца
115
3.
Инженер ВОДЫ
пролистал ВЕДЫ морей
раскрыл ВЕНЫ рек
уравновесил ВЕСЫ равнин
известил грады и ВЕСИ
расставил ВЕХИ времен
4.
Инженер ВОДЫ
РОДЫ луны принял
скрепил РУДЫ в утробе земли
магму в гРУДИ разжег
деревьев РУКИ ввысь простер
бабочки, ЖУКИ, птицы
от ЖУТИ мрака
к СУТИ света летят

ИСИОСИАДА
(Война лис и ос)
Сократ и Фирдоуси

Море-плакса лису од - рифму сонат - сверит,
а рту - розу ядов.
В осе лира, в токе ладони нет сил,
гол и мят Сократ силами лун, а время ввертел,
себе не лис в нору.
Лире века там оса бредила
ропоты вихря у Руссо. Мал сил ад.
Да,
минор, ты - сила, но льдов Азия.
О, алтари плача - небес дороги!
Нас в осе бесил гул -
вот юла, смотри, и грома сила,
а Тибр осу бесил.
Рок на воске - дни Рима,
мор гадали и через олово, но и парка - что плела?
И не тем, увы, мечту жен веем за торг,
а те в стон. И вечно в зубе нам оса.
Себе нежил будни я, а в Иштар будим окно в звон.
Нет, осы ли соты - дом Осириса?
И нет кода. Сон осам - лис. А нам утро венков,
у медового Бенареса.
Окно тень через оросил лев зари -
солист сил ос.

(Обратный текст)

Тире в стан ос ум Фирдоуси ласкал, пером
водя узор утра.
Лис тени, но далеко. Твари лесов
лет рев в яме рванули. Мал и стар костями лог,
урон в силе небес.
А лидер басом атаке верил:
дал ислам ос суру - яр Хивы топор,
ад.
«Я и заводь лон, а лисы - трон им,
иго - род себе», - начал пират Лао.
Луг лисе - бесов сан,
а лисам - оргии ртом салютов.
Лисе - бус орбита,
а мир - индексов анкор.
Алел пот - чакра пионов, о лозе речи и лада гром.
Грота змеев не жутче мы в уме тени,
а сома небу звонче вин от света.
Но в звонком: «Иду, брат Шива!» - я Инду ближе небес.
А с ирисом оды - то силы сотен.
В окне вор тумана сил - масон, осадок тени,
а сера не бог - овод ему.
И развел лис о розе речь не тонко -
лис-ментор оборотнем сил
г Москва
НИКОЛАЙ ЕРЁМИН




……………………….. Николай Ерёмин…………………………

***
Моя поэзия первична,
Лирична, фантасмагорична,
Мистична и футуристична,
Архетипично-архаична,
Космична и проблематична,
Комична и, увы, трагична,
Божественна и демонична…
А тот, кто думает не так,
Тот не такой уж и дурак,
Поскольку не успел прочесть,
О чём моя Благая весть…
Знать, и восторг в его груди
И удивленье - впереди!
2019

САКРАМЕНТАЛЬНОЕ
«Паустовский знал о жизни что-то самое главное»
Кедров-Челищев
***
Я был сакральным…Был ментальным…
И вот я стал сакраментальным…
Помилуй, Боже, и спаси
Единственного на Руси,

Кто и не курит и не пьёт
И, если скажет, - не соврёт,
Когда безмолвствует народ…
2019
ХАРИЗМА

Такая у меня харизма.

Я, - пережиток реализма,

Кубизма, абстракционизма,

Капитализма, коммунизма,

Безбожия и сволочизма,

Абсурда и идиотизма,—

Всё думаю: Ккак дальше быть?

Ещё чего бы пережить?
МИЛЛИОН КРАСНЫХ РОЗ

Я продавал цветы, подаренные мне,
Чтоб выбраться из нищеты, - когда-то -
По тысяче за штуку...Жизнь в цене!
О, Муза, ты ни в чём не виновата...
Недаром я - Спасибо! - произнёс
За миллион прекрасных красных роз...

СКАЗОЧНОЕ ДЕДСТВО
Поэта Сергея Тимофеевича ПРОХОРОВА

Серёже 80 скоро...
И он, поэт и мой сосед,
Впадая в детство - или в дедство? -
Купил себе велосипед...
И мчится - просто чудеса! -
Куда хотят три колеса
И электрический мотор -
В Сибирский сказочный простор...
Где знает Муза, что к чему...
И я завидую ему..

***

От никотина и от алкоголя

Я отказался... А она мне вновь:

— Давай с тобой за дружбу выпьем, Коля!

А если хочешь, то и за любовь... -

И, улыбаясь, пристально глядит,

И сигаретой на меня дымит...

ОТРАВА

- Как жизнь темна! Послушай, право,

Не пей до дна. на дне — отрава… -

Но ты демонстративно пьёшь,

Чтоб знать, где правда, а где ложь...


***

Тень облака скользнула по земле —

И на моём лице остановилась...
И я подумал о добре и зле,

В которых Божий гнев и Божья милость,
И понял, провожая ночь и день,

Что я — не я, а только Божья тень...



***

Опять зовёшь, не ведая вины,

Един — в любви, и в вере, и в надежде —
О Боже! Все слова твои ясны,

А все дела таинственны, как прежде...

***

Я себе не отдавал отчёта:

Обвиняя Бога, славил чёрта,

То есть делал всё наоборот...

Кажется, одумался, и вот,

Как фанатик, громко и упёрто

Славлю Бога, проклиная чёрта...

То есть всё, пока в душе отрада,

Делаю, мне кажется, как надо.

***

Опять звонил отец умерший

И грустно в трубку упрекал:

— Зашёл бы, что ли, мать утешил

И с нами переночевал!

И слышал я, как вторит мать:

— Да, только переночевать!
***

Неужто, встретив новую зарю,

Привычно отпустив на волю душу,

Я в зеркало однажды посмотрю —

И никого за ним не обнаружу?

ВДОГОНКУ поэту Анатолию ТРЕТЬЯКОВУ

От Попова и Ерёмина
Отделился Третьяков:
Тело в землю захоронено…
А душа - меж облаков…
Друг сердечный, полон сил,
Анатолий так шутил:
- Я в застольях третьим был!
От души - и пел, и пил…
Суть фамилии проста:
В ней - и память, и мечта…-
………………………………………
…В небе - радуга - дугой…
Не догнать, не перегнать…
До свиданья, дорогой!
Дай Бог, встретимся опять…
17 мая 2019г
 
***
Жизнь зависит от гулянки -
Вот и веселится улица...
Смерть зависит от цыганки,
Предсказавшей то, что сбудется...
Вслед за табором народ,
Пьян, по улице идёт...
И цыганка мне опять
Предлагает погадать...
Ручку ей позолотить...
...Соглашаюсь, так и быть!

ПОРТРЕТ МУЗЫ

Левый глаз -
Безуминка.
Правый глаз -
Изюминка...
И - не видимый для вас -
Посредине
Третий глаз.
2019

В РОССИИ ПРАЗДНИК
Константину КЕДРОВУ-ЧЕЛИЩЕВУ
Инициатор праздника в России
Напоминает мне анфас Мессии...
А в профиль вновь, увы, напоминает
О тех, кто всё на свете понимает
И
муки
принимает
на
кресте
в космической
бессмертной высоте

***
В часовенке больничной - трали-вали -
Сегодня мы Петрова отпевали…
Отмучился, бедняга, отстрадал…
Я глянул на него - и зарыдал…
Припомнив, как пространство между нами
И время - поменяли нас местами…

ОДНОГЛАЗЫЙ ИМПЕРАТОР

Император воскликнул не раз:
- Миру - мир! Риму - Рим! - Пару фраз...
- А тому, кто пойдёт против нас,
Будем бить мы не в бровь каждый раз...
Не случайно я есть одноглаз.
Жизнь и смерть хороши!
А сейчас - Пиру пир!
Я приветствую вас!

ЭПИГРАММА

Нет! Сравнивать себя ни с Достоевским,
Ни с Пушкиным... Я не хочу...Бог с ним...
Наполненный бесценным смыслом дерзким,
Талант живых и мёртвых несравним!

ПОРТРЕТ
Из романа «Прощай, спиртное!»

- Я алкал... Я блудил...Заблудился...
Пробудился - и с носом остался...
И теперь у меня «Красный Нос» -
Кличка, летом, увы, и в мороз...

***
В тебе - смесь лунного сребра
И солнечного злата
Была, казалось мне, вчера
Любовию чревата...
А нынче - зависть и корысть:
Всем людям глотки перегрызть
Или в себя влюбить?
Нет! Нет! Не может быть...

***
Всё труднее из царства Морфея
Проникать в государство Орфея...
И, пропев о любви, - безотрадно
Одному возвращаться обратно...
Продолжая, судьбе супротив,
Сочетать и слова, и мотив...

НА СОЛНЕЧНОЙ СТОРОНЕ

Тогда по своему хотенью
Вдруг стала ты моей судьбой...
Сравнимой разве только с тенью,
И я - меж солнцем и тобой -
Готов дорогою любой
Идти, покуда ты со мной...
Чтоб отдохнуть у родника,
Ах, над которым - облака...
И тени - от земных забот
Бегущие за горизонт...
***
Неужели я умру?
Неужели станет прахом
Всё, что раньше на ветру
Страстно билось под рубахой?
Мёрз во льдах...Горел в огне...
Словом был и делом занят...
Неужели всё во мне
Лучшее - бесследно канет?
А ведь были по плечу -
И дворец, и хата с краю...
Доже думать не хочу...
Не хочу - а догораю...
Ангел или сатана?
У вопроса нет ответа,
Драгоценная жена
Хочет сжить меня со света...
И шепчу я, догорая:
- Образумься, дорогая...
КАМЕРТОН
Монолог поэта Агапия

- Интересная это профессия:
Взять камертон
И настроить рояль или пианино…
Струны которого
Ослабли
И стали фальшивить…
Да…
Если вас попросил об том
Владелец инструмента -
Он похвалит
И ещё заплатит
За проделанную работу…
У пианистов - так…
А у поэтов
Иначе!
Поэт
Никогда
Никого не попросит…
Только попробуйте сунуться к нему
Со своим
Камертоном,
Чтобы исправить
Явные неблагозвучия
На стыках слов…
- Нет!
Я так слышу, - скажет он.
- Это - моё! -
Хорошо ещё,
Если вежливо…
А ведь может и нагрубить…
Так что желаю вам,
Наивные владельцы поэтических камертонов
И абсолютного музыкального слуха:
- Не надо!
Пусть остаётся всё так, как есть,
Как говорится, - от Бога…
Вот попросит,
Тогда другое дело…
Только, если попросит
И пообещает
Хорошо заплатить за услугу…
Не стесняйтесь.
Над вами
И над всеми,
Кому на ухо медведь наступил,
Давно уже дует
«октябрь ветрами,
как дуют при капитализме»
(В.В.Маяковский: - Хорошо!)
И да поможет вам камертон ваш…
Успеха
И удачи!

РАСКОЛЬНИКОВИАДА
Баллада о

Раскольников служил в ПЕН-центре -
И с тех, кто не был бос и гол,
Как Босс, всегда имел проценты
За то, что не сажал на кол…
А тем, кто затевал раскол,
Вручал прикольный протокол -
И членство в ПЕНе прекращал,
И на свободу отпущал…
И на Процентщице акцент
Он сделал - славный был момент! -
Хоть Там - не много и не мало -
Старушка и не состояла…
Мораль: - Увы, защитник прав
Морально явно был не прав…
А почему? Да потому,
Что так положено ему
По нраву и по кочану…
ДУЭТ - ПРОЗАИК и ПОЭТ
- ИЛИ, ИЛИ ЛАМА САВАХФАНИ! цитата из Пс 21:2
новая сибирская ссылка
Popov
Кому: Николай Ерёмин

Сегодня, 19:04
Добавить категорию письма
«Срочное»

Popov, запев:
- Приходите к нам в Содом.
Обустраивайтесь в нём.
 
Ерёмин, припев:
 
- Мы с Гоморрой здесь живём
И с вас денег не возьмём...
Лишь запишем вас в ПЕН-клуб,
Возведя в квадрат и в куб...
Чтобы с музами дружить
И любовью дорожить...
Приходите!
Или - ждём...
Или
Сами к вам придём!
Николай ЕРЁМИН июнь 2019 КРАСНОЯРСК(СОДОМ)- МОСКВА(ГОМОРРА)

РИФМЫ
Поэт рифмует Этот и Тот свет
Усердно, ради званий и наград…
Но лживым рифмам оправданья нет…
Он снимет маску перед входом в Ад -
И критик на поминках, всех уча,
Пред Богом оправдает рифмача…

ШТАМПЫ

Меня твои стихи не убедили!
Мы эти штампы в школе проходили…
Мне жаль, что заштампована душа
Твоя…Да и моя - не хороша -
Живёт себе, не ведая вины
Вдали от красоты и новизны…

СИМВОЛИКА ПРОШЛОГО ВЕКА

«Красный пахарь на красном коне» -
Снова эта картина в цене…
И, завышенным ценам не рад,
Всё бесценнее «Чёрный квадрат»
И всё тише кричит, пролетая:
- Ах! - Ахматовой «Белая стая»…

СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА

Социальная защита
Переходит в нападение:
Всё, что было - шито-крыто:
Ноль вниманья, фунт презрения…
Льготу - жить, мечты ценя,
Отнимает у меня…
И - семь бед, один ответ -
Дарит мне бронежилет…

***
Что ты делаешь, Отче,
Боже, глянь, что со мной?
Руки стали короче…
Ноги стали короче…
Путь - дневной и ночной -
За и передо мной…
…………………………………
Но длиннее стали - дрожь по коже -
Выдох-вдох у входа в вешний сад…
И дневных берёзовых серёжек,
И ночных сиреней - аромат…
Тленный вдох и вдохновенный выдох…
- Ах!- и - Ох!- во всех цветущих видах…

ВСЕМ, КТО МУЗАМ ЛЮБ,
И президенту русского ПЕН-ЦЕНТРА Евг. А. ПОПОВУ
Петь хочу не в Пенсильвании,
Я - не Байрон, я другой -
А в российском ПЕН-сиянии
Вместе с Музой дорогой…
Где бы нас без лишних слов
Президент Евг.А.Попов
Защитил, на всё готов,
От бандитов и воров,
Если будет что не так…
Знаю, он - большой мастак!
Неспроста среди измен
И интриг - я, ПЕНА член,
Защитить хочу его,
Сам не знаю, от кого…
О, Москва невинная!
Улица Неглинная…
Кто стихам и музам люб,
Заходите к нам, в ПЕН-клуб!
(ул. Неглинная д.18/1, стр.2)
Николай ЕРЁМИН, World Association of Writers
PEN International Russian PEN Centre
Membership card №590

4-е ИЗМЕРЕНИЕ
Константину КЕДРОВУ-ЧЕЛИЩЕВУ
Бог-отец, Бог-сын, Бог-дух святой-
Троица в небесной темноте…
Погоди! Не уходи, постой!
Глянь - Христос - 4-й - на кресте…

***
Объективная реальность -
И во мне, и вне…
Субъективная банальность
Вечности - во сне…
Жизнь моя - в угоду Богу
Каждый вдох и слог -
От пролога к эпилогу
Длится между строк…

***
Ах, это было так давно,
В далёком далеке!
Пицунда - пицца и вино…
И ночь на Маяке…
Тогда русалки по волнам,
Дельфины плыли к нам…
Во сне… Как мы сейчас вдвоём
Увы, от них плывём…

***
Почему сегодня мне на горе
Нет тебя в весеннем птичьем хоре?
Не вернулась, нет, не прилетела
Ты… А так ведь этого хотела!

