• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

Часть первая (продолжение): Как честно и эффективно работая стать банкротом и опасным преступником 4

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Глава 4. Крохотный номерок. С разоблачением.
       
Начало здесь:
                       Глава 2. А кто мы?
Что ж, уважаемый читатель. Раз обещал, буду выполнять. Итак, начинаем.
 
Как всегда, Михаил Александрович предвидел всё: … начались…необъяснимые происшествия…Однажды … явился в квартиру милиционер… и сказал, что просят на минутку зайти в отделение в чем-то расписаться…Удивительнее всего…то, что… исчез … милиционер.
 
Ну, во-первых это было не начало. Всё началось не совсем с этого, а если выражаться точнее, совсем не с этого. С этого начался лишь этап бурного развития событий. Об их предыстории мы ещё сможем поговорить позже, а пока о деталях, необходимых для понимания происходящего, я буду рассказывать по ходу.
Во-вторых это был не милиционер, а милая, весьма юная дама – следователь Замоскворецкого межрайонного следственного отдела Следственного комитета России Т.А.Романова.
В третьих –не в квартиру, а в офис АО «Партнер», который располагался в трёхэтажном здании красного кирпича. В квартиру приходили несколько позже. Сам офис находился на отдельной территории в Центросоюзном переулке Басманного района, дома 9 и 11, за новым забором. Там же стояли две большие хозяйственные постройки. Я пишу об этом только потому так подробно, что все детали очень важны. Без них, даже читателю с буйным воображением, будет сложно представить себе всю прелесть развивающейся стремительно ситуации. Пришла, а вернее сказать –приехала, она не одна: с ней были ещё шесть мужчин. В дальнейшем оказалось, что 5 из них оперативники УБЭП по Москве, один –оперативник ФСБ. Происходило это тёплым весенним вечером около 6 часов вечера в пятницу 4 мая 2018 года. В этом месте опытный человек скажет: «Ага, занятно!»
   Почему? «Всё –как говорила моя внучка в 4 года – очень просто». Половина шестого –шесть вечера любимое время правоохранителей для…как бы выразиться поделикатней –«необычных» мероприятий: все кому можно позвонить, для того, чтобы остановить что-то незаконное и неправильное, в это время едут по дачам выключив, чаще всего, телефоны.
В четвёртых, в этот день очень многое было странно: сначала судья Арбитражного суда Москвы «исправила опечатку» в своём определении, изменив дату рассмотрения заявления о банкротстве (привожу точную цитату) с «…19 июня 2018 года …16 час. 45 мин.» на «...на 04 мая 2018 года на 11 час. 30 мин.», сократив наше время на подготовку на полтора месяца."> Не правда ли –занятная опечатка? А 4 мая, не только не выслушав позиций сторон, но и не начав рассмотрение дела по существу – юристы поймут, о чём я сейчас – приняла определение, в коем было написано: «Ввести в отношении Акционерного общества «ПАРТНЕР» (ОГРН 1027700324497, ИНН 7706027230, место нахождения: г. Москва, ул. Б. Якиманка, 31) процедуру наблюдения». А сколько было у неё других, совершенно очаровательных шалостей! Слава Богу, что и Арбитражный суд Москвы, и уже помянутый Замоскворецкий отдел следственного комитета расположены на значительном удалении от Патриарших прудов, а то ведь простодушный читатель мог бы подумать… Ещё принюхиваться б начал, запах серы, вишь ты, ему почудился. Ой, не к ночи будь помянуто. Даже говорить не хочется. Начитались, понимаешь ли, всяких книг –просто беда! Интеллигенция, ничего святого.
Но, вернёмся к нашей истории, поговорим ещё о судье Екатерине Сергеевне Игнатовой.
В дальнейшем она приняла очень много подобных определений, с более серьёзными нарушениями. Всё зафиксировано в протоколах, стенограммах, аудио- и видеозаписях заседаний по делу А40-39560/2018. Ещё достаточно будет разговоров на эту тему. Хорошо информированный –как теперь принято писать в подобных случаях источник –рассказал, что когда после совсем яркого эпизода из этой серии, люди, имевшие законное право задавать подобные вопросы спросили: «А что это было?», она подняла глаза к потолку, вытянула руку вверх и в сторону – в направлении «высокого кабинета» учреждения и … ничего не ответила. Пытливый читатель может увидеть сам. За исключением самого интересного – ни записей, ни стенограмм ему не дадут. Разве что, по журналистскому запросу. И то, сомневаюсь.
Поскольку решение Екатерины Сергеевны было, мягко говоря, экстравагантным, мы с Сергеем Иванченко добирались на встречу к уважаемому юристу чтобы разобраться в ситуации, подъехали к его офису на Мясницкой. Но, раздался телефонный звонок. Звонила Ирина, мой опытный и надёжный советник: «–К нам пришёл следственный комитет, собираются произвести обыск. Я предложила им подождать, пока приедет адвокат, посидеть в переговорной и выпить кофе. Вы тоже успеете. Они, однако, наотрез отказались, стоят во дворе.» У нас накопился солидный опыт взаимодействия с правоохранительными органами: у любого руководителя его много, а мы, к тому же, в качестве потерпевших, пройдя через длительные процедуры, связанные со следствием и судами, воспринимали подобные эпизоды спокойно. А для волнений, как выяснилось позже, были серьёзные основания.
Через 15 минут был на месте и сразу сказал: «Мы открыты к сотрудничеству, ничего не будем скрывать, покажем и дадим всё что надо. Скажите только, пожалуйста, что именно». Ответ юной дамы был восхитителен: «Мы сами знаем, что нам надо и обыщем весь офис». Опытные опера переглянулись, плохо скрывая улыбки. Она продолжила: «возбуждено уголовное дело по факту невыплаты заработной платы вашей сотруднице Терешковой». Странно: Беляев, отвечавший за платежи, всегда следил, чтобы Терешкова получала свои деньги вовремя. Да и расчёт при увольнении был произведён своевременно и в полном объёме. В этом уже разбиралась по её жалобе трудовая инспекция.
