• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Десять процентов

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста


Подслушивать, конечно, нехорошо,
но иногда правду по-другому не узнать.
Джоди Пиколт

Доказать и убедить - совершенно разные вещи. Можно доказать и не убедить, а можно и наоборот.
Я их видел впервые - Виту, Егора и Антона. Они шумно спорили в дальнем конце бульварчика у метро, там, где асфальтированная дорожка переходила в грунтовую аллею. Мое внимание привлекли несколько имен, произнесенные ими очень громко. Свои вопросы они обсуждали бурно, с шутками и дружескими подтруниваниями. Говорили обо всем, что есть на свете, - иногда задерживаясь на теме, иногда едва ее касаясь.
Антон и девушка устроились на скамейке. Егор, ростом и стремительностью схожий с Маяковским, стоял перед ними и не то чтоб говорил - вещал. Я присел с краюшку и закурил, извиняясь себе под нос - просто так присоседиться к ним было неловко. Они все тоже дымили не переставая и нового соседа, в общем-то, не заметили. Только Вита подвинулась, мельком взглянув на меня. Впрочем, их спор на миг было запнулся, но скоро они забыли обо мне и продолжили разговор. Я же с наслаждением пребывал в биополе хорошенькой девушки и слушал ребят. Они, судя по возрасту и кругу интересов, были студентами, хотя я ни тогда, ни после так и не догадался, в каком институте они учились. Филологи? Биологи? Да кто знает и какая в данном случае разница?
Антон был непонятным, хоть и понятливым; Егор деловитым, но с двойным дном - вторым дном было море эмоций, и в том море периодически штормило, а Вита была молода и, следовательно, красива - этого совершенно достаточно, чтобы быть нужным ингредиентом в любой компании.
Я присоединился к ребятам в тот момент, когда они заговорили о стихотворных размерах, о связях технических аспектов стихосложения с эмоциональной стороной текста. Часто упоминались какие-то десять процентов, которые перекочевали из предыдущего разговора. В принципе, в них-то, в 10%, как раз и находился узел темы. Я знал, что со временем все разъясниться и ни о чем, понятное дело, не расспрашивал, хотя спросить зудело. Да и какие вопросы может задавать посторонний? Уйдут, пошлют или замкнутся. Быть нулевым собеседником если и не мудро, то уж точно - не затруднительно.
Потом я записал, что запомнил и что мне показалось интересным. Убедительных аргументов, как кажется теперь, у ребят было недостаточно. Для простоты изложения я позаимствовал у Владимира Соловьева диалогическую форму "Трех разговоров". Повести об антихристе не приложил ввиду отсутствия таковой.
Может, в записях я что-то прибавил от себя к их словам, но только для связности текста и удобоваримости чтения. Убрал многочисленные взаимные подначивания и закончил предложения, которые они очень часто обрывали посредине. Мой слог тяжеловеснее, чем их короткие колкие фразы. Поэтому стилистика данного текста неоднородная. Еще уточнил и поправил цитаты, которые в их версиях были весьма произвольными.
Ребята часто противоречили сами себе. Довольно быстро сперва отвергаемый тезис они включали в свою систему доказательств. Мне это не показалось неправильным, так как практически любое возражение имеет частицу истины. Зачем лишаться даже частицы? А то, что не логично… Кому нужна такая прямолинейная логика? Разве быть логичным означает быть счастливым? Разве правда - в логике? Естественно, последний тезис не следует доводить до безумия.
Говорил в основном Егор, Антон его провоцировал на рискованные выводы.