***
Я причастен был весне,
Лету, осени, зиме…
А теперь во мне - весна,
На двоих - одна вина…
И стакан вина, и вновь,
На двоих - одна любовь…

***
Я слышу ласковый мотив…
Я чувствую императив:
Увы, - забыться и заснуть…
И всё же, продолжая путь,
Иду, пропитанный слезами…
И сплю, с открытыми глазами…

***
Не вытесняй меня, пространство,
Пока, у времени в плену,
Я вновь - слуга непостоянства -
Влюблён в черёмуху-весну…
Нам вместе горе - не беда.
Вот кончится любовь, -
Тогда…
Сонет из романа «Прощай, спиртное!»
***
- Хорошо сидеть за столиком
И хвалиться нотр-дамам,
Что не стал я алкоголиком
И тем паче - наркоманом!
И что было мне слабо
Стать Бодлером и Рембо...
Иль хотя бы - Беранже...
Но не хочется уже...
Потому что - смел, удал -
Я самим собою стал...
Хоть кого вокруг спроси,
Всем известен на Руси
Я - Ерёмин Николай…
Угощаю! Наливай...
2019

***
- О чём печалишься, поэт?
Не получается сонет?
- Так брось его! И для души,
Что пишется, то и пиши...-
..................................................
Но
Он
Хранит печальный вид -
И ничего не говорит...

***
- Я расставил все точки над Ё,
Превратив бытие в бытиё...
Обновил и жильё, и житьё...
Чтоб потом прошептать:
- Ё-моё!

***
- Поэзия - повсюду и во всём...
В стихах - стихия: Ах, борьба со злом...
Где солнцелунно сны освещены
По воле красоты и новизны...

***
- Поэтесса поэта полюбила за то,
Что он пишет «про это»,
Как не пишет никто...
И, поняв, что к чему,
Подражает ему...

***
- Стихи - наговор на себя.
Такая поэта судьба:
И ей суждено - Вздор? Не вздор? -
Исполнить его приговор.

***
- Вчера я вновь - на грани выживания -
Боролся за своё существование...
Проснулся - Боже мой, какая рань!
Болит в груди невидимая грань...

***
- Ах, зачем я набрался вчера?
И родню растревожил с утра?
Ах, зачем, почему - если честно,
Мне про это совсем неизвестно...

***
- Где сегодня мне было бы лучше, чем здесь,
Одному?
Но не знаю, Бог весть, отчего
Никого нет со мной? Почему?
Жизнь куда-то идёт стороной...
Разве может быть хуже, чем здесь?
В одиночестве - пить, ах,
И есть?

***
- И царь с царицей, и царевна,
И царедворцы - отчего?
Все говорят одновременно!
Никто не слышит никого!
О, катавасия времён -
С рожденья и до похорон...

***
- Все друзья - поэтизировано,
А враги - политизировано -
Так и лезут на рожон
От любовниц и от жён...
Где война... И смерть одна...
Вот те на! А на хрена?

РЕЗЮМЕ

- Недоумок недоумевает,
Между тем, как мудрствует мудрец...
А во мне - умерший - воскресает
Свят - Бог-сын, Бог-дух и Бог отец...

Занимательное литературоведение
РЕСТАВРАЦИЯ СТИХОТВОРЕНИЯ
Васисуалия Лоханкина по роману ЗОЛОТОЙ ТЕЛЁНОК

- Ты самка, Варвара,
Ты публичная девка!
Волчица ты,
Тебя я презираю.
К любовнику уходишь от меня.
К Птибурдукову от меня уходишь.
К ничтожному Птибурдукову нынче ты, мерзкая, уходишь от меня.
Так вот к кому ты от меня уходишь!
Ты похоти предаться хочешь с ним,
Волчица старая и мерзкая притом.

Первоисточник:
Илья Ильф, Евгений Петров Золотой телёнок
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/quote/409541-zolotoj-telenok-ilya-ilf-evgenij-petrov

НАД КНИГОЙ Алан Уотс О ТАБУ
Владимир Рыжков:
- Ты многое пошлёшь в трубу,
Читая книгу о табу.
Я:
- ТАБУ - от слова табуретка -
Оно встречается не редко.
На табуретках  сидя, мал,
Я книжек много прочитал...
Теперь же, их читаю если,
То на диване или в кресле.
И что мне давние ТАБУ?
Я их давно видал в гробу...

НАД КНИГОЙ Черчвард Джеймс ДЕТИ МУ
Владимир Рыжков:
- Поэты, говорят, не без грехов…
О детях МУ ты не писал стихов.
 
Я:
- Эх, в детстве прочитать бы ДЕТИ МУ!
Всё в моей жизни было б по уму...
А нынче я читаю ДЕТИ РА -
И думаю: - Пора, мой друг, пора!
***
Совсем легко сойти с ума…
По майским сходням
в глубь -
Эх, ма!-
Русалкой стать, в угоду маю…
Я эти страсти - понимаю
Мордасти - но не принимаю,
Увы, красивых поэтесс:
Стать невидимкой - не прогресс…
По мне таинственный процесс:
Когда внезапно Афродита
Рождается из пены волн…
И я, взаимной страсти полн,
Двух чаек лепету внимаю…
И Афродиту обнимаю,
Во сне пришедшую
ко мне
Дорожкой
Лунной
по волне…
***
Он мне сказал, но под большим секретом:
- Я перестал считать себя поэтом…
Поскольку никакого смысла нет
Доказывать всю жизнь, что ты - поэт…
И год за годом книги издавать,
Когда никто не хочет их читать…
Ни покупать…Ни даже даром брать! -
Он так сказал, и это не секрет…
Увы, его уже на свете нет…
Но книги…До сих пор живут
- Привет! - И излучают тихий
Вечный свет…

***
Я был в тебя без памяти влюблён...
.........................................
Так помоги ж понять,
Где - явь,
Где - сон!

***
Хотел погостить - и остаться
Навеки...Но умер мой друг...
Всё больше пустого пространства
И в сердце моём, и вокруг...

ПОРТРЕТ
Парень - жлоб, да внешность хороша:
Умный лоб, широкая душа...
Взор - во власти солнечной зари...
Мир контрастен, что ни говори...

О КНИГЕ Кручёных А.
К ИСТОРИИ РУССКОГО ФУТУРИЗМА

Владимир Рыжков:
- Когда-то новоиспечённых
К футуру приобщал Кручёных...

Я:
- А нынче - не без чудаков -
Их приобщает В. Рыжков!

ВЕЧНЫЙ СВЕТ

- Ерёмин - талант.
Кто этого не знает,
пусть теперь знает.
е.п.
***
Е.П. сказал, что у меня талант,
И наградил путёвкой в Таиланд...
Где мне Талант - награда по плечу -
Твердит:
- Я возвращаться не хочу!
Там,
Без таланта, -
Господи, спаси! -
Незнайки торжествуют на Руси...

***
Зачем поэзия нужна?
Затем, чтоб выразить словами,
Как ты красива и нежна...
И что творится между нами,
Когда мы вместе - под Луной
Или под Солнцем, Ангел мой...

3 КОНТРАМАРКИ
«Тому, кто первым молвит: - Лю...»
Сергей Сутулов-Катеринич
1.
Я всех влюблённых понимаю!
И сам плыву - от марта к маю...
И дальше - Ах, по воле волн...-
Не ведая, в кого влюблён...
2.
«Казбек, Эльбрус, Парнас... Белуха...»
Сергей Сутулов-Катеринич
Каз-бек...
Эль-брус...

Пар-нас...
Открылись
Вдруг
Для нас...
И горы-великаны:
Белуха и Саяны...
Поэзия + проза =
Метаметаморфоза...
3.
Откуда нынче пенье?
Чья песня? Ай-лю-ли:
И страсть, и вдохновенье
От неба - до земли...
Сутулов-Катеринич -
СтаврОпольский Боян -
Поёт, как Змей-Горыныч,
Любовью обуян...
...В ней - зов мечты заветной -
Запев, припев:
- Сим-сим! -
И я - Кощей Бессмертный -
Петь счастлив рядом с ним...

ПАМЯТИ БОРИСА РЫЖЕГО

Попасть в Свердловск...Нет, в Екатеринбург, -
Случайно, из эпохи Ренессанса...
Писать стихи, картины...Чтобы вдруг
Впасть в состояние прозрения и транса...
И возвратиться в свой родимый век,
Где ты, поэт, не раб - но человек...

СТАРЫЙ АКТЁР
- Интриганы, интриганки,
Помню, при социализме,
Мы, актёры на Таганке,
Дружно радовались жизни...
Потому что нас Любимов
И лелеял, и любил -
Посреди огня и дыма
Запретителей-бомбил...
Хорошо нам было вместе
В театральном терему!
Выживали честь по чести
Из ума - по одному...
Я - актёр, а вы - поэт?..
В честь прекрасных юных лет
Вот, дарю вам, интриган,
Свой игрушечный наган...
В нём недаром с тех времён
Дремлет боевой патрон...

СТАРЫЙ ПОЭТ
Поэту нельзя ни курить,
Ни пить, ни стихи писать...
По мнению докторов,
Льзя -
Жить, чтоб себя спасать -
И тех вспоминать в пути,
Кого - не вернуть,
Не спасти...

ВИФЛЕЕМСКАЯ НОЧЬ
Отвар ночной травы -
Отрада и отрава...
Волхвы несут дары
Любви... Им - честь и слава!
Несут - и смех, и грех -
Земной дорогой в рай...
Поэт, туда, за всех,
Не медля, вылетай!
Мчись налегке, без груза
Мчись, вдохновенью рад...
Крылат-Пегас и Муза
Позднее прилетят...
Зачем лететь? Ну, вот
Ты и изрёк вопрос...
Знай, что тебя там ждёт
Твой сын - Иисус Христос!
***
Всё тяжелей походы на Парнас...
Всё напряжённей дышит мой Пегас...
Всё медленнее движется за мной
Восторженная Муза, ангел мой...
Какой простор для чувств, очей и уст!
Всё тяжелей подъём...
Труднее спуск...

ЧТО ПОЧЁМ
Евгений ПОПОВ:
- Почём поэзия? - спросил Ерёмин.
Ответ был скромен.
Я:
- А проза здесь почём? - спросил Попов.
Ответ был из ненормативных слов.

***
Всё реже - Моцарт, и всё чаще - Бах,
Увы и ах, - на сердце и губах...
А ведь когда-то, радостно-греховен,
Звал в бесконечность Людвиг ван Бетховен...
Сквозь страх и прах... Вперёд! - Хорош ли, плох,
Всё громче, ах, покуда не оглох...
***
Пьют, рифмуя кровь-любовь - из земли
Нефтяные хмельные короли...
И повсюду - ради жизни - вот те на! -
Продолжается смертельная война...
И, взрываясь, в бездну рушатся миры,
Ах, в Геенну...
В Космос...
В Ад...
В Тартарары...

ГНЕВНЫЕ СЛОВА
Гневные слова - причины бедствия -
Вызывают, ты уж извини,
Далеко идущие последствия...
- Ах! - И возвращаются они...
Чтобы ты сменил свой гнев на милость...
Но, увы, всё в мире изменилось...
Мир не тот...И ты давно не тот
Посреди сомнений и забот...

***
Пьёшь вино, ешь горячую пиццу...
А потом - Что? Зачем? Почему? -
Загоняешь себя в психбольницу
Или, что ещё хуже, - в тюрьму...
Понимая не сразу, не вдруг -
Что творится в душе и вокруг...

***
Я нашёл на Земле свою точку,
Своё место.
Отсюда - ни шагу!
***
- В тебе - Бог-дух, Бог-сын и Бог-отец! -
Сказала Муза мне...- Чего надулся? -
И подтвердила:- Да, ты - молодец! -
Я выслушал её... И улыбнулся...

***
Когда-то у меня мечта
Была: с тобой уплыть!
Теперь моя мечта не та:
Вернуться - и забыть...
Что без тебя уплыть посмел,
Хоть плавать не умел...

***
Жимолость...
Шиповник...
Земляника...
Зацвели опять на радость мне...

АВТОПОРТРЕТ

Износилась одежда...
В лоскуты порвалась...
А о новой - Надежда
Изнасиловалась...
- Кто он? - Слышу вослед,
- Ах, тот самый поэт?
Удивительный вид!
Неспроста знаменит...

***
Неважно - счастье или горе, ах,
Неважно - рок или судьба...
Мы с Богом - в разных категориях,
И с Ним бессмысленна борьба.

ПОЭТ В ЗАКОНЕ
По Ингашу - поэт в законе -
От скорости безумный вид -
На трёхколёсном велогоне
Серёжа Прохоров катит...
Велосипед - его Пегас
Теперь: моторчик - высший класс!
Владеет им лихая страсть:
Впасть в детство так, чтоб не упасть...
И не пропасть под колесом,
Забыв навек, что жизнь есть сон...
И вспомнить все свои грехи -
И написать о них стихи...
А что? Поэт - совсем не дед...
Да здравствует велосипед!

ДАРЫ ЛЮБВИ
Евгений Анатольевич ПОПОВ,
из МОСКВЫ, столицы нашей необъятной родины, сказал:
- ЭТИ СТИХИ
ТРЕБУЕТСЯ ОДОБРИТЬ
И РАЗМНОЖИТЬ ТИПОГРАФСКИМ СПОСОБОМ
НА ХОРОШЕЙ БУМАГЕ С ВИНЬЕТКАМИ.
 
Николай Николаевич ЕРЁМИН,
из города К. стоящего на берегу великой сибирской реки Е. впадающей в Ледовитый океан, ответил так:
- Отношусь я с уважением
К бесконечным размножениям,
Как любой земной поэт...
Если возражений нет...
- Возражать -
Не воз рожать...
Обожаю -
Размножать! -
Заявила, не тая,
Муза милая моя:
- Пусть Попов,
Как ПЕНА спец,
Будет крестный наш отец!
СЕМИДЕСЯТИЛЕТНИЙ КАПИТАН
Капитан сошёл с ума -
И пытался застрелиться…
И его, увы, эх, ма!
Приняла психобольница…
А корабль - овсем забыт
И заброшен, - ржавый вид -
В «Бухте памяти» стоит,
Тайны тайные таит,
Ничего не говорит…

ТРИПТИХ ТРИЕДИНСТВА

Остроумие
Ослоумие
Слабоумие

Добродушие
Слабодушие
Равнодушие

Противодействие
Содействие
Равнодействие

Страница из романа «Прощай, спиртное!»
***
У всех, кто вокруг, -
Алкогольный недуг...
У друга недуг,
У подруги недуг...
Отбились от рук
И подруга, и друг...
Рыдают в обнимку от горестных мук...
И светит Луна
В алкогольную Ночь...
Но
Сон и бессонницу - не превозмочь...
 ***
Дожить до Страшного Суда -
И получить огромный срок?
Чтоб не вернуться никогда
Сюда, где я, увы, не бог...
И вечно жить среди богов...
....................................................
Готова ты?
Я - не готов.

НОСТАЛЬГИЯ ПО ЛЮБВИ
- Эх,
Нам слетать не мешало бы
В край, где поют соловьи!
Смех -
Твои вечные жалобы!
Грех -
Опасенья мои...
- Грех?
Объясни ж - почему
Грохнулся «Боинг» в Крыму?


