• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Бег

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Если пробежать через сквер имени Вильгельма Пика…
промчаться по эспланаде вдоль Обводного канала…
свернуть на бульвар доблестного революционера Фарабундо Марти…
пересечь его наискосок и по Горбатому мостику через речку Непрядву ("Неправдой" называют её местные жители) перебраться на противоположный берег…
повернуть налево и, птицей пролетев по улице Советских соколов, добраться до переулка "Пав(д)ших большевичек"…
миновать окрестными дворами Коммунистический тупик, ныне именуемый Треклятым…
проследовать вдоль проезда Навуходоносора Плантагенета до шоссе, ведущего в Тёплый стан царицы Савской (она, уверяют, уроженка этих мест – брешут, конечно)…
свернуть на улицу Красных фонарей и, оббежав развлекательный центр "Вавилонские блудни", миновать жилой квартал "Герника", сюрреалистическое прошлое которого навеяно произведениями Сальваторе Дали…
поднырнуть под путепровод имени Сакко (ну и, разумеется, Ванцетти: Сакко без Ванцетти немыслим, как Фридрих Энгельс без Карла Маркса)…
пересечь трамвайные пути и по тропинке между пятой и шестой опорами прошмыгнуть под акведуком "Mamma mio", построенным римлянами в прошлом году для стока воды из новой очистительной фабрики, оборудованной современными фильтрами и другими средствами Сицилианской защиты…
проследовать проспектом Луиса Корвалана – славного генсека когда-то родной коммунистической братии Чили…
миновать унылую улочку Анджелы Дэвис…
одолеть площадь Завравшихся либералов -
и тогда
волей-неволей
очутишься в небольшом, но уютном парке культуры и отдыха, носящем славное имя Долорес Ибаррури, возле мороженицы, торгующей бывшим советским, ныне российским пломбиром…

И вот ведь какая штука:
по эспланаде принято бежать задом наперёд,
по бульвару Фарабундо Марти – вприпрыжку,
по улице Советских соколов – боком: правое плечо вперёд… левое…
по Треклятому тупичку и проезду Навуходоносора Плантагенета - семенить ножками,
на проспекте Луиса Корвалана – надобно перейти на рваный бег,
по площади Завравшихся либералов – следует хорошо выхлёстывать голень, имитируя преодоление легкоатлетических барьеров…
И чувствовать, чувствовать соперника, даже когда его нет.
В парке культуры и отдыха можно позволить себе отдышаться, перекинуться парой слов с продавщицей мороженого, оглядеться по сторонам.
А посмотреть есть на что:
на фонтан "Дошлых сарацинок" (в 1995 году его, не объясняя причин, переименовали в "Ушлых лесбиянок", но это название не прижилось: нет в этом городе лесбиянок – хотите верьте, хотите нет),
на детское кафе "Ёжик в сметане",
на крылатые качели, которые взмывают выше ели (как хорошо! как восхитительно! - "только небо, только ветер, только радость впереди"),
на клумбу с роскошными белыми каллами, вокруг которой неусыпно бродит полицейский - ходит и бдит, ходит и бдит, и так с утра до вечера…
Девочка возле клумбы рассказывает стихи собственного сочинения: "А у нас тигрица Крошка родила вчера тигрят. Тигрята выросли немножко, но есть мамашу не хотят". И смеётся – заливается, да так заразительно, что тоже хочется расхохотаться…
Бежит дальше – что там у нас?
Аллея Адриано Челентано. Он, кстати, тоже местный выходец и появился на белый свет в роддоме имени Клары Цеткин. В пятилетнем возрасте Адриано вывезли на Апеннинский полуостров и там, натаскивая на итальянский язык, долго отучали от едких вкраплений матерной мовы.
Выбегает из парка и несётся далее по магистрали имени Хосе Марти (Хосе – не Хосе, а жить-то хочется)… -
мимо спиртзавода, носящего манящее название "Рюмка водки на столе",
мимо фирменного магазина горноспасательных снаряжений "Альпенштоки для Троцкого и сотоварищей",
мимо литературного салуна "Ижица и ипсилон",
мимо копий царя Соломона (много копий, очень много – и все сломаны),
мимо греческой смоковницы, привезённой в Россию Манолисом Глезосом, и африканского баобаба, посаженного внучкой Патриса Лумумбы Патрисией Каас Манавендрой (интересно, кто посадит у нас развесистый баньян?),
мимо кафе завзятых латиноамериканок "Бесаме Мучо, камрады".
"Кисс ми, гани, гани, кисс ми… – звучит мелодия столетней давности. – Ага!"