***
Е г о р. Начинать лучше с известного всем.
А н т о н. Тогда начни с сотворения мира. Как Апостол Стефан перед тем, как его забили камнями.
В и т а (следит за разговором со смартфоном наготове. Быстро находит в интернете нужную цитату. Зачитывает.) "... мужи братия и отцы! послушайте. Бог славы явился к отцу нашему Аврааму в Месопотамии..."
Е г о р. Это хорошее начало. Всем должно быть ясно, что сказанное не с Луны свалилось. Что все происходит в определенной логике и имеет историю.
В и т а. А если с Луны, то зачем. Вроде бы, мы как раз об этом. И все же любой разговор начинается с тайны.
А н т о н. Именно! Сейчас у нас их две: придет ли за тобой Герман и откуда берутся стихи.
В и т а. Почему Герман?
А н т о н. Потому что полночь близится, а его все нет.
В и т а. Он не Герман.
А н т о н. Ну, тогда Годо.
В и т а. Ну, а Годо почему? Потому что ждем?
А н т о н. Ага.
Е г о р (досадует на перепалку). Вита права: мы как раз об этом. Начну с того, что существует в реальности, но не имеет простого объяснения. Быть рациональным - это значит стоять на пути эволюции, если под таковой понимать сохранение человеком лидирующей роли в природе и быть "венцом творения". Признавать только очевидное - значит заморозить, законсервировать мир и никуда не двигаться. И тогда труба всей научно-технической революции.
А н т о н. Так… Про эволюцию ты бы лучше вообще не упоминал. Как шутят деловые люди, Дарвин не учел, что потомство у тупых всегда многочисленнее, чем у умных. Так что скоро тебе не с кем будет словом перемолвиться. А на предмет рационализма… Ты говоришь о дремучем рационализме. У кого-то есть жена и любовница, а у кого-то только жена. То есть у одного жена - главное и есть что-то еще, а у другого - единственное и ничего больше. Рационалисты, зацикленные на единственном, вымерли, как мамонты.
В и т а. Человек склонен к моногамии.
А н т о н. Ты желаемое признаешь реальным. Обычная ошибка дошколят.
Е г о р. Ну почему же. Думаю, что в самом деле склонен - пусть к слабой, но моногамии. Особенно если учитывать такой феномен, как любовь. Человека тянет к цельным образам и формам, другими словами - к гармонии, а адюльтер - это все-таки деструкт. Продолжу о рационализме. Начиная с Достоевского как с самого известного выразителя иной точки зрения, нам приходиться иметь дело с многочисленными аргументами, в которых иррационализм имеет знак "плюс".
А н т о н. Герои Достоевского выступали скорее против прагматизма, а не рационализма. Против того, чтобы оценивать вещи, идеи или поступки с точки зрения их практичности и целесообразности.
Е г о р. Прагматизм является только одной компонентой рационализма, но все-таки основной и - главное - ведущей, движущей компонентой. Что же происходит? Желание "по своей глупой воли пожить" есть всего лишь мечта обрести всю полноту бытия. Которая явно не обретается, если быть прагматичным, то есть искать только пользы.
А н т о н. Польза - понятие многогранное.
Е г о р. Не будем понимать слово "польза" слишком широко, иначе придется обсуждать только термины.
В и т а (глядит на экран смартфона). Этимологически "польза" происходит от "льга" - легкий. Отсюда "льгота".
Е г о р. Спасибо, Вита. То есть польза - это облегчение существования. И тут мы выходим на безбрежный простор спекуляций.
В и т а (продолжает зачитывать из интернета). Польза по Ожегову - "хорошие, положительные последствия, благо, выгода". А по Далю: "облегчение, улучшение, выгода, прибыль, барыш, нажива".
А н т о н (лениво). Жизнь и здоровье - польза, а иногда и смерть - польза.
Е г о р. Будем понимать слова без философских и религиозных расширений. Термины в разных областях науки понимаются и употребляются тоже по-разному. Конечно, без скрупулезности мы лишимся претенциозной точности, но зато быстрее поймем друг друга. И даже лучше поймем. Теперь все-таки вернемся к полноте бытия. Даже дикарю в Новой Гвинее в некоторых ситуациях (допустим, в состоянии влюбленности) ясно, что "польза" в понимании "нажива" не может быть главным побудительным аргументом для действий. Что полезнее для восстановления сил организма, чем скушать невесту после первой брачной ночи?
А н т о н. Про невесту хорошо. Но почему бы не скушать ее через два-три годика? Когда неминуемо пройдет то самое состояние?
Е г о р. Польза - это что-то короткое. А есть объемные понятия. Такие, как та же любовь. Что-то мизерное типа выгоды в нашей беседе не нужно. В любой беседе не нужно. Это как для крупных расчетов притащить мелочь. Тоже деньги, но мелочь только путает и отвлекает, а вопрос в конце концов не решит.
В и т а. Егор, я поняла про дикаря. И дикарь знает, что существует мир иррационального и необъяснимого, равноправный этому.
Е г о р. И в этом мире нужен проводник - своего рода Вергилий. Иррациональное - ад для мозга, но не для жизни и, тем более, литературы. Понятно, что не стоит считать крайние случаи сутью иррационального. Да и мозг - вещь не совсем ясная. Бехтерева считала весьма вероятным, что мозг не рождает мысль, а только улавливает.
А н т о н. Наталья Петровна была слишком лояльна к мистике. Да и к Кашперовскому...
В и т а. Я по телеку видела передачу на эту тему. Правда, Бехтереву там не упоминали. Или я пропустила о ней. Не важно. Меня поразила фраза ведущего: "Не с бухты-барахты говорят "мысль пришла".
А н т о н. Это филология.
Е г о р. Кроме филологических есть и другие обоснования ее догадки. Мы эту красивую идею запомним, но постараемся опираться не только на нее. Кстати, я помню ту телепередачу. Из нее позаимствуем два пункта: о мозге как локаторе и о десяти процентах памяти. Меня заинтересовало совпадение с формулой Стивена Кинга, гласящей, что окончательный литературный текст равен первому варианту минус 10%. С Кингом все более-менее ясно: удаленные 10% не в состоянии разрушить текст, только очистят. С памятью все наоборот, там эти проценты прибывают. Но сперва закончим со вступлением. Частью иррационального является поэзия.