СОН ВО СНЕ
«Всем от поэта что нибудь да надо»
Константин Кедров-Челищев
Как только родилась
Моя и кота Васи строфа
КАТАВАСИЯ и
КАТАСТРОФА
Тут же
Читатели-почитатели
Выдвинули нас за названия эти
На звание
НАРОДНЫЙ ПОЭТ РОССИИ
ПРЕДТЕЧА МЕССИИ
И дали
Две медали
С чем и поздравила кота
Мурка - Васина мечта
А меня как мастера
Полушутя -полусердито
Одарив фломастером
Жена Маргарита
И сказала
- Пиши дальше
Правдиво
Всем на диво
И без фальши
И попросила
Чтобы Мурка кот Вася и я
Спели ей строфу КАТАВАСИЯ
А затем
КАТАСТРОФУ
И пожалев что не было материального эквивалента
Пожелала
Звание Долго и радостно нести
Туда где шампанское
И Бабаевский шоколад
И добавила
- Пусть ваши звукописи
Никогда не горят!

***
Не случайно это лето
Я провёл без Интернета...
Понял я на склоне лет:
- Интернет, увы - Тот свет!
Он - поверь, коли не лень:
Не отбрасывает тень!
Убедился? Ну, тогда
Возвращайся
В ИНТЕРДА
Здесь нам горе -
Не беда!
Новости.
Сергей ПРОХОРОВ выпустил в свет Июньский номер литературно-художественного журнала "Литкультпривет" Прохоров Сергей <proh194216@yandex.ru>Кому: Николай Ерёмин, Анатолий, Алексей Курганов, Татьяна Викторовна Пантелеева
2.Павел Полуян и я - видео-интервью:
3 По приглашению Евгения Григорьевича ДОБРУХИНА опубликовал на сайте ЕВГРАД книгу «ВИФЛЕЕМСКАЯ НОЧЬ» Цитата: «Приходите в наш город, обустраивайтесь в нем - я надеюсь, вам здесь понравится! Адрес нашего сайта: http://evgrad.ru/

***
Поэтов жизнь и поэтесс -
Диалектический процесс,
Единство противоположностей:
И простоты, увы, и сложностей...
Процесс, которого опять
Без рюмки водки не понять...
Тем более - без коньяка...
- Ну, до свидания?
- Пока!

***
Уходит жизнь - за делом слово...
И чтобы я не позабыл, -
Мне был звонок от Иванова...
От Сидорова - раньше был...
Всё выше колокольный звон...
Всё ближе, всё прикольней он...

Продолжение «СТЕПАНОВИАНЫ»
ПОЭТОГРАД
Адама брат
И Евы генный гений,
В Поэтоград
Провёл меня Евгений...
И напечатал,
Всем другим в пример,
Меня, хоть я пока что не Гомер...
Где неспроста -
у Мэра -
Дыр - бул- щил -
Кручёных - у Степанова - гостил.
В Поэтограде бы
Давно пора
Мне рядом жить, где дружат дети Ра...
Чтоб -
Вроде бренда -
Вредным детям петь:
«Хотеть не вредно!
Вредно -
Не хотеть!»

***
В глазах детей -
И страх, и слякоть:
Безумствуют отец и мать...
В России
Разучились плакать...
В России можно лишь рыдать...
2019
nikolaier@mail.ru пишите
г Красноярск
ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВ




……………….......Евгений Степанов……………..

ЗДЕСЬ
ТО-ТО И ОНО
Век был нахальным малым —
И бездарь процветал.
А Шпаликов по шпалам
Судьбы ушел в астрал.

Ушел, а все ж и в песне
Остался и в кино.
А бездари исчезли.
Вот то-то и оно.

2019
ИВАН-ДУРАК

Не надо мне полцарства
И даже много царств.
Я знаю, что богатство —
Отсутствие богатств.

Я знаю, там, где гроши,
Там до соплей забот.
Не надо этой ноши —
Не каждый унесет.

А надо мне Марфушу,
Что слаще пастилы;
И чтоб не лезли в душу
Бараны и козлы.

А надо мне свободы
На тыщу жизней впрок.
А что мы нищеброды,
Так бедность — не порок.

2019
ЗДЕСЬ
Здесь радости не редки,
Восторг дается даром.
Здесь молодые ветки
Растут на смену старым.

Здесь горестей как грязи,
Не все идет по плану.
Но я ни в коме разе
Трындеть о том не стану.

2019
ЖИТЬ-И-ЛЕТАТЬ

Я не хочу подохнуть, 
Кручусь точь-в-точь волчок.
И рифма, точно похоть,
Хихикая, влечет.
И нимфа снов сосновых
Мне жить и петь велит.
И мир в чудных обновах
По-прежнему велик.
Я не хочу увязнуть
В безделье — не лентяй.
Я стоек не увядшей
Способностью летать.
Летать над неудачей,
Кричащей «кар-кар-кар»,
Летать, как пух гагачий,
А, может быть, Икар.
Летать над вереницей
Случайных колких фраз,
Над сумрачной больницей
И над командой «фас».
Летать над зыбкой кручей
Стрижам-чижам под стать.
О, жизнь, ты круто учишь
Летать.
2019

ВВЫСЬ

За веточку жизни цепляться
Мне стало намного трудней.
И сила смешная, цыплячья
Уходит в фарватере дней.

Что было - прошло, не воротишь,
Что нынче пришло, то пройдет.
Не хочется слушать ворон лишь,
Не хочется видеть пройдох.

Я сам не большой молодчага,
И годы мои пронеслись.
Но хочется - чтобы звучала
Душа, устремленная ввысь.

2019
ПАМЯТИ ДИМЫ
В Люксембургском саду,
В 1991 году,
Дима Савицкий рассказывал мне о своей судьбе,
Судьбе невозвращенца,
Сумевшего стать автором французских издательств.
Прощаясь, он подарил мне телефонную карту,
Обычную парижскую телефонную карту.
Она до сих пор хранится у меня в письменном столе
Как символ того, чего не будет больше никогда.

2019

ЕСЛИ

если бомба
то сексуальная

если взрыв
то страсти

если безумие
то от любви
2019

ЦИВИЛИЗАЦИЯ
Бог создал человека.
Человек создал Бога.
Жизнь продолжается.
2019
Г Москва

МИХАИЛ МЕЛЬНИЧЕНКО




……………. Михаил Мельниченко……………..

КОТЕЛЬНЫЙ ЗАЛ
1.
В котельном зале шумно и темно,
Точнее - тускло, шумно и пространно.
В котельном зале, как в немом кино,
Изольда превращается в Тристана.

Котельный зал не копи Соломона,
его не просто описать строкой,
и не гробница он Тутанхамона,
здесь дух иной…

И воет вентилятор дутьевой,
как будто исхудав от лучевой,
так давней и прошедшею порой
над Волгою стоял бурлацкий вой.

И уголь мельница кромсает,
в горнило, в пекло, в жар бросает,
чтобы в геенне огненной гореть,
и в контуре закрытом пламенеть.

И всё это затем, чтобы тепло
бежало по трубе теплоцентрали.
Об этом где-то вы уже читали…
А мы закончим рифмою - «Дупло».
2.
Котельный зал вам не музейный зал,
не магазинный, не библиотечный,
не просто зал и не базар-вокзал,
а механизм продольно-поперечный.

В котельном зале всевозможных труб
побольше, чем в классическом органе,
там воздух густ и звук довольно груб,
и люди там, как ёжики в тумане.

И всё-таки, да здравствует наш зал -
творец тепла и счастья, и уюта!
Я написал о нём довольно круто:
котельный зал - концертный зал!
ШТРИХИ ЧАЕПИТИЯ
Штрих первый
Струйки чая порхают,
Опускаются вниз,
А вдали замирает
То ли Брамс, то ли Лист.
Штрих второй
Корчится кусочек рафинада,
Умирает он не понарошку
Ты же этой смерти рада,
Добиваешь ложкой крошку.

Скажешь: «Выдумал чего,
Это же придумать надо!»
Я пью чай без ничего,
Мне не надо рафинада.
Штрих третий
Я утопил принцессу Нури
На дне стакана своего.
Она нормальная, в натуре,
И очень даже ничего.

Я бросил сахара принцессе,
Её я ложкой размешал,
Потом испил всю без эксцесса,
И мне никто не помешал.
Штрих четвёртый
(бывший последний)
Из всех принцесс… там Канди, Нури,
Я больше Гиту полюбил.
Ведь у неё поменьше дури
Побольше тонуса и сил.

Ведь у неё букет прелестней
И аромат, и аромат…
Мне с ней гораздо интересней
Не раз, а много раз подряд…

Её касался я губами,
Её засасывал я ртом,
Её я согревал руками,
Глоток глотая за глотком.

Из всех принцесс, признаюсь я вам,
Как признаются лишь врачу,
Не пробовал я только Яву,
А так попробовать хочу.
Штрих пятый
(дополнительный)
Мне снова встретилась принцесса…
О, Ява долго-ждан-ная!..
Она не из того замеса,
Но всё равно - одна семья.

Я - сравнивать уже не в силах -
Её топил, потом любил…
И кровь моя играла в жилах,
Я набирался новых сил.

Видать, я стал принцессоманом,
Без них уже не в силах жить,
Таким изысканным гурманом
Решал: «Топить… иль не топить?»
Штрих шестой
(заключительный?)
Я вновь любил принцессу… Канди,
Любил и в гранулах, и так…
Была б жива Индира Ганди,
Она б сказала мне: «Пошляк!»

Но я же не для интересу,
Ведь я балдею, как в раю.
Я снова полюбил принцессу
Уже высоко-гор-ную.

Мочил принцесс я ежедневно,
Хоть не садист и не маньяк.
Я их мочил благоговейно,
С большой любовью, а не так…

А что в принцесс такой влюблённый,
Видать, я тоже их кровей…
Я с ними удовлетворённый
В высокой прихоти своей.
Штрих седьмой
(последний)
Было несколько Гит,
Все мной были испиты,
Все они из элит,
Все они знамениты.

По принцессам я спец,
И не надо сравнений,
Не пошляк, не подлец,
Не злодей и не гений.

Просто я описал
Чаепитий процессы
И свои показал
Вкусы и интересы.

Вот последний мой штрих
Продолжений… не надо!
А принцессам сей стих
И пиар, и награда.
СОН
А мне приснилось, что бесплатно
Давали водку на разлив…
Все наливали аккуратно,
Никто не пил.

Всё было тихо и спокойно,
Стакан к руке прирос.
Толпа вела себя достойно,
Все ждали тост.

И я сказал: «На дармовщину
Не будем пить.
Ведь мы не нищие, мужчины,
И нам ли ныть?

Все думали: раз на халявку,
То мы взахлёб.
Несём обратно водку в лавку!
Ну её в гроб!»

Меня, я видел, понимали,
И лица стали так умны.
Все подходили и сдавали
Обратно с водкой стаканы.
КРАЙ
Прокатиться в метро от Дудинки до Тикси,
А потом на такси закатиться на Диксон,
Где не ведая лени, не требуя денег за труд,
Меж домов-небоскрёбов эвенки оленей пасут...
И куда бы ни вывела жизни кривая,
Я в себя не поверю - без тайги и травы -
Подарите мне глобус Красноярского края,
Где внизу у подставки - столица Тувы!
* * *
Люблю капусту я, но странною любовью,
Желудком больше чем душой.
Люблю с укропом и с морковью,
Люблю варёной и сырой.

Люблю, когда она в салате,
Люблю, когда она во щах,
Люблю тушёную в томате...
И на десерт и натощак.

Люблю с изюмом, с арахисом,
С брусничкой, с яблочком люблю.
Люблю солёную с анисом
И несолёную люблю.

Да, я люблю, за что не знаю сам.
Видать за вкус отъявленный и резкий.
Живу с любовью к кочанам
И кочерыжечным обрезкам.

Иной не признаю закуски,
Всегда капусту достаю.
Люблю её как всякий русский.
Я только куриц не люблю.

МОНОРИФМОВАНЫЙ СОНЕТ
Каждый, пишущий стихи,
считает, что он пишет стихи
лучше, чем другой, пишущий стихи,
считающий, что лучше пишет стихи.

А третий, тоже пишущий стихи,
считает, что его стихи
гораздо лучше, чем их стихи.
А те двое эти стихи

вовсе не считают за стихи.
Вот Вам, товарищи, стихи
про тех, кто пишет стихи.

И если Вы скажете - это не стихи,
то Вы плохо знаете, ЧТО есть стихи,
поскольку, это все-таки, стихи!
* * *
Головы мужчин лысеют снаружи.
Головы женщин лысеют снутри.
Я это дело обнаружил
Совсем недавно, тому дня три.

В стекле я видел свой череп лысый
И слышал речи жены своей.
В стекле, я видел, блуждали мысли,
Но нету мысли меж тех речей.

Мужчина лысый наденет кепку.
Парик наденет, в конце концов,
А как сокроешь надежно, крепко
Залысины своих мозгов?
* * *
«Лошадей не берут в космонавты» -
так монгольская мудрость гласит,
а в Сибири у нас - алконавты
и алкаш с алкашом говорит...

Мы с Монголией, вроде, соседи -
там ведь тоже почти что Сибирь,
там верблюды, здесь больше медведи,
всё одно - необъятная ширь!

Здесь собаки, всё более - лайки,
этих в космос, понятно, берут,
и известно нам всем без утайки
то, что лайки - те - первые тут.

Людям путь ведь они проложили,
ну, а лошади, те - на земле,
чтобы лошади в космосе были -
не увидишь такое во сне…

А в Сибири и присно, и ныне…
ну-ка, шурин, по пятой налей,
и подымем мы тост, и задвинем,
ну, за космос, собак, лошадей!
* * *
И на чём мне ездить, братцы?
Столько транспорта, смотри…
Я мечтал о пепелаце,
с гравицапою внутри.

Что мне двигатель бензинный,
нужно квантовый создать,
не стиралась чтоб резина,
чтобы посуху летать.

Вот такое превосходство,
интернет поди, спроси…
Кто откроет производство
гравицапов на Руси?

И на жизнь одной машины
будет нам вполне хватать,
чтобы шины и резины
не качать и не менять.

А с авто одна зараза
от бензина и свинца…
Вместе скажем «Ку» три раза
вот такая кин-дза-дза!
* * *
В нашем доме окна настичь,
комната залита светом,
Афанасий Афанасьич
приходил к тебе с приветом.

Он пораскрывал оконца,
он явился очень рано,
рассказал, что встало солнце,
что пора вставать с дивана.

Что явилась солнца масса,
что земля затрепетала,
от такого солнцепляса
заторчало дня начало.
* * *
Что вы спорите, как Гераклит
с Демокритом?
Мир давно уж открыт,
все законы открыты.

Остаётся открыть
не закон, а бутылку.
Споры все прекратить,
взять же рюмку и вилку.
* * *
1.
Она работала лифтёром,
Она ходила по домам.
Не полотёром, не монтёром,
Была лифтёром тут и там.

Она работала лифтёром,
Ей повезло? Не повезло?
Могла актёром быть, суфлёром,
Была лифтёром, всем на зло.

Могла минёром стать, сапёром,
Могла тапёром, ревизором…
Но стала, всё-таки, лифтёром,
А не каким-нибудь жонглёром.

И так, она была лифтёром,
Уже подряд, который год,
Не комбайнёром, не вахтёром -
Лифтёром знал её народ.