В городском саду имени госпожи Бандаранаике расположен Музыкальный центр Ашкенази. В этом центре, судя по афише, сегодняшним вечером исполняется знаменитая оратория Дмитрия Кабалевского "Как молоды мы были, как Берию любили" (в редакции 1937 года).
Возле скамейки, на которой восседает бабушка русской революции в своём чугунном воплощении он, как обычно, выполняет махи: сначала левой ногой, потом правой – выше!.. ещё выше!.. выше некуда!..
Брешко-Брешковская похожа на мультяшную героиню. Детишки так и называют её: старуха Шапокляк. Ну не Изергиль же!
А ещё здесь присутствует бабуля по фамилии Сивцев-Вражек. Соседи именуют её Вражиной. "Во все дырки лезет! Куда ни ткнёшься – всюду она!"
Бабуля по обыкновению сообщает ему самые последние новости, горячие – с пылу.
- Картошку в "Перекрёсток" завезли по 12 рублей. Хорошая картошечка, рассыпчатая. Ты, сынок, рассыпчатую любишь?
- Обожаю.
- А молодую?
- И молодую люблю.
- А я нет.
- Ну, почему же? Если с маслицем и молоденьким лучком – у, объедение! А теперь мне пора – вы уж извините меня, баушка.
Бежит дальше, а она вдогонку:
- А тебе какой ритейлер больше нравится?
Какая приставучая бабуля! Не отвяжешься…

На остановке стоит мужик, показавшийся знакомым. И вчера, и позавчера он видел его, но пробегал мимо, а сегодня решил остановиться. Спрашивает:
- Ты - Борис?
- Борис, - отвечает он.
- Узнаёшь меня?
- А мы знакомы?
- А как же! У Латыпова лёгкой атлетикой занимались – помнишь?
- Латыпова помню, тебя - нет.
- Ну, как же, как же, - говорит, а сам рассматривает бывшего приятеля: обрюзг, облысел, пупок сквозь расстёгнутую рубашку выглядывает… М-да, годы берут своё.
- Бегом занимаешься? – интересуется, понимая неуместность заданного вопроса.
- Да кто же сегодня бегает? Не то время, чтобы бегать.
- А когда было то?
- Не знаю, когда, но сейчас точно не до бега. А ты, значит, бегаешь?
- Бегаю.
Хмыкнул:
- От инфаркта?
- После инфаркта. Врачи запрещают, говорят: ни в коем случае, а я всё равно бегаю – не могу без бега.
- Ну, что ж – беги. – Насмешливо: - Может, что и набегаешь…
На окраине города пустошь - классическая пересечённая местность. В иных странах в ландшафтные преобразования огромные деньги вкладывают, а здесь - всё естественное, природное. Лучшее место для тренировки кроссменов, и не только тренировок: раньше на этом пустыре соревнования проводились. Мало что изменилось с того времени - город разросся, но почему-то не в эту сторону…

И вверх, и вниз, и опять вверх на груды камней и кучи щебня, по горам и возвышенностям, по скользким склонам и кручам.
Несётся, бормоча себе под нос: "Бежать всегда, бежать везде до дней последних донца, бежать - и никаких гвоздей!" – а дальше что-то про японца или чухонца. Про кого конкретно – запамятовал…
Размял ножки… -
и в обратный путь, только теперь иной дорогой…
Бег трусцой.
Устал ли? Устал. Нет, ну можно, конечно, ещё кружок пробежать, только это будет уже рутина, а не отрада, скука смертная. Так что на сегодня – достаточно…
До завтра…
Cвидетельство о публикации 567517 © Кочетков В. 03.04.19 09:16