А н т о н. А куда ты денешь Тютчева и Баратынского? Отчасти Мандельштама? "Мысль изреченная есть ложь" - много ли здесь иррационального?
В и т а. Ты сам не видишь? С чего это вдруг "ложь"? А этому верится сразу же. Он сказал - и мы без доказательств поняли, что это так.
А н т о н. Тут все очень просто. Автор особым образом передает читателю состояние вдохновения, которое он испытывал. Вдохновение - это состояние неясного сознания, сродни алкогольному опьянению. Или когда человек дышит чистым кислородом. Не дышал, но читал у Жюль Верна. Помните «Из пушки на Луну»? А особый род передачи своего состояния состоит из набора технических средств стихосложения: аллитераций, тропов, а главным образом - особой расстановкой слов. Автор передает испытываемое им опьянение читателю, хотя и не в полной мере. Если читатель его не испытывает ни в какой мере, то он испытывает элементарное недоумение от ничем не доказанных сентенций.
Е г о р. Начал за здравие, а кончил как всегда. Пусть вдохновение можно назвать опьянением, но при таком опьянении приходят самые точные мысли и слова. Приходят или находятся - вопрос, нами как раз дискутируемый. Ты закончил техническими средствами стихосложения. Так-то оно так, но душа возмущена этой малостью. Мы же уверены, что созданы для высоких полетов. Это мы знаем априори, это не надо доказывать, это глупо доказывать. Мы со школы знаем, что "мысль изреченная есть ложь". Но стихи перечитываем снова и снова, испытывая волнения, сладкие нам. Вот что еще любопытно и очень близко к моей основной идее. Посмотри, как ведут себя слова: "Пускай в душевной глубине/Встают и заходят оне". Ямб нам диктует ударение на первом слоге - "зАходят", а не на втором - "захОдят".
А н т о н. Издержки языка. Почти двести лет прошло, ударение гуляет. За такое время оно может съехать даже на запятую.
Е г о р. А "Их оглушит наружный шум/Дневные разгонят лучи"? Идентичный случай. Не кажется ли многоватым?
А н т о н. С Тютчевым пример неудачный. Он любил микшировать размеры.
Е г о р. Но не в 1829 году. Позже - да, но не в этом стихотворении. Ты вспомни - это же Пушкинское время, за такие вольности тогда руки бы отбили. Потом... Да, потом Пушкина - строгого цензора - уже не было. Нет, тут чудит ямб, он сам передвигает ударение в нужное место, оставляя слово понятным и неисковерканным.
А н т о н. "Чудит, передвигает..." Право же, ты о нем, как о живом. Ямб - это как Морзянка: точка-тире, точка-тире. Ничего больше. Вроде бы...
Е г о р. А "дай-дай-закурить", то есть семерка? Точка-тире превращаются в напев. Радисток учили слышать музыку, ритм, а не точку-тире. Не зря их звали пианистками. Тем более стихотворный метр - он напевен.
А н т о н. Тогда это ноты. Партитура, так сказать.
Е г о р. Ты путаешь запись ритма с самим ритмом. Ноты это как буквы.
В и т а. Скорее, ноты - это как слоги.
Е г о р. Именно слоги - они звучат. И уместно Антон вспомнил запись многоголосия - партитуру, когда разные голоса пишут друг над дружкой. Записанные буквами стихи также многоголосны, только верхние голоса в поэзо-партитуре не отображены значками. Графикой записан буквальный смысл, над ним то, что уже графикой не фиксируется - ассоциативный общий смысл, над ними - ассоциативный личный, над ними - ритм, рифмы, звукопись - то есть то, что работает на интуицию.
А н т о н. Остынь, я не с этим спорю. Такие вещи понимают даже в детском саду. Не ломись в открытую дверь. Мне не ясно, почему ты механические структуры считаешь живыми.
Е г о р. Сам предложил начать с сотворения мира. Так что терпи. Пока мы пришли к консенсусу в понимании, что рационализм и поэзия - вещи разного порядка. Нам стало очевидно, что стихи приходят не из головы. Из сердца? Но так говорится просто потому, что нечего сказать. В любом случае не объяснение. Конечно, стихотворная техника иногда решает утилитарные задачи. Солженицын в трудных обстоятельствах что-то написал в стихах, но только потому, чтоб не забыть. Он не считал себя и не был поэтом - в смысле стихотворцем. Есть поэзия в его текстах, но творил он прозой. Мы различаем поэзию в стихах и поэзию в прозе, не такая это трудная проблема. Корень один, но очень далеки друг от друга побеги.
Мы упомянули идею Бехтеревой, что мозг не рождает, а только улавливает мысль. На предмет поэзии нам это уже очевидно. Так откуда идут импульсы, которые надо улавливать? Из спинного мозга, из двух килограмм нейронов, что в животе? Да-да, там их тоже полно, они не только в черепушке. Из космоса? Да, есть нажитый опыт, да, есть эмоции, но ведь это еще не стихи. Разве что составные части. Даже очень сильной и яркой эмоцией ничего не объяснишь. Она только повод, только толчок. Но это разные вещи - повод к созданию и поэтические импульсы в процессе создания. Процесс создания - это время "поэтического ветра", иной раз и бури.
Стихотворные размеры входят в состав "поэтического ветра" в отличие, допустим, от флюгера, который к природе ветра не имет отношения. Корабль, то есть текст, должен лететь по ветру, а не бороться с ним. Помните Д,Артаньяна на приеме у Ришелье? Герцог был за столом, читал рукопись и загибал пальцы. Гасконец понял, что Ришелье сочиняет стихи. Так вот: загибать пальцы при подсчете стоп - это дилетантизм, стопы надо услышать сразу же. Поэтому есть государственный деятель Ришелье и нет поэта Ришелье.
Не могу вспомнить автора сентенции: "Творчество - это специфическая эксплуатация некоторых объектов памяти". Сказано прекрасно. Но что мы из этого извлечем, чем можно было бы пользоваться? Как бы ничего. И все же это небольшой шаг, даже шажок, но в нужную сторону. Казалось бы, чего проще: есть память, сочиняй себе. Но тут надо вспомнить профильных специалистов - нейроученых из телепередачи. В соответствии с их данными в 10%-ах памяти хранится то, что с нами никогда не происходило и что мы, тем не менее, искренне считаем случившимся. Каждого десятого случая в нашей биографии никогда не было.