А ведь могла же стать шахтёром,
Могла стране угля давать.
А стала, всё-таки, лифтёром,
Да, стала лифтом управлять…

2.

Могла стать даже… каскадёром
И режиссёром! Так же - нет!
Взяла и стала вдруг лифтёром,
И так и есть им много лет.

Могла же, так же, стать шофёром
И на машине рассекать!
Или, к примеру, стать гравёром
И всех узором удивлять.

Или в газете быть собкором
И репортажи сочинять,
Или домушником быть, вором
И по квартирам воровать.

Или б руководила б хором,
Учила б песни распевать!
Или хвосты крутить коровам,
Пасти коров и выпасать…

Она ж работала лифтёром,
И больше нечего сказать.
Сижу я в лифте, час который,
И сочиняю гимн лифтёрам.

ДВЕ БАЛЛАДЫ ИЗ ФРАНСУА ВИЙОНА
1. СОСТЯЗАНИЕ В БЛУА
От жажды возле крана издыхаю.
У телевизора от скуки исхожу.
Пешком троллейбус обгоняю.
В деньгах я ничего не нахожу
И в гости сам к себе хожу.
А из людей приятнее мне тот,
Кто только похмеляется, не пьёт.
Мне в цирке и кино неинтересно.
Мне сладок самый горький плод.
Я всюду признан, изгнан повсеместно.

В работе подневольной - отдыхаю.
Веселье очень грустным нахожу.
Я в воздухе тону, в воде порхаю
И за нос сам себя вожу.
Что не хочу сказать - всегда скажу.
На пароход иду в аэрофлот,
На самолёт в речной шагаю флот.
Что неизвестно всем, то мне известно
И тесным стал небесный свод.
Я всюду признан, изгнан повсеместно.

Компьютер собираю - разбираю,
А два плюс два я не соображу.
Сонеты и поэмы сочиняю.
Два слова толком не свяжу.
Ни жизнью, ни судьбой не дорожу.
По мне: поёт всех лучше бегемот,
А соловей орёт, а не поёт.
Что людям гадко - мне прелестно.
Кто им приятен - мне урод.
Я всюду признан, изгнан повсеместно.

Мне полюс положительный - катод.
А плод прелестный - антипод.
Мне одному на всей планете тесно.
Кто ничего не сеет - всё пожнёт.
Я всюду признан, изгнан повсеместно.

2. БАЛЛАДА ПРИМЕТ
Я знаю, кто директор ресторана,
Я знаю, кто жнёт славу и почёт,
Я знаю, кто живёт не по карману,
Я знаю, кто ворует круглый год,
Я знаю, кто мораль преподаёт,
Я знаю тех, кому пора в тюрьму,
Я знаю тех, кто взяточки берёт,
Я знаю всё, но не свою жену.

Я знаю, у кого вино из крана,
Я знаю, у кого всегда клюёт,
Я знаю, как мы любим таракана.
Я знаю, кто всё видит, словно крот,
Я знаю, в мире всё наоборот,
Я знаю солнце, звёзды и луну,
Я знаю ловкачей лихой полёт,
Я знаю всё, но не свою жену.

Я знаю, как вылазим мы из плана,
Я знаю, где учёт, где недочёт,
Я знаю, есть коньяк из Еревана,
Я знаю, кто его всё время пьёт,
Я знаю, где он деньги достаёт,
Я знаю, в чьём болоте утону,
Я знаю, всё равно найду я брод,
Я знаю всё, но не свою жену.

Я знаю, кто есть скряга, кто есть мот,
Я знаю бога, чёрта, сатану,
Я знаю, кто с икрой ест бутерброд,
Я знаю всё, но не свою жену.
* * *
В эпоху принцев, оборванцев,
в эпоху дев и ведем, и фей,
когда заря протуберанцем
чертила след земных осей…

когда критическая масса
уже бурлила в головах,
и всяческие выкрутасы
выплёскивались в мир в словах,

когда фронтоны песни пели,
звуча и в крышах, и в стенах,
костры высокие горели
на чёрных плоских площадях,

когда невиданная сила
на всё свою бросала тень,
холера города косила,
и «Опыты» писал Монтень.
* * *
Головела болова, болова говела.
Я пыл мол, Затем чил пяй -
Всё осточертело:
Головела болова, болова говела….
г Железногорск
АНДРЕЙ КРУЧИНИН



……………….Андрей Кручинин……………..

Метель
и вот уж 
   конец ноября,
     без четверти девять,
                утро, 
вид из окна 
           обещает запой, 
                худо, 
четко помню - 
           три дня назад 
                та же картина - 
еще бы,
     здесь психика у тех, 
            кто читает Кафку, 
                лабильна, 
им порой кажется, 
            что снег на кровле 
                дома напротив, 
взбит, как
   молочный коктейль
            до белой пенки,
             а на фото в раме
                - коллаж 
                нет лица у тети,
одни лишь губы, 
   напоминающие мишень, 
           нарисованную на коленке,
обведенную жирно 
     фосфорным с точками крУгом - 
               да-да, стреляй в темноте, 
                ты же был с детства 
                метким, 
знаешь, метель - 
                это все-таки танец, 
                не песня, 
эхо уже 
                вынуто из крика 
                кем-то,
 теперь оно тонет
             даже в недрах твоей гортани -
так слово, 
      вдруг обращенное в человека, 
само в себе выращивая
                расстоянье, 
с тяжестью якоря опускается
                на потеху 
                толпе,
 в нем каждая буква, 
                становясь тяжелее, 
                чем камень,
опять и опять исчезает 
         меж колонн церковного нефа, 
                звуча протяжно и глухо 
                древнееврейским amen...

Ирина
Три облака,
их сходство изнутри
для ангела - то ль книга бытия,
то ль числа, обретая алфавит,
черты меняют в облике,
не зря
у каждого есть
не один двойник
на смену прежнему,
оптический обман, защита тем
на одре, если вник, то
шаг за шагом молча по пятам -
смотри, смотри: 
здесь люди полульвы
идут на свет,
а в буквах желтых лун
фигурки бронзовых кибел
из-под воды
в слов окончанья 
тайно прорастут,
сродни металлу тяжко брякнет звук,
на слух - так шар бильярдный бьет о борт,
твой ангел, немоты своей пастух,
авгура ждет как знака до сих пор.

Рен-цин
          И. Е.
здесь вязок сумрак до вкуса сливы,                
сплюнь же косточку с мякотью на пол,
и, в свой сон уходя, как сивилла, 
фея шахмат вычурна, на-ка, 
возьми трубу, тычь ей со страхом 
туда, где один ангел слабо виден из гущи толпы
у метро под айлавью джаза ,лучше бы перейти на ты, 
встреча после разлуки - лотерея 
с молчаньем в финале -
из памяти стерто все, кроме колонн, что белеют,
сжимая пространство вмале, 
иль это на раз гласные буквы вытягиваются в тоннели
паки и паки,
в чашке уже вода отчего-то горька, 
справа две тени, легки на помине,
слева же, круто идя в пике
с жестом амура, стрелка держит весь циферблат в кулаке - 
губа не дура
а на слух - лишь тук-тук, 
есть в капели 
звук 
тетивы, ухо в нем улавливает нежность до чувства потери,
войлок обивки уже не с теми катышками от краски из чрева двери - 
нет, в осколках, режущих линии на ладони -
больно,
верчу на спор змея в стекле все сильней, сильнее, 
фольги ошметки, дрожа на пальцах, 
блестят как вспышки чужих салютов,
и круг за кругом, 
и круг за кругом 
дым вьется вверх,
взбивая зелень со дна бутылки, 
как будто 
это выходит дух 
сгоревшего изумруда...

Мастер зеркала ГК
           
это ль не  рука
его с указательным пальцем, вытянутым навстречу тебе,
о дух феи игры, виднеется все ближе и ближе к месту, где
в контражуре улицы под углом,
как бы раскручивая мглу
справа налево, то есть винтом,
вака де лумбре* растет, точно в фокусе огонька
зажигалки,
а пространство и время в ней самой,
на выбывание пускаясь друг с другом в салки,
теснят реальность выше кровли дома, в котором
черная метка на батарее от бычка "лайки страйк"
без фильтра
нанесена курсивом
для юнги, одетого в модный бушлат с красивым
воротником из тельчьей кожи, ни дать ни взять, здесь -
место силы,
а в комнате щуплое отражение бра
на стекле окна
пенится, как пепси-кола,
пузырьки выталкивая изнутри серебро,
делаются прозрачнее капли слезы родниковой,
у ножки стола банка
из-под кильки в томате, огрызок яблока, десять
копеек решкой кверху,
рядом - три гжелки
(ноль пять) пустые - два ночи,
сомкни ладони,
открой их резко: синицы нет -
сойка,
босой сосед
грузно на минуту осел
у двери в позе рикши, шепча:
"ну ее на фиг, лишь бы",
снаружи дома - нутро
города,
как всегда, липло к ребрам
забора,
колебля
ветви
березы, а чье-то тело
в шаре света
белело на фоне дерева, то ли это
вещая птица, то ли крылатая дева,
чему ж удивляться, хлебни из фляги,
взмахом ответят обе, им
знакомо вплавь уходящее за темный полог слово "да",
в прицеле луны его ждет солдат
ночного дозора - Ильичев Дмитрий,
как приказа,
четвертые сутки он врет сам себе, стуча костяшкой среднего пальца
по гильзе на желтой цепочке, пыхтя
цигаркой, выдыхает дым,
клубы
похожи на сердце волка -
глокая куздра (из давнего) штеко  будланула солдата - он
в алкогольном бреду вспоминает молодость: оду
к станции метро «Динамо»: вечер с грязью от пляски дождя
со снегом,
удар, еще удар,
лупцует в упор вода -
умойся перед атакой, ведь юным нужна война:  
ордена,
медали, нашивки за ранения, желательно не одна,
бац-бац, и все: сразу перед глазами дыра,
темнея, как рыба,
занырнет в тебя
до хруста в крутых боках,
затем вынырнет, чуть
дернет русалочьим веком -
беда-беда,
еще сегодня ты же был то рыбой,
то человеком, а теперь вот уже - дама с хвостом,
еда
на скатерти-самобранке слегка заветрилась,
гости,
уткнувшись в тарелки, ждут тостов:
"где ж тамада,
куда  ты делся, к такой-то маме?",
а у него во рту до вкуса
махры иль бритвы сухо,  
хоть режь по горлу, еще бы, ведь
ловче лезвий нагая буква распорет брюхо
у алфавита, на лбу испарина - что за муха
тебя укусила, Дмитрий?
даже ангел, и тот онемел бы от крика, слева же - тень, вынутая, как нитка,
из иглы, на конце загибается косо в ту сторону, где
треск из выхлопной трубы мотоцикла расходится в кругах дантова диска,
вращающегося со скоростью исчезновения  диалектики -
ну, а как же по тройной спирали без риска?
огонь ест мрамор на каждой ступени к лифту,
гой еси - всадники видны уже напротив будки со спящим консьержем,
первый, вполоборота к выходу держа поводья, поправляет папаху -
сам бы пиковый король умер от страха,
но наш герой под шафе, ему - до лампы,
не зря он одет в потертые джинсы и свитер,
а ладони его табаком пропахли
так, что кони пятятся тихо-тихо,
через секунду с двойным кульбитом и это
исчезнет в измененном сознании, вот-вот и у ног его битое
стекло бутылки из-под вина замерцает абие, затем, студенисто
дрожа, как кобылья возгря, омутом ёкнет обугленное дно в калейдоскопе
русалочьей вакханалии далее, "фьюти-фью, те, к чему, те, к чему", -
станет щелкать большая птица, как в передаче по Ren-тв  
о древней Италии,
подпрыгивая на одной лапке в пороховом дыму перьев,
жезлом адепта сцепленных намертво,
в расщепе ль ее клюва
зерно имени сокрыто вперемешку с гравием,
иль в значении decumanus,  где среди астрала без палева,
оно будет спрятано в масштабе три к одному?
лучше баклуши бить,
чем идти
в полон к бабе той,
чье королевство уже по числу примет
явно могущественнее, ибо
штандарты латинян наземь свалены, теперь
будет яснее ясного зеркальная гладь
для
тех, кто увидел разницу между ходами сталкера,
шаг за шагом ища себя в безмолвье его табу
с просьбой камню: "рцы" -
и
не была ль Ниобея вот так же украдена абстракцией кадра
в динамике? -
"люди, ау-ау".
 
* Vaca de lumbre — оригинальное написание названия Вака де Лумбре (буквально "огненная или пылающая корова"), бегающей по городам и сёлам демонической коровы из мексиканского фольклора.
В 1924 году в "Легендах Техаса" Томас Доби сравнивает легенду о Вака ле Лумбре с мексиканским предрассудком, который касался зарывания сокровищ. Когда кто-то хотел защитить зарытые сокровища, то убивал в том месте священника и закапывал его вместе с ними. Если кто-то начинал копать в том месте, то внезапно появлялся разъярённый бык, у которого из ноздрей вырывался огонь, и нападал на копающего.

Мицуёси Ито Тапгир и Тетсуо Хаяси
у одного
        платком
                обвязан лоб,
                в  его движеньях -
                тигр на охоте, 
другой 
         отбросил щит,
                он с детства
                в поте 
                лица
                учился бою,
                ну, и вот:

им тоже
              в танце
                переплеска лезвий
                объятия железа
с духом ка 
                не избежать, 
                играя в прятки 
                между    
двух гласных 
                с   третьей,
                но уже до ста
                просчитано
  во рту
                от жажды 
                тесно,
                кровь на губах, 
                ртуть в теле
                зов свинца,
   меч на свету
                бывает  
                тоньше лески,
                дуэль -    
                это как ловля
                на живца...
памяти Б. К.
меж шершавых камней так скрипуч песок от хмельных шагов, что
у желтых стрекоз нервный тик, а у птиц - озноб, это пьяный матрос
ищет свой затонувший бриг, в бескозырке, вылинявшей до цвета
                седых волос,
у бушлата пуговицы через одну в драках вырваны с мясом, ох,
страшен запоя кураж, ну а что еще делать? - вот так вот, идя ко дну,
если флаг на мачте поднят уже не наш? если вместо братьев солдаты
глаза в глаза, не моргая, хищно, по-волчьи глядят, то ли это проклятье,
прости, отец-капитан, то ли путь единственный на небеса,
забывается худшее, лучшее, все забывается, все
из волны волна, из тумана - брег, 
закурил моряк и налил еще,
ему виделся старый корабль
идущий вверх......
Солдат Афродиты
                А.Ч. 
если в полночь автобус не едет, а точка мишени,
изнутри обведя проекцию духа улиц, четче станет видна,
то белые осы прицела оживут в фигуре неотраженья, к сумме
их алчбы добавив еще круженья, вверх игла
уйдет, ибо отблеск винила есть черта, за которой уже отдельно
юнга - Атос патефона - от птицы синей уплывет не туда,
где с де Ла Фером его графиня - миледи с печатью на теле,
а скорее, навстречу к Юлии, внемля амуру, чей дар -
синхронно с пляской вакханок дрожать у двери
икаруса желтого, ах-ах, волнуя там
поющих спросонья сивилл, еле-еле
в такт звукам, похожим на поцелуи, даль
прорастает, точно богиня из пены...
Читая Осипа Эмильевича
его тонкие пальцы, ища сигарету,
застыли, на весу в них есть что-то
от детских на ниточках кукол, если
жесты объятью сродни в онемении сонном,
значит это уже не объятья, а степень усталости, ну-ка,
ясновидящий, блюдце свое крутани, влажный омут,
серебря потолок, унесет в царство танца и духов,
где впотьмах и богемский хрусталь зазвенит по-другому,
сам себе отвечая на идиш печально и глухо..
Египетская версия (дежавю авгура)