Тут необходимо пояснение. И следователи, и опера всегда перегружены. Десяти-двенадцатичасовой рабочий день не исключение, а норма. Они никогда не ищут себе лишних хлопот. Статья 182 УПК РФ (уголовно-процессуального кодекса) давала такую возможность: – «5. До начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск». Может быть она опасалась, что мы скроем документы, подтверждающие нашу невиновность? Другого объяснения я себе представить не могу.
На этом месте знающий читатель с пониманием хмыкнет – чтобы следователь сам поехал на обыск по экономическому делу? Далее: обыскать даже всемером трёхэтажный офис в поисках документов –практически невозможно. Особенно, если отказываться от помощи руководителя и сотрудников фирмы. Неопытная дама просто не представляла себе объёма работы. Адвокат (в прошлом сам следователь с многолетним стажем) объяснил: межрайонные отделы следственного комитета занимаются, в основном, «жмуриками и пиписьками» (убийства и преступления на сексуальной почве). Да и наблюдается у них переизбыток работы по тем самым тяжким и особо тяжким преступлениям, которыми и привыкла заниматься решительная воительница. За них предусмотрено наказание вплоть до пожизненного лишения свободы А здесь, такие силы вечером пятницы, на расследование якобы совершённого экономического преступления небольшой тяжести? Вот что на этот счёт записано в статье 145.1. УК РФ (уголовного кодекса): « 1. Частичная невыплата свыше трех месяцев заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных установленных законом выплат, совершенная из корыстной или иной личной заинтересованности руководителем организации, работодателем - физическим лицом, руководителем филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения организации, -наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года
Но, продолжим. Я задал простой вопрос - с чего начнём, рабочий день завершён, помещения закрыты. «От каких помещений принести ключи?». Опера подсказали: «отдел кадров, бухгалтерия, кабинет руководителя». К чести дамы, как только она увидела воочию, что из себя представляет набор кадровых документов более чем на тысячу человек (они по закону хранятся не менее 75 лет, у нас постоянно работало 350-400 человек, за тридцать лет накопилось), она стала слушать профессионалов. Опытные опера сразу поняли –искать здесь нечего, все происходит в соответствии с законом. Естественно, они были не в курсе – обычная история –разовое поручение. «И чего нас пригнали такой толпой – да за пять минут разговора видно, что если вы что и нарушили, то только по ошибке».
Мы для себя тогда решили: «Понятно, пришли по заказу. Попугать, чтобы были сговорчивей» - и, не придали этому эпизоду серьёзного внимания. Исходили из того, что время разнузданной правовой вакханалии прошло. Так нам объясняли знакомые опытные опера и следователи из МВД: «–Сейчас всё изменилось. Прокуратура, служба собственной безопасности, вышестоящие подразделения министерства контролируют каждый шаг. Даже если есть указание высокого начальства, каждое действие должно быть обоснованным, оформленным с соблюдением всех необходимых формальностей. Иначе, погоны снимут. Или того хуже…». Собственно, сначала всё именно так и развивалась. Юная, но как выяснилось в дальнейшем, вполне разумная леди, привыкшая расследовать тяжкие и особо тяжкие преступления, достаточно быстро разобралась и в нашем абсолютно, на первый взгляд, бессмысленном и бесперспективном деле и отстала.
Мы неосторожно успокоились –дело-то полностью надуманное. И сделали очередную ошибку, не приняв во внимание, что все говорившие об изменениях, работали в системе МВД. Были уверены, что прокуратура отменит незаконные решения (если они будут), попросту не понимая, что имеем дело со Следственным комитетом России –практически бесконтрольной организацией. По сложившейся практике (в отличие от следственных подразделений МВД и вопреки уголовно-процессуальному кодексу) они не предоставляют в прокуратуру комплекта документов до передачи дела в суд –даже, как говорят, по прокурорскому запросу. У них нет службы собственной безопасности (ликвидировали после известного коррупционного скандала с Главным следственным управлением СК по Москве). Контролирует их только внутриведомственная вертикаль и, частично, ФСБ.
Поражаюсь порой, до чего сами того не подозревая, были правы опера. Цепь воистину глупейших ошибок. Только  не у следствия, а у нас.
Дело забрало на проверку  Главное следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве и передало для дальнейшего расследования другому подразделению.
На этом месте пора прерваться. Невнимательный читатель может подумать: «А кого, собственно, в этой главе разоблачили?» Опытный – просто горько вздохнёт.
А мой любимый въедливый читатель спросит: «Да вы ж мне обещали разоблачения. И где? Только это?». Правильный вопрос, абсолютно точный!
Отвечаю: –«Для полного разоблачения надо рассказать слишком много – в одну небольшую главу не поместится. Я же обещал лишь крохотный номерок!»
К тому же, всё моё повествование посвящено этому. Свалить в одну кучу – и непонятно, да и скучно будет читать! А я, знаете ли, уважаю и ценю всех своих читателей, вне зависимости от точки зрения, отношения к происходящему, их доверия ко мне.
 