Есть версия, что это остатки памяти прошлых жизней. Этой версией можно восторгаться, но принять ее трудновато. Уверен, что под "некоторыми объектами памяти", подлежащими "специфической эксплуатации", автор нашей цитаты имел ввиду именно эти 10%. В процессе творчества автор интуитивно привлекает для "эксплуатации" именно их. Не только их, весь свой жизненный опыт, но их наиболее активно. Почему? А потому, что там находится источник выдумок, именно там работает воображение. Все эти фантомные события и переживания есть продукт воображения, а оно, в свою очередь, и есть сочинительство. Более того, авторы и выдумками их не считают и без зазрения совести утверждают, что описанное в художественных текстах - сущая правда. Эти 10%, явившиеся невесть откуда, позволяют авторам уверенно утверждать о реалистичности текстов. Мол, такое не только "бывает", но и "было".
В и т а. А вдруг и правда из прошлых жизней?
Е г о р. На мой непросвещенный взгляд, вряд ли. Правда, есть память, которая в генах. Но в данном случае я склонен думать, что это биологическая память, к событийной памяти не относящаяся.
А н т о н. Можно все упростить и про Бехтереву забыть. Просто считать, что эти 10% есть подсознательное творчество нашего Я.
В и т а. Или не нашего Я, если мозг - антенна, а не генератор.
А н т о н. Пусть антенна, но она выуживает импульсы из подсознания. Зачем нам фантасмагории из космоса?
Е г о р. Я сам против слишком гипотетического. Но надо вот еще о чем подумать. Каким бы множеством рецепторов не обладало наше подсознание, оно неминуемо ограничено обитаемым нами пространством и освоенным нами временем. Космос же связан со всем сущим. То есть он и есть все сущее: материя барионная, то есть явная, и темная, еще не постигнутая. Ну, и духовное, нематериальное. Получается, что источник творчества, который вне человека, богаче и правдивее, нежели наше подсознание.
А н т о н. Тебе обидно терять такое богатство?
Е г о р. Почему терять? Вспомним архетипы Юнга. Они связывают наше подсознание с коллективным сознанием и природой. Психическое наполняет органическое, а органическое переплетается с атомами и молекулами, то есть с неорганическим и, соответственно, - с космосом. Возможно, тут уместно будет говорить о генной памяти, передающей архетипы. Не потеряно ничего. Особая ценность - в правдивости информации, в ее независимости от субъекта. Потом она субъективно обрабатывается, но это уже другой вопрос.
А н т о н. Эх, сказал бы я тебе, что сказали эллины Павлу после его слов о Воскресении: "Об этом послушаем тебя в другое время". Несомненно, мы связаны с космосом, так как пребываем в нем и являемся его частью. Но зачем отрицать автономию человека в области творчества? Ведь сказано: "Будете, как боги". Если "как боги", то и творцы.
Е г о р. Информацию из коллективного сознания и природную мы же получаем извне - не из самих себя. Будем считать установленным вот что: наши пресловутые 10% сотворены, что очевидно. Процесс сотворения не прекращается в течение жизни. Это тоже реально. Значит, генератор творчества работает постоянно. Мы пользуемся как раз им. Он наполняет 10% объема памяти. Какой-либо другой, дополнительный, генератор элементарно не наблюдается. Если мы искренне считаем эти 10% истинными, то они жизненны - ведь они ничем не отличаются от иных воспоминаний.
А н т о н. Настоящие и фантомные - одно и то же?
Е г о р. Не одно и то же, а одинаково жизненны. Далее этот тезис развивать не имею права вот почему. Тебе должно быть известно, что редакция журнала "Общая биология" принципиально не принимает статьи о происхождении жизни, так как невозможно в абстрактных терминах описать разницу между живым и неживым, что живое и что неживое.
В и т а. Но ведь интуитивно понимать можно! Живой организм автономен и способен действовать, развиваться и меняться, рождать и умирать.
Е г о р. Я же говорил, что мы лучше поймем друг друга, если не будем углубляться в тонкости терминологии. Но при этом все же нельзя забывать позицию господ из редакции. Они признали понятийный путь невозможным. Избрав интуитивный путь, мы вынуждены будем отказаться от внятных доводов и аргументов.
А н т о н. Похоже, по такому пути я с вами не пойду.
Е г о р. Без тебя никак. И среди Апостолов должен был быть Фома неверующий. К тому же ты не совсем Фома. Ты сам говорил о практической невозможности дремучего рационализма. С биологическими структурами разобраться еще можно хотя бы на интуитивном уровне. А как с творчеством? Импульсы, пройдя сквозь молекулы, органику, эмоции, нейроны, проявляются в нас элементами языка - словами. Если мы считаем некорректным выходить в космос без скафандра скепсиса, то имеет смысл рассмотреть язык как источник импульсов.
А н т о н. А язык что - живой?
В и т а. Мне он представляется магнитным полем.
Е г о р. Если язык - поле, то не магнитное. Какие электрозаряды или магнитоны в языке? Очевидно, что это свойство биомассы, то есть людей. Значит, это биополе.
А н т о н. Биополе наукой не признается.
Е г о р. Понятие биополя существует параллельно с наукой. И мы иногда не можем обойтись без этого понятия, так как чувствуем его. А по Лобачевскому параллельные прямые пересекаются. Не знаю, правда, как это доказывает Лобачевский. Имею ввиду, что постигать мир можно измерениями, а можно образностью. До какого-то момента эти методы идут параллельно, но неминуемо они где-то должны пересечься. Потому что прорывы в той же науке совершают образы, а не накопленные измерения. У языка много признаков живого организма. Он рождается, меняется, умирает. Даже размножается почкованием, вспомним диалекты. Диалекты могут прозябать в ничтожестве и загнуться, а могут вырасти в полноценные языки. Язык постоянно существует как потенция, но может материализовываться в звуки. И тогда его можно как бы даже "пощупать".