усни в метро, 
  лучше места нет,
                чмок-чмок,  
это куриный бог 
 целует камень в макушку,
                 если б он мог, ах,
 если б он мог,
   то имя своё виток за витком
                                таща наружу,
 по четыре раза
  обернулся бы то двойником "Рен",
                                                 то "Ба", 
и когда в холодном свете перил
  каменное нутро сожмет его душу
           до ночного шороха мотылька
 одна из трех женщин-птиц 
   в тряске вагона руку, как крыло,
     на отлете держа, пожмет худыми плечами
                                                               - не дело... 
во сне же реальность
   белее белого станет за час, 
     и точка перед глазами качнется
             в разные стороны, расходясь
               очертаньями астрального тела
Ангелы твоего двойника (египетская версия)

оттепель
иже
с нею
чертеж
на окне
размыт
до серых
пятен
туда-сюда
води
теперь
пальцем
за былым
сюжетом -
эх
до чего
же
у балерины
щиколотка
тонка
фатально
лучше бы
фото
на память
да
под углом
где
кружево
на платье
еще заметно
через
минуту-
три
уж нет
ее
лишь
развод,
как следы
от дыханья
на поверхности
стекол
к центру
сходятся
черточки -
царапины
на языке
паутины -
мимо
по бокам -
рамы
трещины
черны
будто
пряжа
вытканная
из овечьей
шерсти
скрученной
во иероглифы
сродни
японской
гравюре
вдруг это
душа Ка
в поиске
своего тела
вычерчивает
его приметы
с натуры
ближе
к абстракции
реальность
меняет
даты
на запах
миро
тогда
два льва
расположенные
валетом
на бляхе
латунной
оживают
пылая рыже
издалека
они
кажутся
четким
рельефом
пламени
затянутым
в львиную
гриву
от края
до края
Г Москва




ОЛЬГА ИЛЬНИЦКАЯ






………………...............Ольга Ильницкая…………………………


О ПОЗДНЕЙ ЛЮБВИ
1
У поздней любви золотая молва за спиной.
Присядь со мной, друг мой, под наш абажур расписной.
Смотри, светлячок-маячок наш не дремлет.
И каждое слово молчанию позднему внемлет.
Но помню, как рухнуло небо дождями на плечи,
а мне отвечать стало жизни не надо, и не чем.
Ведь ты понимаешь, я вспомнила всё неспроста.
Завидев улыбку мою, ты мгновенно немеешь.
Уносит нас время течением вольной реки,
но вяжут нас памяти смертные волны тугие,
и развязать их - ни мне, ни тебе не с руки.
2
Приходит в ночи, на постель мою мрачно садится
гортанно крича, незнакомая грозная птица,
и страшно глядит до рассвета в глаза.
И я наблюдаю светящиеся колыбели,
в которых огни неземные созрели
и громом грохочут, и катятся,
смертным грозя.
3
Но нам ли бояться -
когда всё известно давно,
мы вечностью живы.
И нам умереть не дано.

СТАНУ РУСАЛКОЙ
1. 
Над голым пляжем протянулись 
не невода. 
И электрические лужи горят, 
не ведая стыда. 
Здесь совершенно невесомы 
коньки морские. 
Но чистят перья ледяные 
рыбы стальные. 


Тебе будет трудно обнять меня. 
Когда успеешь догнать. 

Ты мой рыбак успокоенный ночью. 
Свет мой внезапный в кромешном дыму. 
Тёмный пожар, разъедающий очи. 
Если догонишь - я обману. 

Стану русалкой на скалах слепых. 
Черной жемчужиной в тайных объятьях. 
Ты мне подаришь платок и блесну, 
и снимешь платье. 

Жизнь не прольется из рыбьего брюха. 
Жабры не высохнут до октября. 
Зло и отчаянно преданный мальчик, 
брошенный зря. 


Если остынут жестокие губы. 
Если заучено слово навек. 
Выйди навстречу, 
как море чужое,
ты, не чужой человек. 

Время развеет капризные тучи, 
выпростав руку из рукава. 

Не разломаем горячие пальцы. 
Не оборвём провода.

Мягкий рассвет подкрадется внезапно. 
Свет электрический нас не найдет. 
Чем ты повяжешь, когда на рассвете 
Солнце рассвет разольет? 


Луж электрический сух прибой. 
Все что случилось со мной и тобой 
станет слезами русалки,
слоёной 
солёной 
морскою 
водой.

БЫТЬ ДОМОМ

Он, в тесноте растущий поминутно,
жив, как в горе за дышащей стеной
кристалл пульсирующий:
оборотень твой, сосущий кулачок...
Он есть, он здесь, он знает мой живот,
он в нём живёт! Ест кровь мою, волнуя...
Он помнит все, чем мучусь и живу я.

Твой беспощадный. Драгоценный мой.
Он сердце сердцем к слову поджимает:
чем больше он растет, тем больше я внимаю.
Он девять месяцев меня на части рвет.
И ничего про боль не понимает.

О, что за мука Домом быть.
Быть входом...
О, что за счастье -
чувствовать: он спит,
до времени меня оберегая.

Но царственен и дик его разбег -
вот он срывается, ломая губ изгиб,
и бедер лезвия круглятся, словно пяльцы,
и ткань измученную схватывают пальцы,
похожие на острых червячков.

Он криком чутко пробует пространство.
На ощупь пробует, движеньем нарушая
подвижный коридор моих молений:
"Вернись, беглец, вернись в мои колени"!
Но, схвачен намертво рукою акушёра,
он пленником танцующим - как все -
приговорённый к жизни на кресте...

Прощай, мой мальчик.
Мир воздаст судьбою.
Господь с тобой.
Как я была с тобою.

Мать отделяют от Дитя и... жизни.
Отец ждет Сына -
Чтоб вручить отчизне.
Отчизна ждет младенца -
чтобы съесть.

И в этом истина и счастье есть.

И БЕЛОЕ ПЁРЫШКО
1
…ненавижу все что вижу:
крышу,
выше глубину
ночи страшной
непроглядной.
Там, в безмолвии греховном
путаница прядей темных,
парикмахер остро бреет
головы созревшим.
Зло.
2
Сунул нос, чтобы смотреть,
убедиться в праве?
И тебя подправят.
Вот четыре крыла
парикмахерских плащей.
Щелкнут ножницами -
чей неподстриженный?
Ничей.
Так зачем тогда глазеешь
в черную дыру?
Срежут голову и тоже
станешь на дыру похожим.

В эту тьму не в гости ходят,
волосы в клубок смотав -
эта пряжа не для «кухни».
Для чего и кто нарисует
профиль мелом,
разотрёт по лбу сурьму,
мерку снимет срочно…
Захотел не знамо что
разглядеть воочью?
А не суйся
в прорезь тайны,
там ни зги…
Не тебя позвали.
Не тебя везли
в зыбкой
колеснице,
и не над тобой
цирюльники работали -
как голуби ойкали...

Срежут с головой
прическу
не тому сейчас…
3
То-то, спи -
уже погас
свет в (пока)
чужом окошке.

Брови насурмили,
покрасили рот.
Вот какие сны я вижу
сутки через сутки.

Но теперь
ко мне вломились
и всучили поутру
посох в руку
и суму -
звана.
4
… Это странно
алый рот
насурмлёны брови,
и комок волос
вроде доброй волей
отданных во сне
парикмахерам безумным
с полной урной прядей,
прядок, прядочек...

Это кто рядком затих
на лавочках струганных,
балуясь чайком...
Волоски из чашечек
выберут потом…

Прочь покудова прошу,
а не то с рассветом
всех незваных приглашу
выпить чашу эту -
где заваркой перышки
голубиные.

…Так узнала, что у ангелов
пряди длинные.
***
хочу кАзу
(абзац-поэма )

"Кошек и собак я каждый день не кусаю".
Доктор Капри.
1.
Все слова не о том.
Рифма гласности - лажа.
Авангардная роль - несусветная б*ядь.
Перестройку проводит кремлёвская стража.
Козырнет ей в ответ аппаратная рать.
2.
В мае что ни свадьба, то маяться,
ниве их полеглой быть долу.
Девочки и мальчики, главное -
что мы парами ходим в школу.
И скандируем хором: "Слава";
И заботы слагаем в купу;
Продадим домашнее сало -
и общественный трактор купим!
3.
А рассвет надо мною розов
(недотягивает до как надо бы).
Я смущаюсь на Красной площади,
как над гербовою бумагою.
Где слова на родном, на русском
докатились до места лобного
(я боюсь, кругозор мой узкий,
и что я потеряю голову).
4.
Еще
Еще вчера
Еще вчера у входа в коридор
из лифта выпал пьяный бес,
сказал усталые слова,
в глазах безумье и укор,
смутился и поцеловал,
еще уйти не отошел,
как наступило хорошо.
И я вошла, вошла, вошла
в редакционный коридор.

…полуреальный шел чувак,
он из приемной вышел вон,
чтоб вором беса обозвать -
мол, холамидник этот бес,
он пропил, пропил холодильник,
компьютер, ксерокс и будильник,
спуская сумерки с небес.

...мы очутились в темноте
уже вдвоём, еще не те…

Друг друга приняли на вдохе,
в руке твоей легко-легко
качнулся маятник Фуко.
Прозрений срок давно просрочен,
заныкала судьба подстрочник,
смысл счастья непереводим.
Я увеличивалась вдвое.
А ты предпочитал в один.

Опять рубильник кто-то дернул,
из полумрака выпал ворон
с бутылкой хереса в росе.
Теперь в моей руке легко
качнулся маятник Фуко.

Под руку ворон крикнул: «Браво!»
И - вправо маятник легко!
И сразу счастье отпустило,
а что проходит - будет мимо.
Октябрь идет! Октябрь уходит...
5.
Я не велю сбываться снам.
Они зависли. Их съел спам.
Абракадбра наяву! -
А что там было, ровно в полночь?
Если не вспомнишь, я помру.
Не дешифрую:
в юникоде или кириллица?
Скажи, противотанковы-е-жи - или
вульгарная колючка отгородили поле ржи,
где я лежала
с авторучкой наперевес,
когда обвал меня с небес
вознес и спас -
для
непроявленных чудес.
6.
Недоставало мне зноя.
Зноя недоставало.
Ало пылало небо.
Небо ало пылало.
И оплывало солнце.
Солнце зияло.
Но было мало.
Мари-Хуана благо(б)ухала.
Не догоняла душа озноба.
Вполглаза счастье -
хотелось в оба.
Пацан в раскачку
шел к горизонту,
зрачок был сужен,
подобно зонду.
И зубы сжаты,
Как пред грозою.
Взгляд был сержантский,
готовый к бою.
Хотелось плакать,
болеть собою.
С Мари-Хуаной
дышать запоем.
Вполглаза счастье?
...Вломили в оба.
7.
Я думаю, давно пора
валить с безумного двора.
В Луксор, к примеру, в Абазу.
...козу подайте мне, козу!
P.S.
И про козу серьезно?
Что, самоиронично?
А жанр определяется -
как чисто пограничный?
Ты рухнула на голову,
болтушка записная?

...Как будто есть у дурочки
страничка запасная…
г Москва

ГЕННАДИЙ ВАСИЛЬЕВ




……………….Геннадий Васильев……………..

Календарь
Январь
Отдам я и вере, и верности дань.
В Крещенский сочельник парит Иордань.

Морозно. Над прорубью плавится пар.
Шлет колокол в ночь за ударом удар.

В небесной пыли растворятся шумы.
Мирское застынет на кромке зимы.

И станет светло на душе и в ночи.
И звезды сведут перекрестьем лучи.

Февраль
Февраль. Достать чернил - и плакать!
Б.Пастернак
1
Февраль. Чернил уж не достать, и плакать не о чем.
Снега скрипят. Ветра воюют за своё.
Метель хлопочет за окном косматым неучем,
вслепую рыщет, ищет вход в мое жилье.

Февраль. Снега. Ветра гуляют. Тьма над крышами.
Щепотка чая. Кипяток. И наплевать!
Покуда пишется еще, покуда слышится -
пойду гулять.
Пойду чернила доставать.

2
Писать о феврале навзрыд…
Б.Пастернак

Ты будешь рыдать, и пурга за окошком подвоет,
и серое небо совьется в соломенный жгут,
авто завопят, собираясь в колонну по двое…
А ты не спеши. Если надо - тебя подождут.

Тебя подождут, если надо. Пусть небо побесится,
грома насылая и молнии в гневе меча.
Рыдай, если хочешь.
Зеленое зеркало месяца
еще не тускнеет.
И не догорает свеча.

Март
Ленится дворник: лед не колот.
Конечно, март. Так что же - март?
В Сибири этот месяц долог.
Уже весна - еще зима.

И снег хрустящ, и ветер резок,
и на реке вода - паркет.
Гоня ногой снежка огрызок,
пацан смеется. Счастлив, шкет!

И я предчувствием взволнован.
Ну что же, дворник, ты заснул?
Взмахни в сердцах мятежным ломом!
Ломай паркет! Твори весну!

Апрель
Куда ты идешь? Для чего ты на землю ложишься?
В зените апрель, и пора уж на май уповать.
Ты скоро растаешь, тебя не оценят, дружище.
И в грязь тебя втопчут. И слез не дадут проливать.

Зачем этот снег? Для чего этот ветер колючий?
К чему эти серые тучи над темной горой?
В зените весна, и снежок запоздалый летучий
напрасно летит.
Он умрет, как последний герой.

Май
Еще не август, дорогая. Только май.
Еще не хлопают дожди по серым крышам.
И хлопот листьев на березе ясно слышен.
Весна.
И в небе - то звезда, то каравай.

Уже скребет скворец затылок коготком,
стремясь ремонта дать родимому жилищу.
Всего-то - май.
Но сердцу - радостней и чище.
Весна идет.
Зачем печалиться?
О ком?
Июнь
Ну, что ты нос повесил?
Зачем ты сам не свой?
Июнь. Округлый месяц,
оплаканный росой.

Взлелеян и взъерошен,
он - лета бахрома.
Весна - так это в прошлом.
А в будущем - зима?

Кого еще настигнет,
когда еще придет.
Стремителен, как «стингер»,
нечетный четный год.

Заглядываю в завтра -
печали нет как нет:
яичница на завтрак,
рассольник на обед.

И я - угрюм и весел,
и нос, и хвост - трубой!..
Июнь. Округлый месяц,
назначенный судьбой.

…Поют часы на башне
мелодию без слов.
Заглянешь в день вчерашний -
какое там число?

Июль
Июль. То жарит, то полощет,
то не дает покоя гнус.
Казалось бы, чего уж проще -
сказать: «Уеду - не вернусь!»

Сказать: «Прощай, угрюмый север,
прощай, печальная страна!»
…Вот к берегу по Енисею
бредет тяжелая волна.

Как пес, стелясь перед тобою,
лизнет подошвы: «Ну, плыви…»
И, заражен ее любовью,
ты задохнешься от любви.

Август
В Сибири август есть синоним осени.
Меняют цвет косматые леса.
Темнеют небеса. И паруса
дождей раздуты ветром.
Гнезда бросили
пернатые певцы, и весело
перед отлетом пробуют крыло.