И, опять бессмертный Булгаков: Вы находитесь, …— не в сумасшедшем доме… вас никто не станет задерживать, если в этом нет надобности.
 
Надобность, к сожалению, возникла. Но об этом дальше.
 
 
Cвидетельство о публикации 569283 © Игорь Вайншток (Старый Брюзга) 12.05.19 05:06

Комментарии к произведению 3 (6)

Есть выражение: дурака и в церкви бьют

Это верно. Кто же, кроме дураков будет во всём себе отказывая, создавать серьёзную научно-производственную компанию? Разрабатывать уникальные лекарства, которых нет нигде в мире?

Вместо того, чтобы просто пилить бюджеты и воровать. Об этом и написано - пусть хоть другие не повторяют моих ошибок.

Ясное дело - дебилы, ... (как изящно выразился Сергей Викторович Лавров).

  • Sergey Ap
  • 21.05.2019 в 03:37
  • | кому: Игорь Вайншток (Старый Брюзга)

Наверно, нет. Без "ошибок," не будет движения вперед

"...да и скучно будет читать! "

Так ведь уже.

Так ведь ещё скучнее станет. Представляете, как Вам тяжело станет...

Не дождётесь. Разве я сказал "тяжело"? Но Ваше желание сделать мне "тяжело" я оценил :)

Разве я сказал сделать? Одно дело когда скучно дальше некуда, а другое - ещё скучнее :)

Судя по тому, что слышал о Вас и по только что прочитанному, забавный вырисовывается детективчик.

Хотелось бы продолжения.

Не сомневайтесь. Выкладываю по мере готовности. Здесь, к сожалению, нет ни капли художественного вымысла. Та самая ситуация, когда лучше правды не соврёшь.