Что в природе существует для взаимодействия ее частей? Правильно, гравитация и язык. Гравитация - для взаимодействия голой материи, а язык для взаимодействия организмов. Сам ли он живое существо или он только свойство живого существа? Не будем копья ломать, памятуя заветы редакции "Общей биологии". На уровне абстрактных терминов мы не договоримся. Но можем договориться на уровне образов.
Вот формулировка Гумбольдта: язык - это дух народа. Язык "есть его дух, и его дух есть его язык - трудно себе представить что-либо более тождественное". Еще цитата: "Дух животворит; плоть не пользует нимало". Очевидно, что дать жизнь может только живое. Почему бы не согласиться с Гумбольдтом?
Необходимо учесть еще один его тезис: язык наименее связан с сознанием: «Язык возникает из таких глубин человеческой природы, что в нем никогда нельзя видеть намерение произведение, создание народов". Черниговская подтверждает его слова: в мозге уже с рождения заложены структуры языка. Она ссылается на Хомского: язык в первую очередь нужен не для общения. Он нужен для мышления. То есть он вербально оформляет мысли. Почти как у Гумбольдта: «Язык есть орган, образующий мысль... Интеллектуальная деятельность и язык представляют собой поэтому единое целое. В силу необходимости мышление всегда связано со звуками языка; иначе мысль не сможет достичь отчетливости и ясности, представление не сможет стать понятием».
И последнее: «В языке следует видеть (...) вечно порождающий себя организм, в котором законы порождения определенны, но объем и в известной мере также способ порождения остаются совершенно произвольными».
Итак, с помощью авторитетов мы определили, что язык есть живой организм. Авторитеты нам понадобились, главным образом, для того, чтобы показать, что доказательствами они себя не утруждали. Черниговская неоднократно повторяла и повторяет до сих пор, что прорыв в науке - это ошибка в господствующих на определенный момент времени понятиях. А разве можно или нужно доказывать ошибку?
Наконец-то мы приближаемся к завершению нашего дискурса. Сблизим Гумбольдтовское "представление" с "семенем" стихотворения. Язык работает, чтоб "представление" стало понятием, а "семя" стихотворения - текстом. В данный момент необходимо сказать несколько слов о свойствах разных языков. Возьмем нашу языковую семью - индоевропейскую. В ней много языков, где ударение в словах фиксированное: во французском падает на последний слог, в польском и латинском - на предпоследний, в английском, карельском и чешском, чаще всего, на первый. В них сам язык заранее задает ритм поэтического текста. Поэтому польский прекрасно себя чувствует с силлабикой, а английский практически полностью перешел на верлибр - в английском очень слабы безударные гласные, они проглатываются; связь с греческими стихотворными размерами его только тяготит.
В и т а (перебивает Егора). В русском ударение разноместное: рЕзать-вырезАть; подвижное: водА-вОды-нА воду и т.д.
Е г о р. При такой анархии силлабо-тоника была для нас настоящим спасением. Ломоносов не утвердил ее в нашем стихотворстве - он обнаружил живые ребра, он нашел живой корсет, он нашел гибкие жилы для поэтического языка. Подчеркну: не создал, а нашел. Мало того, само ударение у нас комбинированное: оно может быть различаться силой, длительностью и особым качеством звуков. У гласных есть шкала громкости…
В и т а (глядя в смартфон). У меня на экране как раз ссылка на нее. Давай Антону зачитаем. Да и я не прочь… Итак, по мере усиления: «И-Ы-У-Э-О-А».
Е г о р. Понимаешь, почему «И» даже под ударением будет произноситься тише, чем безударное «А». Из-за чего? А потому что самое узкое открытие рта - при произнесении «И», а самое широкое - при произнесении «А».
В этом отгадка якобы небрежности Тютчева: ударное «О» в "разгОнят" произносится неминуемо тише, чем безударное «А». Поэтому слово в условиях поэтического текста даже при смещенном ударении остается неисковерканным и узнаваемым.
А н т о н. Во-первых, насколько помню, «А» в безударном слоге редуцируется и произносится не пойми как…
В и т а. Это во втором безударном не пойми как, а в первом, близком к ударению, все-таки почти как «А».
А н т о н (не обращает на Виту внимание). А во-вторых, ни за что не поверю, что Тютчев хоть краем уха слышал об этой шкале громкости.
Е г о р. Я тоже не верю, но я и не утверждаю, что он знал о шкале громкости. А поэтический слух на что? Все ли надо учить, чтобы знать? Все ли надо знать, чтобы применять? Или довольно интуичить? Я не за дилентантизм, наоборот. Но много ли в нас всех стихийного таланта, сравнимого с Тютчевским? "Вот и ответ", как говорил Гамлет. Тютчев применял, а мы должны учиться.
Уверен, впрочем, что Тютчев все это знал, но, как бы это сказать, знал не системно. Он долго жил в Германии и хорошо слышал разницу между, допустим, русским «А» и немецким. Он знал, где собака зарыта.
А н т о н (смотрит на часы). Вот где собака зарыта - метро скоро закроется. Пора разъезжаться. А то наговорили с три короба, о про откуда берутся стихи - совсем чуть-чуть.
Е г о р. Ты запамятовал, что нашей главной задачей было доказать… нет, выяснить и показать, что стихотворные размеры такие же живые элементы языка, как звуки, слова, интонация и так далее. Другими словами, это не протезы, а части живого организма, каковым является язык.
А что при этом наговорили с три короба про другое… Иначе и нельзя. Мысль не должна быть препарированной, как для гербария. Она должна быть с хорошим комом земли. С сорнячками, понятное дело. До многих теперь дошло, что сорняки очень полезны. Если в меру, конечно же. В таких условиях мысль произрастает сочной и приятной.
А н т о н (Вите, вставая со скамейки). Я в интернете и без тебя почитаю про шкалу и про все остальное. Лучше скажи, где Годо? Так и не пришел? Даже не позвонил? Чего молчишь?
Е г о р. Вита, давай мы тебя проводим. По дороге, того гляди, найдем еще одну формулировку. Вдруг будет получше.