Забиты погреба цветными банками
и печи прочищают дымоход,
сердито кашляя.
Кричит подранком и
спешит в сентябрь последний теплоход.
И важно, посреди погоды всей,
на север катит воды Енисей.

Сентябрь
Зачем нам лучшие дома, в которых делать нечего?
Не перекинуться словцом, винцом не чокнуться.
Зачем нам странные дома, в которых вечером
печалью светится лицо, и можно чокнуться?

Приходят поздние друзья - осенние оборвыши.
Ни горя с ними не хлебнуть, ни трубки выкурить.
Сентябрь мешает колера, заботой морщит лоб.
И уж теперь до октября его не выкурить.

Зачем нам новые дома? Нам в старых делать нечего.
Пойдем с тобой туда, где осень в пламень сложена.
Пойдем пораньше, а вернемся поздно вечером.
Сентябрь пылает, как куплет, удачно сложенный.

Октябрь
Раннее утро. Серое небо. Дождь со снегом.
Не было прежде такой печали: октябрь - в самом начале.
Что же тут нового? Что тут печалиться? Невидаль эка!
Это распутство меня почему-то не огорчает.

Сыплет летучий снежок анонсом зимы колючей.
Ловит пацан снежинки ртом, разбойник: мокрое дело!
Снова влезть в сапоги и калоши - это ль не случай!
Осень на голое тело дырявый халат надела.
Ноябрь
Ноябрьский сплин. Серебряная осень.
Халва небес - хоть мажь ее на кус.
И, медный звон в сердцах швыряя оземь,
звонарь зашелся. Гнев его - кургуз.

Короткий день сменяет заступ ночи.
Пора уснуть - поди, сочти до ста.
…Поет ли кто? Не то: река лопочет
и обещает скорый ледостав.

Декабрь
1
В почерневших ветвях не заблудится солнечный луч.
Он чуть-чуть поплутает - и выйдет опять на свободу.
Надо ж так исхитриться: и в ступе воды потолочь -
и из ступы извлечь не только толченую воду.

Слово - тот воробей, что склюет из кормушки зерно,
прочирикает: «Чур меня!», крылышком чиркнет - и ходу.
Я - из племени меченых, коему право дано
бить по ветру крылом и слова отпускать на свободу.

Пусть сбиваются в стаи. Пусть ходят под рифмой и без,
не беду накликая - из бездны звезду извлекая.
В почерневших ветвях не споткнется осколок небес,
он чуть-чуть поплутает - и в небо вернется, сверкая.

Календарь декабрем выпадает. Вот-вот Рождество.
И подарки доспеют, и звездами небо заплачет.
С нами вот что случится: еще не увидев волхвов,
мы поймем: что-то будет.
Кто-то грядет, не иначе.

2
Декабрем календарь не кончается, нет.
Прокрадется сквозь шторы простуженный свет.
Пробирается свет. Распускается звон.
Длинноносая птица спешит на поклон.

Забинтовано небо аптечным бинтом.
Ртутный столбик с утра говорит не о том.
И стоит на своем, и упасть не спешит.
Ветер птице атласные перья пушит.

Робко прячется солнечный заяц в углу.
Пробирается луч сквозь молочную мглу.
В черных ветках, как в строчках, запутался день.
Распускается звон. Уменьшается тень.

Ты проснешься, стряхнешь с покрывала перо.
Удивишься - как вымахал за ночь сугроб,
как напуганный заяц глядит из угла…
И протянешь ладонь.
И расправишь крыла.


Из новых стихотворений
Девушка с веслом
Баллада, рожденная в пьяном бреду
От поиска ответов на вопросы
вопросов не меняется число.
Оставит философию философ.
Расправит плечи девушка с веслом -

и поплывет, и выгребет на стрежень,
и станет петь про Стеньку и челны.
…Мне не спалось. Был дух во мне мятежен.
И чьи-то ночи были сочтены.

В окно звезда глядела без стесненья.
Мелком луны дописывая круг,
кончалась ночь.
Тень смешивая с тенью,
скрипел фонарь, болтаясь на ветру.

Неверный свет тревожил, сон сдувая.
Я заглянул в оконное стекло.
Под фонарем - из гипса, неживая -
мне улыбалась девушка с веслом.

Откуда дива? Из какого парка?
Кому тащить во двор ее не лень?
Я пригляделся. Вдруг мне стало жарко:
скульптура не отбрасывала тень.

Сверкал триумф пропорций идеальных.
Была трава примята под ступней.
Она была вполне материальна.
Она была…
Но не было теней.

Скрипел фонарь, бросая свет на ветер.
Тянули к свету ветки тополя.
Все было живо, заставляя верить:
мое виденье - мертвая петля.

Их тех миров, в каких мы только будем,
явилась к нам холодной и босой,
простоволосой, с выщербленной грудью,
с кривым веслом (хотя могла - с косой).

Всходило утро. Звезды круг сжимали.
Она в окно бросала взгляд пустой,
не то меня забрать с собой желая,
не то ко мне решившись на постой.

Я вышел в круг. Рассвет стреножил ветер.
Метнулась тень из темного угла:
бездомный кот, один на целом свете.
И под окном - ни дивы, ни весла.

Газон сверкал росою безмятежно.
Там, на траве, виднелись два следа.
Она вернется, выгребет на стрежень.
Она придет остаться навсегда.

Майская идиллия
Май цветет. Трава зеленая.
Сердце бьется. Кровь волнуется.
Вот и парочка влюбленная
на скамеечке целуется.

Он - спортсмен. Она - субтильная.
Бицепс-трицепс.
Юбка с блузкою.
Чувство первое - но сильное.
Лавка крепкая - но узкая.

А с небес, из туч фаянсовых
солнце луч пускает заячий.
Он ей гладит волос глянцевый,
он заводит руки за плечи…

А вокруг - трава зеленая,
чье-то сердце в мае мается.
На скамье сидят влюбленные,
бессердечно обнимаются.

Позади у них - событие.
Впереди у них - история.
Дай им, Бог, билетик вытянуть,
нет счастливее которого.

А вокруг - трава зеленая,
май колдует на беду мою.
И сидят себе влюбленные.
Ни о чем таком не думают.

* * *
Жизнь рассудит, Господь разберёт,
партитуру распишет по нотам.
Говорите: «Движенье вперед -
результат каждодневной работы».

Это так. Только в белом платке,
перед парами глаз не маяча,
на отшибе, в тиши, в уголке
притаилась подруга Удача.

Вашей мысли орлиный полет
без нее - только хвост самолета.
Хоть, конечно, движенье вперед
есть продукт повседневной работы.

Но усмешкою скошенный рот -
вам неясно, что все это значит?
И смеется хитрюга Удача:
«Жизнь рассудит. Господь разберет».

…На отшибе, в тиши, в уголке
утаилась от сглаза Удача.
И смеется над вами, и плачет.
И гадает себе по руке.

Любовь-морковь
Хроника

15
Робкий шепот.
Тихий ропот.
Нелегко дается опыт!
Сколько можно исступленно
теребить ее колено?!

25
К чертям пошла пирушка!
Попойка мне к чему?
Тебя, моя подружка,
я жарко обниму.
Друзей своих оставлю.
Врагам своим прощу.
Открой скорее ставни!
Я здесь и трепещу!..
Но твой ответ постылый
стрелою ранит грудь:
«Не до тебя мне, милый.
Приди… когда-нибудь».

30
Слишком много точек.
Прочерк.

40
Что за день! Воскресение!
Пляшет зайчик в углу.
И Амур по-весеннему
напрягает свой лук.
Чую в членах томление,
тело дышит любовью!..
«Ты б померял давление.
Что-то красен ты больно».

50
Сладко - до озноба!
Это ностальгия?
Будто бы мы снова
в мир пришли нагие.
Ночь снежинкой тает.
Выкипает кровь…
Вот она какая -
с выдержкой любовь!

60
Ноги из ваты.
Завяла морковь.
Тяжеловато
дается любовь!
По графику. Календарно.
Редко… Зато - ударно!

70
Было гусарство,
жаркие ночки…
Где там мое
лекарство от почек?

80
Не заглядываю.
Но загадываю!

г Красноярск
ОЛЬГА ПОГОРЕЛОВА






………………...............Ольга Погорелова…………………………


***
Внезапно лампочка зажглась -
Жизнь началась. Жизнь началась!
Таинственно, внезапно, вдруг -
Родился враг, родился друг.
Кому-то - «ах!», кому-то «ох!»,
Он чей-то страх и чей-то вздох,
И чья-то боль, и чей-то смех,
Он - чье-то счастье или грех -
Не все ль равно? Не все ль равно! -
Уже распахнуто окно,
Уже распахнуты глаза,
Уже в них - радость и слеза!..
…А кто-то рядом - был и нет.
Как будто выключили свет.
***
Ночные бабочки стучат в мое окно
Короткой ночью середины лета.
Им нужен свет, а я - владелец света.
Но я им не открою все равно.

Обратно в ночь, в объятия луны -
Несчастные! скорей туда летите.
Огонь, что согревает мне обитель, -
Смертелен вам. Но вы потрясены

Моим отказом. И через стекло
Глядите на меня с немым упреком -
Я вам кажусь чудовищно жестокой,
Лишая вас того, что так влекло.

Подобно бабочке летела я на свет.
Я плакала, стучалась. Мне открыли.
В одно мгновенье я лишилась крыльев.
О, как же поздно наступил рассвет.
***
В изнеможении застыли
Деревья. Нестерпимый зной.
И тонкий, душный запах пыли
Распространился над землей.

Как низко ласточки летают!
А у того, кто стал мечтой,
Судьба  другая, жизнь - другая,
И нет мне места в жизни той.

Он ничего не обещает
И клятв безумных -­ не берёт...

Грозу, наверно, предвещает
Тревожный ласточек полёт!
***
Вы сначала восхищались
Мной - какую Бог создал.
А потом уже признались
В том, что я - не идеал.
«Вам другую бы прическу
И совсем не красить глаз.
Этот цвет -
к лицу, но броский -
Вам бы серое как раз.
И держите спину прямо,
И не смейтесь невпопад,
И не надо быть упрямой,
И не нужно прятать взгляд.
И за речью последите -
Поэтесса как-никак.
И к подругам не ходите:
Я - Вам друг,
А друг Вам - враг».
Я сказала: «Очень мило!
Не слова - а просто мед!»
Я прическу изменила -
А она мне не идет.
Я ресниц уже не крашу,
И одета в серый цвет.
И небрежности вчерашней
В моей речи больше нет.
Я теперь смеюсь, где нужно,
И совсем не прячу глаз…
Вы сказали: «Очень скучно…» -
И зевнули - в первый раз.
***
   Памяти моего дяди
   Елисея Николаевича Козлова (1923-1942)

Где ты, мальчик в белой рубашечке,
С нежным именем Елисей?
Моей мамы братик-двойняшечка,
Где ты, милый? И где вы все -
Где вы, сгинувшие, пропавшие? -
Вы ж хотели - не навсегда! -
К дню победному опоздавшие,
Не пришедшие никогда!
Ты упал в поле боя - Господи!
Там теперь на костях - бурьян...
А потом долго-долго в госпитале
Умирал от кровавых ран.
Ждали! Ждали твои родители -
Вот с улыбкой ворвёшься в дверь…
И искали. Но не нашли тебя -
Далека от Сибири Тверь.

Поросли их могилы травками…
Нет сестры твоей, Елисей...
Я нашла тебя и оплакала -
Через семьдесят лет - за всех...
***
Мы умеем ненавидеть
С мыслью - правильно живу!
Но не дай нам бог увидеть -
Ни во сне, ни наяву -
Две прозрачные ручонки,
Что навеки сведены.
Тень убитого ребенка.
Тень измены. Тень войны.
***
Если бы люди умели
Горе, обиды и слёзы
Превращать в цветы или звёзды,
Или от боли - пели,
Земля бы оделась цветами,
Лились бы музыки звуки,
Сплетались влюбленных руки
Под яркими небесами!
Не счастье ли - жизнь такая?!
Но только очень немногие,
Нервные струны трогая,
Музыку извлекают.
Другие же - без стеснения
Размахивают оружием,
Как грифы, над трупами кружат,
На смерти  - делают деньги.
По мирным ещё дорогам -
Ползут военные грузы...

А тех, кто делает музыку
Из боли, не так уж много.
***
Крик «Да здравствует король!»
Мчит по свету как пароль.
О, заветный ключик к счастью -
Обладать огромной властью!
И сидит король на троне
В набок съехавшей короне,
И в гордыне несусветной.
Королю и незаметно,
Что в пространстве бесконечном
Жизнь вечна,
                        а жить - не вечно.
А за троном - принц наследный,
Поджидает день последний -
Первый день. Надев корону,
Он пристроится на троне.
Трон пурпурный почему-то
Не пустует ни минуты…
Ни минуты не пустует!
Принц утрёт слезу пустую -
Доиграв фальшиво роль,
И -
          ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ!
***
Кафе стояло посреди весны.
Капель в окно стучала неустанно.
Ласкалось солнце. Не было войны.
И даже мысль о ней казалась
странной.
Купались воробьи. За их вознёй
Следила я с улыбкой. Но однако
Я слышала, как кто-то за спиной
То бормотал, то принимался плакать.

Он был как будто не в своем уме
И потрясал газетою вчерашней.
— Вы слышали о ядерной зиме?
О, я вам расскажу, как это страшно…
Когда последний прорастёт снаряд
Гигантским грибом - сразу,
повсеместно
Укроет землю праздничный наряд!
Так в гроб кладут умершую невесту.
Ветра снегами трупы заметут,
Кружась и завывая с диким стоном.
И птицы, замерзая на лету,
На землю будут падать с тихим звоном.
Всё обратится в лёд! - и стар, и млад,
И люди, и зверьё: и псы, и волки…
Вы помните ту сказку: старший брат
Меньшого уронил, а тот - в осколки!..

На улице чирикала весна,
Ручьи искрились. В ближнем переулке
Два озорных румяных шалуна
Сражались, как на шпагах,
на сосульках.
Жизнь отражалась в капельках весны.
Улыбкой неземной и первозданной
Сияло солнце. Не было войны.
И даже мысль о ней казалась
странной.
Одуванчик
Усталость солнце к закату клонит.
И тот, что утром - лучам навстречу,
Лучисто-желтый солнцепоклонник! -
Глаза зажмурил: не видеть вечер!

И под дыханьем ночной прохлады
В комочек сжался, что было силы! -
Одна любовь в нём, других - не надо!
Одно в нём Солнце! одно Светило!

А значит - сжаться! и ждать рассвета!
Солнцепоклонник! - лучам навстречу
Рвануться снова! И знать при этом,
Что  неизбежно - наступит вечер…
***
Там, где взрослый молчит
И слова подбирает -
Там дитя прокричит:
— Я с тобой не играю!

Там, где мечется страх
Между адом и раем,
Скажут слёзы в глазах:
— Я с тобой не играю!

Я честней этих слов
В этом мире не знаю!
Не играют в любовь.
Я с тобой не играю!
***
В часы отлива... Боль обнажена.
Отпущен разум. Раны кровоточат.
Душа взахлеб читает письмена
Из каменно застывших многоточий.

Несказанное - живо иль м`ертво?
В прошедшем ли оно?
иль - в настоящем?
Несбывшееся всплачет существо,
С глубин  поднявшись  мукою
звенящей...

Моря и души - прихотям Луны
Подвластные,  залижут терпеливо
Те раны донные, что вновь нанесены
Издалека... Идёт волна прилива!
***
Эти странные страны
времени,
от которого - не сбежать!
Мы попались.
Мы просто пленники
этих волн,
что несут, кружа.