***
Они пошли в сторону метро - яркого, дышащего легкими тысяч пассажиров вестибюля. Девушка уныло брела посредине, но в разноцветном свете витрин оживилась и о чем-то залепетала. Егор поднял палец вверх и ритмично закивал подбородком - похоже, стал читать стихи.
Конечно, ребята фантазеры. Но, опираясь на имеющиеся знания, они все-таки смогли придумать и описать модель творческого процесса. Импульсы надо постараться услышать. В юности они тебя прямо оглушают. Со временем наступает тугоухость, и уже приходиться напрягаться.
Хватало ли им знаний? Впрочем, знаний всегда будет мало. Это как с деньгами: чем их больше, тем больше в них нуждаешься. Недаром самые цельные миросозерцательные системы возникли на заре человечества. Тогда знания были образными, и поэтому их было достаточно.
Я представил, что Годо ждет Виту у подъезда. Оказывается, иссяк аккумулятор с смартфоне, и он побоялся с ней разминуться, поэтому подъехал к ее дому, ждал и волновался. Она говорит:
- Я с ребятами весь вечер… Я такая глупенькая по сравнению с ними…
- Ты красивая, - Годо гладит ее волосы. - Значит, ты намного их умнее.
- Ну тебя! Ты жонглируешь словами совсем как Егор!
- Я не жонглирую. Это так мир устроен. Красота даже не козырный туз, а джокер, который побьет и туза.
Они целуются, и ее губы пахнут мятой от сигарет с ментолом, и он гладит ее всю, насколько позволяют его длинные руки, и вдруг я понимаю, что я не Годо - просто моим десяти процентам мало отведенной квоты, и мечты сливаются с реальностью - так в белый туман льется и без остатка растворяется в нем яркий свет фонарей.
Cвидетельство о публикации 568122 © Рослов П. 14.04.19 06:45