Мы листочки,
что бурей сорваны!
Нам домой бы!
А мы - куда?!
Дуют ветры
в другую сторону.
И не сменятся - никогда.

***
Стекло подёрнуто туманом,
И сквозь него, и сквозь него
Проступит тихий полустанок.
И на перроне - никого.

И мы с тобой случайно вроде
Здесь - на исходе декабря.
И полустанок нас проводит
Прощальным вздохом фонаря.

Но вздоха этого так мало
Для утешенья твоего.
Ты только скажешь, что устала.
И что не хочешь ничего.
***
— Скорее! за нами! — в просторы
свободных творцов!
Пусть мертвые сами хоронят
своих мертвецов!
………………………………………
Я думала:
                  — Завтра! моей здесь
не будет ноги!
Но слышала рядом:
              «Постой! подожди! помоги!»
И цепкие руки, впиваясь,
                                       тянули ко дну,
Из множества множеств - 
меня выбирая одну.
Рабочая лошадь -
крутила свои жернова.
Всё тише и дальше -
                      с небес доносились слова.
И двери закрылись.
И стены сомкнулись кольцом.
Я с теми -
           кто сами хоронят
своих мертвецов.
…………………………………………                
Но в том, что со мной  происходит
на свете,
Я - не участник, а только свидетель.
Я просто свидетель, что жизнь
пролетела -
Как будто бы я ничего не хотела.
***
Вы говорите, что нужно бороться -
К жизни, мол, тяга и воля нужна…
Склонитесь однажды над гулким
колодцем -
Ох, как вас поманит к себе глубина!
И влажным и тёмным зрачком
заворожит:
В паденьи - спасенье.
                            Но ваша ль вина,
Что вы (как и я!) - отшатнетесь,
быть может,
Навеки запомнив влечение дна.
***
Снова и снова сжимаясь от боли,
Шепчу-бормочу о какой-то там воле.
Дескать, всё заново.
Только напомните,
Чтоб не забыла позавтракать вовремя.
Чтобы - улыбка,
ресницы подкрашены.
Мол, ничего в этом
не было страшного.
Просто той ночью,
тем днём или вечером 
Кончилось вечное.

***
В каждом смелом и робком взгляде,
И в поступке - хорош ли, плох, -
Бог повсюду - внутри и рядом!
И во мне - существует Бог! -

И в тебе, и во всем на свете,
В каждой капельке звёздных мук,
В каждой клетке, в любой планете,
В жесте больно сведённых рук!

Он источник всех добрых, тонких,
Справедливо горящих лиц,
Он и слёзы в глазах ребенка,
И безжалостный шаг убийц.

Он твой мозг, твои руки, ноги,
Изумлённого цвета глаза…
Значит, все мы на свете - боги?
Бог - букашка? и бог - гроза?

Одного я не понимаю -
Воплощенный в меня и в тебя,
Как он может? - зачем убивает
Так безжалостно - сам себя!

Ты обидел. Ладонь ли, птаха,
Даже маленький лепесток -
За тобой сожмётся от страха!
Значит, бога - боится бог?

Если можно - спокойно  видеть
Милых губ угасающий бред,
Больно ранить, смертельно обидеть -
Бог - с тобой?
                        Или всё же - нет?..

***
Где эта грань меж осенью и летом?
Желтеет лист и падает в ладонь.
Но жарок георгиновый огонь.
Но так прозрачны ранние рассветы.

Где эта грань? Ещё бушует лето,
Ещё в малинник прилетает дрозд.
Но вот горит рябиновая гроздь -
Оранжевая осени примета.

И туча, наползая краем рваным,
Затягивает небо в серый цвет.
Где эта грань меж робким «да»
и - «нет»,
Меж горьким «поздно»
и беспечным «рано»?

***
Боюсь закрытых дверей,
Их глухоты и холода.
Боюсь, как войны и голода.
Прочь!
Прочь отсюда скорей.
О, двери подъездные!
Вы всегда распахнуты настежь!
Утюгами пальцев разглаживаю
Мыслей комок бесполезный.
Горлом хватаю воздух.
Вот она злость свободы! -
Пью как святую воду.
Мне каждый шаг -
как вздох.
Светофоры пялят глаза,
Впиваются в меня зрачками.
Прощальных скрипок смычками
Всхлипывают тормоза.
Может, и удалось бы спастись -
В ноги поклонившись нижайше.
Как пример участия окружающих
Останавливается такси.
Раны мои вниманьем зализывают, -
Господи, какие странные люди!
«Послушайте!
Вы простудитесь!
Вас совсем засыпало листьями».
Я, наверно, кажусь покорной -
Скорчившись на асфальтовой
простыне.
— Скажите, зачем у нынешней осени
Листья такие чёрные? —
Красок что ли ей не хватило?
Нет!
Это ты их выкрал!
Аппликации стонов выкроил,
Налепил на свои картины!
«Вам помочь? отвезти? куда?»
Может, туда…
а, может, оттуда…-
Тлеет ещё ожидание чуда
И нежеланье уйти в никуда.
Как же! Поверила! -
что уснули,
Намертво затворивши дверь!
Вы просто в клетке затравленный
зверь!
А я -
в отравной свободе улиц!
На свете тишайшая ночь.
Не дай Бог,
спугнуть её плачем.
Таксист, совсем молоденький
мальчик,
Спрашивает, чем мне можно помочь.
Господи! чем же? чем же?
В мире сейчас -
утончённость и длинность.
За что мне дана такая повинность:
Голос, до приторности лечебный,
Вторгся в невидимый мир истерик,
Прикрытый
тяжёлой
улыбочной ложью.
Наивный!
Чем же вы мне поможете,
Когда я стою
у закрытой двери.

Странная девочка
Ей дарили матрёшек и кукол,
Зайцев, мишек и самосвалы...
А она их складывала в угол
Шкафа и больше не доставала.

Её звали водить хороводы
И читать стихи с табуретки...
А она любила смотреть на воду
И на тёмные влажные ветки.

И ещё - улыбалась странно
Ручейкам в кружевах проталин...
Возникали миры и страны
Там, где мысли её витали!
***
На  Севере - небо
спускается ниже.
На Севере - небо
становится ближе.
И, кажется, если
подпрыгнуть слегка,
то можно рукою
достать облака!
На Севере - небо
спускается к людям!
И вдруг понимаешь,
что всё ещё будет!
И в полушаге! -
проходит дорога,
ведущая к Богу..

Хороший
А я ему сказала:
- Ты хороший!

Он помрачнел и мне ответил:
- Нет.
Я выжил, потому что осторожен
Был в том бою, и в этом мой секрет.
Стрелял прицельно, стискивая зубы, -
За кровь полёгших мальчиков-солдат...

Но...
На прикладе выбито зарубок
И шрамов в сердце - ровно пятьдесят.
Полсотни жизней!.. 
Да, они - душманы,
Но, словно камни, смерти их - со мной...

И похоронку получила  мама,
Потом - инфаркт, когда - пришёл, живой!
Я хоронил друзей в гробах закрытых -
То, что осталось... и нельзя смотреть! -
Мальчишек-одноклассников  убитых…
И плачу по Танюшке-медсестре…

Я бомбой обожжён был и отброшен
От смерти...  Но я там же! - на войне...

А внучка говорит, что я хороший,
Вот так, как ты сейчас сказала мне...

Ату его!!!
                Не сравнивай: живущий несравним.
                (Осип Мандельштам)

Не сравнивай! Живущий несравним...
Он замотался в этой круговерти.
Он просто жив. Ещё в объятьях смерти -
Во тьме её - не высветился нимб.

Не сравнивай! Живущий не ценим.
Кто он такой - узнаем   это  после.
Не на коне... - какой-то дряхлый ослик
Упрямо нынче семенит под ним.

Не сравнивай! Живущий тащит крест.
Убийц прощает и твердит о чуде.
Он ненормальный. Не такой, как люди.
И... кажется, он не из наших мест?..

Не сравнивай! Живущий слишком прост
В сравнении с богатыми... богами!
Ату его!!!
                Распни!
                Топчи ногами!.. -
Он обещал - воскреснуть в полный рост...
***
                The doomed ship drives on helpless through the sea...
                Уильям Моррис (William Morris)

Корабль разбит и обречён. Качаясь на волне,
Он из последних сил плывёт, но шансов больше нет.
Мужчины могут лишь смотреть, как подступает смерть.
Два друга рядом. Два врага. Но в прошлом, далеко -
Любовь и ненависть теперь. И вспомнить нелегко -
Как будто не было борьбы, и ссор, и траты сил!
И безразлично - проиграл ты или победил.

И вот отчаяния  плед на плечи тихо лёг,
Тоска и боль свалили всех:   и вдоль, и поперёк
Лежат  безвольные тела - где доблесть? где порок?
Где гнев, и ревность, и любовь, и нежность где, и страсть?
Там, где вчера бурлила жизнь, остался только страх.
Презренье брошено с небес, и беспощаден суд -
И людям дан сегодня крест, что не перенесут...
***
В союзе Ангела с Подлецом -
Один несчастлив, другой - не рад!
Но это, в общем, одно лицо,
Когда они оба спят.

Но если бодрствуют - то война!
Миры, взрываясь, горят в огне!
И нет спасения! Я одна!
А эти оба - во мне!

А впрочем, неважно, кто из них спит,
Откуда придет  беда! -
Пока есть третий  во мне - Арбитр,
Не дремлющий никогда.
***
Над преждевременной могилой
Склонилась яблоня в цвету...
Мать сигарету прикурила
И положила на плиту.

И заслонясь рукой  от света,
Шепнула:
                - Покури, сынок!
И над зажжённой сигаретой
Струился тоненький дымок...
Упасть сердечком жёлтым в небо...

И мне дано! - стоять у речки,
Где происходят чудеса! -
Берёзы жёлтые сердечки
Роняют прямо в небеса!

И, если так возможно, мне бы -
Не покидать! не уходить! -
Упасть сердечком жёлтым в небо
И в небе плыть...

Этот Дождь обо мне!
Этот Дождь  обо мне!
Для меня! про меня!
Я его не смогу
ни на что променять!
И по листьям шурша,
И по склянкам звеня -
Он - со мною, ко мне,
Он - стеной  за меня!
Я смешаюсь с листвой,
Я растаю во мгле,
Но останется - Дождь
Обо мне! - на земле…
***
Н.Н. Ерёмину
Я сразу поняла, к чему он клонит,
Когда назвался он:
                                — Поэт в законе.
И гордым коньяком
                  блеснул портвейн в стакане!
— Талантище!
громада!
глыба!
камень!
Я молвила ему:
                    —  Базара нет!
Поэт в законе -
больше, чем поэт.
С достоинством  меня поправил он:
           — Поэт в законе -
                                 больше, чем закон.
***
Когда у вас сдвиги
Бывают душевные -
Читайте книги,
Как оглашенные.
Душите крики
И оголтело
Сбивайте книгой
Порывы тела.
Чем ждать ответа -
Пожары вмиг
Гасите светом
Ученых книг.
И начитавшись
Трудов упорных,
Вас презиравшим
Скажите гордо:

- А вот вам фига -
Взамен признаний!
Люблю я книгу -
Источник знаний!
Г Красноярск


ВОВА РЫЖИЙ






………………..................Вова Рыжий…………………………



***
Груз зависти бывает тяжек,
И я под ним когда-то ник,
На днях нашёл среди бумажек
Забытый кем-то черновик,

И рифмы в нём опять запели,
И заиграл хоралом слог…
Неужто я на самом деле
Той зависти не превозмог?

***
И всё-таки приятно жить в берлоге
Вдали от всей всесветной суеты,
Не обивая хмурые пороги,
Не искажая сущие черты.

Не опасаясь века патогена,
Но и не ожидая ничего,
Пусть не совсем в манере Диогена,
Но в чём-то близко около того.

***
Я разведу вино водою трезвой…
Леонид Тартынский
Всю жизнь был мучим страстью бесполезной,
Слагал стихи и домогался Муз,
И вот итог - мне не достался туз…
Я разведу вино водою трезвой.
На всякий случай карты покраплю,
Вдруг что-то улыбнётся мне в раскладе,
А если нет - ну, что же, Бога ради!
Порву свои творения в досаде
И, протрезвевши, Пушкина куплю.

***
Кто б помнил сегодня Дантеса
Когда бы не ревности хмель,
Когда б кучерявый повеса
Не вызвал его на дуэль,

Когда бы случилась осечка,
Когда б был не меток стрелок,
Когда бы не Чёрная речка,
Когда б не отпущенный срок?

Но рока пробили куранты
Всех здравых надежд вопреки,
Считают шаги секунданты,
И пальцы легли на курки.

Теперь всё во власти мгновений,
Нельзя изменить ничего,
Бессмертным становится Гений…
А как же убийца его?

Неужто не встретится с адом, -
Проклятьям ничтожна цена, -
Неужто в истории рядом
Останутся их имена?

Останутся. Жизнь - не игрушки,
Всё воле подвластно небес…
Для счастья останется Пушкин!
Для сплетен досужих - Дантес.

***
Памяти моего тренера
Б.Д. Аптекмана
И вот случилось - я на пьедестале,
Хотя никто не верил и на грош,
А ноги от забега так устали,
Что в них одна предательская дрожь,

И на душе уже скребутся кошки,
Как знать, дождусь ли нового витка,
Поскольку жизнь на гаревой дорожке,
Увы, всегда предельно коротка.

***
Под вечер, все обмерив мостовые,
Пересчитав кварталы и дворы,
Я вдруг услышал голоса живые
Ровесников… Той самой детворы,
С которой не один я знался год,
И быт делил и общий круг забот.

Они так ясно предо мной предстали,
Что впору окликать по именам…
Но дней своих мы книгу пролистали,
И никогда не повстречаться нам.
И тут возникла времени стена.
Опять стою один. И тишина.

***
В актив зачислить можно мэтру,
Что нос всегда держал по ветру,
Но перевесил всё пассив -
Мэтр был бездарен и спесив.

***
Мы подвластны неясной причуде
И охотно влезаем в долги,
То мечтаем о сказочном чуде,
То себя запрягаем в плуги,

То нас скрытая спесь хороводит,
То раскаянье спать не даёт…
Ну, а жизнь потихоньку уходит,
Глядь - последний уже поворот.

МЕДИЦИНСКИЙ ЭТЮД

За какие грехи словно пули
Нас пронзают магнитные бури?
Изощрённо терзают паскуды
Кровеносные наши сосуды.
В них сильно изуверство такое:
День и ночь нам от них нет покоя.
…Пребываю в объятьях дивана,
Наглотавшись с утра адельфана,
Охмурясь медицинскою прозой
Валидола… Его же с глюкозой.
Корвалола в стаканчик накапал,
Результата - кот больше наплакал.
… Ни к чему уповать на таблетки,
Это - старость. И я в ней, как в клетке,
А точнее - в магнитной ловушке
На изрядно помятой подушке.

***
Молока выпил кружку, да хлеба
Пожевал… И свободен, как дрозд.
Надо мной бесконечное небо
С бесконечным количеством звёзд.

Я душой в эти выси взлетаю,
Я собою владеть не могу,
Я сегодня их все сосчитаю
В час ночлега на свежем стогу.

***
Винить судьбу - отчаянное дело,
Тем более под водку за столом,
Припомни, как прожил ты неумело
И как прожить пытался напролом.