Комментарии к произведению 5 (9)

Павел, вы прямо, как Мартин Гарднер :) Только он математику популяризировал, а вы - языкознание.

Игорь, языкознание - вопрос важный, даже государственный, если вспомнить незабвенную работу "Марксизм и вопросы языкознания":))) Не претендую быть в одном ряду с титанами, но и в стороне тоже оставаться невозможно:)))

Я много насочинял конкурсных обзоров. Поэтому счел возможным объяснить, что же я пытаюсь увидеть сквозь буквы и за буквами. Не имею ввиду толкование текстов; всегда хотелось узнать, каким "источником поэтических импульсов" пользуется автор и как ему удается их передавать читателю. То есть через "как" к сердцевине стихов. Вот и все мое языкознание:)))

  • Шеф
  • 15.04.2019 в 20:32
  • | кому: Рослов П.

Очень интересно мне это всё в вашем изложении. И созвучно во многом.

Я вот, например, не представляю, чтоб человек подумал: "а напишу-ка я сейчас стих ямбом! а завтра амфибрахием".

То есть я согласен с очевидным утверждением, что ритм\размер нужно не считать, а слышать. Чувствовать.

Мне эти все названия, даваемые литературоведами постфактум живым стихам (часто "неправильным", точнее, в прокрустово ложе правил никак не лезущим), напоминают классификацию из энтомологии.

Ну, не волнует меня Gonepteryx rhamni и её т о ч н о е изображение в справочнике, а летящая бабочка лимонница очень даже нравится и поднимает настроение.

И никакая классификация не поможет никому сделать настоящую живую бабочку и заставить её летать. Ну разве что макет получится - в лучшем случае.

А бабочки вон летают себе... и не зная своё название по-латыни.

Со стихами примерно то же самое.

Ну да:)))

Ко мне приходят какие-то строчки стихов уже с заданным ритмом. Ему и следую, когда приходят другие слова и строчек становится много:))) Я не помню, чтоб переделывал, допустим, ямб в хорей. Такие переделанные строчки как бы уже не звучат. То, что первым приходит, у меня становится сердцем стихотворения. А смысл текста, он может как бы трансформироваться. Иногда даже долго не знаешь, что будет на выходе:)))

Тот, кто пишет "смысл" и украшает его тропами - это Ришелье:)))

я не о том, что, я о том, как. Вот это вот "с краюшку" - оно настолько особенное, что заставляет остановится, подумать, перечитать и только после этого отправляться дальше. Вообще, если в небольшом по объёму произведении нет таких особенностей, оно становится пустым, и это независимо от всего остального текста - сюжета, мыслей, стилистики - всего. Ну а когда всё это соединяется в одном месте, тогда просто слов нет.

Воспринимать текст картинками, а не схемами - на мой взгляд, это самое правильное. Разумеется, если текст это позволяет.

Олег, огромное спасибо за комментарий!

сложно пройти молча мимо хороших работ.

буду нулевым комментатором!

мне всегда нравилось выражение "верю, потому что абсурдно"- поэтому на стихи мы, физики, смотрим просто - или видим, или што-то со зрением)

"Мысль не должна быть препарированной, как для гербария. Она должна быть с хорошим комом земли. С сорнячками, понятное дело. До многих теперь дошло, что сорняки очень полезны. Если в меру, конечно же. В таких условиях мысль произрастает сочной и приятной"

про афористов и поэтов))

Любой комментатор нам любезен:))) А если это великолепный поэт и прекрасная женщина (на литературном сайте можно оставить в таком порядке:), то еще больше в тысячу раз:)))

Меня года к суровой прозе... А в данном случае вообще не "художка":))) Эх, сорнячки мои! Как я по ним скучаю!

Спасибо, Наташа!

...И стих, наплевав на занозы,

Попер, не влезая в пуанты,

По шву неошкуренной прозы)

художник обязан скучать! - оно ж питательное поле лучшим сорнячкам)

Замечательный текст, самим собой, способом написания, иллюстрирующий тезисы. Не написал основные, поскольку понимаю смысл этого понятия только интуитивно. Занятно, что многие великие физики, которые, как раз, вроде должны должны бы быть рационалистами, на самом деле интуиционисты. Математическая логика пытается максимально формализовать это - и натыкается на теорему Гёделя о неполноте. Иврит (на уровне письменности) вообще обходится без гласных за исключением буквы "алеф", на уровне звуков читаемой самыми разными способами.

Разница между интуитивным и рациональным путями (способами) познания, как между рациональными и иррациональными (иначе называемыми трансцендентными) числами: рядом рациональных чисел можно сколь угодно близко приблизиться к к искомому (истинному) значению - трансцендентное срезу его обозначает. Рациональная бесконечность счётна, трансцендентная - нет. Совокупности рациональных чисел в математическом анализе всегда разрывны, совокупности трансцендентных могут быть непрерывны.

Спасибо.

Игорь, спасибо большое за комментарий!

В последнее время стало казаться, что стихи берутся там же, где начинается жизнь - на грани механики и биологии, т.е. где неорганическое становится органикой. Это что-то нутряное, что мимо головы. Вот где-то происходит как бы щелчок, и начинается жизнь. В том числе и жизнь стиха. Мне всегда была интересна идея Мартина Бубера, "противопоставляющая рациональный подход к миру библейскому духу, основанном на звуковом восприятии" - а это звуковое восприятие и есть, на мой взгляд, свойство поэзии.. То есть главное не видеть, а слышать то, что глубже глубины души. Прошу прощения, не обошлось без тавтологии:)))

Спасибо!

с огромным интересом прочитал! мысли сформулированы блестяще. каждая мысль принимается легко, без принуждения. в том - искусство изложения. замечательная творческая находка - философия, наука, просто субъективная мысль - в диалоге. нет навязчивости и занудства. мне особенно близко - диалоги не расплываются и не стремятся к бесконечности. кратко, четко, ритмично, умнО, интригующе. замечательно, Павел! p.s. есть те мысли, что мне видятся афористичными. в смысле - глубоко, кратко и индивидуально формулирующие аксиомы, теоремы, гипотезы и прочее.

Сергей, огромное спасибо!

От стольких хороших слов мне как-то даже не по себе. Спасибо еще раз!

На предмет, затронутый в тексте, трудно высказываться категорично. Вот отсюда диалог с подслушиванием:)))

Тем не менее от категоричности никуда не деться - с годами хочется сказать и отрезать. Отсюда формулировки без долгих доказательств.

Спасибо, Сергей!