Писать гроссбух - не девочкам записки,
Внушая им надежды подшофе,
Знать не дано в каком у ней ты списке,
В каком разделе и в какой графе,

Под номером каким ты был посеян
И приглашён стартёром в этот круг…
А то, что ты подавлен и растерян -
Нормально. Происходит всё не вдруг.

***
А я стою ещё в углу,
За шалость всё ещё наказан,
Просить прощения обязан,
Но не хочу и не могу,

Пора обиду бы унять,
Принять законы соответствий,
Но не могу никак понять
Различия причин и следствий.

***
Забыть хотел, но только зря старался,
И прятался напрасно за укор.
Перрон пустел. Но взгляд её остался,
Мгновенный и болезненный укол.

Ни перед кем ни в чём не виноваты,
Из всех за годы обретённых черт,
Во мне живёт теперь лицо утраты…
Как хорошо, что без ненужных жертв.

***
Всё гораздо проще -
забываю
И теряю в памяти черты,
Лишь когда
в беспамятстве бываю,
В миг спасенья
понимаю -
ты,
Снова ты,
вдруг став моей судьбою,
Не припоминая,
дрязг и зла,
В комнату
на цыпочках вошла
И до лба
дотронулась рукою.

***
Ты проснёшься и счастья не ждёшь,
Всеми напрочь забыт и оставлен,
Только вдруг зазвучит из-за ставен
Птичьих песен серебряный дождь,

Луч пробьётся сквозь сетку гардин
И щеки твоей мягко коснётся,
И нежданное чувство проснётся,
Что ты в мире опять не один.
Г Ростов-на-Дону


ОБ АВТОРАХ
Кедров Константин Александрович (при рождении — Бердичевский) родился 12 ноября 1942, в Рыбинскс - поэт, доктор философских наук, философ и литературный критик, автор термина метаметафора (1984) и философской теории метакода. Создатель литературной группы и автор аббревиатуры ДООС (Добровольное общество охраны стрекоз) (1984). Член Союза писателей СССР (1989). Член исполкома Российского ПЕН-клуба. Член Международного союза дворян (по линии рода Челищевых — свидетельство № 98 13.11.08). Главный редактор международного «Журнала ПОэтов». Лауреат международной южнокорейской премии Манхэ 2013, международной премии и серебряной медали Давида Бурлюка, международной премии поэта и философа Григория Сковороды. Автор сборников «Компьютер любви» с послесловием Андрея Вознесенского: «Константина Кедрова смело можно назвать Иоанном Крестителем новой метаметафорической волны в поэзии», «ИЛИ», «Дирижер тишины», «Говорящие звезды», монографии «Поэтический космос», книг «Инсайдаут», «Метаметафора», «Метакод», «Философия литературы».
Кацюба Елена Александровна родилась 24 января 1946 — русский поэт, член Союза Писателей, член ПЕН-клуба, одна из основательниц группы ДООС во главе с Константином Кедровым. Окончила отделение журналистики Казанского университета. По инициативе Юнны Мориц и Андрея Вознесенского была принята в Союз Писателей с рекомендацией Генриха Сапгира на первом общем собрании после распада СССР. С 1998 по 2003 г. она была телевизионным обозревателем в газете «Новые известия», с 2003 по март 2005 вела еженедельную колонку «Книжная полка» в газете «Русский курьер». Е. Кацюба — ответственный секретарь и арт-дизайнер «Журнала ПОэтов», создатель двух первых в России и в мире палиндромических словарей (медаль им. Б.Гринченко - последователя В.Даля - на фестивале «Славянские традиции»), автор поэтических книг: «Красивые всегда правы», «Игр рай», «Глядящие на пламя». Участница многих международных поэтических фестивалей, лауреат Международной премии и серебряной медали Давида Бурлюка, «Другие», 6-го Волошинского фестиваля, интернет-журнала «Окно» (Ирландия). «Если бы Хлебников жил сегодня, он писал бы, как Елена Кацюба», - сказал Андрей Вознесенский на сцене Таганки, где поэты праздновали в 2000 году Первый Всемирный день поэзии ЮНЕСКО.
Ерёмин Николай Николаевич родился 26 июля 1943 года в городе Свободном, Амурской области. Окончил Медицинский институт в Красноярске и Литературный им. А.М.Горького в Москве. Член СП СССР с 1981 г. Союза российских писателей с 1991г. и русского ПЕН-центра международного ПЕН-клуба. Кавалер Золотой медали «Василий Шукшин». Автор книг прозы «Мифы про Абаканск», «Компромат», «Харакири», «Наука выживания», «Комната счастья», «Волшебный котелок», «Чучело человека». Выпустил в свет Собрание сочинений в 6 томах Новые поэтические книги: «Идея фикс», «Лунная ночь», «Поэт в законе», «Гусляр», «О тебе и обо мне», «На склоне лет», «Тайны творчества», «Бубен шамана», «От и до», «Кто виноват?», «Владыка слов», «Гора любви», «В сторону вечности», «Папа русский», «Тень бабочки и мотылька», «Поэзия как волшебство», «Смирительная рубашка», «Подковы для Пегаса», «Сибирский сибарит», «Эхо любви, или Старик без моря» «Доктор поэтических наук», «Игра в дуду и в русскую рулетку», «Поэтическое убежище», «Енисей впадает в Волгу», «Смысл жизни», «Храм на любви» «Муза и Поэт», трёхтомник «Небо в алмазах» изданы уже в ХХ1 веке.
Николай Ерёмин является автором-составителем проекта «Миражисты», под грифом которого издал альманахи «Пощёчина общественной безвкусице», «5-й угол 4-го измерения», «ЕБЖ-Если Буду Жив», «Сибирская ссылка», «Кастрюля и звезда, или Амфора нового смысла» «Бомонд», «Рог изобилия», «Прятки Каш-Каш», «Точки над Ё» Он - лауреат премии «Хинган» и «Нефритовый Будда». Победитель конкурса «День поэзии Литературного института - 2011» в номинации «Классическая Лира». Дипломант конкурса «Песенное слово» им. Н.А.Некрасова. Награждён ПОЧЁТНОЙ ГРАМОТОЙ министерства культуры РФ (Приказ №806-вн от 06.11.2012 подписал В.Р. Мединский). Публиковался в журналах «День и ночь» Марины Саввиных, «Новый Енисейский литератор» Сергея Кузичкина, «Истоки» Сергея Прохорова, «Приокские зори» Алексея Яшина, «Бийский вестник» Виктора Буланичева, «Интеллигент» Сергея Пашкова, «Вертикаль» Валерия Сдобнякова - Нижний Новгород, «Огни Кузбасса» Сергея Донбая, «Доля» Валерия Басырова, «Русский берег» Бориса Черных - Благовещенск, «Вовремя» Владимира Золотухина - Лесосибирск, в альманахе «Дафен» Цу Тяньсуя - город Синьян, на китайском языке, в переводах Хэ Суншаня, во «Флориде» Александра Росина - город Майами, в «Журнале ПОэтов» Константина Кедрова -- Москва, В интернете на порталах «Лексикон» Елены Николаевой - Чикаго, «Подлинник» Виктора Сундеева, «45я параллель» Сергея Сутулова-Катеринича», «Русское литературное эхо» - Иерусалим, «Стихи. Ру, Проза. Ру» Живёт в Красноярске Т:: 8 95О 4О1 ЗО1 7. Электронный адрес nikolaier@mail.ru
Степанов Евгений Викторович — президент Союза писателей ХХI века.
Член Президиума МГО СП России, Союза писателей Москвы, Пен-Клуба, Правления Союза литераторов России. Генеральный директор Холдинга «Вест-Консалтинг». Родился в 1964 году в Москве. Окончил факультет иностранных языков Тамбовского педагогического института в 1986 году по специальности «французский и немецкий языки», Университет христианского образования в Женеве в 1992 году, экономический факультет Чувашского государственного университета в 2004 году по специальности «финансы и кредит» и аспирантуру факультета журналистики МГУ в 2004 году. Кандидат филологических наук. Докторант РГГУ (кафедра теоретической и исторической поэтики, тема диссертации посвящена современной русской поэзии). Поэт, прозаик, литературный критик, издатель, культуролог, экономист. Читал лекции в университетах России, США, Швейцарии, Финляндии, Румынии и многих других стран.
Издатель-главный редактор журналов «Дети Ра», «Футурум АРТ», «Зинзивер» «Крещатик»(Санкт-Петербург), газет «Литературные известия» и «Поэтоград», Интернет-издания «Персона ПЛЮС». Почетный гражданин штата Кентукки (США). Лауреат Отметины имени Отца русского футуризма Д. Д. Бурлюка и международного фестиваля FEED BACK (Румыния). Живёт в Москве.
Мельниченко Михаил Иванович родился в 1953 году в пос. Усть-Мая Якутской АССР. Живет в городе Железногорске Красноярского края.
Работает на Горно-химическом комбинате инженером-энергетиком РЗАиТ (релейной защиты, автоматики и телемеханики).
Автор шести поэтических книжек: «Фанера-2», Фанера-3», Фанера-5», «Кирпичи», «Провода», «От змеи до змеи». Участник многих коллективных сборников и антологий, в том числе трёх выпусков альманаха «Миражисты»: «Сибирская ссылка», «Форс-мажор» и «Лауреаты Ерёминской премии».
Участник поэтических фестивалей в Красноярске, Иркутске и Коктебеле. Участник IХ Всесоюзного совещания молодых литераторов в Москве (1989). Лауреат фестиваля авторской песни и поэзии городов Росатома «Уран-235» г. Сосновый Бор 2016 год. Член союза Российских писателей с 2002 года.
Кручинин Андрей Борисович родился в Москве в 1966 году. Служил в вооруженных силах СССР. Получил высшее юридическое образование. Окончил Высшие литературные курсы Литературного института А.М. Горького, изучал искусствоведение и психологию в Институте св. Фомы./Был участником литературной студии, возглавляемой Т.Л. Успенской-Ошаниной, а также дружеского сообщества поэтов, получившего название «Волоколамская коммуна»,/под руководством Николая Потапенкова./Член Союза писателей.  
Публиковался в газетах, журналах, альманахах, коллективных сборниках./ 
В 2011 году/вышел/в свет сборник стихов «Дуэт корабельных скрипок»/(М.: Академия поэзии)./ 

Ольга Сергеевна Ильницкая PEN International - русское отделение, Союз писателей Москвы, Национальный Конгресс писателей Украины, Южнорусский Союз Писателей,
Национальный Союз журналистов Украины; Ассоциация морских журналистов.
В советские времена опубликованы две книги стихов в подмосковном и ленинградском самиздате.
Во времена перестройки вышла книга прозы и стихов "Жизнь тому вперёд", переведенная впоследствии на английский язык: "State оf Emergency".
Изданы книги прозы и стихов: "Дебют на прощанье", "Твоими молитвами", "Семь встреч с Богом", "Божий человек. Книга про всё хорошее", "Идёт по улице война".
Публиковалась в энциклопедиях и антологиях России и Украины, в периодической печати России, Украины, Молдавии, Германии, Франции, США, Венгрии, Израиля, Монголии.
Прозу, стихи и эссе - отмечали дипломами в России, Украине, Канаде, США, сети интернет.
По образованию историк-обществовед. Работала школьным учителем, научным сотрудником, экскурсоводом, археологом, редактором литературных журналов, репортером.
Васильев Геннадий Михайлович, Родился 23 июня 1959 года в г. Томске. Журналист, поэт, бард, член Союза российских писателей. Учился заочно в Иркутском университете на факультете журналистики. В 1986 г. был приглашен в газету «Серп и молот», затем работал в газетах «Красноярский комсомолец», «Свой голос», «Евразия», «Деловая Сибирь», вел еженедельную программу на красноярской студии «Авторадио», участвовал во всевозможных медиа-проектах. Участник Всероссийского совещания молодых литераторов в Ярославле в 1996 году. В издательстве «Эксмо» вышла детективная повесть «Свидетели долго не живут» (2005 год, серия «Русский бестселлер»). Рассказы печатались в журнале «День и ночь» (Красноярск), в 2018г. в Красноярске вышел сборник прозы «Одноклассники точка» - роман и рассказы. Стихи печатались отдельными сборниками: «Посвящение друзьям», 1996г., Красноярск, «Весенняя песня скворца», 2014г., Красноярск, публиковались в коллективных сборниках, альманахах, журналах «День и ночь», «Байкал». Почта vasilevg@mail.ru, vasilevg@domkuh.ru ,телефон +7-902-991-89-19.
Ольга Петровна Погорелова (Поспелова)
Родилась в п. Абан Красноярского края, Россия. 23.06.1958 г. Живет в Красноярске.
Образование высшее, инженер-строитель. Училась в Красноярском политехническом институте на архитектурно-строительном факультете, специальность - городское строительство. Работала инженером на Красноярском заводе комбайнов, представителем газеты «Аргументы и факты», экспертом в области промышленной безопасности опасных производственных объектов, в настоящее время преподаватель в сфере дополнительного профессионального образования.Стихи публиковались в краевых и городских газетах, коллективных сборниках «Живая листва», «Жарки», «SOS реалисты», «Все из ничего», в антологиях «Еремина дача», «Время любви», «На поэтическом меридиане», «День поэзии Красноярского края 2004 год», «Поэтессы Енисея», «Поэты на берегах Енисея XIII-XXI вв.», в журнале «Енисейский литератор», в альманахе «Литературная весна-2015. Победители», в альманахе современных русских авторов «Русский Stil -2016» №10 и др., звучали на радио. Лауреат 2-й степени литературного конкурса «Русский Stil -2016» (Германия), номинация «Поэзия».Страница автора Ольги Погореловой на сайте Стихи.ру : https://www.stihi.ru/avtor/opospelova
Вова Рыжий одился 15 марта 1947 года в Ростове-на-Дону Первое стихотворение написал в десять лет, поводом стал запуск искусственного спутника Земли. Первые публикации в студенческой многотиражке РГУ в 1964 году. До этого , ещё школьником, выступал с чтением своих стихов на Ростовском телевидении и в эфире Ростовского радио. С 17 лет, совмещая работу с учёбой, начал трудовую деятельность. Работал радиомонтажником на заводе, заведующим фотолабораторией, а затем инженером техотдела, в проектном институте, с 1978 года - корреспондентом многотиражки объединения «Донводстрой», «Донской гидростроитель». Участник строительства Константиновского гидроузла на Дону. Публиковался в альманахах и журналах, в многочисленных коллективных сборниках, в которых выступал и как автор, и как редактор. Имею несколько авторских книжек. В детские годы летние каникулы проводил у родственников в Калужской области на речке Брынь, в глухих Брынских лесах. Отсюда много стихов деревенской темы. Автор фото - Валерий Кувшинов. Место съёмки - Нор-Нахичеван.
КРУТНЯК

Альманах Доосов и Миражистов
СОДЕРЖАНИЕ
Константин Кедров
Елена Кацюба
Николай Ерёмин
Евгений Степанов
Михаил Мельниченко
Андрей Кручинин
Ольга Ильницкая
Геннадий Васильев
Ольга Погорелова
Вова Рыжий



Подписано в печать 11.06 .2019. Формат 60х84
1/16 Бумага офсетная. Тираж 100 экз. Заказ 01-011
Отпечатано в типографии «Литера-принт»,
Красноярск, ул. Гладкова, 6, оф. 030
Телефон 8(391) 2 950 340



















Cвидетельство о публикации 570593 © Ерёмин Н. Н. 11.06.19 11:15